Так в жизни бывает


И была полночь. И ветер горстями бросал в лицо обжигающие крупинки снега. Посадка
редких обледеневших деревьев осталась позади, и то подобие дороги, обозначенное торчащими
над снегом черными кочками, неожиданно прервалось. Впереди лежало заснеженное поле,
дальний край которого упирался в еле различимое темное небо. На стыке этих двух стихий
мигающим светом, как случайно свалившаяся с неба звезда, тлел огонек. Там, по-видимому, жили
люди, и неверный свет их жилища, казалось, был единственным источником света во всей
вселенной.
Руслан остановился и стянул с головы капюшон. Несмотря на ненастную погоду, ему было
жарко. Он уже около часа шел от шоссе, где остался стоять его безнадежно заглохший
внедорожник, и долгая ходьба по ухабам, вперемежку с глубоким снегом, его разгорячила и
утомила. Он понимал, что перейти огромное пространство заснеженного поля будет непросто. Да,
вот, деваться было некуда. Когда его машина начала ехать рывками, а вскоре и вовсе заглохла,
он, подобно всем водителям на свете, вышел из салона и открыл капот. Машина была новой,
Руслан приобрел ее недавно, и ему и в голову не приходило, что с ней может случиться поломка
на трассе. «Эх! – подумал он, - была б это шестака или «Москвич», было б понятно, что делать.
Проверить фильтры, потрогать колпачки проводов на свечах, может, выкрутить свечи и отчистить
их от нагара… что там еще? Зачистить контакты в бегунке трамблера. На крайняк, продуть
насосом карбюратор. Через минут сорок, при наличии бензина, можно было бы ехать дальше. А
тут? Даже отвертку некуда всунуть». Руслан некоторое время всматривался в таинственные при
свете тусклой лампочки контуры японского двигателя, затем вздохнул и потянулся за телефоном.
Когда он вытащил его из кармана пуховика, порыв ветра тут же надул на телефонный экран
снежинки, и Руслан решил вернуться в салон. Внутри машины еще сохранилось тепло, из
магнитолы лилась тихая музыка, и Руслан почувствовал себя веселее. Он обтер телефон носовым
платком и подумал: « А куда звонить-то? Сколько там… до ближайшего города? Километров
семьдесят? Но я там все равно никого не знаю. Может, подождать какую-нибудь проезжающую
машину, -тормознуть и попросить о помощи?» Руслан глянул вперед, затем мельком посмотрел в
зеркала заднего вида и никаких светящихся фар других машин не увидел. Он прикинул, что уже
около часа ему никто не встречался, и его никто не обгонял. «Ладно, - весело подумал он, -
придется обращаться за помощью к ментам… то есть, к полиции. Пусть покажут, какие они
европейцы, блин». Но когда Руслан попытался сделать звонок, оказалось, что связи с внешним
миром в этой местности не существует – миниатюрная антенка на телефонном дисплее не
излучала волн. Руслан посмотрел на то место автомобильной панели приборов, где показана
температура воздуха за бортом, и увидел светящуюся цифру: - 18. «Это сейчас – подумал он, - а
к утру будет все минус тридцать. Придется поискать кого-нибудь… может, домик какой… вон же -
за посадкой - поле, а в конце вроде бы что-то светится. Надо выдвигаться, а то до утра
закоченею».
Теперь, стоя на краю широкого поля, Руслан спокойно подумал: «Подходящие время и место
для ее появления. Что-то она уже долго не возникала. Почему я называю ее именно в женском
роде? Она иногда бывает и мужчиной. Правда, редко. Чаще – она все-таки предстает в виде
женщины». Он пощупал на шее шнурок, на котором висел крестик, перекрестился и ступил на
снежный наст поля.
Идти оказалось неожиданно легко. Снег взялся твердой морозной коркой, и ноги не
проваливались. К тому же, ветер прекратил снежные порывы и ровно дул в спину. Руслан шел и
размышлял: « Почему это всегда случается именно со мной… все эти знаки, голоса, вполне
ощутимые видения? Почему это вдруг машина, которая по идее, как минимум пару лет, вообще
не должна ломаться, вдруг глохнет? Да, что толку… сто раз уже думал-гадал. Мне пятьдесят лет,
и мне до сих пор говорят – парень. Интересно, как ко мне будут обращаться в семьдесят… если
доживу? Молодой человек? Впрочем, сейчас – без разницы. До семидесяти еще далеко… да, и до
того вон огонька, тоже не близко. Надо ускорить шаг».
Когда он преодолел уже около половины пути, сзади и слева послышались легкие, хрустящие
звуки, какие обычно производит бегущий по снегу зверь. Руслан обернулся и увидел его. Это
был, несомненно, он – его любимый шоколадный доберман Джон. Он бежал легко и был хорошо
различим на белом фоне снега. Джон еще никогда не являлся Руслану вот так – в форме
ощутимого видения. Бывало, что собака ему снилась, но этого не случалось уже давно. А когда и
случалось – это предвещало крутые перемены в его судьбе. Не всегда в лучшую сторону, кстати.
Но сейчас Руслану было не до воспоминаний. Он так обрадовался своему доберману, что весь
подался вперед, ожидая, когда собака прыгнет ему на грудь. Джон, как всегда, с разгону, не
притормаживая, вскинул лапы на плечи хозяину и стал целовать в лицо. Руслан покачнулся под
тяжестью своего переростка-добермана и выдохнул: - Джон…
Джон и при жизни был красавцем. Когда Руслан выводил его на прогулку, не находилось
прохожего, который не посмотрел бы с восхищением в их сторону. Но он прожил всего десять лет
и умер. И вот явился, наконец. Руслан схватил обеими руками голову собаки и прижался к ней
щекой. Шерсть на голове была влажной от снега, но под ней ощущалась тепло животной жизни. –
Джон … Джон… - несколько раз повторил Руслан, а потом, желая проверить сохранились ли их
прежние отношения, воскликнул: - Сидеть! – Собака, ни секунды не раздумывая, выполнила
команду. Руслан непродолжительное время полюбовался своим питомцем и подал команду: -
Пошли, Джон! Рядом!
Они шли, как это бывало с ними тысячу раз. Руслан двигался своим обычным шагом, а Джон,
сдерживая природную нервозность, подстраивался под скорость ходьбы хозяина. Руслан все
время поглядывал на собаку и не заметил, как они подошли к небольшому кирпичному дому.
Чтобы лишний раз убедиться, что все происходящее с ним сейчас все-таки не сон, он посмотрел
на наручные часы. Они показывали без четверти час. Тогда он достал телефон и активизировал
дисплей. Там стояло то же самое время. И, о чудо, изображенная на дисплее антенка, излучала
волны. Значит, телефонная связь возобновилась. Однако звонить куда-либо в настоящее время
было бессмысленно, и Руслан оглядел строение. Дом был одноэтажным, без палисадника и без
забора. Слева светилось окно, а посредине была деревянная дверь. Над дверью висел
зажженный фонарь – он-то и привлек внимание Руслана, когда тот находился еще возле своей
машины. Доберман подбежал к крыльцу и стал его обнюхивать. – Подожди, Джон, - произнес
Руслан, - давай-ка я постучусь.
После трех коротких стуков в дверь, она приоткрылась и, Руслана обдало жилым теплом,
забытым запахом женских духов и звуками музыки, звучащих откуда-то из глубины дома. Ему
открыла молодая женщина, лет тридцати. Ее, с одной стороны, освещал висящий над дверью
фонарь, а с другой – яркий свет, идущий из внутренних помещений. Лицо и фигура женщины,
невероятным образом, одновременно походили на всех трех бывших жен Руслана и еще на двух,
некогда близких ему, девушек. Женщина с интересом посмотрела на ночного гостя и, молча,
поманила его пройти за собой в дом.
Первое, что бросилось в глаза – это длинный стол, расположившийся вдоль стены справа у
окна. На нем стояли бутылки шампанского, водки, чего-то еще. Стол был заставлен жестяными
одноразовыми тарелками с объедками. В комнате чувствовался запах шашлыка. За столом плотно
сидели люди, в основном молодые парни, и увлеченно разговаривали друг с другом. На Руслана
никто не обратил никакого внимания. Руслан, зная буйный нрав своего добермана, посмотрел
вниз, но Джона уже не было. Исчез. Руслана опять кольнуло чувство утраты. «Потерю любимых
живых существ - ничем не заполнишь» - подумал он и посмотрел на женщину. Та стояла в
дверном проеме, ведущем в следующую комнату, и пытливо, склонив голову набок, смотрела на
него. Он уже было сделал шаг в сторону женщины, но его внимание привлек, сидящий в углу на
груде старых курток, ребенок - девочка. Она сидела, выпростав голые ножки из несвежего
платьица, и играла тряпичной куклой. Что-то в этой кукле, по-видимому, рассмешило девочку, и
она звонко засмеялась.
- Не обращай внимания, - вдруг сказала женщина, - ей скоро спать. Как твое имя?
- Руслан…
- А меня зовут Лина. Пойдем… - она взяла его под руку и повлекла за собой через дверной
проем в очередную комнату.
Здесь звучала музыка, которая всегда бередила душу Руслана – композиция группы «Квин»,
«Богемская рапсодия». Комната, не считая дивана у дальней стены, была пуста, и источник
музыкальных звуков был неясен. Лина и Руслан подошли к дивану и сели на него, вполоборота
друг к другу. Неожиданно для Руслана, женщина потянулась к нему и поцеловала в шею. Губы
женщины были мягкими и теплыми. Этот поцелуй взволновал Руслана. Ему захотелось развить
отношения, однако он совершенно забыл, что и как для этого нужно делать. «Будь, что будет!» -
мелькнуло у него в голове. Он обнял Лину и привлек ее к себе. Лина легко поддалась и
положила руки ему на плечи. И в это время в голове Руслана прозвучал голос: «Не смей! Этого
нельзя!». Руслан решил на этот раз не слушаться голоса в голове, но у него ничего не получилось
– женщина начала блекнуть, становиться прозрачной и неосязаемой. Через мгновение от нее
ничего, кроме сладковатого запаха духов, не осталось.
Руслан встал с дивана, прошел через комнату, где по-прежнему пировала компания, и вышел
за дверь. Перед ним лежало то же самое поле, но на востоке нижняя часть неба уже осветлилась
восходящим солнцем. Руслан посмотрел на часы – они показывали 6.30. «В таких случаях время
всегда исчезает» - подумал Руслан. Затем он засунул руки в карманы пуховика и пошел по полю
в направлении трассы.
Как только Лина ощутила, поднимающееся от низа живота к груди, тепло, и пальцы ее рук
сильнее сжали мускулистые плечи мужчины – Руслана, все пошло по-старому. Мужчина
побледнел и растаял в ее руках. Лина положила руки себе на колени и стала смотреть в серое от
зимнего рассвета окно. «Все как обычно, - думала она, - ничего не меняется. Мужчины
появляются среди ночи, с их появлением в доме начинает твориться черт знает что… и все.
Мужчины лишь тревожат душу и тело, и с первыми лучами солнца исчезают… надо бы выгулять
Джона» Она посмотрела на собаку, но доберман, по-царски растянувшись во всю длину своего
туловища на ковре, спал. «Где-то бегал всю ночь – кобель! Теперь не скоро проснется» -
подумала Лина. Вид сладко спящего добермана навеял сон и на нее. Женщина уронила голову и
заснула.
И вот у меня, автора этих строк – Олеся Грига, вопрос: кто на самом деле видение, а кто
реален – Руслан или Лина? Ответа на этот вопрос у меня нет. Но я обязательно его отыщу в своих
следующих произведениях.

30.06.2016. Харьков, Украина.



Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 50
Опубликовано: 19.08.2016 в 16:40






1