Мир духов (книга 1). Глава 4: Она не смогла упасть.


p { margin-bottom: 0.25cm; line-height: 120%; } Череда бестолковых и скучных дней. Из-за сотрясения мозга и назначенного лечения – Люба не ходила в институт, благо зачёты разрешили сдавать позже. Телевизор смотреть нельзя, за компьютером сидеть нельзя, читать нельзя, заниматься спортом нельзя. Нет, она вовсе не выполняла предписания врача, но всё равно было совестно, когда от скуки увлекалась очередной книгой. «Не врачу же нужно выздоровление», - корила себя девушка. Люба стала рисовать, наверное, это было единственное, от чего она не переутомлялась, да и глаза сильно не напрягались. Этот вид занятий, неплохо получался у Любы, и даже приносил удовлетворение. Под кистями, открывалась фантастическая жизнь древних динозавров, чудо - супер кота Барсика, нереальные марсианские закаты, и многое другое. Разумеется, Люба не думала, что у неё будет получаться, но к её удивлению первые работы, на любительских сайтах, получили весьма сносную оценку.
Рисование было единственным, что отвлекало от грустных мыслей. Хотя друзья пытались звонить, вытащить погулять, но всё это перестало казаться нужным. «У меня апатия, нужно отпустить боль и пытаться жить дальше – но не могу, наверное, я слишком слабая», - сухо размышляла девушка, о превратностях бытия. Слабость оказалась настолько сильной и невыносимой, что в один из бесполезных дней девушка, стала составлять список плюсов и минусов пребывания на земле. Минусов оказалось, больше. Тогда восприняв, что смысла во всем нет, Люба приняла необходимость быть с родителями. Этой же ночью она долго думала, как сделать последний шаг: «утопиться в ванне, или в реке – нет, точно нет, холодно, да и воду я не люблю. Наглотаться таблеток – тоже ерунда, я в них ничего не смыслю. А если только отравлюсь, меня отвезут в больницу, там выяснят причину, вылечат, вызовут тётю Марину, нет уж, так я причиню им страдания. Вены резать тоже не вариант – я даже ухо сама себе проколоть не могу».
Всё это время взгляд девушки блуждал по луне, такое красивое полнолуние. Удивительно, как вроде бы простые и привычные вещи, могут быть такими величественными и манящими. Лунный диск, освещал комнату привычным серебристым холодным светом. Сама Луна была так близка, что сулила покой, именно тот покой, которого так сильно не хватает. Этот свет мерно заполнял все пустоты в душе Любы, завораживал её мысли. Чёрные кратеры, как будто углублялись в сознание, опутывая и унося с собою далеко-далеко. «Это то, что нужно», – подумала девушка.
Это был осознанный выбор, и он не был сделан внезапно нахлынувшим, эмоциональным порывом. Утром Люба проснулась, умылась, позавтракала и пошла в церковь, ту самую которую любила мама. Девушка не была религиозна, она не знала церковных праздников, никогда не соблюдала пост, и в церковь ходила, когда заставит мама. Но в этот день, ей нужно было посетить церковь. Нет, не нужно, она хотела попросить прощения, поскольку друзья и родственники не оценили бы её стремления, ей пришлось, просить прощения у святых. Перед порогом святой обители она надела платочек, окрестила себя, как учила мама, и, опустив глаза, вошла в дом господа Бога, было страшно:
- Я собираюсь совершить грех, зачем я вообще сюда пошла, – думала девушка, пока покупала две свечки.
Подойдя к иконе, Люба зажгла свечи, поставила их в церковный подсвечник, произнесла молитву за упокой, помолилась. Долго стояла и смотрела на икону, святой смотрел на девушку осуждающе. «Может просто так, кажется?». Из-за множества свечей, пламя которых отсвечивало, от глянцевого и застеклённого полотна, лик святого, казалось, выражает печаль. Изображение как будто пылало, как будто предвещало «гореть тебе!».
- Простите меня. Меня не остановит ничего. Я устала ничего не чувствовать. Устала. И за это прошу прощения. У вас, у папы с мамой, у них, прежде всего, да, я не справилась, – говорила девушка.
Будильник на сотовом телефоне, сработал в полвторого ночи. Люба, выключила звук, написала смску Маше. «Прости меня, пожалуйста, за всё, не обижайся, очень тебя люблю и скучаю», - отправила адресату. Обычно подруга выключает звук на ночь, так что данное сообщение будет прочтено только утром, а утром это уже будет не важно. Люба открыла окно, села на подоконник, свесив ноги вниз. Снова эта магическая полная луна. Девушка закрыла глаза, глубоко, вздохнув. Ей показалось, что она чувствует, как лёгкие наполняются тёплым прогретым луной воздухом: «опять кажется – воздух не может быть тёплым, в эту промозглую мартовскую ночь». Лунная ночь имела свой специфический привкус, немного сладковатый и тяжёлый, она имела свой вес, как вода, или точнее, как кисель, который с каждым вздохом, обволакивал её лёгкие. Луна зачаровывала, опутывала и подбадривала, становясь союзником идей Любы, единственным союзником. Девушка поднялась на ноги. Прыжок вперёд. Глаза закрыты. Люба стала считать, от страха, даже нет, не от страха, от желания занять время…
- Один…. Два... Три... Неправильно я прыгнула, надо было спиной назад, так хоть напоследок Луной насладилась бы. Четыре... Пять.… Шесть.… Может попробовать перевернуться…. Нее, всё равно скоро всё кончится. Семь. Восемь. Девять. Десять.
Люба слегка улыбнулась, в её голове всплыла картинка, это было «самое красивое самоубийство», с изображением Эвелины Макхейн, молодая женщина, в красивом костюме, совершила страшный шаг и приземлилась, на чёрный лимузин, эта девушка прекрасна даже в смерти. А ведь, у неё, тоже была причина сделать такой выбор.
- Эх, вряд ли мой шаг назовут, красивым. Скорее я грохнусь на промёрзшую землю. В неестественной позе, у меня раскроется черепушка, вытечет мозг, конечности разбросаются и поплывут отвратительные пятна крови по земле, ну уж точно не сексуально. Одежду я почему-то тоже не продумала, прыгнула в страшной растянутой розовой пижаме. После на каком-нибудь форуме, меня активно будут обсуждать, осуждать и говорить что я дура. Так, я отвлеклась. Семь…. Восемь.… Девять.… Десять.… Хм… Мне казалось, что я уже досчитала до десяти…. На самом деле, по всем моим подсчётам, я уже должна быть мертва, но глаза закрыты и открывать мне их страшно. Боюсь видеть, как приближается земля, на большой скорости. Одиннадцать.… Двенадцать…. Тринадцать.… Всё хватит, надоело! Так дела не делаются, может я уже того самого, в другом мире, черти небось потешаются надо мной…. Что я чувствую? Ничего не чувствую. Ноги замёрзли. Ветра нет. Когда я падала, хлестал ветер.
Люба, собрав всю свою волю, открыла глаза. Земля прямо перед глазами, в сантиметрах шестидесяти от лица. Люба висит в воздухе, параллельно земле. « Может я зацепилась за что-то?» - подумала она, и осторожно страшась, посмотрела назад. Нет, не зацепилась.
- Как это возмоооо… - удар о землю. – Ууууу, ежики в тумане…. – Люба шлёпнулась, приземлилась она не очень удачно, на правый локоть, левый в гипсе, теперь и правая рука ноет. Девушка села, потёрла ушибленную руку. - Я упала, когда, потеряла концентрацию, когда стала волноваться. Ерунда какая-то, - произнесла девушка, смотря на дом, выискивая окна своей квартиры.
К счастью желание убиваться, дальше у девушки отпало. Она поднялась на ноги, с ней было всё в порядке, кроме, конечно же, немного ушибленной руки, и грязной, пижамы. Люба побежала быстрее в дом. Удачно, что домофон в доме был какой-то ломанный и не всегда закрывался, вот и сейчас, она без труда вошла. Уже в лифте, она осознала, что ключи-то в квартире. Поднявшись на свой этаж, перед дверьми лифта стояла перепуганная Машка, подруга Любы.
- Ты чего такое мне написала? Я тебе звоню, пишу, а ты молчишь, что значит прости? – внезапно она осеклась, смотря на подругу, - Ты вообще, куда ходила в пижаме ночью, в такой холод? – закричала Маша.
- Эээ, я бегала, – соврала Люба.
- От кого, балда? Быстро открывай квартиру, заболеешь.
- Не могу, я не взяла ключи, а замок у меня автоматически закрывается при захлопывании, – снова соврала Люба.
- Ты вообще соображаешь, что ты делаешь? У кого-нибудь есть дубляж ключей?
- Нет.
- Ой, мать, ты меня в могилу сведёшь, – ругалась подруга, и стала набирать что-то в телефоне. – Аллё, служба спасения, здравствуйте, тут так получилось, в квартиру попасть не можем, ключ оставили дома. Дверь автоматически захлопнулась, копии ключей нет…. Да.… Да…. Живём по адресу: улица Листопадная, дом 45, квартира 91.… 13 этаж…. Домофон? Дверь открыта…. Да. Спасибо большое, ждём вас. Ну чего немощь, холодно? – обратилась подруга, – ты ещё и босиком, - подруга вымученно вздохнула.
Она сняла с себя куртку, ботинки и стала одевать Любу. Все препирательства: «ну, мол, я сама виновата», она решительно игнорировала. Сказала, что у неё носки тёплые, и она не замёрзнет, потерпит немного. Через минут пятнадцать приехали спасатели. Нужно ли говорить, что они были удивлены увидеть девушку в розовой грязной пижаме, поверх неё дорогой пуховичок, и в сапогах на высоких каблуках, и другую девицу: в обтягивающей лёгкой кофточке, в джинсах, и в тёплых носках, с изображением миленьких панд. Ребята свою работу выполнили в совершенстве, уже через десять минут, квартира была вскрыта, инструктаж по технике безопасности проведён, и был дан совет Маше, чтобы та отправила в больничку, чокнутую подружку, дабы проверить психическое состояние. После чего благополучно покинули квартиру.
- У тебя открыто окно? Почему? – Маша растерялась, но быстро пришла в себя, она подбежала к окну закрыла его, пошла в ванну включила вентиль с горячей водой. – Ты не ответила, почему у тебя открыто окно?
- Жарко было, проветривала комнату, а пока проветривалась, решила побегать, – поморщившись, проговорила Люба. «Я врунья, знаю-знаю», - отметила она про себя.
- Серьёзно, слушай, я боюсь, за тебя.
- Что ты хочешь от меня услышать? – Люба нервно тряхнула головой, откидывая прядь непослушных волос. Едва она резко дернулась, как тут же зашипела от головной боли. - Думаешь, сбросилась? Я живу на тринадцатом этаже, если бы я выпорхнула в окошко, то сейчас бы с тобой не разговаривала. Успокойся, я в порядке.
- Хорошо, иди в ванну, согрейся, - не поверив, подруге, строго сказала Маша.
Люба покорно пошла. Как всегда организованная подруга, принесла в ванну, бокал белого вина, сказала обязательно выпить, чтобы не заболеть, схватила брошенную на полу грязную пижаму, снова ушла. Через некоторое время чистая, пропаренная и завёрнутая в махровый халат, Люба сидела на кухне, пила горячий час с печеньем, подруга о чём-то лепетала, скорее всего, о глупости своей подруги. Люба её не слушала, обдумывая сегодняшнюю ночь. Подруга осталось на ночёвку, это было её право, она действительно страшно переживает.



Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 41
Опубликовано: 28.08.2016 в 03:03
© Copyright: Антонина Лаврова
Просмотреть профиль автора






1