“Слово” и его геростраты/зоилы и защитники


ВЛАДИСЛАВ КОНДРАТЬЕВ

                           СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ, МАХАБХАРАТА, РИГВЕДА И ЛУЗИАДЫ

                                                                “Слово”
                                                                      и
                                            его геростраты/зоилы и защитники

                                                                                                          सत्यमेव जयते

      Хорошо известно, что памятник русской средневековой литературы – “Слово о полку Игореве” – был найден в начале 90-х годов XVIII века А. И. Мусиным-Пушкиным – известным любителем и собирателем русских древностей[1]. Граф А. И. Мусин-Пешкин, по его словам, приобрёл рукопись “Слова” в конце 80-ых годов XVIII века у бывшего архимандрита Иоиля, упразднённого к тому времени Спасо-Преображенского монастыря в Ярославле, ноисследованиями 1990-ых годов было доказано, что эта версия не может быть принята и более вероятна версия, что Мусин-Пушкин, будучи обер-прокурором Синода, получил сборник, содержащий текст “Слова”, из библиотеки Кириллово-Белозерского монастыря зимой 1791/92 года и попросту присвоил его[2].

      Первым сообщением о “Слове” было упоминание, сделанное известным поэтом М. М. Херасковым (современному читателю более, увы, известному по выражению Костика из пьесы Л. Зорина “Покровские ворота”: “Вы говорите: тоскую, как Блок, а это, простите, какой-то Херасков”, – и по реакции на неё как на явную непристойность Саввы Игнатьевича Ефимова в одноимённом фильме – в пьесе такой реакции нет) во втором издании его поэмы “Владимир [возрождённый. – В. К.]”[3].

      Потом о “Слове” сообщил некий аноним в октябрьской книжке за 1797 год журнала “Spectateur du Nord” (“Северный наблюдатель”), который издавался французскими эмигрантами в Гамбурге (оказывается, Германия в разные периоды своего существования знавала разных иммигрантов и иммигранты XVIII века несколько отличались, как нетрудно заметить, от иммигрантов десятых годов века XXI-го): принято считать, что этим гамбургским анонимом был Н. М. Карамзин[4].

      В 1800-ом году А. И. Мусин-Пушкин, в сотрудничестве с А. Ф. Малиновским и Н. Н. Бантыш-Каменским – двумя русскими знатоками древнерусских летописей, “Слово” издал[5].

      В 1812-ом году “Слово” погибло в огне московского пожара в период временной оккупации Москвы французскими и другими интервентами (“нашествие двунадесяти языков” – образное наименование агрессии Великой армии Наполеоновской Франции [войск объединённой Европы], состоявшей из солдат стран, покорённых Наполеоном).

      Нетрудно догадаться, что с тех пор не утихают голоса тех, кто утверждает, что “Слово о полку Игореве” является подделкой конца XVIII века. Этих людей понять несложно, вспомним, например, сон Понтия Пилата (“Мастер и Маргарита” М. Булгакова): “– Мы теперь будем всегда вместе, – говорил ему во сне оборванный философ-бродяга, неизвестно каким образом вставший на дороге всадника с золотым копьем. – Раз один – то, значит, тут же и другой! Помянут меня, – сейчас же помянут и тебя! Меня – подкидыша, сына неизвестных родителей, и тебя – сына короля-звездочета и дочери мельника, красавицы Пилы”.

      Для того, чтобы тебя не забыли и помянули (а уж каким словом – для таких людей неважно), житель Эфеса Герострат (др.-греч. Ἡρόστρατος) 21 июля 356 г. до н. э. сжёг храм Артемиды Эфесской; Зоил (др.-греч. Ζωίλος) из Амфиполя во Фракии по прозвищу Фракийский Раб злобно насмехался, мелочно придирался к произведениям Гомера и издевался и над произведениями, и над самим поэтом, за что и получил прозвища Бич Гомера (Όμηρομάσιξ) и Собака Красноречия (не столько, очевидно, красноречия, сколько собака; правда, философ, которого обрёк на казнь Пилат из “Мастера и Маргариты”, ничего обидного в наименовании человека собакой не видел, как и сам Пилат).

      Среди геростратов и зоилов, считавших “Слово” не аутентичным произведением, а подделкой XVIII века, были: М. Т. Каченовский (уроженец Харькова – родоначальник так называемой скептической школы в русской историографии[6]); О. И. Сенковский (польск. Józef Julian Sękowski), более известный под придуманными им самим кличками Барон Брамбеус и Хохотенко-Хлопотунов-Пустяковский (от человека, придумавшего себе прозвище Пустяковский, разумеется, трудно было бы ждать чего-то не пустячного, а серьёзного: действительно, кроме того, что он считал “Слово о полку Игореве” подделкой, он всерьёз пытался утверждать, что “Повесть временных лет” написана на польском языке, что некто Тимофеев выше Пушкина, а Зотов – Лермонтова, что Кукольник превосходит Гоголя и прочее в таком же духе[7]; несмотря на легковесность и явную экстравагантность сочинений Барона Брамбеуса, он же Хохотенко-Хлопотунов-Пустяковский, его измышления нашли сторонников и в XX в.[8]); французские слависты Луи Леже[9] (фр. Louis Léger), с 1884 г. – член-корреспондент Академии наук Санкт-Петербурга (на взгляды Леже, в немалой степени повлияло, наверное, то, что он много занимался так называемой Краледворской рукописью, которая была объявлена подделкой; в качестве доводов против “Слова” Леже выдвигал и такое возражение: А. С. Пушкин, который считал “Слово” подлинным, также был очарован и введён в заблуждение П. Мериме, который объявил, что собранные им песни балканских славян под названием “Гусли, или Сборник иллирийских песен, записанных в Далмации, Боснии, Хорватии и Герцеговине”, фр. “La Guzla” – это его, Мериме, подделка-мистификация, – следовательно, рассуждал Леже, коль скоро А. С. Пушкин считал сочинение Мериме подлинным произведением славян, а это – мистификация, то и “Слово” – тоже мистификация, коль скоро и его А. С. Пушкин считал подлинным) и член Французской Академии Андре Мазон (фр. André Mazon)[10], который ещё в 1925 году охарактеризовал “Слово” как “текст, который остается подозрительным” (Chronique: Publications // RÉS. 1925. T. 5. Fasc. 1, 2. P. 124)[11], а свою систему доказательств построил на том, что “Слово” имеет несомненные черты генетического сходства с “Задонщиной”, а потому, как он полагал, “Слово” не является аутентичным, так как само “Слово”, по Мазону, вторично по отношению к “Задонщине”[12], целью же создания “Слова” были, по Мазону, экспансионистские устремления Екатерины II в Северном Причерноморье[13] (то, что единственный экземпляр “Слова” погиб при пожаре Москвы в результате агрессии Франции (экспансионистских устремлений Наполеона Бонапарта) – и её сателлитов – против России, а главными ниспровергателями подлинности “Слова” являются именно французские слависты, всё это, разумеется, не более, чем случайное совпадение); С.М.Строев; И.И.Давыдов; М.Н.Катков; С.П.Румянцев; К. С. Аксаков[14], который, правда, свой скептицизм относил к авторству “Слова”, полагая, что оно сочинено не русским поэтом, а иностранцем, хорошо владевшим церковнославянским языком, а древнерусским языком овладевшим уже в России[15]. Те или иные критические замечания, дающие основание полагать, что их авторы сомневаются в подлинности (древности) “Слова” были Б. Унбегаун, М.Горлин, А.Вайан[16].

      Крупнейшим из отечественных зоилов “Слова” был видный советский историк А. А. Зимин (1920 – 1980 гг.)[17], который приписывал авторство “Слова” духовному писателю архимандриту Иоилю (Быковскому)[18].

      Оговорив, что “прочитав книгу А. А. Зимина[19], я не изменил своего взгляда и по-прежнему считаю «Слово» памятником древнерусской литературы”[20], – акад. О. В. Творогов, тем не менее, посчитал необходимым заявить, что “его [Зимина. – В. К.] книга – наиболее полный свод возражений защитникам древности «Слова», и без ответа на все доводы и сомнения А. А. Зимина нельзя, на мой взгляд, в дальнейшем бестрепетно рассуждать о времени создания памятника”[21]. Несмотря на данное категоричное утверждение, заметим, что на все доводы и сомнения ответить не представится возможным потому, что среди разного рода доводов и сомнений Зимина есть и такие: “сомнения в подлинности и древности Слова о полку Игореве появились ещё до публикации этого памятника. Их, в частности, высказывал А. Л. Шлецер. Правда, сразу же после издания Песни об Игоревом походе он их отбросил”[22].

      Что здесь можно возразить? А. Л. Шлёцер не является скептиком “Слова”, но А. А. Зимин указал его среди сомневавшихся (сомнения Шлёцера относились к “Cлову” в то время, когда он его ещё не видел – как это напоминает события 2016 г. и печально известный доклад руководителя ВАДА с обвинениями России: мы не знаем, как они это сделали, но они это сделали, так как мы думаем, что они могли это сделать – неизвестно как, а раз это так, то оно так и есть). Что делать? Возражать Шлёцеру? Но ведь он отказался от сомнений. Соглашаться со Шлёцером? Не будет ли такое согласие истолковано, как согласие со Шлёцером, который сомневался? С чем здесь спорить и с чем соглашаться? Да и чего стоят сомнения Шлёцера, коль скоро они возникли у него ещё до того, как он ознакомился со “Словом”, которое, после знакомства, признал подлинным.

      Далее, Зимин упоминает А. С. Шишкова[23]: “Первая большая работа о Слове о полку Игореве была написана в 1805 г. известным поклонником старинного русского языка А. С. Шишковым (1754 – 1841), старавшимся на примере памятника доказать «что язык наш процветал издревле [фраза Зимина показывает, что по его мнению, Шишков не смог доказать, что язык наш процветал издревле: старался, но, увы, не смог[24]. – В. К.]»[25]. Заметим, что именно А. С. Шишкову принадлежит первая публикация и перевод на русский язык поддельной «Краледворской рукописи» Ганки[26], имитированной под древнечешский эпос”[27].

      Таким образом, Зимин, фактически выдвигает тот “довод” о поддельности “Слова о полку Игореве”, что о нём писал тот же автор, что публиковал подделку Ганки. Таким образом, Зиминым как бы “доказывается” поддельность “Слова о полку Игореве” на основании того, что поддельна “Краледворская рукопись”. По крайней мере – недвусмысленно намекает на это.

      Как реагировать на это “доказательство”? Как оспаривать и зачем, когда в таком же духе, не сходя с места, можно привести ещё массу точно таких же “доказательств”, как, например, то, что А. С. Пушкин, считавший “Слово” подлинным, обманулся в песнях балканских славян П. Мериме.

      Зоилам русской истории и словесности, именуемым скептиками (Скептический взгяд на “Слово”[28]), противостоял С. В. Руссов (Руссов Степан Васильевич, 1768/70 – 20.III.1842[29]), “но его брошюра[30], сама являвшаяся образцом легковесного дилетантизма, не смогла опровергнуть нападки на древность и подлинность «Слова»”[31]. Брошюра С. В. Руссова встретила отповедь критиков, например, C. М. Строева[32]. При этом стоит, всё же, помнить, что дилентантизм С. В. Руссова – это тот недостаток, который может быть поставлен в вину С. В. Руссову, но никак не самому “Слову”.

      И. П. Сахаров (29. VIII. 1807, Тула – 24. VIII. 1863, Петербург)в 1839-ом г. в 5-й книге изданных им “Песен русского народа” в разделе под заглавием “Исследование о Слове Игорева полка” (приводится только в оглавлении) перепечатал текст “Слова” по Первому изданию, внес в него свои поправки и представил краткий обзор осуществлённых до него изданий и переводов “Слова”, изложив наблюдения и выводы сторонников подлинности памятника (А. И. Мусина-Пушкина, Н. Н. Бантыша-Каменского, А. Ф. Малиновского[33], И. Н. Болтина[40], М. А. Максимовича[42]) и исследователей, занимающих неопределенную позицию (И. Беликова[43], П.М.Строева, И.И.Давыдова)[44].

      Деятельность И. П. Сахарова, ограничившегося иронией в адрес скептиков, большого значения в деле отстаивания подлинности “Слова”, по понятным причинам, не имела – в отличие от основательных возражений М. П. Погодина[45], М. А. Максимовича, С. П. Шевырёва[46], Н. Г. Головина[47], которые указали на свидетельства знакомства со “Словом” древнерусских книжников (например, приписка в Апостоле 1307, влияние “Слова” на такое произведение, как “Сказание о Мамаевом побоище”, – а не наоборот), на безусловную и необъяснимую, с точки зрения скептиков, странность мотивов подделки (“подделыватель неминуемо избрал бы себе предметом какое-нибудь происшествие важное, громкое, великое, а не несчастную войну малого удельного князя”, – как справедливо указывал М. П. Погодин). Однако, главным вкладом в борьбу за подлинность “Слова” явилось систематическое сопоставление языка “Слова” с языком др.-русск. летописей и других др.-русск. памятников: обнаруженные параллели (особенно много их в работах Д. Н. Дубенского[48]) опровергали надуманные и тенденциозно подаваемые утверждения скептиков о наличии в “Слове” “полонизмов”, “латинизмов”, неологизмов и т.д[49].

      В дело научного отпора скептикам внесли весомый вклад русские учёные-слависты, проживавшие за рубежом (в Югославии, Чехословакии, Соединенных Штатах): Е. А. Ляцкий[50] (который отметил тенденциозность Мазона в изображении обстановки, в которой будто бы было создано “Слово”в конце XVIII в. и показана поверхностность и неубедительность лингвистических и стилистических аргументов Мазона в пользу позднего происхождения “Слова”[51]), И. Н. Голенищев-Кутузов[52], А. В. Соловьёв[53], П. М. Бицилли[54], А. В. Исаченко[55], Р. О. Якобсон[56].

      Начиная с 40-х годов XX в. в спор с аргументами Мазона вступили такие учёные, как Н. К. Гудзий[57] и В. П. Адрианова-Перетц[58]. Позднее к ним присоединились Д. С. Лихачёв[59] и Ю. М. Лотман[60]. В работах этих исследователей был проведён углублённый анализ взаимоотношений “Слова” и “Задонщины”, доказана необратимость параллелей, которые всякий раз указывают на зависимость “Задонщины” от “Слова”, а не наоборот[61]. Кроме того, продолжалась гигантская работа по соотнесению языка “Слова” с языком современных ему достоверно др.-русс. памятников, а это позволило устранить беспочвенные поиски “галлицизмов” или заимствований из поэм и романов XVIII в. и доказать принадлежность языка и стилистической системы “Слова” др.-русс. эпохе; всё это позволило подвести окончательные итоги полемики с ненаучной гипотезой Мазона в книге “Слово о полку Игореве – памятник XII века” 1962-го года[62].

      Попытки же А. А. Зимина объявить новый поход на “Слово” привели к тому, что защитники древности “Слова” предприняли глубокие разыскания по всем затронутым в гипотезе Зимина вопросам и при этом были: заново рассмотрены текстология “Задонщины” Р. П. Дмитриевой, взаимоотношения “Слова” и “Задонщины” (Р. П. Дмитриевой, Д. С. Лихачёвым, О. В. Твороговым), взаимоотношения летописей и “Слова”и его историческая достоверность (Б. А. Рыбаковым и А. Г. Кузьминым), язык “Слова” (В. Л. Виноградовой, Н. А. Котляренко, Н. А. Баскаковым, Н. М. Дылевским, В. П. Адриановой-Перетц[63]. В результате этого на новом материале и при опоре на новые методологические подходы удалось окончательно утвердить мнение о подлинности и древности “Слова о полку Игореве”[64].

      Несмотря на то, что новый список “Слова”, после гибели единственного экземпляра в огне Московского пожара 1812 года так и не был обнаружен, тем не менее находятся доказательства подлинности памятника. Так, в конце XX в. были проведены разыскания в чехословацком национальном музее и Литературном Архиве Праги, а также в Библиотеке Польской Академии наук в Кракове[65]. Эти разыскания позволили обнаружить ценные свидетельства того, что бывший в августе 1792 г в Петербурге великий чешский славист Йозеф Добровский “переписал для своей работы латинскими буквами текст «Cлова о полку Игореве» с древней рукописи, хранившейся в 1792 году, когда он приезжал в Россию, в Петербурге, в «Собрании российских древностей» А. М. Мусина-Пушкина”[66]. А это значит, что мы имеем доказательство того, что текст “Слова” не подделка XVIII века, а подлинное произведение др.-русск. литературы.

      Чем ответили геростраты и зоилы “Слова”? Ответ оказался предсказуем: самого Й. Добровского обвинили в том, что именно он и сфальсифицировал не только “Слово”, но и весь сборник Мусин-Пушкина. Так, известный своими нападками на подлинность переписки царя Ивана IV с князем Курбским Э. Кинан (Эдвард Льюис Кинан)[68], а также пристрастным сочинением “Московитские политические традиции”[69], выпустил монографию “Йосеф Добровский и происхождение «Слова о полку Игореве» (Joseph Dobrovsky and the Origins of the ′Igor Tale)”[70], где предложил оригинальное “доказательство” авторства в стиле логической тавтологии: предположил (бездоказательно), что часть лексики “Слова” – это заимствования из чешского языка, а потому памятник, по его мнению, имеет чешское происхождение, следовательно, кто же как не Й. Добровский, чех по национальности, является автором “Слова”. В научном мире данные нападки на “Слово” были встречены прохладно и гипотеза Кинана не признаётся научно аргументированной[71].

      В 2004 г. в издательстве “Языки славянской культуры” вышел капитальный труд акад. А. А. Зализняка “«Слово о полку Игореве»: Взгляд лингвиста”[72]. Данный труд, как казалось, расставил окончательно все точки над i. В нём автор

      в статье “Лингвистические аргументы за и против подлинности «Слова о полку Игореве»”[73] рассмотрел вопрос о том, почему дискуссия о подлинности “Слова о полку Игореве” длится так долго[74]; задачи, которые стояли перед автором фальсификации (если бы памятник был бы фальсификацией)[75]; раннедревнерусские черты “Слова”, в том числе употребление двойственного числа[76], каковое свойство русского языка к XVIIIв. было утрачено, и употребление энклитик (закон Вакернагеля, энклитика ся, релятивизатор то), а также коротко о других древних чертах “Слова” и др.[77]; черты XV – XVI веков в “Слове”[78]; диалектные особенности “Слова” и подведены итоги сравнения “Слова” с другими памятниками др.-русск. литературы, связь “Слова” с памятниками др.-русск. литературы, связь “Слова” с современными говорами и народной поэзией, а также сравнение языка “Слова” с берестяными грамотами из раскопок в Новгороде[79]; некоторые параллели “Задонщина – Слово о полку Игореве”[80] и др.[81];

      в статье “К чтению нескольких мест из «Слова о полку Игореве»” – чтение “лучи съпряже”, частицы нъ, оконо в значении ‘как бы’, ‘как будто’, параллелизм частиц нъ и ни, вариант окони[82];

      в статье “О нескольких лингвистических работах противников подлинности «Слова о полку Игореве»” – высказался “О статье К. Троста (1974) «Карамзин и “Слово о полку Игореве”»”[83], доказав невозможность того, что 29-летний Карамзин мог бы, как утверждал Трост, сочинить “Слово” (согласившись же с выкладками Троста, что именно Карамзин сочинил-сфальсифицировал “Слово”, придётся принять, что и безусловно сочинённое в XV веке произведение – “Задонщина”, тоже сочинена Карамзиным[84]; высказался “О статье К. Троста (1982) «Германизмы “Слова о полку Игореве”»”[85], в которой Трост высказывает безграмотные мысли о том, что до XVIII века русский язык, находясь под греческим влиянием, калькировал греческие нормы языка, а с XVIII века, освободившись от греческой зависимости, подпал под зависимость немецкого языка, что русский язык, якобы, не имел генитива времени – что опровергается приводимыми Зализняком примерами из др.-русск. памятников, сами эти разглагольствования Троста Зализняк оценивает как “очевидный абсурд”[86], а мы отнесём к категории тех же “аргументов”, какие, в своё время, сочинил один австрийский ефрейтор германской армии, а “в целом статью можно оценить лишь как поразительный пример безответственного (но вполне целенаправленного) фантазёрства”[87]; высказался “О статье Р. Айтцетмюллера (1977) «Полонизмы в “Слове о полку Игореве”»”, в которой тот весьма вольно обходится со «Словом» и делает произвольные выводы, что фальсификатор был нетвёрд в знании др.-русск. языка и наполнил “Слово” полонизмами[88]; высказался “О статье М. Хендлера (1977) «Употребление глаголов в “Слове о полку Игореве”»”[89]; высказался “О статье Р. Айтцетмюллера (1992) «К употреблению имён в “Слове о полку Игореве”»”[90];

      в статье “Новейший кандидат на авторство “Слова о полку Игореве”» – Йосеф Добровский”, которая была присоединена к книге в связи с появлением в 2003 г. книги Э. Кинана “Josef Dobrovsky and the Origins of theIgor′ Tale”[91], А. А. Зализняк отмечает, что, в отличие от работ Троста, Хендлера и Айтцетмюллера, данная работа более солидна, менее легковесна (третья книга в серии больших работ, после Мазона и Зимина, доказывающая поддельность “Слова”), в ней Кинан отвергает всех предыдущих претендентов на авторство “Слова” и предлагает кандидатуру Йосефа Добровского (чеш. Josef Dobrovský), но, как показывает А. А. Зализняк, и Й. Добровский не может быть автором “Слова”.

      Но в 2006 г. в свет вышел труд Зимина в окончательном виде[92] и, в череде положительных откликов на “«Слово о полку Игореве»: Взгляд лингвиста”, одна отрицательная рецензия, опубликованная в Киеве Т. Вилкул[93]. На рецензию Вилкул А. А. Зализняк ответил статьёй “Можно ли создать «Слово о полку Игореве» путём имитации” в журнале “Вопросы языкознания”[94]. А уже в 2007 г. вышло второе издание книги “«Слово о полку Игореве»: Взгляд лингвиста”[95], в который добавлена как составная часть и статья из журнала “Вопросы языкознания”.

      Обращает на себя внимание следующий факт: работа Зимина относится к 60-ым годам XX века и содержит в себе аргументы, доступные исследователям середины XX века, что и понятно. Работа Зализняка содержит, в том числе, аргументы, появившиеся во второй половине XX века – начале XXI века. И, тем не менее, публикация в 2006 г. сочинения Зимина было встречено сторонниками поддельности “Слова” как новое слово в деле, так сказать, развенчивания “Слова” как подлинного древнерусского памятника.

      Такой вывод может быть доказан реакцией сторонников поддельности “Слова” после выхода очередного переиздания работы А. А. Зализняка в 2008 г[96]. Можно с уверенностью предположить, что никакие дополнительные разыскания и доводы, опровергающие построения сторонников поддельности памятника, никогда не убедят их в ошибочности их взглядов, так как на деле это не ошибки, а тенденциозная предвзятость.

      Этот пример, как нетрудно заметить, убедительно показывает, что для сторонников поддельности “Слова” научные аргументы – далеко не первые в их арсенале средств борьбы с памятником др.-русск. литературы. Более того, заявим: действительно ли “Слово о полку Игореве” является подлинным памятником XII века или это фальсификация XVIII века – для них не является целью публикаций работ на эту тему.

      Но если так, то тогда встаёт вопрос: что движет геростратами и зоилами “Слова о полку Игореве”?

      Ответ, а он покажется, на первый взгляд парадоксальным, в том, что это: экономика, политика (коль скоро “политика есть самое концентрированное выражение экономики”), геополитика и обслуживающая их идеология. Данное заявление нуждается в пояснении и обосновании. Вот они.

      XVIII и XIX века, как известно, можно назвать, со всеми необходимыми оговорками, веками немецкой классической философии, представленной в сочинениях Канта (Иммануил Кант, нем. Immanuel Kant), Фихте (Иоганн Готлиб Фихте, нем. Johann Gottlieb Fichte), Шеллинга (Фридрих Вильгельм фон Шеллинг, нем. Friedrich Wilhelm Joseph von Schelling), Гегеля (Георг Вильгельм Фридрих Гегель, нем. Georg Wilhelm Friedrich Hegel)[97], Фейербаха (Людвиг Андреас фон Фейербах, нем. Ludwig Andreas von Feuerbach). Принято за аксиому, что главным достижением немецкой классической философии (идеалистической по своей сути, кроме философии Фейербаха) было утверждение идеи о свободе.

      Несмотря на идеализм немецкой классической философии, многие плоды её весьма материалистичны. Так, признаётся за аксиому и то, например, что самоуправление британских колоний в Северной Америке и провозглашение их независимости не только приветствовал Кант, но и в определённой степени и повлиял, в конечном итоге, на образования США. Кант, Гегель видели в Великой Французской буржуазно-демократической революции зарю нового мира. Шеллинг даже перевёл на немецкий язык “Марсельезу”…

      Стоит напомнить, что хоть и существует выражение кандидат (доктор) философских наук, тем не менее философияне является наукой, философия – это мировоззрение. И хотя Луи Альтюссер и доказывал, что именно В. И. Ленин внес огромный вклад в диалектический материализм (Маркс соединил материализм Фейербаха с диалектикой идеалиста Гегеля и получил диалектический материализм, который и является идеологическим фундаментом учения Маркса-Энгельса – марксизма) и совершил настоящее открытие и что суть этого открытия можно свести к следующему: научная теория Маркса вызвала к жизни не новую философию (называемую диалектическим материализмом), а новую философскую практику, основанную на позиции, которую занимает в философии класс пролетариат, но уже немецкая классическая философия стала тем, что Альтюссер доказывал о марксизме-ленинизме[98]:

      1. Философия не является наукой, у нее нет объекта исследования в том смысле, в каком этот объект имеется у каждой науки.

      2. Философия – это практики политического вмешательства, облеченная в форму теории.

      3. Ее деятельность в основном ограничена двумя областями: областью теории, исследующей результаты борьбы (для марксизма-ленинизма – это результаты классовой борьбы, для немецкой классической философии – результаты национальной, а, в терминах западной науки – расовой борьбы), и областью теории, исследующей результаты научной практики.

      4. Сама эта философия по своей сути является производным от результатов борьбы (классовой и национальной/расовой – соответственно) в соединении с результатами научной практики.

      5. Итак, ее политическая деятельность, облечённая в форму теории, проявляется в двух областях: области политической практики и области научной практики; для нее естественно оперировать в этих двух областях, поскольку сама она – производное от слияния результатов двух этих практик.

      6. Всякая философия выражает определенную классовую позицию, “партийную принадлежность” в великом споре, который проходит через всю историю философии – споре между идеализмом и материализмом.

      Несмотря на кажущуюся отвлечённость немецкой классической философии, она имела своей целью достижение конкретных политических целей, была партийна по своей сути (понятно, что партийность философии – это совсем не то, что сейчас пишут вульгарные критики марксизма-ленинизма, наивно-безграмотно утверждающие, что партийность философии ли, науки ли – это служение соответствующему отделу ЦК ВКП(б)/КППС).

      Партийность немецкой классической философии состояла в обслуживании интересов правящих классов немецких государств (в определённых случаях при отождествлении правящего класса таких государств с господствующимэтносом – в случае, когда немецкие национальные государства оккупировали чужие этнические территории) в противостоянии с их противниками.

      Общеизвестно, что часть современной Германии – это территории славян (полабских славян, лужичан: верхних и нижних…). В XVIII и XIX вв. немецкие государства (позже – Германская империя), а также Австро-Венгрия оккупировали и другие славянские земли: Чехию, Словакию, Польшу, территории балканских славян.

      Зная это, слишком ли мы удивимся такой “философии” в “Философии истории” Гегеля в отношении славян: “Эти племена, действительно, основали государства и успешно противостояли различным народам, встававшим на их пути. Иногда они, как авангард – как нация, находящаяся между Западом и Востоком, принимали участие в борьбе между христианской Европой и нехристианской Азией. Поляки даже освободили осаждённую Вену от турок; и славяне были, в определённой степени, вовлечены в орбиту Западного Разума. Однако вся эта группа народов остаётся вне нашего рассмотрения, потому что до сих пор она не выступала как самостоятельный элемент в ряду обнаружения Разума в Мире”[99].

      В переводе с гегелевского на человеческий язык это заявление означает, что классик немецкой философии отказывает славянам в принадлежности к человечеству, то есть, нацистская идея о делении людей на истинных и недочеловеков – это не просто какой-то эпизод в истории того, что называется Западной Европой (а в последнее время именно запад Европы, называя себя Западом – с большой буквы – отождествляет себя с понятием Европа, где всё, что не является Европой, в понимании этого самого Запада, не является ни цивилизованным, ни культурным…), это то, что покоится в том числе и на фундаменте немецкой классической философии.

      О степени влияний националистических (и попросту нацистских) “теорий” на современные гуманитарные науки, прежде всего в США, можно судить, как отмечает Джордж Вернадский, по сочинению Джона Бургеса “Основы политической науки”, впервые опубликованном в 1917 г. и переизданному в 1933 г., где автор утверждает, что греки и славяне продемонстрировали “низкий уровень политической способности (“a low orde of the political gentis”), и поэтому “совершенно необходимо, чтобы политическая организация, на самом высоком уровне, греческой и славянской нации была бы взята на себя иноземной политической силой”[100]. Этот сочинитель не просто констатирует политическую несостоятельность греков и славян, а предлагает, чтобы германские народы “как политические нации по преимуществу”, должны бы “принять на себя руководство созданием и управлением государств”[101].

      Нетрудно заметить, что как бы теоретическая философия Гегеля – это практика политического вмешательства, облеченная в форму теории, подхвачена “теретиками” и практиками Третьего Рейха, совершенно в духе Гегеля и Бургеса (Бёрджеса), которые и пытались с 1939 года “принять на себя руководство созданием и управлением государств” (с одновременным окончательным решением “еврейского вопроса”), что и закончилось победоносным водружением Красного Знамени Победы политической организации славянского государства на куполе поверженного Рейхстага – как практическое опровержение теоретических и практических расистских построений гегелей, гитлеров и бургесов.

      Тем не менее, знамя борьбы, выбитое Советским Союзом из рук нацистов, за “принятие на себя руководства созданием и управлением государств” подхватили два других государства так называемых германских наций: США и Великобритания, – и приняли на себя дело по руководству создания государств и управления ими инародами мира. И эта практика весьма разнообразна: от смещения лидеров неугодных США (и их клевретам) государств с проведением “гуманитарных” бомбардировок, до так называемой антидопинговой войны против России. Борьба на идеологическом фронте – здесь стоит не на последнем месте.

      Так мы и должны рассматривать нападки на “Слово о полку Игореве” – как одно из средств в многовековой войне германского (романно-германского) Запада против славян и, прежде всего, против России. Среди многочисленных средств того, что получило формулу Drang nach Osten, война против “Слова” – одно из средств.

      В этом нетрудно убедиться. Так называемые романно-германские государства занимали и занимают: земли кельтских народов (Великобритания, Франция, Германия, Австрия, Швейцария, страны Бенилюкса, частично Италия и Испания) и славян (современные Германия, Австрия, Дания и Швейцария; в XVIII и XX веках – Германия, Австро-Венгрия). Зададим себе вопрос: произведения древности каких народов объявлялись поддельными в Германии, Франции, Великобритании и её клоне – США, в Австрии и т. д.? Ответ: так называемые песни Оссиана-Ойсина (кельт. Ossian или Oisin), принадлежащие перу Макферсона; Прилвицкие идолы (нем. Prillwitzer Idole), Краледворская рукопись (чешск. Rukopis královédvorský, RK. нем. Königinhofer Handschrift)– сальсифицированная рукопись, выполненная чешскими просветителями Вацлавом Ганкой и Йозефом Линдой;Зеленогорскаярукопись (чешск. Rukopis zelenohorský, RZ, нем. Grünberger Handschrift), изготовленная Вацлавом Ганкой при (возможно) участии Й. Линды и известная под именем “Суд Либуши”(чешск. Libušinsoud; в русских переводах – “Суд Любуши”, “Любушин суд”); песни балканских славян П. Мериме (фр. La Guzla); так называемая Влесова(я) книга…

      Как нетрудно заметить, все так называемые подделки – это произведения из кельтского и славянского культурного круга. И именно сюда вот уже два века пытаются поместить и “Слово о полку Игореве”. Дело не в том, что автор данного исследования пытался бы доказать подлинность указанных выше произведений-фальсификатов (особенно это относится к печально известной Влесовой книге – закономерной реакции на объявление славян неисторическим народом; по сути дела, так называемая Влесовая книга – это “иммунная” реакция организма на проникновение в него зловредного паталогического вируса так называемого “неисторизма” славян). Дело в том, что только славянские и кельтские древности подвергаются атакам как со стороны представителей романо-германского мира, так и со стороны сервилистски настроенных (сервилистски воспитанных) отечественных деятелей.

      Одним из ответов скептикам (зоилам/геростратам) “Слова о полку Игореве” и является наше исследование, показывающее, что “Слово” – оригинальное произведение, одновременно с тем вписанное в контекст мировой культуры вместе с такими произведениями, как “Махабхарата” (महाभारत mahābhārata) Вьясы (व्यास Vyāsa) и “Лузиады” Камоэнса.



[1] См.: «Слово о полку Игореве» и художественная культура Киевской Руси. Вступительная статья Д. С. Лихачёва // Слово о полку Игореве: Сборник. Л., 1985. С. VII. [2] См.: Бобров А. Г. Происхождение и судьба Мусин-Пушкинского сборника со “Словом о полку Игореве” // Труды Отдела древнерусской литературы. СПб.: Российская Академия наук. Институт русской литературы (Пушкинский дом). 2014. Т. 62. С. 528 – 553. [3] Херасков Михаил Матвеевич, род. 25 октября [5 ноября] 1733 г. в г. Переяславле, ум. 27 сентября [9 октября] 1807 г.; русский поэт эпохи Просвещения – потомок валашского боярского рода (отец М. П. Хераскова переселился на Русь при Петре Первом), автор огромных по объёму эпических поэм “Россиада” и “Владимир возрождённый” и др. [4] См.: «Слово о полку Игореве» и художественная культура Киевской Руси. С. VII. [5] См.: Там же. С. VIII. [6] См.: Иконников В. Скептическая школа в русской историографии и ее противники. Киев, 1871. [7] См.: Боцяновский Вл. Сенковский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (ЭСБЕ): в 86 т. (82 т. и 4 доп.). СПб., 1890 – 1907. Т. XXIXa (1900). С. 531 – 532. [8] См.: Творогов О. В. О воскрешении некоторых неоправданных предположений О. Сенковского // Известия Отделения литературы и языка Академии наук СССР (ИОЛЯ). 1963. Т. 22. Вып. 5. С. 432 – 434. [9]См.: Russes et Slaves. Études politiques et littéraires. Paris: Librairie Hachette et Cie, 1890; см. также: ДмитриеваН. Л. ЛежеЛуи // Энциклопедия «СловаополкуИгореве»: В 5 томах.Рос. акад. наук. Ин-т рус. лит. (Пушкин. дом). СПб., 1995. Т. 3: К – О. С. 157 – 138. [10]См.: Le Slovo d’Igor, par André Mazon. Paris, 1940; см.:Дмитриева Н. Л. Мазон Андре // Энциклопедия «Слова о полку Игореве». Т. 3: К – О. [11] Дмитриева Н. Л. Мазон Андре. [12] См.: Там же. [13] См.: Творогов О. В. Скептический взгяд на «Слово» // Энциклопедия «Слова о полку Игореве. Т. 4: П – Слово. [14] См.: Ляцкий Е. А. Неудачный поход на «Слово о полку Игореве» // Slavia. Praha, 1939. Roč. 17. Seš. 1 – 2. S. 121 – 122. [15] См.: Дмитриева Р. П. Аксаков // Энциклопедия «Слова о полку Игореве. Т. 1: А – В. [16] См.: Творогов О. В.Скептический взгяд на «Слово». [17] См.: Зимин А. А. Слово о полку Игореве. СПб., 2006; см. также: Базанов М. А. Идеологический отдел ЦК КПСС и монография А. А. Зимина «Слово о полку Игореве» // История и историки. 2011 – 2012. Историографический вестник. М.: ИРИ РАН, 2013. С. 198 – 205; Он же. К истории дискуссий в советской науке: Обсуждение монографии А. А. Зимина «Слово о полку Игореве» (4 – 6 мая 1964) // Вопросы литературы. 2014. № 1. С. 335 – 349; Он же. Предыстория обсуждения книги А. А. Зимина «Слово о полку Игореве»: опыт реконструкции событий // Мир историка: историографический сборник. Вып. 7. Омск, 2011. С. 301 – 329. [18] См.: Кузьмина В. Д. Мог ли архимандрит Иоиль написать «Слово о полку Игореве»? // ИОЛЯ. 1966. Т. 25. Вып. 3. С. 197 – 203. [19] См.: Зимин А. А. Слово о полку Игореве. СПб., 2006. [20] Творогов О. В. О книге А. А. Зимина // Зимин А. А. Слово о полку Игореве. С. 7. [21] Там же. [22] Зимин А. А. Слово о полку Игореве. С. 386; “«Что это творение в поэтической прозе есть древнее и даже подлинное, теперь я более не сомневаюсь». Шлецер А. Л. Нестор.СПб., 1809. Ч. 1. С. 884. См. [Schlözer А.] Göttingische Anzeigen von gelehrte Sachen. 1801. St. 203. S. 2028 – 2030. (ср. Schlözer А. Nestor. 1801. Bd. 2. S. 277)”. – Прим.: А. А. Зимина. [23] См.: Шишков А. С. Собрание сочинений и переводов СПб., 1826. Ч. 7. С. 37; “Впервые Шишков обратился к Слову ещё в 1804 г. (Альтшуллер М. Г. «Слово о полку Игореве» в кругу «Беседы любителей русского слова» // ТОДРЛ. Л., 1971. Т. 26. С. 110)” – Прим. А. А. Зимина. [24] Данное “сомнение” Зимина в подлинности “Слова” выглядит вполне в духе анекдота про клячу, умевшую разговаривать человеческим голосом и, несмотря на это, пришедшую на скачках к финишу последней: “Ну, не смогла я, не смогла!” [25] Шишков А. С. Собрание сочинений… Ч. 7. С. 37. [26] Кораблёв В. Н. Вячеслав Ганка и его «Краледворская рукопись» // Известия АН СССР. Отделение общественных наук.1932. №6. С. 528 – 529. [27] Зимин А. А. Цит раб. С. 387. [28] См.: Творогов О. В.Скептический взгяд на «Слово». [29] См.: Творогов О. В. Руссов Степан Васильевич // Энциклопедия «Слова о полку Игореве. Т. 4: П – Слово. [30] См.: Руссов С. В. О подлинности древнего русского стихотворения, известного под названием «Слово о полку Игореве, Игоря Святославля сына (так!) Ольгова». СПб., 1834. [31] Творогов О. В. Скептический взгяд на «Слово». [32] Скромненко С. (Строев С. М.) [Рец. на брошюру Р.] // Сев. пчела. 1834. № 294. С. 1269 – 1272. [33] См.: Сперанский М. Н. 1) Первое издание «Слова о полку Игореве» и бумаги А. Ф. Малиновского // Слово о полку Игореве. Снимок с первого издания 1800 г. гр. А. И. Мусина-Пушкина под ред. А. Ф. Малиновского. М.: Изд-во Сабашниковых, 1920. С. 1 – 24. [34] См.: Примечания на историю древния и нынешния России г. Леклерка, сочиненные генерал-майором Иваном Болтиным. СПб., 1788. Т. 1 – 2; Ответ генерал-майора Болтина на письмо князя Щербатова, сочинителя Российской истории. СПб., 1789; Критические примечания... на первый (второй) том «Истории» князя Щербатова. СПб., 1793 – 1794. [35] См.: Шишков А. С. Примечания на древнее сочинение, называемое Ироическая песнь о походе на половцев или Слово о полку Игоревом // Соч. и переводы, издаваемые Российскою Академиею. СПб., 1805. Ч. 1. С. 23 – 234 (то же: Собр. соч. и переводов адмирала Шишкова. СПб., 1826. Ч. 7. С. 1 – 34 (воспроизв. Перв. изд.), 35—149 (Примечания...)); Некоторые замечания на книгу, вновь изданную под названием «Слово о полку Игоря Святославича», вновь переложенное Я. П. с присовокуплением примечаний // Рус. инвалид. 1819. № 157—161 (то же: Собр. соч. и переводов адмирала Шишкова. СПб., 1827. Ч. 11. С. 382 – 401). [36] (Неизвестный). Опыт решения вопроса... на каком языке написана Песнь о полку Игоря: на древнем ли славянском, существовавшем в России до перевода книг Священного писания, или на каком-нибудь областном наречии? // Труды Общества любителей славянской словесности (Тр. ОЛРС). М., 1818. Ч. 11. С. 1 – 32; О трудах профессора Тимковского по части русской истории // Вестник Европы (ВЕ). 1820. Ч. 110, № 6. С. 128 – 132; Библиографические сведения о жизни, ученых трудах и собрании Российских древностей гр. А. И. Мусина-Пушкина // Записки и труды Общества истории и древностей Российских ( Зап. и тр. ОИДР). М., 1824. Ч. 2. С. 18 – 39; Записки важные и мелочные К. Ф. Калайдовича // Летописи рус. лит-ры и древности, изд. Н. С. Тихонравовым. М., 1861. Т. 3. Отд. 2. С. 81 – 116. [37] См.: Пожарский Я. О. Слово о полку Игоря Святославича удельного князя Новагорода Северского, вновь переложенное Яковом Пожарским, с присовокуплением примечаний. СПб., 1819; см. также: Рассуждение о переводе г. Пожарского «Слова о полку Игореве» и примечаниях, сделанных им на оное // Журнал древней и новой словесности. 1819. Ч. 6. № 9. С. 34 – 40; №10. С. 79 – 92; № 11. С. 112 – 128; Шишков А. С. Некоторые примечания на книгу, вновь изданную под названием «Слово о полку Игоря Святославича, вновь переложенное Я. П. с присовокуплением примечаний» // Рус. инвалид. 1819. № 157 – 161; Евгений, митрополит. Переписка Евгения с графом Д. И. Хвостовым // Сборник русского языка и словесности Императорской академии наук (СОРЯС). 1868. Т. 5. № 1. С. 177. [38]См.: КарамзинН. М. Lettre au Spectateur sur la littérature russe // Spectateur du Nord. Hamburg, 1797. Octobre. P. 53 – 72; Он же. Боян // Пантеон российских авторов. М., 1801. Т. 1. Л. 1; Он же. Письмо к А. И. Тургеневу. Остафьево, 20 окт. 1815 // Москв. 1815. № 1. С. 100 – 102; Он же. История государства Российского. М., 1816 – 1817. Т. 1 – 8; Он же. История государства Российского. 5-е изд. В трех книгах, заключающих в себе 12 томов, с полными примеч. Изд. И. Эйнерлинга. СПб., 1842 – 1843. Кн. 4. Ключ или алфавитный указатель к Истории государства Российского Н. М. Карамзина, составленный и ныне дополненный, исправленный и приспособленный к пятому ее изданию П. Строевым, и 24 составленные Карамзиным и Строевым родословные таблицы князей Российских. СПб., 1844 (то же: История государства Российского. Репринтное воспроизведение 5-го изд., выпущенного в трех книгах с приложением «Ключа» П. М. Строева. М.: Книга, 1988); Он же. История государства Российского: В 12 т. М.: Наука, 1989. Т. 1; [фрагмент о С. из статьи «Lettre au Spectateur sur la littérature russe»] // Слово о полку Игореве: Библиогр. указатель / Под ред. и со вступ. статьей С. К. Шамбинаго. М., 1940. С. 14. [39] См.: Бутков П. Г. Нечто к Слову о полку Игоря // ВЕ. 1821. Ч. 121. № 21 и 22. С. 34 – 65, 100 – 122; Он же. О войне вел. князя Святополка с Половецким князем Тугорканом в 1096 г. // Сын Отечества (СО). 1834. Т. 46. № 52. С 616 – 630; Он же. О финских словах в русском языке и словах русских и финских, имеющих одинаковое знаменование. СПб., 1842. [40] См.: Полевой Н. А. Замечания на статью: Нечто о Велесе // ВЕ. 1819. Ч. 108. № 21. С. 38 – 48; Он же. История русского народа. СПб., 1830. Т. 2. С. 261 – 264; Т. 3. С. 108, 109, 112, 126 – 142, 389 – 403;Он же.[рец. на кн.: Песнь ополчению Игоря Святославича... (А. Вельтмана)] // Моск. телеграф. 1833. Ч. 50. № 7. Апр. С. 419 – 440; Он же. Пир Святослава // Моск. наблюдатель. 1835. Ч. 4. С. 329 – 376; Он же. Любопытные замечания к «Слову о полку Игореве» // СО. 1839. Т. 8. Отд. 6. С. 15 – 20; Он же. История русской литературы в очерках и биографиях. СПб., 1872. С. 48 – 59. [41] См.: Максимович М. А. Рец. на кн.: Вельтман А. Ф. Песнь ополчению Игоря Святославича, князя Новгород-Северского. М., 1833 // Молва. 1833. № 23 и 24. С. 89 – 96; Он же. Песнь о полку Игореве. Из лекций о русской словесности, читанных в 1835 г. в Университете св. Владимира // Журнал министнрства народного просвещения (ЖМНП). 1836. № 4. Отд. 2. С. 1 – 22; № 6. С. 439 – 470; 1837. № 1. С. 29 – 58; Он же. Песнь о полку Игореви, сложенная в конце XII века на древнем русском языке / Издана с пер. на нынешний рус. яз проф. рус. словесности Михаилом Максимовичем для своих слушателей. Киев, 1837 [Рец.: (Сенковский О.) // Библиотека для чтения (Бдч). 1837. Т. 24. Лит. летопись. С. 35 – 37; Дубенский. Слово. С. XVII – XIX]; Он же. О народной исторической поэзии в древней Руси: (Письмо к М. П. Погодину) // Москвитянин (Москв.) 1845. № 3. Науки. С. 1 – 7; № 7 – 8. Науки. С. 47 – 57 [отклик: (Погодин М. П.) Ответ М. Максимовичу // Москв. 1845. № 3. Науки. С. 7 – 10]; Он же. Сборник украинских песен. Киев, 1849. Предисл. С. 2 – 3; Он же. Темное место в Песни о полку Игореве // Москв. 1855. № 6. С. 175—178 [рец.: Гербель Н. // ЖМНП. 1855. Ч. 87. С. 211 – 213]; Он же. Рец. на кн.: ГербельН. Игорь князь Северский. Поэма. СПб., 1854 // Москв. 1855. Ч. 1, кн. 1. С. 157 – 172; кн. 2. С. 105 – 134; Он же. Филологические письма к М. П. Погодину // Рус. беседа. 1856. Ч. 3. С. 99, 105, 109, 112 – 113, 122, 135; Он же. Песнь о полку Игореве, переведенная на украинское наречие Михаилом Максимовичем. Киев, 1857; Он же. Песнь о полку Игореве, переложенная на украинское наречие // Украинец. М., 1859. Кн. 1. С. 87 – 112; Он же. Заметка о словутном певце Митусе // Основа. 1861. Июнь. С. 19 – 20; Он же. Слово о полку Игореве // Сб. статей для нар. чтения. М., 1868. Т. 2. С. 145 –169; Он же. О значении имени «Траян», упоминаемого в Слове о полку Игореве // Тр. I Археол. съезда в Москве. М., 1869. С. CXXVII – CXXXII; Он же. Собр. соч. Киев, 1876. Т. 1. С. 129 –130; 1877. Т. 2. С. 426 –433; 1880. Т. 3. С. 165, 480 – 486, 488 – 660 [перепечатка статей, посвящ. С.]. [42] См.: Каченовский М. Т. Взгляд на успехи российского витийства в первой половине истекшего столетия // Труды общества любителей Российской словесности при императорском Московском университете (Тр. ОЛРС при имп. Моск. ун-те). М., 1812. Ч. 1. С. 22. [43] См.: Беликов И. Некоторые исследования Слова о полку Игореве // Учёные записки Московского университета (Учен. зап. Моск. ун-та). М., 1834. Ч. 5, № 2. С. 295 – 308; № 3. С. 449 – 490. [44] См.: См.: Р. П. Дмитриева, О. В. Творогов. Сахаров Иван Петрович // Энциклопедия «Слова о полку Игореве. Т. 4: П – Слово. [45] См.: Погодин М. П. Письмо к С. П. Шевыреву о десятой его лекции // Москв. 1845. № 1. Отд. Моск. летопись. С. 14 – 22; Он же. Ответ М. А. Максимовичу // Там же. 1845. № 3. Отд. Наука. С. 7 – 10; № 7 – 9. С. 57; Он же. О древнем языке русском: (Письмо к И. И. Срезневскому) // Там же. 1856. № 2. С. 113 –139; Он же. Замечание о наших былинах // ЖМНП. 1870. Ч. 152. Дек. С. 156 – 171; Он же. Древняя русская история до монгольского ига. М., 1872. Т. 2. С. 1231 – 1242. [46] См.: Шевырёв С. П. [Рец.: Полное собрание русских летописей. Т. III. Ипатьевская летопись. СПб., 1843] // Москв. 1843. № 12. Отд. Критика. С. 439 – 457; Он же. История русской словесности, преимущественно древней. М., 1846. Т. 1, ч. 2. С. 253 – 32 (3-е изд. СПб., 1887. С. 144 – 188). [47] См.: Головин Н. Г. Примечания на «Слово о полку Игореве». М., 1846 [рец.: ЖМНП. 1835. Ч. 7. Отд. 6. С. 571 – 572; Бдч. 1835. Т. 9. Отд. 6. С. 17]. [48] Дубенский Д. Н. Опыт о народном русском стихосложении. М., 1828. С. 101—107; Слово о плъку Игореве, Свтъславля пѣстворца старого времени / Объясненное по древним письменным памятникам магистром Д. Дубенским. М., 1844 [рец.: Буслаев Ф. И. // Москв. 1845. №1. Критика. С. 29 – 40; Бередников Я. Разбор сочинения г. магистра Дубенского под заглавием «Слово о полку Игореве» // 14-е присуждение учрежденных П.Н.Демидовым наград 17 апр. 1845 г. СПб., 1845. С. 114 – 121]; Он же. О критических замечаниях г. Буслаева на издание «Слова о полку Игоревом» магистром Дубенским // Отечественные записки (ОЗ). 1845. №6. Отд. Смесь. С. 105 – 113; Он же. Отметки на некоторые места «Слова о полку Игоревом» // Там же. 1855. Т. 101, кн. 7. Отд. Критика. С. 1 – 12. [49] См.: Творогов О. В. Скептический взгяд на «Слово». [50] См.: Ляцкий Е. А. Слово о полку Игореве. Повесть о князьях Игоре, Святославе и исторических судьбах Русской земли: Очерк из истории древнерусской литературы. Композиция, стиль. Praha, 1934 [рец.: Андреев Н. // Slavia. Praha, 1935. Roč. 13. Seš. 2 – 3. S. 492 – 495; Jagoditsch R. // Jahrbuch der Geschichte Osteuropas. 1937. N 2. S. 105 –106; Pogodin A. // Slavia. Praha, 1935. Roč. 13. Seš. 2 – 3. S. 486 – 492; Solovjev A. // Strani pregled. 1935. N 6. S. 160 –162]; Онже. Историческая песня и былина: (К вопросу о терминологии и опрощении сюжетов) // Slavia. Praha, 1935. Roč. 13. Seš. 2 – 3. S. 328 –344; Неколико тумачења мога гледишта на «Слово о пуку Игорову». Повест о кнежевима Игору, Свјатославу и историској судбини Руске земље // Прилози за књижевност, језик, историју и фолклор. Београд, 1936. Књ. 16, св. 1. С. 1 – 8 (то же: Несколько замечаний к тексту «Слова о полку Игореве» // Mélanges linguistiques et philologiques offerts à M. Aleksandar Belić. Београд, 1937. С. 381 – 390); Он же. Слово о полку Игореве. Повесть о князьях Игоре, Святославе и исторических судьбах Русской земли: Текст для школьного изучения. Прага, 1937;Он же. Рец. на кн.: Слово – 1934 // Slavia. Praha, 1937. Roč. 15. Seš. 1. S. 113 – 115; Онже. Рец. настатью: Mazon A. Les bylines russes. Paris, 1932 [Revue des Cours et Conférences (30 mars 1932)] // Slavia. Praha, 1937. Roč. 15. Seš. 1. S. 115 – 117; Historický přehled ruské literatyry. Čast. 1. Staré ruské písemnictvi (XI –XVII st.). Prague, 1937; Он же. Звукопись в стиховом тексте «Слова о полку Игореве» // Slavia. Praha, 1938. Roč. 16. Seš. 1. S. 50 – 78; Слово о полку Игоровје (Поводом седам сто педесет огодишњице) // Српски књижевни гласник. Београд, 1938. Нова серија, 55. Бр. 3. С. 181 – 190; Он же. Слово о полку Игореве: (К 750-летию написания) // Рус. школа: Науч.-пед. журнал (Прага). 1939. № 3(11). С. 1 – 9; Он же. Неудачный поход на «Слово о полку Игореве» // Slavia. Praha, 1939. Roč. 17. Seš. 1 – 2. S. 110 – 127; Seš. 3. S. 374 – 411. [51] См.: Творогов О. В. Скептический взгяд на «Слово». [52] См.: Голенищев-Кутузов И. Н. Слово о полку Игореве и рукописи Задонщины // Заметки к Слову о полку Игореве. Белград, 1941. Вып. 2. С. 49 – 55. (Ин-т Н.П.Кондакова); Он же. Problems of «The Lay of Igors Host» // Soviet Literature Monthly. Moscow. 1965. N 3. P. 137 – 144 (то же на нем. яз. и др.). [53] Соловьёв А. В. Автор «Задонщины» и его политические идеи //Труды Отдела древнерусской литературы Институт русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР (ТОДРЛ). 1957. Т. 14. С. 183 – 197; Он же. Le rhapsode Bojan et le Prince Igor’ dans le Dit d’ Igor’ et la Zadonščina // International Journal of Slavic Linguistics and Poetics. 1964. Vol. 8. P. 46 – 60; 3) Он же. Кирилло-Белозерский список «Задонщины» и «Слово о полку Игореве» // Ibid. 1965. Vol. 9. P. 97 – 105 (то же: Культура Древней Руси. М., 1966. С. 257 – 262); Он же. Словесная ткань «Задонщины» и «Слова о полку Игореве» // To Honor Roman Jakobson: Essays on the Occasion of his Seventieth Birthday. 11 October 1966. The Hague; Paris, 1967. Vol. 3. P. 1866 – 1875; Он же. Шоломя или Соломя? // International Journal of Slavic Linguistics and Poetics. 1968. Vol. 11. P. 100 – 109. [54] Бицилли П. М. К вопросу о происхождении Слова о полку Игореве: (По поводу исследования проф. А. Мазона) // Заметки к Слову о полку Игореве. Белград, 1941. Вып. 2. С. 1 – 20. (Ин-т им. Н. П. Кондакова). [55] Исаченко А. В. Двойственное число в «Слове о полку Игореве» // Заметки к Слову о полку Игореве. Белград, 1941. Вып. 2. С. 34 – 48 (тоже: Isačenko A. V. Opera selecta. München, 1976. S. 34 – 48); Онже. Slovo o pluku Igorovom, Igora syna Sviatoslava vnuka Olěga / Preklad zo starej ruštiny, komentáre a študia pod redakciou univ. prof. Dr. A. V. Isačenku. Bratislava, 1947. [56] Якобсон Р. О. Рец. На: «Новый труд о южнославянском эпосе»// Byzantinoslavica. Praha, 1932. T. 4. S. 194 – 202; тоже: Selected Writings. The Hague; Paris. 1966. Vol. 4. P. 38 – 50. [57] См.: ГудзийН. К. Литература «Слова о полку Игореве» за последнее двадцатилетие (1894 – 1913 гг.): (Критико-библиогр. обзор) // ЖМНП. 1914. № 2. С. 353 – 387 и отд. оттиск, Хрестоматия по древней русской литературе (XI—XVII вв.). М., 1935. С. 79 – 92; Он же. Гениальное произведение русского народа (к 750-летию «Слова о полку Игореве» // Изв. ЦИК. 1937. 6 янв.; Он же. Пушкин за работой над «Словом о полку Игореве» // Литературная газета (ЛГ). 1937. 26 июля. № 40. С. 5; Он же. «Слово о полку Игореве» // Литературнаяучеба. 1937. № 5. С. 30 – 54; Он же. Важнейшие этапы изучения «Слова о полку Игореве»: (К 750-летию со времени его написания) // Книжные новости. 1938. (10 июня). № 11. С. 15 – 17; Он же. Где, кем и когда было написано «Слово о полку Игореве»? // ЛГ. 1938. 15 апр. № 21. С. 6; Он же. Драгоценнейший памятник старинной русской литературы: (К 750-летию «Слова о полку Игореве») // Русскийязык в школе. М., 1938. № 3. С. 16 – 27; Он же. История древней русской литературы. М., 1938. С. 142 – 169; Он же. Пушкин и «Слово о полку Игореве» // Труд. 1938. 26 мая. № 118. С. 4; Он же. «Слово о полку Игореве» // Слово о полку Игореве / Пер., предисл. и пояснения Ив. Новикова; Общая ред. и вступ. статья проф. Н. К. Гудзия. М., 1938. С. 5 – 16; Он же. «Слово о полку Игореве» и древнерусская литературная традиция // Литературная критика 1938. № 5. С. 59 – 83; Он же. «Слово о плъку Игоревѣ» и его историческая почва // Исторический журнал. 1938. № 7. С. 5 – 13; Он же. Слово о плъку Игоревѣ: Подлинный текст, его прозаич. и худ. переводы и переложения рус. поэтов 19 и 20 вв. М., 1938 (статья, пер. С. и комм. к тексту); Он же. Пушкин в работе над «Словом о полку Игореве» // Пушкин: Сб. статей под ред. А. Еголина. М., 1941. С. 260 – 291; Он же. «Слово о полку Игореве» // Большая советская энциклопедия (БСЭ). М., 1945. Т. 51. С. 406 – 411; Он же. Ревизия подлинности «Слова о полку Игореве» в исследовании проф. А. Мазона // Ученые запискиМГУ. М., 1946. Вып. 110. Труды кафедры русской литературы. Кн. 1. С. 153 – 187; Он же. Найновіїші спроби ревізії справжності «Слова о полку Игореве» // Вісті АН УРСР. Київ, 1946. № 2. С. 19 – 36; Он же. Рецезия на книгу: Слово о полку Игореве / Пер. и комм. Алексея Югова; Вступ. статьи акад. Б. Д. Грекова и акад. А. С. Орлова. Л., 1945 // Советскаякнига. М., 1946. № 6 – 7. С. 98 – 110; Он же. О составе «Золотого слова» Святослава в «Слове о полку Игореве» // Вестник МГУ. М., 1947. № 2. С. 19 – 32; «Слово о полку Игореве» в новом чешском переводе // Огонек. 1947. № 11. С. 25; Он же. В защиту грамматики, истории и науки вообще. (Письмо в редакцию) // Новый мир. 1947. № 10. С. 282 – 288; «Слово о полку Игореве» // Народ-богатырь. IX – XIII вв. М., 1948. С. 20 – 35; Черновые тексты статьи Пушкина о «Слове о полку Игореве» // Пушкин А. С. Полн. собр. соч.: В 16 т. М.; Л., 1949. Т. 12. С. 147 – 152, 387 – 394, 449; Он же. Невероятные догадки проф. А. Мазона о вероятном авторе «Слова о полку Игореве» // ИОЛЯ. 1950. Т. 9. Вып. 6. С. 492 – 498; Он же. О перестановке в начале текста «Слова о полку Игореве» // Слово. Сборник.1950. С. 249 – 254; Он же. Судьбы печатного текста «Слова о полку Игореве» // ТОДРЛ. 1951. Т. 8. С. 31 – 52; Он же. Слово о полку Игореве / Вступ. статья, ред. текста, прозаич. пер. и примеч. Н. К. Гудзия; Поэтич. пер. и примеч. к нему В. И. Стеллецкого. М., 1955; Он же. Слово о полку Ігоревім / Вступ. стаття і приміт. М. К. Гудзія; Упорядкування і підгот. тексту В. Л. Микитася. Київ, 1955. С. 3 – 28 и 359 – 368 (то же: Матеріали до вивчення історії украінської літератури. Київ, 1959. Т. 1. С. 155 – 164); Он же. Еще раз о перестановке в начале текста «Слова о полку Игореве» // ТОДРЛ. 1956. Т. 12. С. 35 – 41; Он же. О «Слове о погибели Рускыя земли» // Там же. С. 527 – 545; Он же (совм. с Д. С. Лихачевым). «Слово о полку Игореве» // БСЭ. 2-е изд. М., 1956. Т. 39. С. 357 – 358; Он же. Вопрос № 7: Какие возникают задачи дальнейшего изучения «Слова о полку Игореве?» // IV Международный съезд славистов: Сб. ответов на вопросы по литературоведению. М., 1958. С. 25 – 26; Он же. «Слово о полку Игоревім»: По поводу ревизии подлинности «Слова о полку Игореве» // Слово. Сборник. 1962. С. 79 – 130; Он же. А. А. Шахматов о «Слове о полку Игореве» // ИОЛЯ. 1965. Т. 24. Вып. 1. С. 3—6; Литература Киевской Руси и украинско-русское литературное единение XVII—XVIII веков. Киев, 1989. С. 136 – 152, 153 – 180, 181 – 194, 195 – 215, 216 – 223, 224 – 279. [58] См.: Адрианова-Перетц В. П. «Слово о полку Игореве»: Библиография изданий, переводов и исследований. М.; Л, 1940 [рец.: Гудзий Н. К. // Литературное обозрение (ЛО). 1941. 10 апр. С. 61 – 62]; Она же. Рец. на кн.: Орлов А. С. Слово о полку Игореве. 2-е доп. изд. М.; Л., 1946 // Вестник АН СССР. 1946. № 7. С. 115 – 117; Она же. «Задонщина»: (К вопросу о реконструкции авторского текста) // Известия Отделения литературы и языка (ИОЛЯ). 1947. Т. 6. Вып. 2. С. 95 – 100; Она же. «Задонщина»: Текст и примечания // ТОДРЛ. 1947. Т. 5. С. 194 – 224; Она же. «Слово о полку Ігоревім» і «Задонщина» // Радянське літературознавство (Рад. літ.). 1947. № 7 – 8. С. 135 –186; Она же. «Задонщина»: (Опыт реконструкции авторского текста) // ТОДРЛ. 1948. Т. 6. С. 201 – 255; Она же. Древнерусская литература и фольклор (К постановке проблемы) // Там же. 1949. Т. 7. С. 5 – 9 (то же: Адрианова-Перетц В. П. Древнерусская литература и фольклор. Л., 1974. С. 8 – 11); Она же. Слово о Куликовской битве Софония Рязанца (Задонщина) // Воинские повести Древней Руси. М. – Л., 1949. С. 154 – 165; Она же. «Слово о полку Игореве» и русская народная поэзия // ИОЛЯ. 1950. Т. 9. Вып. 6. С. 409 – 418; Она же. «Слово о полку Игореве» и устная народная поэзия // Лихачев. Слово. 1950. С. 291 – 319 (то же: Адрианова-Перетц В. П. Древнерусская литература и фольклор. С. 99 – 119);Она же. [Предисл.] // Слово. Сборник. 1950. С. 3 – 4; Она же. Историческая литература XI – начала XV в. и народная поэзия // ТОДРЛ. 1951. Т. 8. С. 114 – 118 (то же: Адрианова-Перетц В. П. Древнерусская литература и фольклор. С. 38 – 43); Она же. О реалистических тенденциях в древнерусской литературе: (XI – XV вв.) // ТОДРЛ. 1960. Т. 16. С. 27 – 28; «Слово о полку Игореве» и «Задонщина» // Слово. Сборник. 1962. С. 131 – 168; Она же. Об эпитете «тресветлый» в «Слове о полку Игореве» // Русская литература (РЛ). 1964. № 1. С. 86 – 87; Она же. Было ли известно «Слово о полку Игореве» в начале XIV века // РЛ. 1965. № 2. С. 149 – 153; Она же.Фразеология и лексика «Слова о полку Игореве» // Слово и памятники. С. 13 – 126; Она же. Заметки к лексике «Слова о полку Игореве» // To Honour Roman Jakobson. The Hague, 1967. Vol. 1. P. 15 – 17; «Слово о полку Игореве» и памятники русской литературы XI – XIII вв. Л., 1968 [рец.: Дмитриев Л. А., ЛихачевД. С. Труд, побеждающий скептиков // Правда. 1969. 5 сент. № 248. С. 3. [59] Библиографию см.: Дмитриев Л. А., Творогов О. В. Лихачёв Дмитрий Сергеевич // Энциклопедия «Слова о полку Игореве». Т. 3.: К – О. [60]См.: Лотман Ю. М. О слове «папорзи» в «Слове о полку Игореве» // ТОДРЛ. 1958. Т. 14. С. 37 – 40; Он же. «Слово о полку Игореве» и литературная традиция XVIII – начала XIX в. // Слово. Сб. 1962. С. 330 – 405; Он же. Об оппозиции «честь» – «слава» в светских текстах Киевского периода // Тр. по знаковым системам. Тарту, 1967. Вып. 3. С. 110 – 112. (Учен. зап. Тартус. ун-та. Вып. 198); Он же. Еще раз о понятиях «слава» и «честь» в текстах Киевского периода // Там же. Тарту, 1971. Вып. 5. С. 469 – 474. (Учен. зап. Тартус. ун-та. Вып. 284) [см. полемич. заметку А.А.Зимина: О статье Ю. Лотмана «Об оппозиции честь – слава в светских текстах Киевского периода» // Там же. С. 464 – 468]; Он же. «Звонячи в прадѣднюю славу» // Тр. по рус. и слав. филологии. Вып. 28. Литературоведение. Тарту, 1977. С. 98 – 101. (Учен. зап. Тартус. ун-та. Вып. 414). [61] См.: Творогов О. В. Скептический взгляд на «Слово». [62] См.: Там же. [63] См.: Там же. [64] См.: Там же. [65] См.: Моисеева Г. Н. Чешский славист Йозеф Добровский и «Слово о полку Игореве» // Альманахбиблиофила. Вып. 21. Слово о полку Игореве. 800 лет. М., 1986. С. 98; см. также: Она же. Добровский Йосеф // Энциклопедия «Слова о полку Игореве». Т. 1. [66] Там же. С. 104. [67]См.: Edward L. Keenan. The Kurbskii-Groznyi Apocrypha: The Seventeenth-century Genesis of the ′Correspondence′ Attributed to Prince A. M. Kurbskii and Tsar Ivan IV. 1971. [68] См.: Филюшкин, А. И. Князь Курбский. М., 2008. [69]См.: Edward L. Keenan. Russian political folkways // Russian Review. Vol. 45. No. 2 (Apr., 1986). Рp. 115 – 181. [70]См.: Edward L. Keenan. JosefDobrovsky and the Origins of the Igor′ Tale′. 2003. [71]См.: Franklin S. «The Igor Tale: A Bohemian Rhapsody?». Kritika 6(4): 833 – 844; Scvarcyz I. Reviewed Work: Josef Dobrovský and the Origins of the Igor′ Tale by Edward L. Keenan // Slavic Review. Vol. 64, No. 1 (Spring, 2005). Рp. 218 – 219. [72] См.: Зализняк А. А. «Слово о полку Игореве»: Взгляд лингвиста. М., 2004. [73] См.: Там же. С. 5 – 179. [74] См.: Там же. С. 14 – 27. [75] См.: Там же. С. 28 – 32. [76] См.: Там же. С. 37 – 43. [77] См.: Там же. С. 44 – 78. [78] См.: Там же. С. 79 – 93. [79] См.: Там же. С. 94 – 124. [80] См.: Там же. С. 125 – 134. [81] См.: Там же. С. 135 – 179. [82] См.: Там же. С. 180 – 206. [83] См.: Там же. С. 209 – 215. [84] См.: Там же. С. 211 и сл. [85] См.: Там же. С. 216 – 221. [86] См.: Там же. С. 217. [87] Там же. С. 221. [88] См.: Там же. С. 222 – 227. [89] См.: Там же. С. 228 – 250. [90] См.: Там же. С. 251 – 264. [91] Cм.: Там же. С. 265 – 331. [92] См.: Зимин А. А. Слово о полку Игореве. СПб., 2006. [93] См.: Вилкул Т. Рец. на кн.: А. А. Зализняк. Слово о полку Игореве: взгляд лингвиста // Ruthenica. Київ, 2005. С. 262 – 279. [94] См.: Зализняк А. А. Можно ли создать «Слово о полку Игореве» путём имитации // Вопросы языкознания. 2006. № 5. С. 3 – 21. [95] См.: Он же. Слово о полку Игореве: Взгляд лингвиста. М., 2007. [96] См.: Он же. То же. М., 2008. [97] См.: История диалектики. Немецкая классическая философия. М., 1978; см. также: Петров И. И. Немецкая классическая философия // Философский словарь. М., 2001. [98] См.: Альтюссер Луи. Позиция Ленина по отношению к Гегелю. Доклад, сделанный на Конгрессе по Гегелю в Париже, в апреле 1969г. // http://scepsis.net/library/id_1930.html [99] Hegel G. W. F. Sämliche Werke. H. Glockner. Ed. Stuttgart, 1928. XI. P. 447. – Цит. по: Вернадский Г. В. Киевская Русь. Тверь – М., 1999. С. 17 – 18. [100] Burgess John W. The Foundations of Political Science, With an introduction by Nicholas M. Butler. New York, Columbia University Press, 1933. P. 32. – Цит. по: Вернадский Г. В. Киевская Русь. С. 18. [101] Burgess John W. Ibid. P. 40. – Цит. по: Вернадский Г. В. Там же.

© 17.08.2016 Владислав Кондратьев
© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2016
Свидетельство о публикации №216081701234
© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2016
Свидетельство о публикации №116081706855



Рубрика произведения: Проза -> Статья
Ключевые слова: Слово о полку Игореве, Махабхарата, Лузиады,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 49
Опубликовано: 17.08.2016 в 17:19
© Copyright: Владислав Кондратьев
Просмотреть профиль автора






1