Мститель


Мститель
                                              «Генерал! Вас нету, и речь моя
                                                обращена, как обычно, ныне
                                                в ту пустоту, чьи края - края
                                                некой обширной глухой пустыни…»
                                                                                                   (Иосиф Бродский)

Семидесятые годы были в Палеарктике годами лицемерия. Начало восьмидесятых прибавил к этому капли цинизма и ожидания чего то. То, что было - было маразмом, но ещё нечто висело в воздухе - назовём это ожиданием. Если откровенно, то в 1983 году я считал, что людей чести уже не существует на белом свете, или все они сидят - кто за решёткой, кто в краях не столь отдалённых, а кто в собственной норе. Как я ошибался! Оказывается, люди чести, которые во имя этого забытого в те годы понятия готовы отдать всё - жизнь, свободу - существуют. И они рядом. Во времена моего пребывания в советской армии и службы чужой империи в N-ской воинской части мне довелось в этом убедиться. Более того, оказалось, что существуют люди, которые во имя выяснения сути высказываний готовы поставить на кон всё и сознательно переломать свою судьбу.

Однажды в N-скую воинскую часть, которую солдаты гарнизона между собой называли «батальон смерти» привезли пополнение новобранцев. При этом все они были родом с Кавказа - представители очень разных народов эти горы населяющих. Адаптировались они к условиям своей новой армейской жизни тяжело - слишком многое у них вызывало внутреннее сопротивление. Это в полной мере относилось и к рядовому Т. Жаль, не могу припомнить точно его национальности. Впрочем, это и к лучшему. Разных народов живёт на Кавказе более двухсот. Так об этом пишут этнографы. Никто даже точно не знает сколько народов там живёт, и кого можно считать отдельным народом, а кого этнической группой. Говорили о его национальности разное - я боюсь ошибиться.

Но я не о том. А вот о чём. Вот о каком случае, с позволения сказать. Однажды солдату Т. приказали осуществить очищение Ленинской комнаты от грязи там накопившейся по нерадивости служивых. Другой солдат - великоросс громогласно засомневался в качестве исполненной рядовым Т. работы, применяя при этом нелитературные высказывания и выражения, которые напрасно было бы искать в словарях русского языка. В частности, он вспомнил матушку рядового Т. (о которой он, естественно, не имел ни малейшего представления, а также понятия не имел об отношении к матери у жителей Кавказа). Он сказал, что с его мамой он осуществлял некий процесс. Как правило, подобные высказывания солдаты разных северных, славянских, в частности, национальностей не реагируют вообще, понимая абсолютную бессмысленность и фантастичность этого утверждения. Но в этом случае реакция солдата была совершенно иной, неожиданной, непредсказуемой и острой. Выражение лица рядового Т. из гордо-презрительного изменилось - наполнилось ненавистью, глаза сверкнули и громко прозвучало: «Ты нэ панимаешь, что ты сказаль! Ты же маю мат аскарбил! Я тэбя зарэжу!»

Никто на эти слова никакого внимания не обратил - мало кто из солдат угражал другому солдату - особенно во время частых ссор и конфликтов в казарме. В адрес горца сказали ещё пару «ласковых» слов, подкрепив их рукоприкладством, и на том разошлись. Но солдат Т. был человеком слова.

Ночью он проснулся, пробрался на кухню, выбрал самый большой нож повара (ибо его кинжал забрали у него ещё на призывном пункте). Дежурный по части, как обычно, спал и ничего не заметил. Дежурного по столовой, естественно. в столовой не было. Остатки наряда по кухне заканчивали чистку картофеля и на рядового Т. внимания не обратили, столовую как обычно, на ночь не запирали. Рядовой Т. вернулся в казарму с огромным ножом и зарезал солдата, который его оскорбил.

Рота проснулась утром, но с кровати встали не все - один солдат так и остался лежать, смотря стеклянными испуганными глазами в потолок. Он и матрас под ним были насквозь пронизаны длинным ножом. Рядовой Т. ничего не скрывал - даже гордился своим поступком. Его отвезли под конвоем в комендатуру гарнизона. Больше мы его не видели. Дальнейшая судьба его мне не известна.

Как правило, если в N-ской части кого-то осуждали, то замполит перед строем срывал погоны, говорил, что это уже не солдат, а зэк, военный трибунал заседал непосредственно в воинской части и так далее и тому подобное. Так было регулярно, так было много раз. Но ту - молчок. Никто ничего об этом мстителе солдатам не сказал. Даже вездесущий телефонист, который подслушивал разговоры - и тот ничего не знал. Остались легенды, в правдивость которых я просто не верю. Это кто-то выдумал. Кроме того, все эти легенды одна другую отрицали. Согласно одной легенде, трибунал пришёл в тупик. Ведь никто - ни дежурный по части, ни дневальный, ни дежурный по роте, ни часовые не видели, что бы рядовой Т. ночью пробирался на кухню (которая должна закрываться - мало кто чего в котёл может всыпать) и вернулся оттуда с ножом полуметровой длинны. (Ну, конечно, как можно одновременно спать и видеть?) Значить, наказывать нужно чуть ли не всю воинскую часть, кучу людей, которые мирно сопели и храпели, забив на службу на своих боевых постах. Кроме того, рядовой Т. мог в такой ситуации перерезать целую роту или даже целую воинскую часть - никто бы и пикнуть бы не успел. Но он этого не сделал. Значит, он человек сознательный, верный своему слову, честный, верный присяге. А если взять во внимание тот факт, что на то время в N-ской воинской части служило два шизофреника и один лунатик (правда их считали симулянтами и давали в руки оружие, хотя солдаты знали, что они действительно больные - так симулировать невозможно), то дело становилось вообще запутанным и туманным…

Поэтому трибунал решил, что потерпевший, то есть убитый, которого не один раз обвиняли в неуставных взаимоотношениях и прочих правонарушениях, которые по сути были преступлениями, и за которые он сидел неоднократно на гауптвахте, страдал на манию преследования и многочисленные фобии, защищаясь от различных монстров и чудищ, являвшихся ему по ночам, прятал под подушкой кухонный нож. И в результате неосторожного обращения с этим предметом, от случайно проткнул себя. А рядовой Т. просто себя оговаривает. И чтобы больше он этого не делал, осудить его на два года дисциплинарного батальона и перевести после отбытия наказания в другую часть…

Я не верю в это. Это очередной миф грязной казармы. Но кто его знает…

(Авторский перевод. Написано на основе реальных событий 1983 - 1984 годов.)




Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 50
Опубликовано: 03.08.2016 в 22:30






1