Олимпийский огонь


                                                                    Олимпийский огонь

- Это не байка, это – факт! – Начал газовый инженер, неожиданно забредший в курилку. Никогда не бравший в руки сигарету и, втихую этим гордящийся, он был редким гостем на посиделках.
- Судно выгрузило пропан в Португалии и получило задание на переходе в Антверпен готовить грузовые танки под пропилен. – Продолжал газовый. - Чистый пропилен – груз дорогущий, и независимый инспектор должен произвести осмотр танков. Пришлось нам дегазацию делать. Подсоединили к грузовой магистрали гибкий восьмидюймовый шланг, опустили его вдоль борта и стали подавать инертный газ в танки. Инертный газ сверху в танк поступает, формирует за счёт разницы в плотности подушку и выдавливает через нижнюю трубу пропан. Судно шло в Бискае, мы поднимались наверх в Европу вслед за циклоном. Ветра практически не было, но зыбайло ещё присутствовало. Как мы не старались маневрировать, чтобы пропан ветром в сторону относило, пары всё одно скапливались вдоль борта. Конечно, вентиляция была отключена, надстройка загерметизирована, и на палубе – никого. Безопасности для. На зыби судно мерно покачивало, гибкий шланг своим концом постукивал о борт, как метроном. Всё нормально. Но в какой-то момент подкралась волна побольше, и шланг как даст о борт! И тут же - бабах! Скопившиеся вдоль борта газы воспламенились, и огонь, выжигая краску, рванул за корму. Хорошо там никого не было! А то у нас обычно, если нельзя, то кого-нибудь обязательно понесёт на улицу. Народ не растерялся - моментально закрыли все грузовые клапана и затушили горящую краску водой.
- А чё рвануло-то?
- Искра! На конце шланга был соединительный фланец металлический. Его, конечно, перед началом работ ветошью обмотали, но, в процессе, изоляция растрепалась и, когда очередной раз ударило железом по железу, высекло искру. В результате, газ травить стали через мачту*, а по окончании дегазации срочно борт покрасили. Покраской занимались все, включая капитана. Так что, когда в порт приехали, никаких следов возгорания и видно не было.
- А мы, как раз через мачту газ травили. В Мексиканском заливе дегазацию делали. На палубе оставался только газовый инженер, он производил замеры концентрации газа. А весь, так сказать, руководящий состав на мостике в это время ошивался. Вдалеке гром погромыхивал, а у нас мелкий дождик шёл. Старпом предложил капитану остановить на время работы, переждать грозу. Но Рид, капитаном был англичанин, заявил, что до неё ещё далеко, миль двадцать. Только он это сказал, как молния влепила нам в мачту. Выходящий газ сразу вспыхнул. Пламя рвануло и вверх и вниз. А под мачтой в это время газовый инженер замеры делал. Штаны у него сразу мокрыми стали, и он поскакал козлом, но как-то боком, радостно выкрикивая: “Олимпийский огонь, Олимпийский огонь!” (В то время как раз Олимпийские игры шли). Старпом, чисто автоматически, две кнопки ткнул – закрытия клапанов и орошения и помчался, как был в тапочках, тушить пожар. Через минуту и тревогу сыграли, когда из ступора остальной люд на мостике вышел.
- Газового,поди, в “дурку” сдали?
- Нет. Три дня он “Олимпийский огонь” вспоминал, отлёживался, Потом оклемался. А я, когда всякие спортивные состязания смотрю, всё тот случай вспоминаю.
*Мачта – в данном случае высокая металлическая труба, предназначенная для сброса газа в атмосферу.
21.08.2016 Балтика



Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 46
Опубликовано: 21.08.2016 в 23:45






1