Мир духов (книга 1). Глава 6: Тайна лесного озера.


p { margin-bottom: 0.25cm; line-height: 120%; } Наконец-то сегодня Любе сняли гипс. Он, конечно, не сильно ограничивал её жизнь, но всё же приятно было снова увидеть свою руку, тёплую, немного шершавую, с сухой кожей, не привычную после гипса, но зато родную. МРТ головного мозга показало, что всё не так уж плохо. Конечно, запретили заниматься спортом, да и любая физическая и эмоциональная нагрузка была противопоказана. Но это не помешало сразу после больницы, пойти, как, и обещано было подруге, в институт. Девушка посетила учебную часть, отметилась у секретаря директора, взяла допуск на лекции. Как раз сегодня было нужное занятие, «Валютный рынок и валютные отношения», через пару месяцев предстояло сдать экзамен на соответствующий предмет. Лекция была долгая, лектор был скучный, он с абсолютно застывшим лицом, уставившись в одну точку в конце зала, шевеля только губами, читал о структуре рыночного взаимодействия разных участников, и способах реализации этих отношений. Скучно.
После института, Люба пошла домой пешком. Была необычно тёплая погода, чувствовалось, что весна набирает мощь, с боем врываясь в город. Люба подумала, что жалко было бы пропустить такой тёплый день. Может полетать? Девушка ещё не пробовала взлетать с земли. Она забежала в пустой двор, огляделась – «вроде бы никто не смотрит», - разбежалась, оттолкнулась от земли, подпрыгнула, ветер тут же привычно подхватил её. Знакомое ощущения лёгкого холодка, как будто прикосновение пёрышка. Воздух, группируясь вокруг девушки, делал её невесомой, очень похоже, как прыгать в воду, но в воде нужно задерживать дыхание, и если не правильно прыгнул, будет больно, а тут девушка дышала не только лёгкими, но и всем телом, кожей и даже ощущениями. Вот она стала разгоняться, ветер тут же ударил её резким порывом, разметав волосы и пронизывая под одежду. Преодолевая сопротивление, она взлетала всё выше. Внизу, родной город было не узнать, здания перемешались. Конечно, понятно, где речка, где главная центральная дорога, и приблизительное расположение районов города, но конкретную улицу, или конкретный дом, сливался тысячью типичных крыш. Она полетела выше. Где та грань, которую нельзя перелетать? Девушка хотела найти ответ, можно ли ей выйти за пределы планеты. Умом она понимала, что нет. Но попробовать стоит. Собственно высоко она не взлетела, наверху, оказался, невыносимый ветер, Любе стало невероятно сложно держать себя в удобном положении для полёта, ветер сильно бил её, закручивая волчком. В таком состояние лететь, было неудобно, но самое главное и удовольствие от полёта не получаешь. Она опустилась на комфортную высоту, оценила по земному ландшафту, где ближайший густо заросший лес. Он оказался не далеко, в двадцати километрах от города. Люба размеренно летела, пытаясь ощущать телом, максимально удобный полёт. Её тело ловило тонкие сигналы, подчиняя, каждую мышцу. Девушке захотелось отработать технику резкого торможения. Она резко набирает скорость, тело летит горизонтально, потом девушка сгибает ноги, поджимая их, и молниеносным движением выбрасывает стопы вниз, как будто делает мощный толчок. Руки максимально разведены в стороны, торможение происходит очень быстро, но, неудобно, после двух трёх таких остановок, Любе казалось, что её органы остались где-то позади её тела, или намотались на позвоночник. Тем не менее, такой способ оказался действенным.
Она приземлилась на опушке перед лесом. Лес был глухой, да, и что людям тут делать в конце марта. На поляне перед леса ещё лежал снег, грязные комья покрывали кочки, не менее грязными шляпками снега, кое-где была наледь, правда очень коварная, местами, если на такую наледь наступить, можно было бы провалиться, и угодить в лужу. Поэтому Люба, осторожно наступая на более-менее стабильные кочки, попрыгала в сторону деревьев. В лесу, снег и вовсе не собирался таять. Тут он был чище, и чем дальше уходила девушка, тем чище становится лес. Люба шла вдоль деревьев, ей очень нравилась природа в такое время года, всё вокруг ещё спит, деревья притворно качают серыми ветвями, будто укачивая себя и погружаясь в глубокий сон. Сосны лениво скрипели и трещали, со всех сторон девушку окутывала иллюзия страданий, всё вокруг стонало и надрывалось. Иногда она не аккуратно цеплялась за ветви деревьев, и рядом с ней не приятным шлепком, падали оставшиеся на ветвях комья снега. Люба остановилась, закрыла глаза, подставляя своё лицо холодному, но яркому солнцу, вздохнула полной грудью. Её привлёк запах влаги, очень отчётливый запах воды. Нет, она не чувствовала грязную протухшую воду, она ощутила, как и во время полёта, будто летит в грозовой туче. Она пошла на ощущение, и точно, через пару минут, и пары спотыканий на льду, Люба вышла к аккуратному лесному озеру.
Озеро было большим, для леса конечно, большим. Лёд с воды уже сошёл, по-другому берегу, Люба заметила два талых ручья, которые питали водоём. Поверхность озера, бирюзовым цветом отражало окружающий пейзаж: солнце, деревья, редкие облака. Люба ощутила покой, причём покой эстетически приятный, как будто, здесь был очень опытный дизайнер и сделал всё красиво, правильно. Унылая мартовская пора, как нельзя лучше сочеталась, с размеренной водной гладью. Всё находилось в гармонии, под тщательным покровительством матушки природы.
Люба немного прошлась по берегу, стараясь не угодить в воду. Наткнулась на большой, изъеденный тающим людом, камень. Она скинула портфель, достала оттуда, тетрадь и карандаш, сев на камень сверху, принялась рисовать.
Рисунок девушка пыталась сделать в виде наброска обычным серым грифом. На бумаге уже вырисовывались унылые деревья, над ними тяжёлые облака, и немного затуманенное солнце, особо тщательно девушка работала над озером. Её взгляд цепко бегал от воды, на лист бумаги. До мельчайших деталей она пыталась дойти до глубины этого озерка. Вот поверхность воды, лёгкая рябь, вдоль берегов осыпаны разного калибра камни, некоторые булыжники вовсе погружены в воду. Ближе к середине озера, взгляд зацепился, за две шишки, как поплавки, плавающие в воде. Середина озерной глади, чёрная, непроглядная бездна. Глубина напоминала дёготь. Её взгляд снова быстро дернулся к воде, она сделала зарисовку, снова к воде, и тут карандаш в руке девушки, дрогнул. Два зелёных маленьких фонарика в глубине, девушка отчётливо видела фонарики. Она смотрела на свой рисунок, боясь посмотреть на водоём, это не блик солнца, это не лист с дерева, это были два люминесцирующие фонарика, маленькие, но броские.
Люба медленно перевела взгляд на фонарики, их не оказалось на месте: «фу, померещится же такое». Её взгляд скользил по поверхности. Снова моргнули огоньки, приблизившись к берегу. На этот раз Люба стойко уставилась на них. Девушка не двигалась, даже перестала дышать, и не моргала. Фонарики дернулись ещё ближе к берегу. Мигнули и снова засияли. По телу побежали мурашки, заставляя волоски на коже встать дыбом.
Что ты такое? – прошептала Люба.
Фонарики моргнули. Девушка поднялась, приблизилась к воде, опустилась на корточки, не спуская глаз с зелёных огоньков, коснулась кончиками пальцев воды. Вода оказалась обычной, холодной, мокрой, ну то есть, обычной. Она подалась вперёд в надежде рассмотреть фонарики. Они дернулись немного назад, и вспыхнули несколько раз.
Что ты такое? – повторила вопрос Люба.
Вопрос она задавала, скорее всего, себе, чтобы хоть немного держать себя в руках и не поддаться паники. Фонарики дрогнули, расширились, по воде пошла рябь. Из озера появилась голова, с яркими светящимися зелёными глазами. Люба завизжала, вскочила на ноги, поскользнулась на промёрзшей мокрой земле, попыталась отпрыгнуть назад. Но споткнулась о камень сзади, на котором лежали её вещи. Перекувырнулась через него, и сидя в мокром снегу, попыталась отползти назад, не переставая смотреть на зловещее лицо. Лицо, молча и нагло улыбаясь, глядело на Любу, и не подавало ни каких признаков, чтобы броситься на девушку, убить или съесть. Оно наблюдало. Пережив выброс адреналина, и видя, что её не собираются в ближайшую минуту убивать, Люба медленно поднялась на ноги. Немного постояв, и набравшись храбрости, она спросила:
- Кто ты?
- Странно, ты меня видишь? – голос был женский, очень тихий. Девушка растягивала слова, и шипела.
Ну да. Я видела твои глаза. Они светятся? Линзы? Тебе не холодно? Вода же ледяная.
Дева засмеялась…. Смех был звонкий, певучий.
- Нет, это не линзы. Это необходимость, знаешь ли, на дне бывает очень темно…. Хочешь посмотреть?
- Спасибо, я откажусь, наверное. Можно ли мне подойти поближе? – спросила Люба. Ответом ей стала, хитрая улыбка.
Люба подошла к камню села на него, разглядывая деву. Та не возражала, молча улыбаясь. Её лицо имело бледный вид, и казалось немного зеленоватым, волосы ниспадали на плечи, грудь, и расплывались по воде, как атласная ткань, глаза были удивительного светящегося зелёного цвета, причём, белков и радужек не было. Губы синюшно-фиолетовые, зубы цвета слоновой кости, идеально ровные.
- Вам не холодно?
- Нет.
- А кто вы?
- Как ты думаешь?
- Не знаю, - честно призналась Люба. - Я не видела, чтобы кто-то заходил в воду. Не уверена, что человек может так долго задерживать дыхание, и терпеть холод… Вы наверняка мне мерещитесь?
Дева, снова разразилась звонким смехом:
- Я, водяная.
- Кикимора?
- Зачем ты меня обижаешь? Я водяная дева, этого озера. Кикиморы живут на болотах. Если бы я была кикимора, я бы уже тебя кушала.
Люба испугалась, но держала себя в руках.
- А вы не хотите меня скушать?
- А ты мне предлагаешь свою жизнь? – воодушевлённо прошипела странная дева. - Хочешь утопиться тут? Боюсь, что тебе придётся уйти после утопления, на другое озеро. Конечно, если ты не попадёшь за грань жизни.
- Нет, я не хочу топиться, - энергично замотав головой, уверенно настояла Люба. - Простите моё любопытство – вы утопленница? – смутившись, проговорила она.
- Да, и очень давно.
Любе был поведан рассказ, о молодой женщине. Много лет, или даже веков назад, когда вблизи, этого озера была маленькая деревенька, а те два ручейка были небольшой, но глубокой речкой, властный, сильный, не терпящий препирательств и ослушания глава деревни, хотел выдать свою младшую третью дочь, богатому, не молодому воеводе с далёкого города. Третья дочь в то время для отца была тяжким бременем, её нужно кормить, поить, и замуж её не скоро возьмут, так как старшие ещё не выданные. Но красавица дева приглянулась старому воеводе. Назначена свадьба, выбран день. Дева убежала, вот к этому пруду, посидела, поплакала над его чистыми водами, да и пошла топиться. Ноги её увязли в тине и водорослях. Намокшее венчальное платье, тянуло тело ко дну. Дева легла на дно, было темно, холодно, ил укрыл её грудь. Она видела мерцание луны в небе, сквозь пелену воды. Она закрыла глаза, почувствовала, как лёгкие обожгла илистая вода. Но дева проснулась, через пару месяцев или лет. Отец сильно постарел. Мать была опечалена, горе постигло её родню, два брата умерли на войне, одну сестру убил пьяный муж деспот, другая сестра сошла с ума, ходила голая по деревне пела песни. Однажды дева решила помочь её страданию, утянула в пучину. Сестра девы признала, свою умершую сестру, в последний раз, с последним вздохом. Наутро нашли бедную, сказали, сумасшедшая решила, испить водицы. Шли года, в деревни сменилось несколько поколений. Потом и вовсе поселение сгорело от лесного пожара, люди не вернулись, стало спокойнее.
- После пожара я уснула, не знаю сколько, для меня время течёт по–другому, нежели для тебя живая. Потом проснулась. Иногда сюда захаживают лесники, иногда охотники. Охотников – то я больше всего люблю тянуть в воду. Нужно, помогать, матушке лесной избавляться, от нерадивых, они шумят, убивают детей леса.
Люба поёжилась, ей вдруг стало зябко, совсем забыв о том, что, вымокла в снегу, уползая, от девы.
- Ты же не собираешься меня затягивать в воду? - спросила Люба на всякий случай.
- Нет, ты зла не желаешь ни мне, ни лесному озеру, желала бы я не подплыла бы к тебе. А мне скучно, знаешь ли, тут иногда бывает. Меня мало кто может увидеть, удивительно, что ты можешь, без моего-то желания. Наверное, в тебе есть сила, много сил, - задумчиво шипела водяная.
- Спасибо, за что, что не причинишь мне зла. Можно ли тебя нарисовать? Ты очень красивая и загадочная.
Девушка снова рассмеялась, этот смех напоминал, два ручейка питающих озеро. Они журчат точно также, звонко и легко, как голос водяной девы.



Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 31
Опубликовано: 29.08.2016 в 02:47
© Copyright: Антонина Лаврова
Просмотреть профиль автора






1