Баша - мэтр?..


Баша - мэтр?..
 
Скачать файл

Оглавление.

1. Вместо предисловия.
2. Баша - «такая женщина…». (Немного флористики)
3. Пунктиром – о символисте.
4. «Телефонный справочник».
5. Вместо послесловия.

1. Вместо предисловия.

На одном из известных сайтов был размещён баннер с призывом и адресом:

Приглашаем рецензентов:

Виолетта Баша:
ОДНО ЛЕТО В АДУ. Виолетта Баша, "Литературная Россия", №23 июнь 2003
(Виолетта Баша)

"И надобно беде случиться, что около тех мест..."
Сидел бы себе смирно. "Но судьба моя уж решена. Неосторожно…".  А ведь голос инстинкта самосохранения в связи с приглашением шептал мне на ухо о Гераклите и невозможности – толком я не расслышал - в маршрутке было шумно. Короче, я "неосторожно" ответил голосу: «если женщина просит...».

2. Баша - «такая женщина…».
(Немного флористики).

И тут же в один вечер, кажется, я всё написала, всех изумила. ... И в ту же минуту по улицам влюблённые в меня мужчины. Мужчины. Ах, муж-чины... Можете представить себе, тридцать пять тысяч одних мужчин! Которые состоят из мужа и чина…
                                (Нечаянный сколок Фиалки из Гоголя и Чехова).

Критики – это такая сво…
                      (Возможный эпиграф мемуаров Фиалки, в которых последнее слово она напишет полностью).

Как представляет себя народу Виолетта Викторовна Баша (далее – ВВБ), скомпилировавшая у Рембо название «Одно лето в аду» и пригласившая рецензентов – все 35000, а «впереди планеты всей», «на лихом коне» - неровно дышащий Виктор?
В.В.Б бесконечно нравится писать о себе бесконечно.
Гоголь сказал бы об увиденном: «Прощайте, бедные глаза! вы никуда не будете годиться после этого спектакля. А какой длинный стол был вытянут! А как разговорилось все, какой шум подняли!». Да уж, «стол» - перечень ВВБ, «в один вечер» написанного, оказался длинным, она шумно «разговорилась», и я теперь – в очках – по причине «бедных глаз», а ВВБ – без, но зато - доктор философии.
И стихи пишет:
«Мелодия простая в душе моей живет –
Там дудочка играет и скрипочка поет
».
На что Vik Starr откликнулся пародией (см. отрывок в п. 4).
А какая изумительная ВВБ на фото у могилы! Как закинула правую белу рученьку, открывая голую подмышку (сакральный жест ВВБ на её фото, как у Мавроди – автора другой «пирамиды»), на перекладину каменного креста и подогнула правую же ножку с босой пяточкой – прямо И.Христос на Владимирской иконе.
(О растрёпанных волосах, измятой юбке и фривольной футболке «в облипочку» - как сказала Клара Новикова – демонстрирующей зрителю «наше всё» ВВБ, правда, без визуализации талии – чего нет, того не вырубишь топором - надо говорить отдельно и в другом месте. Но то, что вместо талии - мне недавно объяснили: "чтобы мягче было"...).
В общем: "такая женщина - мне б такую...". "Но судьба моя...". Ах, да - это я уже говорил.
"Вельми понеже...".
По некой ассоциации пришло на память воспоминание Ирины Одоевцевой («На берегах Сены») о рассказе Бунина, как некая дама отдалась первому встречному на могиле своего мужа.
Я горько вздохнул, и на этом можно было бы и закончить – хоть я и «первый встречный», но не «тевтонский рыцарь» и на могиле – даже если женщина просит ...
В тоже время, как говорится, взялся за гуж, т.е. за «ЗОЛОТОЕ ПЕРО РУСИ» (как рассказывает о себе ВВБ), не боги горшки обжигают (то, что я не бог – видно невооружённым глазом, т.е. имею право на горшки)…
Если «глупый пингвин робко прячет тело жирное в утёсах», то бесконечная ВВБ своё ещё и драпирует – судя по фото - «на вырост», но квасной патриотизм в писаниях - напоказ.
ВВБ приняла русский вариант названия книги символиста Рембо для своей мемуарной диссертации - о том, где и как она в свои 28 лет провела лето. К слову, указанный возраст считается самым продуктивным для написания диссертаций…
А ещё ВВБ сокрушается: «Я живу в стране, где почти всегда снег. И так много одиночества». (Чего в этом больше: гламурненького кокетства или циничного лицемерия?).
Бывает ВВБ интересничает. Не нравится ей Пушкин. Что ж, с критиками такое случается.
Вот Писарев в своё время Александра Сергеевича «причесал» за «Евгения Онегина» (заодно и Белинскому досталось). Писарев сделал это мотивированно, ВВБ – не до занудства, походя, но чтобы показаться и удивить: «не нравится мне» («она всех удивляла – такою уж она была»).
На провокационный вопрос - является ли подвигом публикация «Одного лета в аду» в «Литературной России», но не в «Литературной газете», ВВБ сообщила, что с «ЛГ» она уже не дружит («наша дружба поломата и тропинка затоптата»).

3. Пунктиром – о символисте Рембо.

Да извинят меня эстеты и снобы (во главе с ВВБ), но я тут - по рабоче-крестьянски, "...я ведь академиев не проходил, я их не закончил".
У поэта-символиста Артюра Рембо, книжка которого пылится на полке эпигона ВВБ, единственная, изданная при его жизни.
Название книги также трудно переводимо, как и чтение её.
«Une Saison en Enfer» буквально означает «некоторое время пребывания в аду». Специалисты предпочитали в своих работах употреблять заголовок «Сквозь ад». Один из авторов перевода название книги трансформировал в «Сезон в аду».
Изложить коротко фабулу или сюжет книги практически невозможно, как и «Цитадели» Экзюпери, например, или «Так говорил Заратустра» Ницше, с которыми «Une Saison en Enfer» Рембо стоит в одном ряду. Попробуйте также рассказать дивергенцию ротора электромагнитного поля (полагаю, даже кандидат физ-мат наук ВВБ придёт в смущение). Но у сумасшедшего (как говорят) Ницше есть здравая мысль: - Идёшь к женщине – захвати с собою плётку (уж не по поводу ли ВВБ?).

4. «Телефонный справочник».

«…всякий автор живописует себя, даже если пишет телефонный справочник в стихах». (ВВБ).

«Там встречки и разлучки, и штормиков разгул
Звучки звучат не в тактик и невпопадик гул
Потерьки не считаю, поскольку так мелки…
Кропаю и кропаю … стишки».
                                        (Vik Starr – пародия на одно из поэтических изысков ВВБ).

«Литературную газету не люблю, печаталась там, но разошлись наши дорожки. Моя - с Россией».
(ВВБ).

«Патриотизм – последнее прибежище негодяев».
                                                                     (Л.Н.Толстой. «Дневники»).

ВВБ полагает, что гениальнее её «телефонного справочника» («Одно лето в аду») нет. Но если подойти ближе (как в анекдоте) – это не «символизм», а эклектика, претенциозность, тенденциозность и «красивость» сюрреализма… Начиная с названия: без какой-либо связи с содержанием, если только отчасти – Рембо, цитата из его книги и название.

Лирическое отступление.
Чехов рекомендовал: как только ребёнок родится, его следует немедленно выпороть, приговаривая: - Не пиши, не пиши… Может надо было бы и ВВБ? Однако, Чехов - интеллигентный человек, он, например, не замечал опрокинутую на скатерть соусницу. (Но где – Чехов и где – я?). Вместе с тем, ВВБ вняла его другой рекомендации: - Пишите хоть о сливовых косточках – читатели найдутся. И написала, и даже опубликовала: «более 3 тысяч статей» - это вам не какие-то несчастные 300 томов Дюма и т.б. не одна-единственная книга Артюра Рембо.

Однако, "вернёмся к нашим баранам", как говорил Д,Артаньян.
ВВБ не стала изобретать велосипед и назвала свой «мемуар», как назвала. Потом по инерции вставила отрывок из книги Рембо (может быть для поддержания символизма и желания быть преемницей).
Сочетание слов в названии и место действия озадачивает: зачем переться летом в ад, ведь и без того жарко (хотя, говорят: лето – не когда жарко, а когда есть деньги).
«Так чем же она хороша» - эта Мэтр - в изложении внеочередного лета?
Цитата из книги символиста: 7 1/5 строк – не так уж много по сравнению с 5 ½ страницами основного текста. Вместе с тем, повтор перевода на русский: «я глухо подпрыгивал» - не самая большая удача, мне кажется.
«Мы все учились понемногу: чему-нибудь и как-нибудь», поэтому пренебрежение пунктуацией (12 вольностей на первой странице мэтровской нетленки, потом я сбился со счёта и бросил «это грязное дело») для кандидата физ.мат.наук вполне допустимо (а некая Катя Иванова, после критики её "8 марта", даже не имея степеней, утверждала, что так и надо, а то корректоры останутся без зарплаты). Известно, что Чехов в своё время спорил с редакторами по поводу своей расстановки знаков препинания. Правда, это его несколько отличает от ВВБ: она, будучи сама как бы редактором, из противоречия вообще пренебрегает правилами пресловутой пунктуации. У Чехова это был всё-таки спор об их расстановке, но не отсутствие (Чехов вообще был большой чудак: «Чайка» у него – комедия, а «сад» - не «ВишнЁвый», но «ВИшневый»). Т.е. ВВБ конечно следует Чехову, но уж как-то очень по своему, "по-бразильски". Однако, надо признать, в слове «ещё» четырёх ошибок не делает.
При этом, чтобы не огорчать другого классика:
«Как уст румяных без улыбки,
Без грамматической ошибки
Я русской речи не люблю»…
пишет «токката» с одним «к», успешно преодолев сопротивление компьютерной программы «Правописание» и превзойдя в философии Раису Максимовну, которая дальше степени кандидата философии не тронулась (а ВВБ «тронулась»).
И это отсутствие второго «к» в слове «токката» как бы подчёркивает проникновенность в писаниях ВВБ Домским собором и объявлении себя: «melomans».
У ВВБ показательна склонность «любить», но не человека, впрочем, и не Мнемозину: «Любите ли вы маленькие сумрачные кафе…» (без вопросительного знака – потому что предложение настолько длинно-сложносочинённое, что она к концу его забыла, что задаёт вопрос и поставила вместо него точку). «Любите ли вы холодным шампанским запивать стынущий в дюнах размытый молочной взвесью предосеннего тумана балтийский закат?» (опять сложносочинённое предложение, но здесь ВВБ, наконец-то, написала знак вопроса, но для баланса не стала выделять запятыми причастный оборот: «размытый … тумана»).
«… Капелька крови. … Три капельки крови. Не будет … внука …». Этим несколько фривольным эвфемизмом ВВБ наверное хотела показать, что хотя дефлорация и эякуляция и совершились (а может это даже её удивляет - по отношению к ней?), а перед тем – не одна, а даже три капельки, но результата – «ждала, ждала, пока не дождалась».
В рассказе - претенциозные имена: Алекс (как в «17 мгновениях весны»), Эви, Лорелея, мессир.
Общее впечатление от рассказа: вещь – с покушением на элитарность, написанная эстетствующим снобом.
И заявление о том, что время написания заняло пять лет – кокетство (ну не все же 24х365х5=43800 часов она только этим и была занята – процессы ассимиляции и диссимиляции всё-таки же случались иногда?).
Описания природы, как правило, пропускают в ожидании динамики. У ВВБ – это («природа») порядка двух страниц. В которых – медитация почти как в «Особенностях национальной охоты». При том, что по второму закону термодинамики – любая система деградирует, второй закон термодинамики гласит, что энтропия неизбежна, т.е. мир неуклонно стремится к беспорядку, хаос – его «устойчивое» состояние.
О майоре Татьяне. Ну что бы прямо было сказать, что она – «жена» этого самого «Алекса»?
Всё-таки, «Лето» - не для среднего ума. Предложения длинны, почти как главы в «Звере» Золя.
И опять - «мелочи» у ВВБ: «ветреными» (возможно, всё-таки – ветренными?), что значит «латышский диалект»? (может – язык?), «непрекращающийся» - это ужасно (суффиксы и шипящие), «Снова я, ваш мессир» (может: «я – ваш»?), «одинокая с виду такая суровая майор» (как это понимать, это русский язык?), «воевал с лесными братьями» (двусмысленность: за них или против?), «Если бы ни он» (возможно правильнее: «не», т.к. частица «ни» усиливает отрицание, но в данном случае – разве это отрицание?). О «глухо подпрыгивал» уже было сказано (как можно «глухо» подпрыгивать? – это неудачный подстрочник, который ВВБ неосмотрительно повторила. К слову, перевод может если не изуродовать первоисточник, то исказить или «ухудшить» его. Сравните, например, перевод «Гамлета» Лозинским или Липкиным и Пастернаком. Хотя Смоктуновский очень сокрушался обсценной лексикой, что они с Козинцевым использовали перевод Пастернака, а не К.Р.).

Лирическое отступление 2.

Любить иных - тяжелый крест,
А ты прекрасна без извилин,
И прелести твоей секрет
Разгадке жизни равносилен...

Пастернак в 1931 году вряд ли подозревал о том, что его замечательные строки окажутся здесь в связи с ВВБ…
Знаете ли вы что такое сюрреализм? Нет, вы не знаете, что такое «сюрреализм» – это, когда вы:
«Любите … холодным шампанским запивать стынущий в дюнах размытый молочной взвесью предосеннего тумана балтийский закат» или когда «Любите … маленькие сумрачные кафе в готическом стиле, тихие, безлюдные и таинственные, с высокими черными резными спинками средневековых, похожих на трон какой-нибудь шотландской королевы стульев. С маленькими прозрачными на просвет фарфоровыми чашечками … крепчайшего кофе с едва заметным привкусом горьких латышских трав, отмеренных с немецкой точностью …. С крохотными пирожными … С намеком на расчерченное соснами побережье, струящееся сквозь витражи всех окон», а динозавры в это время за витражами «всех окон» пилят «с намёком» двуручной пилой «Дружба» те самые латышские сосны.

5. Вместо послесловия.

Среди прославленных пиитов
Порой встречаю я таких:
Баша себя считает Мэтром
И сантиметрами – других.

ВВБ скомпилировала вариант названия книги Рембо для своего рассказа: «Одно лето в аду», а интернет – её ФИО: «Фиалка Победовна Овца».
И тут вдруг я вспомнил, ёлки-метёлки, это ж та самая ВВБ, писавшая о «познакомиться», обозначив срок «знакомства» философски: «допослепрочтения» её мемуара и, чтобы поразить своими лингвистическими способностями категорически, приписала в конце на чистом иностранном языке: «бай», но - буквами русского алфавита, уже чтобы никто не сомневался уже, что ВВБ: «…с Россией», в общем, как писал классик: «Знание иностранногоь языка – оружие в классовой борьбе») - т.с. «приходите свататься – я не буду прятаться».
После своей императивной любезности, посмотрев на меня сквозь амбразурную щель своей исключительности и в предчувствии, что змеи толстыми не бывают (мне, и правда, совсем недавно «исполнилось» 60 кг. – в сумме с домашними туфлями), ВВБ щёлкнула – совсем не по овечьи, но не зубами - замком запрета доступа.
С оппонентами ВВБ не церемонится: по её «письму учёного соседа» – они «еврейчики». А что, 250 лет Россия лежала под татаро-монгольским игом, может и правда, не удержались в прежнем титуле – все стали евреями, спаслась одна ВВБ?
Конечно, дважды в одну и ту же реку не войдёшь - по Гераклиту, но ведь – баннер на сайте и «женщина просит»…
В тоже время, так ли уж упёрто надо было Марку Порцию Катону Старшему, о чём поведал Плутарх, заканчивать каждое своё выступление, независимо от контекста, в сенате фразой: «Кроме того, я думаю, что Карфаген должен быть разрушен» (Ceterum censeo Carthaginem esse delendam)?
Так ли уж стоило того, чтобы не единственное число оппонентов ВВБ третировали её, как нимфоманку, нимфетку и т.п., провоцируя в ответ обсценную лексику доктора философии и «ЗОЛОТОГО ПЕРА РУСИ» (указанная лексика демонстрирует не только несомненную «остепенённость» и женственность ВВБ, но подтверждает и «дистанцию огромного размера» между декларацией, ярким фантиком и тем, что под ним - действительностью).
Но надо ли ходить по перлам автора «более 3000 статей», как и по пресловутому «Одному лету», о котором пока трактаты и диссертации не пишут, как ни пророчествовала ВВБ, и в школьную хрестоматию не включили (уж об этом-то вожделенном событии - ВВБ с трепетом отслеживает, как панегирики, так и филиппики, первые размножает, вторые удаляет - не преминула бы оповестить всё прогрессивное человечество – даже на Луне, как Мюнхгаузен). Вместе с тем, благодарные почитатели имеют место быть: я даже обнаружил их – одного, Виктора, «на лихом коне» (не думаю, что это папа ВВБ), который письменно признался в своём неровном дыхании не только к произведениям, но и к ней самой. В общем, ВВБ есть (она не может не есть), и даже – в напечатанном виде, что вероятно и очевидно: так по теории вероятностей – если разбросать по Земле бесконечное число типографского шрифта, то в том числе окажутся произведения всех авторов: непременно - ВВБ, и - может быть - А.С.Пушкина…
Надо признать - также к слову - определённый тренд в писательстве: устойчивое явление электронной литературы, которую творят и графоманы (в одобрительном смысле), и профессионалы (профессиональные графоманы), и ВВБ. Причём, некоторые из последних приходят на сайты, как со своими новыми вещами, так и перетаскивают старые. И они не только пишут, но, что характерно, их читают (даже меня, что мне кажется не характерным и даже нонсенсом).
Причина явления – в одиночестве, желании заявить о себе, самоутвердиться, выразить своё ego. Всем им не хватает того, о чём сказал Экзюпери… Не берусь утверждать категорически – кого больше с этим диагнозом: женского персонала или мужского населения, но сдаётся мне, что первые преобладают, т.к. у них – неразрешимая дилемма перед раздутым платяным шкафом: - Опять нечего надеть, как у Буриданова осла - перед двумя стожками сена: - Какой же съесть?..

Ps. Теперешняя Лолита в лице ВВБ – это поза, маска, вычурность, патока и сюсюканье «старой девы».
ВВБ прошла первый свой юбилей (по Библии – это 50), с чем её и её Виктора поздравляю, желая, как минимум, соответствовать предначертанию и Библии, и российского физиолога Мечникова («Этюды о жизни») – 120 лет (хотя это уже не юбилей, не кратное число пятидесяти). Вместе с тем, не иронии ради, а серьёзности для надо заметить, что в Библии не указан рецепт, а вот Илья Ильич посоветовал для долгой жизни: пить кумыс и вырезать толстую кишку.
Но о том, что ВВБ должно быть много, ничего не сказано ни в Библии, ни у Мечникова – такая совпадения.
Тем не менее, желаю ВВБ всего наихудшего избежать.
А может и всем - избегать её нетленных шедевров, чтоб от её квасного патриотизма и хлестаковщины, отлакированных патокой фиалкового мемуара «Одно лето в аду», кариеса не случилось?





Рубрика произведения: Проза -> Фельетон
Ключевые слова: Мэтр В.В.Баша.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 67
Опубликовано: 07.09.2016 в 07:22
© Copyright: Саша Стогов
Просмотреть профиль автора






1