Камень Богов. Глава 5


                         Святоша занёс надо мною клинок,
                         А демон – когтистую плеть.
                        Я сам выбрал путь среди сотен дорог, 
                        Где ждёт неизбежная смерть.
                         Не станут сомнения душу терзать,
                         Никто не заплачет по мне.
                         Лишь черти в аду будут нас поджидать,
                         Чтоб жарить на адском огне.

                        Сам дьявол лишится зубов и когтей,
                        Пытаясь разведчика жрать.
                        Я стал твёрже камня и крепче цепей,
                        Ничем меня не испугать.

         «Хорошая песня, – подумал Вистан, – хотел бы я стать твёрже камня».
         Он узнал голос инструктора и очень удивился, что Харди позволил себе такие вольности во время выполнения задания. Открыв глаза, парень решил оглядеться, но безуспешно вглядывался в темноту, сумев понять только то, что вокруг него простирался ночной лес.
          Под грудью и животом ощущалась какая-то бугристая поверхность, по твёрдости действительно не уступавшая камню. Поверхность раскачивалась из стороны в сторону, как подвесной мост на ветру, вызывая не самые приятные ощущения.
           «Похоже, меня на носилках несут. Значит, я ранен?».
           Он пошевелил руками и свесившимися с покатой поверхности ногами. Конечности были на месте и без всяких признаков повреждений. Приподняться мешал низкий неудобный навес, такой же твёрдый, как и носилки.
          – Эй, ребята! Куда вы меня тащите? Я цел и невредим.
          – О! Вистан очнулся. – Откуда-то слева откликнулся Харди. – А то я уже устал сам с собой разговаривать. На песни перешёл. А эта тварь мне подпевать не хочет.
          – Вы пьяны, сэр? – Удивился парень, заслышав странные нотки в голосе инструктора.
          – Кто пьян? Я? Да ты знаешь, сколько я должен выпить, чтобы кто-нибудь мог так про меня сказать?
          – Что происходит, сэр?
          – Я мог бы и тебе задать тот же самый вопрос, если бы верил, что ты сможешь на него ответить.
          Вистан пальцами обследовал поверхность вокруг себя и убедился, что находится внутри лежащего на боку шершавого на ощупь бочонка с неровными стенками, но без дна и крышки. Ни вперёд, ни назад парень не мог сдвинуться больше, чем на фут, после чего безнадёжно застревал.
          – Где мы, сэр? – Спросил он, измученный бесплодными попытками освободиться.
          – Понятия не имею, – уставшим голосом ответил Харди. – Он не был столь любезен, чтобы сообщить мне маршрут следования.
          – О ком вы говорите, сэр?
          – Скажи мне, парень, ты издеваешься, или тебе все мозги отшибло напрочь?
          – Простите, сэр! Мне отшибло все мозги, сэр! – Отчеканил Вистан, чувствуя, что инструктор начал сердиться. – Мне требуется информация для прояснения ситуации, сэр!
          – Держишься молодцом. А у твоего командира нервы сдали. Руку протяни сюда. Левую. Тяни-тяни, он не укусит.
          Парень подчинился, и в его пальцы уткнулась фляжка Харди.
          – Хлебни, – предложил инструктор, – там ещё осталось.
          Вистан вынул пробку и поморщился от острого запаха спиртного. Пойло, сгубившее его отца, не вызывало у него никаких положительных эмоций.
         – Мы здесь вдвоём, сэр? – Осторожно спросил он, закупоривая бутыль.
         – Да. – Ответил инструктор и закашлялся. – Я не успел проследить за Таем. Парень рванул оттуда со всех ног, как только началась заварушка. В другое время я первый попенял бы ему за то, что бросил группу, но только не сегодня. Надеюсь, он остался жив и сможет добраться до Пещер. Хоть кто-то выживет…
         Имя товарища по Боевой Разведывательной группе прорвало завесу в сознании Вистана и вызвало безудержный поток воспоминаний. Холмы… Святоши… Какое-то жуткое чудище... Страх на лице Лейна… Падающий Аррин… и… и всё. Он больше не мог вспомнить вообще ничего.
          «Как такое возможно? Это случилось днём, а сейчас глубокая ночь»! – недоумевал парень, у которого из жизни исчезло несколько часов, наполненных очень важными событиями. Ничего другого не оставалось, как потихоньку выведать у инструктора нужные сведения.
          – Могу я узнать, сэр, кого так испугался Лейн?
          – Это был демон, – без особых эмоций ответил Харди. – Откуда он там взялся на нашу голову, ума не приложу. Если бы их оказалась целая стая, всё было бы ясно – массированное вторжение. Хотя, они бы по лесам разбрелись ещё раньше, чем добрались бы до окрестностей Форта. Ерунда какая-то. Днём эти гады неактивны – это первое, что в Пещерах рассказывают на инструктаже охотникам. Я сам три года ходил в поиск вместе с ними и могу это подтвердить. Залягут в тени и носа не смеют высунуть на освещенное место. Ты, конечно, мне можешь возразить, и сказать, что вчера небо было скрыто облаками, и солнца не светило. На это я вполне авторитетно могу заявить, что демоны в такие дни не намного активнее и скорее обратятся в бегство, чем ввяжутся в драку. Сколько раз мы этим пользовались и брали их, можно сказать, голыми руками…
           Вистана сильно тряхнуло, он больно ударился правым боком.
           – Булыжник проклятый! – Выругался инструктор. – Глаза-то у тебя есть?
           – Вы о чём, сэр? – Сдавленно пробормотал Вистан, но Харди услышал.
           – До меня только сейчас дошло. Ты, видать, целиком завалился за подкладку и совсем ничего не понимаешь.
           – Так точно, сэр!
           – И с какого момента?
           – Последнее, что я помню, это падение Аррина, – смущённо признался парень.
           Харди длинно и замысловато присвистнул, сказав:
           – Почти как мой братец перед уходом из Долины. Перебрал после церемонии, а потом на следующий день пытался вспомнить, получилось у него что-нибудь с родильницей, или нет. Парень, ты пропустил всё самое интересное. В том числе появление ещё одного действующего лица, которому ты принялся усердно помогать.
           – Кому это? – Угрюмо спросил Вистан, решив, что инструктор пытается на него свалить ответственность за неудачный разведвыход.
           – Кому это, – передразнил его Харди, – ты до сих пор не понимаешь, на чьём плече сейчас лежишь?
           Парень вздрогнул, быстренько свёл воедино твёрдую шершавую поверхность, раскачивание, движение и, нервно сглотнув, спросил нетвёрдым голосом:
           – А почему мы до сих пор живы, сэр?
           – Хороший вопрос, разведчик! – Неожиданно обрадовался инструктор. – Грамотный! В нашем деле очень важно правильно формулировать вопросы, тогда ответ становится очевидным.
           – И каков ответ на мой вопрос? – Вистан пытался определить, как высоко над землёй они сейчас находятся и пробормотал это только для того, чтобы не оставаться наедине со своими мыслями.
           – Ответ очевиден – не знаю! Может, он любит катать на себе людей. Может, хочет утопить нас в реке. Вариантов – бесчисленное множество. Никто о подобном просто никогда не слышал. Нам первым посчастливится узнать, что делают с людьми големы, если не убивают их сразу.
           – Это тот самый голем, сэр?
           – Если ты увидишь на нём надпись «я тот самый голем, который за каким-то дьяволом потащился за вами из самых Пещер», обязательно сообщи мне.
           – Я серьёзно…
           – И я серьёзно. – Вздохнул Харди. – Прости меня, Вистан. Я твой командир и не должен так себя вести. Старею, наверное. Нервишки пошаливают.
           – Я действительно ничего не помню.
           – Так и я не всё помню, но думаю, что знаю немного больше, чем ты. Тай отвлёк моё внимание от происходящего внизу, на дороге. Ни Лейна, ни Аррина было уже не спасти. Один сломал себе шею при падении, другого переехала карета. Парни только начинали жить… – Инструктор прервал свой рассказ, но долго молчать не смог, поэтому продолжил: – Я подал тебе знак, чтобы начать отход с позиции. Не дождавшись ответа, подполз ближе. Тебя, как будто заморозили – немигающий взгляд, никакой реакции на устные команды. Пришлось взвалить на себя и тащить. Я не знал, как скоро святоши начнут обшаривать окрестности, а в том, что это произойдёт, никакого сомнения не было. Разведчики не должны себя обнаруживать, ни при каких обстоятельствах.
            – Вы думаете, что я испугался и упал в обморок, сэр? – Прервал его Вистан. Было стыдно, что при первом же столкновении с противником он проявил слабость. Инструктор наверняка счёл это трусостью.
            – Сначала думал. Такое бывало и с более крепкими людьми. Всякое случается, когда на твоих глазах гибнут друзья. Лейн всегда тебя уважал, Ари, насколько мне известно, относился к тебе гораздо лучше, чем к остальным. И Тай с тобой тоже неплохо ладил. Ты сам, не ведая того, был стержнем, вокруг которого формировалась вся группа. Я бы решил, что ты струсил, если бы не знал о твоих странностях.
           – Странностях?
           – Не прикидывайся. Ты догадываешься, о чём я сейчас говорю.
           – Что было дальше, сэр?
           – Не хочешь пока об этом… Ладно. Я прошёл не больше двух сотен шагов, направляясь вглубь леса. Ты внезапно пришёл в себя, стал нести какой-то бред, а потом схватил меня за руки и не давал сделать ни шага. Я долго пытался тебя успокаивать, не обращая внимания на то, что творится за спиной. А когда обратил, было уже поздно – этот каменный истукан уже стоял в пяти ярдах от меня. Как он ухитрился бесшумно подкрасться, я не представляю до сих пор. Увидев его, ты совсем не испугался, и тут же потянул меня в его сторону. Кстати, Вистан, как ты оцениваешь мои навыки рукопашного боя?
          – Вы шутите, сэр? Как я могу дать вам оценку?
          – Не увиливай, отвечай!
          – Слушаюсь, сэр! Вы лучший среди всех горцев, сэр!
          – Был... До вчерашнего дня. Я не смог с тобой справиться. Ты вцепился в меня, как репейник в собачий хвост и не отпускал, что бы я ни пытался сделать. Видимо, я слишком вертелся и мешал голему нас схватить, поэтому получил удар каменной ручищей по голове. Очнулся уже после захода солнца, так что не могу тебе сообщить, как долго и куда он нас несёт. Спасибо, хоть, рюкзачок мой и фляжку голем не забыл захватить… Там осталось что-нибудь?
          – Да. – Вистан вернул инструктору ёмкость со спиртным. – Что нам теперь делать, сэр?
          – Ух, забористая... Предложения есть?
          – Нет.
          – Тогда отдыхай. Я вот с тобой поговорил, даже полегчало немного. Попробую заснуть. Увидимся. Либо утром, либо… в… аду…
          Язык у Харди заплетался, и последние слова Вистан разобрал с трудом. Услышав, как слева от него засопел инструктор, он попытался устроиться поудобнее и, подложив руки под голову, закрыл глаза.
          «Молли…».
          «Да, любимый!».
          «Молли! Я и не ожидал, что ты сразу откликнешься! Я так по тебе скучаю…».
          «Я всегда с тобой, что бы ни случилось».
          «Молли… – Он боялся её обидеть, но вопрос этот задать был обязан. – Объясни мне, что происходит?».
          «Не нужно бояться, Вистан, всё будет хорошо».
          «Тебе тоже нужно доказывать, что я не трус?».
          «Я знаю, что ты не трус и никогда им не был».
          «Тогда, как понять твои слова? Нас похитил каменный голем и куда-то несёт, а ты говоришь, что всё хорошо. Кому хорошо, Молли?».
          «Наверное, ты меня больше не любишь, Вистан?».
          «Не смей так говорить! Я не давал тебе повода усомниться в своих чувствах!».
          «Тогда доверяй мне. Этот каменный… слуга приближает нашу с тобой встречу. Не мешай ему и постарайся убедить своего спутника, что он вам не враг».
          «Как он сможет проникнуть в Долину?».
          «Я должна тебе кое в чём признаться, Вистан. Надо было сказать раньше, но как-то не нашлось на это времени… Ты больше не найдёшь меня в Долине».
          «Не может быть! Ты ушла в Пещеры?».
         «Нет. Я очень далеко отсюда. Слуга несёт вас ко мне. Доверяй мне, Вистан, и мы непременно встретимся».
         «Молли, мне иногда кажется, что ты заставляешь меня действовать, не спрашивая моего согласия. Я вырубаюсь, как будто мне врезали по башке, а потом слышу от окружающих, что вёл себя как…».
         «Мне стыдно в этом признаться, но иногда приходится так поступать. Пойми, это только для твоего же блага».
         «Кто ты, Молли?».
         «Спи, Вистан. Сладких снов».

         – Сегодня я твоя на весь вечер и… до утра! – Молли прошептала ему это на ухо и захихикала.
         – Мы снова в Долине? – Удивился Вистан, разглядывая хорошо знакомый потолок самолично обустроенного грота. – Ты же говорила…
         – Не надо ловить меня на слове! – Она прижала палец к его губам. – Я прекрасно помню, что и когда я говорила. Считай это небольшим подарком. За доставленные неудобства.
         Обнимая Молли одной рукой, Вистан протянул другую, нащупал плоский камень, служивший ему столом, кувшин с водой, кружку с отколотым краем. Он действительно оказался в Долине, как будто и не было…
          – Я так и знала… – Она вздохнула и отстранилась от него. – Я тебе наскучила.
          – Погоди, Молли, почему ты так решила? – Вистан сел рядом с ней и обнял её за плечи.
Молли сердито дёрнулась, но руку сбрасывать не стала:
          – Знаешь, так лениво ты меня ещё ни разу не целовал. Видимо, думаешь о всякой ерунде.
          – Ты заглянула в мои мысли?
          – Я не умею…
          – А как же мы с тобой разговариваем на расстоянии?
          – Глупенький. – Зашептала Молли в самое ухо. – Мы же любим друг друга, и сердца наши бьются в одном ритме, как будто бы мы рядом. Я постоянно чувствую тебя, а ты меня. Ничто не может устоять перед такой любовью. Никакое расстояние нам не помеха.
          – А может всё-таки…
          – Неужели без этого нельзя понять, думает о тебе мужчина, или нет. У меня, к твоему сведению, богатый опыт.
          – Извини. – Он поцеловал её в плечо, потом в подставленную шею, тронул кончиком языка мочку уха и почувствовал, как Молли смеётся.
          – Так гораздо лучше, – нежно проворковала она и, откинувшись на постель из шкур, увлекла за собой Вистана.

         – Дьявол… Да не тряси ты так, урод каменный. Эй, парень, может, попросишь своего приятеля остановиться на минутку? Отлить бы не мешало.
         – Доброе утро, сэр! – Спросонья пробормотал Вистан.
         – Хорошая шутка. – Проворчал инструктор. – Ну, так как?
         – Я не знаю, как это сделать.
         – Скажи ему «стоять!».
         – Стоять! – Без особой надежды пробормотал Вистан и удивлённо вздрогнул.
         – Вот! А ты говорил, что не знаешь. – Харди крутнулся внутри своей каменной ловушки, переместился на спину и заёрзал, пытаясь выскочить из собственных штанов. – Надо же, а я себя считал ловким. Слушай, парень! Может он нас заодно отпустит? Попробуй!
          Разбуженный окликом инструктора Вистан ещё не вполне отошёл ото сна, но успел схватить глазами яркий свет восходящего солнца и теперь жмурился, не видя вообще ничего. Протерев глаза, он огляделся по сторонам. Большущее, не менее пятнадцати футов высоту, грубо скроенное каменное подобие человека стояло по пояс в густом кустарнике, способном скрыть нормального человека с головой. Там, где ещё недавно прошёл голем, тянулась прямая, как полёт стрелы просека. Плечи у гиганта были под стать его росту и легко вмещали на себе двух людей, окружённых кольцом из каменной плоти, мешавшим покинуть его гостеприимные объятия. Инструктор полулежал в таком же каменном мешке по другую сторону от невзрачной кочки, должно быть служившей чудищу головой.
          – Чего замолчал? – Харди встретился с ним взглядом и подмигнул. – Давай, прикажи ему чего-нибудь.
          – Отпусти нас. Пожалуйста.
          Ничего не произошло. Он повторил свою просьбу, но безрезультатно.
          – Ну, что это за приказ? Соберись, разведчик! Ты, как будто не отдыхал всю ночь, а по девкам бегал.           Рявкни на него хорошенько, пусть знает, с кем имеет дело!
          – …Отнеси нас домой, – сказал Вистан после того, как устал орать команды, пользуясь подсказками инструктора.
          Голем подчинился и шагнул вперёд, подминая под себя кустарник.
          – К кому домой? – Поинтересовался Харди, проводя ориентирование по солнцу. – Ты не уточнил.
          – Не знаю, сэр. Я не задумывался. Само, как-то вырвалось.
          – Само... Может, он Дьяволу служит. Вот и принесёт нас… домой.
          – Можно задать вам вопрос, сэр?
          – Задавай. У нас уйма времени.
          – Нам говорили, что Дьявола вместе с Богами придумали святоши. Вы не верите в Богов, значит, не верите и в Дьявола?
          – Какие тебя мысли поутру посещают. Святоши думают, что вера в Богов даст им возможность попасть после смерти в лучший мир, а такие, как мы с тобой – попадут в ад, где по воле Дьявола будут мучиться вечно. Я не знаю, существует ли рай, о котором мечтают святоши. Но допускаю, что где-нибудь наверняка найдётся местечко, в котором гораздо гаже, чем в той выгребной яме, которую ты видишь вокруг себя каждое утро, когда открываешь глаза.
          – Понятно.
          – Да что тебе может быть понятно? Вчера по моей вине погибли молодые парни. У меня два варианта дальнейших действий. Либо наплевать и забыть, либо мучиться всю оставшуюся жизнь. Возможен ещё и третий вариант – попасть в ад, и там испытать всю прелесть местного гостеприимства. Святоши красочно об этом рассказывают.
          – Зачем вы обвиняете себя, сэр? Вы же не могли предвидеть появление демона. – Попытался снять часть вины с командира Вистан.
          – Причём тут это? Дерек, черти его забери, навязал мне заведомо провальную миссию! – Инструктор сжал руку в кулак и, впечатав его в каменное плечо, зашипел от боли. – Это было чистой воды самоубийством с самого начала. Где была моя голова, когда я на это соглашался? Из вас один Ари понимал, чем всё может обернуться. Мог бы отказаться – никто не посмел бы его упрекнуть! А он пошёл, ещё и Лейна пытался спасти.
          – Нам говорили, что все учебные группы совершают пробные разведвыходы.
          – Вистан. – Харди замолчал, и на его лице отразилась борьба с желанием сказать нечто важное. – Вистан, положа руку на сердце, ну какая из вас группа? Трое едва оперившихся птенцов, которые ещё не нюхали полёта. Учебные разведгруппы выходят на пробное задание не ранее, чем через полгода тренировок.
          – Тогда, почему? – Его задело сравнение, к которому прибег Харди.
          – Хочешь знать?
          – Да.
          – Правда иногда бывает очень жестокой.
          – Не надо увиливать.
          – Хорошо. – Харди пристально посмотрел на парня. – Откровенность за откровенность. Я расскажу тебе об истинных причинах, побудивших Координатора выпустить младенцев в разведвыход, но сначала ты расскажешь мне всё о Молли. Всё. С самого начала.
          – Зачем это вам, сэр? – небрежно бросил Вистан, изображая полное равнодушие. – Я её едва знал. Кажется, родильница из Долины.
          – Как хочешь, – тем же тоном ответил инструктор. – Надумаешь, так я недалеко, на другом плече.

          – Смотри-ка, прёт по прямой. Хорошо, хоть, деревья обходит. Судя по направлению, мы неминуемо должны упереться в стену, разделяющую привычный для нас лес и места, где живут враждебные людям существа.
         – Это вы про демонов, сэр?
         – Так их, в основном, святоши кличут. Ну и наши охотники тоже подхватили. Вообще-то их следует называть зародышами растений, но это длинно и скучно. А тут коротко и всем понятно.
         – А разве растения рождаются не из семян?
         – У них там всё совсем по-другому. Я насмотрелся, когда ходил с охотниками в поиск. Ладно, не будем об этом. На, вот, подкрепись. Припасы пока есть, для двоих вполне достаточно.
Вистан принял от инструктора кусок хлеба с копчёным мясом. Без особого аппетита поглощая пищу, он принялся от скуки считать самые толстые деревья, когда сбился, стал считать деревья с раздвоенной вершиной, а когда…
          – Обратите внимание, сэр! Вон там, справа по ходу движения!
          – А-а. Жилища детей леса. Представляю, за кого они нас примут.
          – Дети? Одни, без взрослых?
          – Нет. Так называют всех дикарей, живущих в лесах. Это, похоже, их временный лагерь. Обычно они далеко от источников воды не селятся.
          – А чем они живут?
          – Охотой, в основном. Мясом питаются, из шкур делают жилища и одежду. Иногда нанимаются на работу к святошам.
          – Ясно. Может, помощи у них попросить? – Предложил Вистан. Его удивляло, что Харди смиренно принял своё пленение, не делает никаких попыток, чтобы освободиться. Он забыл спросить у Молли, зачем ей понадобился этот человек, и теперь строил по этому поводу догадки, одна невероятнее другой. Самым страшным оказалось предположение, что Молли, неоднократно упрекавшая его в том, что он разлюбил, сама перестала испытывать к нему нежные чувства. Этого Вистан боялся больше всего. Его собственная жизнь имела смысл только в том случае, если рядом была Молли.
          «Она сказала, что я должен ей доверять. Я должен ей доверять, если не хочу ещё и самому себе доказывать, что не являюсь трусом».
          – Что они могут сделать? – Усмехнулся инструктор. – Разве что напугать голема копьём с костяным наконечником.
          – Можно передать с ними донесение. О том, что произошло с разведгруппой.
          – Идея неплохая. – Одобрил инструктор. – Есть, правда, недостатки. Дикари, скорее всего, разбегутся, завидев нашу лошадку. А если не разбегутся, то вполне может оказаться, что никто из них нас не поймёт. Даже если найдётся понятливый, кому ты это донесение адресуешь?
          – Есть же наши агенты среди святош.
          – Есть. Как не быть. Подумай, разведчик, – последнее слово Харди произнёс едва ли не с презрением, – сколькими человеческими жизнями будет оплачена доставка такого донесения? Молчишь? Мы не можем привлекать случайных людей. Слишком дорого обходится такая роскошь. Попали в переделку – будем выпутываться сами. Ясно.
          – Так точно, сэр!
          – Молодец. Надеюсь, что усвоил. Продолжай наблюдение.
          Вистан продолжил, потому что больше ему делать было нечего. Ничем не нарушавшееся однообразие лесного пейзажа и мерное покачивание голема убаюкивало, но тревожные мысли не давали заснуть.
           «Слишком самоуверен инструктор. Есть у него какой-то свой интерес в том, чтобы кататься вместе со мной на каменном чудище. Он, конечно, человек бывалый, но не настолько, чтобы такая ситуация не была ему в новинку. Эти его вопросы про Молли… О ней знал только Тай, но поговорить с Харди он всё равно бы не успел. Значит, где-то я ещё раз успел проговориться, когда общался с Молли, или когда она действовала вместо меня. Нехорошо получилось. Надо быть осторожнее. Я должен вести себя, как ни в чём не бывало, как будто не имею никакого представления о… – Эта мысль его позабавила. – Я же действительно ничего не знаю».
          – Эй, парень!
          – Да, сэр!
          – О чём размечтался, разведчик? Я уже второй раз тебя окликаю. Гляди, я был прав.
          – Я ничего не вижу.
          – Вдаль смотри. Вон там, между соснами.
          Вистан посмотрел в указанном направлении. Сосны утопали в какой-то грязно-белой каше, торчащей во все стороны между стволами деревьев. Он вспомнил свой первый кулинарный опыт, закончившийся приблизительно таким же результатом. Каша тогда полезла из горшка, пригорела и наполнила дом неаппетитным дымом. Мама поджала губы и промолчала, а отец, посмеиваясь, съел порцию недоваренной подгоревшей крупы, которую только оптимист мог назвать кашей, и Вистан до сих пор помнил, как на его зубах поскрипывали твёрдые зёрнышки.
           – Что это?
           – Граница. За ней место, которое мы называем закрытым лесом. Здесь заканчивается наш мир и начинается мир удивительных созданий. Настолько удивительных, что человеческое воображение пасует перед их возможностями.
           – Вы так говорите, сэр, как будто о лучших друзьях.
           – Я немало повидал в жизни, Вистан. Я охотился на этих тварей, по несколько дней проводя на их территории, и видел, что они могут сделать с человеком, если играть по их правилам. Хорошо, что нет у них присущего людям разума, иначе бы человечество пало в этой борьбе, не протянув и десятка лет.
            – Откуда они вообще взялись, сэр?
            – Умеешь ты задавать вопросы. Из наших, уж поверь мне, не знает никто. Святоши учат, что демоны – слуги Дьявола, сумевшего закрепиться в мире людей после того, как верующие охладели к Богам. Раньше Враг рода человеческого царствовал в аду – месте, куда попадают души умерших грешников. Люди перестали обращаться за благословением к Богам, охранительные молитвы уже не сопутствовали любому их начинанию. Противостоящие вражеским силам Боги ослабели и больше не могли сдерживать атаки Зла. Мир истончился и треснул, и в эту прореху устремилась вся мерзость, какая только могла найтись в окружении Дьявола. Они плотным кольцом окружили наш мир и сжимают свои объятия с каждым годом всё теснее и теснее…
            – Мурашки по коже от ваших рассказов, сэр. – Вздрогнул Вистан. – Моя мама тоже говорит, что у человека есть душа. Значит, святоши правы?
           – Если бы я знал. – Инструктор невесело улыбнулся. – Есть только один способ проверить.
           – Нехороший, какой-то у нас разговор получился…
           – Да, согласен. Гляди, граница всё ближе и ближе. Интересно, что будет делать голем, когда упрётся в сплошную стену?
           – А она крепкая? – Вистан скептически оценивал прочность непонятного явления. – На кашу похожа.
           – На кашу? – Засмеялся Харди. – Когда я в первый раз её увидел, то сравнил с молочной пенкой. Эта «каша» очень крепкая, но состоит, ты не поверишь, из крохотных пузырьков. Тебе мама пекла десерт из взбитых яичных белков? Сначала взбитые белки похожи на пену, а потом, после запекания, твердеют.
           – Да, очень вкусно, особенно с молоком и мёдом…
           – Слюни подбери. Тамошние растения выделяют пену, которая твердеет и становится крепкой, как камень.
           – А зачем им это нужно?
           – Точно не знаю, но, похоже, наше солнце не слишком по нраву слугам Дьявола. Так они защищаются от дневного света. Смотри-ка, вот и граница.
           Голем уткнулся в препятствие и остановился.
           – Я так и знал, – злорадно хохотнул инструктор. – Ну, что, урод? Мозгов не хватает с задачей справиться?
           – Вдруг вы его разозлите, сэр? – Забеспокоился парень.
           – Не боись, разведчик, ему…
           Договорить Харди не успел. Голем отклонил корпус в сторону и ударил по границе торчащим куском камня, который у человека должен соответствовать локтю. Камень с лёгкостью пробил преграду, и на Вистана обрушился поток мелкого серого песка. Голова парня с треском впечаталась в стенку каменного кольца на плече голема, и последнее, что он успел услышать, был истошный крик инструктора:
          – Задержи дыхание!

           Во рту чувствовался отвратительный привкус не слишком хорошо очищенного алкоголя, а когда он попытался сплюнуть вязкую вонючую слюну, на зубах заскрипел песок. Вистан стал осторожно ощупывать здоровенную шишку на лбу и зашипел от боли, когда неловко двинул рукой. Кровь на руке была уже засохшей, из чего можно следовало сделать вывод, что он на некоторое время отключался. Вистан хотел спросить у инструктора о случившемся, но слова застряли в горле, как только взгляд соскользнул с окровавленной ладони. Открыв от изумления рот, парень рассматривал окружающий пейзаж и крутил головой по сторонам, стараясь охватить как можно большее пространство. В очередной раз, повернув голову влево, он наткнулся на мрачный взгляд Харди.
          – Потрясающе! Вы это видели, сэр?
          – Да, – сухо сообщил инструктор, – неоднократно.
          – Получается, мы прошли границу и оказались по ту сторону?
          – Да… Радуешься ты чему?
          – Просто… – Смутился парень. – Никогда такого не видел.
          – Любуйся…
          – У меня вопрос, сэр. Как я ухитрился отхлебнуть из вашей замечательной фляжки, даже не заметив этого?
          – Понравилось? – Натужно выдавил из себя Харди.
          – Вы не обижайтесь, сэр. Честно говоря, та ещё дрянь. Мой отец занимался в Долине перегонкой и очисткой алкоголя, а я несколько лет помогал ему и знаю в этом толк. Не как потребитель, конечно. Я сам не пью, но по запаху сказать могу многое. Меня, наверное, действительно надо было стукнуть по голове, иначе я по доброй воле не стал бы это пить, – засмеялся Вистан. – Не в обиду будет сказано, сэр.
           – Рассказали бы – не поверил, – тем же голосом проговорил инструктор, не отрывая взгляд от собеседника. – А тут сам видел и слышал.
           – Да, интересное место, – согласился Вистан. – Жаль ребята не видят.
           – Я не об этом. Парень, по-моему, настало время задать тебе один вопрос.
           – Спрашивайте, – легко согласился он. Настроение было хорошим, даже голова почти не болела.
           – Признайся, ты знаешь, куда нас тащит голем?
           – Здесь надо уточнить, сэр. – Вистан загадочно улыбнулся и поднял вверх указательный палец. – Я знаю к кому, но я не знаю – куда. Большая разница, согласитесь.
           – Большая… К кому же?
           Он уже открыл рот, чтобы ответить, затем нахмурился, пожал плечами и сказал:
           – Так вы уже знаете.
           – Да… Мог бы и догадаться. Поверить только сложно.
           – Вы так и не сказали, зачем я пил эту… – Вистан скривился и сплюнул.
           – Это единственный способ спастись от раздражения носоглотки, если вдохнул сухие колючие частицы, которые всегда присутствуют на пограничной стене. – Неохотно ответил Харди. – У всех охотников в стандартное снаряжение входит фляжка со спиртным.
            – А как вы мне её предали? Я же… – Он засмеялся и скорчил рожу, изображая удар по каменной руке голема.
            Инструктор покачал головой, несколько раз шумно выдохнул воздух, потом натянуто улыбнулся и почти ласково сказал:
           – Ты сам у меня её взял. Выхлебал всё, что оставалось, а затем вернул.
           – Правда? – Он был озадачен. – Я у вас сам её попросил?
           – Конечно. А после того, как выпил, – усмехнулся Харди, – ты сказал не своим голосом: «Если не поможешь уберечь парня, то очень быстро узнаешь, что такое ад».
           – Не своим? – Вновь засмеялся Вистан. – Я не умею подражать чужим голосам. Вот Лейн – настоящий мастер!
           – Был…
           – Что вы сказали, сэр?
           – Неважно. Как самочувствие, разведчик?
           – Хорошее! – Завопил Вистан. – Настроение бодрое! Какие будут приказания?
           – Отдыхай, – распорядился Харди, – после того, как немного протрезвеешь, я расскажу всё, что ты должен знать о здешних местах, пока мы опять не угодили в какую-нибудь переделку. У тебя фляга с водой сохранилась? Молодец. Кровь с лица смой, только не трать много воды. Неизвестно, когда ещё удастся пополнить запасы.

           – Так это, оказывается, деревья такие. – Вистана разбирало любопытство. Хотелось больше узнать относительно обитателей этого необычного места. – Совсем не похожи на наши. Ну, разве что на огромные уродливые ивы, которые я заметил возле озера.
           – Если быть точным, то это – кустарники. Древесного ствола, как такового у здешних растений нет. Корни почти не прорастают вглубь земли и, по большей части, находятся на поверхности. Вот это огромное основание, с вершины которого тянутся вверх тонкие ветви, всего лишь здоровенный ком земли, опутанный снаружи обширной сетью корней, корешков и корешочков.
           – А демоны, откуда берутся?
           – Видишь кое-где утолщения на корнях? Из них могут образоваться зародыши новых кустов, если старое растение начнёт погибать. Тогда зародыш освобождается и подыскивает для себя новое место, где он сможет зарыться в землю и дать жизнь новому растению.
           – Тогда, почему они так опасны для людей?
           – Они и друг с другом не ладят. Если демон повстречает ещё кого-нибудь из себе подобных, то он нападёт на него. Они будут драться насмерть до тех пор, пока из двоих не останется только один. В качестве приза за победу он съест побеждённого.
           – Зачем?
           – Не знаю точно. Молодым зародышам растений нужно набирать вес. Проще всего им делать это за счёт себе подобных. Слабые – погибают. Те, кто выживает – становятся ещё сильнее. Природа устроена проще, чем человеческое общество.
           – Вы упоминали вторжения демонов. Почему же они тогда друг друга по пути не поубивали?
           – Мне самому не приходилось видеть массированных атак. Но те, кому удавалось выжить, рассказывали, что большие скопления демонов ведут себя совершенно по-другому. Прут напролом и уничтожают всё живое на своём пути без разбора. Возможно, когда они сжирают вокруг себя всех слабых особей, то начинают испытывать уважение друг к другу. Шутка. – Усмехнулся инструктор. – К проявлению чувств эти твари не способны. Массированные вторжения крайне опасны. Поэтому святоши и держат в пограничных с закрытым лесом районах такое количество войск.
            Хмель успел полностью выветриться из головы Вистана и он с восторгом слушал рассказ инструктора. Глядя по сторонам, парень подмечал много интересного, о чём тут же спрашивал у Харди. Командир разведгруппы без утайки отвечал на все вопросы, на которые был в состоянии дать ответы. Так они и беседовали, пока голем снова не уткнулся в границу. Вистан и без команды инструктора понял, что нужно делать, пока каменный исполин размахивался для удара. Парень прикрыл голову руками и расставил пошире локти, чтобы болтаться внутри каменного кольца, и задержал дыхание. Голем с такой же лёгкостью пробил стену и, растолкав остатки преграды, вышел наружу.
            Стряхнув с себя мелкий мусор, Вистан открыл глаза и, первым делом, посмотрел влево, беспокоясь об инструкторе. Харди, насколько мог высунулся наружу и осматривался, видимо, пытался определить местонахождение группы.
           «Вистан!».
           «Привет, Молли! Как хорошо, что ты сама обо мне вспомнила!».
           «Ты до сих пор считаешь, будто я могла о тебе забыть? Я всегда с тобой, любимый».
           «Мне нравится, когда ты так говоришь…».
           «Я знаю. У меня к тебе просьба, Вистан».
           «Всё, что угодно, любимая! Ты не представляешь…».
           «Представляю. Передай тому человеку, которого ты называешь инструктором, что ему не нужно бросать предметы, чтобы помечать дорогу. Если он думает, что таким образом можно будет проследить ваш путь, то он глубоко ошибается. Слуга ещё несколько раз пресечёт барьер и окончательно запутает след. И напомни ему об уговоре».
           «Каком уговоре? Разве… Ты с ним сама разговаривала?».
           «Было дело. Пожалуйста, выполни мою просьбу».
           «Молли, я должен сказать ему это от твоего имени?».
           «А что здесь такого? Он всё равно обо мне знает».
           «Хорошо. А у нас ещё будет время поболтать?».
           «Конечно… Так я жду».
           Харди выслушал парня и на долгое время замолчал, перестав поддерживать разговор, и ограничившись односложными ответами. Чувствовалось, что ему хочется побыть одному, и Вистан предоставил инструктору такую возможность. Все его мысли вертелись вокруг предстоящего разговора с Молли, не оставляя никакого места для размышлений на другие темы. Наступивший вечер подвёл итог ещё одного дня, проведённого на плече у каменного чудища, продолжавшего размеренно шагать вперёд, несмотря ни на какие преграды.

            – Наши свидания в Долине становятся традицией…
            – Мы же впервые здесь встретились. Это такое романтическое место…
           Они сидели рядом и держались за руки. От костра на площадке перед входом остались одни угольки, совсем не дававшие света, и в гроте царил полумрак.
           – Да. Я навсегда запомнил тот вечер.
           – Почему бы нам его не повторить?
           – Я согласен! – Обрадовался Вистан. – Здесь всё, как было. Только… костёр тогда ещё не догорел, и я мог любоваться цветом твоих волос…
           – Это единственное, что ты запомнил из моей внешности?
           – Нет, – поспешил ответить он, почувствовав досаду в её голосе.
           – А я-то думала… – Молли притворно вздохнула.
           – Не обижайся, я сделаю всё, как ты скажешь.
           – Тогда начнём. – Она поднялась со шкур, устилавших пол грота и почти растворилась в сумерках. – На скалу я, пожалуй, снова не полезу, поэтому начнём с ванны…
           Молли задержалась недолго, вернулась, дрожа и постукивая зубами от холода. Стянув через голову одетый прямо на голое тело балахон, быстро юркнула под одеяло и прижалась к Вистану всем телом…

           – Ну, как, похоже, на нашу первую встречу?
           – Да… Дальше я стал спрашивать о том, довольна ли ты своей жизнью.
           – Знаешь, ты был первым мужчиной, кого я заинтересовала не в качестве сексуального объекта. Такое не забывается…
           – А сейчас ты довольна своей жизнью?
           Она повернулась набок и легонько щёлкнула его указательным пальцем по носу:
           – Я должна ответить?
           Когда Молли говорила таким голосом, было сложно удержаться от того, чтобы вновь не заключить её в объятия. Вистан сумел сдержаться и попытался перехватить её руку, но промахнулся, а по кончику его носа вновь прошлись её лёгкие пальцы.
           – Ты же сама хотела, чтобы всё было, как в тот вечер, – он улыбнулся, потому, что сумел уклониться от нового щелчка.
          – Хорошо… Мой ответ – нет. Лежи! Зачем ты вскакиваешь! Это никак не связано с нашими отношениями! Клянусь!
          – Точно? Ты не обманываешь меня?
          – Я тебя никогда не обманывала. Бывало, что не говорила всей правды, но не обманывала.
          – Тогда объясни мне, что с тобой происходит? Почему наша любовь не может сделать тебя счастливой?
          Молли вздохнула и снова легла на спину:
          – Я устала от той жизни, которую мне приходится вести. Я хочу быть свободной, Вистан. Я хочу сама определять свою судьбу. Прости, но тебе, скорее всего, не понять, насколько это важно для меня.
          – Да-а, – иронично протянул он. – Куда уж мне. Я вот совершенно свободен! Иду – куда хочу!
          – Не злись… Ты и вправду не поймёшь. А я хотела попросить о помощи…
          – Помощи? – Встрепенулся Вистан. – Да я всё что угодно для тебя сделаю!
          – Я очень на это надеюсь. Я рада, что смогла встретить такого человека, как ты.
          – Чем я могу тебе помочь, Молли? Не томи, расскажи мне!
          – Для начала, перестань так трясти мою руку. – Она освободила своё запястье из его крепких пальцев и сказала: – Помочь мне сложно. Придётся рисковать.
          – Мне, наверное, стоило бы обидеться, услышав такое. Ты снова ставишь под сомнение мою храбрость? Нужны доказательства?
          – Не кричи на меня! Что толку с мёртвого храбреца, расставшегося с жизнью, при попытке кому-то что-то доказать! Помочь мне может только живой человек! Запомни это!
          – Ты рассуждаешь, как наш инструктор. – Удивился Вистан, ожидавший от Молли совсем других слов.
          – У нас с ним общая цель – сохранить тебе жизнь. Поэтому слушайся его во всём. На твоём пути будет много преград и опасностей. Я надеюсь, что вместе вы их успешно преодолеете.
          – То есть, Харди тебя интересует…
          –… только в качестве твоего телохранителя, – закончила Молли его фразу. – Ничего личного…

          – А для нас не вреден этот синий свет, сэр? – Он почти успел привыкнуть к тому, что Харди вяло реагирует на его вопросы, а если отвечает, то скучно и односложно, но всё равно продолжал приставать к инструктору с расспросами.
          – Не думаю. Все, кто попадает сюда впервые, первые часы проводят, задрав голову вверх. В середине ночи здесь ещё красивее. Граница светится насыщенным ярким светом. В нашем мире такого не увидеть.
          – Хорошо, что вы больше не сердитесь на меня, – Виновато улыбнулся Вистан. – Мне нравится вас слушать, сэр.
          – У меня нет причин на тебя сердиться. Вчера я проявил слабость. Непросто пережить ситуацию, когда весь предыдущий жизненный опыт становится бесполезным багажом. Это, в том числе, чувствительный удар по самолюбию. – Харди вздохнул, покачал головой и добавил: – Я пытался вытянуть тебя на откровенность, но мне самому нужно снять грех с души.
          – Что вы такое говорите, сэр? – Заволновался Вистан. – Вы же ни в чём не виноваты! Я не…
          – Вот что, парень, – оборвал его инструктор. – Сначала выслушай меня, а потом делай выводы.
          – Хорошо, сэр. Я слушаю.
          Харди собрался с мыслями и начал издалека, задав Вистану вопрос:
          – Помнишь, я как-то упоминал о семи попытках побега из Пещер? Мы тогда ничего не узнали о судьбе двоих беглецов, а остальные свернули себе шею, пытаясь покинуть горы. У всех этих беглецов была одна особенность – они сторонились других людей и постоянно общались с каким-то невидимым собеседником. Таких людей принято называть «одержимыми».
          – С каким собеседником? – Выкрикнул Вистан. Ему вдруг стало очень тесно в каменном кольце, ещё недавно казавшемся вполне уютным. – Они называли имя?
          – Несколько разных имён, – ответил инструктор, внимательно наблюдая за реакцией Вистана. – Пять женских, одно мужское. В одном случае, мы вообще не смогли разобрать, что бормотал тот парень. У него были проблемы с речью – сильно заикался. Я понимаю, о чём ты хочешь меня спросить. Скажу сразу – никто из них никогда не произносил имени Молли. В трёх случаях назывались имена собственных матерей. В двух других – знакомой девушки и родильницы. Это имена реальных людей, живущих в Долине. Мы проверяли.
          – А мужское? – Он начал догадываться, что скажет инструктор дальше. Было бы верхом невоспитанности оборвать сейчас Харди, но ему очень хотелось отсрочить момент, когда рассказ пойдёт непосредственно о нём самом.
          – Это было, скорее, прозвище, чем имя. Мы догадались, что оно мужское по обрывкам разговора. Не удалось установить, кому оно принадлежало. Общаясь с невидимым собеседником, одержимые иногда произносят свои мысли вслух. Причин я не знаю. Возможно, от избытка чувств. Так вот, никто из этих людей не пытался вернуться назад в Долину. Координатор Дерек даже придумал своеобразный тест, позволяющий отличать одержимых от других странно ведущих себя людей, которые не могут забыть своих близких и тоскуют по ним.
           – Я знаю, – мрачно подтвердил Вистан. – Он и мне предлагал вернуться домой… Сэр, думаю, со мной всё иначе. Мой случай – особенный. Я мог бы это доказать, хотя… слишком много такого, чего не выставляют на всеобщее обсуждение. Это очень личное, понимаете?
           – Твой случай восьмой по счёту, – продолжил Харди. – Ты, кажется, обещал меня выслушать.
           – Да, конечно. Но постарайтесь обойтись без домыслов по поводу… – Имя готово было сорваться с его губ. – Надеюсь, вы меня поняли.
           – Рано или поздно ты в составе разведгруппы должен был покинуть Пещеры. У нас появлялась возможность выяснить, какие побудительные причины лежат в основе такого поведения.
          – Так вот почему группу отправили на задание так рано. – Он зажмурился и прижал руки к вискам, словно сдерживал рвущиеся наружу мысли.
          – Да. Координатор опасался, что ты можешь не дождаться окончания учебного курса, и попробуешь улизнуть в одиночку. – Сказал Харди, отводя взгляд. – Тогда, проследить за тобой не вызывая подозрений было бы очень сложно.
          – Теперь мне понятны ваши слова, сэр. – Проговорил Вистан, не скрывая своего отвращения. – Кровь Аррина и Лейна да пребудет с вами до конца ваших дней. Я и представить не мог, что разведчики, к которым вы себя с гордостью относите, такой же расходный материал, как и безмозглые сиротки. Ну, как, вы удовлетворили своё любопытство? Или для этого погибло слишком мало людей?
          – Я один из тех, кто отвечает за безопасность Пещер! – Голос инструктора окреп, и в нём прорезались командные интонации. – Мы не знали и не знаем до сих пор природу явления, которое изменяет поведение наших людей! Ты должен узнать, парень, что я, не задумываясь, прервал бы твою жизнь, если бы выяснилось, что твои действия несут угрозу для горцев.
          – То есть, я обязан жизнью тому обстоятельству, что вы недостаточно осведомлены об истинных целях Молли? – Подражая интонациям Харди и добавив в голос издевки, спросил Вистан.
          – Да! – С вызовом ответил инструктор. – Я поклялся служить моему народу. И это не просто слова!
          – Для вас, наверное, не новость, сэр, что ещё недавно вы были для меня кумиром. – С горечью произнёс Вистан. – И не только для меня одного…
          – Извини, – Харди отвесил шутовской поклон, едва не зацепив головой плечо голема. – Я не слишком огорчу тебя, если сообщу, что детей не находят в капусте?
          – Ещё вчера вы требовали от меня каких-то признаний, а теперь в качестве подарка вылили на меня целое ведро нечистот. Что произошло, сэр?
          – Кое-что произошло... В тот день вместе с нашей разведгруппой из Пещер вышла ещё одна.
          – Да я, оказывается, опасная дичь! Боялись, что не справитесь в одиночку?
          – Ты забыл добавить «сэр», парень. – Вздохнул инструктор. – Я всё ещё твой командир.
          – Так точно, сэр. – Нехотя пробормотал Вистан. – Могу я узнать о задаче, поставленной перед другой группой?
          – Теперь можешь. В отличие от вас – едва прозревших щенят… Ну-ну, не надо так раздувать ноздри, считай это почти комплиментом. Так вот, в отличие от вас, в той группе шли настоящие асы своего дела. В их задачу входило дистанционное наблюдение за нами. Настолько дистанционное, что никто бы из них и не пошевельнулся, даже если бы противник стал живьём закапывать в землю меня или других членов группы. А вот тебя предписывалось спасть любыми доступными средствами. Возможные потери не должны были помешать выполнению задания. Координационный Совет подстраховался, не зная, с чем мы можем столкнуться.
          – Вот для кого вы помечали дорогу, сэр.
          – Да. Пытался. У второй группы не было навыков, необходимых для выживания по эту сторону границы. Не знаю, пойдут они сюда за нами, или нет. Нельзя требовать от них этого. Я надеялся, что путь следования голема останется таким же прямолинейным, и это давало хоть какой-то шанс найти нас даже спустя некоторое время… – Губы Харди тронула кривая усмешка. – Поздравь от моего имени Молли, парень. Она ловко провернула трюк с запутыванием следов. Не знаю, что ждёт меня дальше. Задание пока не провалено, но находится в состоянии очень близком к провалу. Если доведётся выжить – отвечу перед Координационным Советом за гибель своих подчинённых, а угрозы смерти я не боюсь, от кого бы она не исходила.
           – Вы можете не поверить мне, сэр, но у Молли нет никаких враждебных намерений по отношению к горцам. Она всего лишь…
           «Ему не обязательно знать о том, что я тебе сообщила, Вистан».
           «Ты всё слышала?».
           «Мне расценивать твой вопрос, как проявление неудовольствия?».
           «Нет, конечно же, нет. Прости, если я…».
           «Довольно. Я так понимаю, что ты больше не держишь зла на своего инструктора?».
           «Зла? Нет… Меня беспокоит другое. Смогу ли я теперь доверять ему, как прежде».
           «Вся проблема состоит в том, что прежде тебя использовали втёмную. Теперь же ты опасаешься Харди, не зная, был ли он полностью откровенен, и не являются ли его признания всего лишь частью нового хитроумного плана».
          «Ты права».
          «Я – женщина. Я всегда права. Вы – люди – слишком эмоциональны и впечатлительны».
          «Какие люди? Ты странно говоришь…».
          «Я говорю, что вы оба слишком эмоциональные и впечатлительные люди!».
          «Никогда бы не подумал, что такое можно сказать об инструкторе».
          «Вы похожи друг на друга сильнее, чем может показаться с первого взгляда. Оставим это. Главное, что между вами нет никакой вражды».
          «Почему ты так заботишься о наших с ним отношениях?».
          «Я уже говорила тебе о долгом и опасном пути, который вам предстоит пройти вместе».
          – Почему ты замолчал? – Всё это время Харди терпеливо ждал, пока Вистан сможет снова с ним общаться.
          – Простите, сэр, я отвлёкся. Молли хотела знать, не сержусь ли я на вас.
          – Мне тоже интересен ответ на этот вопрос.
          – Я не привык копить в себе обиды, сэр, и сказал вам начистоту всё, что думаю. Если это прозвучало слишком вызывающе или грубо, то прошу меня извинить, – примирительным тоном сказал Вистан.
          – Что скрывать, повод грубить мне всё же был. Надеюсь, тебе удастся прожить свою жизнь так, чтобы никогда не заключать сделки со своей совестью. Или, по крайней мере, не искать для себя оправданий. – Инструктор замолчал, потом бросил быстрый взгляд на Вистана и спросил: – А почему наши отношения так интересуют Молли?
          – Она сказала, что нам предстоит долгий и опасный путь.
          – Трудно сомневаться, учитывая, что места, в которые уносит нас голем, слишком негостеприимны для людей. Честно говоря, в отсутствие ориентиров, я давно уже не пытаюсь определить наше местоположение.
          – Сэр! Вы не знаете, где мы? – Удивился Вистан. – Вы же ходили вместе с охотниками…
          – Наши Добытчики выходят из Пещер по ту сторону гор. Граница там прилегает вплотную к скалам, и нет необходимости далеко углубляться в закрытый лес. Одно могу сказать точно – мы оказались настолько далеко от знакомых мне территорий, что без проводника не смогли бы выбраться отсюда, даже если бы голем прямо сейчас развалился на куски.
         – А следы, сэр! Смотрите, какие за ним остаются ямы в рыхлой земле!
         – Это ненадолго. Грунт здесь постоянно перемещается. Нижележащие слои поднимаются наверх, верхние опускаются глубже. Процесс этот медленный, но зато постоянный. К тому же, наша лошадка постоянно петляет между холмами… Кстати, обрати внимание на то, что с недавнего времени мы начали двигаться под уклон. Холмы стали повыше, а голем при ходьбе стал сильнее отклоняться назад.
         – Я ещё кое-что заметил, сэр, – поспешил поделиться своим наблюдением Вистан, – такое впечатление, что повыше стали не только холмы. Взгляните наверх.
          – Да. – Согласился Харди. – Хвалю за наблюдательность. Особенности рельефа верхней границы теперь совсем трудно различить, а это значит, что потолок над нами постепенно уходит вверх. Голем начал спуск в какую-то неведомую нам доселе низину.
          – Мы откроем новые земли и станем первопроходцами!
          – Я не против, Вистан, но с одним условием.
          – Каким?
          – Мы будем теми первопроходцами, которые благополучно вернутся домой из своего опасного путешествия. Первопроходцем можно стать только в том случае, если сможешь об этом кому-нибудь рассказать. Желательно, в личной беседе, а не в посмертной записке. Мне приходилось встречать в закрытом лесу останки безымянных людей. Возможно, в своей жизни они видели такое, что нам и во сне не привидится. Но рассказать об этом, увы, не могут уже никому.

          «Вистан, просыпайся!».
          «Да-да, Молли, я уже не сплю».
          «Вистан, у нас возникла проблема».
          «Что-то случилось?».
          «Каменный слуга. Он очень устал и больше не сможет вас нести. Мне очень жаль, Вистан. Я рассчитывала, что он продержится немного дольше».
          «Значит, я не смогу с тобой встретиться?» – Забеспокоился парень.
          «Мы обязательно встретимся, – уверенно сказала Молли, – но придётся идти пешком. Инструктор опытный человек и поможет тебе справиться с опасностями. Вдвоём вам будет гораздо легче».
          «Перестав быть пленником голема, он может отказаться помогать мне».
          «Не думаю. Я много наблюдала за ним и убедилась, что инструктор никогда не бросит своего подчинённого, как бы он к нему ни относился. Его дальнейшие действия будут определяться заданием, полученным от Координационного Совета. Харди не из тех людей, которые отказываются продолжить начатое дело, списав всё на неблагоприятные обстоятельства. Он пойдёт до конца. От тебя требуется слушаться его во всём и не конфликтовать по малейшему поводу. Ты меня понял, любимый?».
          «Да, Молли».
          «Прекрасно. Но есть одно не слишком радостное обстоятельство. Некоторое время мы не сможем с тобой общаться. Молчи! Выслушай меня! Я всё это время буду вместе с тобой, но поболтать, как сейчас, мы не сможем, пока ты не приблизишься на достаточное расстояние. Очень трудно объяснить причину. Просто поверь мне, Вистан».
          «Молли! Как же я… Расстояние…. Как мне жить без тебя? Это невозможно!».
          «Это последнее испытание перед нашей встречей, любимый! Разбуди поскорее инструктора, а то слуга не протянет и десяти шагов. Я буду ждать тебя, Вистан!».
          «Я люблю тебя, Молли!».
          Он понимал, что ему никто не ответит, но до конца так и не верил в это. Вистан растерялся, и теплившаяся в глубине его сознания надежда на новую встречу, как могла, боролась с отчаянием. Её крохотное пламя так бы и погасло, если бы не огромный, как небо, неистощимый запас любви. Налетел холодный порывистый ветер страха, мрачная тень одиночества нависла сверху, но надежда выстояла и не дала замёрзнуть его вмиг осиротевшей душе. Молли действительно была вместе с ним, он чувствовал её присутствие, словно биение ещё одного сердца в унисон со своим собственным.
          – Эй, парень, ты тоже это слышишь? – Раздалось с другого плеча голема.
          – Простите, сэр, я не…
          – Не люблю я таких звуков! – Харди зевнул и несколько раз энергично тряхнул головой. – Похоже, у нашей каменной лошадки скрипят от старости коленки, хе-хе-хе.
          – Он устал, сэр! Он сейчас… – Договорить Вистан не успел.
         Голем резко качнулся вперёд, затем назад. Та его нога, которая была в этот момент опорной, стала крошиться, подминаемая огромным туловищем.
         – Держись, разведчик! – Крикнул инструктор. – Сгруппируйся, как учили!
         Вторая нога отвалилась прямо в воздухе, создав, за мгновение до падения каменного торса подпорку, не давшую останкам исполина покатиться вниз по склону. Вистан упёрся руками и спиной в стенку каменной ловушки и ощутил, как поддаётся несокрушимый прежде свод. Ещё пара движений и он уже стоял на ногах, попирая оставшееся от голема крошево.
         – Надо же, успел забыть, как надо ногами пользоваться, – пробормотал Харди. Он морщился и мелко приплясывал, с видимым удовольствием раздавливая камушки каблуками башмаков.
         – Я должен был предупредить вас раньше, сэр, прошу прощения.
         – О чём ты? Этот урод и так рано или поздно должен был рассыпаться в прах.
         – О том, что голем должен был вот-вот разрушиться, Молли сообщила мне заранее, – виновато вздохнул Вистан, – а я не успел вам рассказать…
         – Не кори себя парень! Даже спящий разведчик должен уметь падать так, чтобы сохранить здоровье и боеспособность. Мы свободны, а это самое главное!
         «Хорошо, если Молли окажется права насчёт него», – подумал Вистан и, стараясь не выдать своего волнения, спросил:
          – Каковы наши дальнейшие действия, сэр?
          Инструктор прекратил давить каблуком камни. Его губы дрогнули, и стало заметно, как он борется с желанием улыбнуться.
          – Наши… А кто интересуется? Ты, или твоя подруга?
          – Я, сэр.
          – Разведгруппа понесла безвозвратные потери, и нам придётся доказать, что эти жертвы были не напрасны, курсант Вистан! – Строгим голосом сказал Харди. – У тебя есть цель, а у меня есть задание. Думаю, стоит объединить наши усилия для достижения обоюдной выгоды. Вопросы или возражения есть?
          – Никак нет, сэр! – Браво отрапортовал разведчик, обрадованный решением командира.
          – Готовимся к ночлегу, – объявил инструктор. Дальше двинемся… – Он задумался. – Тут нам точное время суток не определить… Как выспимся, так и пойдём.
          – Можно задать вам один вопрос, сэр? – Спросил Вистан, удобно устроившись на мягкой земле, будто на своей постели в келье отшельников.
          – Один… можно… я… сегодня… добрый… – сквозь зевоту выговорил расположившийся неподалёку Харди.
          – Я случайно услышал, как вы пели песню, сэр… Слова в ней хорошие.
          – Да… Ей уже много лет. Никому неизвестно, когда и кто её сочинил. Ты слышал поминальную песню разведчиков. Её поют, когда нет другой возможности проститься с погибшими товарищами.
          – Часто вам приходилось её петь, сэр?
          – Это... второй вопрос, парень... И он уже лишний.

          – Воды больше не осталось. – Харди пнул ногой рыхлый грунт и с сомнением покачал головой. – Маловероятно, что мы сможем найти её здесь. Либо рыть придётся очень глубоко, либо долго блуждать в поисках выхода грунтовых вод. Впрочем, если мы двинемся и дальше вниз по склону, то наверняка что-нибудь обнаружим. А вот места там, наверняка, гиблые. Эй, парень, в какую сторону пойдём?
Вистан открыл уже рот, чтобы сообщить инструктору направление движения, но вдруг сообразил, что ни о каких ориентирах Молли так ничего и не сказала. Он наскоро восстановил в памяти последний разговор с ней, и с ужасом обнаружил свою полную неосведомлённость в этом вопросе.
          «Не может быть! Почему она не сказала? Я же не представляю, куда теперь идти. Молли! Молли, отзовись! Это очень важно!».
          Вистан затаил дыхание, чтобы не пропустить возможный ответ, но громкий стук взволнованного сердца унять не получалось. Он настолько сосредоточился на Молли, что его собственное «Я» стало постепенно размываться, уступая место бережно воссозданному образу любимой. Из оцепенения его вывела чья-то рука, опустившаяся на плечо в тот момент, когда он полностью освободился от любых мыслей, кроме непрестанного: «ответь мне!».
          – Вы там маршрут обсуждаете, или болтаете по пустякам? Я уже устал ждать.
          Вистан вздрогнул, и не сразу вспомнил, откуда он знает этого человека, развязно треплющего его по плечу и говорящего при этом какие-то странные слова.
          – … ты меня понимаешь? – Для убедительности, Харди помахал ладонью перед его лицом. – Сядь вот сюда, а то ноги, похоже, не держат.
         – Да, сэр. – В ушах звенело, и голос инструктора он едва слышал.
         – А звать тебя как?
         – Курсант Вистан, сэр. Семьдесят четвёртая Учебно-боевая Разведывательная Группа.
         – Вот это – другое дело, а то я начал уже волноваться за твоё здоровье. Если у мужчины во время разговора с женщиной появляется такое выражение лица, значит, дело совсем плохо. Я угадал?
         Парень кивнул, и хотел было прояснить ситуацию, но Харди понял всё по-своему:
         – Зачем ты так долго с ней ругался? Побледнел весь, чуть сознание не потерял. Нельзя же так цепляться за юбку. Твёрдость прояви – ты же мужчина. Или ей нравится, как ты унижаешься и вымаливаешь прощение?
         – Сэр, – он облизал пересохшие губы, и с трудом выдавил из себя: – я не знаю, куда нам идти. Молли не успела мне сказать.
         – Что значит, не успела? Вы столько болтали…
         – Да не болтали мы! – Заорал Вистан. – Она ещё раньше сказала, что долго теперь не сможет со мной разговаривать, пока не приблизимся на достаточное расстояние…
         – Достаточное для чего? – Хмыкнул инструктор.
         – Не знаю... Не мучайте меня пустыми вопросами, сэр… Я, кажется, потерял её навсегда…
         Харди опустился на землю рядом с ним, положил рядом свой рюкзак и сказал:
         – Если прямых указаний не было, давай рассуждать логически. Голем давно уже не пытался запутывать следы и всё время двигался по прямой, кроме тех случаев, когда обходил неровности рельефа. Здесь, конечно, очень плохо с ориентирами, но я заметил одну особенность. Каждый раз, когда голем менял направление, он выбирал склон с большим, чем до этого, уклоном. Не думаю, чтобы у каменного болвана был какой-то особый повод для таких манёвров. А это значит, что нам нужно делать то же самое. Я тебя убедил?
         Ему ничего не оставалось, как поверить в правоту инструктора и кивнуть в ответ.
         – Тогда вставай. Вещички я уже собрал. И запомни, наша первейшая задача, это поиск пригодной для питья воды, иначе, далеко уйти нам не удастся.
         – Да, сэр.
         – Вот твоя поклажа, забирай.
         Парень накинул лямки заплечного мешка и пошатнулся под его тяжестью.
         – Ничего-ничего, – похлопал его по плечу Харди, – дорога под уклон, справишься. У меня такой же вес. Пошли. Потом расскажу, что я туда положил.
         Вистан безучастно мотнул головой и двинулся следом за инструктором. Содержимое мешка его волновало не больше, чем самочувствие голема, превратившегося в кучу песка и мелких камушков. Ноги увязали в рыхлой почве, но идти действительно было легко. Харди шёл впереди и о чём-то непрерывно рассказывал, не особо заботясь о том, слышит его кто-нибудь или нет. Изредка он повышал голос и, не оборачиваясь, вопрошал:
          – А ты как думаешь?
          – Да, сэр, – механически бубнил занятый своими мыслями Вистан и шёл дальше.
          Он в который раз мысленно прокручивал разговор с Молли, надеясь отыскать в её словах подсказку или намёк. Любой, пусть даже крохотный и сомнительный.
          «Молли говорила... Да! Молли говорила, что инструктор поможет мне справиться с опасностями!».
          – Постойте, сэр! У меня возник вопрос!
          Харди обернулся так резко, что едва не потерял равновесие.
          – Не думал, что ты настолько быстро выйдешь из ступора. Порадовал.
          – Сэр, – Вистан позволил себе улыбнуться, чувствуя, что находится на верном пути, – а где в закрытом лесу самое опасное место?
          – А я ещё хвалил тебя, как внимательного слушателя…
          – Простите меня, сэр. Видимо, я отвлёкся. Не могли бы вы повторить?
          – Отвлёкся, – передразнил его инструктор. – Слушай. Чтобы понять, насколько опасно в том месте, где ты находишься, посмотри себе под ноги. Посмотрел? Что видишь?
          – Почву.
          – Молодец! Ценное наблюдение. Почва сухая?
          Вистан присел, зачерпнул рукой пригоршню земли, взвесил на ладони и высыпал обратно.
          – С виду сухая, – задумчиво проговорил он, – хотя… следы, которые мы оставляем, выглядят более чёткими, по сравнению с отпечатками ног голема.
          – О! – Непритворно удивился Харди. – Да ты и впрямь пришёл в себя. Соображаешь… Так вот, в здешних краях опаснее всего там, где много воды. Во влажных местах у растений закрытого леса совсем другой жизненный цикл. Зародыши отпочковываются от их корней гораздо чаще, чем там, где сухо.
         – Нам нужно к воде, сэр.
         – А я про что тебе толкую уже несколько часов? И пить хочу не меньше твоего. Не торопись, найдём выход грунтовых вод на поверхность в относительно спокойном месте, выкопаем яму, наполним фляги…
         – Нет, сэр, – прервал инструктора Вистан. – Нам, похоже, нужно как раз туда, где беспокойнее всего. Молли говорила, что голем начал разваливаться раньше времени. Он должен был доставить нас в какое-то опасное место.
          – Ты в этом твёрдо уверен? Неужели твоя подруга настолько бессердечная?
          – Она не такая, сэр!
          Вистан не мог осуждать Харди за стремление провести группу безопасным маршрутом. Будучи разведчиком, его командир и не мог поступить иначе, ведь задание всегда должно выполняться с наименьшим возможным риском для личного состава.
           «Скорее всего, он не согласится. Видимо, Молли ошиблась на его счёт. Но это ничего не меняет. Справлюсь сам».
           – Почему же она пренебрегает твоей безопасностью?
           – Вам… необязательно идти со мной, сэр. Наберёте воды и возвращайтесь. Я пойду дальше. Туда, где меня будут ждать.
           Выражение лица инструктора, менявшееся по мере того, как Вистан озвучивал свою мысль, не предвещало вежливого комментария:
          – Да ты обнаглел вконец, птенчик! Ты кем себя вообразил? Судя по всему – Шефом разведки, никак не меньше! Ты вздумал давать советы командиру разведгруппы?
           – В сложившейся ситуации – да! – Обозлённый тоном, который позволил себе Харди, Вистан принял вызов, и отступать не собирался. – Для вас это всего лишь задание, а для меня вопрос жизни и смерти! Моей жизни и, если такому суждено случиться, моей смерти. Вам не понять…
           Вопреки ожиданиям, инструктор не стал развивать конфликт.
           – Неплохой из тебя может получиться разведчик. – Задумчиво проговорил он и добавил: – Если выживешь, конечно. Да, я выполняю задание, это правда. Означает ли это, что моя мотивация ниже твоей? Помолчи, дай закончить. Мой долг – довести дело до конца, чтобы потом вернуться с результатами к своему начальству. Я мог бы и тебе напомнить о том же самом, но, подозреваю, что не буду настолько убедительным, чтобы воззвать к твоему чувству долга. А что касается опасностей, то глупая смерть в мои планы никогда не входила. Такую роскошь грамотный разведчик не может себе позволить.
           – Вы были убедительны, сэр, – поспешно сказал Вистан, понимая, что наговорил лишнего. – Более, чем. Я не хотел вас оскорбить. Мне показалось, что наши взгляды слишком расходятся, и это ставит под сомнение будущее группы, как боевой единицы. Вы сами говорили на занятиях о сплочённости, единомыслии и прочих факторах…
           – Стоп! Он мне ещё лекции будет читать! – Проворчал Харди. – Причём, мои же. А на тех занятиях, где я говорил об импровизации, инициативе и умении брать на себя ответственность, ты, наверное, спал?
           – Нет, сэр. Я помню.
          Инструктор покачал головой и придирчиво оглядел парня с головы до ног, негромко приговаривая:
           – С инициативой всё в порядке. Ответственность на себя уже взял. Опасностей не боится. Наглости не занимать. – Закончив осмотр, Харди скомандовал. – Тогда вперёд, разведчик. Будем импровизировать.

          Холмы, на вершинах которых росли кустарники здесь были настолько огромными, что путь по прямой вскоре стал просто невозможен. Приходилось постоянно петлять из стороны в сторону, ориентируясь лишь на крутизну склона. В отсутствии сколько-нибудь приличного кругового обзора, Харди приказал соблюдать молчание и двигаться как можно тише. Необходимость постоянно поддерживать равновесие на рыхлом грунте утомляла вдвойне, и к исходу дня, заплечный мешок показался Вистану гораздо тяжелее, чем вначале пути вниз по склону. Выполняя обязанности замыкающего, он изредка оглядывался назад и через каждую сотню шагов сообщал командиру текущую обстановку. Получив короткий доклад, Харди отвечал условным знаком о том, что понял и продолжал движение. Вистан откровенно скучал, и единственным его развлечением был подсчёт шагов. Несколько раз он сбивался, думая только о Молли, и тогда выяснялось, что инструктор тоже считает. Не получив вовремя однообразный и бесполезный доклад, Харди оборачивался, выговаривая шёпотом курсанту:
           – Не спать!
           Вистан смущённо хмурился и кивал, но не мог избавиться от мыслей о своей любимой. Каждый шаг вперёд приближал его к той заветной черте, за которой начнётся то самое «достаточное расстояние». Казалось, ещё мгновение, и Молли отзовётся, сделав его счастливым настолько, насколько вообще может быть счастлив человек...
          – Не спать!
          Парень в очередной раз вздрогнул, быстро оглянулся назад и сообщил инструктору дежурное:
          – В пределах видимости чисто.
          – Привал. – Скомандовал Харди. – Снимай свою ношу, пора запастись водой.
          Вистан взмахнул руками, разминая уставшие плечи и, облизнув пересохшие губы, спросил:
           – Вы обнаружили водоём, сэр?
           – Нет. Так легко воду нам не добыть. – Инструктор указал на островок грязи среди однообразного сухого грунта и сказал: – Копать будем здесь.
           Понадобилось углубиться всего на пару футов, чтобы на дне воронки из грязи стала скапливаться вода. В задачу Вистана входило укрепление постоянно оплывавших стенок ямы, а Харди достал флягу и принялся наполнять её водой.
           – Неважно она выглядит, сэр. Мутная, и запашок от неё…
           – Ты погоди нос воротить, – инструктор наполнил ёмкость и осторожно поставил её подальше от ямы, – у меня припасено кое-что особенное.
           Он расстелил кусок ткани на сухой земле, вынул из заплечного мешка Вистана остатки провизии и вытряхнул оттуда на тряпицу целую кучу песка.
           – Э… Это то, о чём я сейчас подумал, сэр? – Удивлённо спросил парень. – Вы меня потренировать решили?
           – Обычно ты думаешь о Молли, – усмехнулся инструктор. – Я её никогда не видел, но подозреваю, что выглядит она симпатичнее. А если ты о прахе, оставшемся после голема, то это он и есть. Нет лучшего фильтра для грязной воды, чем такой песок.
           Харди связал крест-накрест концы ткани, приподнял узел с песком над землёй и сказал:
           – Подставь свою пустую флягу. Укрепи, чтобы не перевернулась. А теперь лей воду прямо в песок.
Вистан с готовностью выполнил все указания, и вскоре первые капли отфильтрованной воды ударились о донышко фляги. Пришлось вылить ещё несколько фляжек грязной воды в песок, прежде чем ёмкость наполнилась чистой прозрачной водой.
           – И как? – Поинтересовался инструктор, смакуя каждый глоток. – Ради этого стоило нагружать плечи?
           – Так точно, сэр! Потрясающий вкус!
           – Серебро и немного золота. В големах полно крохотных металлических частиц. В Пещерах такой водой выхаживают тяжелораненых.
           Вволю напившись, они снова наполнили флягу, после чего Харди приказал забросать яму землёй.
– Нежелательно оставлять после себя эту лужу. Не мы одни здесь стремимся к воде, – сказал он, и с сожалением высыпал на землю пропитанный грязью песок. – Его следовало бы прокалить на костре, а потом использовать вторично, но такой возможности у нас нет. – Всем отдыхать, – добавил он, обращаясь к Вистану.
Ярко-синий цвет верхней границы закрытого леса сменился на бледно-голубой, а это означало, что в мире людей уже взошло солнце. Подножие холмов так и осталось в полумраке – сюда не проникал ни дневной, ни ночной свет. Потерявший половину запасённого инструктором песка, заплечный мешок Вистана стал ощутимо легче и больше не оттягивал плечи. Парень подогнал длину лямок и остался доволен весом и балансом груза. Харди долго собирал свои вещи, искоса поглядывая на парня, но, не дождавшись никаких замечаний по поводу маршрута, решил придерживаться вчерашней тактики. Но это оказалось непросто.
           Пропетляв между холмами, разведчики очень быстро поняли, что кривизна склона больше не является надёжным ориентиром. Первый раз это обнаружилось после того, как они вышли на свои старые следы. Инструктор озадаченно присвистнул, и потрогал отпечатки ног руками, словно не веря в такую возможность. Когда они во второй раз сдвоили след, Харди витиевато выругался и смущённо посмотрел на Вистана. Доверявший опыту и знаниям инструктора парень попытался сгладить неловкость и сказал первое, что пришло ему в голову:
          – Не расстраивайтесь, сэр. По моим наблюдениям, мы уже миновали склон и движемся теперь по равнине. Плотность почвы здесь разная, поэтому трудно определить правильное направление.
          – Разная, говоришь, – задумался Харди.
          – Мне так показалось. Вы не замечаете этого потому, что у вас мешок очень тяжёлый.
          Инструктор хлопнул себя ладонью по лбу и скривился, как от зубной боли.
          – А ещё говорят, что не нужно учить беззубую бабушку высасывать яйца, – негромко пробормотал он и сказал: – Курсант Вистан! Выдвинуться вперёд. Выбор маршрута по собственному усмотрению. Инструктор Харди замыкающий. Доклад через каждые полсотни шагов.
          – Слушаюсь, сэр.
          Парень с готовностью вышёл вперёд. Он сразу же обнаружил ту едва заметную разницу в плотности грунта, которую впервые заметил, ступая по следам инструктора. Шаг… Нога чувствует твёрдое основание… Шаг в сторону… Перенос веса тела на одну ногу… Ступня дрожит, погружаясь глубже, чем раньше… Нет ощущения надёжной опоры… Ещё шаг в том же направлении. Есть! Вистан смог уловить, в каком направлении двигаться, чтобы точно спуститься по едва заметному склону. Пятна грязи, отмечавшие выходы на поверхность грунтовых вод, стали встречаться чаще, а потом и вовсе слились, образовав единое зыбкое пространство между холмами. Едва обретённые навыки вмиг перестали работать, и, беспомощно оглянувшись на инструктора, Вистан остановился.
           – Не знаю, что и сказать, сэр. Из-за этой грязи я не могу ничего понять.
           – Похоже, мы достигли дна впадины. Чтобы не ходить кругами, ближайший холм обойдём слева, следующий справа, потом снова слева, и так далее. – Предложил Харди.
           – А здесь бывает открытая вода? Озеро, например, или река?
           – Не знаю, – откровенно признался инструктор. – Те, кто когда-то пытался выяснить подобные вещи, никогда не возвращались обратно. Ты всё ещё хочешь идти дальше?
           – Хочу. – Угрюмо ответил Вистан. – Я буду двигаться вперёд до тех пор, пока Молли не заговорит со мной снова.
            Харди достал длинный пастуший хлыст, сплетённый из тонких полосок кожи, и спросил:
            – Нож у тебя на поясе? Хорошо. Может пригодиться. Попусту только не маши им, а то сам поранишься. Я пойду впереди. Дистанция минимальная. Наблюдение за тылом через каждые пять-шесть шагов. Доклад по необходимости.
            – Такие кнуты в Долине не используются. Должно быть, сделан святошами. Зачем он вам понадобился, сэр?
            – Со здешними обитателями лучше иметь дело, находясь на некотором расстоянии от них. Они, как правило, очень общительны, и тут же захотят с нами знакомиться. А я воспитан в строгих правилах и не переношу, когда ко мне с объятиями лезут совершенно незнакомые типы. Будь то люди, или зародыши растений. Хлыст поможет держать тварей на дистанции. На крайний случай у меня припасено ещё кое-что. На совсем крайний случай...
            – Звучит не радостно. Могу я узнать, что это?
            – Нет, курсант Вистан, не можешь. Решение о том, когда наступит крайний случай, принимает только командир группы. Решение об использовании специальных средств только в его компетенции. Остальным разведчикам об этом думать не обязательно. Всё, двинулись дальше.
Стоило повернуть за ближайший холм, как перед ними предстал совсем другой пейзаж. За всё время пребывания в закрытом лесу, они впервые увидели открытое пространство таких размеров и такое количество жидкой грязи, влажно блестевшей в голубом сиянии верхней границы.
            – Об этом мне слышать приходилось, – сказал Харди, указывая на густую пелену тумана, стеной висевшую над грязевой равниной в полусотне ярдов от них. – Мы с тобой сейчас наблюдаем явление, которое мало кто видел собственными глазами. Ещё меньше людей смогли об этом рассказать. Стоячий туман. Не редеет никогда и не рассеивается.
            – Пойдёмте, сэр, – Вистан двинулся вперёд, осторожно перенося вес тела с одной ноги на другую.
Здесь было неглубоко, и нога уходила в грязь до половины голени. Инструктор догнал его и пошёл рядом.
            – Если тебе что-нибудь известно про это место, поделись, – сказал он. – Так будет лучше для нас обоих.
            – Сэр, мне нечего от вас скрывать. Я чувствую, что мы идём в нужном направлении, только и всего.
            – Как знаешь. Тогда не особо геройствуй, если придётся уносить ноги.
            Вблизи туманная завеса уже не казалась такой непроницаемой. Выросший в Долине парень мог сказать, что видал и погуще. Инструктор первым погрузился в туман, Вистан последовал за ним, ощутив помимо холодного и влажного прикосновения, слабо уловимый едкий запах.
          – Ну и дрянь, – презрительно фыркнул Харди. – Хорошо, если глаза не разъест. Куда теперь?
          – Не знаю, сэр. Пока прямо. Наверное…
          – Есть у меня одно подозрение. Взгляни вон туда. – Инструктор протянул руку и указал на яркое светящееся пятно у них над головами. – Ничего не напоминает?
          – Как будто солнце сквозь облака светит, – Неуверенно пробормотал парень, – Там же должна быть граница леса, и голубое свечение.
          – Нет там, судя по всему, границы. Последние холмы с кустарниками, которые её создавали, остались позади. Это непростой туман. – Харди шумно втянул носом воздух и брезгливо сплюнул. – Он каким-то образом защищает от солнечного света. Только ради этого знания стоило сюда тащиться. Прекрасно!
           – Не понимаю, сэр, чему вы так рады…
           – Теперь у нас есть ориентир, парень! В противном случае, мы вполне могли начать ходить кругами, и наверняка остались бы в этом милом месте навсегда. Смотри, мы прошли не больше, чем двадцать ярдов, а…              – Инструктор не договорил. Споткнувшись, он упал на четвереньки.
           – Что с вами, сэр? – Забеспокоился Вистан. Он находился в четырёх шагах, но туман позволял видеть окружающее пространство только в общих чертах.
           – Ого! – Харди поднялся на ноги и, неожиданно, оказался выше ростом. – Иди, посмотри. Это похоже на развалины стены.
            – Откуда здесь взялась постройка? – Вистан наклонился и стал ощупывать торчащие над грязью большие каменные блоки. – И кто её разрушил?
            – Не знаю. В любом случае, идти по камням лучше, чем тащиться по грязи. Залезай сюда.
           Разведчики быстро дошли до угла каменной кладки, поворачивавшей под прямым углом направо, но Харди туда даже не посмотрел. Он дождался, пока Вистан приблизится и сказал:
           – Гляди. Там впереди либо холм, либо здание. Предлагаю обследовать.
           Впереди сквозь туман действительно что-то чернело. Разведчики спрыгнули в грязь, доходившую здесь до колена, и побрели в том направлении. Искомый объект оказался дальше, чем ожидал Вистан, которому показалось, что не спешивший открывать все свои тайны туман стал ещё гуще. Понадобилось пройти ещё несколько шагов, прежде чем парень стал различать хоть какие-то подробности.
           – Да-а, – протянул обладавший более острым зрением инструктор, – надёжно сделано. Подобные постройки есть у святош. Говорят, что очень древние. Сейчас так строить не умеют.
           – Зайдём? – У Вистана затеплилась надежда, что их путешествие закончилось и, вот сейчас Молли выйдет ему навстречу…
           – Для начала поищем дверь.
           Для начала пришлось выбираться из грязи. Здание стояло на небольшом возвышении, но взобраться по скользкому берегу оказалось непросто.
          – Надеюсь, оно того стоит, – проворчал Харди, утирая с лица брызги грязи. – Иначе, меня постигнет разочарование, а это не то чувство, которое может доставить удовольствие.
          – Да, – рассеянно отозвался Вистан, разглядывавший каменную стену. – Как вы думаете, сэр, кто это построил?
           – Здесь более уместен вопрос: зачем они это возвели в закрытом лесу? Возможно, в давние времена, наш мир был гораздо больше, и то, что мы сейчас видим – остатки старых пограничных укреплений. В городке Кифернвальд внешняя стена сделана из точно таких же блоков.
           – Кифернвальд?
           – Да. Сосновый лес, в переводе с языка святош. Давай разделимся. – Предложил инструктор. – Я пойду вдоль стены влево, а ты вправо. Кто первым найдёт дверь, пусть сразу сообщает. Если дойдёшь до угла, дальше не ходи, жди меня. Вопросы?
           – Никак нет, сэр!
           – Ступай.
          Дверь Вистан не нашёл, как ни пытался обшаривать холодную влажную стену, зато добрался до угла, насчитав приблизительно восемь ярдов от того места, где он начал свой путь.
          – Угол! – Крикнул он, не имея понятия, слышит ли его Харди. Туман искажал до неузнаваемости громкие звуки, напрочь поглощая тихие.
          – …ан, – послышалось с той стороны, где остался инструктор.
          Обратный путь занял несколько мгновений. Парень ориентировался только на поверхность стены и с размаху наткнулся на вытянутую руку Харди.
           – Стой на месте. – Негромко сказал инструктор. – Что-нибудь заметил?
           – Не успел, – признался Вистан. – Услышал сигнал, и сразу сюда.
           – Пройди немного вперёд и выгляни за угол. Что видишь?
           – Плохо видно. Как будто ветки ивы вниз свисают, сэр. А что там?
           – Видимо, одно из местных растений. Интересно. Я таких никогда раньше не встречал. Корни не оплетают земляной холм и формируют подобие ствола. Ветви свободно свисают вниз, и это очень странно.
           – Почему? Мало ли какие бывают деревья?
           – Ты же несколько дней провёл в закрытом лесу, – укоризненным тоном произнёс инструктор, – мог бы и заметить, что кустарники там не отличаются особым разнообразием. Каждый из них, так или иначе, участвует в формировании границы леса. Ни одна веточка просто так без дела не висит.
           – Это опасное растение?
           – Тоже мне разведчик, – кисло поморщился Харди. – Учись наблюдать объект не по частям, а в целом. На его ствол внимание обратил?
           – Можно я ещё понаблюдаю. – Вистан выглянул из-за угла и пригляделся. – Кривой весь. Шевелится там что-то в нескольких местах. Я понял, сэр! Это те самые зародыши растений?
           – Тише! Они… Пока не активны. Если сунемся ближе, могут отпочковаться и напасть.
           – Ясно. Может, пойдём к другому углу постройки?
           – Куда-то нам идти всё равно придётся. Давай, следом за мной. Поглядывай за тылом.
           Харди ловко прокрался вдоль древней каменной кладки, несколько мгновений вглядывался в туманный пейзаж за углом, потом повернулся к Вистану и сказал:
           – Чисто. Тихо, по стеночке, двигаемся дальше. Так меньше шансов, что нападут со спины. Согласен?
           Парень не возражал. Он опирался на стену, неизвестно как оказавшуюся в самом сердце закрытого леса и чувствовал незримую поддержку, словно постройка и была создана для того, чтобы прикрывать его тыл. Казалось, не было ничего более родного здесь, чем холодные каменные блоки, покрытые слоем липкой слизи. Даже солнце, которое властитель здешних мест – туман – лишил возможности согревать и освещать, не могло сравниться с созданием человеческих рук.
           «Вистан! Остановись!».
           «Молли? Молли!!! Я так по тебе…».
           «Я знаю. Слушай меня внимательно. Ты уже совсем рядом. Скоро ты увидишь очень яркую вспышку света. Запомни её местоположение. Именно туда тебе предстоит бежать. Бежать со всех ног. Бежать так, как ты никогда в своей жизни ещё не бегал. От этого зависит твоя жизнь».
           «Я понял. Молли, как же я рад…».
            «Ты не понял! Здешние обитатели не слишком дружелюбны. Вспышка ненадолго замедлит их, но не остановит!».
            «Не сердись… Я буду стараться. Нужно рассказать командиру».
            Вистан попытался окликнуть ушедшего вперёд инструктора, но не смог вымолвить ни слова.
            «Что за шутки, Молли? Я по твоей милости теперь не могу говорить?».
            «Можешь. Тому человеку необязательно знать то, что я тебе сообщила».
            «Не понял? Ты хочешь оставить его здесь?».
            – Эй, парень, ты куда подевался?
            Не дождавшись ответа, Харди вернулся и, взглянув в лицо Вистана, сказал:
            – О! Да я, похоже, попал в самый разгар семейной ссоры. Неужели дошли до раздела имущества?
           «Мне не нужен этот человек, но польза от него будет. Он побежит следом за тобой и отвлечёт на себя внимание. Тогда у тебя будет шанс спастись».
           «Молли! Это… Это бесчеловечно! Я не могу так поступить с Харди!».
           «Вистан, неужели ты меня больше не любишь? Вспомни, как нам было хорошо вместе?».
           «Я помню. Но, инструктор…».
           «Он обязан оберегать тебя, и, в случае необходимости, пожертвовать собой ради твоей безопасности».
           «Ты требуешь, чтобы я предал своего командира!».
           «Я легко могу заставить тебя это сделать. Не вынуждай меня».
           «Молли, ещё слово, и я с такой же лёгкостью стану тебя ненавидеть…».
           – Вистан, – прошептал ему в ухо инструктор, – слева движение. Приготовься.
           «Приготовься. Сейчас будет вспышка. Беги сразу, как только увидишь. Удачи».
            Яркий вспышка, гораздо более яркая, чем блёклое пятнышко солнца, прорезала туман. Источник света невероятной силы находился прямо перед разведчиками, отделённый от них широкой полосой стоячей воды. В мгновение ока со всех сторон легли длинные черные тени от не менее уродливых лохматых деревьев. Какое-то нелепое существо, похожее на большую кучу бараньих кишок, пытавшееся обойти их справа, замерло, накрыв своей тенью ещё одно такое же отвратительное создание.
            – Бежим, сэр! – Изо всех сил закричал Вистан и бросился вперёд, подняв целую тучу брызг.
           Здесь, к счастью, оказалось неглубоко, всего по колено, но дно было неровным, словно бежать приходилось внутри огромной плетёной корзины. Источник света стал терять яркость, замерцал и погас, вернув окружающему пейзажу его привычную размытость. Вистан оглянулся и увидел в двух шагах позади себя Харди. Инструктор куда-то забросил свой заплечный мешок и теперь двигался налегке, держа в руке хлыст.
           – Бросай поклажу! Жизнь дороже!
           Вистан кивнул, и уже потянул было лямку с плеча, когда почувствовал несколько быстрых несильных толчков по ногам. Сбросив груз, он рассчитывал прибавить скорость, но не тут-то было. Ноги едва двигались, с трудом раздвигая толщу воды.
            – Проклятье! – Закричал Харди. – Это что ещё за гадость?
           Он поднял из воды ногу. На ней, вцепившись в одежду, висело несколько тварей, больше всего напоминавших огромных, размером с руку, пиявок. Их скользкие тела цвета запёкшейся крови извивались в воздухе, пока инструктор пытался стряхнуть с себя всю эту мерзость. Несколько пиявок отвалились вместе с кусками одежды, а из воды тут же выпрыгнуло ещё несколько и прилипло к рубахе Харди.
           – Кожа! Шерсть! Это падальщики! Скидывай одежду, парень, иначе нам не сдвинуться с места! – Крикнул инструктор, сбрасывая пытавшихся вцепиться в хлыст тварей.
           Вистана не пришлось долго упрашивать. Он принялся стаскивать с себя одежду, а пиявки усердно помогали ему в этом, моментально избавив парня от добротных кожаных башмаков. Освободившись, он рванулся вперёд, больше всего на свете боясь потерять нужное направление. Из тумана внезапно показались свисающие вниз тонкие ветви, Вистан взмахнул рукой, защищая лицо, но, едва коснувшиеся его лба прутики резко вскинулись ввысь. Не успев затормозить, парень налетел на твёрдый бугристый ствол дерева, весь усеянный, разной величины и формы узлами. Откуда-то сверху раздался шелест и вниз протянулись извивающиеся, словно ленточки в конской гриве… Не дожидаясь, пока на него свалится демон, Вистан оттолкнулся от дерева и побежал, высоко поднимая ноги.
           Справа раздался свист хлыста и довольный голос инструктора:
           – Только так с вами и нужно, вашими же методами! А, ещё один! Подгребай, повеселимся!
           – За мной, сэр! Не отставайте!
           – Надеюсь, ты знаешь, что делаешь! – Откликнулся Харди и неожиданно крикнул: – Пригнись!
           Вистан не задумываясь, прыгнул вперёд, проехавшись животом по грубой поверхности дна, а когда вынырнул, заметил разорванного почти на две равные части демона, безжизненно колыхавшегося на поверхности воды.
           – Спасибо, сэр! За мной должок! – Бросил он, поднимаясь на ноги.
           – Отдашь после обеда! – Засмеялся инструктор. – Куда дальше?
           – Там рядом где-то два дерева должны расти. Тень двойная была.
           – Понял. Солнце видишь?
           – Так точно, сэр!
           – Оставляем с левой стороны! Вперёд!
           Возле сдвоенного дерева их ждал неприятный сюрприз. Сразу несколько зародышей растений метнулись навстречу людям, отделившись от искорёженных стволов. Харди взмахнул хлыстом и встретил демонов парой хлёстких ударов. Твари бросились врассыпную и стали обходить разведчиков широким полукругом. Вистан почти не видел их в тумане, и ориентировался только по шлепкам – звуку, с которым демоны выпрыгивали на поверхность воды.
            – Беги, разведчик! – Крикнул инструктор, снова обрушив свой хлыст на кого-то из нападавших. – Видно, я им приглянулся больше. Бегом!
            Вистан зачем-то кивнул головой и, выполняя приказ, помчался к деревьям. Проскочив мимо ветвей, он почти столкнулся с парочкой демонов, то ли упавших сверху, то ли вынырнувших из-под воды.
            «Вот и всё». – Подумал парень, инстинктивно пятясь назад.
            Твари не спешили. Выставив вперёд свои «бараньи кишки», они стали медленно приближаться к жертве. Неловко наступив на что-то, Вистан поскользнулся и, падая, ухватился за пучок тонких ветвей. Сильный рывок подбросил его в воздух, рука заскользила вдоль гладких скользких прутьев, но удержаться за них не смогла. Описав по воздуху дугу, парень врезался в жидкую грязь возвышавшегося над водой островка. В отличие от грязи, приземление мягким не показалось. Вистан кое-как поднялся на ноги и увидел, что всего несколько ярдов не долетел до каменной стены.
            «С прибытием, любимый! Теперь ты в безопасности».
            «Молли! Инструктор остался там!».
            «Он знал, на что шёл, Вистан».
            «Спаси его, Молли! Пожалуйста...».
            «Он сильный и справится сам. Вход прямо за твоей спиной».
            Вистан прислушался. Шлепки по воде чередовались со свистом хлыста, но звуки становились тише, начиная удаляться.
            «Молли, он не выберется сам. Они уводят его от этого места. Сделай что-нибудь!».
            «Инструктор выполнил свой долг и теперь…».
            «Молли! Нужна ещё одна вспышка света! Они остановятся, и у Харди будет шанс».
            «Это пустая трата… сил».
            «Он спасал меня, ничего не требуя взамен! Помоги ему, и я обещаю, что больше не буду никогда с тобой спорить!».
            «Будь, по-твоему, Вистан. – После непродолжительного раздумья ответила Молли. – Закрой глаза, чтобы не ослепнуть».



Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 36
Опубликовано: 30.08.2016 в 20:17
© Copyright: Александр Басов
Просмотреть профиль автора






1