1. Душа моя, проснись, еще не вечер...






ПУТЕШЕСТВИЕ

________________________________________________________________



Душе моя, что спишь? Воспрянь, оденься,
привыкни к первозданному труду
творенья слов... О, лепет без младенства,
дурь без вина, parole... Мы – в аду…

______________________________
Александр Миронов

1.
________________________________________


Душа моя, проснись, – еще не вечер,
и в клочья не изорвано трико –
свистки трибун, и флаг судейский клетчат –
до финиша совсем не далеко…

Пока скопцы с Любовью сводят счеты
и миг дрожит слезинкой на щеке,
как глухари гнездятся звездочеты
на шаг… и от судьбы невдалеке,
пока слеза горька как перец красный
и час застыл, и мелок циферблат…

– Ваш пистолет заряжен не напрасно
в чужбине, где НИКТО не виноват?

В стране, где мелок бес и голос выспрен –
едва зарозовеют небеса,
ваш шаг, Дантес, уже гремит как выстрел
над речкой, где НИКТО не воскресал...

Здесь лепестки, и бороды из пакли,
поклоны, дифирамбов решето...

– Вам завернуть?... – их раздают как вафли
тем травеститам в розовых манто,
тем пращурам рыдающих галёрок
в тот час, когда клубится серпантин
и гаснет свет, и расцветает порох
хлопушек и искусственных седин.

– Я вас узнал, вы Моцарт птичьих трелей!
– Ах, полноте... я, право, не просил, –
всего лишь размечтавшийся бездельник,
и, на худой конец, я... Дебюсси…

И школьницы оттачивали почерк
в те годы, что растают как гляссе
на блюдечке санкт–петербуржской ночи,
в бокале черной ночи Туапсе,
на берегу заснеженному килькой
и по песку с тяжелым рюкзаком...




а школьницы всё бегают на шпильках
там, где Христос тащился босиком...

.    .    .    .    .    .    .

Вот Белоснежка. Тщилась тихой ласки…

…и женщина познавшая печаль,
когда студеной ночью на салазках,
когда б и темноты не замечать,
везла сквозь тьму, расстрелянною ночью,
сквозь день вчерашний, порохом дыша,
тоску из коммунальной одиночки
на кладбище... а ангел – вопрошал…

на Пискаревку, где горели звезды –
рождественский небесный карнавал,
с руками обожженными морозом...
а ангел горевал и горевал...


Душа моя! И мы прорвем блокаду,
как наши деды в белую пургу,
в сугробах под застывшим Ленинградом –
те, ангелы в серебряном снегу, –
те, праотцы неевропейской кости –
насквозь, навылет или наповал… –
мы победим! все флаги будут в гости!

.    .    .    .    .    .    .

  А в белом небе ангел тосковал...






















.



Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 47
Опубликовано: 04.08.2016 в 15:59
© Copyright: Олег Павловский
Просмотреть профиль автора






1