Мир льда (книга 2). Глава 2: Бессонница.


p { margin-bottom: 0.25cm; line-height: 120%; } Огромный простирающийся под ногами зелёный луг, заканчивался перелеском, окружающим бревёнчатую крепость. Женщины, с детьми, полощут в реке тряпьё. Река омывает поселение с трёх сторон, и служит прекрасным природным рвом, оставляя не защищённым только одну стену. Люба заходит в ворота, проходя мимо острого деревянного частокола. Шум и гам возносятся над цитаделью, кто-то ругается, кто-то смеётся. Под ногами грязь смешалась с навозом, пробегавших мимо лошадей. Солдаты с бойницы, оглядывают леса, иногда весело споря с жителями. Дети босиком носятся между уличными лавками, украдкой воруя еду из-под носа, зазевавшегося торговца. Цветастые ряды упираются в круглую маленькую площадь, в центре которой, стоит овальный памятник. На камне выщерблены письмена, Люба не смогла прочесть знаки. Рядом в колодке посажен старик, он шумно дышит, тревожно облизывая пересохшие губы. Его веки подрагивают. Пожилой мужчина, словно несколько дней не ел и не пил. Хотя рядом стоит деревянное ведро с водой. Внимание привлёк мальчик, подбежавший к старичку, ребёнок зачерпнул ковш воды, сел напротив деда. Старик, открыл глаза, скорбно смотря на дитя. Он подался вперёд, шепча, моля пощадить и дать напиться. Мальчик пригубил из ковша воды, демонстративно причмокивая, издавая счастливый стон. Замученной жаждой, снова прикрыл глаза. Девушка, нахмурившись, подошла ближе. Мальчишка поднимается на ноги, и швыряет ковш, заполненный водой до краёв в старика, деревянный сосуд глухо ударился о голову, и покатился по ступеням в грязь. Дед, застонал, сжимая пальцы, словно в судорогах.
- Ах, ты – гадёныш! Так нельзя поступать, поймаю, уши выдеру, хулиган, – закричала Люба, подбегая к дедушке.
Мальчишка, был таков. Он ловко соскочил с постамента, шлёпая босыми ногами, побежал прятаться в толпу. От гневной речи, сорванца, спас отвлекший девушку треск, открывающихся деревянных ворот, большого дворца. На высокой лестнице стоял могучий воин в стальной кольчуге, сияющей на солнце белым светом. На его плечи был накинут плащ, расшитый позолотой и серебром. Он смотрел на разыгравшийся спектакль, под ногами, скучающим взглядом. Затрубил рог. Мгновения мёртвой тишины, и начинается паника. Люди убегают по домам, закрывая ставни. Уличные торговые лавки быстро пустеют, торговцы, оставляют товар, убегая в деревянную крепость. Женщины и дети плачут, падая на бегу, и крича молитву богу, дабы тот спустился к ним в час страшной нужды. Из конюшен слышно, сиплое ржание лошадей, сразу же сопровождающее топотом десятков копыт. Люба прижалась к овальному камню, крутя головой, не понимая, что происходит. Солдаты на стенах, выпускали в воздух стрелы, поджигая их о факелы. Конники, широким двойным рядом выстроилась перед закрытыми воротами. Удар, ворота сотряслись. Второй удар, петли, натужно заскрипели, воин выхватил из ножен меч, опуская остриё в землю. Он сел на колени, дотрагиваясь до грязного грунта, смешанного с нечистотами, и выделениями. Коснулся, рукоятью меча лба, что-то шепча. Третий удар, врата со скрипом упали, подминая под собой почву. В проём, толкаясь, и давя друг друга, кинулись грязные войны, крича, и улюлюкая. Конница выступила вперед, затаптывая под ногами лошадей противников. Поселение, задыхалось от стонов, кровь текла ручьями, к центральному постаменту, дома как светочи, вспыхивали огнём. Люба села на камень, перед закованным дедушкой, и зажала рот рукой, едва не закричать. Его голова запрокинулась, тело обмякло, а из шеи торчала стрела, обнажая рваную рану, внутри что-то булькало и клокотало, с наконечника капала алая кровь. Дед открывал и закрывал рот, растопырив ссохшиеся пальцы. Стрелы, как осы, свистели рядом с лицом. Треск, догорающих крыш, сменялся отчаянными воплями женщин, закрывающих своими телами плачущих детей. Смерть била всех без разбору, вознося над землёй страждущие души. Крестьяне защищались, как могли, кто вилами, кто тупыми топорами. Обученные всадники, вели битву, двигаясь тактично и слаженно. Воин в сияющих латах ловко парировал атаки наступающих противников, нанося сокрушительные удары в ответ. Ни одного случайно пророненного движения. Атака, ответный удар, наступление завершающееся смертью. Один за другим воины падали к ногам короля крепости. Но численный перевес был у врага. За ворота зашёл матёрый боец, обнажённый по пояс, с булавой в одной руке. Тот хищно улыбнулся гнилыми зубами, глядя на спину рвущего недругов воина. Грузно шлепая по грязи, здоровяк двинулся к центру площади, туда, где сражался хозяин цитадели. Вскидывая над головой булаву и размахивая ею, приступил к атаке. Движения противников выдавали в них опытных бойцов. Они словно танцоры, вели сложную партию, норовя, вырвать друг у друга главную роль. Воин подныривал под булаву противника, заходя за спину, приступая к атаке, нанося сокрушительный удар мечом. Двуручник глухо вонзался в выставленный в последний момент деревянный круглый щит. И сразу же воину приходилось уходить под булаву, снова минуя атаку. Очередной удар меча по щиту, расколол страдающее дерево надвое. Здоровяк с булавой, пошатнулся и, не удержавшись, рухнул на спину. Его грозный крик, разнося над поселением. В следующую секунду, зазвучал назойливый свист. Воин резко развернулся, но не успел ничего предпринять, две стрелы вонзились в доспех, впрочем, не причинив особого вреда, лишь разорвав несколько стальных кольчужных колец. Но, дальше острая боль пронзила бок. Воин, обернулся. Недруг резким вращательным движением вырвал окровавленный по рукоять нож, из правого подреберья. Мечник рухнул на колени, хватая ртом воздух, испарина выступила на лбу. Идя по трупам, свита победителя, двинулась к павшему воину. Немногие стонущие в грязи поверженные, были заколоты копьями. Эскорт подхватил побеждённого хозяина крепости, неся его к центру. Обнажённый по пояс воин, слизнул с острого клинка кровь, он поднял над головой окровавленную булаву, осматривая поле брани, издал боевой вопль, его крик подхватили, восторженные орды. К ногам победителя бросили женщину, которая всхлипывая, упала на колени, ища глазами спасение. Побеждённый мечник, прижимая руку к окровавленному боку, внезапно, заревел, бросившись на врага, но его снова с силой толкнули на землю. Огниво дрогнуло в руке, падая оземь. Платье женщины, загорелось. Несчастная закричала, протягивая руки к лежащему на земле мужчине. Тот тянулся в ответ, смотря, как пламя пожирает любимую жену. Она закрутилась по земле. Мечники вокруг смеялись, склоняясь над загнанной жертвой, обливая её тело найденной: медовухой и брагой. Огонь с благодарностью поглощал алкоголь, вспыхивая и возносясь над головами мучителей. Женщина дёрнулась в последний раз, пытаясь дотянуться до мужа, а затем, замертво успокоилась у его ног. Поверженный воин потянулся к её руке, касаясь обожженной пузырящейся плоти.
- Я отомщу тебе, Верхарх! Настанет час, ты умрешь. Мучительно, страдая, как моя верная жена, - прошептал воин.
- Если только в следующей жизни, Скаара. И то сомневаюсь, - усмехаясь, произнёс Верхарх, кидая зажженный факел, в лицо павшему противнику.
Пламя охватило тело. Ни крика, ни зова о помощи не было проронено. Воин держал руку жены, лицо было устремлено к любимой. Полы его плаща, как змея, скручивалась и извивалась, нахлынувший ветер, взметнул огонь, унося с собой пепел от одежды, обнажая, мёртвую плоть. Верхарх, стоял рядом, омерзительно, улыбаясь. Он развернулся к центру площади, осматривая разлитые моря крови. Его взгляд, задержался на девушке: «как такое возможно?» - вздрогнула Люба. Он достал из сапога клинок, покрутил его между пальцами, и с силой швырнул, целясь в девичье лицо. Люба попятилась, закрываясь от удара, клинок прошёл сквозь пальцы, пролетел чрез лицо, и воткнулся в бревенчатый дом за спиною, не причинив вреда девушке.
- Я иду, - прошептал он, беззвучно шевеля губами.
Люба проснулась. Вскакивая с кровати. «Снова этот сон. Точнее, сны были разные, но снова был этот воин, как его зовут? Скаара. Снова он. Ненавижу его. Изо дня, в день, не могу спать. Боль, кровь, страдания». Люба, заходила по комнате, из одного угла в другой. Голова болела, ныло в висках. Часы показывают, четыре утра. Стрелка медленно двигалась по циферблату. Словно специально замедляя своё движение. Девушка схватила мобильный телефон, быстро нашла в списках Витю, позвонила ему. Два гудка:
- Привет, ты чего не спишь? – послышался спокойный, бодрый голос.
- Привет. Я просто хотела поговорить с кем-нибудь. Меня мучают кошмары. Почти каждую ночь мне снится один и тот же человек. Просыпаюсь в ужасе. Ты сочтёшь, что я схожу с ума, но мне страшно, - судорожно шептала девушка в трубку.
- Хм, когда тебе стали снится эти сны?
- Не знаю, как Володя уехал. Может раньше, может на несколько дней позже. Но это не из-за него. Я знаю, чувствую, что он не причём. Поверь мне.
- Послушай. Ты просто переживаешь. Тебе нужно отвлечься. С ним всё хорошо, он сильный и себя в обиду не даст. Тем более с ним в команде собрались почти десяток превосходных мастеров.
- Ты мне не веришь, не веришь, - хихикая, произнесла Люба, садясь на пол, тревожно озираясь, - не веришь. Чёрт. Что же творится. Поговори со мной. Как ты так быстро поднял трубку, и такой бодрый, ты чего не спишь? Я тебя не отвлекаю?
- Верю, просто думаю, что ты преувеличиваешь. Меня, действительно отвлекаешь. Я учусь. Учитель увидит, ругаться будет. Сейчас, как раз читаю, книгу через пару часов, нужно будет отвечать. Хм, коли ты мне позвонила, ответь мне, знаешь, на какой вопрос. Хм. По физике. Как раз по твоему профилю. Ты же летающий объект. Эээ. Как бы это спросить? Так вот, представь, что ты невидима, и бестелесна, как тебя можно было бы, потенциально конечно, уничтожить?
- Что? Что за ерунда? Ты на кого учишься-то? На физика-космолога собрался учиться, с каких пор? Теперь ты идущий по пятам Стивена Хокинга? Ты же против учёбы. А как же твои слова: «защищать духов, мои прямые обязанности, и ничто не может встать на пути достижения благоденствия», - подняв руку и декламируя в воздух, проговорила Люба.
- Знаешь, я не молодею. И со временем, планирую спасать мир от нежити, другим путём, безопасным, но эффективным - мудростью и знанием. А чтобы быть мудрым, мне нужно стать умным. Поэтому стал обучаться. Физике. Ведь, физика – это то, что мне нужно, тут изучается неорганическая природа, явления. И ты не ответила на мой вопрос. Что мне делать с объектом, который не имеет массу?
- Не знаю. Швырнуть в него другой невесомый объект, да посильнее. Слушай, я ведь знаю, что ты мне врёшь. Я ведь узнаю, правду.
- Другой объект. Другой объект. Хм. Почему бы и нет. Ладно, мне нужно бежать, пока-пока. Позвони Маше, она тебя вразумит.
Связь пропала. Люба отложила телефон в сторону. Завернулась в плед, и потопала в кухню. Где выпила горячего чашку чая. Включила фильм на телевизоре, какой-то ужастик. Да так и задремала на диване, забывшись, следующим тревожным сном. Домовик, вылез из-под столешницы. Пошлёпал в сторону кухни. Бросок вперёд, он ловко взлетел на стол. Пронзительно завизжал, тем самым прогоняя маленьких серых мотыльков, кружащих над головой хозяйки. Те сорвались, растворяясь в воздухе, и беспрепятственно проходя сквозь стёкла. Но тут же сгущались, устремляясь с разных сторон к закрытым векам девушке. Заза, скользя когтями по ламинату, прыгнула на стол, излучая изумрудный свет глазами, посмотрела туда, где находился домовик. Потом, прыгнула на грудь девушке, зевнула, уткнулась мокрым носом ей в подбородок, и заснула. Домовик, забрался, на окно, провожая яростным взглядом светлячков. Те кружились, как всегда, рядом нагоняя ночные кошмары.



Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 08.09.2016 в 04:22
© Copyright: Антонина Лаврова
Просмотреть профиль автора






1