Одна из обычных жизней


   Говорят у кошки девять жизней, а ты попробуй в неё из автомата...
У человека жизней поменьше, но они есть, есть. В начале девяностых, блуждая по началу одной из них – чувствовал, что если и нужен кому-то, то только на запчасти. Институт, которому молодой специалист доверил свою карьеру, выкупила какое-то торговое предприятие, фирма, как теперь называется. Купила вместе со зданием, людьми и даже директором. Он стал начальником складов. В некогда просторных, светлых кабинетах теперь размещались ящики, упаковки, тюки. Всё на продажу! «Водителя не хватает, пойдёшь?» «Пойду. Только в другую сторону».

Получив «трудовую» книжку, вышел на улицу и почувствовал себя «лишним». На самом деле «лишними» были все, просто они ещё об этом не знали. На тот момент я снимал у приятеля комнату в захолустном общежитии фабрики, которую никто не помнил где она была. Да и была ли, вопрос открытый. С супругой «развёлся». Родственников, кроме сестры - нет. Но отношения у нас, мало сказать натянутые. Всё, что было моё - квартира, оставил жене и ребёнку. И библиотека. Её ещё предстоит забрать. Устроился ночным продавцом в коммерческий киоск, а днём подрабатывал грузчиком на товарных базах.

Много было нас «лишних» в те годы. Одни из них неожиданно становились «нужными». Но не на долго. Куда-то исчезали квартиры, мерседесы, торговые точки, магазины. Часто сами «счастливчики» пропадали. Но мне было покойно. Меня решительно устраивала такая жизнь. Я сидел тихо на бордюре судьбы и с интересом наблюдал за этим диким движением. Потом я постараюсь перейти эту дорогу ни один раз, но это потом. А пока. Единственным солнечным пятном того времени было изобилие книг. Их продавали везде, в парках, на тротуарах, возле магазинов и универмагов. Можно было купить всё что угодно ,твоей пока ещё советской, "детской" душе. Порой, у меня в комнате не было ничего съедобного, но я был счастлив от того что на подоконнике лежала гора книг серии «литературные памятники». Каждый наступающий день был тайной, радостной и опасной. Уже не помню кто поделился "тайной", что в книжном магазине «Биб. Коллектор» расположенный в спальном, тихом районе города продаются книги Вампилова и Добычина. Этих авторов давно искал…

Пытаюсь вспомнить лицо той женщины, ну хоть что-то – не могу…
«Вампилова» уже нет, а «Добычина» купил. Вышел из магазина, стою – курю. Женщина с коляской подошла – попросила приглядеть за ребёнком. «Он спит. Я поднимусь домой, бутылочку возьму…» Она показала рукой на дом и нежно, по-матерински улыбнулась… Стою. Стою двадцать минут. Нет никого. Смотрю в коляску, спит. Стою… А какого хрена я стою?! Начинаю спрашивать у жителей этого дома. «У нас таких колясок нет…» Бабушки шарахнулись от меня как от чумного. Возвращаюсь на прежнее место. Оглядываюсь. Всматриваюсь в прохожих. Все молча несут какие-то свёртки, пакеты, суровые лица, умело скрывая что они «лишние»… Еду в отдел милиции. Долго еду, иду…

Вхожу со второго раза в узкий коридор. За зелёной решёткой из арматуры и огромным мутным стеклом из пластика строго смотрит дежурный «мент». Начинаю объяснять, мол так и так – попал в ситуацию. Офицер смотрит сквозь меня и я понимаю что в помещении что-то происходит. Он машет кому-то. Подходит сержант. «Выйдите пожалуйста с коляской, у нас нельзя тут…» Пытаюсь объяснить, но тот танком выдавливает нас на улицу и просто тупо не хочет слышать. Куда! Ну куда я с ним? Сука, что же делать, где Чернышевского найти. Смешного мало. Слышу, «аа-аа..». Проснулся. Неожиданно невидимая суета принимает облик автомобиля «Волги». Целый кортеж подъезжает к парадной отдела. Люди в милицейской форме выбегают и начинается встреча какого-то спонсора. Ну, думаю, во попал! Вернусь снова к книжному. Может уже ищут, а я тут! Бегом…

Прибегаю. Никого. Зашёл в магазин. Нет, никто не спрашивал. Дитё уже начинает щупать децибелы. «Беру» такси. Коляску в багажник – свёрток на руки. Домой… Чую вонь – бедняга обосрался. Не таксист, ребёнок… Залетаю в свою комнату. Душ здесь общий, но рукомойник местный. Вээ-э! Новую простынь нужно. Срань бросаю в раковину, отмываю ему задницу. Молчит. Головой крутит в разные стороны и молчит. Молока ему. Нагрел на электроплите. Пъёт. Прямо из горлышка пластиковой бутылки из под «кока-колы». Завернул кое-как, спит. Дело к вечеру, пора торпедировать наших «ментов». В коляску парня. Попрыскал его одеколоном «Чарли», на себя немного - типа парни идут на «б…ки». Он чихнул и мы поехали… Только вырулил за угол дома, коляску словно тросом из рук – раз! И темно… Очухался в машине. ОМОН, «обезьянник», кабинет…

Мальчишку украли дня четыре назад. Папа «крутой» бизнесмен старательно собирал деньги на выкуп. Следователь даже не пытался сдерживать это чудовище. Меня пристегнули наручниками «по-хитрому» сзади к огромному сейфу так, что не было возможности сесть на стул и встать в полный рост. Так и объяснялся, словно на заборе повис. Родитель на каждое сказанное мною слово бросался на встречу как красный бык на золотой цепи. Уже проверили рёбра, челюсть. Я понимал его, злости совсем не было. Но почему меня никто не понимает, мля?! Как будто они рождены были для того чтобы засадить меня лет эдак на сто! В который раз начинаю спокойно рассказывать, но кто мне даёт договорить! Красный Минотавр лупит и лупит в затылок. Скрипнула дверь и начальственный голос пропищал: «Прессуйте педофила, чего ждёте»…

Волосинка, миллиметр, тонкое могло не совпасть и мне край. Выручил чек от книги. Продержали, увидели что «не сдох» от побоев и раним утром выгнали на улицу. Транспорт ещё не начал движение. Светофоры мигали жёлтым цветом. Пошёл пешком вдоль дороги. Внутри от никотина – цемент, дышать тяжело. Наверно ребро сломали. Скелет болел так, словно мне его на добрую память оставил шахтёр после своего первого «прохода». Чувство пустоты было сильнее. Слышу, сзади остановилась машина. Звук открывающихся дверей. Приостанавливаюсь и медленно поворачиваюсь всем телом. Не успеваю отскочить, хотя мозг понимает что происходит. Шмель кусает в левый бок живота. Крепыш улыбнулся и плюнул мне на штаны. «Не борзей, гнида…» Прыгнул в машину, и огни уехали. Будто так и нужно, как будто меня ежедневно режут ножами, я прикрыл ладонью мокрое и шагнул через дорогу. Через дворы, через коммерческие киоски, где по сто грамм не только раненным. Прямо на станцию «скорой помощи» в которую ввалился пьяный в дрын.

А потом была койка, капельница, «утка» из-под пластиковой бутылки «кока-кола», стены с отваливающейся штукатуркой, вонь от умирающего соседа. Врач успокоил как мог, - ударили мастерски, ничего не задето, наверно хотели «проучить». Потом был участковый милиционер. Глупое, отёкшее, всего пугающееся существо сорока лет. Он "мент", только потому что существует мундир как факт. Его больше ничего на этой планете не интересует, а я нарушаю этот порядок. Печалька. Он мне начал рассказывать сказки о своих возможностях и их отсутствие. Утомил брехнёй настолько, что хотелось блевать. Я подписал «отказной материал» с брезгливой улыбкой. У него жена, дети и жирный борщ со сметаной в котором даже мухи съедобные. Пусть теперь гребёт – бог комнатный, у него одна жизнь, ему её беречь надо…

Заживает всё, как на кошке. Или нет, на коте… А ещё. Ещё я здесь познакомился с Ней… И стал «нужным». На время, не на всегда. Предстояло прожить ещё одну счастливую жизнь.



Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 28
Опубликовано: 12.08.2016 в 20:44
© Copyright: Владимир В.Сухарев
Просмотреть профиль автора






1