В Астрахани подвели итоги конкурса патриотической поэзии


В Астрахани подвели итоги конкурса патриотической поэзии
 
Скачать файл

Астраханским региональным отделением общероссийской общественной организации «Союз писателей России» совместно с Астраханским областным отделением политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации» был проведён конкурс патриотической поэзии имени Мусы Джалиля. Награждение лауреатов этого конкурса состоялось 25 августа 2016 года в день мужественной гибели поэта-героя. Этот конкурс был проведён в Астрахани во второй раз.

Муса Залилов (Джалиль) в первый же день начала Великой Отечественной добровольцем ушёл в ряды действующей армии.

В июне 1942 года на Волховском фронте он был тяжело ранен и взят в плен врагами. В концентрационном лагере Муса вёл активную подпольную работу, за что был брошен в фашистскую тюрьму Моабит. Узник страшной Моабитской тюрьмы, получивший в марте 1944 на суде в Дрездене смертный приговор, Джалиль провёл во вражьем плену полгода и не сломился духом, создав в фашистских застенках героические «Моабитские тетради» уже приговорённым к казни:

Сердце с последним дыханием жизни
Выполнит твёрдую клятву свою:
Песни всегда посвящал я отчизне,
Ныне отчизне я жизнь отдаю.

Песня меня научила свободе,
Песня борцом умереть мне велит.
Жизнь моя песней звенела в народе,
Смерть моя песней борьбы прозвучит.

25 августа 1944 года на лобном месте Европы, в тюрьме Плётцензее, Муса Джалиль был обезглавлен вместе со своими сподвижниками.

Какою же силой духа надо обладать, чтобы в течение шести месяцев в ожидании смертной лютой казни, точно зная, что приговорён, продолжать писать не просто стихи – уникальные документы поэтического значения!

В конкурсе, который носит имя советского поэта, Героя Советского Союза Мусы Джалиля, принять участие мог любой самодеятельный автор, пишущий стихи на патриотическую тему. Необходимыми условиями для подачи заявки и литературных произведений на конкурс стали проживание в Астраханской области и отсутствие членства в профессиональном творческом союзе.

По словам первого секретаря Астраханского областного комитета КПРФ партия совместно с астраханскими литераторами при проведении этого конкурса стремится увековечить память героев Великой Отечественной войны. Пример Мусы Джалиля, советского солдата и поэта, принявшего мученическую смерть во имя свободы и независимости СССР, призван вдохновить писателей и поэтов на создание новых произведений гражданственной тематики.

Вручал награды дипломантам и лауреатам литературных конкурсов секретарь ЦК КПРФ, депутат Госдумы РФ Николай Арефьев.

Как и в прошлом году, жюри, состоящее из представителей Астраханской областной писательской организации и регионального отделения КПРФ, определило трёх победителей конкурса. Кроме того, были отмечены десять лауреатов, в числе которых – горожане и сельчане, те, кто уже не раз принимал участие в подобных поэтических состязаниях, и те, кто отважился прислать свои творения на конкурс впервые.

Были в этот награждены дипломами и победители Всероссийского смотра-конкурса «Русский лад». Ими стали уже известный землякам композитор и исполнитель Станислав Андрианов в номинации «авторская песня» и два учителя из села Замьяны – Сергей Коротков (номинация «проза») и Александра Жмурова (номинация «поэзия»). В поэтической номинации жюри конкурса также отметило и Ольгу Пахомову.

Отрадно, что в церемонии награждения победителей и лауреатов конкурса патриотической поэзии имени Мусы Джалиля приняли участие юные поэтессы из литературной студии «Лукоморье» МБОУ СОШ № 55 г. Астрахани. Это Арина Никифорова, Карина Альмухаметова и Адэлина Исаева. Стихи поэта прозвучали из уст учащихся астраханской средней школы № 74, носящей имя другого татарского поэта – Габдуллы Тукая. Особый трепет у зрителей вызвало стихотворение Мусы Джалиля «Чулочки», мастерски исполненное двенадцатилетней Ариной Никифоровой:

Их расстреляли на рассвете,
Когда еще белела мгла.
Там были женщины и дети
И эта девочка была.
Сперва велели им раздеться
И встать затем ко рву спиной,
Но прозвучал вдруг голос детский
Наивный, чистый и живой:
Чулочки тоже снять мне, дядя?
Не осуждая, не браня,
Смотрели прямо в душу глядя
Трёхлетней девочки глаза.
«Чулочки тоже» — и смятеньем на миг эсесовец объят
Рука сама собой с волненьем вдруг опускает автомат.
Он словно скован взглядом синим, и, кажется, он в землю врос,
«Глаза, как у моей Утины», — в смятенье сильном произнёс.
Охвачен он невольно дрожью,
Проснулась в ужасе душа.
Нет, он убить её не может,
Но дал он очередь спеша.
Упала девочка в чулочках…
Снять не успела, не смогла.
Солдат, солдат, что если б дочка
Вот здесь, вот так твоя легла…
Ведь это маленькое сердце
Пробито пулею твоей…
Ты Человек, не просто немец
Или ты зверь среди людей…
Шагал эсэсовец угрюмо,
С земли не поднимая глаз,
Впервые, может, эта дума
В мозгу отравленном зажглась.
И всюду взгляд струится синий,
И всюду слышится опять,
И не забудется поныне:
Чулочки, дядя, тоже снять?"

Для восьмиклассницы Адэлины Исаевой участие в столь серьёзном, «взрослом» конкурсе оказалось непростым испытанием. Девочка выучила стихотворение поэта-героя, посвящённое им дочери Чулпан:

Я стоял на посту, а в рассветной мгле
Восходила Чулпан-звезда,
Словно дочка моя Чулпан на земле
Мне тянула руки тогда.

Когда я уходил, почему ты с тоской
Поглядела в глаза отца?
Разве ты не знала, что рядом с тобой
Бьется сердце мое до конца?

Или думала ты, что разлука горька,
Что, как смерть, разлука страшна?
Ведь любовью к тебе навсегда, на века
Вся душа у меня полна.

Я уехал и видел в вагонном окне
Моей милой дочки черты.
Для меня ты звездой зажглась в вышине,
Утром жизни была мне ты.

Ты и мама твоя, вы вдвоем зажглись,
Чтобы жизнь не была темна.
Вот какую светлую, славную жизнь
Подарила нам наша страна.

Но фашисты вторглись в нашу страну.
За плечами у них топор.
Они жгут и грабят, ведут войну.
Как их можно терпеть до сих пор!

Но фашист наше счастье не отберет,
Я затем и ринулся в бой.
Если я упаду, то лицом вперед,
Чтоб тебя заградить собой.

Всею кровью тебя в бою защищу,
Клятву родине дам своей,
И звезду Чулпан на заре отыщу
И опять обрадуюсь ей.

Моя кровь не иссякнет в твоей крови,
Дочь, на свет рожденная мной.
Я отдам тебе трепет своей любви,
Чтоб спокойно спать под землей.

Разгорайся же ярче и ярким лучом
Отражай волненье мое.
Мне за счастье твое и смерть нипочем,
Я с улыбкой встречу ее.

До свиданья, Чулпан! А когда заря
Разгорится над всей страной,
Я к тебе возвращусь, победой горя,
С автоматом своим за спиной.

И отец и дочь, обнимемся мы,
И, сквозь слезы смеясь легко,
Мы увидим, как после грозы и тьмы
Ясный день встает высоко.

(Муса Джалиль «Моей дочери Чулпан», 1941 год)

Нельзя не вспомнить пронзающее до сердечной дрожи стихотворение Джалиля «Варварство». Это – один из правдивых поэтических памятников самой кровавой войны в истории человечества:

Они с детьми погнали матерей
И яму рыть заставили, а сами
Они стояли, кучка дикарей,
И хриплыми смеялись голосами.
У края бездны выстроили в ряд
Бессильных женщин, худеньких ребят.
Пришел хмельной майор и медными глазами
Окинул обреченных... Мутный дождь
Гудел в листве соседних рощ
И на полях, одетых мглою,
И тучи опустились над землёю,
Друг друга с бешенством гоня...
Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.
Своими видел я глазами,
Как солнце скорбное, омытое слезами,
Сквозь тучу вышло на поля,
В последний раз детей поцеловало,
В последний раз...
Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас
Он обезумел. Гневно бушевала
Его листва. Сгущалась мгла вокруг.
Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,
Он падал, издавая вздох тяжёлый.
Детей внезапно охватил испуг, -
Прижались к матерям, цепляясь за подолы.
И выстрела раздался резкий звук,
Прервав проклятье,
Что вырвалось у женщины одной.
Ребенок, мальчуган больной,
Головку спрятал в складках платья
Ещё не старой женщины. Она
Смотрела, ужаса полна.
Как не лишиться ей рассудка!
Всё понял, понял всё малютка.
- Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать!-
Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.
Дитя, что ей всего дороже,
Нагнувшись, подняла двумя руками мать,
Прижала к сердцу, против дула прямо...
- Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!
Пусти меня, пусти! Чего ты ждёшь? --
И хочет вырваться из рук ребёнок,
И страшен плач, и голос тонок,
И в сердце он вонзается, как нож.
- Не бойся, мальчик мой.
Сейчас вздохнёшь ты вольно.
Закрой глаза, но голову не прячь,
Чтобы тебя живым не закопал палач.
Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно. -
И он закрыл глаза. И заалела кровь,
По шее лентой красной извиваясь.
Две жизни наземь падают, сливаясь,
Две жизни и одна любовь!
Гром грянул. Ветер свистнул в тучах.
Заплакала земля в тоске глухой,
О, сколько слёз, горячих и горючих!
Земля моя, скажи мне, что с тобой?
Ты часто горе видела людское,
Ты миллионы лет цвела для нас,
Но испытала ль ты хотя бы раз
Такой позор и варварство такое?
Страна моя, враги тебе грозят,
Но выше подними великой правды знамя,
Омой его земли кровавыми слезами,
И пусть его лучи пронзят,
Пусть уничтожат беспощадно
Тех варваров, тех дикарей,
Что кровь детей глотают жадно,
Кровь наших матерей...

(Муса Джалиль «Варварство», 1943 год)

Моабитская тюрьма, находящаяся в центре Берлина, отличилась пытками и невыносимыми условиями содержания заключенных. 25 августа 1944 года Муса Джалиль был казнён.

До нас дошли две маленькие, размером с детскую ладошку тетрадки с моабитскими стихами Мусы Джалиля. Первая из них содержит шестьдесят два стихотворения и два фрагмента, вторая – пятьдесят стихотворений. Двадцать из них, очевидно, те, которые поэт считал наиболее важными, повторяются в обеих тетрадках. Таким образом, моабитский цикл содержит девяносто два стихотворения и два отрывка.

Первая тетрадь Джалиля сшита из разрозненных клочков бумаги и заполнена убористым арабским шрифтом. На обложке написано химическим карандашом по-немецки (для отвода глаз гитлеровских тюремщиков): «Словарь немецких, тюркских, русских слов и выражений. Муса Джалиль. 1943-44 г.» На последней страничке поэт оставил свое завещание: «К другу, который умеет читать по-татарски а прочтёт эту тетрадь. Это написал известный татарский поэт Муса Джалиль... Его история такова: он родился в 1906 году. Имеет квартиры в Казани и Москве. Считается у себя на родине одним из больших поэтов. Он в 1942 году сражался на фронте и взят в плен. В плену испытал все ужасы, прошел через сорок смертей, затем был привезен в Берлин. Здесь он был обвинен в участии в подпольной организации, в распространении советской пропаганды и заключен в тюрьму. Его присудят к смертной казни. Он умрёт. Но у него останется 116 стихов, написанных в плену и в заточении. Он беспокоится за них. Поэтому он из 116 старался переписать хотя бы 60 стихотворений. Если эта книжка попадёт в твои руки, аккуратно, внимательно перепиши их набело, сбереги их и после войны сообщи в Казань, выпусти их в свет как стихи погибшего поэта татарского народа. Таково мое завещание. Муса Джалиль. 1943. Декабрь».

На обороте Джалиль написал список тех, кто был арестован и брошен в тюрьму вместе с ним. Их – двенадцать человек. «Они обвиняются в разложении татарского легиона, в распространения советской пропаганды, в организации коллективных побегов», -разъяснил поэт. Затем он провёл жирную черту и приписал фамилию тринадцатого - предателя, выдавшего подпольную организацию. Кроме того, в блокноте указан адрес семьи Джалиля и Союзов писателей в Москве и Казани.

Вторая тетрадка тоньше первой. Сшитая часть содержит всего тридцать три стихотворения, после которых поэт оставил горькую надпись: «В плену и в заточении - 1942.9-1943.11 - написал сто двадцать пять стихотворений и одну поэму. Но куда писать? Умирают вместе со мной».

Последнее помещённое во второй тетради стихотворение – «Новогодние пожелания» - написано 1 января 1944 г. В тетрадке есть адрес Джалиля и краткие сведения о нём для тех, кто обнаружит тетрадку на русском языке: «Муса Джалиль - известный татарский поэт, заключённый и осуждённый к смерти за политику в Германии. Тюрьма. М. Джалиль». Несколько листков бумаги (семнадцать стихотворений) не подшиты, а просто вложены.

...23 апреля 1945 года воины 79-го стрелкового корпуса Советской армии, наступавшие в направлении Рейхстага, увидели высившееся впереди серое мрачное здание тюрьмы Моабит. Когда они вошли в ее двор, там никого не было, и только ветер гонял обрывки бумаг... На странице одной из книг кто-то нашёл такую запись на русском языке: «Я татарский поэт Муса Джалиль, заключенный в Моабитскую тюрьму как пленный, которому предъявлены политические обвинения, и, наверное, скоро буду расстрелян. Если кому-нибудь из русских попадется эта запись, пусть передадут: это привет товарищам писателям в Москве...» Бойцы выполнили эту просьбу.

Поэт Муса Джалиль создавал «Моабитские тетради» под топором палача. Сегодня эти стихи знают и читают с глубоким волнением во всех уголках земного шара. Эти стихи пробили стены фашистских тюрем, путешество­вали по Франции, Бельгии, а одна тетрадь вернулась на ро­дину, совершив длинный путь из Германии во Францию и Ита­лию, в Египет и в Турцию.

Вспомним стихи из предсмертных тетрадей поэта-героя Мусы Джалиля:

УТЕШЕНИЕ

Когда с победой мы придём домой,
Изведаем почет и славу,
И, ношу горя сбросив со спины,
Мы радость обретём по праву.

О нашей трудной, длительной борьбе
Живую быль расскажем детям,
И мы, волнуя юные сердца,
Сочувствие и пониманье встретим.

Мы скажем: «Ни подарков, ни цветов,
Ни славословий нам не надо.
Победы всенародной светлый день -
Вот наша общая награда».

Когда домой вернемся мы, друзья, -
Как прежде, для беседы жаркой
Мы встретимся, и будем пить кумыс,
И наши песни петь за чаркой.

Друг, не печалься, этот день взойдет,
Должны надежды наши сбыться,
Увидим мы казанский кремль, когда
Падет германская темница.

Придет Москва и нас освободит,
Казань избавит нас от муки,
Мы выйдем, как «Челюскин» изо льда,
Пожмём протянутые руки.

Победу мы отпразднуем, друзья,
Мы это право заслужили, -
До смерти - твёрдостью и чистотой
Священной клятвы дорожили...

Октябрь (?) 1943

СИЛА ДЖИГИТА

Всем сердцем соколиным, всей душой
Дав клятву верности народу,
Он на плечо повесил автомат,
Сел на коня, готов к походу.

И там, где он прошел, был ворог смят -
Валились пушки, танки тлели.
Откуда эта сила и огонь
В его как будто слабом теле?

Как знамя, верность родине подняв,
Джигит прошел огонь и воду,
Не автоматом, не конем силен,
А клятвою своей народу.

19 ноября 1943

НЕ ВЕРЬ!

Коль обо мне тебе весть принесут,
Скажут: «Устал он, отстал он, упал», -
Не верь, дорогая! Слово такое
Не скажут друзья, если верят в меня.

Кровью со знамени клятва зовет:
Силу дает мне, движет вперед.
Так вправе ли я устать и отстать,
Так вправе ли я упасть и не встать?

Коль обо мне тебе весть принесут,
Скажут: «Изменник он! Родину предал»,-
Не верь, дорогая! Слово такое
Не скажут друзья, если любят меня.

Я взял автомат и пошел воевать,
В бой за тебя и за родину-мать.
Тебе изменить? И отчизне своей?
Да что же останется в жизни моей?

Коль обо мне тебе весть принесут,
Скажут: «Погиб он. Муса уже мертвый?», -
Не верь, дорогая! Слово такое
Не скажут друзья, если любят тебя.

Холодное тело засыплет земля, -
Песнь огневую засыпать нельзя!
Умри, побеждая, и кто тебя мертвым
Посмеет назвать, если был ты борцом!

20 ноября 1943

НОВОГОДНИЕ ПОЖЕЛАНИЯ

Андре Тиммермансу

Здесь нет вина. Так пусть напитком
Нам служит наших слез вино!
Нальем! У нас его с избытком.
Сердца насквозь прожжет оно.

Быть может, с горечью и солью
И боль сердечных ран пройдет...
Нальем! Так пусть же с этой болью
Уходит сорок третий год.

Уходишь, борода седая,
Навеки землю покидая?
Ты крепко запер нас в подвал.
Прощай! На счастье уповая,
Я поднимаю мой бокал.

Довольно жизням обрываться!
Довольно крови утекло!
Пусть наши муки утолятся!
Пусть станет на душе светло!

Да принесет грядущий Новый
Свободу сладкую для нас!
Да снимет с наших рук оковы!
Да вытрет слеёы с наших глаз!
Согрев целебными лучами,
Тюремный кашель унесет!
И в час победы пусть с друзьями
Соединит нас Новый год!

Пусть будут жаркие объятья
И слезы счастья на очах!
Пускай в честь нас печет оладьи
В родном дому родной очаг!
Да встретятся жена и дети
С любимым мужем и отцом!
И чтобы в радостной беседе,
Стихи читая о победе
И запивая их вином,
Истекший год мы провожали
И наступающий встречали
За пышным праздничным столом!

1 января 1944

ПЕСНИ МОИ

В душе взрастил я песенные всходы.
Цветите ж, песни, на полях страны.
Я вас взрастил в честь мира и свободы,
Права на жизнь за это вам даны.

Вам, песни, я вверяю вдохновенье.
Вы - жизнь моя, где пятен темных нет.
Умрете вы — я отойду в забвенье.
Живете - буду жить и я, поэт.

Когда мне долг и сердце приказали,
Как факел, я воспламенил свой стих.
Друзей я песней утешал в печали
И песней же разил врагов своих.

Пусть не прельщают низкие соблазны,
Я их отверг и сердцем чище стал!
Живу затем, чтоб стих, прямой и ясный,
Лучами правды ярко засверкал.

Пришли последние минуты жизни -
Со славой завершить бы мне борьбу.
Я отдаю народу и отчизне
Порывы, вдохновение, судьбу.

Я пел в бою. Не думал никогда я,
Что пленником умру в чужом краю.
На плахе песнь последнюю слагаю.
Вот заблестел топор, но я пою.

Меня на битву песня призывала,
Она учила смело умирать.
Призывной песней жизнь моя звучала,
И будет, будет смерть моя звучать.

1943

«Моабитские тетради» писались на пыльных дорогах от одного города к другому, из одного лагеря в другой, в тюрьмах - в тягостном ожидании приговора суда. Среди них и те стихи, что были написаны в течение шести месяцев, последовавших после известия о предстоящей казни. Записные книжки Джалиля со стихами были сохранены товарищем по заключению, бельгийским антифашистом Андре Тиммермансом, который после войны передал их советскому консулу. Сборник моабитских стихов впервые был издан на татарском языке в Казани в 1953 году. В 1955 году он был выпущен издательством «Молодая гвардия» под названием «Героическая песня». В 1957 году за цикл стихов «Моабитская тетрадь».

Мусе Джалилю посмертно присуждена Ленинская премия. Указом Президиума Верховного Совета СССР за исключительную стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

На мероприятии была представлена новая книга публицистики Александра Токарева «Между прошлым и будущим».

В книге затрагиваются самые разные вопросы общественно-политической и духовной жизни российского общества: патриотизма искреннего и официозного, труда и капитала, религии и веры, свободы и несвободы и многие другие.

«У заметок, очерков и рецензий автора этой книги много преданных друзей, - отметил председатель Астраханского регионального отделения Союза писателей России Юрий Щербаков. - Однако хватает и яростных хулителей. Это замечательно! Значит, берёт за живое написанное! Значит, доходят слова публициста по назначению! Тем более, что они нарочито политизированы. Разве может быть иначе, если всю свою сознательную литературную жизнь Александр – в стане «левых». Причём настоящих, не липовых. Трудно и опасно быть застрельщиком в жестокой битве за правду! А именно в этой роли уже много лет выступает Токарев, принимая на себя огонь искренних сторонников и беспринципных наймитов российского капитализма. Справедливости ради отмечу, что первых – единицы, зато уж вторых – пруд пруди! Даже не пруд, а болото, где квакают наперебой бесчисленные лягушки. Каждая публикация Александра вызывает зубовный скрежет во вражеском стане. Разве это – не высшая оценка его работы?».

Презентация новой книги честного и открытого писателя-публициста Александра Токарева достойно вписалась в гражданственно-патриотическую канву мероприятия, посвящённого памяти поэта-героя Мусы Джалиля.

Аудио: звучит песня на стихи Мусы Джалиля "Колыбельная"

На фото - Муса Джалиль с любимой дочерью Чулпан



Рубрика произведения: Проза -> Очерк
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 127
Опубликовано: 25.08.2016 в 20:55
© Copyright: Дина Немировская
Просмотреть профиль автора

Спасатель.     (30.08.2016 в 14:15)
Спасибо, Дина!

Это надо в школьную программу, а пока, в анонс!

Дина Немировская     (30.08.2016 в 16:53)
Благодарю!







1