Серафим Саровский


Преподобный Серафим Саровский –
Самый почитаемый святой!
Жизнь связал с монастырём Саровским,
Где стяжал молитвенный покой.
Батюшкой в народе называли
Серафима ласково порой.
Отводил он беды и печали,
Видел корень бед людских святой.

Шёл народ к нему за исцеленьем.
Серафим творить мог чудеса,
Наставлял, даруя утешенье,
И светились радостью глаза.
Гражданин Отечества Святого
Всем «Христос воскресе!» говорил.
Не жалел он ласкового слова.
Всё, что Богом создано, любил.

Под кровом матери
Мать его была благочестива,
Помогала мужу строить Храм.
Объясняла сыну терпеливо,
Что Господь великодушен к нам.
Но и мы должны в любви к молитве
В жизни преуспеть и в Храм ходить,
Ведь земная жизнь подобна битве,
И добро должно в ней победить.

Прохор, так назвали при крещении
Мальчика, ещё был слишком мал.
Забирался к маме на колени,
Если гром раскатами пугал.
- Ты, сынок, не бойся, - объясняла
Мать ему. – Святой Илья Пророк
Стрелы шлёт на землю, поражая
Духов злых, чтоб каждый в жизни мог
В Храм ходить, жить праведно, трудиться.
Быстро наведёт порядок он.
По небу несётся колесница,
Оттого и слышен страшный гром.

Прохор успокаивался, зная:
Руки мамы чудеса творят.
Как погладят, стихнет боль любая,
А обнимут – страхи усыпят.
Он отца не помнил, к сожаленью.
Рядом были мать, сестра и брат.
В жизни всё по Божьему веленью,
Хоть судьба строга на первый взгляд.

А отец был щедрым и богатым,
Умным и хозяйственным купцом.
Строил Храмы. Люди были рады.
Сын гордиться мог таким отцом.
Мать детьми, хозяйством занималась,
Но Исидор умер в сорок два,
И с тремя детьми одна осталась
Вековать красавица-вдова.

Мошнина Агафья продолжала
Строить Храм, как муж ей завещал.
Денег постоянно не хватало,
И к тому же Прохор был так мал.
Вместе с ней ходил на стройку Храма,
Знал рабочих всех по именам.
Занята была работой мама,
Да, и сын к труду стремился сам.

           Чудесное спасение

Но в семь лет с высокой колокольни
По неосторожности упал.
Как это случилось, он не помнил.
От испуга пару дней молчал.
- Чудо! – утверждали все в округе. –
Тридцать с лишним метров пролететь!
Кто ему в беде подставил руки?
Кто отвёл трагическую смерть?

Мальчик на вопросы улыбался,
Словно тайну вечную храня.
Смысл жизни он постичь старался,
Веру в Бога с детства обретя.
Прохор знал Священное писание,
Часослов, Псалтирь всегда читал.
Но пришли другие испытания,
Бог его на веру проверял.

В десять лет он заболел. В видении
Как-то Богородица пришла,
Обещала в скором исцеление.
И за то Всевышнему хвала!
Вскоре в Курске крестный ход случился.
Прохора к иконе поднесли.
Он, больной, к ней с верой приложился,
И его мучения прошли.

Отрок на глазах стал поправляться,
Вскоре совершенно был здоров.
Но он видел: люди не боятся
Бога и не ведают грехов.
У трактира как-то в пьяной драке
Человек зарезан был ножом.
Дети издевались над собакой,
Затянув ей шею ремешком.

Воровство, обман вокруг царили.
Каялись и все грешили вновь.
Далеки от веры люди были
И не знали к Господу любовь.

            Божья поляна

Параскева, старшая сестрёнка,
Братика любила больше всех,
Ведь водилась с мальчиком с пелёнок.
Прохор избегал мирских утех.

Старший брат торговлей занимался,
Алексей был опытным купцом.
Прохор помогать ему старался,
Умным был, ответственным мальцом.

Часто уходил по воскресениям
«Жития Святых» читать в лесок.
Он любил порой в уединении
Поразмыслить обо всём часок.

Там была любимая поляна,
Прохор её «Божья» называл.
Всё в природе было без изъяна.
Летом здесь цветов был карнавал.

Всюду колокольчики, ромашки,
Васильки. И в этой тишине
Ближе к Богу были все букашки.
Облака купались в синеве.

Прохору казалось: в бесконечность
Улетает вечная душа.
Знал он этой жизни скоротечность,
Жить ему хотелось, не греша.

                 Прощание

С группой богомольцев он однажды
В Киев собирался и сказал,
Что душа полна духовной жажды,
Жить в монастыре всегда мечтал.

Брат вздохнул, сестра слезу смахнула,
Мать сказала: «Так тому и быть!»
Свёрточек в дорогу протянула,
Сына поспешив благословить.

Медный крест большой ему надела,
Как святыню он его берёг.
Сына мать любила и хотела,
Чтоб его хранил по жизни Бог.

Соловьи высвистывали трели,
Яблони весной цвели в садах.
На прощанье молча посидели,
И ушёл он с посохом в руках.

                 На пути в Киев

В Древний Киев толпы богомольцев
Поклониться шли святым мощам.
Лица все обуглены от солнца.
Вера всех вела к святым местам.

Долог путь, но это не пугало
Тех, кто Богу в жизни дал обет.
Грамотных в то время было мало,
Но в душе горел их Божий свет.

Прохору тогда семнадцать было.
Ростом был высок, широкоплеч.
Вся фигура излучала силу.
На груди был крест – духовный меч.

Он мечтал: в Сарове будет Богу
Жизнь свою всецело посвящать.
Ведь в миру греха, соблазна много,
А в душе должна быть благодать.

Прохор в Киев шёл совет у старцев
И благословения просить.
Не было желания остаться
И в миру, как все другие, жить.

К Киево-Печерской лавре долго
Богомольцы шли. Сбылась мечта.
Человек в мирском стогу иголка,
Только вера к святости врата.

Колокольный звон – душе отрада,
Золотом сияют купола.
Много ли для счастья в жизни надо,
Если за спиною два крыла?

Прохор знал, чтоб стала жизнь иною,
Надо в сердце благодать стяжать.
Он был окрылён своей мечтою
Жить в монастыре, монахом стать.

            Старец Досифей

Юноша узнал о Досифее,
Прозорливцем старец этот слыл.
Прохору хотелось поскорее,
Чтобы тот его благословил.

Досифей своё благословенье
Парню дал, сказав: «В Саров иди!
Это место для тебя спасеньем
Станет. В благочестии живи!

Настоятель там отец Пахомий.
Скажешь: Досифей меня послал.
Он тебя и примет, и накормит».
Сумку сухарей в дорогу дал,

Снарядил, перекрестил, отправил
Да окликнул, выслушать велел.
Юноше хотелось жить по прави.
Что же Досифей сказать хотел?

Тот вздохнул: «Я стар и много знаю.
Думаешь, в монастыре покой?
Я, как пастырь, лишь предупреждаю:
Не найдёшь его там, милый мой!

Скука монастырская коварна,
Приводила к крайностям порой.
Силы зла воюют беспощадно,
Сатана на верующих злой.

Станут рожи мерзкие являться,
Всякие уроды по ночам.
Случай был: за иноком гонялся
Дьявол сам, а хвост по облакам

Так лупил, что их сшибало с неба.
О семье подумал ты своей?
Вот в миру бы вдоволь кушал хлеба,
Матери бы мог помочь своей.

А уйдёшь, детишки не обнимут,
И жены не будет никогда.
В послушаньях будешь гнуть ты спину,
Вспоминая близких иногда».

Прохор слушал молча прозорливца,
Сложный для себя решал вопрос.
Всей душой он к Господу стремился,
Удержать не мог невольных слёз.

Досифей сказал ему устало:
- Ты не плачь! Соблазна не страшись.
Должен знать, что зла вокруг немало.
В монастырь ступай и там молись!

              Возвращение

Только отрок изменил решение.
К осени вернулся он домой.
Хоть нежданным было возвращение,
В радость было матери родной.

Шли дожди косые постоянно,
Стали дни скучны и коротки.
А вернулся сын и, как ни странно,
Наступили ясные деньки.

Мастерил он мебель, и посуду,
Украшая тонкою резьбой.
Мать его порой дивилась чуду:
Почему вернулся он домой?

Только сердце чувствовало, зная:
Храм достроят, ждёт прощанье вновь.
Не прельщала сына жизнь такая,
К Богу у него была любовь.

Так прошло два года. Освятили
В Курске Храм, построенный семьёй.
И родные вновь благословили
Прохора, ведомого мечтой.

          Послушник Прохор

Он в Саров пришёл уже под вечер
Иноческий праздник в Храме был.
Служба шла, вокруг горели свечи.
Сам отец Пахомий там служил.

Монастырь жил строго по Уставу.
Радовалась Прохора душа.
Место он своё нашёл по праву,
В новый мир вступая, не спеша.

Пятьдесят четыре трудных года
Монастырской жизни впереди.
Сильный дух дала ему природа
И терпенье подвиги нести.

Молодой послушник отличался
Кротостью, усердием в делах.
Совершенно делать всё старался,
Жил в труде, молитве и постах.

Прохор был келейником сначала
И в просфорне послушанье нёс.
Всем казалось: он не знал усталость,
Хоть всегда работал на износ.

С лёгкостью трудился на пекарне,
С радостью в столярной мастерской.
Братья «Прохор-столяр» звали парня,
Был он кроткий, тихий и простой.

Праздности и лени избегая,
Благодать в душе своей стяжал.
Крестики с распятьем вырезая,
Он их прихожанам раздавал.

        Чудесное исцеление

Много приходило в Храм народа.
Но однажды Прохор занемог
И болел мучительно три года.
От водянки, полагали, слёг.

Ведь её в то время не лечили.
Плохи были Прохора дела,
На одре страдальца причастили.
Ночью Богородица пришла.

Не одна, с апостолами – чудо!
Келью освятил внезапно свет.
Прохору в то время было худо,
Встать с постели даже силы нет.

- Сей – от рода нашего! – сказала
Пресвятая, руку положив
Прохору на голову. Спасала,
От болезни разом исцелив.

Тут же на боку образовалась
Рана, стала жидкость вытекать.
Как рукой сняло тогда усталость.
От беды спасла Царица – Мать.

Исцеленью чудному дивились.
Прохор крепнуть стал день ото дня.
За него в монастыре молились,
И жалея парня, и любя.

          Пострижение в монахи

Восемь лет послушником был Прохор,
Стал для братьев уж давно своим.
Жизнь отныне посвящал он Богу,
Принял постриг с именем другим.

Серафим от греческого «пламень»,
Так его недаром нарекли.
Он свечой горит в молитвах с нами,
Чтоб мы веру в Бога обрели.

              Подвиги Серафима

Ангелов на службе созерцая,
Серафим от радости сиял.
Божий Дух в душе своей стяжая,
Иеродиаконом он стал.

Проявлял шесть лет к служеньям рвенье,
Но оставил вскоре монастырь,
Принял подвиг, взяв благословенье.
Удалился в Дальнюю пустынь.

На холме высоком он построил
Келью и устроил огород.
Пчёлки Божьи там летали роем,
Отвлекая от мирских забот.

Тысячу ночей и дней на камне
Столпником молился Серафим.
Искушали силы зла ночами,
Но святой был непоколебим.

Подвигами тело изнуряя,
Чистоту душевную стяжал.
Непрестанно Бога прославляя,
Серафим молчальником вдруг стал.

Позже подвиг старчества он примет,
Будет души словом врачевать.
И из уст в уста святое имя
Станут на Руси передавать.

         Страшное испытание

Как-то три крестьянина избили
Серафима до смерти почти.
Денег у него они просили.
Злые были. Господи, прости!

Били топором его, дубиной.
Старец им признался: «Денег нет».
Позже те придут к нему с повинной,
Ведь могли отправить на тот свет.

После избиения такого
Сгорбился смиренный Серафим,
Но простить крестьян молил он Бога,
Хоть от бед прибавилось седин.

        Гражданин Небесного Отечества

Долго Серафима убеждали,
Что в монастыре он должен жить.
Ведь его советов люди ждали,
Много пользы мог он приносить.

Тот вернулся. Отворились двери
Для богатых, бедных, добрых, злых.
Тех, кто в Бога верил и не верил,
Серафим встречал, как чад своих.

Одному нужна была беседа,
А другому жизненный совет.
Каждый ждал на свой вопрос ответа,
Каждый пережил немало бед.

Потеряла мать в лесу ребёнка.
К Серафиму горе привело.
Он помог найти её мальчонку.
Забрала, как только рассвело.

Парень молодой привёл с собою
Мать, что горькой пьяницей была.
Сладить Серафим помог с бедою:
Трижды дунул – больше не пила.

Болен был помещик. Гнили ноги.
Доктора не знали, как лечить.
Исцелял по вере старец многих
И болезнь смог эту победить.

Лошадь у крестьянина украли.
Серафим знал точно, где искать.
Все ему несли свои печали,
Всем он мог совет бесценный дать.

Наставления Серафима Саровского

Серафим советовал мирянам
Словом Божьим душу врачевать,
Шесть часов спать, просыпаться рано
И молитвы Господу читать.

Библию прочитывать разумно,
«Бдением» он это называл.
«Без духовной пищи в жизни трудно», -
Батюшка пришедших вразумлял.

Мир душевный надобно стараться
Всячески хранить: не унывать,
Не сердиться и не возмущаться.
Тишину на сердце сохранять.

Зная, что печаль убила многих,
Он грехом весёлость не считал.
Называл всегда себя «убогим»,
Но у Бога в служках пребывал.

«Цель всей нашей жизни христианской –
Дух Святой стяжать, - он говорил. –
Подвиг не по силам, так не браться.
Пост держать, но тоже в меру сил.

Серафим учил мирскую гордость
Послушаньем сразу сокрушать,
Проявлять терпение и твёрдость,
Все наказы строго исполнять.

Ведь и первородный грех Адама
От непослушания возник.
У Христа нам всем учиться надо.
Кроток Иисус был, но велик!

Мы же не разумные, как дети.
Мог Господь расправы избежать,
Но послушлив даже был до смерти.
Шёл на крест в мученьях мир спасать.

Слава о чудесных исцеленьях
Шла уже давно по всей Руси.
Серафим по Божьему веленью
Верой многих смог от бед спасти.

Смерть его откроется пожаром,
Но он будет жить в людских сердцах.
Плачут у икон его недаром,
Каясь в заблужденьях и грехах.

ДНИ ПАМЯТИ:
2.01 ст.ст./15.01 н.ст.
19.07 ст.ст./1.08 н.ст.



Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 35
Опубликовано: 31.08.2016 в 09:37
© Copyright: Юлия Марковская
Просмотреть профиль автора






1