Мир духов (книга 1). Глава 17: В поход.


p { margin-bottom: 0.25cm; line-height: 120%; } Люба проснулась рано утром. Открыв глаза, она долго смотрела в потолок, и думала, о том, что вчера произошло. Девушка, не без грусти отметила, что почему-то ей уже не так страшно, как было раньше. Может быть, она становится бессердечной? Или наоборот сердце, становится большим и твёрдым, как камень. Люба поднялась, выглянула в коридор, с кухни доносилась возня, и грохот посуды, туда она и пошла. Осторожно заглянула внутрь, на кухне у плиты стоял Владимир. Увидев Любу, он улыбнулся ей, пожелав доброго утра. Люба, поблагодарив села, за стол.
- Ты голодна? – спросил он.
- Нет, - покачала головой Люба. - Ты сегодня ночью тоже тут остался?
- Да. Витя попросил остаться, так было бы безопаснее. Кстати, он пошёл в магазин, за походными вещами, скорее всего через пару часов, мы будем выходить. Ночью он почувствовал, что духи собираются улетать, они расстроены, тем, что потеряли твой след, и не хотят больше бесполезно тратить на нас энергию. Вероятно, вскоре они попытаются набраться сил и снова прилетят нам мстить. Что ж, не хотелось бы давать им такого шанса.
- Мне нужно сходить домой, за вещами, у меня ничего нет, - озадаченная новостью, проговорила Люба.
- Не думаю, что это хорошая идея, они наверняка, ждут тебя дома, - спокойно сказал Владимир.
- Не смеши, вряд ли они нападут утром! Я быстро. Скоро приду, – Люба поднялась из-за стола.
Владимир перегородил дорогу. Девушка остановилась, смерив внимательным взглядом молодого человека. Он был не понятен ей, слишком отчуждённым, казался тревожным, тихим, и одновременно спокойным, странно и пугающе спокойным. Все его движения были резки, внимательны. Казалось, что если мимо пролетит муха, он поймает её, не поднимая взгляда. Стало тревожно. Вглядываясь в тёмные глаза, обрамлённые густыми чёрными ресницами, Люба испугалась. Бросило в жар, сердце забилось сильнее, она послушно опустилась на стул, он, помедлив сел напротив:
- Может, сыграем в карты? – спросил Володя.
Люба склонила голову набок, вглядываясь в лицо молодого человека. «Шутит ли?», - подумалось ей. Не увидев, и признаков веселья, она невольно фыркнула:
- Знаешь это самое последнее, что я ожидала от тебя сейчас услышать. Минуту назад, я думала, что ты мне шею открутишь, если пытаюсь пройти мимо. А ты вот так, обыденно предложил сыграть в партию «Дурака». Это как-то странно.
- Спасибо. Точнее, извини, - улыбаясь, сказал Володя. - Я не открутил бы тебе шею. Не смог бы, - сказал он, перемешивая колоду карт.
- Значит, мы сегодня собираемся и втроем едем, неизвестно куда? – уточила Люба.
- Дождёмся, Вити, думаю, он скажет точнее.
Играли в «дурака» в полной тишине. На все вопросы Владимир отвечал односложно, словно не хотел вступать в беседу. Вскоре пришёл Витя. Прошёл в кухню с интересом заглянул в кастрюли. За завтраком Витя, рассказал, все, что смог почувствовать от мёртвой нежити.
- Они контролируют свои разговоры, и ещё более контролируют свои намерения, принимая их спонтанно, и весьма размыто. Предполагаю, что они хотят направиться, в места их умерщвления, где они когда-то смогли возродиться и начать свой путь. Нельзя им позволить дойти до своих тел, это их нирвана, это их омут жизни. Ничего вразумительного я не видел о конечной точке их пребывания, но нам этого и не нужно, наша цель перехватить их по пути. Поэтому завтракаем, собираемся, и уходим. Люба, Зазу, придётся оставить, друзьям. Есть товарищи, которые смогут за ней присмотреть? - Девушка кивнула. – Отлично. Итак, как мы их уничтожим, тоже не знаю, придётся импровизировать, мы с Володей, придумали сетки из можжевеловых ветвей, нужно это использовать, хочу взять их с собой, возможно, они нам пригодятся. Стрелы у меня готовы. Надеюсь, ни кто не против похода? – спросил Витя.
- У нас нет выбора, - сказал Володя.
Люба снова кивнула. Сразу после завтрака, девушка позвонила Маше, сказала, куда ей подъехать и забрать кошку, а заодно привезти каких-нибудь старых, не нужных, походных вещей, и строго настрого запретила ей приближаться к своей квартире. Тем временем друзья собирали походные сумки, набивали их едой, посудой, можжевеловыми ветками, и прочей утварью. Через час с огромным пакетом одежды, приехала Маша. Она вошла в квартиру Вити, с интересом оценивая дружную компанию. Элегантно улыбнувшись, и скинув с плеч, короткий пуховичок, она вежливо поздоровалась, протягивая тонкую ручку, хозяину дома. Витя, как не старался, сдался такой эмоциональной атаке, скоро они, стоя в коридоре, о чём-то весело хихикая, разговаривали. Любу, это почему-то задело, и вовсе не потому, что ей нужен Витя, вовсе нет, она испугалась, что её подруга, заберёт себе всех новых друзей, а это было бы не приятным моментом, и очень болезненным. В голове представилось, как Витя с Володей, подходят и говорят: «как жаль, что летаешь ты, а не твоя очаровательная подруга. Это только в фильмах может быть, где главная героиня, привлекательная куколка, а в жизни получается, удивительными способностями наделены, такие, как ты, - скажут они, ткнув на меня пальцем». Их голос, даже там, на краю её страшных мыслей, звучит, пренебрежительно и брезгливо. Невольно она взглянула в зеркало, широкие бёдра, грудь не пятого, а второго размера, стопа сорок первого, с таким очень тяжело найти симпатичную обувь, а с каблуками так вообще беда. Но ведь эта одна сторона медали, другая сторона выглядит симпатичней: голубые глаза, красивые пухлые губы от природы, высокие скулы, длинные волосы, и в целом высокая и спортивная фигура. Люба горько вздохнула, отворачиваясь от зеркала, она заметила, что Владимир, смотрит на неё, пытаясь спрятать улыбку.
- Не смешно, - пробурчала Люба, глядя, на него через отражение в зеркале.
Но на душе от его улыбки стало легче. Приятно осознавать, что он не поддавался на любовные чары подруги. Значит, не всё потеряно в этом мире. Едва Маша осталась наедине с Любой, она тут же набросилась с расспросами, любопытство съедало её душу. А история биографии Вити, тревожило её мысли. Люба засмеялась, не упуская возможности пошутить о глубокой и вечной любви к Косте, на что получила очень размытое пояснение о сложности отношений.
- Люба, скажи мне, что ж это вы так внезапно, сорвались? И почему ты мне о своих друзьях ничего не рассказывала? А я, как дура устраивала тебе свидание с Димкой. Ты влюблена в кого-нибудь из них? – спрашивала Маша.
- Ой, Машка. Я даже не знаю, с чего начать рассказ, а врать мне не охота. Ну, в общем, в поход мы решили сегодня поехать, отдохнуть. С Витей я уже пару месяцев знакома, Володю, знаю пару дней. Мы с ними только друзья, и я уверена, что между мной и кем-то из них не могут возникнуть чувства. Вот, что такое любовь? – это эмоция. У нас такого нет, мы друг друга уважаем, и нас объединяет общее дело, с которым необходимо разобраться. Мы, так сказать организовали кружок по интересам, - проговорила Люба, перебирая и сортируя привезённые подругой вещи.
- Ой, ли! – хмыкнула Маша. - Я видела как Владимир, на тебя смотрит, так уж нет у вас чувств?
- Ты, ошибаешься, поверь, ты сильно заблуждаешься, - задумчиво, поправляя прядь выбившихся волос, сказала Люба, устало садясь рядом с подругой.
- Это не объяснить. Это такой взгляд, сильный, но почему-то грустный. И что самое удивительное, он прекрасно может абстрагироваться от внешних раздражителей, взять, к примеру, меня, мне кажется, он даже не запомнит моё имя. Что ж этот парень безумно привлекателен. И тело у него красивое. Неужели он тебе не нужен? - хитро улыбаясь, рассуждала Маша, глядя в белый потолок.
Люба недовольно уставилась на подругу, не в силах найти подходящих слов, чтобы прекратить её монолог. Сумки были упакованы, Заза отдана Маше, на воспитание. Преследование началось. Витя чувствовал, что духи удаляются на восток. Первым поездом они отправились в путь, в неизвестность. Витя почти всё время сидел в задумчивости, рисовал схемы на листе бумаги, изучал карты местности в планшете. Владимир, в этот раз, был более оживлён в беседе, оказавшись прекрасным рассказчиком и слушателем. Спустя пару часов непринужденной беседы, Люба и Владимир смеясь, спорили о предпочтениях в музыке, и о кинематографе. Ребята уже проехали весь день, оставляя за спиной два города. Впереди их всё также ждала неизвестность. Витя перебрался на верхнюю полку, продолжая молчать, изредка прося Любу передать ему, перекусить. Люба же с Владимиром, наговорившись, сели вместе разгадывать кроссворд. Так они ехали до ночи. Ребята уже стали готовиться ко сну, как внезапно молчаливый Витя, их окликнул:
- Нашёл, я нашёл, то место где будут пролетать духи, не конечная их точка, а только путь, - он слез с верхней полки, положил на стол планшет, разворачивая фотографии. - Мы их обгоняем, какая удача! Вот, смотрите, вот это кладбище, послезавтра с сумраком они будут, там пролетать. Утром выйдем на станции этого населённого пункта. - Витя принялся листать фотографии, - это деревня, вроде бы. Ещё лучше, мы успеем в течение завтрашнего дня подготовиться к встрече, чем меньше населенный пункт, тем лучше.
- Отлично, сегодня поспим в тепле, - сказал Владимир, забираясь на соседнюю верхнюю полку.
Витя выскочил из купе-вагона, и побежал докладывать проводнице, о том, что завтра они покинут поезд. Едва взошло солнце, сонная проводница, подняла молодых людей на ноги. Выйдя на платформу, их, встретил свежий, весенний ветерок. Пушистые облака, освещённые ярким светом, радуя глаз, медленно плыли по небу, а чёрные птички, пролетая совсем рядом, задорно чирикали, повышая настроение. Медленным шагом они пошли по дороге. Село или деревня, оказалась не такой маленькой, как думалось. Асфальтированные дороги, около десятка пятиэтажных квартир, в центре, ребята прошли уже мимо трёх магазинчиков. Что удивило Любу, рядом с магазинами имелись велосипедные парковки. Даже в её большом городе, такого не у каждого крупного гипермаркета встретишь. Они шли вдоль улицы, скорее всего центральной, девушка с любопытством оглядывалась, пытаясь осмотреть всё вокруг. Ей была чужда деревенская жизнь, из-за этого было интересно, проникнуться местной культурой. Маленькие домики, с большими огородами, у обнесённых деревянным забором палисадников, стояли припаркованные автомобили. Во дворах, копошились женщины, занимаясь поливкой, или прополкой. У одного дома, стоял грязный трактор, у которого вились два мужика, и, ругаясь, ковырялись в нём. Вся деревенька, хоть и проснулась так рано, но была невероятно спокойным местом. Тут было тихо, даже в ушах звенело. Ребята зашли в магазин, купили продуктов на сегодняшний и завтрашний день. Витя выяснял, у продавщицы, в ярко-красном переднике, с синим бейджиком на груди, на котором было написано чёрным фломастером, витиеватым шрифтом, «Магазин: В гостях у дяди Вани. Продавщица: Алла», в какой стороне им следует искать кладбище. Подозрительные местные жители настороженно потребовали причину столь повышенного интереса, на что подготовленный интернетом Витя, рассказал о том, как во время Второй Отечественной Войны, велась ожесточённая битва, и на этом кладбище есть могила неизвестному солдату, и ребята хотят поблагодарить их, за спасённые души. Местным это понравилось, и, проникнувшись знаниями молодых людей, принялись наперебой рассказывать местные байки и легенды. Среди потока ненужной информации, Витя выяснил, в какой стороне им искать кладбище. К счастью, оно было в черте деревни, недалеко от него, имелась территория небольшого заповедника. Единогласно было принято решение, строить палатки, именно в заповеднике. Спустя час, ребята дошли до прекрасного места стоянки. Смешанный лес, заканчивался отвесным обрывом, внизу которого бурлила холодная горная речка. Чуть в стороне от обрыва ребята, побросали тяжёлые сумки, и немного отдохнув, стали разбивать место ночлега. Витя с Володей, развели костёр, когда маленький огонёк разгорелся, принялись ставить большую палатку.
Люба ходила недалеко от ребят, искала сухие ветки, чтобы их можно было сжечь. Набрав приличную стопку и сложив её аккуратно у заигравшегося костра, она пошла, исследовать местность в поисках питьевой воды. Вооружившись глубоким котелком, Люба спустилась к холодной реке, вода была причудливого красного цвета, скорее всего из-за примеси железа, которые были в избытке в этом районе, даже прибрежные скалы, имели интересный ржавый оттенок. Девушка пошла вдоль берега, вверх по течению. Земля у кромки воды была усыпана гладкими скользкими камнями, шлифованными быстрой речкой. По пути попадались деревья, корнями вросшие в древние скалы. Низко растущий кустарник перегораживал берег, приходилось перелезать через их массивные прутья, каждый раз рискуя упасть в воду. Люба действовала на ощупь, и не была уверена, что гнущиеся ветви её выдержат, но пока что, ей везло. Наконец она, вышла на широкий берег, скала осталась позади. Люба огляделась, посмотрела вверх, оценила, где они остановились на ночь, не особо высоко, как казалось сверху. Она снова окинула взглядом бурлящую речку: широкая, красивая, пробираясь сквозь скальные расщелины в неё впадал узкий ручей. Люба свернула в сторону ручья, следуя против его течения, тяжело пробираясь сквозь разрушенную горную породу. Ущелье оканчивалось низким водопадом, стекающим по красной скале, Люба набрала в ладошку воды, прополоскала ею рот, выплюнула, прислушалась к вкусовым ощущениям, рецепторы пропитались привкусом железа: «зато пригодна для питья», - пожав плечами, отметила девушка, набрав котелок воды. На месте стоянки ребята закончили устанавливать палатку, занявшись потрошением сумки в поисках, еды. Люба поставила котелок на огонь, прогнала голодных товарищей, принялась резать салат, варить макароны, заваривать чай. Витя и Володя, вооружившись тупым топором и тесаком, подтрунивая друг над другом, ввязались в постановочный бой. Когда всё было готово, друзья расселись вокруг костра, принимаясь за скромную трапезу, которая на свежем воздухе, показалась царским обедом.
- Эх, гитару бы сейчас, и было бы ощущение полного и правильного похода, - грея ладони над костром, мечтала вслух девушка.
- Ты умеешь играть на гитаре? – спросил Витя.
- Знаешь, ради, похода, в таком живописном месте, в компании хороших людей научилась бы. Ну, вот посмотрите на нас, сидим грустные, ну и что, что нас пытаются убить, сейчас то, мы живы. Давайте хоть песню споём, - сказала Люба, закрывая глаза, и вспоминая по памяти, подходящую к походу песню.
Не дожидаясь согласия ребят, она запела песню, которая пришла её в голову сидя ночью у костра, в лесу. Песня группы «Короли и шут» - «Лесник»:
- Замученный дорогой, я выбился из сил,
И в доме лесника я ночлега попросил.
С улыбкой добродушной старик меня впустил,
И жестом дружелюбным на ужин пригласил...
- Эй!!! – прокричала девушка, испытывая радость, и одновременно грусть, вспоминая хорошую группу.
Она не ожидала, но ребята подхватили песню, продолжая куплет вместе с ней. Пропев ещё что-то, из репертуара российского рока и панка. Молодые люди затушили костёр, и пошли в сторону палатки, которая была чуть в стороне от костра в лесу. Люба то и дело натыкалась на внезапно возникающие перед ней деревья, и уже стала подумывать насчёт того, что над ней жестоко издеваются. К счастью, Витя остановился, включил маленький фонарик на сотовом телефоне, освещая палатку.
- У нас что, одна палатка будет? – задумчиво спросила Люба, осматриваясь в поисках второй палатки.
- Да! А тебя что-то беспокоит? Она четырехместная, все разместимся. Знаешь ли, палатка не такая лёгкая, чтобы мы ещё одну взяли для вашего величества, - проговорил Витя, укоризненно глядя на девушку.
Люба, бросив ответный злобный взгляд, вздохнула, ссутулив плечи:
- Ну, раз нет, значит, нет, не до выбора. Мама если бы узнала, Храни Господь её душу, умерла бы от инфаркта. Ну, или меня убила бы. Или заставила бы папу выдрать. Где это видано скромная девушка, шатается по лесам в компании двух мужчин, и ночью ночует с ними в одной палатке, - говорила девушка.
Ребята слушали её гневный монолог, пока она, развязывала ботинки, после заворачивалась в индивидуальный спальник: «хоть на этом спасибо», - хмуро подумала Люба, и долго ворочалась с бока на бок. Рядом с ней молча, укладывался Владимир, и у другой стенки Витя.
- Ага. О, нравы! Вот молодежь пошла, - сказал Витя, когда Люба перестала говорить.
Девушка фыркнула на его замечание. Попадись в её руки, подушка, или ещё лучше полено, кое-кто точно получил бы по башке, чтобы неповадно было.
Ночью Люба никак не могла уснуть. Она ворочалась, считала барашков, на тысячи остановилась. В ожидании сна она полежала час или два, задумчиво осматривая потолок высокой палатки. Когда глаза привыкли к темноте, она смогла разглядеть, листик, налипший на крыше, с внешней стороны, тонкого паука, с длинными лапами, карабкающегося по полиамидному шву верх. Терпение девушки закончилось, стараясь не шуметь, она вылезла наружу. В тамбуре надела холодную и мокрую от росы обувь, и пошла к кострищу. Окружающий лес, казался иллюзорно спокойным. Люба закрыла глаза, прислушиваясь. Наконец, она почувствовала, как нарушали тишину ночные насекомые, как деревья покачивались в такт лёгкому ветерку, как речка, внимая течению, бурлила далеко под ногами. Остановившись у края обрыва, она глянула вниз, по поверхности чёрной воды мелькали маленькие белые барашки, отцвеченные луной. Девушка села, на край, свесила ноги вниз. Совершенно не боясь того, что скала может обвалиться, утянув её за собой, в бурлящий холодный поток реки. Вода, переливаясь и разбиваясь о прибрежные камни, уносилась всё дальше, в незнакомые девушке города и сёла. Тревожа память, Люба вспоминала себя. В прошлом ей редко приходилось наслаждаться эстетикой дико природы. Небо над головой волновало разве что нависшими грозовыми тучами, а среди звёзд, она с трудом могла бы отыскать созвездие Большой Медведицы. «Неужели так скоро можно измениться?», - задавалась вопросом девушка. Она подняла глаза к небу, ища ответ, на терзающую её неопределённость. В деревне небо казалось другим, не как в городе. Среди ровного росчерка звёзд она разглядела млечный путь. Сияние далёких галактик, приветливо мерцали, из глубины космических дорог. Люба закрыла глаза, подставляя своё лицо лунному свету, который походя сквозь тело, забирал с собой её страх. Из-под прикрытых век она ощущала ровное очертание полнолуния. Девушка оглянулась, услышав треск ветки. На полянку вышел Владимир. Улыбаясь, он сел рядом, свесил ноги, и молча, уставился на спутницу земли. Девушка, тоже отвернулась к небу, украдкой поглядывая на Володю. Он был высоким, не такой длинный как Витя, но выше Любы. Он носил одежду свободного покроя, которая, тем не менее, не могла скрыть его широкие плечи и рельефное тело. Невольно она смутилась, продолжая запоминать привлекательный для неё образ. У него были ниспадающие на плечи ухоженные волосы, цвета вороного крыла. Будучи в беспорядке, они, закрывая часть лица, придавая загадочности молодому человеку. Она не могла отвести взгляд от ровной линии подбородка и острых высоких скул. Хищный взгляд аметистовых глаз, сконцентрировано замер на ровном росчерке луны.
- Знаешь, в Китае, считают, что нельзя долго смотреть на Луну, она снижает зрение, и делает наблюдателя глупым. Впрочем, на звёзды тоже не желательно смотреть, - тихо проговорил Володя, взглянув на девушку.
- Ты впервые смотришь мне в глаза, - проговорила она, утопая в тёмно-фиолетовой бездне его глаз. Он улыбнулся.
- А ты всегда сбегаешь, пытаясь остаться одной, – она улыбнулась, хитро прищурившись. – Можно ли пробиться к тебе, сквозь желание скрыться? – он опустил взгляд, его лицо показалось печальным.
- Можно, – прошептала Люба.
- Вот как? – Владимир изогнул бровь, разворачиваясь к девушке. – И ты вовсе не попытаешься сброситься с обрыва, воспарив над лесом?
- Не правда! – возмутилась девушка. – Я ни когда так не делала.
- Так происходит, каждый раз, как я остаюсь с тобой наедине.
- Прыгаю с обрыва и улетаю в лес? – смеясь, проговорила Люба.
- Пытаешься отстраниться или спрятаться за шуткой.
- Я… - Люба зажмурилась, помотав головой. – Нет, ни чего.… Забудь, - она хмуро взглянула на покрытое тёмными облаками небо.
- Ты боишься меня? - тихо прошептал Владимир, подаваясь к девушке.
- Опасаюсь, - призналась она, также тихо.
- Не стоит, - Владимир нежно улыбнулся. – Что мне сделать, чтобы добиться твоего доверия?
- Хм, - задумчиво потянула Люба. - Я ничего не знаю о тебе. Знаю, что ты очень умён, занимаешься единоборствами, и из вчерашнего разговора в поезде, смогу устроить для тебя великолепный ужин, совместно с просмотром голливудских боевиков девяностых годов. Но кто за всем этим скрывается? Наверное, тобой гордятся родители, за твой выбор в жизни? – спросила она. – Расскажи, что-нибудь о себе?
- Меня растила одна мама, но она не догадывается о моих способностях, их я обнаружил в десять лет, это послужило причиной по которой, ни сказав, не слова я уговорил мать отослать меня подальше, учиться единоборствам, и набраться Китайской и Японской мудрости. Уж, у кого, а у них точно, есть чему учиться. Мама и папа развелись, когда я родился, но он нам помогает, он оплатил мою учёбу. Да, он горд, за меня. Сейчас я работаю, учу детей боевым искусствам. Мне это нравится, я знаю, что нашёл себя. Братьев и сестер у меня нет, - Люба, терпеливо ждала. Немного помолчав, он продолжил беседу. - Люба, Любовь – красивое и редкое имя, - произнёс Володя.
- Вообще-то, меня не Любовь зовут. Мой отец увлекался старославянским фольклором, историей, и решил меня назвать Любава. Со старославянского языка, это значит любимая. Но, как-то не прижилось, так уж получилось, что многие меня зовут Любовью. Уже привыкла – улыбаясь, рассказала девушка, историю своего имени.
Володя, несколько раз произнес «правильное» имя, как будто пробуя его на вкус:
- Мне нравится, очень ласково звучит, даже произносится приятно, - загадочно сказал он.
- Представляешь, возможно, эта последняя ночь, в которой мы живём. Последний раз смотрим на эти сверкающие звёзды, последний раз видим Луну. И мне удивительно, почему я раньше не смотрела, вот так просто ничего не делая. Мне страшно и одновременно спокойно, - заговорила Люба, снова подняв глаза к идеально ровному серебряному диску, покрытому чёрными неровными кратерами.
Эти пятна, словно говорили, что, ни чего не может быть идеальным. Ты настолько же чист, насколько запятнан. Володя, подсел поближе, обнимая Любу за плечи, и прижимая к себе. Она положила свою голову на его плечо, вдыхая, его запах, похожий, на смесь имбиря, с корицей. Это объятие было другим, отличающееся от, прикосновений других парней, которые её обнимали. С Димой – омерзительно. С Витей – как со старшим братом. С Владимиром – совсем не так, было, волнительно и хорошо. Они, просидели до самого рассвета, вместе встретив кровавое зарево, появившееся над горизонтом. Все мысленные мольбы властной Луне, к сожалению, не исполнились, девушка молила, что бы эта ночь ни заканчивалась. Уж лучше быть погружённым во мрак ночи, чем лишиться жизни, тепла, и покоя с началом рассвета. Но безнадёжно наступало утро.



Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 27
Опубликовано: 03.09.2016 в 02:26
© Copyright: Антонина Лаврова
Просмотреть профиль автора






1