Страшный Суд и европейские народы.


Страшный Суд и европейские народы.

 

       Страшный Суд – это, прежде всего величайшая тайна, где совершаются не менее великие таинства преображения человеческого духа жизни, где Суд сей есть процесс перехода человеческой души в другое состояние. Где дух является носителем творческих начал в человеке, а душа носителем сознания, поэтому пока душа в теле человек жив и мыслит. Где самое высокое из созданий Творца, которое мы только имеем в мире – это личность.

       Что же мы видим на примере европейских народов? Мы видим постепенное угасание человеческой души и  увядание творящего духа жизни. Когда мировоззренческое начало западной культуры бросилось в глубокий колодец потребительской цивилизации с целью окончательно и навсегда погубить себя. Поэтому все европейские народы объединившиеся под эгидой торгашеской морали Евросоюза можно сравнить с продажной женщиной из рассказа Мопассана, решившей погубить себя, бросившись в колодец, где то что называлось её душой угасло на дне этого колодца. На что можно смело сказать, что если прервался ваш контакт с умершим, если его тело перестало ему служить, он не может передать вам сигнала о своём «я» с помощью своего тела, то это не значит, что душа его испарилась. Приблизительно то же самое будет происходить с европейскими народами на страшном Суде, которые будут находиться в образе огромного мертвеца, лежащего на дне темного,  холодного и глубокого колодца, бросившегося туда по собственной воле. Над которым в серой полумгле будут летать ангелы смерти с горящими глазами и временами издавать леденящие душу пронзительные звуки. При этом будет отчетливо слышно характерное чавканье, это черви пожирают сей труп изнутри копошащиеся в своем неуёмном желании отхватить побольше разлагающейся плоти от этого трупа. Обтянутого дорогими лоснящимися одеждами, которые некогда составляли собой важную часть его внешнего образа.  Это труп женщины Европы, погубившей себя неуёмным стремлением к роскоши и удовольствиям телесным, а черви это страсти мирские суета которых вокруг вечного потребительского зуда, не знала ни сна, ни отдыха…

       Идет страшный Суд над Европой, продажной женщиной без роду и без племени, давно потерявшей стыд, честь свою и совесть, от которой и осталось разве что дорогие одежды, ранее скрывавшие  наготу и несостоятельность её души. Одежды скрывавшие старое, дряблое тело начавшее разлагаться еще при жизни, от прежней пленительной молодости и красоты которой ничего не осталось. Европа, душа которой уподобилась душе Дориана Грея, чей лик после смерти стал отвратительно ужасен, мерзок в величайшем запустении духа жизни, наполнившимся тлением и отрицанием самой жизни, теплившейся в нем. Кто бы знал, что такой незавидный конец будет у некогда гордых галлов или необузданных готов, пришедших в Европу из азиатских просторов, то же самое касается свободолюбивых гуннов, чей предводитель Аттила вошел в мировую историю великого переселения народов своей беспринципностью и крайней жестокостью. Разве о такой судьбе своих далеких потомков мечтал готский вождь Аларих, когда в сполохах от пожаров горевшего Рима входил туда через разрушенные ворота, во главе своих многочисленных войск. О Европа, Европа, такой ли судьбы ты была достойна на заре своего рождения, на одре великого переселения народов…

       Прошло двадцать столетий и вот лежишь ты на смертном одре, на дне страшного, глубокого колодца уже давно не способного одарить путника свежей водой из своей холодной утробы. О Европа, Европа, такой ли могилы ты достойна в ожидании Божьего Суда над собой? Где верные сыны твои, такие как блаженный Августин, бывший в свое время душой эпохи или Фома Аквинский вместе с Папой Иннокентием III? Где твои великие воины, такие как Ричард Львиное Сердце или благородный король Артур? Увы, их нет, а славные дела их  уже давно занесло ветром истории. Наступает Божий Суд над Европой, великое и печальное зрелище, Суд над тем, кого уже нет. Но ведь душа человеческая бессмертна, а Бог ОТЕЦ всемогущ и творит Суд сей праведный и великий не из мести, а из всепоглощающей Любви к тем кого Судит. Где Суд Божий над европейскими народами будет проходить через полное и окончательное разложение их во чреве единой Европы продавшей душу свою за дорогую одежду и удовольствия телесные. Ибо  тот, кто больше всех хотел быть личностью, кто индивидуализировал себя, а потом погрузился в пучину безудержного потребления, стал никем, пустым местом без имени и без судьбы. О Европа, Европа, где твоя былая красота и сила? Нет тебя и более никогда не будет, страшный Суд Божий грядет над миром и над потерявшей свое неповторимое лицо Европой, грустно и больно созерцать то, что осталось от былой великой культуры, созерцать то, что осталось от великой судьбы потомков Алариха и Аттилы, так многообещающе заявивших о себе на заре новой христианской эры…

       Суд над европейскими народами будет заключаться в долгом ожидании этого Суда, когда в полуразложившемся состоянии Европа будет погружена в вечность. Мало кто спасется, Суд над Европой показателен, ибо нет сильнее яда для души, чем стремление жить только для себя, чем стремление к личному благополучию, через обретение комфорта и сытой беззаботной жизни. Где нет места милосердному и жертвенному служению другим, где все только потребляют, уподобившись жирным червям у которых вместо головы и всех остальных органов, один пищеварительный тракт.

 




Рубрика произведения: Проза -> Другое
Ключевые слова: страшный Суд и европейские народы,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 43
Опубликовано: 14.08.2016 в 09:24
© Copyright: Морозов Павел Петрович
Просмотреть профиль автора






1