«ЗЕЛЕНКА» ДЛЯ УМИРАЮЩЕГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ. Виолетта Баша, "Литературная Россия", 2006



Виолетта Баша, "Литературная Россия", 2006 г.

«ЗЕЛЕНКА» ДЛЯ УМИРАЮЩЕГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
Кому выгодна реформа медицины? Чем она обернется для народа?

Сейчас много говорят о широко разрекламированных президентских национальных программах, в числе которых и реформа здравоохранения. Но и в успешных странах любая реформа – это риск. Что же говорить о России, население которой вымирает?! Как отметил президент Путин, «через 15 лет нас будет меньше на 22 миллиона». Еще лет сто – и спасать будет некого. Мы удивляем мир высокой ранней смертностью, не соответствующей представлению о цивилизованной стране. Средний россиянин живет на 15,4 года меньше американца, на 17 лет меньше француза, на 19,1 года меньше шведа, на 19,6 года меньше японца. Спустя 20 лет с начала перестройки мы подводим итог: состояние, которое специалисты называют посттравматическим синдромом. И как следствие показатель смертности от сердечно-сосудистых заболеваний в России составляет более 50% и является одним из самых высоких в Европе. Около 40 процентов россиян – гипертоники, среди людей старшего возраста их более 80 процентов. Отечественное здравоохранение похоже на смертельно больного. Переход к коммерческой медицине гибелен для нищего вымирающего населения. Недаром ставшая скандальной с самого момента ее объявления «зурабовская» реформа была отложена. Но и нынешний вариант сам ее «рулевой» Зурабов сравнивает с «зеленкой» для смазывания царапин. Свалившиеся словно с неба 63 миллиарда рублей позволили отложить на 2 года переход к платной системе. Отсрочка не случайна: надо дотянуть до новых выборов. Пока медицину решено оставить бесплатной. Однако за громко провозглашенным повышением зарплаты медикам не слышно тревожных сигналов.

Здравоохранение в коме


На слушаниях в Сенате США, посвященных ситуации в России, член руководства сенатского комитета по иностранным делам демократ Джозеф Байден главной причиной того, что население России сократится на 50 млн. в течение ближайших 50 лет, назвал проблемы в российском здравоохранении.
«Система финансирования здравоохранения нуждается в срочной реформе. Гордиться особо нечем», - отметил и министр Михаил Зурабов, выступая в Гос. Думе.
После развала СССР продержаться бесплатной медицине позволила система обязательного медицинского страхования (ОМС), похожая на соломинку для утопающего.
Это было полуголодное выживание. Финансирование через страховые фонды зависит от зарплат в регионе: чем беднее регион, тем беднее в нем медицинские учреждения. Но именно в таких регионах наиболее незащищенное население, не способное выдержать реформу
В интернете на форуме города металлургов Новотроицка я задала вопрос: «Довольны ли вы уровнем медицинского обслуживания?». Довольных не оказалось. В очередях к врачам люди теряют сознание.
Александр М.: «Сегодня мой отец вернулся из больницы, где простоял полдня в очереди. Следующая за ним по очереди женщина упала в припадке и он подхватил ее. Моему отцу 75 лет. Два инфаркта. Вторую группу инвалидности он оформил только в сентябре этого года, предварительно написав в горздав заказным письмом. На предыдущие не зарегистрированные обращения не реагировали никак».

Чтобы попасть к специалистам, люди с раннего утра стоят на улице. Больным, пожилым это не под силу.

Участники опроса рассказывают:

- Жена пошла на прием к лору в поликлинику комбината к открытию. К этому времени очередь в регистратуру уже стояла на улице. К лору выдают четыре талончика в день. Желающих – не менее 10 человек. На вопрос, что же делать, в регистратуре ответили: занимайте очередь раньше. Сейчас зима, и значит, придется долго стоять утром на морозе. Даже если у тебя было что-то не очень серьезное - можно окончательно заболеть
- К невропатологу попасть еще труднее, дают всего несколько талончиков в неделю. Не знаю, имеет ли смысл занимать очередь.
- Попасть к кардиологу очень трудно.
- Сдать кровь на анализ или кардиограмму - минимум часа полтора в очереди.
- Штаты сокращают, возможности выбрать специалиста нет. Мой участковый терапевт «послепенсионного» возраста, у нее на все один рецепт. Слава богу, лечусь не у нее, а по месту работы. Но на вызовы приезжает она. Это тихий ужас!
Добавьте к этому нищету больниц, нехватку врачей в поликлиниках и почти полное их отсутствие на селе. Огромные диспропорции в финансировании медицины в разных регионах. Невозможность получить современное эффективное лечение. Нехватку машин скорой помощи, тяжелое положение с ней в целом. Нищенские зарплаты медиков, огромные теневые траты населения на медицинские услуги, коррупцию чиновников. Ситуацию можно назвать комой. Судя по словам Зурабова, на развитии системы обязательного медицинского страхования поставлен крест. «Система позволила медицине выжить, но решить ее проблемы не смогла», - заявил он. Но что предлогают взамен?
На первом этапе: внедрение «семейных врачей», сокращение больниц, укрупнение поликлиник, закрытие медпунктов в селах и деревнях, создание межрайонных центров диагностики, увеличение числа станций скорой помощи. Но не все так просто.

Эйфория и горькая пилюля реальности

Врачи поликлиник живут в состоянии эйфории. Участковым повышают зарплату до 15 тысяч рублей в месяц, врачам общей практики - до 20 тысяч. В первичном звене работают около 56 тысяч человек. Эти люди, как подчеркнул Зурабов, «принимают на себя основной удар». В настоящее время в России насчитывается 406 тысяч врачей. При этом без повышения зарплат остается основная часть медиков. Врачей разделили на тех, кому повысят зарплату, и тех, кто останется в «черном списке».
Известный детский хирург, профессор Леонид Рошаль, резко раскритиковал предлагаемые Министерством здравоохранения и социального развития меры:
- Решение увеличить зарплату только врачам и медсестрам первичного звена не приведет к улучшению ситуации. Понятно, что хотели укрепить первичное звено в поликлиниках. Однако не учитываются интересы специализированных врачей, которых сегодня не хватает в поликлиниках.
Повышения зарплат первичному звену не достаточно, чтобы возродить медицину. Разве можно сравнить 15-20 тысяч рублей с доходами пластических хирургов или стоматологов частных клиник? Не хватает высококлассных молодых специалистов. Обещанная прибавка не привлечет их в нужном количестве. А врачи скорой помощи о таком повышении зарплаты только мечтают! Средняя по регионам зарплата меньше почти в несколько раз. Выпускники медицинских академий обходят «скорую» стороной. На съезде, состоявшемся осенью 2005 года, врачи «скорой помощи» предложили сделать ее платной и провели всероссийскую забастовку. И хотя согласно национальному проекту будет закуплено 10 тысяч машин скорой помощи, этого явно недостаточно для многомиллионного населения страны.

Резче всех высказался Леонид Рошаль:

- Здравоохранение мы не улучшим, пока государство не дополнит в него то, что должно. И прежде чем вводить новое сразу по всей стране, взяли бы 5-10 территорий и попробовали, будет ли эта система работать?
Рошаль напомнил, что реформа здравоохранения в стране идет много лет, а нашей больной медицине становится все хуже. На проведение проектов у Всемирного банка был взят заем 336 миллионов долларов. «Он был потрачен впустую. Деньги ушли в песок», - заключил Рошаль.
Может быть, именно поэтому на местах больше скепсиса, чем веры. Регионы не спешат отказаться от существующей системы. Так, и.о. исполнительного директора Фонда ОМС по Удмуртии Валентина Златкис заметила, что в словах Михаила Зурабова не содержится прямое указание на ликвидацию этой системы и никаких изменений в работе фонда не намечается. Но альтернативы нет, заявил Зурабов, «спустя год-два-три» он вернется к «коммерческим изменениям». Так под шумок о повышении зарплат медикам, нам готовят горькую рыночную пилюлю.

Нужны ли стране здоровые дети?

Еще одним новшеством является введение системы семейных врачей. Отказ ради этого от педиатров и гинекологов опасен для нации. Сейчас вакансии участковых врачей-педиатров заполнены только на 55 процентов. При этом 90 процентов женщин в стране имеют отклонения в состоянии здоровья, 70 процентов родов проходят с осложнениями. Ежегодно умирает 16 тысяч детей.
Участники моего опроса в Новотроицком форуме рассказывают:
- После выписки из роддома к новорожденному на следующий день обязан прийти участковый врач. Но ко мне она явилась только на 3-е сутки и то только после угрозы пожаловаться заведующей. Затем вместо того, чтобы приходить через день в течение месяца она явилась всего 2 раза.
- Знаю о нехватке и при этом продолжающемся сокращении профильных врачей в детских поликлиниках.
Наиболее авторитетный в данном вопросе специалист Леонид Рошаль высказался резко:
- Введение врача общей практики в поликлинике разрушает сложившуюся российскую структуру здравоохранения, в том числе структуру детской медицины». По словам Рошаля, российская система - одна из лучших в мире, а внедрение института врачей общей практики чревато увольнением большого числа педиатров и акушеров-гинекологов:
- Нынешняя попытка ввести систему семейных врачей - третья. Две первые провалились в 1992 и 1997 годах. Приказ о врачах общей практики - это айсберг, способный разрушить наше здравоохранение. Предлагаемая система может оказаться полезной лишь на селе и в отдаленных регионах, где невысока плотность населения. К тому же потребуется двукратное увеличение расходов. Организаторы этой реформы - люди, далекие от практической медицины.

«Кариозные монстры» платной медицины

По телевидению нас круглосуточно пугают «кариозными монстрами» и советует беречь здоровье при помощи «орбита без сахара». Словно кариес - единственное, чем больны россияне! Треть россиян смертельно больна и ничего об этом не знает. От этой болезни умирают чаще других: гипертония подкрадывается незаметно и может убить в одно мгновение - пока ваши родные поймут, что у вас не просто закружилась голова, и вызовут врача. А ведь эпидемия гипертонии – это не весь список болезней, убивающих наш народ.
Но прогуляемся по окраине Москвы. В одном из микрорайонов на расстоянии двух километров - пять салонов пластической хирургии и шесть стоматологий. Расценки – от 30 долларов за выдернутый зуб – до 130. За 130 вам предложат кофе, пирожное и видео в уютном зале ожидания. Чем больше платишь, чем лучше наркоз: вы не то, что боли вы не почувствуете, - вас охватит эйфория под расслабляющую музыку и обаятельную улыбку молодого дантиста. Вот только этот чудо-доктор по диплому – бывший хирург, который не захотел оперировать за гроши и переучивался уже по «зубной части» в Европе. Это – рынок. И на нем нам предлагают голливудский оскал и бюст размером со счет олигарха в швейцарском банке!
Я расспрашивала знакомых, которым пришлось перенести операции. Никто не сделал их бесплатно! Одной из них удаляли опухоль в середине девяностых. Операция прошла успешно. У подруги была отдельная палата и особый уход. Плата составила 2 тысяч долларов. Это – в государственном медицинском учреждении! От такой же операции скончалась супруга одного моего знакомого - не перенесла наркоза. Никто из врачей не ответил за ошибку. Вероятно, моему приятелю надо было заплатить, а он не смог.
Рынок жесток, цена жизни на нем измеряется в долларах, а бесплатная медицина – это миф. По оценкам специалистов Минздрава, средняя цена на услуги акушеров в наших роддомах составляет от 6,5 тысячи рублей до 1,5—2 тысяч долларов.

Участник опроса на новотроицком форуме Александр проработал много лет на Орско-Халиловском металлургическом комбинате, в тяжелейших условиях занимался ремонтом промышленных дымовых труб, по сути – промышленным альпинизмом, на большой высоте в дождь и в град, рискую здоровьем и зачастую жизнью. Тяжёлые детали подавались наверх вручную верёвкой. Зимой он и его коллеги грелись на улице около бочки с дровами – положенной им бытовки не было. Однажды он чуть не сорвался, завис и попал под град, провисел немало времени, пока чудом не спасся. Годами он, как и другие жители города, дышал воздухом, наполненной всеми элементами таблицы Менделеева. На производстве заработал тяжелую форму болезни суставов. Сейчас он не может заснуть от боли. Он почти потерял зрение и вдобавок получил гипертонию. Он верил, что работает для блага страны, а она его в беде не оставит. Когда началась приватизация, его, потерявшего здоровье, выкинули с комбината, единственного градообразующего предприятия города. Ему отказали в выдачи всех необходимых для оформления профессионального заболевания документов. До сих пор оформить инвалидность он не смог. Он рассказал, как недавно три раза за одну неделю пытался попасть к врачу, но так и не попал - очереди были огромные, и ему становилось плохо. Он сам себе делает уколы, на врачей не рассчитывает. Хотя претензий к ним он не имеет. Его претензии – к городским властям, отвечающим и за медицину. Но болезнь прогрессирует. Восстановить суставы можно: в Самаре делают операции по вращиванию искусственных суставов. Но операция стоит 2800 евро. При его скромной зарплате сумма неподъемная. Переход к платной медицине для таких людей звучит как приговор. Он нашел работу в ПТУ, однако работает, пока может ходить. А дальше? Если ноги откажут?
- Уйду в поле, - говорит он, - упаду на землю русскую, да и сдохну. (Он говорит не умру, а «сдохну»!). - Умирают люди, а нас такими не считают.

«Некоммерческая» коммерция

По мнению Зурабова, нужно отказаться от сметного принципа финансирования и перейти на оплату медицинских услуг по факту, что обеспечит качество обслуживания. Реформа в перспективе предполагает создание автономных некоммерческих организаций вместо государственных поликлиник и больниц. Основные фонды могут быть переданы в собственность. Даже сами врачи говорят о неизбежной в этом случае "прихватизации". Согласно новому закону, будет введен новый механизм страхования неработающих по минимальной стоимости единой для всей страны базовой программы. Каким будет этот бесплатный минимум? Все той же «зеленкой» для коматозного больного!
Нам говорят, что рынок - это качество. Верится с трудом. В Москве гололед, и восьмидесятилетняя мама моей знакомой упала и сломала руку. В ближайшей больнице ей оказали первую помощь и велели через неделю явиться в травмопункт районной поликлиники. С большим трудом она добралась до травмопункта. Врач принимал ее тридцать секунд (!): бросил сквозь зубы, что не обязан ее обслуживать, раз первую помощь ей оказали в больнице – пусть там и лечат. Он не осмотрел руку, сказал, чтобы она пришла через три недели. У нее осталось ощущение, что ее грубо послали.

Спасение утопающих…

Заявлено, что реформа позволит перейти от финансирования огромной сети здравоохранения на финансирование «стандарта лечения», сделать больницы «рентабельными». Как? Да просто! Под шумок о повышении зарплат врачам замалчивается о повсеместном сокращении коек в больницах. Участник опроса Александр рассказал, что после операции по ампутации ноги его маме, ее быстро выписали домой, пообещав навещать. Недолго длилось долечивание: мама Александра ушла из жизни, освободив врачей от забот. Практика выписывать безнадежных больных умирать дома – общеизвестна, к ней теперь еще прибавится и желание побыстрее избавиться от всех больных.

По словам главврача Новгородской клинической больницы Ирины Семеновой, быт и сантехника в больнице никуда не годятся, больничная территория запущенна. Раньше в больнице было 940 коек, на которых лечилось 16-17 тысяч больных, теперь - только 840 коек, но лечится уже 21 тысяча в год. Староват средний возраст персонала: среди врачей 11 пенсионеров. Кадровую проблему трудно решить при таких заработках: оклад начинающего доктора 1500—2000 рублей. Опытный врач может получить до пяти-семи тысяч. Штат не заполнен: работает 840 человек, а ставок 1700. Больные сахарным диабетом препараты приносят с собой - больница их не получает. Реформу она понимает так:
- Ставится задача сократить пребывание в больницах до минимума и загрузить поликлиники. Но к этому не готовы ни больные, ни врачи поликлиник.

Врачи – против!

Итог оценки реформы подвел Леонид Рошаль.
"Страшно далеки они от народа", - заявил он в Гос. Думе. Главный педиатр России академик Александр Баранов дал оценку: "Главная ваша идея - сначала перекачать деньги в поликлиники, а потом провести отчуждение имущества".

2006



© Copyright: Виолетта Баша
Просмотреть профиль автора






1