ВЕРБЛЮД ВАСЯ, ИЛИ, ПЯТНАДЦАТЬ СИНЯКОВ НА ОДНУ ЗАДНИЦУ (Виолетта Баша, еженедельник "Моя Семья")


ВЕРБЛЮД ВАСЯ, ИЛИ,  ПЯТНАДЦАТЬ СИНЯКОВ НА ОДНУ ЗАДНИЦУ (Виолетта Баша, еженедельник "Моя Семья")


ВЕРБЛЮД ВАСЯ,



или,

ПЯТНАДЦАТЬ СИНЯКОВ НА ОДНУ ЗАДНИЦУ


Виолетта Баша,
Еженедельник "Моя семья"

С какого, спрашивается, горя, Человек может поехать в Египет, когда на планете столько безопасных мест? Человек не может. Может офигевший от трудового подрыва журналист.
Пустив разгуливать по страницам родного миллионника сотню вампиров с графом Дракулой, замутив народ слухом о прекрасном и ужасном Сен Жермене, явившимся в наши дни в облике г-на Березовского, раскрутив на полполосы земной шар наоборот, и пугнув напоследок читателей парочкой концов света ( которые должны грянуть ну сразу же после Нового года), я облегченно вздохнула. «Восемь дней отдыха!» - о таком моя душа не могла и мечтать! Взгляд скользнул в направлении окна, споткнувшись о плюнувшую прямехонько мне в душу беспросветную московскую метель.

Почем пальмы для души?


- Думаешь, я твою душеньку на диване у телевизора не достану?! - предвкушая мерзопакость, взвыла метель.
- Фигушки! – ответил душенька.
- Чего тебе угодно? – спросила я родимую.
- К пальмам!!! На песочек!!! - завопило тело. Душа согласно закивала головой.
- И почем нынче пальмы?
- Не меньше трех штук, - прозвучал приговор.
Прощайте, острова в океане! Простите меня, Бали, Таиланд, Новая Зеландия и пляжи Австралии! Я – честный московский журналист. И жарить свою задницу я буду в Египте ровнехонько за заветную штуку баксов с учетом отрыва по полной. Но до какой степени по полной – этого я и представить себе не могла.

Летайте самолетами Аэрофлота!
( Лучший способ стать ближе к Богу)


Название турфирмы «Пегас» и изображение летящей кобылы на путевке вызвали томление в членах. А члены эти уже второй час тряслись в небе над бескрайней родиной. Каждая воздушная яма заставляла меня вспомнить очередную строку в отчете об изношенности отечественного самолетного парка. Профессор атеизма, оказавшийся по соседству, неистово крестился. В течение пяти часов он становился то православным, то ваххабитом, матерившим не повинного в проблемах Аэрофлота аллаха, то откровенным богохульником. Осознав близость к Богу, народ укреплял духовные силы русским ноу-хау: пил как в последний миг своей жизни. Где-то между третьей и четвертой рюмкой над облаками вспыхнул кроваво-красный закат, на шестой небо стало черным, как коренное население Африки. В аэропорт Шарм Аль Шейха мы вывались глубокой ночью под сильным наркозом.

За такие бабки я тебя сама отнесу!

Помните очереди в Москве у посольств за визами? Виза в Египет – это задрипанная бумажка, которую вам за 15 баксов вклеивают в паспорт прямо в самолете. Если вы слишком увлечены «допингом», то в аэропорту вожделенный клочок обойдется вам уже в 20. Мне вклеили.
Подхватив дорожную сумку, я походкой от берда лихо проследовала мимо ухмыляющейся усатой морды полицейского. Рано радовалась…
Эйфория продолжалась – на улице тепло и снега нет! А есть первый туземец, славный такой, милый, с табличкой «Пегас» и изображением все той же летающей кобылы.
- И-го-го!!! – неслось прямо из души.
- Ваш автобус там-то, - откликнулись на мое ржание. - Давайте сумку!
Не успела я закрыть рот, как мою сумку потащили. Е-мое. Никогда не отдавайте свои вещи в руки незнакомцам. В Египте.
Сто метров до автобуса он оценил в 10 долларов. Самая мелкая купюра, которая была у меня – сто баксов – была мне дорога как память. Я прикинула, сколько времени я строчила статью, за которую получила эту дорогую моему сердцу бумажку. И как потом болела голова от недосыпа.
- Сколько, сколько? Да за такие деньги я сама с этой сумкой три раза туда и обратно сбегаю!
На мое счастье в кармане завалялось 2 доллара. До меня с предельной ясностью стало доходить - вымогать деньги будут денно и нощно. Как же я вцепилась в свою сумку, когда рука другого араба потянулась, чтобы занести ее в автобус! Я держала ее мертвой хваткой.
…Как потом ни заглядывал мне юноша, убиравший мой номер, в глаза, какие фигуры из полотенец не выкладывал на подушке – я улыбалась и делала вид, что не понимаю. Чаевые? Ага, щас…

Воды…. Воды…!!!

Какого черта я не заглянула в договор! Глубокой ночью после весьма острого «шведского стола» в его египетском понимании, я осознала, что это вам не Европа. С балкона виднелся … песок, песок и песок. Пустыня….
- ….воды!!!…. воды – проносилось в голове в ожидании галлюцинаций из оазисов из бутылок пепси.
Когда жажда собралась окончательно доконать меня, я перечитала все эти иезуитские строчки о том, что в отель ЗАПРЕЩЕНО ПРОНОСИТЬ НАПИТКИ. Бар был закрыт, а цены там были мало сказать свихнутыми, - шизофреническими. Чай, вы в пустыне, господа! Предстояло с риском, что это будет последний глоток в жизни, хлебнуть из-под крана. Дрожащая рука, стакан… привкус сладковатой дури… Героин они туда подмешивают , что ли?
На следующее утро я рванула за соком и выпила не меньше литра прямо в магазине. Сок любой фирмы в Египте отдавал все тем же героином.
Всю оставшуюся неделю наши сограждане были заняты одним, но важным делом – попыткой пронести в отель спасительную влагу. Думаете, что Гулаг в нашем советском прошлом? Фигушки! На входе наши сумки ШМОНАЛИ. Проходить приходилось через металло ( точнее, водо-) искатели. Обнаруженную контрабанду изымали (подозреваю, что выпивали ее по ночам). Однако, несчастье, как известно, сплачивает. Опытные соседи показали тропинку через пляж, где не было полицейских. Кстати, все полицейские этого садистского побережья заняты одним – они ищут в сумках сок! Как-то в полночь, когда я шла «тропой жизни», кто-то в потемках рядом с кустами схватил меня за руку.
- Биар? Водка? Виски?
- Но-Но! Джус!!!
В сумке у меня булькал литр вожделенного «оранджа». Полицейский хотел уже отобрать мое сокровище. Тут меня озарило. Многие экскурсии отправлялись ближе к ночи, и я поклялась, что сок несу не в номер, а прямо в автобус. В голосе моем звенела решимость прикончить гада. Подействовало.

Последний герой

Подушки. Они тут всюду. Кажется. Что египтяне не выходят без них из дому. На пляже на шезлонгах – там ну просто перины (то бишь мягонькие такие матрасики). Интересно, чем тут принято заниматься на пляже? Ну-ну… А вы что подумали?
Кстати, моей наивной мечте позагорать и погреться пришлось сильно напрягаться, чтобы осуществиться. Загорали мы как пингвины в Антарктиде: прячась от ледяного ветра за заборчиком или за кустами и пальмами и завернувшись в пледы, оголив предварительно ту или иную часть тела. После первого же дня такого загара шея не поворачивалась, и болели руки. Продуло. Но … русские не сдаются. Загорать мы ходили как на подвиг. Вопреки и во славу. Но вернемся к нашим подушкам.
Так вот, отправляясь на экскурсию к пирамидам, гид сказал нам взять с собой подушки и одеяла. В усыпальницу что ли? А там еще остались спальные места? Подобные кошмарики не давали заснуть, впрочем, автобус отправлялся практически после полуночи, так что спать было некогда.
Потом до меня дошло – в Египте нет правил дорожного движения. Машины толкутся, как верблюды у водопоя. Аварии здесь так часто, что любую поездку можно считать последней. На всякий случай.
- А не опасно? Говорят, тут у вас автобусы обстреливали? – спрашиваю я гида, нагло заняв переднее кресло рядом с ним.
- - А нас сопровождает охрана….
Выяснилось, что охрана – это молоденький, испуганного вида красавчик явно только со школьной скамьи. Если что, я думаю, смогу его защитить. Он – словно с картинки о наследниках фараонов.
Итак, обложившись подушками и одеялами, едем. Ехать часов восемь. За окном – ночь, то бишь – тьма египетская. Рассвет застал нас в о кафеюшне при автозаправке. Ноги затекли, на улице – холодрыга та еще – точь в точь – московское лето, согрелись чашечкой кофе, покурили, и дальше в дорогу.
Наконец, туннель и вот она, Африка!
Пошатавшись по музею с мумиями и прикинув, насколько хватит нам этого золота, если чуть-чуть грабануть музейчик, нас опять загнали а автобус и повезли к долгожданным пирамидам. Ух, блин, знать бы за что деньги плачены!

Загробная физкультура

Рядом с пирамидами толпятся верблюды, поджидая жертв. Фотографировать можно только издалека, иначе с вас возьмут плату. Жажда наживы оживляет монотонный пейзаж.
- Прокатиться не желаете? – меня цепляют за одежду.
- А почем?
Выяснилось, что всего пять долларов. Это за посадку. Самостоятельно слезть с этой махины невозможно. За то, чтобы дрожащего от непередаваемого кайфа туриста сняли в целости и относительной сохранности с вас слупят еще 50. зато вам потом ласково сообщат, что этот верблюд – не простой, а ветеран. И зовут его добрым именем Вася. Вася на местном жаргоне – лох-турист, с которого сшибли эти самые 50 долларов. На всякий случай держусь подальше от Вась и их хозяев, закинут на животное так быстро, что не успеешь прийти в сознание.


Ну как побывать рядом с пирамидами и не залезть внутрь? И всего-то каких-то сорок баксов. На входе – очередь не меньше чем в Мавзолей. Из маленькой дверцы выходят измученного вида счастливчики. Спрашиваю одного из:
- Ну как, стоит туда идти?
- Да-да, обязательно. Там так здорово, интересно, - отвечает счастливчик, соприкоснувшийся с вечностью. Я не чувствую подвоха. Занимаю очередь.
- Подвох я почувствовала, когда попала в узкий тоннель с потолком не выше метра, по которому ползут сразу в две стороны – туда и обратно. Туннель с наклоном. Если ты попадаешь с цепочку, то обратно, если повезет, выйти можно минут через20 ( время туда и обратно). Впереди тебя и позади – люди, ни повернуться, ни отдохнуть, ни вернуться.
- Вы когда-нибудь бежали километр в противогазе? Так вот. Противогаз – это цветочки. Там есть хоть какой-то воздух. В тоннеле его нет. Он кончается в сотне метров от входа. Дальше – один углекислый газ и безвоздушное пространство. Вентиляции в пирамидах нет. Зато есть трупчик фараона, к которому обалдевший народ зачем то ломится. Когда туннель наконец закончился, мы оказались в комнате с забальзамированным телом. Народ опять же выстроился в очередь – посмотреть на покойничка. Мне этот трупчик давно по барабану, единственное желание – выскочить побыстрее. Без очереди ломлюсь назад в тот самый задний проход. Теперь предстоит карабкаться с наклоном вверх и опять все те же минут 10. Впереди какой-то малыш заплакал и остановился. Мать на него орет, он – ни в какую. Те, кто сзади, вспоминают мать и ее сексуальные связи самыми изящными выражениями. Кто-то не выдерживая, вскрикивает и пытается вызвать сострадание ребенка намеком на обморок, сползая по стенке. Трюк не удается. Сползать тут некуда – ты и так замурован. Подняться во весь рост тоже нельзя. Наконец малыш передумал и мы были помилованы. Когда наконец показался «свет в конце тоннеля», начинаешь понимать, за что деньги плачены. Выскакивая как пробка из шампанского, народ безумно счастлив – живы! Какой-то бедолага спрашивает меня:
- Стоит туда идти!
- Конечно, отвечаю я, ухмыляясь. Там так здорово!
Скоро выяснилось, что эта загробная физкультура не прошла даром – ляжки были растянуты и я хромала до конца отпуска.

15 синяков на одну задницу

В Москве один приятель рекомендовал самый крутой кайф – сафари на квадрокаре.
Ни растянутые ляжки, ни продутая шея не смогли остановить мое сознание, ошалевшее от стремления оттянуться по полной всего за неделю. Прихрамывая и растирая шею, оседлала железного коня и мы – дам тридцать, в основном жен новых - русских рванули по шоссе. Трудно сказать, почему группа попалась такая женская. Похоже, что мужчины из нашего отеля в Египте занимались другим – дегустировали все, что жидкое и горит. Гнать по шоссе – это здорово, все рассчитано на чайников – две кнопки - газ и тормоз и руль. Душа пела, закат догорал, скорость росла, шоссе было чистым (если не считать одинокий трактор, кое как увернувшийся от колонны сумасшедших амазонок), когда мы наконец свернули с шоссе на песок. Затрясло так, что все эротически неудовлетворенные дамы завизжали – барханы – это вам не дешевенький эректор за 10 баксов, мужчины могут отдохнуть. Не успев расслабиться и получить максимум удовольствия, понимаю- мой железный коняга глючит. Его заносит на чистом месте. Впиваюсь в руль, но наглая железяка ухмылется в ответ – это ты меня хочешь остановить. Через секунду мой металлический драндулет делает пируэт в воздухе и падает в песок кверху колесами. Я лечу в сторону, соображая, как бы получше сгруппироваться, чтобы не сломать шею. Вся кодла уже далеко у горизонта, я с десятком синяков на бедрах, рассматриваю повреждения. Ну – ободранная кожа на пальце, из которого хлещет кровища – пустяк по сравнению с возможностью навеки расслабиться под закатным солнцем пустыни. Пытаюст кричать, но меня не слышат, дороги назад я уже точно не найду. Если и смогу поставить мою безумную колымагу на колеса. Короче - полный аллах акбар! Интересно, а ночи, говорят, в пустыне холодныя…

Все-таки последняя из амазонок вернулась за мной, вся процессия притормозила, и я догнала народ. Всю оставшуюся дорогу – час с лишком меня трясло не столько от барханов под колесами, сколько от стресса или от счастья, что осталась жива. Одним словом, когда мы все-таки остановились у какой-то хижины бедуинов где-то в самом сердце пустыни, на краю гор, вопрос «не желаете ли покурить» (оружие, наркотики, порнография, статья такая-то… мелькнуло в голове) показался мне гласом божьим. После такого и кальян был в самый раз, но черт его знает, какую травку они туда засыпают. Курили мы простые английские сигареты, сделанные где-то в Урюпинске. Оно гадость конечно, однако, не так смертельно.
В самолете, когда всю эту экзотику мне помогали не забыть 15 синяков, растянутые ляжки и продутая шея, уже никто не крестился. Просто, когда мы все-таки, несмотря на все старания Аэрофлота, приземлились в Москве под сильным наркозом, отдохнувшие как и я соотечественники дружно хлопали. Вероятно, из чувства глубокой благодарности судьбе за то, что все-таки остались живы.




Рубрика произведения: Проза -> Юмор
Ключевые слова: Виолетта Баша, юмор, юмористические рассказы, проза, Верблюд Вася, верблюд Вася или пятнадцать синяков на одну задницу, Египет, Моя семья,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 35
Опубликовано: 01.09.2016 в 20:07
© Copyright: Виолетта Баша
Просмотреть профиль автора






1