О славном Рыцаре де Ревиле Приручившем Дракона и друге его Ла Мореле. Отрывок седьмой


О славном Рыцаре де Ревиле Приручившем Дракона и друге его Ла Мореле. Отрывок седьмой
“…Выздоровев, Ла Морель отправился ко двору короля, и вскоре стал оруженосцем наследника престола принца Ричарда…”
Едва Ла Морель почувствовал себя достаточно здоровым, он не стал более злоупотреблять гостеприимством Эрлингов и, сев на подаренного маленькой ведьмой коня, покинул замок. Сперва юноша держал путь к владениям де Ревиля, но, проехав полдороги, решил попытать счастья и свернул к королевской столице.
В корчме “Золотая чаша” рядом с Шарлем сидел парень, имевший, несмотря на новое богатое платье, довольно простоватый вид, он был чем-то весьма взволнован. С тревогой оглядываясь по сторонам, то и дело тяжко вздыхал и, опрокидывая кружку за кружкой, восклицал:
– Пошли, Господь, здоровья второму королевскому стрелку!
– Приятно видеть столь неподдельную обеспокоенность судьбою ближнего, – заметил Шарль, – но позвольте полюбопытствовать, что за недуг поразил королевского стрелка?
– Он покуда не болен, но вряд ли пробудет во здравии до завтрашнего дня, ведь нынче утром король назначил его оруженосцем принца Ричарда, наследника престола.
– Ну, так что же?
– Так ведь вчера тогдашнего оруженосца, здоровяка, с рождения ничем не болевшего, свалила жестокая лихорадка. Славный наш государь сделал вместо него оруженосцем первого королевского стрелка, а он еще поутру подвернул ногу. Теперь мне осталось лишь молить небо о здравии второго королевского стрелка, ведь третий королевский стрелок – я.
– Похоже Вы правы, должность сия весьма опасна для здоровья. Но объясните мне, неужели король плохо вознаграждает своих слуг?
– Что Вы! Государь нас не обижает. Но время ли думать о золоте, ведь завтра утром принц Ричард отправляется в поход, сопровождаемый одним лишь оруженосцем. Король приказал сыну победить страшного тигра, объявившегося в нашем государстве. Зверь сей, никогда прежде в этих местах не виданный, чудовищно огромен и силен. Охотники говорят, не иначе как оборотень. Немало славных рыцарей сражалось с ним, но, увы, все они погибли, и чудовище пожрало их.
– Но уж сам наследник престола, без сомнения, справится с ужасным хищником.
– Да, где ему справиться! Наш принц Ричард с отрочества более склонен к наукам и чтению книжек, нежели к сражениям. Стыдно сказать, но в свои семнадцать лет он не только ни разу не дрался в поединке, но даже и на охоте не убил ни одного зверя.
В дверях появился новый посетитель. Собеседник Шарля быстро сполз под стол, но было поздно.
– Я так сразу и подумал, что Вы здесь. Не медля ни минуты, ступайте к королю. Оруженосец принца Ричарда разбился, упав с лошади.
– Как Вы полагаете, – осторожно поинтересовался Шарль, – не согласятся ли его Величество и его Высочество вместо Вас взять в оруженосцы меня? Я носил щит за рыцарем Альбергом, и у него нет причин быть мною недовольным.
– По моей рекомендации Вы наверняка будете приняты, – заверил третий королевский стрелок, выползая из-под стола. – Пойдемте скорее во дворец. Наш добрый государь сказочно щедр со своими слугами, а уж смельчака, который будет сопровождать принца в его славном походе, ждет поистине королевская награда.
***
Рассветное солнце коснулось лучами верхушек башен королевского замка, выкрасило розовым трепещущие на ветру флаги. Король в полном вооружении смотрел в пламенеющее небо, величаво возложив длань на рукоять меча. Перед ним, упав на колени, рыдала королева.
– Ваше Величество, умоляю, пощадите нашего сына. Дайте ему более легкое испытание, ведь он еще так юн.
– Не лезь не в свое дело, женщина! Из-за твоей слепой любви мой сын вырос не таким, каким подобает быть рыцарю. Убирайся отсюда, воин не должен видеть при прощании слез.
Принц Ричард вышел на крыльцо, растерянно оглядывая собравшуюся во дворе толпу, то и дело поправляя сползающий шлем. Опустившись на одно колено, юноша поцеловал железную перчатку отца.
– Государь, я не нахожу в себе ни сил, ни мужества для подвига, на который Вы меня посылаете.
– Благословляю тебя, сын мой. Я хочу, чтобы ты был достоин своего славного имени и высокого предназначения.
Король долго смотрел вслед удаляющимся всадникам. Потом обвел суровым взором перешептывающихся придворных и повернулся к стоящему у крыльца пятилетнему принцу Анри. Златокудрый, похожий на ангела, мальчик держал в руках маленький серебряный щит и меч, на румяных губах играла улыбка.
– Скажи мне, дитя, ты-то рад, что твой брат поехал сражаться с тигром?
– Очень рад, Ваше Величество, – подняв голубые глаза, ответил малыш.
– Называй меня просто – отец. Ты, верно, счастлив, что сможешь, наконец, гордиться старшим братом?
– Я счастлив оттого, что братец Ричард совсем не умеет сражаться. Тигр его съест, и тогда я буду наследовать престол после Вас, отец.
***
Покидая родной город, принц Ричард все оглядывался и оглядывался назад, покуда величавые башни не скрылись за горизонтом. Обернувшись последний раз, принц опустил голову, едва успел подхватить упавший шлем и, пришпорив коня, ускакал вперед. Почти до полудня Шарль ехал налегке. Лишь когда солнце уже сияло над головами, утомившийся принц вспомнил, что у него есть оруженосец.
– Может, меч тоже заберешь? Очень уж он большой.
– Как скажете, но обыкновенно рыцари с мечом не расстаются.
– Тогда не надо. Я слышал, ты сам вызвался ехать. Почему?
– Жалование хорошее обещали.
– А я думал, ради чести сопровождать меня, – разочарованно заметил принц.
– Не слишком-то большая честь, – тихо усмехнулся Шарль, но был услышан.
– Как ты смеешь! Я наследник престола!
– Я знаю, – равнодушно кивнул оруженосец.
– Я убью тебя, невежа, – серьезно заявил принц Ричард, берясь за меч.
– Хотите привезти мою голову вместо головы тигра? Король вряд ли сочтет замену равноценной.
Дерзкий слуга явно не собирался раскаиваться. Принц убрал меч в ножны и молчал до самого вечера. Днем привала не делали. Солнце коснулось дальнего леса, принц едва держался в седле, но упрямо гнал коня вперед. Когда он миновал поворот, ведущий к стоящему на горе замку, так и не покинув большой дороги, Шарль не выдержал:
– Я думаю, тигр никуда убегать не собирается. Мы могли бы остановиться на ночь у здешних рыцарей.
– Мною никто, кроме отца, давно уже не распоряжается!
– Коней заморим.
– Скоро остановимся, но не в замке, а у дороги.
Поужинали тем, что взяли из замка. Шарль принес из леса длинную палку и остругивал ее кинжалом, сидя у костра. Принц Ричард, сняв доспехи, вновь почувствовал себя бодро и бродил кругами, глядя на серп луны, что-то шепча, теребя спадающие на плечи кудри.
Оруженосец приладил к получившемуся копью железный наконечник, примерился несколько раз к броску и, оставшись недовольным, махнул рукой. Расстелил на земле плащ и лег, подложив под голову сумку, взглянув неодобрительно на своего бессонного спутника. Принц неожиданно подошел:
– Ты стихи любишь?
– Терпеть не могу, – садясь, ответил Шарль, и, поскольку собеседник более ничего не говорил, добавил, – но это не имеет значения. Если Вы хотите рассказать, я послушаю.
– Я тут сочинил, ерунда, в общем.
Принц несколько раз прерывисто вздохнул и, глядя на костер, тихо начал:
Хочу я быть твоим дыханьем,
Мгновением в твоей судьбе,
Хочу быть камешком мельчайшим
Дороги, что ведет к тебе.
Хочу лететь порывом ветра
Над миром, что уснул давно,
Чтобы зеленой юной веткой
Тихонько стукнуться в окно.
Так почему же столько дней,
Когда я во плоти был рядом,
Со светлой госпожой своей
Боялся обменяться взглядом?
Душа рвалась прочь из груди,
Хотело сердце разорваться,
Но робкие слова любви
С уст не осмелились сорваться.
Прелестный свет твоих очей
Жжет как огонь. Какая мука!
Так от чего же мне теперь
Стократ томительней разлука?
Моею властвует судьбой
Любви извечная загадка.
Живу тобой, горю тобой
И догораю без остатка.
Поэт замолчал, стало слышно, как трещат поленья в костре.
– Про кого это, если не тайна?
– Она не благородная дама, – смутился принц, – просто дочь моей няни.
– О, девица, должно быть, весьма польщена, что ей посвящает стихи наследник престола.
– Да я, признаться, ни разу ей своих стихов не читал.
– Отчего же?
– Стеснялся, наверное.
– Да у Вас-то как раз стишки довольно неплохие, лучше большинства, которые я слышал.
– Ты действительно так считаешь? Тогда я прочту еще одно.
***
Впервые за всю дорогу путники ночевали под кровлей, да и то заброшенной. Маленькая деревушка была полностью покинута жителями. За лужайкой начинался лес, в который вот уж больше года никто не решался ходить, обиталище чудовищного зверя.
Слабый утренний свет начал пробиваться через маленькое окошко, а принц Ричард так и не сомкнул глаз.
– Прости мне, Господи, вольные и невольные прегрешения и прими душу мою. И еще, молю, дай мне мужества не дрогнуть пред страшным чудовищем и достойно встретить смертный час. Помоги же, Иисусе, недостойному рабу твоему, аминь!
Принц поднялся с колен. Достал из сумки тонкую книжицу в украшенном золотом переплете и раскрыв ее на первой странице, вывел аккуратным почерком: “Отдать девице Жаннете, дочери королевской служанки Кларитты”. Бегло пролистал стихи, плоды долгих раздумий и бессонных ночей. Слезы градом сыпались на страницы, но принц не утирал их. Дойдя до последней записи, наследник престола взял перо и решительно начертал через весь свободный лист: “Жанна, я люблю тебя. Ричард”. Положил книжку в сумку своего оруженосца и, чтобы не разбудить спящего, вышел надевать доспехи во двор.
Проснувшись, Шарль обнаружил, что вверенный его заботам королевский сын исчез вместе с конем и оружием. Определив по следу, что поехал принц в лес, а не в противоположную сторону, оруженосец вскочил на коня и помчался следом, внимательно глядя на заросшую травой узкую лесную дорогу. Принц свернул в чащу раньше, чем юноша нагнал его. Шарль поскакал по его легко заметному следу, думая, что без принца в столицу лучше не возвращаться, и ругая непутевого королевича замысловатыми разбойничьими выражениями.
Впереди послышался хруст ветвей и тяжелые шаги. Бегущий принц Ричард буквально наткнулся на соскочившего с коня Шарля. Он был без шлема, волосы выбились из-под сетки, на боку болтались пустые ножны без меча.
– Беги! – задыхаясь, крикнул оруженосцу принц, а сам, без сил, опустился на землю. – Беги, Шарль. Тигр напал первым и одним ударом сломал хребет моему коню. Свирепое чудовище вот-вот будет здесь.
– Далеко отсюда это произошло?
– Не знаю, я не запомнил.
– Судя по Вашему виду, достаточно далеко. Я полагаю, тигр наелся одним лишь конем, а всадником решил пренебречь. Ждите меня здесь, Ваше Высочество. Пойду посмотрю на этого тигра, заодно и меч принесу. До вечера вернусь.
Прежде чем принц успел возразить, оруженосец скрылся в лесу. Вскоре он обнаружил место столкновения. Пугнул волков, обгладывавших кости коня, подобрал брошенный щит, надел на голову шлем принца. Преклонив колено, поднял с земли меч, в рукоять которого были вложены мощи святого Дагобера, коснулся крестовины губами.
– Не оставь меня своим покровительством, святой мученик.
Бережно отер клинок и, полюбовавшись гордым блеском, поднял с земли шелковую ленту, одну из тех, что были вплетены в гриву коня. Подбросил ленту в воздух и, размахнувшись, ударил мечом. Земли коснулись две аккуратно разрезанные половины. Меч был хорош и без святого.
– Прости, святой мученик, не в обиду тебе, а лишь во хвалу мастеру, выковавшему сие оружие, – тотчас извинился Шарль за кощунственную мысль.
Тигр, судя по следу, действительно был крупный, но значительно мельче, чем о нем рассказывали. Пойдя за зверем, Шарль вышел к реке. Недалеко от берега, на пригорке спал наводивший ужас на полкоролевства полосатый хищник. Покуда объевшийся враг лежал на боку, разомлев под осенним солнышком, юноша приметил дикую яблоню с довольно крупными плодами. Надо заметить, что припасы давно уже подходили к концу, а принц, страдающий отсутствием аппетита, упрямо не желал их пополнять. Когда очередное яблоко показалось слишком кислым, чтобы его доедать, Шарль запустил огрызком в нос спящему зверю. Тигр открыл глаза.
– Кис! Кис! Кис! – позвал его юноша, сжимая меч.
Когда хищник встал на ноги, Шарль начал отступать, провоцируя резкими движениями бросок, не отводя пристального взора от круглых желтых глаз. Тигр осторожно приближался. Лишь расширившиеся зрачки выдали готовящийся прыжок. Шарль принял удар огромных лап на щит, как в бою копье сильного противника, ловко прыгнул в сторону и сбоку ударил мечом заросшую шерстью шею. Со всем возможным проворством отскочил назад, подальше от бьющегося зверя. Тигр, истекая кровью, дернулся несколько раз, царапая землю и замер. Шарль взял тонкое осиновое копье и, осторожно подойдя, вонзил его под левую лопатку поверженного врага. Оружие вошло в мертвое тело, животное не было оборотнем.
Юноша снял при помощи кинжала тигровую шкуру. Возвращаясь назад, он подумал, что если принц, не дождавшись, ускакал на его лошади, нагнать будет нелегко. Придется тогда позаимствовать коня у первого встречного. Опасения эти были напрасны. Принц Ричард, хотя и не чаял более повстречать своего оруженосца на этом свете, честно дожидался вечера, тревожно вглядываясь туда, где скрылся за деревьями бесстрашный слуга. Заметив, мелькнувшую среди ветвей, рыжую шкуру, принц весьма быстро очутился на вершине дуба. Подошедший Шарль с одного взгляда оценил, что спуститься вниз для одетого в доспехи человека средней ловкости задача невыполнимая, однако предлагать свою помощь не торопился. Принц, осторожно нащупав внизу опору, начал спуск, и тут же сорвался. Шарль едва успел сотворить сетку, впопыхах забыв сделать ее невидимой, зацепив за опоры лишь три угла, а четвертый оставив в своей руке. Сеть разорвалась, однако дело свое сделала. А принц так и не понял, как ему удалось столь легко упасть, хотя начинающему колдуну лишь с третей попытки удалось уничтожить свое творение.



Рубрика произведения: Проза -> Сказка
Ключевые слова: Дракон, рыцари, средневековье,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 33
Опубликовано: 26.08.2016 в 12:00
© Copyright: Ольга Кобецкая
Просмотреть профиль автора






1