ЗАПИСКИ СОВЕТНИКА Часть 5. СПЕЦНАЗ



1.

Шари Асадабад *. Из шурави спецназ.
Славянские богатыри – пять сотен
не целованных девчатами ребят.

Не всем назначила случайная судьба
повоевать и выживать
в восточной лжи.
В душе витают мирной жизни миражи.

Российских пасторальность
сел и деревень.
В тревогах сновидений, горести потерь.

Не знают,
что дни для многих сочтены.
Награды не нужны и разные чины.
Геракла любого не проблема снять.
Ведь греческим героям мальчики под стать.

А на просторах милой матушки Руси,
На нивах золотистых, пестрых полях,
Стареют матери.
Вновь на семи ветрах
их дети, с совестью вовсе не в ладах.
А руки ? - По локти испачканы в крови
И кельи кого-то ждут в монастырях.

2.

Мешок из камня – ущелье Карера.
Судьба спецназа, то далеко не мед.
Вновь судеб устало кружит хоровод.
и не всегда приходит к черве черва.

Не место, не время высоким чувствам ,
в поту бандана прикрытие лба,
внукам, не рожденным в нашем далеком
суть этой войны не постичь никогда.

Ручей. В тени прохлада, отдыху рады.
Нам силенки поддержит сухой паек.
Коварна зеленка, трещат цикады,
У многих из наших – этот век не долг.

Примет решение комбат наш дюжий,
Выживаем в горах, как матерый тур.
На паркетах в Кабуле неуклюжий ,
средь лоска подстилок, крысиных шкур.

Нет в провинции другого кумира,
Гриша Кунарский рвется вечно вперед,
Любимый "Стечкин" в руках его лира,
не один в этой жизни прерван полет.

Шальной батальон ласкает удача.
С ног на голову повернет все комбат .
Война без потерь – не проста задача
Всевышний прощает не каждый налет.

Понимаешь : Жизнь не просто мельница,
Глаз не радует засохшая трава,
разорвется из веревок лестница,
В сомненьях разума треснет голова.

Соленая галета вместо хлеба,
В холодном погребе – в крынке молоко.
Заманчивые звездопады с неба.
уйти из этой жизни так нелегко

Нас записали в двухсотые давно,
В тюльпанах цинки кому-то повезло?





3. Начальник разведки (Андрею Чепурному)

Чубарая степь. Оренбургский ковыль.
Начальник разведки – безусый старлей.
Преданность памяти казачьих корней.
Желтая нашивка справа на груди.
Наивная юность где-то позади.

Сороковые –
годы безвозвратных жестоких потерь.
Желтеют фотографии на стене ,–
родни очевидцы бесстрашных смертей.
Москву отстояли с Сибири полки.
Сегодня их внуки – на гранях судьбы.

«Прости за глупость, не верю ворожбе,
на обожженной и проклятОй земле.
Война все спишет, зачем все знать тебе
Пусть ненадолго, но снова я в Москве,
и шелест чеков в простреленной руке…»
Швейцар в ливрее – подобострастный взгляд,
И в зале пылится старомодный плюш.
а ноги совсем, от коренных зубов,
и официант, почувствовав навар,
кошель ходячий, желает пощипать.
Здесь не спасает армейская печать.

«Спаситель должен прилететь на днях.
Старший сержант понравится тебе
Он с перевала на своих руках
вынес меня . – Ангел хранитель
Отменный мастер в драке и стрельбе.
Недельку погуляем от души.
Не бывает от веселья толку.
Шампанское, – хрустальные осколки.

Он явно был моложе и сильней
и в теле не носил осколков.
В преддверии неласковых вестей,
весьма не просто уходить ни с чем,
но русский офицер всегда мудрей,
назвав прощание помолвкой.

Размолвка по нечаянной вине
потом не будет кривотолков.
В покое он решил оставить их,
расставив судьбы с болью в душе,
как будто книги по нужным полкам.

4.

Ютятся раны на броне. Устал Спецназ.
Под утро была печальная работа.
Сомненья правят бал, уходит рота в ночь,
под дождь горячего свинца – ползем вперед.

Вновь неспокойно израненной душе.
Бесцветные глаза прикрыты скорбью .
Шаги без шума по каменной тропе
потрепанная будет помнить рота.

В нежданной драке на пределе нервы.
Адреналин нам заменяет зелье, –
Не каждому дано познать похмелье.
Как часто приходилось быть мишенью ?
Когда вползаешь в мрачное ущелье.
Не раз спускаться в схроны, подземелья,
видя на лицах анаши веселье.

Сомненья надоели, отбросив прочь,
судьбе такой никчемной – нет сил, помочь.
Раздастся последний крик чьей-то души,
в бою кровавом друзей собой прикрыв ,

в бессмертие, которое забудется, войти.
Всевышний никогда не пустит грешников
за облака. Душа летит в лазурных небесах,
в крови, распята плоть на вековых камнях.
Зачем нужна почетная – никчёмная молва.
Остервенел, сухие губы закусив
И каждый одержимый, чего творит, не знает,
Испытывают моджахеды постоянный шок
В учебе когда-то лучший, признанный стрелок.
блаженство вечное наивным обещал Пророк.
В чужом прицеле, жмешь на спусковой крючок.

5.

Вновь трассеры февральскою свечой,
Темнеет. Где-то не закончен бой
Устала суть на ниточке судьбы.
Рвешь пиццикато, рыдает скрипка
Жестка постель. Давно не видел сны.
И друга последняя улыбка.
Он не дождался той своей весны.

Потери ненавижу
под звуки выстрелов десантных флейт.
В пороках каждый может знает толк,
Выстрел прервет отпущенной судьбой,
полет. Как жаль, что нет пути назад ,
И в одну речку дважды не войти.
Когда - нибудь и это все пройдет.
Пророк поймет. Святой Отец простит!

6.

Винты моторов взревели в горах.
Медбрат приготовил бинты.
Знает не все про спецназ Аллах.
Размазана сажа и боль в глазах,
Замучила жажда, не ведом страх.

Тянется день. Ночку бы поскорей.
Глохнет яростный лай автоматов.
Сыплются осколки камней.
Последняя граната,
смерть где-то рядом с ней.
Магазины пусты, бить надо точней,

А они все прут, – воевать не лень.
Обкуренные дядьки в полный рост.
Ангелы поют в этот жаркий день,
Ищут не найдут, прохладную тень,
И как, мухи дохнут, в их очах хмель.

С оружием в руке пасть на земле,
без страха , наигранных истерик.
Аллах велел, мурашки по спине:

Контакт кровавый – рукопашный бой,
Смерть заиграет в такт над головой.

7.

Ковер восточный, нервы как канат,
и одержимость, бесы в нас сидят.

Конец не за горами – нас ждет ад.
Клинок десантника, блестит в руках,
терзает плоть, жизнь снова на весах.

Под грохот бед, кружится хоровод,
Но это все пройдет, – молвит Магомед.
Но снова поддержал Всевышний нас
мы с поиска пришли не в первый раз.

8.

Смазан Стечкин. Как страх превозмочь?
В горах не простая прогулка,
Прогонишь мысли дурные прочь.
Просохла к утру песочка.

Шашка дыма белого про запас,
для ручного пулемета ленты.
Красная, зеленая ракеты,
Из стали поршня финка на заказ.

Пружину трассеры загонят в ноль,
Изолентой стянуты магазины,
В разгрузке гранаты, которые
может, сыграют последнюю роль?

9.

Переправа бурной реки – шкуры коровьи.
Войны история не знала бестолковей.
А над Кунаром в полночь тишь глухонемая
Томится по наезднику краса гнедая.

В сомненьях обветрены искусанные губы
Всего с неделю провалялся в медсанбате.
А от махорки пожелтели вставные зубы,
С друзьями снова ты в песочном маскхалате.

Плоть покрывает алый пот.
Без передышки
Под пляски дикие промеж камней фонтанов,
Танцуют в экстазе совсем еще мальчишки,
Средь запахов магнолий и маковых делянок.

Миг передышки, ходит по кругу сигарета,
Может, последние затяжки прячешь в кулаке?
Разбитые ладони, их обжигает пепел.
В кармане рыжий рубль,
скупая память о Москве.

10.

В ущелье взрывы. И мозг выносит едкий дым.
Не прилетит на помощь спасатель – вертолет.
Кому-то суждено остаться молодым ,
коварный стингер прервёт трепещущий полет.
И камнем с неба, - белая измята простыня.
как часто в небытие ушедшим навсегда
надоедала по горам пустая беготня,
И понимали , что никогда окопникам
светить не будет – заветная, желтая звезда.

11.

В неизвестность протянется тонкая нить
Разорвана привычка течением плыть.

Поиск, дерзок налет, ни к чему здесь слова.
Камнем в бездну, пронзая насквозь облака.

Нелепый приказ:
Замкнутый клочьями круг
Прикроет спину верный с Воронежа друг.

Не поставить глупцам спецназ на колени
Бьемся за Россию без всяких сомнений.

По жизни память отцов и дедов храним
Славой прошлых веков мы всегда дорожим.

Осталась в былом наивность детских проказ .
Православной Земли исполняем приказ.

Непокорные дети дорогой войны.
Этим мальчишкам иной не узнать судьбы.

Спрятан в чистых душах святой иконостас
На сердце дерзкий девиз: " Никто, кроме нас".

Знаем : Не всем врата открываются в рай
Предков скорби и тернии не забывай.

Лживость предателей для воинов не указ
Вечны доблесть, сила и честь – это спецназ

12.

Пришлось немало вытерпеть разлук.
В горах блиндаж — захватывает дух.

Везучие придут к воротам рая,
В подземных схронах Нуристана.

Заманчиво мерцает Южный Крест.
В ущельях не мало гиблых мест.

Рваная полсотка везучая
Накрывшись палаткой по случаю,
Гадаешь:
Выживешь, а может нет ?

Одним из первым в волчью
врываешься пасть.
Оскомины на нервах.
На глазах мальчишек нет прав упасть.

В дебрях из сказок шипы диких роз
Мы погрязли в бездарных потерях.

Седина пяти тысячников вокруг.
Падают звезды на пробитую грудь .

Не бывает ответа на глупый вопрос
По привычке шагаем обутые в ложь.



Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 38
Опубликовано: 09.08.2016 в 10:56
© Copyright: Сергей Ласкин
Просмотреть профиль автора






1