О славном Рыцаре де Ревиле Приручившем Дракона и друге его Ла Мореле. Отрывок девятый и последний


О славном Рыцаре де Ревиле Приручившем Дракона и друге его Ла Мореле. Отрывок девятый и последний
“…Принц Ричард привез дракона в столицу и заточил в башню, где змей просидел впоследствии более тридцати лет…”
Принц Ричард въезжал в столицу с триумфом. Люди всех сословий, побросав дела, съехались в город, чтобы посмотреть, как поведут по улицам плененного дракона. Впрочем, придворные дамы более чем на огнедышащее чудовище, смотрели на дочь герцога Болифера. Следуя мимо ликующей толпы, принц ощущал себя преступником, прикованным к позорному столбу. Приветственные крики били, как брошенные камни.
Тщетно искал королевский сын в толпе лицо той, что в простом платье была краше всех, низкородной девицы, которой принц нынче же признается, что не сражался с драконом. Жаннета сидела в своей каморке у окна, выходящего на задний двор, аккуратно и быстро сшивая тяжелый бархат с золотой парчой и тончайшим заморским шелком. Перед нею уже висело одно готовое платье, а на столе лежал целый ворох раскроенных дорогих тканей. Девушка не успевала справляться с заказами, данными придворными красавицами, готовящимися к близкому торжеству.
– Погляди, какого дракона привез наш сын! – с гордостью сказал король супруге, – А ты, дура, ревела. Разве не прав я был, давая Ричарду суровые испытания?
Королева молчала, боясь, чтобы муж вновь не послал куда-нибудь принца.
– Благослови же сына и освобожденную им принцессу. Мы нынче же отпразднуем обручение.
– Но, Ваше Величество! – воскликнул принц Ричард, – Прекрасная Анита совсем не любит меня!
– Полюбит! Нельзя не полюбить наследника престола.
– Я все равно никогда не буду Вашей! – сказала дочь герцога после обручения.
Принц, оглянувшись по сторонам, вложил в ладонь девушки тяжелый ключ.
– Возьмите, принцесса, – прошептал он, – это ключ от башни, в которой король заточил дракона Гамилькара.
Анита, широко распахнув прелестные глаза, взглянула на жениха и, бросившись вдруг к нему на шею, крепко расцеловала. Потихоньку заглянувший в дверь король довольно потер руки:
– Я же говорил, дама не может не любить наследника престола. По себе знаю.
***
Шарль стрелял по мишеням за королевской конюшней: небрежно пускал стрелу за стрелой и раздумывал, где провести нынешний вечер, у прекрасной Эмилии или у еще более прекрасной Розалины. У Эмилии были огромные синие глаза, душная, жарко натопленная спальня и муж в дальнем походе. Розалина же, помимо черных кудрей и великолепной фигуры, обладала жгучим южным темпераментом. Но ее супруг-рыцарь мог в любую минуту покинуть корчму и возвратиться домой.
Из-за конюшни с луком и колчаном, полным стрел, появился благородный рыцарь, командир королевских стрелков. Он с завистью взглянул на пробитые точно в центре мишени и, не надеясь проявить такое же умение, прикрикнул на оруженосца:
– Эй, хватит портить мишени. Они не для тебя, а для стрелков. Если охота развлечься, сбивай шишки в лесу.
Шарль, не припираясь, собрал стрелы и пошел прочь. Прежде чем зайти за угол, он обернулся, и отмерявший шаги рыцарь растянулся на земле. Выругавшись, поднялся, ища, обо что он мог споткнуться, и, не найдя, сплюнул себе под ноги.
– Сглазил, мерзавец. Теперь и стрелять нет никакого смысла, все равно не попаду.
Командир королевских стрелков, махнув рукой, ушел следом за оруженосцем. Шарль тем временем решил, что лучше все-таки пойти к Розалине, прихватив на всякий случай кинжал. Размышления эти прервал принц Ричард, едва не столкнувшийся со своим оруженосцем. Принц выскочил из королевских покоев во двор и изо всех сил хлопнул дубовой дверью.
– Могу поспорить, Вы только что беседовали с королем, – сказал проницательный Шарль.
– Это просто жестоко, то, как он поступил со мною теперь! Он приказал увезти Жаннету, даже мать бедняжки не знает, куда. Я спросил о ней нынче у отца, но он неумолим. Говорит, ему не по нраву, что мы с Анитой в четвертый раз отложили дату венчания. Отец объявил, что до свадьбы я Жаннету не увижу. Не могу повторить слова, которым он называл при этом невинную девушку. Но я вовсе не хочу жениться на дочери герцога. Как же быть? Ведь невозможно узнать, где искать…
Голос принца задрожал, на глазах выступили слезы, он отвернулся и убежал в свою комнату.
– В мире нет ничего невозможного, – глубокомысленно заметил Шарль и отправился в “Золотую чашу”.
Через три часа оруженосец уже знал, что белошвейку Жаннету увез рыцарь Гийом, прославившийся темными делишками, и несколько столь же преданных государю слуг. Король приказал доставить фаворитку принца в охотничий домик, тот, что запрятан в Оленьей чащобе. Похитители уехали вчера ночью, предварительно поведав завсегдатаям корчмы, что заняты в деле, болтать о котором запрещено под страхом немедленной смерти.
Принц был у себя, но, разумеется, даже не собирался спать. Шарль пересказал ему новости, сообщенные королевскими воинами за кружкой вина.
– Как ты узнал об этом? – изумился Ричард.
– На воде погадал, – усмехнулся оруженосец.
– Мы немедленно едем за похитителями, – воскликнул принц, снимая со стены меч.
– Ничего подобного, – зевая, возразил Шарль, – перед дорогой выспаться надо. Утром отправимся. Все равно нагоним, они не спешат.
***
– Может быть, передохнем? – спросил Шарль. – Устали ведь, Ваше Высочество.
– Нет, едем дальше.
– Тогда пора сменить коней. Сворачивайте к замку, в деревне хороших не достать.
– Принц Ричард, наследник престола! – подъезжая к воротам, крикнул оруженосец. – Нам нужны кони! Взамен мы оставим своих.
– Ваше Высочество! Неужели Вы не останетесь у нас отужинать и отдохнуть? – вскричал, выбежавший встречать гостей рыцарь.
– Благодарю, – кивнул головой принц. – Ничего не надо, кроме кружки вина. Мы тотчас же едем дальше.
Шарль, тем временем, побежал на конюшню, чтобы самому выбрать лошадей.
– Вот и рыцарь Гийом нынче торопился, – заметил старый конюх, – отобедали у нас и снова в путь.
– Похитители недавно были здесь, – покидая замок, сказал оруженосец, – до ночи нагоним. Представляю их лица, когда они увидят Вас.
– Мне не до смеха, Шарль. Рыцарь Гийом негодяй, а Жаннета почти двое суток в его власти.
– Ну, уж этого он не посмеет!
– Ты его плохо знаешь. Этот рыцарь не боится ни Бога, ни дьявола.
– Зато, можете мне поверить, боится Вас. Ведь Вы обо всем вспомните, когда будете королем.
Далее путь проходил через лес. Сквозь не одетые в листву деревья Шарль заметил впереди, за поворотом, следы побоища. Встревожено заржали кони, сбавляя шаг. На дороге лежали убитые лошади, в упряжи и под седлом, все из королевской конюшни. Стояла телега, но не было людей ни живых, ни мертвых. Исчезла и вторая повозка, в которой, вероятно, должна была находиться пленница, хотя тащившая повозку лошадь лежала здесь.
– Неужели разбойники?! – горестно воскликнул принц.
Оруженосец думал иначе. Лесные молодчики не убивают коней ударами по хребту, не бросают телегу с припасами, а, главное, не оставляют в кустах следов от сапог в два обычных шага длинной. Шарль заметил, как шевельнулась набросанная на телегу солома.
– Эй! Кто там?
Ответа не было. Юноша быстро запустил в солому руку и за волосы вытащил на свет прятавшегося. Это был Жерве, один из ратников рыцаря Гийома. Молодой оруженосец не сразу узнал его, волосы и борода, прежде рыжие, были теперь совершенно седыми. Ратник был при мече, однако, вместо того, чтобы воспользоваться оружием, он обеими руками вцепился в телегу и, подвывая, отчаянно пытался вырваться. Шарль дал ему в ухо левой рукой, чтобы привести в чувство. Бедняга на некоторое время обмяк. Юноша отыскал на телеге бурдюк с вином и влил немного в рот Жерве. Тот открыл глаза, сел на телеге и, припав к бурдюку, принялся жадно глотать целебный напиток. Утолив, наконец, жажду, ратник вновь попытался зарыться в солому, но оруженосец крепко ухватил его за локти.
– Ответь сперва, что здесь произошло?
Жерве затрясся, волосы его встали дыбом.
– Где твои товарищи?
– Отпусти меня, – заплакал ратник.
– Отпущу, когда все расскажешь, – безжалостно заявил Шарль, – Кто напал на вас?
– Великан, – всхлипывая и дрожа, ответил Жерве. – Он набросил на нас огромную сеть, которую не рассекал даже меч. Он запускал в ловушку громадную руку в железной рукавице, хватал нас по одному, как цыплят, сворачивал шею и бросал в свой мешок. Я залез в солому, а Жак спрятался под телегой. Великан приподнял телегу и нашел его.
– А Жаннета? Говори, что сталось с нею? – вскричал принц Ричард.
– Нет, девицу он не убил. Взял под мышку запертую повозку и унес пленницу, будто пташку в клетке.
Принц пришпорил коня и поскакал вперед по дороге. Шарль поспешил следом, оставив Жерве, который тотчас залез назад в свое укрытие.
У развилки дорог остановились. Оруженосец соскочил с коня и, засветив над ладонью огонек, пытался рассмотреть в наступающих сумерках следы на земле.
– Я не знаю, куда пошел великан, – признался, наконец, Шарль. – На нем мягкие сапоги, которые не оставляют на дороге следов. А уйти он может далеко, в здешних местах не слыхали прежде о таких людоедах.
– Ты не можешь погадать, как в прошлый раз?
– Не могу. Но я знаю ведьму, которая умеет увидеть в наговорной воде разыскиваемого человека.
– Едем же скорей к этой ведьме!
Проезжая мимо места, где недавно разыгралась трагедия, принц натянул поводья:
– Эй, Жерве, вылезай! Мы проводим тебя до замка. Там ты будешь в безопасности.
– Не пойду! – испуганно завопил невидимый собеседник.
– Как хочешь, – пожал плечами Ричард и помчался дальше.
***
– Найти девушку нелегко, – сказала маленькая ведьма, – луна сейчас в начале третьей четверти, источники энергии слабы. Будьте в моей избушке в полночь, я попытаюсь показать Вам Жаннету. Тебе, Шарль, придется держать экран, чтобы чужая магия не мешала поиску. Я сейчас объясню, как это делается.
В назначенный час ведьма погасила в избушке огни и, взяв большую чашу, наполненную слабо светящейся жидкостью, протянула ее Ричарду.
– Возьмитесь за чашу поверх моих рук, принц, и смотрите внимательно, думая лишь о своей девушке. Только Вы можете почувствовать, где она.
Принц вгляделся в серебристую поверхность воды, и на ней начал проступать замысловатый узор. Постепенно изображение стало четким, принц угадал в нем землю с высоты птичьего полета. Леса, реки и горы плыли по чаше, мутнея и исчезая возле краев. Внезапно жуткая тоска сжала сердце.
– Вы почувствовали ее, принц?
– Да, выше, за пределами изображения.
Картинка сместилась.
– Вон то зеленое пятно.
Земля придвинулась ближе. Принц Ричард увидел хвойный лес, засыпанный серым тающим снегом. Вот показалась размытая дорога, она побежала через чащу и привела к дому, обнесенному частоколом из громадных сосен. В следующий миг принц увидел в зловещем доме девушку в белом платье, и изображение вдруг пропало.
– Не отпускайте рук, – крикнула ведьма.
Принц коснулся маленьких ручек, держащих чашу и снова увидел Жаннету. Девушка горько рыдала, а безобразная старуха, надевая ей на голову венок, ворчала: “Чего ревешь, безмозглая кукла? Другая бы не нарадовалась, что такой богатый и сильный великан женится на ней”. Принц явственно услышал грубый голос уродины и плач бедной Жаннеты.
– Женщина из породы орков, – прошептала ведьма, – а большинство авторов утверждает, что они полностью вымерли.
– Жаннету выдают замуж?
– Похоже, что так. Но я прерываю связь, мы узнали все, что хотели.
Поверхность воды потемнела. Колдунья поставила чашу и без сил опустилась на лавку. В избушку вошел Шарль и, подойдя, положил обе руки на голову ведьмы, укрытую черным капюшоном.
–Спасибо, больше не надо, – сказала та. – Дом великана, который мы видели, далеко отсюда, за пределами королевства, в дремучем Диком лесу.
***
Как ни спешил принц, скоро до цели добраться не удалось. А уж когда въехали в Дикий лес, и брать коней стало неоткуда, пришлось еще сбавить темп. Но, наконец, ужасный дом был рядом.
– Я вызову великана на бой от Вашего имени, – говорил Шарль, надевая доспехи принца.
– А ты справишься один?
– Я полагаю, людоед менее опасный противник, чем дракон Гамилькар.
Оруженосец мчался, как вихрь. Подъезжая, он натянул поводья, но конь не остановился, а бешено летел прямо к закрытым воротам. Юношу и самого рванула вперед какая-то неведомая сила. Шарль ухватился крепче и крикнул колдовское слово, останавливающее взбесившуюся лошадь. Конь встал, как вкопанный. Подковы сорвались с его копыт и ударились о ворота. Слетел с головы всадника шлем. Разорвался ремень, на котором висели ножны, и меч приклеился к волшебным воротам. Следом за ним закованный в доспехи юноша перелетел через голову коня и повис, распластанный по воротам, не хуже, чем дракон в паутине.
Подошел хозяин. Как улитку из раковины, вынул пленника из доспехов. Ударил ладонью по воротам, и их колдовская сила исчезла. Железки ссыпались наземь, великан сгреб их в яму и вновь запер засов. По дороге к дому Шарль изловчился метнуть в великана молнию. Тот охнул и выронил добычу. Однако воспользоваться обретенной свободой юноше не удалось. Падая, он ударился о камни и потерял сознание.
***
Едва Шарль очнулся, как сразу почувствовал отсутствие магической поддержки, которую обеспечивали постоянно носимые с собой колдовские амулеты. Великан сорвал с юноши одежду, лишив колдуна всего, что было хитроумно припрятано в костюме. Но и это не все. С запястий исчезли тонкие серебряные браслеты, со щиколоток – ремешки кожи дракона, даже вплетенная в тонкую прядь на затылке нить из шерсти единорога была выдрана с клоком волос. Коварный людоед сорвал с шеи пленника не только все три оберега, но и нательный крест. Руки юноши были связаны за спиной и притянуты к ногам. Боевая магия строится в основном на жесте. Шарль не достиг уровня мастерства, при котором выполняемое действие достаточно вообразить. Лишенный возможности двигаться, без привычных талисманов, он оказался беззащитен.
– Что, не колдуется теперь? – усмехнулся великан, доставая сковороду. – Тоже мне, Тор-громовержец.
Людоед попробовал пальцем острие кухонного ножа, и принялся точить его о камень.
– Я сам готовлю, – добродушно пояснил он. – У орков довольно оригинальные кулинарные предпочтения, а с женами мне не везет. Первая была лентяйка, и стряпать не умела. Надоела страшно, съел я ее. Женился второй раз – еще хуже. Ревет целыми днями, будто принцесса, да только и смотрит, как бы удрать. Запер ее в чулан, думал, образумится. Да куда там, хуже дикой кошки. Видно тоже придется съесть.
Людоед наточил нож и принялся крошить на доске лук.
– Некоторые считают это дурным вкусом, но я без лука жаркое не люблю.
– Чтоб ты подавился! – думал юноша, выводя в уме формулу смертельного заклятия на трапезу.
Великан покончил с луком и потянулся к пленнику. Вдруг скрипнула, приоткрываясь, дверь.
– Остановитесь! – крикнул принц. – Я – Ричард, сын короля, приказываю немедленно отпустить моего слугу!
– Вы очень кстати, – обрадовался хозяин дома, – как раз успели к обеду.
Наклонившись, он хотел схватить принца, но тот увернулся.
– Не уйдешь! – Людоед погнался за удирающей добычей.
Ричард заскочил под стол. Пока великан пытался достать его там, выбежал с другой стороны и, подтянувшись, залез на лавку, а оттуда на стол, полка же оказалась слишком высоко. Людоед склонился над человеком, протянул громадные ручищи. Прижатый к стене, принц споткнулся о большое жестяное ведро. Неплотно закрытая крышка упала, и над жестянкой взметнулось остро пахнущее облачко молотого перца. Юноша схватил ведро в руки и, размахнувшись, высыпал его содержимое в лицо преследователю. Красный нос великана сморщился. Он оглушительно чихнул, потом еще, и принялся тереть страшными кулаками глаза, из которых градом лились слезы.
Принц Ричард двумя руками поднял только что наточенный кухонный нож и, подбежав к краю стола, вонзил его в толстое брюхо врага по деревянную ручку. Великан завопил подстреленным вепрем, сжал обидчика в ладонях и рухнул замертво.
Шарлю наконец удалось зажечь в пальцах маленький огонек, он старался пережечь толстые веревки. С грохотом распахнулась дверь, и на пороге появился дракон Редьярд:
– наконец-то встретился нам в пути нормальный дом, где в дверь можно войти, а не протискиваться. Рыцарь де Ревиль! А великана-то, похоже, прикончили без нас.
Друг Редьярда вбежал в кухню и уставился на окровавленного людоеда.
– Не будете ли Вы столь любезны, развязать меня, – окликнул его Ла Морель.
Де Ревиль мечом перерезал путы.
– Редьярд, переверни, пожалуйста, великана. Принц Ричард убил его. Но и сам, наверное, раздавлен людоедом.
– Я жив, – сдавленным голосом откликнулся Ричард, – но не могу выбраться из-под этой туши.
Принца мигом освободили и помогли подняться на ноги. Ричард удивленно поглядел на громадное мертвое тело.
– Я нанес удар, когда великан не ожидал нападения. Но он сам не хотел честного боя, ворота, через которые я вошел, отняли у меня не только меч, но даже кинжал. А теперь я должен разыскать Жаннету.
– Великан говорил, что она в чулане, – поспешно одеваясь, подсказал Шарль. – Кстати, Вам, рыцарь де Ревиль, повезло, что вы с Редьярдом опустились прямо во двор и не проезжали мимо коварных ворот. Они не только забирают оружие, но и хватают одетых в доспехи рыцарей.
– Надо предупредить рыцаря Эрлинга, – встрепенулся юноша, – мы видели его на дороге недалеко отсюда. Редьярд, слетай за славным рыцарем, помоги ему беспрепятственно миновать ловушку.
– Жаль, что Редьярду не удалось нагнать Вас, – вздохнул де Ревиль, разглядывая убитого людоеда, – я сам надеялся победить великана.
– Подвигов ищите?
– А как же иначе. Ведь нельзя же всерьез рассчитывать на любовь Дамы, не заслужив громкой славы. А то ведь в Арше свои же соседи болтают в корчме, что вот рыцарь Альберг – действительно могучий воин, а мальчишка де Ревиль никогда бы его не победил, не стой рыцарь против солнца и не будь измотан предыдущими схватками. Хотел я выяснить, верно ли это, в сражении, да герцог не дозволил. Мерзавец Альберг, будто, слишком слаб после ранения. Хочу теперь поехать с иноземным рыцарем Гуаном в его королевство. Государь их с маврами воюет, а занятие это для рыцаря и христианина весьма похвально.
***
Вскоре рыцарь Победитель Драконов, удивленно озираясь, спрыгнул со спины Редьярда перед домом людоеда. Впервые в жизни ему довелось не сражаться с огнедышащим чудовищем, а лететь на нем. По двору, взявшись за руки, шли счастливый принц Ричард и печальная, растерянная Жаннета.
– Поздравляю с новой победой, Ваше Высочество! Теперь, когда не прирученных драконов больше не осталось, сразиться с великаном тоже весьма почетно. Я хотел присоединиться к Вам, но не смог нагнать. Приветствую и Вас, благородная госпожа Великанша. Надеюсь, Вы скоро позабудете о Вашем горе. Я со своей стороны, готов сделать все возможное, чтобы осушить слезы на столь прекрасных глазах.
– Вы, если не ошибаюсь, женаты, – язвительно заметил принц.
– О, да. Но утешить опечаленную даму – долг рыцаря.
Победитель драконов отвел взгляд и заметил у ворот оруженосца Шарля. Юноша уже извлек из ямы оружие принца и еще целую кучу покрытых ржавчиной мечей и доспехов. Теперь он увлеченно пытался разобраться в механизме работы хитроумной ловушки.
– Кого я вижу! Молодой Ла Морель! Так Вы оруженосец у принца Ричарда. Я никогда не верил гадким слухам, что ходили по королевству. Говорили, будто Вы стали разбойником и даже, противно повторять, колдуном. Но я знал, что юноша столь благородного происхождения не мог встать на преступный путь. Вы ведь приходитесь мне сродни, Ваша бабушка с отцовской стороны была урожденной Эрлинг.
– Так Шарль – дворянин? – изумился принц Ричард.
– Разумеется. Он происходит из весьма знатного рода Ла Морелей.
– Что же Вы до сих пор молчали об этом? – упрекнул юношу принц. – Преклоните колено.
Шарль повиновался. Сын короля взял меч и коснулся им плеча Ла Мореля.
– Я посвящаю Вас в рыцари, ибо Вы давно заслужили эту честь.
***
Скоро все засобирались в дорогу. Де Ревиль вскочил на спину Редьярду.
– Благородный рыцарь, – преодолевая смущение, обратилась к нему Жаннета, – если Вашему дракону не тяжело поднимать двоих, не могли бы Вы довезти меня до королевской столицы? Не обижайтесь, Ваше Высочество, – шепнула она Ричарду, – моя матушка больна, а братцы еще слишком малы, им трудно без меня.
– Рыцарь де Ревиль, – решительно приказал принц, – садитесь на моего коня, а Редьярда уступите нам. Я должен быть в столице как можно скорее.
– Пожалуйста, Ваше Высочество. Я буду счастлив оказать услугу наследнику престола.
Поначалу у принца захватило дух от страшной высоты, на которую они поднялись. Но Редьярд летел ровно, бережно неся всадников. Глаза Жаннеты сверкали. Она позабыла об ужасном людоеде, глядя на волшебную картину, открывшуюся с небес. Постепенно дразнящая близость прекрасного создания отвлекла Ричарда от проплывающих под ногами облаков.
В столицу вернулись засветло. Король с удивлением рассматривал маленького дракона:
– Я думал, ты собирался сразиться с великаном, – заметил он Ричарду.
– Это ручной дракон Редьярд. Благородный рыцарь де Ревиль приручил его и научил ходить под седлом. Я думаю, Вам следует наградить славного рыцаря за столь необыкновенный подвиг.
– Непременно. Я прикажу именовать отныне благородного де Ревиля – рыцарем, Приручившим Дракона.
– А великана-людоеда я убил, и завтра же намерен обвенчаться с его вдовой.
– Ты же обручен с дочерью герцога Болифера.
– Я попрошу у духовного отца дозволения расторгнуть помолвку.
– Но подумай о бедной принцессе. Что будут говорить люди?
– Я возьму в жены супругу убитого великана, и если Вы не согласитесь, обойдусь без родительского благословения.
Ричард повернулся и, не оглядываясь, ушел.
– Какое своеволие! – проворчал ему вслед отец. – Настоящий принц!
Король тотчас отправился в замок и распорядился начать подготовку к свадьбе. Все забегали, засуетились, и дракон Редьярд остался на площади один. Его тотчас окружили ребятишки. Сперва они прыгали и кричали поодаль. Но, осмелев, начали подбегать по одному, чтобы коснуться длинного хвоста. Редьярд предложил самым храбрым садиться в седло и, с отчаянным конопатым мальчишкой на спине, облетел королевский замок. Теперь храбрых оказалось много, дракон возил ребят по очереди, шумел и смеялся наравне со всеми. Он был совершенно счастлив, впервые с тех пор, как расстался с матерью.
***
В это время по лесной дороге ехали трое рыцарей. В темном северном лесу, еще лежал кое-где снег. Но даже здесь весна уже окончательно вступила в свои права.
– Ничто не помешает мне по-прежнему служить прекрасной Аните, даже если она станет со временем нашей королевой, – с жаром говорил де Ревиль.
– Разумеется, мой друг, за исключением того, что Вас постараются убить на первом же турнире, – заметил на это Ла Морель. – К тому же сердце принцессы занято.
– Кого Вы имеете в виду?
– Дракона.
– Неужели прекрасная Анита до сих пор ему верна?
– Да. Целыми днями сидит она у башни, где заточен дракон Гамилькар. Играет на лютне и поет печальные баллады и даже, представьте себе, песни на драконьем языке.
– Невероятно.
Рыцарь Эрлинг, в задумчивости уехавший вперед, придержал коня и поравнялся с приятелями.
– Рыцарь Ла Морель, Вы знаете, что моя дочь – единственная наследница Эрлингов. Владения наши Вам хорошо знакомы. Если хотите, я отдам за Вас Мари, когда она подрастет.
– Я не против, но она, действительно, еще мала, пару годочков надо бы подождать.
Шарль наклонился к де Ревилю и добавил шепотом:
– Любой рыцарь на моем месте призадумался бы прежде, чем жениться на ведьме.
“…Де Ревиль, Ла Морель и Эрлинг благополучно возвратились в родные края. После чего они вместе с другими славными рыцарями отправились в поход, принесший впоследствии королю Теодору…” Здесь рукопись обрывается. Восстановить дальнейший текст не представляется возможным.



Рубрика произведения: Проза -> Сказка
Ключевые слова: Дракон, рыцари, средневековье,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 30
Опубликовано: 26.08.2016 в 12:09
© Copyright: Ольга Кобецкая
Просмотреть профиль автора






1