Мир духов (книга 1). Глава 2: Прощание.


p { margin-bottom: 0.25cm; line-height: 120%; } Яркий свет. Жжёт глаза. Люба прислушалась, недалеко кто-то пробежал, какие-то незнакомые звуки… Запах, неприятный... Во рту пересохло… Страшно…. Открыв глаза, девушка увидела белый потолок, в левом верхнем углу, потолок немного пожелтел, наверное, текла вода. Люба лежит в кровати. «Где мои родители? Нужно подняться, нужно найти их!» – подумала девушка. Попытка оторвать голову от подушки не увенчалась успехом, в глазах тут же стало темно, на фоне темноты поплыли разноцветные пятна, переходящие в маленькие белые звёздочки. Голова болит. Кружится так, что если бы Люба не лежала, то непременно легла бы. Пульсирующая боль, в области черепа, будто мозг сдавливают обручем. Девушка пошевелила правой рукой – неудобно… «Чёрт катетер, я в больнице…. Значит мои родители тоже в больнице, в другой палате, всё в порядке.… А если не в порядке? Нет, всё в порядке, со мной же в порядке, у меня папа сильный, он точно в порядке…. В порядке, все живы», - говорила сама себе девушка…. Ноет всё тело. Даже страшно пошевелиться. Щёлкнула дверь, в комнату ворвался сгусток света, тут же рассеиваясь, когда дверь захлопнулась. Подошёл врач. Мужчина в возрасте, в белоснежно-чистом халате, у него добрые и полные сочувствия глаза. В руках он держит бумажную книжку, историю болезни. Идеальный образ врача. Он посмотрел на девушку, улыбнулся, сел на край кровати.
- Здравствуй, Любочка, я твой лечащий врач, Игорь Иванович, – сказал доктор.
- Здравствуйте, – прошептала девушка.
- Как ты, наверное, помнишь, была авария, ты была без сознания два часа. Ты получила несколько травм. Не опасных. У тебя сотрясение мозга, трещина в лучевой кости левой руки, вывих левого лучезапястного сустава, разлитая гематома вдоль левого бока. Ничего серьёзного. Но придётся походить в гипсе недели две-три, так же ты будешь ограничена от умственной деятельности, показан покой. Ты поправишься.
- Скажите, что с моими родителями? Они в больнице?
- Любочка, твои родители погибли в аварии.… Сочувствую.… Мы ни чего не успели сделать.… В коридоре тебя ждут друзья твоих родителей…. Пригласить друзей?
- Нет. Спасибо. Можно мне побыть, одной?
Доктор, осторожно коснулся её уже загипсованной руки, как будто утешая. Поднялся, не сказав больше ни слова, вышел. Девушка готова была молиться кому угодно, чтобы это оказалось не на самом деле, что это не реально…. В эту ночь она не спала. Плакала. Плакала. Когда она уже была не в состоянии плакать, кусала подушку, проклинала Бога, за то, что он забрал родителей, и бросил одну. Снова плакала…. Потом молилась, чтобы забрали туда, где сейчас папа и мама… Любу не забирали…. Плакала…. Два раза в палату молча, заходила медицинская сестра, один раз, чтобы поменять капельницу, а другой, чтобы сделать какой-то укол в плечо. Злилась на папу с мамой…. Злилась на себя…. Незаметно наступило утро.
Сразу после обхода врачей, в палату допустили друзей. Тётя Марина и дядя Саша, впорхнули в комнату. Увидев их красные глаза, и бледное лицо, Люба снова заплакала. Маша стояла в ногах подруги, под глазами были заметные синяки, видимо, как и Люба, она проплакала всю ночь. Тётя Марина достала беленький платочек, уткнула своё аккуратное личико в него и тоже сотрясалась рыданиями. Спустя пару минут, она успокоилась, достала из сумочки салфетку, и стала утирать лицо Любы:
- Ничего, ничего, ты не волнуйся, мы тебя не бросим. Беда, какая. Водитель – то уснул за рулём, он больше суток без сна был, вот торопится товар сдать, да и уснул…. Жив он, жив, сволочь, а хорошие люди… Ничего, ничего…. Ему там какое-то обвинение в полиции нашли… Любочка, дорогая, сколько вопросов и проблем нужно решить. Тебе не до этого, но ты не волнуйся, всё тебе поможем сделать. Знаю, что тяжело, но нужно решить ряд вопросов: похороны и поминки – раз. Потом - учёба, доучиваться нужно милая, уж как хочешь, нужно – это два. Деточка, ох, как тебе тяжело будет. Деньги нужны будут, работы, поди, у тебя и нету?
- Не бойтесь, я справлюсь. За деньги не переживайте. Папа с мамой, откладывали деньги в банк на депозит, там проценты ежемесячные десять тысяч выходят…. Я справлюсь.
- Зайка, ты моя, рассудительная, прям как милая Наташенька-а-а, что ж ты так, – тётя Марина, снова пустилась проклинать судьбу водителя грузовика, снова уткнулась в платочек…
- Я выйти хочу из больницы…. Я должна организовать прощание с родителями, – попросила Люба, сглотнув тяжёлый ком в горле.
- Тьфу, что ты. Ни о чём не думай, я всё организую. К тому же, у тебя сотрясение мозга. Врач запрещает тебе, думать, ходить, что бы хуже не стало…
- Я всё равно уйду…
- Любочка, хорошо-хорошо, я поговорю с доктором о домашнем лечении. Но давай тебе проведут диагностику, и ты полежишь на всякий случай в больнице, ещё несколько дней, - нехотя Люба кивнула. - Держись Любочка, держись. Нам нужно уйти, скажи, где все ваши документы, чтобы я всё на тебя оформила?
Уже в дверях, Люба окликнула подругу:
- Я не смогу жить в квартире родителей…. Не смогу…. Пожалуйста, помоги продать её, купи квартиру поменьше, в другом районе…. Пожалуйста.
- Да, милая, - тихо ответила Маша, подойдя к постели подруги. Она нежно погладила Любу по голове и поцеловала в лоб. – Я всё сделаю…
Дальше всё было в тумане. Время летело, удушающее быстро. Диагностические процедуры. Одинокие стены палаты. Несколько раз к ней приходил отец Маши, юрист. С ним вместе она подготовила документы, для продажи квартиры. Не вникая, она подписывает какие-то бумаги. У неё нет причин не доверять дяди Саши, с самого детства он находился рядом с ней, и был почти как отец. Почти… Ночи без сна. Слёзы. Четвёртый день. Мысли болезненным роем витают в голове: «меня выписывают.… Мы идём в маленькую церковь у больницы. Люди, знакомые и чужие… Они все странно смотрят на меня, даже не пытаюсь с ними заговорить…. Кто-то подошёл, обнял, сказал, что всё будет хорошо. Откуда ему знать? Мы заходим внутрь низкого помещения, отдалённо напоминающего сарайчик. Внутри два гроба, у изголовья стоит батюшка.… Бьёт жар, хотя на улице холод… Я смотрю на них. Не могу понять, кто это? Это мои родители…. Но это, не они.… Не могут быть они…. Я даже плакать больше не могу.… Нет сил…. Мне суют в руки зажжённую свечку… Стоны, слёзы… Я чувствую, что люди, собравшиеся тут, не плачут о том, что потеряли моих родителей…. Они плачут о своей несчастной судьбе «вот мол, и я мог также погибнуть. Или, «чёрт побери, с кем же я теперь буду общаться на работе»…. Самое аховое, «все плачут и я плачу…» Ненавижу людей. И себя ненавижу. Сейчас лежала бы рядом, и было бы мне хорошо. Надо мной бы также стояли, мучились, из-за своей несчастной доли…. И я не чем не лучше всех этих людей… Батюшка закончил петь.… Меня вывели на холодный воздух, и сразу же погрузили в автобус - пазик, такой же холодный, как и всё вокруг… Кладбище… Я стою над мамой…. Целую её лоб… Моя мама… Любимая, ты ведь спишь – да? Сейчас твои веки откроются, и ты удивишься, что ты тут делаешь в гробу, чья это шутка…. Прикасаюсь к её холодной, как будто резиновой руке…. Я больше не чувствую маму, это не она…. Она не такая, она никогда такой не была. Слышу, что люди начали переговариваться между собой: «Что она делает? Может её увести?»…Я смотрю в её закрытые веки, она такая мирная… Спит… Папа. Никогда не думала, что у него такой красивый подбородок… Кладу руки на его грудь…. Вспоминаю детство, мы с папой смотрели какой-то скучный фильм, он обнимает меня, я слышала, как бьётся сердце моего отца…. Но сейчас у папы не бьётся сердце.… Шепчу: «папа, вернись, открой глаза, я скучаю…» Меня кто-то уводит… Я не против.… Я кидаю ком земли на крышку гроба… Мы едем, куда-то… Мы в квартире, моих родителей. За поминальным столом, передо мной в тарелке положен рис с изюмом, очень сухой, – кутья – как это называют…. Поднимаюсь из-за стола, прошу прощения, ухожу в свою комнату…. Ложусь в кровать, закрываю глаза, засыпая под глухие разговоры в соседней комнате…»



Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 39
Опубликовано: 27.08.2016 в 02:38
© Copyright: Антонина Лаврова
Просмотреть профиль автора






1