Мир духов (книга 1). Глава 11: Снова тень.


p { margin-bottom: 0.25cm; line-height: 120%; } Люба после встречи с нежитью, вела себя тихо. Она перестала летать, опасаясь новой встречи с духами. Да, и в целом, старалась быть либо с людьми, либо лишний раз не выходить за стены своей квартиры. С утра, до вечера она находилась на лекциях, вечерами допоздна засиживалась в библиотеке института, где готовилась к многочисленным зачётам и предстоящим через месяц-полтора экзаменам. Пару раз она встречалась с Витей, вместе они гуляли, в центральном парке, или захаживали в кафе, разговаривая о духах, превратностях жизни, о предстоящей битве, и вариантах убийства нежити. До глубокой ночи Люба, уставшая после долгой зубрёжки, занималась любимым занятием – рисованием. У неё уже получилось с помощью интернета, продать две свои картины. Но каждый вечер, Любу тревожило её положение, не было уверенности в завтрашнем дне. Мучаясь противным ощущением, как изжога, всё внутри болело, саднило, горело, и с этим она ничего не могла поделать.
Люба сидела в кабинете культурологии, в ожидании лектора, от нечего делать рисовала в тетради разных фантастических существ. Спустя некоторое время, это занятие перешло из раздела от нечего делать, до раздела полнейшего погружения. Девушка перестала воспринимать внешние раздражители в виде шумных товарищей по группе, любопытных взглядов и вопросов соседки по парте Маринки. Увлекшись, Люба даже не заметила, как пришел старенький лектор, все студенты встали со своих мест, приветствуя преподавателя. Люба даже не слышала, как шипела на неё Марина, и даже не заметила, как лично к ней подошёл лектор, и взял в руки один из отложенных рисунков, там был нарисован банник, ну точнее Люба видит банника, так как изобразила на рисунке. Девушка увидела, что, кто взял без спроса рисунок, возмутилась:
- Какого чёрта… - начала было говорить Люба, и застыла. Вскочила на ноги и с перекошенным от ужаса лицом, опуская от стыда голову, произнесла, – простите меня, пожалуйста, Леонид Егорович, я увлеклась, больше такого не повторится.
- Интересно, очень интересная интерпретация Цветкова, – сказал лектор. Отложил банника, и с явным любопытством стал разглядывать домового, а следом за ним и ожившего покойника, которого Люба представила, в виде доброго существа по мотивам старого анекдота. «Ночь. Женщина должна пойти мимо кладбища, а ей страшно. Вдруг видит у ворот стоит человек. Она к нему подбегает и говорит: - Здравствуйте, как хорошо, что вас встретила, не проводите ли вы меня через кладбище? – Человек соглашается. Проводил он её, до ворот, она снова говорит: - Ой, спасибо выручили, я так покойников боюсь. А человек отвечает. – Да, чего нас бояться-то?».
Люба сгорала от стыда, стоя перед лектором, и перед всей группой, пока он, молча, разглядывал рисунки. В голову лезли всякие обвиняющие мысли, вроде того, что сейчас лектор выгонит, так как сочтёт, что ситуация с рисунками ненормальная. Или ещё хуже поведёт к директору, они вместе вызовут психиатрическую машину, чтобы уличить Любу в неадекватности поведения. Её свяжут в смирительный халат. Ей останется лишь, кусаясь, плюясь, и дергаясь, кричать: «я психически полноценная, отпустите меня». В голове даже всплыла картинка, как лектор, с расширенными от праведного гнева глазами, воздев указательный палец, указывая им на Любу, прокричит:
- Ведьма!
Одногруппники, во главе с Леонидом Егоровичем, возьмут факелы, вилы, грабли с топорами. Они забьют её до смерти, а потом сожгут. Вместо этого преподаватель, положил рисунки на место, развернулся лицом к кафедре, сказал:
- Тема сегодняшней лекции «Славянская культура. Фольклор». А вы Цветкова садитесь, что стоите, – проговорил лектор, удаляясь к кафедре.
Люба пораженно села, удивленная тем, как легко отделалась. Учитель, что-то поискал, в шкафчике своего стола, выудил от туда, толстую папочку. Откашлялся, начиная зачитывать материал. Большинство из прочтённого материала Леонидом Егоровичем, девушка уже знала, кое, что ей уже рассказал Витя, но была и новая информация, к примеру, лектор более детально описал: духов, домовых, русалок, чертей. Лектор, коснулся темы обзора места обитания, представителей славянского фольклора, а также об их, первых упоминаниях. Девушка увлечённо слушала каждое слово, ловила, каждую фразу. Сразу после лекции, Люба подошла к кафедре. Подождала, когда стайка студентов отойдёт от преподавателя:
- Ещё раз простите меня за то, что увлеклась и не заметила, вашего приближения. Я хотела бы поблагодарить вас, за сегодняшнюю лекцию, она была великолепна, мне было очень интересно, – искренне сказала девушка.
- Цветкова, извинения приняты. Вообще эта тема обычно не читается студентам, но согласись, вас молодые и пытливые умы, так сложно увлечь хоть, чем-то. Поэтому я и сам был рад прочитать эту тему, зная, что хотя бы один студент, меня поблагодарит и запомнит мои слова. А если я смог сегодня заинтересовать хотя бы одного человека, это уже окажется для меня большой победой, – улыбаясь, сказал Леонид Егорович.
- У меня ещё один вопрос? – учитель поправил на глазах очки, внимая вопросу студентки. - Как вы думаете чертей, и злых, совсем злых духов можно убить? – спросила Люба.
- Думаю можно. Если бы было нельзя, наверное, нам было бы тяжко жить, – задумчиво глядя в потолок, проговорил старый учитель. – В любом случае есть начало, должен быть и конец. Если дух появился, значит, появляется большая вероятность, что точно также дух и исчезнет.
Леонид Егорович закрыл толстую тетрадь, взял её в подмышку, и выжидательной паузой посмотрел на девушку в упор. Поняв, что разговор был окончен, еще раз поблагодарив за лекцию, Люба убежала.
Оставшиеся уроки, прошли весьма скучно. Слушала девушка в пол уха, редко что-то записывая, и всё больше думала, о борьбе со злыми духами.
Вечером, придя домой, Люба попыталась перерисовать, своих домовиков, в стиле тонализм, выходило не очень, наверное, сегодня не тот день. Отложив кисти, и уже совсем было, решаясь начать готовиться к лекциям, как вдруг, кто-то позвонил в домофон. Люба подняла трубку, это оказалась Маша, через минуту она уже стояла в квартире. Как всегда подруга выглядела прекрасно, даже немного завидно. Она уже ходила в короткой юбке, в капроновых колготках, всё в ней кричало об истинной женственности. Когда как Люба до сих пор не могла вылезти из джинсов, оправдываясь лютым холодом, в мае месяце. Молча отметив, что самой себе она не намерена наступать на горло, Люба сказала о своём восхищении подругой, не забыв осведомиться: «не холодно ли?», на что получила заливистый смех.
- Слушай, мы с тобой давно не виделись, может, сходим погулять? – спросила Маша.
- А ты по телефону заранее не могла мне позвонить, что так спонтанно?
- Не бубни, я девушка неожиданная. Да и если тебе заранее звонить, ты что сделаешь? – смешно изогнув бровь, пропела Маша.
- Я бы нашла причину не пойти, - ухмыльнувшись, согласилась Люба. - Как хорошо, что у меня есть ты. Ладно, чёрт с тобой, пошли, погуляем.
Маша взвизгнула, окрылённая успехом. Увидев, что Люба собирается одеваться в старые, но удобные джинсы, и готовится нахлобучить на голову шапку, Маша взяла инициативу по одеванию в свои руки. Она долго рылась в вещах, выудила из шкафа платье и юбку. Люба, упрямо запротестовала, сетуя на холод. Отмахнувшись, Маша окончательно нарядила подругу в юбку, длины чуть выше колена, чёрную майку, и поверх неё, слава духам, разрешила надеть приталенную куртку. Люба заворчала, ругая себя, за то, что не спрятала не удобные вещи в дальний угол квартиры. Маша ехидно захихикала, приступая разукрашивать лицо подруги косметикой. Любу каждый раз удивляло, как Маша умудряется носить в своей миниатюрной сумочке, столько всего разного. У неё всегда была с собой косметика, причём в количестве, что хватило бы краситься всему дому лет приблизительно пять, всегда бутылочка воды, обязательно шоколадка, с пакетиком печенья. Она не выходила из дома без трёх своих мобильных телефонов, электронной книги, плеера. Уверена, что в сто двадцатом измерении сумочки, можно было бы найти сменную одежду, или точнее швею, которая сидит в данном элементе гардероба и без устали шьёт ей новые эксклюзивные наряды, которые подруга невероятным образом умудряется переодевать несколько раз за день. Вот и сейчас экстравагантная подруга вытряхнула косметичку, закусила кончик чуть высунутого языка, и ловкими поставленными движениями художника, начала творить холст на лице Любы.
- Маш, а зачем весь этот цирк? Мы же можем просто пройтись прогуляться. Краситься то зачем? – спросила Люба, едва шевеля губами, чтобы не мешать подруге.
- Ну, как зачем, иногда тебе нужно выглядеть красивой. Ты чаще всего на замухрышку похожа. Тебя это я смотрю, не беспокоит, – сказала Маша, легонько дуя на глаз.
- Нее, мне, как-то всё равно, как я одета и накрашена ли. Зачем это нужно не понимаю.
- Хм, чтобы мужчины проходя мимо, восторгались твоей красотой.
- Это не правильно. Должен восторгаться кто-то один, и если он восторгается только моим внешним видом и косметикой, то зачем мне такой человек нужен? – спросила Люба подругу.
- Фи! Как сухо, как говорится в пословице: «встречают по одежке, провожают по уму», поразить своим интеллектом ты всегда успеешь, а вот побыть красивой, вот тут-то нужно постараться. Ну, вот всё ты готова. Посмотри, какая ты красавица.
Люба подошла к зеркалу. Маша, которая тонко чувствовала красоту, украсила, всё то, что было нужно. Она выделила, высокие скулы, накрасила ярко красной помадой пухлые губы, отметила большие глаза чёрной, как ночь тушью. Очень красиво, тем временем Маша уже придумывала, что сделать с волосами. Ничего грандиозного не выдумав, она расчесала, завила плойкой, и отпустила Любу восвояси. Подруги вышли на улицу, было зябко, вокруг горели фонари, пестрили рекламные щиты, мимо медленно ползли автомобили, пребывая большую часть пути в пробке, всюду раздавались недовольные гудки.
Никогда не замечали, что город ночью выглядит не таким, как днём, вовсе не потому, что стемнело. Кажется, будто город меняется, снимает одну маску, одевая другую. Вы, когда-нибудь выходили гулять по городу в четыре часа утра? Нет. Вы многое потеряли. Попробуйте, как-нибудь, да хоть на неделе, завести будильник на три тридцать, пока соберетесь, оденетесь, будет четыре утра. Взгляните на свой город, в других красках. Самое прекрасное время для прогулки - это без сомнения лето. Конец июня, уже тепло, можно гулять, не нагружая себя зонтами, и тёплой одеждой. Город настолько тихий и сонный, что не верится, будто тут могут жить тысячи людей. На улицах пустота. Случайно проехавшаяся мимо машина кажется затерявшейся. Потрясающее зрелище. Но сейчас не об этом.
Девушки пошли на Набережную, там было тихо, машины далеко сигналили следуя по центральным улицам города. Мимо подруг медленно проходили мамы с колясками и молодые пары, которые обнявшись, шли как один толстенький человечек. По правую руку, протекала река, делящая город на два больших района, в ней медленно проплывали утки, следя за людьми голодным взглядом. Первая тишину прервала Маша:
- Слушай, я надеюсь, ты не будешь на меня злиться, но скоро к нам присоединятся парни. Мой Костя, и Дима. Пока ты не начала на меня кричать, могу сказать в своё оправдание, он достал Костю и меня разговорами о тебе, он просто требовал, чтобы я вас свела, – невинно хлопая глазками, говорила подруга.
Люба остановилась:
- Как ты могла. Я не хочу ни с кем встречаться. Нельзя было сразу сказать, вот к чему ты меня красила. Это всё не я. Я ухожу. Разбирайся сама, – зло, сказав, бросила Люба подруге, разворачиваясь на каблуках.
- Поздно, вон они идут, – сказала Маша, поймав Любу за локоть, и помахав двум приближающимся парням, – слушай, я же не говорю, что ты обязана с ним встречаться, я не заставляю с ним переходить к интимному общению, но дать ему шанс узнать тебя поближе ты могла бы. Он не плохой. Дай ему шанс. Да и ты хороша, так и будешь сидеть старой девой.
Люба чуть не подавилась от возмущения:
- Я старая дева, Маш, мне всего девятнадцать. А сама-то... – Люба зарычала, закусив губу, и восстанавливая душевный покой. - Ладно, хорошо давайте вместе погуляем, но пообещай, что не оставишь меня с ним наедине, и если мне что-то не понравится, ты меня не удержишь, – сказала Люба подруге, грозя пальцем. На что Маша поклялась, что всё будет великолепно. Гнев сошёл на милость. «И в самом деле, подруга старается, знакомит, одевает, красит, и всячески старается угодить, а я веду себя, как свинья не благодарная» - думала Люба, пытаясь принять счастливый вид.
- Мальчики, привет, – сказала Маша, обхватывая шею Кости и нежно целуя его в губы. – Ну, что куда пойдём, какие планы?
В итоге, было решено, покормить уток. Эти птички, которые облюбовали центральный пляж с набережной, были как всегда голодны, что и, не удивительно учитывая, что тут их плавало, по меньшей мере, голов пятьдесят. Маша общалась с Костей, они обнимались и вели себя, как и следует вести себя влюблённой паре, тихо хихикали, когда кто-то из них шептал другому на ушко, держались за руки и преданно смотрели в лица друг другу. Дима был сдержан, как казалось, он сильно старается произвести впечатление. Всё время он вился рядом с Любой, предложил ей хлеб, для кормления уток, галантно подал руку, чтобы девушка зашла на камень, приближаясь к мимо проплывающим птицам. Он поддерживал весёлую, не принуждённую беседу: о фильмах, о музыке, о чем-то ещё. Люба, честно кивала головой, словно внимая беседе, иногда, спонтанно хмыкала и даже вымученно улыбалась. Девушка, мысленно вздохнула, проклиная себя, за бесчеловечность, Дима вызывал в ней лишь чувство скуки и тоски. Его отчаянные попытки понравиться, и вовсе вызывали откровенное непонимание. «Что же тебе нужно от меня?», - спрашивала себя Люба, морща лоб от недоумения. Дима, был симпатичным, очень симпатичным, высокий, образованный, внимательный, и самое главное влюблённый. Но его было слишком много, для Любы. Её спасло предложение от влюблённых Маши и Кости передислоцироваться в кинотеатр. Но и тут Люба, моя руки в дамской комнате, ощущала себя, подавленной, то и дело она косилась на дверь, ожидая, что в любую секунду, Дима появится рядом. Мучаясь и терзаясь, весь фильм, она то и дело, натыкалась на преданный взгляд молодого человека, мечтая, что бы фильм по продолжительности был, часа полтора, не больше. Фильм шёл два с половиной часа. Финал. У гардеробной Дима подскочил к Любе, помогая девушке одеться. Он задержал руки на её плечах, поморщившись, Люба передёрнулась, радуясь, что это не было замечено. Наконец ребята вышли на улицу. Воздух, благодатный воздух. Спокойной прогулкой, пройдя вдоль парка, и останавливаясь у памятника Фёдору Михайловичу Достоевскому, Маша и Костя тут же уселись, на рядом стоящую резную уютную лавочку, громко обсуждая сегодняшнее кино. Люба отошла от компании, к ограде, отгораживающей парк от крутого спуска к реке. Она облокотилась на ограду, всматриваясь в причудливое мерцание уличных фонарей в воде. Вода была чёрная, непроглядная, но по ней шла, лёгкая белая рябь, разбивающаяся о бетонный пирс. Подошёл Дима:
- Замёрзла? – спросил он, обнимая Любу за талию. - Ты сегодня, такая красивая, слов нет, прошептал он, пытаясь поймать её взгляд.
- Спасибо, – улыбаясь, сказала Люба. – Убейте меня! – прокричала она мысленно.
Он прижался к ней, разворачивая к себе лицом, одна его рука лежала на её спине, другая поползла вверх. Люба напряглась, чувствуя, к чему все эти прикосновения, и ошарашено думая, как прекратить его ухаживания, не обидев молодого человека. Дело в том, что в подобной ситуации девушка оказалась впервые, хотелось очень больно пнуть его по коленке, но она чувствовала, что это будет немного лишним и странным действием. Как назло она пребывала в ступоре. Он приближался к её лицу. Вдруг, краем глаза Люба увидела тень на реке. Тень мигнула, скрывая своим силуэтом маленькие белые блики на водной глади. Девушка вздрогнула, грубо оттолкнула Диму, и вцепилась в ограду, смотря в упор на тень, она странно прыгала, появляясь и исчезая то в одном месте, то в другом. Жар прилил к щекам девушки, сердце екнуло, тело мгновенно согрелось. Перевесившись через заборчик, Люба прокричала:
- Кто ты? Я тебя вижу, покажись, – тень, петляя, бросилась к переходу под мостом.
Перепрыгнув через ограду, Люба побежала вниз, по отвесной земляной насыпи, а потом вдоль бетонных бортиков у реки бросилась за тенью. Она не видела, как подруга, с друзьями, недоумевая, смотрели ей в след. Тень удалялась слишком стремительно, а может девушка бежала слишком медленно, учитывая, что на ней были одеты туфли на высоких каблуках, забежав в тоннель под мостом, она взлетела, пыталась не потерять из виду тень стремительно и неуловимо петляющую впереди. Со свистом Люба вылетела, как из турбины, почти что, нагнав мрачное существо. Он, вдруг исчез, напоследок вспыхнув поглощающим темным силуэтом, и бросился по крутому берегу, вверх. Тень перекувырнулась, и приземлилась на землю. Был отчётливо слышен звук удара о землю. Растерявшись, Люба потеряла управление, и едва не врезалась в дерево. Она затормозила, касаясь ногами земли, ища потерянный силуэт. Чёрная тень появилась, на мостовой, чувствовалось, как оно смотрит своими чёрными глазами. Люба не могла разглядеть размытые, воздушные очертания существа. Тень, дрогнув, склонилась к земле, присела: «издевается» - подумала девушка.
- Чёрт возьми, я не боюсь тебя! – прокричала Люба.
Очертания тени дрогнули, а потом исчезли.



Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 32
Опубликовано: 31.08.2016 в 12:51
© Copyright: Антонина Лаврова
Просмотреть профиль автора






1