О славном Рыцаре де Ревиле Приручившем Дракона и друге его Ла Мореле. Отрывок третий


О славном Рыцаре де Ревиле Приручившем Дракона и друге его Ла Мореле. Отрывок третий
“…Ла Морель колдовскими чарами облегчил страдания раненого дракона, и де Ревиль с огнедышащим змеем отправились во владения Эрлингов. Оруженосец же рыцаря вынужден был их покинуть…”
Ла Морель, обессиленный, сидел на каменном полу, рядом с драконом. Де Ревиль напоил Редьярда водой, укрыл его, подложил под голову свернутое меховое одеяло и все приговаривал, вздыхая:
– Ну, зачем же ты нападал на рыцаря Жана? Видишь, к чему приводит баловство.
– И вовсе я ни на кого не нападал, – воскликнул дракончик. – Я просто слетал домой, а потом сидел, глядел на реку и задремал. Мне даже приснилось, что мама вернулась. Я так обрадовался! И только хотел кинуться к ней, этот дурак как даст мне мечом по спине. Я проснулся, взлетел, всего только раз дохнул огнем, и то издалека, и полетел скорее домой, думал, может и правда мама уже там. Но мне было так больно, что я только до горы долетел и упал. Домой еле добрался. Мамы нет. Я облизал рану, но она все не проходила, и мне так плохо было, пока Вы не пришли.
Ла Морель поднялся на ноги. Раной надо заняться, она оказалась глубокой и очень запущенной. Ла Морель разжег огонь, поставил кипятить воду, побросал туда порошков и трав, что-то пошептал. Рыцарь де Ревиль неодобрительно поглядывал на его действия, но молчал. Колдун заклинанием охладил свое варево, осторожно промыл рану, полностью открывшуюся в результате первого этапа лечения, потом, достав небольшой глиняный сосуд, открыл его и вылил содержимое на рану. Еле живой дракончик вскочил, сбив с ног лекаря.
– Все, я больше не буду, – успокоил юноша завывающего дракона, – ложись и немного поспи. Рыцарь де Ревиль посидит с тобой, а я пока раздобуду телегу и лошадь, мы повезем тебя с собой.
– Я мало сведущ во врачевании, – шепотом сказал Ла Морель другу. – Надо отвезти Редьярда к моей знакомой ведьме, в ее силах излечить почти любую болезнь.
– К ведьме? – с сомнением переспросил де Ревиль.
– Она не творит зла. Без ее помощи Редьярд не сможет больше летать. Эта ведьма живет в местах, где я родился, недалеко от замка славного рыцаря Эрлинга Победителя драконов.
Ла Морель вернулся на удивление быстро, к тому же с целым пучком различных трав в руках.
– Купил вполне хороший возок с лошадью в том селении, что мы проехали вчера. И возницу там нанял, потому что пока мы в компании с драконом, найти слуг где-либо еще нам не удастся. Кляча, правда, для Редьярда дохловата. Я приказал запрячь своего коня, думаю, он не помрет со стыда из-за того, что вынужден выполнять неблагородную работу.
Ла Морель приготовил из своих трав зелье, дал его выпить Редьярду и дракон нашел в себе силы поднявшись по лестнице выбраться из дома. Ла Морель с сожалением оглядывался на так и не осмотренное драконье жилище. Особенно обидно было оставлять покрытые пылью фолианты, аккуратными стопками сложенные на полках. Хотя, судя по внешнему виду, большинство этих книг, вероятно, было написано на драконьем или каком-либо еще из древних языков, а их юноша не знал.
Друзья уложили Редьярда на телегу, укрыли, спрятав по возможности от любопытных глаз, и только уселись на коней, как из-за перевала показался рыцарь и звуки рога, умноженные эхом, разнеслись над горами. Войско графа Решара ступало на перевал. Другой дороги вниз отсюда не было.
– Я уведу их, – сказал Ла Морель, – отвезите Редьярда сами. Въехав во владения рыцаря Эрлинга, спросите у крестьян, как найти лесную ведьму, ее все знают.
Ла Морель проскакал мимо опередивших отряд всадников и, свернув в сторону от дороги, скрылся за камнями. Почти тотчас, там, где исчез из виду оруженосец рыцаря де Ревиля, взметнулся в небо высокий язык пламени.
– Дракон! Там дракон! – закричали кругом.
– Вперед! – взмахнул рукой граф Решар, и, свернув с дороги, отряд двинулся за Ла Морелем.
Тощая деревенская кобыла имела одно несомненное достоинство – прыгала по горам с ловкостью заправского козла. Ей даже не требовалась магическая помощь, чтобы держаться в отрыве от тяжелых, нагруженных железом, рыцарских коней. Ла Морель выбирая путь так, чтобы не показываться погоне на глаза, время от времени выдавал свое присутствие вспышками пламени. Он дождался, пока сопровождаемая рыцарем де Ревилем телега не выехала на равнину, и только тогда сам начал спускаться вниз, по-прежнему ведя за собой измученное графское войско. Уже у подножия, когда юноша решил прекратить свою игру, граф Решар, разделив отряд на две части, окружил его. Рыцари выехали из-за горы прямо перед Ла Морелем, а сзади уже показался на невысоком склоне основной отряд.
– Оборотень! – это слово, раздавшись среди растерянных возгласов “где же дракон?” мигом облетело отряд. Засверкали на солнце выхваченные из ножен клинки. Сам граф Решар, выставив вперед копье, первым отважно ринулся на Ла Мореля. Юноша бросил широкий пучок огня, сжигая траву и кусты под копытами коней. Потом сразу второй, поверх голов, спалив перья на графском шлеме и превратив знамя в обгоревшие лохмотья. Испуганные кони шарахнулись назад. Норовистая лошадь графа Решара встала на дыбы и сбросила всадника. Шарль метнул несколько огненных шаров в могучий дуб, росший неподалеку. Шары с треском разорвались, осыпая все кругом снопами искр, огромное дерево вспыхнуло, словно факел, а юноша, воспользовавшись всеобщей сутолокой, проскочил мимо всадников и, неуязвимый для стрел, помчался по дороге. Преследователи не отставали, а впереди показались спешащие на помощь графу Решару трое рыцарей со слугами.
– Держите колдуна! – неслось сзади.
Ла Морель вытащил из-за пазухи наполненный золой мешочек, зажег его на ладони – от огня повалил густой дым, и швырнул черный ком вперед на дорогу. Юноша скрылся в дыму, а вышла из расползающихся клубов дыма навстречу рыцарям одна только лошадь без всадника. Напрасно вассалы графа толкались в непроглядной удушливой тьме, когда дым, наконец, рассеялся, стало ясно, что колдун исчез.
Ушибшийся при падении с лошади граф отправил большую часть отряда на поиски, а сам принял решение вернуться для отдыха в замок, благо он был уже рядом.
***
Когда граф Решар со свитой под звуки рога и приветственные крики въезжал в ворота замка, из окна графских покоев выпрыгнул в сад рыцарь Альберг с сапогами в руке. Он быстро обулся и, стараясь никому не попадаться на глаза, побежал к конюшне. Там велел седлать своих коней и звать оруженосца. Очень скоро рыцарь Альберг, уже облаченный в доспехи, стоял возле двух заседланных коней и ругался на чем свет стоит – его оруженосца нигде не смогли отыскать.
– Должно быть в деревню побег, – разводил руками слуга. – Вы, господин рыцарь, говорили, до завтра не появитесь.
– Молчи, дурак, не твоего ума дело. Чтоб его там черти разорвали, кобеля бесстыжего.
Рыцарь Альберг взгромоздился на коня и взял, поданное слугой оружие.
– Что мне теперь из-за проклятого бездельника на себе все железо тащить? Чтоб ему до страшного суда камни в аду ворочать!
– Господину рыцарю нужен оруженосец? – из-за стога сена появился Шарль Ла Морель. Длинные волосы юноши были мокрые и прилипали к плечам.
– Да, если ты поедешь сейчас же, я приму тебя на службу, – ответил рыцарь Альберг.
– Я готов.
– Прекрасно. С сегодняшнего дня ты мой оруженосец. Садись на коня, забирай щит и шлем. О жаловании договоримся потом, я очень тороплюсь.
Не успел рыцарь Альберг спуститься с холма, на вершине которого стоял графский замок, как довольно многочисленный отряд преградил ему дорогу.
– Кто Вы и откуда едете? – спросил рыцарь в украшенных финифтью доспехах, измазанный сажей с головы до ног. Спутники его тоже были черны лицами, словно мавры или последние слуги, убирающие золу из каминов.
– Я – рыцарь Альберг, еду из замка графа Решара.
– А кто этот человек? – указал на Шарля командир отряда.
– Мой оруженосец.
– Вы можете поклясться в том, что говорите сейчас правду?
Рыцарь Альберг поднял меч рукоятью кверху:
– Клянусь святым крестом и своей честью, этот человек мой оруженосец. Мы следуем с ним из замка графа Решара, в котором я провел последние два дня.
– Проезжайте спокойно, – отступил покрытый копотью воин.
– Вы кого-то ищите, благородный рыцарь? – поинтересовался Альберг.
– Мы ищем колдуна. Он явился нам в Серебряных горах в образе дракона, а потом обернулся оруженосцем рыцаря де Ревиля, как две капли воды похожим на Вашего.
– Но на самом деле он не оруженосец, а лесной разбойник, – вступил в разговор один из лучников.
– Мы почти настигли колдуна, но недалеко отсюда он сбежал от нас, обернувшись черным псом.
– Нет, господин рыцарь, черным котом.
– Черным вороном, я сам видел.
***
Рыцарь Альберг сидел в корчме на лучшем месте рядом с камином и бранил хозяина за недожаренное мясо и дрянное вино.
– Прошу прощения, господин рыцарь, я принесу сейчас из подвала лучшее мое вино.
Владелец корчмы поклонился столь ловко, что брошенный рыцарем пустой кувшин пролетел над его головой и разбился о затылок сидящего за длинным столом детины.
– Мерзавец, ты должен был сразу его подать. Поторапливайся, не то тебе будет худо!
– Пейте на здоровье, господин рыцарь, даже в подвалах графа Решара не найдется лучшего вина, – заверил хозяин, ставя на стол кувшин.
– Врешь, скотина! Граф Решар голову бы тебе оторвал за такое вино. Твое счастье, что я нынче в благодушном настроении.
– Пей, я не люблю, когда мне перечат, – повернулся рыцарь Альберг к оруженосцу. – Да и еще – мне нужен приворот на любовь дамы. Но только такой, чтобы не на время, а на всю жизнь. Сделаешь?
– Я не знаю никаких приворотов, – растерялся Шарль.
– Не лги мне, – пригрозил рыцарь, – колдун, а приворотов не знаешь?
– Я не колдун.
– Я не священник, – усмехнулся Альберг, – твоя исповедь мне не нужна. А приворот сделай.
– Я не знаю приворотов, во всяком случае, на всю жизнь.
– Любая деревенская ведьма варит приворотное зелье, а ты не умеешь. Тоже мне колдун!
Когда кувшин был опустошен и хозяин принес новый, Альберг сказал:
– Знаешь, колдун, я начинаю раскаиваться, что связался с тобой. Слышал я, что здешний епископ славится умением распознавать ведьм и колдунов. Не проходит и месяца, чтобы кого-нибудь не сожгли на площади. Вон сидит монах – бенедиктинец. Надо спросить у него, сбросится ли с моего счета несколько грехов, если я помогу разоблачить чернокнижника? Что ты об этом думаешь, колдун?
– Я думаю, что приворота на всю жизнь не существует, – глядя в стол, ответил Шарль.
– Святой отец! – оборачиваясь, прокричал рыцарь. – Не хотите ли Вы разделить с нами скромную трапезу?
Благочестивый брат Рене сел рядом с рыцарем Альбергом и воздал должное угощению.
– Господь наградит Вас за Вашу щедрость, благородный рыцарь.
– Скажите, отче, существует ли любовный приворот?
– А как же. Не далее как на прошлой неделе сожгли разом трех ведьм. И все три признались, среди прочего, что варили приворотное зелье.
– А вот колдун говорит, что не существует.
– Какой колдун?
– Да вот он, – рыцарь Альберг указал на Шарля.
– Он колдун? – усомнился в словах рыцаря монах.
– Славный граф Решар, охотясь на дракона, затравил вместо огнедышащего чудовища моего оруженосца. Граф полагает, что это колдун.
– Ну, раз граф Решар так считает, нет оснований сомневаться, – засмеялся благочестивый брат, – доблесть нашего графа непомерна.
– Выпей, колдун, за славного графа Решара, – провозгласил рыцарь Альберг, наполняя кружки.
– Мне непременно нужен любовный приворот, – сетовал некоторое время спустя рыцарь, – а этот колдун - недоучка такой простой вещи не умеет. Не в том сложность, чтобы девицу приворожить, здесь я, быть может, и сам справлюсь, а в том, чтобы она была верна, тут, уж, сами понимаете, без приворота не обойтись.
– Смотрите, благородный рыцарь, чтобы Вас не обманули. Нередко случается, что колдун продает никчемную вещь, уверяя, что та обладает магической силой.
– Благослови господь доброго епископа, избавляющего нас от подобных колдунов!
– Аминь! – закончил брат Рене.
– Однако продают они и добротные вещи, – заметил рыцарь Альберг. – Я купил в одной деревне талисман, охраняющий рыцаря в бою, и действительно, когда стреляли в меня разбойники, их стрела попала точнехонько в талисман и не причинила вреда. – Альберг показал висящий поверх кафтана медальон.
– Большой грех носить колдовские талисманы, – покачал головой монах.
– Талисман сей не от дьявола, но от Бога. Говорят, он выкован из подковы лошади Георгия Победоносца, хотя сдается мне, все четыре подковы пошли на него.
Брат Рене благоговейно взял медальон в руку.
– Смертным не дано судить о росте святых и их коней тоже. А сравнивать святую сию реликвию с талисманами богомерзких колдунов – великий грех.
– Я уже раскаялся и при первом же случае куплю, подписанное Римским Папою, отпущение.
– Господь не оставит Вас, благородный рыцарь.
***
Была глубокая ночь. Все в корчме спали, даже оставленный прислуживать гостям мальчишка задремал в углу. Только брат Рене и рыцарь Альберг с оруженосцем все еще сидели за столом.
Рыцарь, притоптывая, пел:
Собралася раз милашка
К речке воду принесси.
Вдруг навстречу два монашка.
Ох ты, Господи, спаси!
А брат Рене, смеясь, тормошил засыпающего Шарля:
– Колдун, покажи свое умение. Поколдуй, чего ты боишься?
– Я ни-че-го не боюсь, – качал головой Шарль.
– Вот и поколдуй немножко. Больно уж любопытно посмотреть.
– Ты почему не слушаешь святого отца! – грохнул кулаком по столу рыцарь. – Живо сотвори нам что-нибудь этакое!
– Сейчас, – юноша кивнул и принялся выделывать руками сложные пассы, бормоча что-то себе под нос. Брат Рене, глядя на него, просто трясся от смеха.
Грянул гром. Молния ударила в низенькую крышу корчмы, и на столе перед Шарлем возникла мерзкая тварь. Она стояла на четырех паучьих ногах, скалясь отвратной крысиной мордой, круглое тело покрывала зеленая чешуя. Полу тварь была женского и имела голую человеческую задницу без всяких признаков хвоста.
Брат Рене, несмотря на внушительную комплекцию, мгновенно очутился на полке для посуды. Он лежал там, мелко крестясь и поскуливая от страха.
– Убери ее, – побелевшими губами прошептал рыцарь Альберг.
– Ничего не получится, – покачал головой колдун. – Дема-тери-ализация – это такой раздел, где сам черт ногу…
– Не поминай его!
– Понял, – кивнул Шарль.
– Она опасна, эта тварь?
– А х-хто ее знает. Если честно, у меня получилось не совсем то, что я себе представлял.
Тварь тем временем обнюхала остатки жаркого и, хрустя, сожрала их вместе с костями. За время трапезы она значительно увеличилась в размерах. Потом, встав на задние ноги, ухватила передними кувшин и перелила содержимое в свою глотку. Постояла немного, отдуваясь, и принялась оценивающе рассматривать сидящих людей. Свой выбор тварь, как видно, остановила на оруженосце, она подошла к краю стола и, облизываясь, стала примеряться к прыжку.
– Опять жрать хочет, – равнодушно заметил Шарль.
Рыцарь Альберг выхватил меч и разрубил тварь напополам. Передняя половина, пачкая стол зеленой кровью, убежала на двух ногах и спряталась за кувшин. Задняя половина осталась стоять, покачиваясь. Разрез быстро зарастал, из него уже лезли, дергаясь, новые ножки, а сверху вытягивалась, пока еще слепая и беззубая гадкая морда.
Брат Рене на своей посудной полке пребывал в глубоком обмороке. Шарль отбежал в угол, его стошнило. Рыцарь Альберг рубил тварь на части и, поддевая кусочки концом меча, бросал их в камин. Когда с нечистью было покончено, рыцарь, сняв со стены светильник, залил стол маслом и поджег. Потом прокалил меч в огне камина, надел доспехи, под руку вывел своего оруженосца во двор, усадил на коня, и они ускакали в ночь, воспользовавшись внезапностью отъезда для того, чтобы не расплачиваться с хозяином корчмы.



Рубрика произведения: Проза -> Сказка
Ключевые слова: Дракон, рыцари, средневековье,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 36
Опубликовано: 26.08.2016 в 11:40
© Copyright: Ольга Кобецкая
Просмотреть профиль автора






1