Мир льда (книга 2). Глава 9: Воздушная дева.


p { margin-bottom: 0.25cm; line-height: 120%; }

Небо черное как смоль, нависало голодным коршуном, над головами. Окружающие деревья, словно живые, шевелили пальцами, норовя дотянуться до шеи и придушить. Воздух постепенно, начал остывать, мороз проникал сквозь одежду. Уныние лучшее описание, сложившейся ситуации. Минуту назад, под их ногами, окончательно было погребено тело давно убитой женщины. Маша, приходя в себя, стояла рядом, прислушиваясь и прыгая, чтобы хоть как-то согреться. Её била нервная дрожь. Она не могла сложить в голове всё то, что видела пару минут назад. Адреналин начинал потихоньку уходить из крови, медленно принося с собою все вытекающие проблемы: жгучий холод, смертельная усталость, паника, дрожь в руках и ногах, страх, океаны страха. Владимир и Витя, сидели на земле, перешептываясь. После очередного круга вокруг них, Маша прислушалась:
- Ты уверен, что это сработает. Призовём, такую же тварь, что лешачиха, или хуже, например, наиболее могущественного духа, - говорил Володя.
- В этом то и дело, молись, чтобы дух был могущественным, ибо в таком случае ему до нас не будет никакого дела. В лучшем варианте он ответит на наши вопросы, в худшем, у меня не получится его призвать. Да, и к тому же выбора у нас нет. Возможно, воздушный дух, всё видел, и сможет нас направить, - уверенно сказал Витя.
Витя поднялся на ноги, глядя на мрачное небо, зашептал. Глаза его бегали, будто чего-то искали. Шли минуты, медленно перебирая стрелками. Холод как будто бы уже проник везде, куда только можно было проникнуть. А Витя так и стоял, шепча, заклинание. Владимир стоял рядом с ним, вглядываясь в облака. Маше надоело молиться небесам, поэтому она, убрав руки в подмышки, чтобы было теплее, принялась энергично ходить от дерева к дереву. Вдруг снежинка упала на её лицо, вернее на кончик носа. Маша смешно посмотрела на неё, и подняла руку, тут же на ладошку посыпались шестигранные белёсые снежинки, едва прикасаясь к коже, таяли, образуя капельки. В ладошке девушке уже была внушительная лужица, она не удержалась и слизнула её язычком, так она любила делать в детстве, когда родители отвозили Машу к бабушке на новогодние праздники. Каждый год, тридцатого декабря, они с дедом, надевали глубокие валенки, дед брал заточенный топор, и они шли ночью в лес, рубить красивую новогоднюю ёлочку. Шли по зимним тропам, утопая в снегу по колено, то вовсе проваливаясь по пояс. Лесной ветер, гулял средь уснувших деревьев, завывая, как стая волков, под гнётом страшных звуков, нещадно скрипели сосны, словно великаны-атланты, гуляющие среди снегов, отбрасывая лунные тени, на искрящийся белый ковёр. Дед, скорее по привычке, наставлял:
- Будь осторожна, далеко не отходи.
Пока они шли в глухую лесную чащу, дед рассказывал страшилки, после которых ночью плохо спалось. Но идя рядом, было страшно и любопытно, это как вызов, «смелая я или трусиха», каждый год Маша была смелой девочкой. Потом они находили самое-самое прекрасное дерево, и волокли по ухабистому снегу домой. Маша деда любила и помогала ему тащить верхушку дерева, конечно пользы от неё было никакой, но дед твердил:
- Ты моя умница, ты моя помощница.
Маша годилась собой. Уже дома мокрую, уставшую Машу отводили в горячо натопленную баню. Следующим утром, они наряжали ёлочку красавицу. «Эх, детство, детство, ты куда ушло…» - подумалось Маше о детской песенке, вспоминая покойных деда и бабы.
- Ребята, смотрите, снег пошёл, и это в октябре месяце. Представляете! – окликнула их девушка, разглядывая снежинку.
Она посмотрела на ребят, восторженно привлекая их внимание, но завидев их удивлённые лица, встревожилась. Снег ложился, нарастая, и шёл со стороны Маши, покрывая белой шапкой волосы девушки. Она быстро подошла к Вите, встав за его спиной. Снегопад шёл волнообразно, набирая мощь, изливался более сильным каскадом. Снежинки, вначале плавно падающие на землю, стали изменять свой полёт, сконцентрировавшись. Пока перед молодыми людьми, не образовалась фигура, похожая на кокон. Вся она была слеплена из снега, но внутри неё бушевала вьюга, это было видно сквозь не плотное тело. Ближе к центру тела, где в воздухе вис светящийся белый шар, там ветер с силой сталкивал меж собой маленькие кусочки льда. К краю тела, снег продолжал падать медленно, снежинки следом шлейфом стелились по земле, следуя за фигурой. Существо, вздрогнуло, кокон пришёл в движение, пока не стало отчётливо видно, что кокон, это не что иное, как тысячи перьев обхватывающих воздушного духа. Лёгкими движениями, белые воздушные перышки шевелились, раскрывая то, что они прятали. Силуэт, приобрёл очертания безликой девушки. Горели белым светом лишь глаза. Таким же холодным белым блеском, как снег, отражающий лунное сияние. Величественно, за спиной распрямились массивные перья, продолжающие подрагивать и расширяться. Дева махнула крылом, обсыпая снежными завихреньями молодых людей. Костяные прожилки виднелись сквозь тонкую кожу крыла. Напускная белоснежность, лишь придавало ощущения опасности, дева была высокой. Развёрнутые за спиной крылья казались нереально огромными, затмевающими деревья, излучающие мягкий белёсый свет, они с лёгкостью могли заметать целые города бураном. А крупные и жёсткие маховые перья, словно стальные ножи, пропахивали землю, мешая её вместе со снегом. Её платье колыхалось по земле, будто она попала в бурю. Хотя ветра не было вовсе. Маша стояла, открыв рот, забыв про холод, про голод. Она лишь созерцала молчаливое и до безумия не объяснимое существо. Витя присел на колено, следом опустился Владимир, склонив голову и смотря на подол снежной красавицы. Маша так и стояла, в ступоре, не шевелясь. Пока дева, резким холодным движением, не бросила взгляд на Машу. Мороз, прошиб насквозь, оплетая и выбивая остатки воли. Девушка рухнула на живот, обхватывая голову руками. Едва упав и закрывшись, она почувствовала, как что-то тёплое касается её запястья. Осторожно выглядывая, она увидела, как Витя держит её, не поднимая своей головы. Возникший мороз, быстро отпустил, с собою унося страх. Снежная дева, гордая и надменная, молчаливо смотрела себе под ноги, осматривая молодых никчёмных живых, что вырвали её из-за небытия. На её шее, висела светящаяся серебристая цепь, с кулоном виде сосульки закрученной в спираль, который мерно свешивался, и терялся в вороте платья. В размытом силуэте рук, так же тихо плавали снежинки, они то, обновлялись вновь упавшими с неба замороженными каплями, то ниспадали на землю, смешиваясь с подолом безупречного платья. Дева уже стояла на внушительном сугробе, а снег и не думал останавливаться.
- Прости, что мы вызвали тебя, воздушная дева. Взываю к твоей мудрости и знаниям. Молю к твоей силе и состраданию. Уповаю, твоей воли и могуществу. Нам не справиться без твоего напутствия и мудрого совета. Прошу выслушать нас грешных живых, жителей сей бренной земли, - прервав молчание, заговорил Витя, растягивая слоги.
- Хм. Вежливый. Что весьма странно для ведуна. Зачем ты меня вызвал? – от её голоса кровь стыла в жилах. Барабанные перепонки закладывало, вызывая головную боль.
- Воздушная дева. Недавно, под твоим взором, произошла стычка смертной девы и неведомых духов, что её забрали. Мы знаем, что живая девушка пала, на земле лесного духа. А дальше её дорога невидима для нас. Нам нужно лишь узнать видела ли ты её, поняла ли ты кто похититель? Даруй же нам совет, всесильная дева, - размеренно говорил Витя.
- Живая дева действительно пролетала. В последнее полнолуние, на неё напал, поверженный дух. Он забрал её. Кто он, я не знаю. Но смею предположить. На границы моих воздушных владений, живёт могущественный земляной царь. Он собирает несметные армии, забирая под землю смертных. Возможно, вам следует спросить его ответы. Если переводить время на ваши часы, то это в десяти минутах вьюги на восток. Я с ним не враждую, поэтому я не собираюсь вмешиваться в ваши распри. Могу успокоить вас, живая дева по-прежнему оставалась живой. Но чувствую ненадолго, охотились на её душу, и со временем они её получат, - пропел голос.
- Зачем им её душа? – грубо спросил Владимир.
Дева лишь смерила его искоса брошенным взглядом:
- Тень должна суметь почувствовать её исчезающую душу, тень должна излечить её раны. Смертная была словно не граненый алмаз. Сейчас происходит его огранка. Как долго сможет выдержать слабое тело? Как долго сможет вытерпеть дух? На что способна тень, ради заблудившейся души? – шептал голос.
- К дьяволу, твои загадки, - прорычал, было, Володя, его перебил Витя.
- Замолчи, - обратился он в Володе. – Дева, прости вспыльчивость моего друга, он потерял любимую девушку. Все мы очень обеспокоены. Прошу тебя не гневайся, на нас. Спасибо тебе вездесущая, я желаю тебе процветать в твоём могуществе, и продолжать оставаться, милосердным к нам грешным.
Дева, презрительно не смотрела на Владимира, обращаясь, словно сквозь него:
- Любовь, всё это станет таким пустым, через сотни лет. Вы живые куда-то торопитесь, зачем-то сражаетесь. Но, в общем-то, в ваши поступки лишены смысла. Вы как неконтролируемый ветер. То вас кидает в одну сторону, то в другую. Хаос, вот что вы приносите в этот мир. Но хочу заметить, за вашими никчёмными страданиями интересно наблюдать. Особенно за летающей смертной, мне интересна она, что с ней будет. Я вам помогу, отправлю вас к земному царю, точнее переброшу к его границе.
Дева, больше не говоря ни слова, шагнула к ним навстречу, под её ногами взметнулся снег, и столбом взлетая вверх. Снежный столб расширялся, захватывая в свои стены молодых людей. Она подошла ближе, ещё шаг. Ровное кольцо снега, поглотило странную компанию. Вихрь, раскручиваясь, поднимался над землёй. Вознося с собой молодых людей. Маша тут же упала на колени, пытаясь ухватиться за ускользающую землю. Дева молчаливо стояла, наблюдая за жалкими страданиями смертных. Они поднялись над деревьями, и плыли всё вверх, первые облака уже спрятали их от людей. Но дева продолжала подниматься. Витя и Володя, присели, рядом с Машей. Владимир вопросительно смотрел на Витю: «всё ли в порядке?». Но друг не отвечал, его волнение выдавали лишь сдвинутые к центру брови. Дева встала к ним спиной, возвела руки перед собой, с широко разведёнными пальцами. Вьюга под ногами взметнулась, и волною ударило в спину. Молодых людей, бросило вперёд, упав, их беспощадно вдавило ветром к снежному диску, на котором они летели. Земля под ногами неслась с невероятной скоростью, сменяясь озёрами, городами и массивными лесами. Речки, как маленькие ручейки, разрезали земную поверхность, и с высоты казались, просто небольшими канавами. Маша закрыла глаза и уши, утыкаясь лицом в грудь Вити. Кусочки замороженных капель, больно резали лицо. Они летели, не разбирая дороги. Хотя этого и не требовалась. Молчаливая воздушная дева, словно снежная королева, была капитаном их призрачного корабля. Наконец, их ход, стал замедляться, на мгновение, зависнув в невесомости, она начали падать под крутой уклон вниз. За пару метров над землёй, их снежный корабль, внезапно лопнул. Ребята не успевшие сгруппироваться, свалились беспорядочной кучей на землю. Падение сопровождалось, дружным оханьем, а у менее сдержанной Маши, вовсе откровенной бранью. В прочем, деву это нисколько не смутило. Едва, диск раскололся, воздушный дух осыпался чистым снегом, на вспаханную землю, стелясь белым покрывалом. Следом за ней пошёл снегопад, странный, как и в лесу, выборочно осыпая половину поля. Из плотной стены снегопада, выплыла, едва касаясь земли воздушная дева, застыв чуть, не долетев до ребят:
- Тут я вас оставлю, вы совсем недалеко. Слуги земляного царя, найдут вас, уверена, это будет в полночь, на перепутье, двух царств, - произнесла дева, устремляя пустой взор в небо. - Идите, на север, не останавливаясь. Прощайте, - прошептала дева.
Воздушная дева, взмахнула белыми перьями, ветер тут же поднял её в воздух. Луна наконец-то выглянула из-за туч, освещала безупречного ангела, просвечиваясь сквозь невесомое тело. Это очень иронично, назвать нежить ангелом, но язык не поворачивался это величие окликать по-другому. Налетел сильнейший ветер, рассеивая её облик, унося остатки снега, куда-то на север.




Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 37
Опубликовано: 11.09.2016 в 04:07
© Copyright: Антонина Лаврова
Просмотреть профиль автора






1