Мир льда (книга 2). Глава 1: Скорая разлука.



Это лето было жарким. Жизнь в городе в таких условиях была не выносимой. Асфальт плавился, леса горели, торфяники пылали, покрывая город, удушающим смрадом. В городе стояли отчаянно пожелтевшие деревья. Речка, протекающая в центре города, обмельчала, обнажая грязные берега. В остатках спасительной воды, купался весь город. Замученные голуби, сидели неподалёку, раскидав крылья по земле, безнадёжно пытаясь остудиться. Бездомные собаки стаями отлёживалась в парках, прячась в тени деревьев, и выходили бродяжничать ночами. В тёмное время суток, было не на много лучше, но хотя бы не было сжигающего солнца. И весь этот кошмар, происходил в конце августа. Вороша в памяти минувшие лета, девушка вспоминала, бесконечные холодные ливни, бушующие ветра, грузные, чёрные облака, давящие, как каменные глыбы на сонную уставшую душу. В это время уже ходили в кофтах или в ветровках. Велосипедисты и люди, предпочитающие пешие прогулки, кутались в дождевики. Любе очень нравилось это лето. Она любит тепло и зной, но не сейчас. Когда ей приходится париться на работе, на которую её устроила её подружка Маша. Люба в июле, хорошо сдала экзамены, поступила в институт на третий курс. Обеспокоенная судьбой лучшей подруге, Маша, предложила ей освободившуюся должность секретарши.
- Научишься общаться с директорами, и с другими высшими чинами. А так же дополнительный заработок, полный социальный пакет. Много плюсов, коллектив у нас хороший, обучишься работать с компьютером, и всякими программами, а также печатать в слепую, очень полезный навык, дело за рекомендацией стоять не будет, начальник у тебя душка. Да, и словечко за тебя я уже замолвила, завтра тебя ждут на собеседовании, - говорила Маша.
Люба понимала, что глупо отказываться от возможностей, которые так легко предлагает ей жизнь. За окном плюс тридцать один градус по Цельсию, в тени. Животные и люди прячутся от пекла, как зомби оживая, немного прохладными ночами. Девушка сонно смотрит в окно, обмахиваясь папкой бумаг. Ещё тридцать минут, и рабочий день будет окончен. Всё что нужно было сделать сегодня – сделано. Что нужно было напечатать – напечатано. Оставалось лениво предаваться колдовству Морфея. Минуты ползли, как улитки, но всё же ползли, продвигаясь вперёд. Осталось пятнадцать минут, Люба поднялась из-за стола. Выпрямилась, потянулась, и принялась за уборку. Сложила документы по папкам, сортируя их в правильном порядке в шкаф. Сходила в уборную, набрала воды в маленькое ведёрко, чтобы напоить водой страдающие цветы на подоконниках. Она тщательно и осторожно обработала влажной губкой листья, после чего поливала растрескавшийся грунт водой, сетуя, на то, что цветы поливались вчера. Она выключила компьютер, постучалась в соседнюю комнату директора, с вопросом нужна ли её помощь, получив отказ, девушка вежливо попрощалась, пожелала хорошего вечера и, схватив сумку со своего рабочего стола, выскочила на улицу.
Двери автомат распахнулись, окатив Любу волной жара. Она сощурилась, оказавшись на свету, ещё бы после восьми часов работы в помещении. Девушка, бодро пошла вперёд, высматривая в толпе знакомую фигуру. Её взгляд споткнулся о знакомые очертания. Высокий парень, статный, с чёрными волосами по плечи, в белой обтягивающей майке, на великолепном спортивном торсе. Любе иногда становилось совестно, находиться рядом с ним, ей казалось, что она не подходящая партия. Не настолько спортивная, не настолько сильная, не настолько умная. Люба добежала до Владимира, обвила руками его шею, приподнялась на цыпочках, поцеловала в губы. Он сильнее ее, обхватил, вознося над землёй. Люба засмеялась. Володя отпустил свою девушку, пронзительным взглядом посмотрел ей в глаза, нежно прикоснулся к лицу, убирая за спину выбившуюся прядь волос. Потом он взял её ладошку, и они пошли в сторону центрального пляжа. Люба сетовала, на работу, в которой не было ничего интересного, куча бумажной волокиты, и бесполезной болтовни с крайне самоуверенными людьми, что в этой должности находила прекрасного Маша, оставалось загадкой.
Центральный пляж - сборище уставших от жары жителей, на берегу, как и в самой воде, не хватало мест, люди ютились, цепляя друг друга локтями, скромно прося прощения. С трудом найдя уголок незанятой суши, Люба и Вова, расстелили покрывало на песке, и сели напротив друг друга.
- Ну, рассказывай, как сегодня пошёл твой день? Какие планы на вечер? – спросила девушка, пытаясь поймать взгляд, молодого человека.
- Всё, как обычно. Есть у меня в учениках мальчик, Коля, ух упёртый. Сильный ребёнок, не по годам, но гордый и упрямый, не достучаться. Но в целом, персонаж положительный. А ты? Ни капли страдания по более-менее гуманной погоде? Нет желания побегать под дождём, по лужам? – спросил Володя, нежно гладя Любу по коленке.
- Скажи мне, что случилось? Ты не умеешь врать. Ты не смотришь на меня. Вижу, что мысли твои заняты, и как мне кажется, пытаешься сказать нечто важное, но не можешь. Неужели ты думаешь, я не пойму? Довольно темнить, - хмуро проговорила Люба.
Владимир глубоко вздохнул. Посмотрел на купающихся людей, наверное, обдумывая слова, которые собирался сказать. Девушка терпеливо ждала. Наконец:
- Мой учитель по боевым искусствам. Который обучает меня с десяти лет, предложил приехать в Китай. Для улучшения боевых навыков и мастерства, а также для медитаций, что для меня наиболее важно, узнать предел моего духовного тела, расширить границы сознания, - сказал Владимир.
- Звучит, не так плохо, - задумчиво произнесла девушка. – Наверное, есть, какая-то проблема?
- Да. Три месяца длится поездка. Без возможности, встретиться с семьёй, друзьями.
Люба шумно вздохнула. Закрыла глаза и прислушалась к своим ощущениям. Владимир, замер, чуть ли не дыша. Мысли в голове девушки роились безумным потоком. Как стая разгневанных птиц, вились в голове, шумно стуча крыльями, заглушая здравый смысл. Было желание, кричать, ругаться. Она ещё раз шумно вздохнула, прогоняя навязчивые думы.
- Знаешь, во мне борется два человека. Один из них – эгоист. Он кричит: «нет, не отпускай его. Он только твой, и не может принадлежать никому и ни чему, кроме тебя. Вы только месяц, как стали встречаться. Пусть сидит рядом, держит тебя за ручку, и будет тебе великое все объятое счастье». Но ему отвечает другой человек. Он понимает, что ты всё равно уедешь, вопрос в том, как? Либо мы расстаемся со скандалом, ни тебе, ни мне от этого лучше не станет. Я убеждена в том, что не хочу терять тебя, это было бы невыносимо. Либо мы не расстаемся, но я тебя отпущу. Знаешь сейчас эгоист, своими липким, холодными пальцами пытается задушить здравый смысл, - грустно произнесла Люба, сокрушённо улыбаясь, - но, ты должен ехать, я вижу, как тебе это нужно. Не буду возражать, это действительно важно, лучше узнать самого себя. Или как ты там это называл? Буду ждать тебя, три месяца, это не так долго. Тем более скоро сентябрь, для меня будет прекрасная возможность, с головой окунуться в учёбу, - произнесла девушка, беря в свои руки, его ладонь.
- Я не сомневался, что ты отпустишь меня мирно. Ты очень хорошая, - сказал Владимир, пододвигаясь и прижимая её к себе.
- Да, только тошно, что-то мне от моей доброты.
- Помнишь, первый день, когда мы впервые познакомились? Мы с Витей были на кухне, знаешь, что мне он о тебе рассказал? «Она сильная и безмерно добрая. В самый первый день, она сказала, что готова сражаться плечом к плечу, и у меня не было ни капли сомнения в её словах». Тогда меня это удивило, жертвенность или безумие двигало тобой. Пару дней и я понял, что всё же безудержное любопытство и патологическое умение находить проблемы, властвуют твоею судьбой. Но это ни в коем мере не отменяет, твоей доброй натуры. Ты меня впечатлила, и до сих пор удивляешь.
Девушка, вымученно улыбнулась:
- Расскажи, мне, что вы там будете делать? Вы вдвоем едете? Когда выезжаешь?
- О, учитель всё распланировал. Мы будет жить в самодельных шалашах, вдали от населённых пунктов, где-то в предгорьях северного Китая. Самый ближайший от нас город Алтай, в нескольких днях езды на машине. Мой наставник, специально скрывает от нас, конечный пункт, дабы избежать искушения поведать наше местоположение не посвящённым родственникам. Помимо учителя и меня, к нам присоединятся ещё восемь его учеников, все с разных стран, даже с разных континентов. Учитель счёл, что языковой барьер должен нам помочь в расширение своего духа. Для меня это огромная честь, что меня взяли в эту компанию. Оставшиеся ученики, так или иначе, сильны в разной стезе своего мастерства, и нам есть чему учиться друг у друга. Я возлагаю, огромную надежду, на расширение своей способности тени. Там мы научимся выживать в суровых условиях, охотиться, рыбачить, медитировать, - восторженно рассказывал Владимир, не замечая печальный взгляд подруги. - Документы уже собраны, поездка организована. – Девушка с тоской смотрела, на откровенное счастье своего любимого. Она конечно радовалась вместе с ним, но было, как-то обидно от того что он так счастлив. - Полетим на самолете, правда, с двумя пересадками. Я обещаю, что со мной будет всё хорошо. А Витя, присмотрит за тобой, чтобы ты, как всегда не попала в очередную беду земного масштаба, - говорил Володя.
- Ты попустишь моё день рождение, мой двадцатилетний юбилей. По приезду будешь отрабатывать свою оплошность, - Люба словно обидевшись, надула губы, Владимир заулыбался. - Такое ощущение, что я узнала о твоей поездке последняя, вот, даже Витя в курсе.
- Я ему сказал вчера, он пообещал мне, что присмотрит за тобой. И он полностью поддерживает, идею поездки.
- Конечно, для него всё замечательно. Он же с тобой не встречается. Сам представь, гуляю я такая в октябре по городу, подходит ко мне парень симпатичный знакомиться, а я ему: «у меня любимый человек есть». А он: «да, и где же он?». Что мне ответить? «В Китае, медитирует».
Владимир засмеялся. Люба улыбнулась в ответ, положила голову ему на плечо. Придя поздно вечером домой, девушка первым делом позвонила Маше, с просьбой организовать прощальную вечеринку. Она пообещала исполнить, посочувствовала горю, выслушав монолог о тяжком бремени расставания и поиске внутренних сил выдержать разлуку. После Люба созвонилась с Витей, назвала предателем и крайне не хорошим человеком, потом попросила его найти всех друзей Владимира, которые смогли бы прийти на вечеринку. К огромному счастью, он легко согласился.
Этой ночью Люба не могла уснуть. Лёгкий ветерок залетал в комнату в настежь открытое окно, в пути изящно колыхая занавеску. Заза, испорченным мотором урчала в ногах, давно видя свои кошачьи сны. В доме было спокойно, лишь с улицы изредка раздавался свист резко затормозившего автомобиля. И снова возникала тишина. Девушка уставилась на мелькание света на потолке, зачарованно смотря, как несколько элементов сливаются в общую картинку. Световые пятна, похожие на мозаику, складывались в причудливый, нереальный и живой силуэт. Внимание девушки стало дрожать, тяжестью наваливаясь на грудь. Внезапно она почувствовала, будто проваливается, словно её схватили, дёрнули вниз сквозь кровать. Люба вздрогнула, садясь, и испуганно смотря по сторонам, внезапно нахлынувший холодный поток ветра, разметал занавески, ворвался в комнату, принося с собой леденящий душу, завывающий звук. Девушка, дошла до окна, упёрлась в подоконник. Не сильно свесившись, посмотрела, что творится внизу. Ничего примечательного её глазам не бросилось. Она вздохнула, опустив голову на ладони, протёрла глаза. Заза, зашипела. Люба, оглянулась, у кошки шерсть встала дыбом, глаза загорелись зелёным светом.
- Заза, тише, что произошло? Всё в порядке. Это всего лишь ветер, - произнесла девушка, вновь всматриваясь в улицу, ища то, что могло напугать кошку.
Вдруг она увидела, маленькую серенькую муху, мелькающую в нескольких метрах от окна. Может, почудилось? Какая-то она странная, будто прозрачная. Прыжок, и Люба грациозно изогнувшись, оттолкнулась босыми ногами о подоконник, уже в полёте поймала мушку. Плавным движением, она вернулась обратно к подоконнику, села на край, свесив ноги на улицу, раскрыла ладонь. Сквозь тельце мушки, просматривалась линия жизни на ладошке девушке. «Как такое возможно?», - подумала она. Странное насекомое, сложило невесомые крылышки, и беспрепятственно прошло сквозь руку, улетая в окно. Люба удивлённо уставилась в темноту. Было очень странно, даже как-то не реально. Заза, шумно запрыгнула на подоконник, тыркнулась мордой в локоть девушке. Люба, нежно погладила по голове животное, потрепала её по шее, взяла под лапы, усаживая себе на колени. Заза, бесстрашно сидела в более чем тридцати метрах над землёй, и проникновенно смотрела в глаза, а возможно и в душу, ища глубинные изменения в своей хозяйке.
Следующие несколько дней шли головокружительно быстро. Люба и Владимир пытались, как можно больше времени уделять друг другу. Каждый вечер проводили вместе. Как и все влюблённые парочки, смотрели дома кино, поедая в процессе просмотра пиццу, гуляли, говорили о жизни и дальнейших планах. И заведомо скучали. В один из таких вечеров, пораньше отпросившись с работы, Люба, пошла, встречать Владимира. Пришла в школу, где он проводил свои занятия детям. Осторожно, стараясь не шуметь, девушка зашла в спортивный зал, и, пробравшись к дальней стене, села на низкую лавку, наблюдая за своим возлюбленным. Тот поглощённый учебным процессом, расхаживал между, парами отрабатывающих удары ребят, рассказывал о концентрации силы, об ответственности, которые должны осознавать ребята, приобретая навыки. Изредка, он замолкал, что-то показывая ребятам или исправляя их ошибки. После снова вдохновлено говорил. Он казался внимательным, увлеченным, ответственным. И в тоже время, милым и уютным. Владимир отпустил ребят, похвалив их за превосходно выполненную работу. Люба спустилась с лавочек, быстрым шагом подходя к парню. Он улыбнулся, глядя на неё, протянул руки, обнимая, после попросил пару минут, чтобы переодеться, и ушёл в учительскую каморку. Девушка осталась одна, осматривая старые школьные стены. Внезапно она почувствовала, как кто-то взял её за руку, она посмотрела вниз. Милый ангел, белокурая девочка, с двумя хвостиками, и нежно голубыми глазами, покорно смотрела на Любу снизу вверх.
- Здравствуйте! Вы очень красивая! – пропищала девочка высоким детским голоском.
- Спасибо малышка, очень приятно слышать. Ты тоже очень-очень красивая девочка, и причёска у тебя очень хорошая, наверное, мама старалась? – польщено сказала Люба девочке.
- Да. Мама. Вы словно сверкаете, нежно золотым светом, как звёздочка на небе, и такое ощущение, что вы настолько воздушны, что свет проходит сквозь вас, - улыбаясь, проговорил ребёнок.
Люба озабоченно застыла. Словно её окатили ледяной водой. В упор уставилась на ребёнка, сказавшую столь странную фразу. Возможно, это лишь суеверные страхи, но она находила в словах девочки смысл. Ей вспомнилась сегодняшняя ночь, серый мотылёк, прошедший сквозь плоть. «Странное наваждение. Но ребёнок не может такое знать, не может такое видеть, это всего лишь детская фантазия», - шептала успокаивающая мысль в голове Любы. Она опустилась на колени, перед ребёнком, всматриваясь в небесно-голубые радужки глаз. Девочка, выдержала её взгляда, и заулыбалась. Её улыбка. Она словно издевается.
- Что ты сказала? – прошептала Люба. Девочка, заулыбалась ещё шире, обнажая белоснежные детские зубки.
- Машенька, дочка, ты чего к тёте пристала? Здравствуйте, она вас мучает вопросами? Ужасная почемучка стала, и совершенно не стесняется незнакомых людей. Вы уж простите, - сказала подошедшая женщина, мама девочки.
- Всё, хорошо. Она не приставала. У вас очень красивая дочка. И выдумщица, наверное, будущий художник, - похвалила Люба девочку.
- Да, а ещё очень шустрая. Маша, точно себя в обиду не даст, даже мальчишкам, - проговорил подошедший Володя.
Женщина засмеялась:
- Спасибо Владимир Александрович. Вы как приедете с учёбы позвоните, чтобы мы снова на занятия записались. До свидания, - попрощалась с нами женщина, и весело болтая с дочкой, вышли из зала.
- С тобой всё хорошо? – спросил Владимир.
- Да. Нет. Слушай, тебе случайно не кажется, что я прозрачная? – наткнувшись на озадаченный взгляд Вовы, Люба пояснила – ну, дело в том, что девочка, сказала, что я как будто воздушная. Меня это испугало, если честно.
Владимир изогнул бровь, потом, не удержавшись, расхохотался:
- Не бери в голову, это же ребёнок, ты красивая, воздушная, невесомая, и самая нежная. Мне неделю назад новенькая девочка, предложила жениться на ней, сбежать от родителей, и жить в доме бабушки в деревне. Это дети, - говорил Владимир. – Мне очень приятно, что сегодня ты пришла ко мне.
- У меня к тебе сюрприз. Не задавай вопросов, пошли, - сказала Люба, забывая о странном разговоре.
Молодые люди вышли в город, и быстрым шагом, двинулись в сторону центральной улицы. По пути Люба всё же сказала Владимиру, что хочет пригласить его в кафе, что сегодня, просто обязаны весело провести время, и даже сообщила, что направляемся в бар «Предгорья Рая». Володя одобрительно хмыкнул.
Бар «Предгорья Рая», популярное в городе заведение, считаемое не дешёвым, поэтому контингент тут хоть и весёлый и раздольный, но весьма солидный. Тут было чисто и опрятно, не смотря на потоки выпиваемого алкоголя, люди держали себя в руках, уважая интересны других посетителей. Вову и Любу встретили, шквалом рукоплесканий, и воплей. Потом, это радостная толпа, бросилась навстречу, завлекая в глубину здания, обнимая и хлопая по спине. Владимир, было на миг, озадачился беспричинной радостью, но быстро освоился, тем более, что его окружали друзья и приятели. Народу собралось действительно много, пришлось даже сдвинуть четыре стола вместе, чтобы все расселись за одним столом. Владимира посадили во главе, Любу по правую руку, а организаторов праздника, а именно Витю и Машу по левую. На голову виновнику торжества, водрузили, самодельную бумажную кривую корону, с надписью, написанным чёрным маркером «Made in China». После пары пинт пива, полились истории, повествовавшие о жизни Владимира. Как он подрался однажды, с четырьмя хулиганами, его повязали полицейские, и не хотели выпускать из отделения, потому что у одного бандита была сломана челюсть, другого увезли с сотрясением мозга, у третьего треснуло ребро, четвёртый был без сознания, и на тот момент, медики не могли поставить диагноз. Истории из школьной жизни, как прогуливали, озорничали. Чем больше сыпалось рассказов, тем печальнее становилось Любе, она хмуро сидела рядом, держа Владимира за руку, перебирала его пальцы, понуро опустив голову. Три месяца, три месяца, разлуки. Конечно, она выдержит, ведь, как-то прожила девятнадцать лет без него. А тут всего лишь три месяца. Вечер близился к завершению, Владимир стал собираться из-за стола, подошедший Витя, сказал, что его походный чемодан, у них, и что такси довезёт его до вокзала. Потом товарищи, в разнобой подходили, к нему пожимали руку, требовали скорейшего возвращения, кто-то желал держаться, и стойко перенести трёхмесячное воздержание. Люба покраснела, радуясь, что этот добрый и пьяный друг, не стал вдаваться в подробности воздержания. Девушка стояла рядом, отрешённо глядя в пол, ожидая окончания встречи.
- Слушай, подруга, езжай с ним до вокзала, проводи. Мы с Витей всё отплатим, всех проводим. Иди, - сказала подошедшая Маша.
В такси, Люба угрюмо смотрит в окно, наблюдая, как мимо несутся редкие автомобили, осознавая, что минуты перевалили за полночь, невероятно быстро, почти, что не заметно. Владимир, до боли тихий. У неё нет сил, говорить, боясь расплакаться. Движение с его стороны. Он прикасается к её плечам, разворачивая лицом к себе. Его спокойствие сменилось тревогой, ощущая, как вздрогнула девушка, от его незначительного прикосновения. Осторожно обнял ее, прижимая к своей груди. Люба закрыла глаза, пытаясь запомнить его руки.
Железнодорожный перрон. Поезд приедет минут через пять. Владимир стоит перед Любой: «ему больнее. Что ты делаешь? Улыбнись. Ты только его мучаешь», - шептал её внутренний голос. Сделав усилие над собой, она улыбнулась, быстро шагнула ему навстречу, кидаясь на шею. Он обхватил её талию. Отстраняясь, Люба посмотрела в его чудесные глаза, запоминая рисунок радужки. Он снова прижал её к себе, целуя. Слеза потекла по щеке. Не давя ему возможности заметить, она сильнее прижалась, чувствуя его горячую кожу, под рубашкой. Его губы, мягкие, нежные, и властные, касались губ девушки, словно огонь обжигая. Приближался свист, предвещая близость поезда. Владимир, дотронулся до её щеки, стирая слёзы.
- Я буду ждать тебя. И желаю, хорошей поездки. Пожалуйста, будь осторожен, – проговорила Люба.
- Всё будет, хорошо. Время пролетит быстро, и мы вновь будем вместе, - ответил он.
Проводница, вышла из вагона, сонно посмотрела на молодых людей, немного рассерженным взглядом. Володя, протянул ей билет, она устало посмотрела в него, одобрительно кивнула, махнув рукой, чтобы молодой человек не мешкал с посадкой. Он бросил взгляд на возлюбленную, как будто в последний раз. Поезд, начал свой ход. Всё стихло. Люба подождала, когда последний человек уйдёт в здание вокзала. Разбежалась. Прыгнула в воздух, взлетая. Молниеносно набрав высоту, полетела туда, куда убегала прочь железная дорога. Быстро нагнала поезд, провожая. Она позволила ветру подхватить тело, унося воздушным потоком, в одинокий лес, по дуге облетела часть деревьев, находя, глухой участок. В безлунную ночь, лес оказался недружёлюбно мрачным. Он стеной возвышался над землёй, обнося себя непроглядными колючими ветвями сверху. Могучие стволы, качались, прогоняя не прошеных гостей, которые норовили забраться, на заветную территорию. Словно маленький воришка, Люба, озиралась в поиске лазейки. Осторожно подлетая, и вновь срываясь в вышину. Она осторожно трогала холодными пальцами ветви, прикасаясь к влажной коре. У неё не было в мыслях, как-то нарушить этот священный ночной сон. Она лишь испытывала желание слиться воедино с этой поглощающей тишиной. Безудержно ища покой, и умиротворение. Ища одиночество, которое она так старательно прогоняла последние месяцы. Вновь, как в старые времена, хотелось закрыться в свой панцирь, не пропуская ни кого и ничего. Она зависла над сосной. И осторожно вращаясь, опустилась вниз, к земле. Вот и почва под ногами. Люба посмотрела на чёрное небо, оставшееся над головой, кроны деревьев, старательно прятали звёздный покров. Когда летишь, небеса приобретают совсем другой оттенок, отливаясь, словно подсвеченная синева. Сейчас же всё хмуро, ни облачка, ни случайно заблудившейся певчей птички. Девушка спиной облокотилась к шершавому дереву. Закрыла глаза, прислушиваясь. Сердце, как набат стучало в такт завыванию. Треск. Люба машинально, взлетела, садясь на верхнюю ветвь дерева, и всматривалась в шум. Она так напрягала зрение, что глазам стало больно, ей даже почудилась, что она видит серые пятна. Прислушиваясь к своим ощущениям, девушка шумно сорвалась вверх с ветки, тревожа ночным зверей. Три серых пятна зигзагам следовали за ней. Нахмурившись, девушка бросилась в сторону, ловя попутный ветер, и набирая скорость. Вновь огладываясь в поисках странных существ, Люба больше их не видела. Отстали, или ей показалось, или она просто потеряла их из виду, было не известно. Девушка не придала им особого значения, вроде не напали, силы не пожрали, и открытую агрессию не высказали. Поэтому занятые мысли девушки снова выбросили из головы странные тревожные знаки, словно ветер, уносясь подальше, в городскую суету.




Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 26
Опубликовано: 07.09.2016 в 00:36
© Copyright: Антонина Лаврова
Просмотреть профиль автора






1