Ведьма


Ведьма
Лет пятнадцать назад это было. Я тогда подыскал маме квартиру в пятиэтажке-новостройке на окраине Нижнего Тагила. Поближе к саду, как она и хотела. До сада ножками ходу три минуты, а там у нас хозяйство, садик-огородик, цыпочки, пёс-барбос, только что коровы нету.
Дом ещё заселялся. Половина жильцов – бывшие хозяева снесённого на этом месте частного сектора, а из пришлых на пятый этаж въехала только молоденькая дамочка приятной наружности. Как водится на окраинах, все друг друга знают, а с новенькими обязательно знакомятся, без стеснения выспрашивая обо всём. Но вот молодая жиличка на откровенные разговоры не очень-то раскручивалась. Известно стало лишь, что не замужем, детей не имеет, звать Инна, а родители в какой-то дальней деревеньке проживают.
По гостям Инна не ходила, но соседок не чуралась, когда те сами наведывались под разными предлогами – то за солью, то по телефону позвонить. Интересно же посмотреть, как да чо? Но дальше порога молодуха никого не пускала, тем самым только подогревая нездоровый интерес к своей персоне. А в этом окраинном посёлке женщина была заметная, выделялась на общем платочно-фуфаечном фоне аккуратной одеждой и ухоженным видом. И хоть не красилась, как большинство женщин, не кокетничала, да и болтушкой-веселушкой совсем не была, но местные мужики все поголовно стали заглядываться на новосёлшу. Я её тоже видел часто (Инна с мамой в одном подъезде проживала), но особого впечатления на меня она не произвела. Может, потому что всегда в женских коллективах трудился и насмотрелся «красоток», может, особенно не приглядывался.

У меня в том посёлке был небольшой продуктовый магазин. Коллектив небольшой и часто, когда кто-нибудь выбывал временно из строя, я приезжал на подмену сам. Так что и грузчиком поработал, и на кассе посидел. Как-то вечером сижу вот также на кассе в пустом торговом зале – народ в деревне не большой любитель шопинг-туров – скучаю, и тут заходит эта Инна. Ну, зашла и зашла, для меня просто обычный покупатель. Жду, когда выберет товар и подойдёт к кассе. Мадам повыбирала минут пять, потом несёт какую-то мелочевку и трёхлитровую банку с гранатовым соком. В магазине больше никого нет, никто от работы не отвлекает. Чего бы мне спокойно не отбить чек за пару единиц товара? Но эта Инна подошла, глянула в глаза, и… я поплыл. В один момент как-будто погрузился в сладкий сон, почувствовав такое сексуальное возбуждение, что сам изумился. Подобное вообще за всю жизнь не испытывал (хотя опыт имел немалый, грешен!). А тут сижу в истоме, но чек выбиваю и всё соображаю. Вроде. Инна, ни слова не говоря, уходит. А я сижу и балдею ещё с полчаса. Потом помаленьку взбодрился, проверил кассу и понимаю, что за банку с соком она не заплатила. Вот, я раззява! Сок гранатовый - достаточно дорогой товар для нашего небольшого магазинчика. Не обеднеем, конечно, но сладостное ощущение от встречи с девушкой оказалось слегка подпорчено.

По поводу такого гипноза (или что это было?) я здорово на себя удивлялся. Внушаемым никогда не был. Сколько раз присутствовал на концертах заезжих гипнотизёров, которых в советские времена привечали и в армии, и в школах (разве что в ясли не пускали). Ни одна собака не могла меня ни в сон вогнать, ни руки сцепить (их любимый приёмчик проверки на внушаемость). Да и Кашпировский с Чумаком по телику совершенно никакого впечатления на меня не производили, в отличие от многих домочадцев, родственников и знакомых.
Более того, начитавшись профессиональной литературы, которой было полно у дедушки в библиотеке, сам проводил гипнотические опыты над братьями-сёстрами и друзьями. И причём, успешно. Бросил, правда, после того, как двоюродную младшую сестру еле-еле в чувство привёл потом. Перепугался сам тогда здорово!..
А тут какая-то деваха, мимоходом, ни слова ни говоря, в транс вогнала! Да какой! Я прямо утонул в её бездонных глазах. Наваждение какое-то!

Но через день она зашла в магазин и, улыбаясь, отдала мне деньги за сок.
- Я позавчера забыла вам заплатить. Вот, возьмите.
И смотрит так лукаво. Понимаю, что она, похоже, в курсе моих тогдашних ощущений. Вот ведьма! Только теперь вот общаюсь с ней - и вообще никакого намёка на эйфорию. Всё ровненько, как с обычной тётенькой. С тем и удалилась. После того случая я долго на кассу и в торговый зал не попадал (не было необходимости), поэтому Инну видел иногда только, когда маманю навещал.

А про неё уже поползли нехорошие слухи. Мол, чужих мужей отбивает у честных баб. Причём, любовные разборки заканчиваются трагически. Одного мужика ревнивая жена довела до того, что тот, напившись, запер её в доме и подпалил. А потом, не вынеся душераздирающих криков, полез за ней в ревущее пламя, да там и остался. Другой в горячке, во время драки свою бабу насмерть прибил, и тут же из охотничьего ружья сам застрелился. Кто-то там ещё отравился, утопился и повесился… Это действительно происходило, но что ж на одну деваху-то всё валить? Самим нужно жить по-человечески. К тому же Инна ни с кем хвостом не крутила, даже намёка не давала. Как заехала одна, так и жила второй год в одиночку. Мужики к ней не ходили, это точно (мама врать не будет). Но слава по посёлку всё же шла нехорошая.
Потому, наверное, молодая женщина, чтобы лишний раз не напоминать о себе, старалась особо на глаза не показываться местным – на работу в центр города уезжала рано, возвращалась затемно.

Как-то раз в маминой квартире с ночевой у меня гостил старый дружок Владик. Днём мы что-то достраивали в саду, а после обязательных шашлычков под водочку пошли в квартиру мыться и спать. И надо ж такому случиться, Владик в дверях подъезда сталкивается нос в нос с Инной (та мусор понесла на ночь глядя)! Да не просто сталкивается, а в обнимку. Ну, посмеялись, да разошлись бы. Ан нет, Владик попался накрепко в сети. Смотрю, что-то стал он по поводу и без повода напрашиваться помогать мне по хозяйству в саду. То сарай достроить, то теплицу перекрыть, то то, то сё… И всё норовит вечером у подъезда потереться. Чтоб, значит, на Инночку, оказывается, лишний раз глазком взглянуть. Говорю ему: «Что ты жмёшься, как пионер у знамени? Давай познакомься с ней поближе!»
Но Владик – парень скромный. Пришлось с ним вместе у подъезда дежурить, пока Инна не появилась. Когда мимо проходила, остановили каким-то вопросом, потом заболтали. Вобщем познакомились. Девушка оказалась вполне себе контактная, без жеманства и с юмором. Видно было, что соскучилась по приятному человеческому общению. Я, рассмотрев её повнимательнее, и сам был бы не прочь в другое время замутить лямур, но низзя – жена, дети!.. А Владик по жизни холостой, да и по возрасту с ней, видно, ровесники, по четвертаку где-то обоим. Короче, после этого знакомства он напрямую с молодухой стал общаться, без посредников в моём лице. Про помощь в саду и вовсе позабыл, неблагодарная душа! Какой тут сад, когда любовь майской сиренью расцвела буйным цветом!

Кстати, при встрече с Инной я всегда ощущал как раз такой запах, чем-то напоминающий сиреневый. Приятный очень. Но ничего похожего в продаже не встречал почему-то. А у Инны всё не получалось спросить, что за парфюм такой эксклюзивный?

Но вернёмся к Владику. Он до того с молодой женщиной сблизился, что уже несколько раз ездил к её родителям в деревню. Помогал там что-то по хозяйству, привёз мебель и даже вагончик строительный притаранил с работы. А что, пусть стоит – в огороде места много! У самой Инны дома стал чуть не каждый день бывать. Причём, всегда заявлялся с букетом, тортиком и всякими няшками. Баловал, как мог свою девочку.

А какие чудеса мне про неё рассказывал! Как однажды провожал её поздно вечером с другого конца города, с Красного Камня, полного шпаны, и тут подвалила пьяная или обдолбанная компания человек в восемь-десять. (Владик был трусоват по природе, я представляю, что он тогда пережил). А Инна совершенно спокойно взяла двоих из ушлёпков под белы рученьки, отвела чуть в сторонку, пошептала им что-то, потом вернулась к стоявшему, как в столбняке, Владику и повела его своей дорогой. Остальные пацанчики просто молча расступились под её взглядом.
Но особенно меня ошеломило то, как наш садовый собачек-волкодав Ефимыч среагировал на Инну при первой встрече. Обычно он обгавкивал всех приходящих к нам на участок сразу, как только они появлялись на дороге, метрах в пятидесяти от дома. Даже постоянного гостя Владислава материл на своём собачьем языке по полной программе каждый раз. А вот когда Инна заявилась (завернули с Владькой по каким-то делам), кавказец Фимка, как какой-нибудь гламурненький пуделёк, давай вовсю вилять хвостом и ластиться к ней, облизывая языком руки! Вот тебе и надёжная сторожевая собака!
Были и другие необычные случаи с этой загадочной Инной, но описывать все - слишком долго. Отмечу только одну важную деталь: хронический эпилептик со второй группой инвалидности и гипертоник с постоянной головной болью Владик, после знакомства с молодой женщиной, напрочь позабыл все свои многолетние болячки! Спустя год, при очередном медосвидетельствовании, его перевели на третью группу, а ещё через год и вовсе сняли инвалидность. Причём, объяснить это начавшейся лет десять назад "оптимизацией" здравоохранения никак нельзя, ибо всё происходило 15 лет тому, в относительно благодатные для убогих льготников годы.

Вобщем оба голубка излучали бескрайнюю любовь и счастье, но... дальше обнимашек и поцелуев у них дело не заходило. Владик мне постоянно на это жаловался. Комплексовал очень по такому поводу. Мол, меня девушки не любят. А я жениться хочу, и только на Инне!

Но Инна была непреклонна. Мягко и тактично уходила от близости. Как бедолага Владик с ней год продержался - я не представляю! То, что у него за всё это время не было другой женщины – знаю стопроцентно. И что этой странной девке надо от молодого парня? Если не любит, зачем тогда с ним возится? Когда столько мужиков вокруг более представительных. Но вот как раз другие, более представительные, в дом к ней не попадали, да и из соседей даже никто у неё в апартаментах ни разу не отметился. Один Владик ходил в числе привилегированных. Я интересовался у него, как там обстановочка? «Обыкновенная, говорит, ничего сверхъестественного... Только в платяном шкафу как-то случайно увидел белое свадебное платье. К свадьбе готовится?.. Спрашивать не стал, постеснялся». Ну, и ладно.

Значит, с год они так дружили, можно сказать, платонически. А потом Инна его потихоньку отдалять от себя принялась. То один повод найдёт, то другой, чтобы не встречаться. Владик, получив очередной от ворот поворот, приходит к маме моей на первый этаж, сидит и жалуется ей на любовь свою несчастную. Но в конце концов перестал к несостоявшейся невесте наведываться. Кто этих баб разберёт, что у них на уме, так что зря мучиться и время терять!

А через месяцок мама мне новость выдаёт – Инну схоронили!
Я Владьке сразу не решился рассказать. Он постоянно выспрашивал при встрече, вижу ли Инну, не ходит ли с каким мужиком, как выглядит, что делает… Сообщил трагическую новость только через несколько дней, когда не мог уже отвертеться от прямых вопросов. На Владьку было больно смотреть. Я не припомню случая, чтоб так резко лицо у человека поменялось. Почернел прямо сразу весь. И разрыдался. Очень глубоко, видно, к этой Инне проникся. Хотя он всегда был излишне сентиментальным.

В ближайший выходной пошли навещать могилку. Благо кладбище тут же на окраине, рядом. Полчаса пешим ходом. Я нарезал гладиолусов с астрами в саду (как раз конец августа), Владик роз красных огромный букетище закупил. Пошли поутру. У сторожа получили направление движения. Тот всех покойничков по именам знает, что стареньких, что новеньких. Подходим к свежему холмику с деревянным крестом. С чёрно-белого овала знакомое лицо Инны улыбается. Владик в слёзы, а я гляжу на даты рождения и смерти, и челюсть потихоньку отваливается… 29 февраля 1944 – 13 августа 2002 года!!! Это что ж получается? Инне было 58 лет?!

Показываю Владику, у него тоже шок. Не может быть! Ей максимум на вид было лет тридцать! Да и то с большой-большой натяжкой! Наверное, похоронная служба что-то напутала. Вобщем посидели, помянули стопочкой, а когда, прощаясь, уже повернулись уходить, оба почувствовали знакомый, похожий на сиреневый, аромат! Будто привет из мая ветерком донесло!
- Владька, чувствуешь?!
- Да, это Иннины духи…

На другой день Владик уговорил свозить его навестить родителей покойной Инны (у самого машины не было никогда). Загрузив гору гостинцев, двинули. Путь неблизкий, но часа через три добрались, тем более дорогу он хорошо помнил, хоть и глушь несусветная.
Вышли у домика старого, но ещё крепкого. В огороде вагончик строительный стоит – значит, по адресу. Стучимся. Выходят старики. Совсем дремучие. Пригласили в гости, напоили чаем с душицей под домашнее печенье. А когда мы задали, мучавший нас вопрос про возраст покойницы, полностью всё подтвердили. Никакая не ошибка. Родилась Инночка в 1944 году, после того, как деда Ивана демобилизовали с фронта по ранению, и он вернулся в родное село к своей Любаше, с которой тут и живут уже 59 лет. Имя дочери, странное для наших мест, он тоже придумал. На войне где-то услыхал… Красивое.



Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Ключевые слова: Любовь, страсть, несчастье, горе, похороны, колдунья, могила, кладбище, деревня, урал, колдовство, магия, черные глаза, Инна, красивая женщина, роковая,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 59
Опубликовано: 21.07.2016 в 06:48
© Copyright: Петя Камушкин
Просмотреть профиль автора






1