О славном Рыцаре де Ревиле Приручившем Дракона и друге его Ла Мореле. Отрывки из средневековой рукописи


О славном Рыцаре де Ревиле Приручившем Дракона и друге его Ла Мореле. Отрывки из средневековой рукописи
Жизнеописание рыцаря де Ревиля относится, ориентировочно к XI веку. К сожалению, первые страницы рукописи, содержащие родословную рыцаря, а также, вероятно, рассказ о его юных годах не сохранились. Поддающаяся восстановлению часть текста начинается словами: “…получил в возрасте весьма молодом золотые шпоры из рук герцога Болифера. По прошествии же малого времени случилось так, что де Ревиль захвачен был в бою разбойниками и жизнь его спас молодой дворянин Ла Морель. О происшествии сем следует рассказать особо…”
Весенний лес звенел птичьими голосами, шумел юной листвой. Через это зеленое великолепие, изящно сидя в высоком дамском седле, ехала на белом коне принцесса Анита, сопровождаемая двумя рыцарями, пажом и служанкой.
Рыцарь Альберг пел, подыгрывая себе на лютне, песню без конца и начала о зеленых глазах, золотых волосах, коралловых губках и о разбитом сердце благородного рыцаря, погибающего из-за любви. Певец оказывался то по правую, то по левую сторону от Аниты, чтобы принцесса могла хорошенько рассмотреть золотую вышивку на его засаленном кафтане. Молодой рыцарь де Ревиль, ускакавший далеко вперед, слушая музыкальные упражнения рыцаря Альберга, скрежетал зубами и хватался за меч.
Паж – кудрявый отрок тринадцати лет от роду по имени Франсуа, вертелся возле служанки, нашептывая комплименты и хватая ее за руки. Ухаживание это весьма огорчало принцессу. Она то и дело раздраженно подзывала к себе служанку, но уже через минуту паж вновь оказывался рядом с бессовестной девчонкой.
Лежащее поперек дороги поваленное дерево преградило путь. Объезжая его, принцесса свернула в лес, и тотчас невесть откуда выскочивший простолюдин ухватил ее коня под уздцы. Выпущенная из-за кустов стрела ударила в грудь рыцаря Альберга.
– На помощь! – закричала принцесса. – Разбойники!
Услышав зов, де Ревиль мигом повернул назад. Вихрем налетел он на детину, пленившего прекрасную Аниту, тот даже охнуть не успел, как был разрублен пополам.
– Скачите прочь, принцесса, – крикнул де Ревиль.
Рыцарю Альбергу разбойничья стрела не нанесла вреда, ударившись в висевший на груди массивный медальон. Теперь он рубил в кустах неудачливого стрелка, а пажа принцессы, так и не успевшего обнажить меч, двое разбойников уже стащили с коня. Рыцарь де Ревиль бросился ему на помощь, но новый противник ловко отбил топором удар, и, едва не перерубив передних ног коню, заставил рыцаря отступить назад. Двое разбойников, оставив коней пажа и служанки, пришли на помощь схватившемуся с рыцарем товарищу, а третий занес над пажом меч. От верной смерти Франсуа спасла служанка принцессы. Оказавшись на свободе, девушка выхватила спрятанный в одеждах кинжал и вонзила его в спину громадного, словно бык, разбойника. Паж сумел, наконец, достать меч, отсек голову раненому разбойнику и, бледный как смерть, встал рядом с рыцарем.
Один из разбойников засвистел по птичьи и тотчас в лесу, совсем не далеко, раздался такой же свист, второй ответ, чуть более дальний, пришел с другой стороны.
– Следуйте за принцессой! Вы должны защищать ее. Я справлюсь сам, – прокричал, сражаясь с тремя противниками де Ревиль.
Рыцарь Альберг, служанка и паж скрылись, а сзади, за поворотом молодой рыцарь услышал приближающийся топот копыт. Резким выпадом заставив противников отступить, де Ревиль быстро послал коня в сторону и, перескочив через поваленный ствол, помчался догонять принцессу.
* * *
Когда лес остался позади, и на горизонте показались башни герцогского города Арше, всадники отпустили поводья и измученные кони перешли на шаг. Солнце поднялось уже высоко, и сильно припекало.
– Ах! – воскликнула принцесса, приглядев недалеко от дороги местечко в тени деревьев. – Какая ужасная скачка! Мне необходимо немедленно отдохнуть. Франсуа, помогите сойти с коня.
Однако рыцарь Альберг оказался рядом первым и подставил руки под ножки сидящей на коне дамы, а де Ревиль, отодвинув пажа, подал принцессе руку.
– Благодарю Вас рыцари, но принесите же хоть глоток воды, – прошептала принцесса Анита.
И, вновь вскочив на коней, рыцари наперегонки бросились на поиски колодца.
– Ах, как я утомлена! Паж, дайте мне руку. – Принцесса осторожно опустилась на траву, а паж, руки которого она не выпустила, смущенно топтался рядом. Служанка усердно обмахивала госпожу веером.
– О, я, должно быть, ужасно растрепана! Франсуа, поправьте мне волосы.
– Сейчас, госпожа, – с готовностью подскочила служанка.
– А где же нюхательная соль? Разве ты не видишь, что мне плохо?! – прикрикнула на нее принцесса.
– Сейчас, госпожа, – служанка кинулась за прикрепленной к седлу сумочкой с необходимыми мелочами.
Паж, опустившись на колени возле своей госпожи, неловко пытался пригладить золотые локоны, пальцы его дрожали от волнения.
– Я, кажется, умираю, – прошептала Анита, опираясь на плечи пажа, и вдруг упала, положив голову на колени юного Франсуа.
– Вот нюхательная соль, госпожа, – подбежала служанка.
– Ослабь шнуровку, мне нечем дышать.
Девушка принялась распускать шнуровку на платье принцессы. Щеки пажа покрылись красными пятнами, он не знал, куда отвести глаза.
Примчался рыцарь де Ревиль и, спешившись, подал принцессе кувшин с водой. Анита раздраженно взглянула на него, и с удовольствием напилась. Неторопливо подъехал рыцарь Альберг.
Принцесса Анита поднялась на ноги.
– Теперь мне, кажется, уже лучше, – вздохнула она, – а скажите, храбрый рыцарь, вы убили этих ужасных разбойников?
– Не всех, принцесса, с тремя из них я не стал сражаться и поспешил догнать Вас.
– Как? Вы, рыцарь, носящий золотые шпоры, не сумели заслуженно наказать дерзких мужиков?
– О, простите, принцесса, я думаю, в этом лесу полно разбойников и на место сражения уже спешил новый отряд злодеев.
– Горе мне, неразумной. Зачем я дозволила называться моим рыцарем трусу, который уклоняется от сражения с негодяями, покусившимися на мою жизнь, а возможно и честь. Я не требую биться с драконами, но неужели некому сразиться ради меня с какими-то жалкими разбойниками?
– О, прекрасная принцесса, – вскричал де Ревиль, – я сейчас же возвращаюсь назад и вступаю в сражение. Погибну или убью разбойников, которые встретятся мне.
– Я тоже буду биться за Вас, моя госпожа! – восторженно закричал паж.
– Ну, раз все собрались ехать сражаться, мне было бы неудобно отказываться, – улыбнулся рыцарь Альберг. – Я еду тотчас, хотя мой конь и не успел отдохнуть.
– Но если вы все уедете, кто же будет охранять меня? Я теперь боюсь оставаться без защиты. Пусть паж останется при мне. Я оценила благородный порыв, юноша, но Ваши сражения еще впереди.
– Я уже не мальчик, принцесса, но если Вы приказываете, я остаюсь.
– О, да, останьтесь со мной, Франсуа. А вы поторопитесь, благородные рыцари, пока негодяи не скрылись из наших мест.
***
– Вы действительно собираетесь искать разбойников? – спросил рыцарь Альберг, когда они с де Ревилем доехали до опушки леса. – Их, похоже, многовато для двух рыцарей, тем более не одетых в доспехи.
– Разумеется, ведь я обещал своей Даме сражаться за нее.
– Бросьте, принцесса вовсе не желает нашей смерти. Она всего лишь хотела, чтобы мы оставили ее с этим пажом.
– Кого бы ни предпочла прекрасная Анита, я все равно останусь ее рыцарем, – вспыхнув, ответил де Ревиль.
– Ну и оставайтесь ради Бога. Здесь неподалеку недурная корчма. Мы прекрасно проведем время, а завтра утром вернемся и скажем принцессе, что разбойников победили.
– Я никогда не стану присваивать победы, которых не было!
– Тогда скажем, что разбойники сбежали, и нам не удалось их догнать.
– Я обещал принцессе отомстить за нее!
– Нарушить слово, данное женщине, не позор. Тем более что это не была клятва. Лично я не считаю себя связанным своим обещанием.
– А я полагаю клятвой любое слово, произнесенное рыцарем, и намерен исполнить свой долг, чего бы мне это не стоило.
– Как хотите, – сказал рыцарь Альберг и повернул коня. – А может, все-таки, составите мне компанию?
– Никогда!
– Дело ваше. Кстати, сколько вам лет, восемнадцать?
– Семнадцать.
– В семнадцать я тоже дураком был.
– Как это понимать, рыцарь Альберг? – закричал, поворачивая коня, де Ревиль. – Что означает “тоже”?
– Только то, что многие в молодости недостаточно умны. С годами это проходит, у тех, кто доживет, разумеется, – прокричал, удаляясь, Альберг. – Да Вы скачите в свой лес, если конечно не передумали.
Молодой рыцарь пришпорил коня и помчался навстречу неминуемой гибели.
***
Не доезжая до места недавнего сражения, де Ревиль услышал уже знакомый птичий свист. Он резко дернул поводья, конь поднялся на дыбы, и пропевшая стрела угодила в грудь животного. Лошадь завалилась набок, придавив ногу рыцаря, пока тот выбирался, выскочившие из-за кустов люди уже окружили его, заломили руки, отняли меч.
– Это он! – раздался чей-то сиплый голос. – Тот рыцарь, из-за которого мы упустили богатую даму. Этот гад вернулся, когда ее схватили, а Паленый не успел его пристрелить.
– Ты тоже не успел бы, если б тебе голову отрубили. Я вообще не видел, чтобы кто-нибудь стрелял из лука без головы.
– Не умничай, скажи лучше, какого черта ты убил такого хорошего коня?
– А такого, что если бы я его не убил, рыцарь ускакал бы, и вы бы его теперь не держали.
– Если б из груди рыцаря торчала стрела, коня мы бы легко остановили.
– Болван, рыцарь-то конем загородился.
– Так надо было погодить стрелять.
– Я что, дурнее тебя, что ли? Я летящую стрелу остановить не могу.
– Эй, Длинный, что случилось? Вас опять побили как кутят? – Из лесу выехал всадник в богатом кафтане, который подошел бы и герцогу, не будь он зашит от левого плеча до правой подмышки неумелым грубым швом.Вслед за ним появилась целая толпа всадников, все с легкими мечами в руках, с луками за спиной, все в добротных кожаных кафтанах.
– Мой Атаман, мы поймали рыцаря, убившего Кривого Тура.
– Эй, рыцарь, ты, правда, уже дрался здесь с моими молодцами?
– Да, я сопровождал принцессу Аниту и убил негодяя прикоснувшегося к ее коню, – гордо ответствовал де Ревиль.
– Чего же ты опять здесь поехал?
– Твои разбойники нанесли оскорбление принцессе, остановив ее и ее свиту. Я рыцарь прекрасной Аниты, и я вернулся, чтобы покарать обидчиков моей Дамы.
– Ты что же один поехал драться с разбойниками? – засмеялся Атаман.
– Гибель в бою не страшит рыцаря. Я умру с именем прекрасной Аниты на устах.
– Что ж, коли так, наш грех не будет слишком велик. Удави его, Длинный.
Рыцарь побледнел, но ни один мускул не дрогнул на его лице.
– Отдайте этого рыцаря мне, – вперед выехал юный разбойник из свиты Атамана, – в выкуп за него я отдам свою долю во вчерашней добыче, и из будущей добычи, сколько потребуете.
– Ты же знаешь, Колдун, я не беру выкупа за рыцарей, и тех, кто убивал моих людей, живыми не оставляю.
Молодой разбойник соскочил с коня и встал перед Атаманом:
– Простите этого рыцаря. Он убил Кривого Тура в бою, защищая свою Даму. Я прошу за него.
Атаман молча покачал головой.
– Я оставлю отряд, если вы откажете в моей просьбе.
– Ты хороший стрелок, Колдун, и фехтуешь неплохо, но у меня не было бы такого отряда, если бы я не выполнял свои правила.
Юноша подошел к разбойнику, державшему плененного рыцаря:
– Пусти!
Разбойник, растеряно поглядывая на Атамана, отошел.
– Вот мой конь. Садись и скачи прочь.
– Ну ладно, пошутили, и будет.
Чернобородый разбойник направил своего коня к рыцарю, но называемый колдуном ухватил товарища по ремеслу за ногу и через мгновение чернобородый очутился на земле, а юноша – верхом на его лошади. Разбойники засмеялись.
– Ловко ты его спешил, Колдун, – улыбнулся Атаман. – А рыцаря все же придется убить. Можешь срубить ему голову.
– Скачи прочь, тебя не догонят, – повторил юный разбойник, обнажая клинок.
– Нет! Рыцарь никогда не оставляет свой меч врагу, – покачал головой де Ревиль.
– Дай сюда меч рыцаря, Длинный, – юноша грозно подступил к пешему разбойнику.
– Иди ты к черту, Колдун. Атаман не велел, – нервно посмеиваясь, ответил тот. – А ну сдай назад!
Длинный приставил острие меча к груди, чуть не наступавшего на него, коня. Сверкнул металл. Молодой разбойник отсек руку, держащую оружие, подхватил меч и рукоятью вперед передал его рыцарю:
– Вот твой меч, скачи скорее.
Опешившие на миг разбойники с проклятиями кинулись на них.
– Я буду сражаться, – воскликнул де Ревиль, но юноша, выхватив левой рукой плеть, стегнул его коня, и тот понес рыцаря прочь. Отчаянные попытки остановиться и повернуть ни к чему не привели, животное не слушалось узды. Колдун мчался следом. У коней будто выросли крылья. Они легко оставили позади погоню и не скакали, а просто летели по дороге.
– Сейчас будет засада, но мы прорвемся, – крикнул юноша и ладонью очертил в воздухе щит по правую, а затем по левую сторону от себя. Де Ревиль с ужасом увидел, что руки Колдуна оставляют светящийся след.
Из придорожных кустов в беглецов полетели стрелы, но они ломались и отскакивали, ударяясь о защищавшую всадников невидимую преграду. Рыцарь осенил себя крестом. Лучше быть прошитым стрелой, чем укрываться за дьявольским щитом. Однако ничего не изменилось, Колдун, по-прежнему, невозмутимо скакал следом, только провел ладонью за спиной и усмехнулся. Де Ревиль вновь попытался повернуть, а когда это не удалось, хотел соскочить с седла. Но он будто прирос к лошади.
– Не дергайся, коню и так тяжело, – проворчал непрошеный спутник. – Пора сворачивать, не то скоро начнут нагонять. Он поскакал в лес. Не подчиняющийся рыцарю конь послушно последовал за колдуном. Они мчались без дороги, звериными тропами, перескакивая через овраги и продираясь через кусты. Выпасть из седла рыцарь не мог, хотя и молил об этом небеса, ему оставалось лишь защищаться от бьющих по лицу ветвей. Конь его действительно выбился из сил. Бедное животное, как видно, радо было бы остановиться, но заклятье не позволяло ему замедлить бег.
– Хватит, – махнул рукой Колдун. Приблизившись, он хлопнул коня ладонью. Тот встал, как вкопанный, простоял несколько мгновений и вдруг рухнул на землю. Несший разбойника конь тоже упал.
– Жалко, – вздохнул Колдун, присев у его морды, – поздно остановил. Придется теперь пешком выбираться.
С трудом поднявшись на ноги, рыцарь де Ревиль обнажил меч:
– Защищайся, Колдун, или я убью тебя!
– Мечом я владею, – усмехнулся разбойник, берясь за рукоять, – но Вы удивляете меня, благородный рыцарь. Я освободил Вас из плена, а Вы ищите моей смерти.
– Я никогда не приму помощи от слуги дьявола.
– Я не слуга дьяволу. Я такой же христианин, как и Вы. Во имя Отца и Сына и Святого Духа! – перекрестился разбойник. – И крест ношу.
Юноша расстегнул ворот и достал из-под рубахи висящий на шее серебряный крестик.
– Но ты же колдун.
– Да какой из меня колдун. Так, несколько заклинаний знаю. Но души своей я не продавал, и ничего противного Господу нашему не делал. А что грешно читать чародейские книги, так я жертвую по мере возможности на Святую Церковь, быть может, грех этот мне и проститься.
– Господь всемилостив, но как насчет чернокнижников – не знаю. Перекрестись еще разок.
– Слава Иисусу Христу!
Рыцарь убрал меч в ножны.
– Как Ваше имя? – спросил, улыбнувшись, разбойник.
– Я рыцарь де Ревиль! – вскинул голову молодой человек.
– А я Шарль Ла Морель, младший брат владельца замка Ла Морель, – сказал разбойник, протягивая руку.
Рыцарь удивленно взглянул на него, но руку пожал.
– Я думал, только простолюдины идут в разбойничьи шайки, а дворянину это не пристало.
– Я собирался стать странствующим рыцарем, но пока не получилось.
– Как же Вы оказались среди разбойников?
– Пойдемте, а то засветло из лесу не выберемся. По дороге расскажу.
Шарль причесал растрепавшиеся во время бешеной скачки длинные черные волосы, завязал их тонким кожаным шнурком, взял лук и неслышной походкой привыкшего к лесу человека зашагал вперед, показывая дорогу де Ревилю.
Рассказ разбойника
До пятнадцати лет я жил в замке Ла Морель. Развлекался охотой, занимался науками, заботился о состарившемся отце. Но отец умер, и брат мой, живший до тех пор в имении, полученном в приданное за женой, красавицей Луизой, вернулся, чтобы вступить во владение замком.
Вероятно, это была моя вина, но уже через неделю мое присутствие стало тяготить брата. Он вызвал меня к себе и сказал:
– Брат мой, не собираешься ли ты просидеть в отеческом доме до старости? Тебе пора уже вступать на славное поприще странствующего рыцаря. Я дам тебе необходимое снаряжение, и можешь сегодня же отправиться в путь.
Трудно описать, как я был счастлив. Я гарцевал по двору на подаренном братом коне, чтобы прекрасная Луиза могла увидеть меня, облаченным в доспехи. Денег на дорогу брат мне не дал, сказав, что странствующий рыцарь должен жить за счет военной добычи. Правда, жена его все-таки передала мне тайком кошелек с тремя золотыми монетами.
Так, полный радостных надежд, покинул я родной замок. Но время шло, деньги таяли, а войны нигде не было и никакого случая заполучить добычу не представлялось. Не прошло и двух недель, как я истратил последнюю мелочь, и остановился ночевать у дороги. Стреножил коня, разжег костер и не успел уснуть, как трое путников подошли ко мне. Это были старик и две женщины, одетые крайне бедно.
– Благородный рыцарь, – обратилась ко мне та, что была моложе, – мы сестры – принцессы, а это наш старый слуга. Мы сбежали от похитившего нас страшного дракона, претерпели в пути ужасные бедствия и никак не можем добраться до своего замка. Позвольте обогреться у Вашего костра. Мы так устали, так страдаем от голода и жажды, что и камни заплакали бы над нашей участью.
Велико было мое смущение, ведь только что я доел последние куски хлеба и сыра, остававшиеся у меня. Я предложил своим гостям располагаться у огня, а сам, прихватив лук и стрелы, отправился в лес. Уже стемнело, но я неплохой охотник и очень скоро мне удалось подстрелить зайца. Я помог освежевать его и зажарить, участвовать же в трапезе отказался, объяснив, что уже поужинал.
Наутро, облачившись в доспехи и сев на коня, я простился с бедными путниками и отправился дальше. Но не успел я отъехать, как услышал за спиной крики и женский плач.
– Как смеешь ты так обращаться с дамами?! – закричал я сидящему на коне грубому мужлану, концом копья выгоняющему моих гостей на дорогу.
– Вот этот благородный рыцарь, а вы нам не верили, господин лесничий, – закричала женщина.
– Простите, благородный господин, но эти люди уверяют, что Вы подарили им зайца, кости которого лежат возле потухшего костра.
– Они говорят правду.
– Я думал, этот заяц убит в лесах графа Решара.
– Я действительно подстрелил зайца здесь.
– Простите, благородный господин, но либо Вам придется предстать перед судом, либо я поведу в суд этих людей, как и собирался.
– Я последую за вами, а этих невинных требую отпустить.
– Эти люди пойдут со мной в качестве свидетелей. Как только Ваше дело будет заслушано, их отпустят.
Судьей оказался маленький, толстый человек, похожий скорее на торговца, нежели на благородного.
– Я дворянин, и требую, чтобы граф сам выслушал мое дело! – заявил я.
– Граф Решар в отъезде и вернется не раньше начала лета. Если Вам угодно дожидаться, то время до приезда Его Сиятельства придется провести в тюрьме.
Подумав, я согласился, чтобы судья рассмотрел мое дело. И он объявил, что по закону человек, убивший в графских владениях зайца, обязан уплатить в казну штраф в размере трехсот денье, или он будет наказан восьмидесятью ударами кнута.
Как Вы понимаете, я не мог допустить, чтобы мне нанесли побои.
– У меня нет денег, но есть хороший конь, быть может, он стоит триста денье?
Судья благосклонно согласился посмотреть моего коня, и, если он действительно хорош, купить, чтобы я мог уплатить полагающийся штраф. Конь мой оказался тощ и хром и был оценен в сотню денье вместе со сбруей, столько же стоили доспехи, пятьдесят денье стоил меч, тридцать – остальное оружие с сапогами в придачу. Чтобы уплатить в графскую казну недостающие двадцать денье, мне пришлось снять не только кафтан, но также рубаху и штаны. Выйдя из зала суда, я имел, должно быть, такой растерянный вид, что старый слуга вчерашних моих принцесс развязал узелок и отдал мне рваную рубаху из грубой шерсти. Рубаха была мне велика, я подвязал вместо пояса найденный обрывок веревки и отправился в путь.
– Ходят тут всякие, побираются, – проворчали мне вслед проехавшие на телеге крестьяне.
Я свернул с дороги и пошел лесом. К вечеру начался ливень. Отчаявшись было найти укрытие, я вдруг заметил пещеру. К моему удивлению, пещера оказалась обжитой. Там стояли покрытые шкурами лавки, лежала на полках утварь, был сооружен очаг. Я разжег огонь, уселся в углу и уснул. Разбудили меня громкие голоса и конский топот.
– Эй, кто здесь? – закричали пришедшие, увидев, что в пещере горит огонь.
– Дворянин Шарль Ла Морель.
– А мы – разбойники, – радостно сообщили мне.
– Очень приятно.
– Деньги давай!
– Где их взять?
– Не прячь, мы найдем.
– Найдите, пожалуйста, век буду благодарен.
– Платье снимай!
– А вы его носить будете? – Я подошел поближе к свету, и разбойники покатились со смеху.
– Ну, ты шутник, парень. Ладно, мы тебя не тронем, можешь идти.
– В такую-то погоду? Благодарю, я лучше останусь.
Разбойники зажарили оленя и ели его, запивая вином.
– Эй! Знатный господин, ты ужинал? – спросил один из них.
– А как же, еще вчера.
– Подходи к нам.
– Уж не побрезгуй низкородной компанией.
– Что же ты – важный сеньор, а без свиты путешествуешь?
– Где кафтан такой купил?
Я рассказал о суде графа Решара, чем весьма повеселил разбойников.
– Забавно ты истории рассказываешь, – сказал атаман, – а что-нибудь еще умеешь?
– Из лука хорошо стреляю.
Разбойники засмеялись.
– Дайте-ка лук и стрелы. Пусть посмотрит, как у нас стреляют.
Пущенная Атаманом стрела вошла в щель между камнями, из которых был сложен очаг.
– На, покажи свое умение.
Атаман передал лук мне. Разбойники вновь засмеялись, они смеялись, пока я натягивал тетиву и целился, перестали смеяться, когда пущенная мною стрела расщепила стрелу Атамана.
– Что ж, оставайся с нами, – сказал Атаман, и я остался.

– Вот и все, – сказал Шарль. – А вот, кстати, деревня. Здесь Вы сможете найти ночлег и купить коня. Прощайте, рыцарь де Ревиль, счастливого пути.
– А Вы куда отправитесь?
– Не знаю пока.
– Тогда пойдемте со мной. Будете пока оруженосцем. Мой сюзерен герцог Болифер часто устраивает турниры, Вы покажете себя, и он посвятит Вас в рыцари. Дочь герцога, принцесса Анита – моя Дама сердца. У Вас есть Дама сердца?
Пока нет, – покачал головой Ла Морель, – правда, я нравился прекрасной Луизе, но ведь она – жена моего брата, стало быть, я ей родня, и называться ее рыцарем не могу.



Рубрика произведения: Проза -> Сказка
Ключевые слова: Дракон, рыцари, средневековье,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 37
Опубликовано: 26.08.2016 в 11:09
© Copyright: Ольга Кобецкая
Просмотреть профиль автора






1