Причешемся?


- Эх, братцы, мельчаем, редеют наши ряды. Сколько сегодня уже померло?

- Да кто ж считает? Это вона раньше считали, охали, да скорбели, а сейчас одна мысль: тока бы не я!

- Да тебе-то прибедняться! Молодой ещё, могучий, сильный. Только зазря языком мелешь.

- А что, молодых не убивают? Не калечат? Э-э, то-то.

- И не поймёшь, как лучше. Когда молоды были, в тесноте, да в душегубке маялись. Сейчас просторно, прохладно, но каждый день как последний.

- Уж лучше пусть я от старости издохну, своей смертью. Пусть ослабею, поседею, чем уморят меня. Страшно это.

- А я хочу, чтоб меня ветер подхватил, да понёс, да с удалью, эге-гееееей! Всяко лучше, чем дни жалкие доживать, да сопли на кулак наматывать.

- Это ты зелёный ещё, вот и рассуждаешь по-фантазёрски. Ветер подхватил, тьфу!

- Нам-то ещё неплохо живётся-то, а? Те, что этажом ниже, в пещере, бедолаги, в тесноте, да в сырости! А мрут! Собачьей смертью! Зубы и то тащат с обезболиванием!

- Дык они ж не зубы, много чести!

- Один хрен. Живёшь-живёшь, а смерти нормальной не видать. Паскудно это. А про тех, кто под пещерой, и вовсе смолчу. То дух табачный их травит, то сопли обтекают.

- А эти, как их, что во впадинах селятся, ещё ниже пещерных? Поди долгожители?

- Ну, это как заведено в отдельно взятом организьме. Одни живут себе припеваючи и умирают от старости, других же каждый день, как тараканов морят.

- Отчего ж как тараканов???

- А оттого! Травят химикатами, а то и вовсе херак и под корень!

- Страсти-то какие рассказываешь!

- Да уж, пожил немного, знаю!

- Ай! Братцы, ратуйте! Ааааааааааа! Ах….

- Вот. Ещё один из нас преставился.

- Как это его так? Был и вдруг на тебе!

- А так. Вон, гляди, какая язва под ним сидела.

- Так и мне чуть не досталось. Бедолага по соседству со мной был.

- Значит, не помереть тебе пока!

- А правда, говорят, что те, что на холме живут, более выносливые и сильные?

- Ха-ха, да уж как сказать! Они, пожалуй, покрепче нас, да живут так, что, тьфу, срамота! Стыдно даже на свет божий показываться!

- К чему тогда им такая сила?

- А я почём знаю? Может, так легче стыдобу эту выносить… Фу, как представлю их быт, аж тошно!

- Я ещё слыхал, они в сношения с другими вступают!?

- Бывает. Там в давке да в толкотне тоже гибнут почём зря. Мы пусть и послабше, так хоть не унижают. Летом преют, томятся, потливые.

- Так и мы потеем!

- Нас ветер обдувает. К тому же, мы, своего рода, как бы тебе сказать, - Венец! К нам и отношение другое и забота. А «эти», охальники, только зазря живут. Какой от них толк?

- А захоти они, могли бы…ээээ, ну это… к нам переехать?

- А пёс их разбери! Сейчас чего только не происходит! Бывает такое, когда среди нас лютует мор, нашему брату подвозят новичков. И сдаётся мне, «оттудава» они!

- Свят, свят, свят!

- Ага. Надеюсь, на наш век такая катастрофа не свалится. Пущай лучше один тут совсем останусь, слово не с кем будет вымолвить, чем с исподними якшаться!

- А, помните, братцы, когда в прошлый раз нас водили на ампутацию, каких там пыток навидались?

- Тебя-то, поди, не тронули! Это нас скосили малость. Мы неугодные. Ты вон какой дрыщ вымахал! Поперёк дороги лежишь с дружками своими, напомаженными. Уж лучше на холме жить, чем косой, как баба, завиваться!

- Так меня и спросили!

- Ладно, подначил тебя трошки. Так пытки, говоришь? Видал, аж дыбом встал от страха. Но не по нашу душу. Бабское это. И не будем смаковать, а то чешусь я от таких страшилок.

- А ты застал, когда нас по молодости зараза какая-то жрала, что аж руки на себя наложить хотелось?

- Ээ, да, помню. Еле выжили. Но многие издохли, кого-то под корень. Не знаешь, что страшнее, черти те кусачие или яд, которым нас заливали. Еле отплевался я тогда. Думал, загнусь. Чего только не вспомнишь…

- А на иных посмотришь и диву даёшься: розовые, чёрные, фиолетовые, в халу кручёные, спиралью торчащие.

- Это тоже всё бабское.

- А у кого-то вообще нет…пустынно, ни один не шелохнётся!

- Это наша перспектива. Вон, уже две трети из нас поседели. Не далёк тот час, когда облетим все к чертям собачьим…

- Тсс! Тсс!

- Что случилось?

- Ахтунг, други! Все пригнулись, держимся покрепче, кто за что может! Гребень прямо по курсу!

- Эй, ты, не льни ко мне! Что вцепился? Утянешь за собой!

- Извини, брат, это я от страха.

- Ладно, что уж там! Прорвёмся!

- Если не порвёмся…

Тэк-с, что у нас тут? Примялись все, топорщатся. Никакого порядку! Сейчас причешемся. Вооот, другое дело. Тьху, облетают заразы. Не пора ли подровнять немного? Пожалуй, можно. Серёдка хорошо отросла. Сейчас мы вас расчешем, налачим, как следует, и лысинку-то прикроем. О, как легли! Будто бы молодой! А височки чуть подкрасим для моложавости. Или так оставить?



Рубрика произведения: Проза -> Юмор
Ключевые слова: гребень, лысина, волосы,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 08.08.2016 в 12:41
© Copyright: Ват Ахантауэт
Просмотреть профиль автора






1