БОРИСЛАВ/भूरिश्रवस् BHŪRIҪRAVAS БХУРИШРАВАС И БУРИВОЙ/भूरिवल


ВЛАДИСЛАВ КОНДРАТЬЕВ

                                 БОРИСЛАВ/भूरिश्रवस् BHŪRIҪRAVAS БХУРИШРАВАС
                                        И БУРИВОЙ/भूरिवल BHŪRIVALA БХУРИВАЛА

      Имя Борислав не относится к самым распространённым русским именам. По крайней мере – именно в форме Борислав. Другое дело – Борис. На первый взгляд: имя Борислав – типично русское, славянское, исконное, а Борис – редукция (сокращение) полной формы Борислав. Но, как любили некогда говаривать в Ереване, если бы дело обстояло так просто, то армянское радио им бы не заинтересовалось.

      В популярной литературе существует мнение о славянском происхождении имени Борислав (Борис). Так, Н. А. Петровский указывает, что имя Борис является сокращением имени Борислав,[1] а само имя Борислав происходит “от бор- (ср. борьба, бороться) и слав- (ср. слава).”[2]

      А. В. Суперанская имя Борислав считает славянским, утверждая, что “Борислав слав. [от основ со значением бороться + слава]”.[3] А вот относительно редуцированной формы имени у неё, как видно, такой уверенности нет, а потому она высказывается осторожно, что имя Борис “рус. и болг. [возможно сокр. от Борислав].”[4]

      Осторожность понятна. Так, например, М. Фасмер писал, что имя Борис “обычно связывается с именем др.-болг. вождя Βόγορις, Βώγωρις, Βορίσης, крещенного в 864 г. Последнее – из монг. bogori «маленький».”[5] Версия о монгольском происхождении русского имени Борис была высказана ещё в XIX в. В. Томашеком.[6] Несмотря на то, что с 1923 г., когда В. Н. Златарски опубликовал свою работу, считается доказанным, что ср.-греч. формы имени, приводимые, в том числе и у Фасмера, являются искажениями имени в форме Βορίσης[7], несмотря на то, что К. Менгесу не удалось обнаружить монгольское слово bogori (boghori)[8], несмотря на то, что в монгольском языке понятие низкий опосредуется словом бага, а маленький – словом (словосочетанием) бага зэрэг (невысокийбогино, крохотныйжижигхэн и т. п.) – несмотря на всё это монгольская этимология имени Борис продолжает существовать.

      При этом этимологи прошлого не объясняли, как монгольское слово (как выяснилось – никогда в природе не существовавшее, или доселе не обнаруженное) попало в язык болгар и стало именем Борис, а также и то, как монгольское происхождение имени Борис может быть объяснением тюркоязычия болгар (не вдаваясь в тему происхождения болгар – здесь не место рассматривать этот, безусловно, интересный и важный вопрос, отметим лишь, что в настоящее время у болгар и поволжских тюрок – татар – набирает популярность идея о первоначальном ираноязычии болгар, в противовес тюркской версии, которая в XX в. сменила популярную в XIX в. версию об изначальном финно-угорстве болгар[9]; одновременно с этим произошла, так сказать, обратная рокировка в понимании происхождения венгров, которые из изначально тюркоязычных перешли в угороязычных; всё это дополняется версией о сложносоставном характере этих народов, состоящих из тюркских, финно-угорских и славянских элементов[10]).

      Несмотря на то, что монгольскую этимологию имени можно считать историческим курьёзом, она по-прежнему имеет ограниченное хождение – благодаря переизданиям словаря Фасмера (есть даже мнение, что приводимая Фасмером этимология ему же и принадлежит), откуда попадает в разного рода любительские издания.[11]

      Нужно предположить, что поскольку тюркские и монгольские языки являются агглютинативными (агглютинирующими) и объединяются в гипотетическую алтайскую макросемью, то именно это и давало некоторым лингвистам прошлого, а также и непрофессионалам современности, при доказательстве тюркоязычия болгар, использовать… монгольские факты (пусть бы и несуществующие в реальности, как упомянутое выше слово bogori или boghori). Именно поэтому, скорее всего, Б. Унбегаун и утверждал: “Единственным [восточнославянским. – В. К.] языческим именем тюркского происхождения было, вероятно, имя Борис, от протоболгарского Богорис, если это не аббревиатура имени Борислав”.[12] Нетрудно заметить, что Унбегаун даёт мнение о тюркском происхождении имени Борис, совершенно не задумываясь о верности такой версии, не проверяя её, давая версию явно с чужих слов (Унбегаун не был тюркологом), но при этом, понимая её сомнительность, говорит об этом очень осторожно, употребляя выражения вероятно, если не… Понятно, что читатель, не имеющий филологического образования, зная, что Унбегаун – филолог-славист, может не заметить всех этих вероятно, если не, а потому воспринять данную версию на веру.

      Между тем славянская исчерпывающая этимология рассматриваемого имени была сделана ещё в XIX в. Г. Г. Гинкеном, который рассмотрел имя Борис со всеми подробностями: Борис – сокращение имени Борислав, подобно тому, как Вадим – сокращение имени Вадимир, Житом – из Житомир (топоним), Радог – из Радогост, Людим – из Людимьск (топоним) или из имён, например, Людимир, Людимил, Людимысль, др.-польск. Борим – из Боримир или Боримысль и т. д. и т. п.[13]

      А. В. Селищев полностью разделил теорию Г. Г. Гинкена на происхождение имени Борис как редукции полной формы Борислав, указав, что “уже с давнего времени в более широком применении были сокращения сложных имён. Результаты сокращения были представлены в таком виде: 1) от второй части оставался только начальный согласный Бори-с вместо Борислав <…>.”[14]

      Польский лингвист С. Роспонд считал имя Борислав примером так называемого морфологического гибрида в славянской антропонимии: “Например, Борис (уже в болгарской династии 852 г.) < Borislav (cр. чеш. Borivoj 894 г.). Это гипокористическое производное типа RadoslavRadили же BorislavBor + греч. суффикс -ις –ης.”[15]

      Тем не менее, так как имя Борис (см. выше) носил болгарский вождь (князь), а, наряду с финской и иранской версиями происхождения болгар, существует и тюркская версияих происхождения, то и тюркская версия происхождения имени Борис является живучей, при этом имя в форме Борис неправомерно отрывается от исходной формы – Борислав.

      Так, высказывалось предположение, что в основе имени Борис, которое, в этом случае, никак генетически не связано с полной формой имени (Борислав), лежит слово – некий древнетюркский корень bärсо значением дать, давать.[16] При этом следует оговаривать, что данное слово – гипотетическое, то есть не от реального слова строится этимология, а под существующее имя “реконструируется” слово (в данном случае – *bär), которое потом и служит для “объяснения” имени, для которого тоже “реконструируется” форма bäris,[17] при этом вновь опускается, что это – не реальное слово, а “реконструкция” из “реконструкции”, то есть строится цепочка предположений: *bär→ *bäris→*Бярис → *Барис → *Барыс (данная форма реконструируется едва ли не для того только, чтобы подогнать имя под современное наименование барса в казахском языке – барыс) → Борис. При этом как бы происходит подстраивание современного казахского слова барыс под белорусскую (на письме) форму имени БорисБарыс. Однако не учитывается, что так называемый фонетический принцип записи слов в белорусском не является в полной мере фонетическим: имя Борис, хотя и имеет форму (на письме) Барыс, тем не менее буква «а» передаёт отнюдь не звук [a], а редуцированный (в безударной позиции) звук [o] (от праиндоевропейского краткого[ŭ], передававшегося на письме буквой еръ, то есть ъ, что и до сих пор сохраняется в болгарском письме, где слово Болгария пишется как България). Следует признать, что данная этимология выглядит безусловно натянутой, она не учитывает фонетические законы славянских языков, оперирует вневременными категориями и опирается на то, что отрывает форму Борис от формы Борислав.

      Однако данный факт – наличие имени в форме Борис (ср.-греч. Βορίσης,откуда, как было показано выше, ср.-греч. формы Βόγορις, Βώγωρις) – не может, сам по себе быть доказательством тюркской версии происхождения имени. Так, О. Н. Трубачёв, рассмотрев “Этимологический словарь немецких фамилий” Й. К. Брехенмахера, на основании приведённых там имён Borislaw и Boriz, записанных в Западной Померании, которые, очевидно, попали в немецкий именослов в форме (виде) Börs, Börisch, совершенно справедливо указал, что славянская, а не дунайско-болгарская “этимология имени Борис получает сильное подкрепление именно благодаря факту древнего парного существования полной и краткой форм на одной территории у части славян, практически не знавших никаких тюркизмов”.[18]

      Данная точка зрения отражена и в Этимологическом словаре славянских языков (ЭССЯ), где отмечено, что о.-с. *borislav/*borislava: болг. Борислав (из древнего Берислав), ст.-чеш. Bořislav, Bořislava, др.-русск. Бориславъ – это антропонимическое сложение формы повелительного наклонения от глагола *boriti или *borti и основы *slav-, а уменьшительной формой от *borislav является ст.-сл. (др.-болг.) Борисъ (со ссылкой на Г. Г. Гинкена); отмечено, чтонем. фамилиbBörs, Börsch, восходят к этой славянской краткой форме имени (Борисъ), в 1176 г. – Boriz, на крайнем сев.-зап. слав. территории, в Поморье, а потому “известная булгарско-тюрк. этимология имени Борис <…> ощутимо ослабляется этими прибалтийско-славянскими свидетельствами, находящимися вне зоны тюрк. влияний”.[19]

      Одним из доказательств правильности утверждения, что Борис – уменьшительная форма имени Борислав, можно найти в русских летописях, где, например, упоминается киевский боярин по имени Пётр, который упомянут, кроме прочего, ещё и с отчеством: как Пётр Бориславич и как Пётр Борисович.[20]

      Тюркская версия происхождения имени Борис имеет, кроме Борис < Βορίσης, < Βόγορις, Βώγωρις < монг. (несуществующее) bogori, boghori, где Борис неоправданно отрывается от полной формы Борислав, ещё и подверсию о производстве имени от слова барс, высказанную В. Н. Бешевлиевым.[21] Слово барс в русском языке считается заимствованием из тюрк. языков.

      Так, М. Фасмер показывает, что русское барс – “из туркм., хивинск., др.-тюрк., уйг. bars «тигр, пантера, рысь»”,[22] при этом ссылается на Радлова, у которого эти слова помечены 1158 и 1457 гг.[23] Получается, что славянское имя возникло в IXв. от слова, заимствованного не ранее XII в. Далее Фасмер предлагает сравнить туркм., хивинск., др.-тюрк., уйг. bars стур., тат. pars.[24] К этимологии слова барс мы ещё вернёмся, а пока лишь отметим, что имеются и другие этимологии имени.

      Недаром А. В. Суперанская в словаре русских личных имён, изданном в 2005 г. высказалась осторожно о славянской этимологии имени Борис.[25] Уже в 2006 г. ею высказана иранская этимология имени: Борис – из др.-перс. варес в значении наследник.[26] Невозможно понять, как звук [v] в указанном слове преобразился в слав. звук [b] имени Борис, каким образом в безударной позиции звук [а] трансформировался в [о] – по каким фонетическим законам произошли все эти метаморфозы – совершенно непонятно. Да, известно, что в греческом языке произошло изменение звука [b] в звук [v], но, во-первых, это произошло в греческом, а не славянском, во-вторых, звук [b] др.-греч. языка в первые века н. э. перешёл в звук [v] языка ср.-греч., отчего, например, город bāb-ilāni (аккад.), имевший вид в греч. Βαβυλών, известен русским по именем Вавилон, а в зап. языках –Babylṓn (согласно чтению Эразма Роттердамского), лат. Babylon, onis. То есть, Борес, посредством греч. мог бы стать Воресом, Ворисом (где звук[о] – безударный), а затем, на славянской почве, безударный [о], редуцировавшись, дать [а] – при транскрибировании имени в греч. передаче.

      Словом, искомое имя из ир. слова, приводимого А. В. Суперанской, не этимологизируется.
Кстати, процесс, пережитый греч. языком ([b] →[v]) имел место и в и.-а. языках, отчего город वरणासी varaṇāsī, или वाराणसी vārāṇasī (санскр.) стал зваться बनारस Banāra(хинди). А, например, имя Венудари वेनुदरि venudari превратилось почти в… Бендер.

      Версия ир. происхождения имени Борис имеет и другую разновидность: коль скоро в монг. Языке не обнаружено слово bogori, то оно может быть, по мнению Ивана Танева Иванова, иранским и иметь значение помазанник божий. То есть bog- в bogori – это иранское слово baga-, но не славянское Бог из о.-сл. *bog. Очевидно, что данная этимология ангажирована иранской версией происхождения болгар. Понятно, что славянская теория объяснит этот компонент несуществующего слова bogoriиз слав. языка, а если будет высказана и.-а. версия происхождения болгар, то – из санскрита.

      Итак, мы имеем версии происхождения имени Борислав Борис / (где Борис –сокращённая форма полного имени):

      1. Слав.: *borislav/*borislava: болг. Борислав (из древнего Берислав), ст.-чеш. Bořislav, Bořislava, др.-русск. Бориславъ – от глагола *boriti или *borti и основы *slav-.

      2. Монг.: Борис (без Борислав) – от несущ. слова bogori.

      3. Ир.: Борис (без Борислав) – от несущ. слова bogori в значении помазанник божий.

      4. Ир.: Борис (без Борислав) – от слова варес в значении наследник.

      5. Тюрк. Борис (без Борислав) – от названия зверя барс, и (или) несуществующего слова *bär, от которого производят другое гипотетическое слово, то есть *bäris.

      Ни одна из представленных версий, кроме славянской, не имеет убедительных доводов в свою защиту. Выше мы это показали (а к версии Борис < bars «барс» мы ещё вернёмся).

      Рассмотрим славянскую этимологию имени Борислав. Выше мы привели мнение авторов ЭССЯ, что данное имя – *borislav/*borislava: болг. Борислав (из древнего Берислав), ст.-чеш. Bořislav, Bořislava, др.-русск. Бориславъ – от глагола *boritiили *borti и основы *slav-.

      Обратим внимание, прежде всего, на основу *slav-. Вряд ли возможно оторвать это слово от о.-с. *slоv-.

      П. Я. Черных даёт нам: слово слава имеет значение широкая и почётная известность как «свидетельство народного признания чьих-л. заслуг, таланта, доблести и т. п.»; «известность в качестве кого-л., в каком-л. отношении»; «репутация»– из о.-с. *slava; и.-е. корень *k’leu-(: *k’lōu-: *k’lū-), тот же, что и в словах слово, слух, слышать и др.[27]

      Русское слово слово, о.-с. *slоvо, род. пад. *slоvеse; и.-е. корень *k’leu-(:*k’lоu-); ср. лат. cluor (и.-е. основа *k’lu-es-) – «мнение», «слава»; греч. κλέος (κλέFος) – «молва», «слух», «слава»; авест. sravah- – «слово»; др.-инд. śravas[то есть çravas. – В. К.] – «звук», «хвала», «слава»; тохар. А. klyw, B. kälywe (и.-е. основа *k’leṷ-os-).[28]

      М. Фасмер показывает, что слава, др.-русск. и ст.-слав. слава (δόξα, αἴνεσις) родственны, в том числе (за пределами славянского мира), лит. šlóvė «честь, хвала», вост.-лит. šlãvė «честь, слава» šlоvẽ «великолепие, роскошь», šlãvinti «славить», лтш. slava, slave «молва, слава», греч. κλέος, диал. κλέFος «слава», др.-инд. çravas «хвала, слава, почёт», авест. sravah- «слово», др.-ирл. clú «слава», иллир. имя собственное Ves-clevesis [то есть Всеслав. – В. К.].[29] Сюда же интересные параллели: слав. славить, лит. šlãvinti «славить», др.-инд. çrāváyati «заставляет слушать, возвещает», авест. sravayeiti – то же.[30]

      Далее, русское слово, др.-русск. и ст.-слав. слово, род. пад. словесе (λόγος, ῥῆμα), прасл. *slovo (основа на -es-) родственны лексике, приводимой в статье о слове слава.[31]

      Отметим ещё раз и.-а. лексику, идентичную славянской: слава, слово, слух, слыть и т. п., – по словарю В. А. Кочергиной. Это этимологически связанное со словом श्रव çrаva в значении слух (чувство), а также орган слуха, ухо[32] слово श्रवण çrávana в значении слушание, учение, репутация, крик, зов, приглашение[33], а далее слова श्रवस् çrávas в значении звук, слава, зов, призыв, цена, награда, приз, восторг, восхищение, рвение, усердие, пыл, вид, внешность[34],श्रवस्य çrvasyá в значении алчущий славы, быстрый, пылкий, славное деяние[35], श्रु çru в значении слышать о чём-либо, от кого-либо; прислушиваться, внимать; учить, изучать[36] (ср. русск. слух), श्रुत् çrut в значении слушающий, внимающий (это слово – श्रुत् çrut – всегда используется как второй компонент сложносоставленных слов)[37], श्रुत çruta в значении услышанное, выученное, усвоенное, учёность, эрудиция[38] (ср. русск. слыть), श्रुति çruti в значении слушание и услышанное – одно из названий Вед[39], श्रुत्य çrutya в значении достославный, знаменитый[40].

      Рассматривая данную лексику, попутно заметим, что со словом श्रावण çrāvaa в значении назв. пятого месяца индийского календаря; соотв. июлю – августу,[41] А. М. Селищев связывал этимологической взаимосвязью происхождение этнонима славяне (о.-сл. *slověne –> ст.-сл. словѣне).

      В своей книге, озаглавленной А. М. Селищевым “Старославянский язык”, рассматривая суффикс -ēn-ino, -jan-ino, он отмечал, что вторая часть суффикса – то есть -ino– указывала на единичность и в формы множественного числа не входила,[42] а сам суффикс использовался для образования существительных со значением имен лиц по их принадлежности к коллективу какой либо страны, какого-нибудь места жительства, какого либо общественного класса[43]: “selʼaninъ – selʼane, gordjaninъ – gordjane – ст.-сл. гражданинъ – граждане –русск. горожанин – горожане; ст.-сл. самарɪ̵анинъ, – “житель Самарии”; галилѣɪ̵анинъ –“житель Галилеи”; болɪ̵аринъ<…>.”[44] И в этой связи он рассмотрел, особенно на этом не останавливаясь (и как бы не заостряя на этом внимание) связь славянского этнонима словѣне с рядом иноязычных слов, в том числе и с индоарийским: “<…> słověninъ, множ. słověne. Суффикс -ěninъ указывал, что корень этого имени относился к названию местности или реки Słovъ(или Słovo, Słova): słověninъ – из Слова или из Словы (со Слова, со Словы). Корень slov- восходил к более раннему сочетанию k’loṷ– имел значение “течь, орошать, чистить”. Ему соответствует в литовском šlúo-ju (“мету, чищу”) топонимические Šlavė, Šlovė, в др.-индийском šrāv-ana (название дождливого осеннего месяца) <…>. Неизвестно, где находилась местность или река Słov (Słovo, Słova), по имени которой называлось население её. Но в топонимии Повисленья и Поднестровья названия с słov- имеются.[45] Например: несколько сёл “Словени” в Могилёвском, Смоленском и других краях.”[46]

      Но и этим фактом славянские и индоарийские параллели не исчерпываются. Сопоставим то, что этноним словаки этимологически связан с этнонимом славяне (праслав. *slověninъ, мн. *slověne, ст.-сл. словѣне). А этот этноним мы связали с др.-инд.श्रावण çrāvaa и другими словами из этого же этимологического гнезда. Если всё это не случайные совпадения, то и для этнонима словаки должен существовать др.-инд. аналог.

      И он есть: श्रावक çrāvaka 1. Прислушивающийся к (-о) 2. т .1) слушатель 2) ученик 3) последователь (Будды или Джины).[47] Это даже более поразительное тождество славянского этнонима и др.-инд. термина, чем в случае с этнонимом славяне (праслав. *slověninъ, мн. *slověne, ст.-сл. словѣне) и श्रावण çrāvaa. Этноним словаки и термин श्रावक çrāvaka не просто состоят из одних, по сути, и тех же формантов (одинаковых корней и суффиксов), они и семантически тождественны: те, кто принял учение Христа – принял название словаки, те, кто принял учение Будды или Джины – принимал название श्रावक çrāvaka.

      Далее, на Руси хорошо известно так называемое “Сказание о Словене и Русе и городе Словенске”. Здесь не место подробному рассмотрению как самого Сказания, так и авторе, месте и времени его создания. Отметим здесь лишь поразительную параллель славянского сказания с древнеиндийскими. Так, мы видим в нашей истории славянского персонажа по имени Словен (Словян?) и соотносимый с ним по названию (имени) город Словенск (Словянск?), основанный Словеном (Словяном?). А в Индии мы находим так называемую Солнечную династию (Сурья-ванща सूर्यवंश sūrya-vança, то есть, дословно, солнечный род, или – род Солнца), среди царей (раджей) которой есть царь (раджа) по имени श्रावस्त çrāvasta[48], основавший соотносимый с ним по названию (имени) город çrāvasti[49].

      Итак, компоненту имени: о.-с. *borislav/*borislava, Борислав – то есть основе *slav-; slava – мы нашли и.-а. соответствие – словоश् रवस् çrávas в значении слава[50].

      Теперь вернёмся к первой части имени, которую предложено считать производной от от глагола *boriti или *borti.[51]

      Думается, здесь не всё так просто. И дело вот в чём.

      М. Фасмер приводит, рассматривая слово буй в значении «храбрый, отважный; дикий», а также родственные слова, сближает их с др.-инд. bhū́yān «больше, крупнее, сильнее», bhū́yiṣṭhas «самый сильный, очень сильный». Другая ступень чередования: др.-инд. bhávīyas- «бoлee обильный», авест. baoyō нареч. «длиннее», др.-инд. bhuriṣ «обильный, большой,многочисленный»[52].

      Др.-инд. bhuriṣ «обильный, большой, многочисленный», санскр. भूरि bhū́ri в значении многочисленный, большой, богатый, частый, сильный[53] выглядят настолько заманчивым в плане отождествления с русским (славянским) именем Борис, что это, на первый взгляд, кажется даже слишком подозрительным. И тем не менее, очевидно, что это так и есть. Ибо, как русскому имени Борис имеется полная форма – Борислав, так и санскр. слову भूरि bhū́ri (др.-инд. bhuriṣ) соответствует реальное имяБхуришравас[54](то есть भूरिश्रवस् bhūri-çravas), которое, например, мы можем найти в восьмой книге (Дронапарва द्रोणपर्व, droṇaparva) Махабхараты (महाभारतम्, mahābhāratam) – это имя царя, сына царя Сомадатты и внука царя Бахлики, сражавшегося на стороне Кауравов.

      Русское буй, ст.-сл. боуи – изо.-сл. *bujь объясняют обычно как -j-овое производное (первоначально прилаг.) от и.-е. *bhou- / *bhū- ‘расти, становиться сильным’[55], при этом отмечается родство с др.-инд. компаративом bhū́yān ‘больше, сильнее’, bhū́vuya‘сущий, существующий’[56].
     
     Очевидно, нужно иметь в виду, что славянское буй имеет, в разных славянских языках и диалектах, значение сильный ветер; место, открытое для действия ветра; возвышенное, открытое место.[57] В таком случае представляется продуктивным сравнение со словом буря, о.-сл. *bura/*bur’a, ср. греч.слово Βορέας [вариант Βοῤῥᾶς. – В. К.] ‘северный ветер’ производное от и.-е. *bhurejā-s [58].

     Итак, русскому имени Борис соответствует др.-инд. bhuriṣ «обильный, большой, многочисленный», санскр. भूरि bhū́ri в значении многочисленный, большой, богатый, частый, сильный, а полной форме имени – Борислав – санскр. имя भूरिश्रवस् bhūri-çravas. Этому отождествлению, думается, есть довольно необычное подтверждение: кроме имени Борислав имеется польская форма – Burysław (имя полумифического правителя вендов), а также и немецкая и скандинавская форма – Бурицлафр/Búrizlafr (чаще всего это имя транслитерируют как Бурицлав).

     И в Индии имя Бхуришравас भूरिश्रवस् bhūri-çravas не является единственным именем такого типа. Так, у раджи Дхритараштры был сын по имени Бхуривала. [59]Санскр. भूरिवल bhūrivala, как нетрудно заметить, состоит из уже хорошо нам известного भूरि bhū́ri и слова वल valá в значении личного имени[60], тождественного слову बल bála в значении сила, власть, насилие, военное господство, армия, войско[61]. Наличие данного и.-а. имени невозможно переоценить для русской истории. И вот почему. Только по Иоакимовской летописи известен полулегендарный князь Буривой (cр. чеш. имя Borivoj 894 г., приводимое С. Роспондом[62]), отец князя Гостомысла. Так как достоверность Иоакимовской летописи ставится под сомнение, то и существование Буривоя и Гостомысла также вызывает большое сомнение. Очевидно, что существование раджи по имени Бхуривала भूरिवल bhūrivala, имя которого состоит из тех же компонентов, что и имя князя Буривоя, является весомым доводом в пользу теории о существовании и летописи, и князей, в ней упомянутых.

      Возвращаясь к версии о тюркском происхождении имени Борис из якобы названия барса в тюрк. языках (древнее имя Борис выводится из современного казах. слова барыс), то само тюркс. слово, обозначающее хищного зверя– явное заимствование из и.-а., где слово भरिष bhariṣa значит хищный[63]. Этимологически оно происходит от भर bhára, имеющего значение добыча[64], а это слово производно от भर् bhаr со значениями нести, держать, поддерживать, кормить, иметь, обладать[65]. Эти слова исконнородтсвенны русскому бор со значениями «сбор, налог», связанному чередованием гласных со словами беру, брать[66].

      Подводя итог исследованию, можно с уверенностью утверждать, что исконнославянское имя Борислав, о.-с. *borislav/*borislava: болг. Борислав (из древнего Берислав), ст.-чеш. Bořislav, Bořislava, др.-русск. Бориславъ – это имя исконнородственное санскр. имени Бхуришравас भूरिश्रवस् bhūri-çravas; краткой его форме Борис соответствует др.-инд. bhuriṣ «обильный, большой,многочисленный», санскр. भूरि bhū́ri (भूरिbhū́ri), фонетическим вариантом его является форма Бурислав(польск. Burysław), отмеченная западными источниками как Бурицлафр/Búrizlafr (чаще всего это имя транслитерируют как Бурицлав), а наличие и.-а. имени Бхуривала (санскр. भूरिवल bhūrivala), тождественного слав. Буривой, не только усиливает сделанные нами выводы, но и является доказательством существования как Иоакимовской летописи, так и упомянутых в летописи персонажей.



[1] См.: Петровский Н. А. Словарь русских личных имён. М., 1980. С. 65. [2] Там же. [3] Суперанская А. В. Современный словарь русских имён: Сравнение. Происхождение. Написание. М., 2005. С. 53. [4] Там же. [5] Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. М., 2003. Т. 1. С. 194. [6]См.: Tomaschek W. Bulgarori // Paulys Real-Encyclopadie der classischen Altertumswissenschaft. Band 3. Stuttgart, 1899. S. 1044. [7] См.: Златарски В. Н. Намереният в Албания надпис с името на бълг. княз Борис-Михаил // Slavia. Кн. II. 1923. С. 90. [8] Cм.: Мenges K. H. Altaic Elements in the Protobulgarirn Inscriptons // Byzantion. 1951. Fasc. 1. P. 116. [9]См.: Tuhnmann. Untersuchung iiber die Geschichte der ostlichen Volker. B. 1774. [10]См.: Klaproth. Tableaux histoire de l’Asie. 1826. [11] См.: Квита Г., Миронов В. Словарь имён: Происхождение. Толкование. Именины. М., 1998. С. 36. [12] Унбегаун Б. Русские фамилии. М., 1989. С. 11. [13] См.: Гинкен Г. Г. Древнейшие русские двуосновные личные имена и их уменьшительные // Живая Старина. Вып. III. 1893. С. 440 – 461. [14] См.: Селищев А. М. происхождение русских фамилий, личных имён и прозвищ // Избранные труды. М., 1968. С. 112. [15] Роспонд С. Структура и классификация древневосточночлавянских антропонимов (имена) // Вопросы языкознания. М., 1965. Вып. 3. С. 12. [16] См.: Добродоммов И. Г. Из булгарского вклада в славянскую антропонимию (к этимологии имени Борис) // Антропонимика. М., 1970. С. 229 – 236. [17] Cм.: Там же. [18] Трубачёв О. Н. Из материалов для этимологического словаря фамилий России (Русские фамилии и фамилии, бытующие в России) // Этимология 1966. М., 1968. С. 8. [19] Этимологический словарь славянских языков (ЭССЯ). Праславянский лексический фонд. Вып. 2. М., 1975. С. 203. [20] См.: Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. II. Ипатьевская летопись. М., 1998. С. 452, 461, 541; ПСРЛ. T. IX. Патриаршая или Никоновская летопись. М., 1965. С. 235, 237, 239; ПСРЛ. T. XXV. Московский летописный свод конца XVв. М.-Л., 1949. С. 78; Русские летописи. Т. V. Львовская летопись. Рязань, 1999. С. 162; ПСРЛ. Т. XXVIII. Летописный свод 1497 г. Летописный свод 1518 г. (Уваровская летопись). М.-Л., 1963. С. 36, 192. [21] См.: Бешевлиев В.Прабългарски епиграфски паметници. С., 1981 [22] Фасмер М. Цит. раб. Т. 1. С. 128. [23] См.: Там же. [24] См.: Там же. [25] См.: Суперанская А. В. Современный словарь русских имён… С. 53. [26] См.: Она же. Словарь русских личных имён. М., 2006. [27] Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. В 2 т. М., 2002. Т. 1. С. 173. [28] См.: Там же. С. 176. [29] См.: Фасмер М. Цит. раб. Т. 3. С. 664. [30] См.: Там же. [31] См.: Там же. С. 673. [32] См.: Кочергина В. А. Санскритско-русский словарь. М., 2005. С. 657. [33] Cм.: Там же. [34] Cм.: Там же. [35] Cм.: Там же. [36] См.: Там же. С. 658. [37] См.: Там же. [38] См.: Там же. [39] См.: Там же. [40] См.: Там же. С. 659. [41] См.: Там же. С. 657. [42] См.: Селищев А. М. Старославянский язык. Ч. 2. М., 1952С. 65. [43] См.: Там же. [44] Там же. [45] См.: Rozwadowski J. Encoreune étymologie – oupseudologie – dunomslave (“Зборник филологичких и лингвистичких студиjа А. Белићу”. Београд,1921. С. 129 -131. ; Budimir M. Jevr. kʼleu-, teči, plaviti, prati, čistiti (в том же сборнике, 97 – 112). – Прим. А. М. Селищева. [46] См.: Селищев А. М. Цит. раб. С. 65. [47] См.: Кочергина В. А. Цит. раб. С. 657. [48] Cм.: Там же. [49] См.: Там же. [50] См.: ЭССЯ. Вып. 2. М., 1975. С. 203. [51] См.: Там же. [52] Фасмер М. Цит. раб. Т. 1. С. 234. [53] См.: Кочергина В. А. Цит. раб. С. 484. [54] См.: Темкин Э. Н., Эрман В. Г. Словарь индийских имён и названий // Древняя Индия: Три великих сказания. Литературное изложение и предисловие Э. Н. Темкина и В. Г. Эрмана. В 2-х тт. Т.2: Сказание о Кришне. Сказание о великой битве потомков Бхараты. СПб., 1995. С. 312. [55] ЭССЯ, Вып. 3. М., 1976. С. 85. [56] Там же. [57] См.: Там же. [58] Cм.: Там же. [59] См.: Темкин Э. Н., Эрман В. Г. Словарь индийских имён и названий. С. 312. [60] См.: Кочергина В. А. Цит. раб. С. 569. [61] См. Там же. С. 462. [62] Роспонд С. Цит. раб. С. 12. [63] См.: Там же. С. 476. [64] См.: Там же. [65] См.: Там же. [66] См.: Фасмер М. Цит. раб. Т. 1. С. 192; см. также: ЭССЯ. Вып. 2. М., 1975. С. 218.

© 23.07.2015 Владислав Кондратьев
© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2015
Свидетельство о публикации №215072301723



Рубрика произведения: Проза -> История
Ключевые слова: Борис, Боривой, Русские имена, Индославика,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 49
Опубликовано: 28.07.2016 в 17:58
© Copyright: Владислав Кондратьев
Просмотреть профиль автора






1