О славном Рыцаре де Ревиле Приручившем Дракона и друге его Ла Мореле. Отрывок второй


О славном Рыцаре де Ревиле Приручившем Дракона и друге его Ла Мореле. Отрывок второй
“…Так оруженосцем рыцаря де Ревиля стал молодой Ла Морель. В начале июня того же года прилетел во владения рыцаря огнедышащий змей…”
– Вы опять выиграли, – бросив кости, сказал де Ревиль, – я поставлю теперь луг, хочу отыграть конюшню.
– Хватит, надоело. Не всерьез играть не интересно, – отказался Ла Морель.
– Я давно предлагаю играть по-настоящему.
– По-настоящему в долг не играют, а ставить мне нечего. Лучше защищайтесь, – Шарль снял со стены меч.
Рыцарь тоже взял оружие, и они принялись сражаться, опрокидывая лавки и роняя посуду. Де Ревиль был выше ростом и пошире в плечах, однако, более ловкий Шарль первым сумел коснуться мечом груди противника. Атаки де Ревиля стали яростнее, он начал теснить Шарля, но тот, не оборачиваясь, легко вскочил на стол, оказавшийся за спиной, спрыгнул на другую сторону, опрокинул стол под ноги противнику и успел еще раз тронуть де Ревиля острием меча.
– Сражаться не всерьез тоже не интересно, – заявил рыцарь.
– Надо было на охоту идти.
– В этакую собачью погоду? Дождь, ветер, холодно.
– Подумаешь, капает чуть-чуть. Хотите, я тучи разгоню?
– Тьфу на Вас, Ла Морель. Вы же обещали оставить это.
– Я пошутил. Но если завтра будет сухо, на охоту пойдем?
– Господин рыцарь! Господин рыцарь! – задыхаясь, закричал вбежавший крестьянин.
– Как ты смеешь врываться сюда без разрешения, болван!
– Господин рыцарь де Ревиль! – упал на колени крестьянин. – Дракон напал на деревню!
– Что ты болтаешь, какой дракон?
– Страшный, огненный. Подпалил сарай Симону, гусей жрет.
– Дракон? Здесь на моей земле?
– Здесь, господин рыцарь. Принесли же черти такое чудовище.
– Подайте доспехи, живо!
– Ну, что, – спрашивал де Ревиль, садясь на коня, – дракон все еще там?
– Там, чтоб его разорвало. Гоняет скотину за деревней, господин рыцарь.
– Надо поторопиться, как бы он не перелетел за реку, на монастырские земли, – заметил Ла Морель.
***
Дракон у реки дразнил быка. Выпуская языки пламени, прыгал перед рассвирепевшим животным. Бык ревел, рыл копытами землю и, нагнув рогатую голову, мчался на врага. Дракон, который был, если не считать хвоста, примерно равен быку размерами, успевал всякий раз взлететь перед самым бычьим носом, победно завывая, да еще и наподдать хвостом быку по крупу.
Увидев рыцарей, дракон издал радостный возглас и принялся летать над лугом, выпуская целые фонтаны огня. Сделав несколько кругов, он спикировал на всадников, обдавая их пламенем.
Воспользовавшись тем, что все внимание де Ревиля поглощено чудовищем, Ла Морель метнул в дракона молнию. Дракон в удивлении даже присел на траву, потирая обожженное место, и едва успел взлететь, когда де Ревиль бросился на него со своим копьем. Вволю покружившись в воздухе, огнедышащий змей вновь пошел в атаку. Ла Морель, который уже приготовил лук и взял запасную стрелу в зубы, выстрелил.
– Так не честно! – завопил дракон, которому стрела воткнулась в нос. Он сел на землю немного поодаль, выдернул стрелу и, поскуливая, лизал рану.
– Почему не честно? – поинтересовался де Ревиль.
– Рыцари не должны нападать вдвоем на одного, это не по правилам, – капризно объявил дракон.
– На такого большого дракона – можно, – неуверенно ответил рыцарь.
– Я не большой, мне еще и пятидесяти лет не исполнилось.
– Таким маленьким дракончикам, – вступил в разговор Ла Морель, – вообще не следует безобразничать и шастать где попало одним, если они не хотят, чтобы их дома выдрали. Живо лети домой, мать тебя, небось, заждалась.
Дракон принялся всхлипывать и тереть глаза.
– Где твоя мама?
– Мама улетела, еще зимой, – заревел вдруг дракон, – я совсем один остался. Я к маме хочу-у-у!
– Ну что ты ревешь, стыдно! Драконы никогда не плачут.
– Я к маме хочу! Где моя мама?
– Он действительно маленький? – спросил де Ревиль.
– Да, детеныш, – кивнул Шарль. – Драконы бывают гораздо крупнее, а живут они до тысячи лет.
Рыцарь подъехал к меленькому дракону и погладил железной перчаткой шею, покрытую чешуей, ничем железу не уступавшей.
– Я думаю, твоя мама скоро вернется, не горюй. И она вряд ли обрадуется, если узнает, что ты без нее шалил и пугал людей.
– Мне одному дома так скучно, горько вздохнул дракончик, – не только поиграть, даже поговорить не с кем.
– Если ты пообещаешь ничего не поджигать, я приглашу тебя в замок и угощу обедом.
– Вы зовете меня в гости? – широко открыл глаза маленький дракон.
– Да, – подтвердил де Ревиль. – Мне не доводилось слышать, чтобы кто-нибудь из рыцарей принимал у себя дракона. Значит, я буду первым.
– Вот здорово! Я еще никогда ни к кому не ходил в гости.
Маленького дракона звали Редьярд. Он оказался любопытным, непоседливым, но на редкость ласковым существом и очень привязался к рыцарю де Ревилю. Дракон спал на шкуре у камина, съедал за обедом по пять-шесть кур и обожал сладкое. Каждое утро он упрямо летал домой, возвращался опечаленный – мамы дома не было.
– Наверное, не надо говорить Редьярду, но его мать не вернется, – объяснил Ла Морель другу. – Драконы очень заботливые родители, раз дракониха не вернулась к сыну, значит ее уже нет в живых.
– Я думал драконов женского пола не бывает. Ведь до нас то и дело доходят слухи о похищенных драконами красавицах.
– Потому-то род их столь малочислен. Ведь как бы не была прекрасна дама, от дракона она забеременеть не может.
***
В тот день Ла Морель с утра отправился на охоту, а де Ревиль объезжал перед замком новую лошадь, выменянную им вчера у соседа на три бочки вина. Вернувшийся из дома дракон Редьярд покружил вокруг замка, посидел на верхушке башни, попытался сесть на дерево, не выдержавшее его веса, и вновь вернулся украшать собой крышу. Потом взмахнул крыльями и опустился на землю перед де Ревилем, перепугав лошадь.
– Рыцарь де Ревиль, поиграйте со мной, пожалуйста.
– Что ж я должен оставить все дела и заниматься только тобой?
– Но разве Вам не надоело целый день сидеть на этой лошади?
– Рыцарь должен постоянно упражняться в верховой езде и боевых искусствах.
– Давайте я буду играть, что нападаю на Вас, и Вы поупражняетесь на мне в боевых искусствах.
– Нет, на тебе упражняться не получится.
– Почему? Ведь я же дракон.
– Потому что ты маленький, не мешай.
– Давайте тогда я буду играть, что я лошадь, и Вы будете ездить на мне верхом.
– На тебе нельзя ездить.
– Почему?!
– Потому, что на тебе нет седла.
– Вы можете надеть на меня седло.
– Не получится, – оглядывая дракона, покачал головой рыцарь, – крылья мешать будут.
– Не будут, Вы попробуйте.
Рыцарь позвал конюха и приказал надеть на дракона седло. После нескольких неудачных проб, повеление было выполнено. Де Ревиль уселся в седло. Дракон прошелся немного на четырех ногах, подражая коню, а потом взмахнул огромными кожаными крыльями и оторвался от земли. Замок остался внизу, как тараканы, бегали по нему люди. Голубой лентой блестела река. Роща стала похожа на клумбу в герцогском саду.
– Как высоко мы поднялись, – восторженно воскликнул де Ревиль.
– Я могу летать гораздо выше, – закричал Редьярд, и, пронзив оказавшееся неосязаемым облако, они взмыли ввысь.
Половина владений герцога Болифера лежала как на ладони. Крохотными коробками торчали среди лесов замки соседей. Кое-где можно было различить ниточки дорог. Игрушечными казались башенки Арше.
– Лети туда, – велел де Ревиль, и дракон спланировал вниз.
Увеличиваясь в размерах, понеслись под ногами леса и поля, великолепный город рос, приближаясь. Рыцарь увидел выехавший на охоту герцогский двор. Пестрым цветником толпились рыцари и дамы верхом на крохотных конях. Задирая головы и придерживая шляпы, все смотрели вверх. Де Ревилю показалось, что он различил, одетую в голубое, прекрасную Аниту, но цветник вдруг развалился – дамы с визгом кинулись врассыпную.
– Что ты делаешь?! – закричал рыцарь дракону. – Зачем напугал принцессу?! Кто тебя просил опускаться так низко? Лети скорее назад.
Быстрее ветра прилетели они к замку де Ревиль. Здесь вид парящего в небе дракона никого уже не волновал. Только мальчишки, побросав работу, глазели на них. Ла Морель в сопровождении собак возвращался в замок. Спустившись почти до земли, рыцарь, красуясь, пролетел перед приятелем.
Ла Морель замер в восхищении. Сколько долгих часов просидел он над ветхой книгой по левитации. Темным лесом оставались формулы высшей магии, не поддавалась пониманию логика рассуждений автора, недоступной оставалась мечта. А рыцарь де Ревиль решил задачу просто – оседлал дракона.
Редьярд облетел замок и опустился у ворот.
– Удачна ли охота? – поинтересовался рыцарь у Ла Мореля.
– Какая с такими псами охота! Кроме случки, ни на что не годятся. Всю дичь на соседние земли разогнали. Вот, только несколько перепелов и взял.
– Нравится ли вам мой конь? – похлопывая по шее дракона, спросил де Ревиль.
– Недурен, да только для рыцаря неподобающ. Вот прежде, говорят, существовала порода крылатых коней. Если бы раздобыть такого, на нем и при дворе не стыдно показаться и в поход пойти. А верхом на драконе и появиться-то нигде нельзя, только людей распугаешь.
– Если хотите, я всегда буду Вашим конем, – сказал Редьярд, когда рыцарь снимал с него седло.
– Когда мне или, скажем, Ла Морелю надо будет спешно поехать куда-нибудь, мы сядем на тебя.
– Нет, Ла Мореля я возить не буду.
– Почему? Он мой друг и скоро тоже станет рыцарем.
– Ему не нравятся драконы.
***
Дракон пропал, когда де Ревиль с оруженосцем ездили ко двору герцога Болифера. Молодые люди давно возвратились, а Редьярд все не появлялся. Напрасно рыцарь то и дело выбегал во двор и всматривался в небо. Восемь дней прождал крылатого друга де Ревиль, на девятый начал собираться в поход.
– Я думаю, волноваться не из-за чего. Малыш просто придумал какую-нибудь новую игру, – уверял Ла Морель.
– Нет, я должен убедится, что с ним все в порядке. Ведь не было ни дня, чтобы он не прилетел сюда.
Друзья торопились, как могли и уже на шестой день величавые Серебряные горы открылись их взору. Где-то здесь жил маленький дракон Редьярд. Впереди послышались звуки рога и бравая песня. Множество людей двигалось к Серебряным горам. На добрых конях скакали закованные в латы рыцари, конные слуги и оруженосцы сопровождали их, несли на плечах секиры одетые в легкую броню пешие солдаты, весело посмеиваясь, шли лучники, двухцветное знамя развевалось впереди.
– Граф Решар с войском следует к Серебряным Горам, чтобы сразиться с драконом!
– Дорогу графу Решару! – подхватило несколько голосов, затрубили роги.
– С каким драконом?! – воскликнул де Ревиль.
– Разве Вы не слышали, благородный рыцарь? Недавно молодой рыцарь Жан ранил на этом самом лугу огнедышащего змея. Дракон позорно бежал и скрылся в горах. Сам король, проезжая по нашим местам, вручил за этот подвиг рыцарю Жану золотые шпоры. И вот теперь славный граф Решар собрал войско и отправился добивать раненое чудовище.
– Да здравствует храбрый граф Решар! – закричали кругом.
Рыцарь де Ревиль пришпорил коня и, оставив позади отряд, помчался по дороге.
– Мы должны спасти Редьярда, он же совсем ребенок. Он не может биться с целым войском, к тому же раненый. Но как мы найдем логово?
Ла Морель молчал, пристально вглядываясь в горы.
Горные дороги не легки. Храпели измученные кони, срываясь из-под копыт, летели в пропасть камни. Высоко, выше облачной шапки, нашли друзья селение, но люди, а не драконы жили в нем.
– Дракон живет за тем перевалом, – показали рыцарю, – но никто из нас не ходил туда. Много лет назад наши прадеды договорились с драконами жить в мире и не нарушать границу.
Солнце село, когда казавшийся близким перевал был, наконец, пройден. Непроглядный мрак укрыл горы. Тщетно рыцарь де Ревиль звал Редьярда, лишь эхо повторяло крик, да камни, срываясь с горных вершин, грохотали в ответ.
***
Небо на востоке посветлело, начали гаснуть звезды. Продрогший до костей рыцарь де Ревиль не спал, кутаясь в плащ. Рядом расседланные кони щипали жалкую горную травку. Появился, всю ночь бродивший где-то Ла Морель.
– Я, кажется, нашел. Это недалеко. Коней можно не брать.
– Вот тот камень, – немного пройдя, показал вверх юноша, – на нем следы когтей, за ним – ход вниз, достаточно широкий, чтобы прошел взрослый дракон. Я там не был – вернулся за Вами.
Друзья осторожно прошли каменным тоннелем и замерли. Они очутились почти под самым потолком громадного зала, вырубленного внутри скалы. Через маленькие окошки проникал свет, каменные стены были отшлифованы до блеска. Чрезвычайно крутая лестница вела от входа вниз до самого пола, и вот там-то, внизу, неловко распластав крылья, лежал маленький дракон.
Ла Морель спустился первым. Дракончик был жив, но тяжело болен. Покрытое чешуей тело горело, как в огне. Юноша положил руки на виски поверженного чудовища, пытаясь отыскать активные точки. Вскоре он почувствовал энергетику чужого организма. Рассмотрел кровоток и нервную систему, оттянул на себя боль, погнал назад, к очагу воспаления всю грязь, осторожно добавил жизненной силы.
Застонав, дракон открыл глаза, увидел рыцаря де Ревиля и слабо улыбнулся.
– А я знал, – прошептал Редьярд, – я знал, что Вы найдете меня. Рыцари никогда не бросают друзей. Де Ревиль отвернулся, на глазах его блестели слезы.



Рубрика произведения: Проза -> Сказка
Ключевые слова: Дракон, рыцари, средневековье,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 37
Опубликовано: 26.08.2016 в 11:30
© Copyright: Ольга Кобецкая
Просмотреть профиль автора






1