Миллионы не имеют значения.


Миллионы не имеют значения.
Миллионы не имеют значения.

К 2057 году Международная Космическая Станция (МКС) обросла таким количеством различных модулей, что стала похожа на гигантский куб с множеством внутренних граней и ответвлений.

Глубокой ночью 21 июня вся связь с МКС внезапно была потеряна. Центр Управления Полётами (ЦУП) не мог связаться с ней ни на одной чистоте, включая аварийные. Видеосвязь, так же не работала. Через два часа МКС спустился на более низкую орбиту, скорректировал движение и снова спустился ниже. Руководство ЦУПа в ужасе просчитывало дальнейшие действия взбесившейся станции, не в силах помешать опасному полёту, а тем более эвакуировать оттуда людей.

Сотрудники посылали проклятья тем, кто вместо разработок космических челноков, в мгновение ока долетающих до Марса, спонсировал продвижение растворяющихся в воде втулок от туалетной бумаги и прочую хрень, плюнув на развитие космических полётов.
Ещё примерно через час МКС отстрелила один из модулей, в котором находился запасной пульт управления. Модуль быстро вошёл в плотные слои атмосферы и сгорел.

***
Сергей Курт – опытный космонавт, много раз бывавший на МКС, совершивший десятки выходов в открытый космос, великолепно разбирающийся во всех тонкостях работы на станции, авторитетный пилот и отличный семьянин, в хорошем расположении духа сел за руль иномарки. Два дня назад он благополучно отправил жену и двух малолетних сыновей отдыхать на море, а сам готовился к очередному рутинному полёту на МКС. Единственное, что радовало, полёт будет не долгим, всего неделю. Потом он сможет присоединиться к семье на песчаном пляже.
Сергей завёл двигатель, снял машину с ручника, медленно выехал с парковочного места подземной автостоянки. Зазвонил сотовый, Сергей взял трубку и одновременно притормозил у въезда на серпантин.
- Слушаю, - сказал он, пытаясь идентифицировать незнакомый номер.
- Господин Курт, здравствуйте, - донеслось из недр устройства.
- Добрый день. Кто это?
- Лучший друг вашей жены и детей, - продолжил голос.
- Что? Не понял, - удивился Сергей, внутренне напрягшись.
- Под водительским сидением планшет, - произнёс незнакомец.
- В чём дело? Кто вы? – Сергей начал нервничать, чуя неладное.
- Возьмите планшет.
Сергей протянул руку под сидение, вытащил десятидюймовый планшет. Экран тут же отозвался изображением.
- Смотрите внимательно. Это - онлайн трансляция, - пояснил голос.
На экране возникло изображение песчаного пляжа с лежаками. Отдыхающие входили и выходили из тёплого моря. Изображение увеличилось. У Сергея кольнуло сердце. На экране была его жена с детьми. Они сидели на лежаке под большим разноцветным зонтом с логотипом отеля, в который он купил тур. Дети ели арбуз, жена смотрела на плывущий вдали парусник. Рядом с ней стояла стеклянная бутылочка с минералкой.
Неожиданно что-то надвинулось на изображение. Оно потеряло резкость. Через мгновение резкость восстановилась, и Сергей увидел жену в перекрестье прицела снайперской винтовки. Прицел сдвинулся в сторону детей, задержался на голове одного, потом другого сына. Прицел сдвинулся на бутылку. Изображение чуть заметно дрогнуло. Бутылка разлетелась на осколки. Жена с детьми испуганно отскочили в сторону.
- Это не правда, - севшим голосом произнёс Сергей.
- Позвоните жене, - посоветовал голос и отключился.
Изображение на планшете так же пропало. Сергей тут же позвонил супруге. Та со смехом рассказала, как от жары взорвалась бутылка с водой, и как они с детьми испугались. Сергей старался сохранять хладнокровие, но это у него плохо получалось. Они поговорили ещё не много, и жена повесила трубку, так, как дети полезли в воду. Было понятно, что она ни о чем не подозревает. Сзади посигналили, Сергей отъехал в сторону, пропуская соседский джип. Тот в благодарность мигнул аварийкой.
Он сидел побледневший, испуганный, «раздавленный» происходившим. Руки тряслись, воздуха не хватало, в голове стучали тяжёлые молоты внезапно подскочившего давления. Снова зазвенел мобильник.
- Ну, как? – спросил голос.
- Что Вам надо!? – крикнул Сергей в трубку.
- Сохраняйте спокойствие, - на том конце явно поморщились, - Вы же космонавт.
- Что надо?! Не трогайте их! Я всё сделаю! Всё! Только не трогайте!
- Вот это деловой, мужской разговор, - обладатель голоса, похоже, улыбнулся. – Инструкции в Вашем почтовом ящике. Исполняйте точно, как написано. Никакой самодеятельности. Бумаги сожжёте после прочтения. Никуда не обращайтесь, иначе….
- Хорошо, хорошо, я всё понял, - запаниковал Сергей.
- Тогда соберитесь и вперёд. Клянусь честью, мы не причиним Вашей семье зла, если сделаете всё, как прошу. Я держу слово. Они даже не узнают, что были заложниками.
В трубке раздались гудки. Сергей выронил телефон из ослабших пальцев. Он не верил, что это происходит с ним и его семьёй. С кем угодно, только не с ними.

***
Звук голоса Фреда - врача команды, состоявшей из пяти человек, отправляющихся на МКС в дополнение к шести космонавтам, обосновавшимся там тремя днями ранее, заставил Сергея вздрогнуть и выйти из ступора.
- Как себя чувствуешь, Сергей? – спросил он, когда команда шла к ракете, готовой в считанные минуты донести своё многотонное тело до нужной орбиты, пристыковавшись к громаде МКС. – Рассеянный какой-то? Что-то в семье? Скрывать нельзя. Ты правила знаешь.
- С чего взял то? – возмутился Сергей, покрывшись испариной. – Просто не могу вспомнить выключил утюг или нет.
Фред засмеялся. Узнав причину веселья, команда так же начала гоготать. Сергей поддержал сослуживцев, хотя это давалось ему с большим трудом и «сердечным скрипом».

***
Ракета взмыла вверх, неистово борясь с Земной гравитацией, неся модуль в чёрное пространство космоса. Несколько минут и в иллюминаторе показался куб МКС, важно вращающийся на фоне Земного шара.
Впервые за многие годы полётов Сергея начало тошнить. Он надеялся, что ракета полыхнёт смертельным огнём при взлёте и всему придёт спасительный конец. Так уже было однажды. На его глазах сгорел экипаж «Кентавра-5». Что-то не заладилось в топливной системе. Но сейчас всё прошло более чем удачно, а значит плохо для всех.
Сергей зажмурился, глотнул побольше воздуха. В это момент почувствовал слабый толчок. Модуль пристыковался к станции. Послышалось шипение – давление выровнено, можно открывать шлюз. После тёплой встречи экипажей, все разлетелись по своим отсекам. Завтра предстояла большая работа, впрочем, как и всегда на станции.
Прошло два дня. После обеда Фред, балдевший от невесомости, подплыл к Сергею, отталкиваясь от переборок модуля. Он завис вниз головой, уставившись на нервничающего товарища.
- В чём дело, Сергей? – спросил Фред. – Ты странно себя ведёшь? Что случилось?
- Ничего, - огрызнулся Сергей.
- Твоё ничего может подвергнуть опасности весь экипаж, - читал нотации врач. – Поделись со мной, Сергей. Это важно.

Сергей опустил голову, уставился на пролетающую мимо чью-то записную книжку.
«Опять вещи не закрепляют, - подумал Сергей. – Поубивал бы».
- Так ты расскажешь, что с тобой происходит? – не унимался Фред.
- Да, - ответил Сергей. – После сеанса.
Фред кивнул, оттолкнулся от переборки и полетел к себе в отсек.
На сеансе видеосвязи с семьёй Сергей практически не нервничал. Он спокойно разговаривал, махал детям рукой, улыбался жене. Вдруг связь прервалась помехами. На мгновение на экране возникли, испещренные серой рябью, кадры из фильма «Белое солнце пустыни».
- Кинжал хорош для того, у кого он - есть, - говорил Абдула, – и плохо тому, у кого….
Помехи пропали так же внезапно, как и появились. На экране вновь была семья. Сергей пожелал им спокойной ночи и с камнем на душе, уступил монитор другому члену команды. Никто не обратил особого внимания на странную помеху. И только Сергей знал, что это сигнал.
Он не спеша направился в свой отсек, когда рядом с ним возник вездесущий Фред. Сергей поманил его в самый дальний модуль, где члены экипажа бывали раз в два дня, чтобы проверить показания приборов. Сегодня там никого не должно быть.
«Нет ничего важнее этого, - думал Сергей, пролетая мимо приборов, кнопок и подопытных растений, расположившихся в длинных прозрачных прямоугольниках. – Никто не помешает. Никто».
- Рассказывай, - нахмурился Фред, когда они зависли над приборной панелью с мигающими светодиодами.
- Случается так, - начал Сергей, доставая из кармана карандаш, - что ты готов на любое действие, лишь бы всё было, как прежде.
- Не понимаю, - насупил брови Фред.
- И не надо, - произнёс Сергей, вгоняя остриё карандаша в глаз, а затем в мозг наблюдательному врачу.
Фред забился в агонии, разбрасывая по отсеку шарики крови, плывшие в невесомости, словно спелые ягоды по реке. Сергей пулей вылетел из модуля, задраил шлюз. Не теряя время на сожаление о содеянном, бросился к центральному пульту управления. Его трясло от напряжения.
«Быстрее, быстрее», - торопил он себя.
Первым делом заперся в модуле, вырубил всю имеющуюся связь. После, полностью подчинил станцию своей воле, вырубив протоколы безопасности. Когда-то он сам прописывал их, усовершенствовал в зависимости от ситуаций, часто от внештатных.
В это время на Земле уже подняли тревогу, пытались дистанционно управлять станцией, но безрезультатно. Сергей опустил МКС на более низкую орбиту. Стал корректировать движение и высоту. Наконец до всего экипажа дошло, что что-то не так. Они скопом устремились к центральному пульту. Сергей просто откачал воздух по пути их следования. Вновь понизил орбиту до нужной высоты.
В это время, уцелевшие члены экипажа рвались к запасному пульту управления. Сергей без интереса наблюдал по мониторам, как они вплыли в модуль. Он подождал, пока люди закроют шлюз. Набрав несложную команду на пульте, отстрелил модуль в космос.
Команда не ожидала такого поворота. Крича от ужаса, заживо запекаясь в «космической бочке», они молотили руками по стеклу иллюминаторов, подсознательно надеясь, что это приведёт к спасению. Модуль вошёл в плотные слои атмосферы, которая превратила космонавтов в прах, перемешанный с каплями расплавленного металла.
«Вот и всё, - подумал Сергей, включая маневровые двигатели на полную мощность. – Миллионы жизней ничего не стоят. Ценны только эти три. Живите».
Горящая и разваливающаяся на части космическая станция рухнула в центр крупнейшего мегаполиса на планете. Отвалившиеся, пылавшие адским огнём модули, рассыпались веером над обреченным городом. Часть из них упала в загородный лесной массив, в недрах которого был скрыт современный ядерный реактор нового поколения, признанный супербезопасным. В считанные мгновения, энергетическое чудо, питавшее мегаполис, раскололось, словно скорлупа гигантского яйца, выпустив наружу чёрно-красного ядерного дракона.
Погибли десятки миллионов человек. Ядерный пепел накрыл огромную территорию, сделав её не пригодной для жизни на тысячу лет. Сотни миллионов беженцев наводнили и без того трещавшие по швам от мигрантов соседние страны.

Человек, звонивший Сергею, сдержал слово. Его семью не тронули. Они даже не узнали, что были заложниками и, что произошло на станции. Всю информацию строго засекретили.
Сутками позже члены всех Земных правительств получили электронные письма, в которых говорилось, что ответственность за катастрофу берёт на себя новая, никому доселе не известная революционно-террористическая группировка под названием - «21 июня», требующая поделиться властью на Земле. Так началась новая эра человечества, эра - космических угроз.
2016.




Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Ключевые слова: космос, Земля. огонь, миллионы, винтовка, изображение, атмосфера,
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 47
Опубликовано: 09.08.2016 в 19:04
© Copyright: Владимир Самсонов
Просмотреть профиль автора

Алекс     (14.08.2016 в 17:41)
Слишком невероятная история. Почему герой при угрозе не обратился в соответствующие органы, службу безопасности или полицию? Уничтожение миллионов ради троих - слишком жестоко. Напрашивается вопрос о моральных качествах героя. Убить человека для него - как шнурки завязать? Непонятны цели террористической организации - что за эра космических угроз?
Недостатки: "...ни на одной чистоте..." - частоте, использование канцеляритов, МКС - в первом абзаце женского рода, во втором - мужского, в третьем - опять женского, нужно определиться какого рода станция)). "Экран тут же отозвался изображением" - это как? "... так(,) как дети полезли в воду..." - запятая здесь не нужна, так как - часть составного союза.
- Сохраняйте спокойствие, - на том конце явно поморщились... А как герой это видит?
"... вырубил всю имеющуюся связь... - достаточно "вырубил всю связь".

Владимир Самсонов     (14.08.2016 в 18:03)
"Уничтожение миллионов ради троих - слишком жестоко. Напрашивается вопрос о моральных качествах героя. Убить человека для него - как шнурки завязать?". - это смотря с какой стороны посмотреть. Пожертвовать собой ради миллионов - это одно. И совсем другое пожертвовать своими близкими. А если соблюсти всё Вами сказанное, истории не будет.






1