Неворошиловский стрелок



* * *
Молчание погромче грома,
Когда кого-то долго ждёшь.
Оно громадно, неподъёмно,
Как черноморский ливень-дождь.

А болтовня потише смерти,
В которой никого и нет.
Лишь дует понапрасну ветер,
Укачивая Белый Свет.

Молчание лесов остывших –
Как будто осень на дворе.
Лишь эхо душ давно охрипших
Катается по всей земле.

А тишина большого дома,
Где так уютно и тепло,
Как громыхание огромно,
Коль в доме нету никого.

Не уходи. Побудь со мною,
Мой самый главный человек!
Послушаем, как ветер воет,
Качая наш осенний век.

Молчит уставшая планета.
Кричит камина костерок.
И тяжелее сердца нету,
Былого счастья уголёк.

Раскаты грома не помогут
Мне сердца стук перекричать.
Осталось мне совсем немного
Допеть и заново начать.
15 / 09 – 14г.

* * *
Как сложно верить сердцу своему,
Когда уныло опадают листья,
Когда не веришь старому уму
И злые мысли в воздухе повисли!

Как сложно верить собственным словам,
Когда дожди закрыли солнце людям,
Пришёл конец когда-то летним дням.
Придёт зима – о лете мы забудем.

А за окном темнеет небосвод,
Быстрее и отчаянней темнеет.
Не жди, когда зима к тебе придёт,
А разожги костёр любви скорее.
17 / 09 – 14г.

БЕЗУМНЫЙ ДЕНЬ
Безумный день уходит на закат,
А в голове гудят тупые мысли.
Не повернуться времени назад,
Как не повесить золотые листья.

Заплачь о нас, мой уходящий день!
Ведь больше некому о нас поплакать.
Осенних дней коротенькая тень
Так быстро превращает вечер в слякоть.

Безумный день нам август не вернёт.
Конец. Уныло листья облетают.
День, кажется, придумал идиот,
Который о несчастьях и не знает.

Не знает он, что есть на Свете Боль,
Что достаёт до сердца Человека.
Не знает, как гуляли мы с тобой
И как сверкают на закате реки.

Как не забудет про исток река,
Как не забудет свет про чью-то тень,
Мне не забыть ушедшие века,
Где я не замечал Безумный День.
18 / 09 – 14г.

* * *
От золота осени холодно сердцу,
Лишь воспоминания даром дразнят.
Дельфины не могут на мир наглядеться,
Но мне не вернуться в приветливый взгляд.

Лишь падает, падает лист пожелтевший.
Он, как дирижёр, управляет дождём.
Чего тебе нужно от песни сгоревшей?
Ведь мы постепенно к финалу идём.

Осенняя сказка в саду опустелом
Не радует больно уставший мой взгляд.
Всё кончилось в частности.
Кончилось в целом.
И жизни остаток – не райский, уж, сад.
19 / 09 – 14г.

БРОДЯГА-СКРИПАЧ
Не жалея о том, что когда-то родился,
Потому что я опыт бесценный копил,
Ведь кому-то когда-то мой опыт сгодился,
Я поймаюсь, что жизнь стороной обходил.

Тихо падает лист золотой и холодный.
Эта осень желания вновь охладит.
Жил на Свете ли я? Было ль это довольно?
Ничего я не знаю. Душа сентябрит.

Заряжают дожди, но просветы яснее.
Тяжелее душе – невесомее лист.
Костерок горячее, а ночь холоднее.
Потерял свою цену любой мой каприз.

Одинокая скрипка звучит над планетой,
Словно в даль невесомую душу зовёт.
Всё длинней Темнота, всё короче рассветы.
Она больше к тебе никогда не придёт.

Будут длинные ночи, как тать, бесконечны.
Будут жёлтые листья над миром кружить.
Не жалейте о том, что вы были беспечны,
А жалейте, что мало осталось вам жить.

Тихо падает лист, будто молодость наша.
Тихо плачет на скрипке бродяга-скрипач.
Журавли улетают, а юность всё дальше.
А холодное небо – жестокий палач…
21 / 09 – 14г.

В ЦЕНТРЕ МИРА
В центре «Чёрной дыры» не бывает пространства.
Там и времени нет, и материи нет.
Центр «Чёрной дыры» будто знак Постоянства,
Нашей жизни мечта и библейский сюжет.

Только вечная жизнь нам, увы, недоступна.
Будут звёзды взрываться, планеты гореть.
Потому и секундой бросаться преступно.
Потому и стараемся больше успеть.

Далеко-далеко, где кочуют туманы,
Высоко-высоко, где рукой не достать,
Где живут миражи, будто хроно-обманы,
Есть другие миры, где нам не побывать.

Почему же терзаем мы тонкие нервы?
Почему убиваем подобных себе?
Одуванчик весенний распустится первым,
Что бы сдуться быстрей ветерком по весне.

Мы живём только раз, незаметно и хрупко.
Мы живём, не желая подчас ничего.
На Вселенских Часах существуем минутку.
Неужели для драки живём – и всего.

Мы живём в бесконечно бушующем мире
И себе говорим: «После нас – хоть потоп!».
А в какой-то давно позабытой квартире
Одинокое сердце спасенья не ждёт.

Золотистые листья окно разукрасят
И над миром седым вдруг опустится дождь.
Карты розданы все и побиты все масти,
Только джокер навряд ли уже обретёшь.
22 / 09 – 14г.

Ты в далёкую даль позови.
Моё сердце собою укрой.
В рюмке тают прошедшие дни.
Тает в осени лист золотой.

Расскажи, что не вечны дожди
Даже если придут холода.
Ты к спасению путь укажи.
Потерял я себя навсегда.

Ах, какой непутёвый конец!
Будто вовсе не будет весны.
Нам не склеить разбитых колец,
В этом мире не встретимся мы.

Только тянет из сердца печаль,
Горький след от ушедшего дня.
В час, когда ничего мне не жаль,
Позови за собою меня!

Зачастили с чего-то дожди.
Видно, лету пора на покой.
Ты в далёкую даль позови.
Моё сердце собою укрой.
23 / 09 – 14г.

ПОСЛЕДНЯЯ ПЕСНЯ ГРЕЯ
В поисках сказанных некогда слов
Брёл я по Свету один.
Только сюжет этой сказки не нов.
Трудно вернуться назад.
Лишь что б с ума не сойти, говорю:
Сам, мол, себе господин.
Без парусов не дойти кораблю
В порт, где тебе всякий рад.

Трудное счастье и лёгкий финал –
Крылья любви за спиной.
Я бы гитару и в руки не брал –
Было бы всё хорошо!
Только поблекли мои паруса
И постарела Ассоль.
Глуше из прошлых времён голоса.
Что меня ждёт там ещё?

С верного курса я сбился давно,
Старый забыт Зурбаган.
Алый мой парус остался в кино,
Как и колечко Ассоль.
Все кабаки меня манят к себе,
Вечно штормит океан.
Стал адмиралом давно старый Грей,
Некогда мальчик босой.

Что же случается вдруг иногда?
Где же не так я шагнул?
Нам не вернуться уже никогда
К старым аккордам гитар.
Сказочник старый уж спился давно.
Парусник мой утонул.
Только гитара и это вино.
Как же я всё-таки стар!

Даже струна моя лопнула вдруг.
Нечего больше и спеть.
Не разорвать мой запутанный круг
В песенке этой простой.
Я же когда-то, ведь, тоже хотел
Ярче светила гореть.
Счастье своё сохранить не сумел.
Где ты, морячка Ассоль?
24 / 09 – 14г.

ЭЛЕГИЯ
Всё сказано. Чего тут говорить
На фоне опадающего дня?
Как небесам всей хляби не пролить,
Так никогда мне не забыть Тебя.

А под ногами – мокрая листва.
Туман да холода над головой.
Всё сказано однажды навсегда
В тот день, когда прощались мы с тобой.
22 / 09 – 14г.

***
Я всё меньше и меньше хочу.
Я устал понапрасну хотеть.
Холода мне давно по плечу,
Надо только лишь куртку одеть.

Не морозят осенние дни,
А морозит лишь память моя.
Листья… были, ведь, все зелены,
Пожелтевшие вдруг без огня.

Облетает бездонная злость.
Облетает желание жить.
В печку вечности брошена кость,
Что б скорее тебя позабыть.

Я всё меньше и меньше хочу.
Бесполезно чего-то желать.
Скоро финиш. Я что-то топчу.
Перед финишем трудно дышать.
28 / 09 – 14г.

ЗАКАТ
А вечером закончится кино,
Угомонится Солнце до рассвета –
И вновь нахлынет что прошло давно,
Напоминая старые сюжеты.

Я прятался от моря в те года.
Я плакал там, где вряд ли стоит плакать.
А жизнь уходит раз и навсегда,
В веках не оставляя даже слякоть.

Не оставляйте счастья на песке –
На утро и следов там не найдёте!
А после лбом пройдётесь по стене,
Но так до Истины и не дойдёте.

А море так безумно глубоко,
Так просто в этом море заблудиться…
Уходит солнце снова на покой.
Лишь сердцу не дано угомониться.
2 / 10 – 14г.

ГАЛАКТИКА СЧАСТЬЯ
Где-то там, высоко, есть Галактика Счастья,
Потому что несчастья полно на Земле.
На планетах тех звёзд не бывает ненастья,
Не дождит листопадом шальным в октябре.

Там цветы не увянут от слова дурного,
Потому что там нет ни глупцов, ни врагов.
Не теряют любовь. Не лишаются крова.
И не топчут по злобе поляны цветов.

Где-то там, в небесах, есть такие планеты,
Где не знают смертей и болезней вообще!
Там приветствуют друга иль даму сонетом,
А прощаются гимном любви и весне.

Где-то там не бывает кровавых баталий,
Так как нет там политиков и королей.
Очень счастливы там, что про нас не узнали.
Ведь для них нет землянина злей и подлей.

Кто-нибудь скажет мне, чем же мы провинились?
Почему так бесславно и глупо живём?
Может быть, Там давно, уж, Любить научились?
Мы же эту любовь, будто жвачку, жуём.
6 / 10 – 14г.

ШАЛЬНАЯ ГИТАРА
Осень упрямой волчицей
Время всё гонит вперёд.
Листья мелькают, как лица,
Чьих без конца хоровод.
Все мы как листья похожи.
Только по осени всё же
Каждый свой цвет обретёт.

Будут суровы метели
И бесконечны снега.
Заиндевевшие ели
Нас обогреют с утра.
Печки зажечь, вроде, рано.
Осень. На сердце прохладно.
Воспоминаньям пора.

Плачь же, шальная гитара
По уходящему дню!
Августу осень не пара,
Душу терзает мою.
Осень – жестокая штука,
Всем проигравшим наука.
Осень в душе не люблю.

Небо седое-седое,
Будто года за спиной.
И настроенье такое,
Выдуман будто покой.
Трону гитарные струны –
Будут тяжёлые думы
В голову лезть «на постой».

Не изменить, не поправить
То, что рассеяно в дым.
Жизнь – как игра, что без правил
И как аванс молодым.
Осень на сердце приходит,
Если весну не находит
Тот, кто не красит седин.
7 / 10 – 14г.

БЫЛОЕ
Виновата осень, виновата
(Больше, ведь, никто не виноват)
В том, что стали коротки закаты,
В том, что всё дожди да листопад.

Виновата осень в том, что было,
Отчего не деться никуда.
На душе тоскливо и уныло.
Лета не осталось и следа.

Не вернётся море, не вернётся
Даже если очень захотеть.
Солнце в небесах не улыбнётся.
Никогда ты мне не будешь петь.

Не вернётся море того года,
Где был фиолетовым закат.
Снова плачет тихая природа.
Под ногами вянет листопад.

Небо всё дождило и дождило,
Будто в небесах вдруг прорвало.
Виновата осень, что так было.
Ничего поправить не дано.

Небо мою душу обложило.
Хочется в безверии кричать:
«Это было, было, было, было!». –
Жаль, что ничего не поменять.

Виновата осень, виновата,
А кого ещё могу винить?
Даже и не верю, что когда-то
По-другому думал я прожить.

В час, когда последний лист увянет
И на сердце лягут холода,
Может, память верная обманет
И не буду всё винить тогда?
9 / 10 – 14г.

ВОРОНЬЁ
По серому небу осеннего дня,
Как чёрные буквы, летит вороньё.
Они как роман про тебя и меня,
Как уголья дьявола в сердце моём.

И нет больше нот, что бы это воспеть.
Смотрю лишь, как падает горько листва.
Печальным годам суждено догореть,
Как кончилась вешняя песня моя.

По серому небу небесных дождей,
Когда за спиной лишь былые года,
Расписана песня о жизни моей
С уверенностью, что так было всегда.

Но хочется мне этот факт отрицать
И вὁронам-буквам их клювы заткнуть.
Я знаю без вас, и не надо мне врать,
Что будто нельзя прошлый август вернуть!

Вернуть невозможно, увы, ничего:
Ни наши ошибки, ни песню твою,
Ни этот закат, ни мгновенье, ни год,
Где так и не сказано слово «Люблю!».

Лишь серое небо осеннего дня,
В котором печаль скоро сердце прожжёт.
Летит вороньё. Опадает листва.
А то, что на сердце, конечно, не в счёт.
14 / 10 – 14г.

НА ПЛУТОНЕ
На Плутоне гудят ураганы
И не видно таинственных звёзд.
Как жемчужинка Солнце в тумане.
Неужели всё это всерьёз?

Никогда не бывают рассветов.
Не увидеть красивый закат.
Нет там жизни и нету сюжетов.
Ледяной, замерзающий ад.

На Плутоне, как будто бы в сердце
Потерявшем покой навсегда,
Ураганы – куда от них деться? –
Холоднее полярного льда.

Но кто знает, а может быть, в недрах
Там уютно и теплится жизнь?
Плутонята не знают о бедах,
Людям дружно живётся, кажись.

Людям надо, что б не было боли,
Что б не ведать Вселенского Зла.
Людям хлеб бы выращивать в поле,
Сеять только Добра семена.

Но ещё им решительно надо
Знать, что в мире порядок простой.
На поверхности – Смерти Прохлада,
А внутри же – покой дорогой.

Мы живём в обдуваемом мире:
Астероид, пожар, ураган.
Вот, взрываются звёзды в эфире
Вот, война, где полно бед и ран.

Нам охота к уюту прижаться,
О беде навсегда позабыв.
Только людям куда же деваться,
В колыбель ноги не уместив?

На Плутоне гудят ураганы
И не видно таинственных звёзд.
Как жемчужинка Солнце в тумане.
Неужели всё это всерьёз?
15 / 10 – 14г.

В КОСМОСЕ
Космос. Никто не поможет тебе.
Вырвался ты за пределы земные.
Лишь астероиды бьют по судьбе.
Манят вперёд тебя дали иные.

Тысячелетия как ты хотел
Грустную Землю однажды покинуть.
Космос. Запретных желаний предел.
Ты невозможное будто отринул.

Космос. Летишь всё вперёд и вперёд
И открываешь всё новые дали.
Время улиткой по сердцу ползёт.
Небо – тот край, где хоронят печали.

Сколько ты в жизни всего потерял,
Что б на просторы вселенские выйти!
Космос тебя сквозь отчаянье звал,
Только всё меньше для этого прыти.

В памяти – войны, кошмары да смерть.
Груз твой – потери да сто круговертей.
Кажется, нечего больше жалеть
Из пережитых когда-то столетий.

Рвётся, казалось бы, дальше душа
Прочь от отчаяний, прочь от былого.
Космос. Летишь ты вперёд, не спеша,
Не проклиная всего остального.

Но почему на душе тяжело?
Ты победил себя, ты пересилил.
Близятся звёзды. Тебе повезло.
Вроде бы, стоило это усилий.

Ты ж далеко улетел от Земли,
Звёзды далёкие стали поближе.
Но в твоей памяти, где-то в пыли,
То, что уже никогда не увидишь.

Космос. Отчаянье рвётся вперёд,
В новую цель впереди превращаясь.
Не обольщайся, что горе пройдёт.
Просто желаний в тебе не осталось.
16 / 10 – 14г.

ЛЕРМОНТОВСКОЕ
За осенью не увидать весны.
За тучами напрасно Солнце светит.
Мы никому на Свете не нужны.
Не будет нас – никто и не заметит.

Уж сколько их, упавших в бездну звёзд,
Забытых, никому не интересных.
Они горят – и в мире всё всерьёз,
Ласкает души звук небесных песен.

Они горят – и как-то всё не так!
Не верится, что в мире столько злости.
Но вдруг взорвутся будто Бедствий знак,
Свой жуткий свет оставив будто кости.

И мы уже не верим ничему.
Мы думаем, что звёзды все бездушны.
Смерть бывших звёзд мешает жить всему.
Рентгены их к живому равнодушны.

Зачем светили миллионы лет?
Зачем давали жизнь чужим планетам?
За окнами совсем другой сюжет,
Ведь осенью иных сюжетов нету.

Лишь капает по стёклам серый дождь
Салютом опадающих столетий.
Звезда горит. Как свечка. Не придёшь.
И виноватых нет, уж, в целом Свете.
17 / 10 – 14г.

МАРСИАНСКАЯ ПЕСНЯ
Никогда не буду я на Марсе.
Не увижу голубой закат.
Не увижу полдень с небом красным,
Плачущего сфинкса грустный взгляд.

Будут марсианские пещеры
Свои тайны без меня хранить.
Не узнать былых миров манеры.
Что напрасно Марсу слёзы лить?

Никогда мне не видать на небе
Две луны, печальных, будто жизнь.
Нету больше марсианских дебрей.
Нет людей. Не слышен детский визг.

Тьма веков над миром пролетело.
Лишь торчит, как прыщ, седой Олимп.
Марсианам жить не надоело,
Просто «чуть повздорили» они.

Люди вечно что-нибудь, да делят!
Вечно что-то не хватает им!
Марс лежит в руинах да метелях,
Как урок воякам остальным.

Красен марс фактически от крови,
А не от оксидов, там, каких.
Марс – как войнам приговор суровый,
Что рождаются в мозгах тугих.

Никогда не буду я на Марсе.
Но не потому, что не хочу.
На Земле кипят активней страсти,
Я б удрал, коль было б по плечу! –

Просто я по времени отстану
Где-нибудь примерно лет на сто.
Им вскрывать планеты красной тайны,
Тем, кому родиться суждено!

К Марсу я, уж, точно не слетаю.
Финиш не туда меня ведёт.
Но тогда чего ещё желаю?
И зачем нас Марс вперёд зовёт?
21 / 10 – 14г.

***
Под белою шапкой пушистых снегов
Лежит заколдованный мир.
А снег завалить всё на Свете готов,
Считая и телеэфир.

Природа уснула на тысячи лет.
И лапы повесила ель.
И кажется вот он, Спокойствия свет!
Как будто какая-то Гжель!

Так хочется к сердцу снежок приложить,
Что б адский огонь погасить!
Так хочется в прошлом немного пожить,
О будущем что б не просить!

А снег украшает собою дома,
Не зная про боль ничего.
Как будто исписаны снегом тома,
В которых не пишет никто.

Под белою шапкой пушистых снегов
Теряется прошлого нить.
Никто не услышит прошедших шагов.
Но как мне былое забыть?
22 / 10 – 14г.

***
Из пустоты рождаются слова,
Зачатые пространством и секундой,
А после воплощаются в дела,
Что людям иногда даются трудно.

А мы растём из глубины тех дел,
Вгрызаясь в мысль корнями наших судеб.
Один прогрыз, а этот не успел.
Не боги мы, увы, всего лишь люди.

Мы гоним мысли, как коней, вперёд,
Не успевая ни о чём подумать.
Дела зовут, спешим из года в год!
И снова Пустоту пророчит Зуммер.

Из пустоты рождаются слова.
А люди вновь на грабли наступают.
Ах, как болит сегодня голова!
Всё чаще по-другому не бывает.
24 / 10 – 14г.
ПЕСНЬ ПЬЯНОГО СПЕЛЕОЛОГА
В лабиринте судьбы, огорчений, несчастий
Одинокое сердце уныло бредёт.
Вроде как улеглись позабытые страсти,
Только память покоя ему не даёт.

И зачем человек был рождён человеком?
Для чего переборы гитарной струны?
Недопитый бокал и усталые веки –
Вот и всё, что осталось от нашей весны.

Где надежда моя и остатки мечтаний?
Испарились желанья, как прошлые сны.
В лабиринте отчаянья, бед и терзаний
Я забыл, что ещё существуют они.

Никогда-никогда мне не встретиться снова
С неуёмным когда-то желанием жить.
В лабиринте подставы да умысла злого
Сатану я не буду, уж, благодарить!

Разучился прощать, не умею прощаться,
Всех охота без продыху в сердце лупить.
Научите меня иногда улыбаться!
Надоело огульно людей всех винить.

Мир забудет, что мы существуем на Свете,
Но мне будет уже глубоко всё равно.
В лабиринте судьбы – лишь забвения ветер.
Остальное рассыпалось очень давно.
27 / 10 – 14г.

НЕ ШУМИ
Не шуми, моя грусть, не шуми!
Я не слышу своих пожеланий.
Переполнено сердце страданьем.
Переполнены серостью дни.

Всё прошло в безвозвратную тьму
И назад уже не возвратится.
А по белому – чёрные птицы.
Тает снег в октябре. Почему?

Я не верю, не верю себе,
Потому я и людям не верю.
Лезут в душу былые утери.
И не будет дороги зиме.

Не скрывается наша печаль,
Одинокая, будто бы осень.
Неужели так много мы просим?
Прояснится ль грядущего даль?

Неужели закончилось ВСЁ,
Всё, чем жили, желали когда-то?
Пригибают всё ниже утраты,
Беспощадных времён Колесо.

Только грусть всё сильнее шумит,
Набиваясь в усталые мысли.
А они над душою повисли,
Там, где сердце свербит и свербит.
29 / 10 – 14г.

ПОЗДНЯЯ ОСЕНЬ
Вот и растаял снег.
Только душа не тает.
Осень. Короткий век.
Солнце не отступает.

Борется всё за жизнь
Тихо, неумолимо.
Неба седой каприз
Плачет, как Паганини.

Голову подними,
Грустно бредя по лесу.
На эту синь взгляни –
Что может быть чудесней!

Только на сердце – мгла,
Как листья под ногами.
То, что прошло вчера,
Не повторится с нами.

Ты не придёшь уже
Эту листву пошаркать.
Холодно в октябре.
Только воронам каркать.

Скоро придёт зима.
Грянет неотвратимо.
Будут темны дома.
Ляжет на окна иней.

Вот и растаял снег.
Будто мой век растаял.
Я завершил свой бег? –
Это я знать не вправе.
31 / 10 – 14г.

ЗАБЫТОЕ СЛОВО
Забытое слово вдруг ляжет на сердце,
Как птиц улетевшая стая на юг –
Мне снова от прошлого некуда деться
И вновь замыкается времени круг.

Забытое слово к забытым сказаньям.
Ни смысла в нём нет, ни большой глубины.
Согласно каким-то далёким преданьям,
То слово – забытого разума сны.

А мне это слово, вообще-то, не нужно.
Ведь я от него слишком рано устал.
Мы их забываем достаточно дружно,
Что б видеть в грядущем себе пьедестал.

Забытое слово – забытые цели
И поиски прошлого между могил.
Как много понять мы тогда не успели!
Как долго нас дьявол по кругу водил!

И там, где смыкается утро и вечер,
Однажды доделаем прошлое мы.
Но время идёт, а ответить нам нечем.
И бесится сердце среди тишины.

Забытое слово – забытые страсти.
Забытые песни забытых ветров.
Всё прочь улетело! Как призрачно счастье!
Ему не хватает ни дня, ни веков.

Забытое слово меня одурманит,
Что б вновь заболела моя голова.
А легче на сердце уставшем не станет.
И осень, увы, как всегда, не права.
3 / 11 – 14г.

В КОСТРЕ
Пускай в костре всё прошлое сгорит,
В котором я, быть может, разведу.
Пускай тоска навечно замолчит,
Её я слышать больше не могу.

Всё кончено, что бы начаться вновь.
Иначе почему же я живой?
Но очень не доварена любовь,
А разум мой уже не молодой.

Во многом, несомненно, виноват.
Особо в том, что я ещё живу.
Но если в сердце залезает ад,
То может ли он быть мне по нутру?

Я разожгу костёр и пусть горит,
Собою опаляя небеса.
Тоска, как Дездемона, замолчит?
Умолкнут злого ветра голоса?
4 / 11 – 14г.

ТОСТ
За прошлое. За то, что было с нами.
За летний дождь. За майскую грозу.
За радугу над бывшими мирами.
За невзначай упавшую слезу.

За то, чем были живы мы когда-то.
За наши расставанья без конца.
За всё теперь настала вдруг расплата
Без имени, без маски, без лица.

Как трудно иногда на Белом Свете
Прощать свою жестокую судьбу.
За век, который вряд ли кто заметил,
В котором я по-прежнему живу.

За время, что изменчивей тумана.
За небосвод, что полон ярких звёзд.
За пустоту дырявого кармана
При том, что всё прекрасно и всерьёз.

Всё в этом мире очень нестабильно,
Как нестабилен ядерный заряд.
За прошлое. За счастье. За любимых.
За то, что взгляд их – самый лучший яд.

За то, что б не пришлось опохмеляться,
Немало сдуру дров переломав.
Ну, а пока скажи, куда деваться
От памяти? – нет на неё управ!
6 / 11 – 14г.

***
Снег растаял. Лишь серые тучи
Покрывают осеннюю хлябь.
Снег растаял, но будет ли лучше,
Если мир от раздоров озяб?

А последние листья-серёжки
На ветру безнадёжно дрожат.
Снег растаял. Увы, понарошку:
Не вернётся, ведь, лето назад.

Будет холод зимы обречённо
Выть над миром зловещий мотив.
А мороз будет заворожённо
Украшать мир, у нас не спросив.

Но пока только чёрные земли.
Плачет осень о нас без конца.
Снег растаял. Но осень не внемлет
То, что скоро наступит зима.
9 / 11 – 14г.

КАПРИЗ ПАГАНИНИ
Осенние дожди над миром прошумят,
Не унеся с собой забытые печали.
Всё кончится, когда увянет листопад
Или наоборот, окажемся в начале?

Осенние дожди, как будто седина,
Что так не красит вас, любимых наших женщин.
Как жаль, что осень на дворе, а не весна!
Листвою по земле растают наши встречи.

И тихо полетит на снег последний лист,
Как будто бы стихов нечаянная точка.
А Паганини вдруг исполнит свой Каприз
И станет ясно всем: душа – как одиночка.

Как сотни лет назад, закончится концерт.
Закончится опять, так не успев начаться.
Осенняя листва, как память прошлых лет
О тех, с кем жили мы, но с кем пришлось расстаться.

Осенние дожди – забытые слова,
Как будто наших дней закрытые блокноты.
Шуршит ещё в лесах опавшая листва,
Но скоро всё уйдёт, оставив только фото.
10 / 11 – 14г.

ФОБОС
Грустный Фобос летит возле Марса
Псом бездомным вокруг пепелищ.
В бесконечной истории масса
Остаётся подобных кострищ!

Миллиарды пустых сновидений.
Нет числа недосказанных слов.
И людей позабытых творенья.
Только вечная роза ветров.

Но однажды появятся люди,
Что бы Марс навсегда оживить!
Примет Фобос? Бороться ли будет?
Всех погубит иль станет скулить?

На Земле мы любить разучились,
Чаще лаем на всех невпопад.
Сколько тысячелетий «резвились»,
По пустячным делам строя Ад!

Вряд ли примут Седонские дали
Нашу ненависть, ложь бездну утрат.
Не от этого ль люди бежали
Миллиарды столетий назад?

Грустный Фобос остался на страже
Пыльных бурь да пустых полюсов.
Никогда не поступит в продажу
Хоть флакон марсианских духов…
11 / 11 – 14г.

* * *
Ничего никогда не пройдёт,
Превращаясь в булыжники в поле.
Время так незаметно ползёт,
А над временем ты, уж, не волен.

Загорается в небе звезда.
У кого-то лучина погаснет.
Навсегда, навсегда, навсегда
Нашей жизни забудется праздник.

Сколько было забытых потерь!
Сколько горестей кануло в Лету!
Бедам вы не откроете дверь,
Потому что запрета им нету.

Будто коршун, беда пролетит
По небесно-лазурному счастью –
И уже всё Бедой засмердит,
Обрывается всё в одночасье.

Не пройдёт. Не пройдёт. Не пройдёт.
Только станет совсем по-другому.
Ах, как медленно время ползёт,
Если выпадут горести в Кому!

Никому уже боль не унять.
Только сердце твоё очерствеет.
Не простить. Не прощать. Не понять.
Опадает листва. Мир стареет.
12 / 11 – 14г.

* * *
Времена кончаются внезапно,
От эпох ушедших убегая.
Время убывает непонятно,
Быстрокрылой птицей улетая.
Ничего, увы, не остаётся.
Только песня тихо допоётся
И замолкнет скрывшимся трамваем.

Ничего в душе не остаётся.
Только лишь вселенский дикий
Холод.
Выживают люди, как придётся
После Жизни: зло и бестолково.
Ничего в душе не остаётся.
Только время понапрасну льётся,
По вискам стучит, как будто молот.

Время говорит, что Финиш близко
И тебе совсем чуть-чуть осталось.
Будь ты семикратным оптимистом –
Время по тебе не знает жалость.
Небеса свисают слишком низко,
Потому что Финиш слишком близко.
Наша жизнь – такая это малость!

Времена кончаются однажды,
В час, когда никто не ожидает.
Не щадит ни трусов, ни отважных.
Очень часто так, увы, бывает.
Как ты жил? – уже совсем неважно,
Если ты закончишься однажды.
Жизнь твоя, как облако, растает.
14 / 11 – 14г.

* * *
Почему нам нравится природа?
Потому что это – божий лик!
Но от голубого небосвода
Люди вдруг под потолки ушли.

Дьявол обучал нас ненавидеть,
Позолотой стены покрывать.
Только дух тянулся бога видеть,
Дикую природу воспевать.

И тогда лишил нас чёрт здоровья,
Что б не верить больше никому,
Что бы на остатках богословья
Лишь вредить пытливому уму.

Познавай! – советует природа.
Преклонись! – лютует мракобес.
Под навесом нету непогоды,
Но скрывает звёзды наш навес.

Одиноко, горько и печально,
Но себя похоронили мы.
Мы не сможем на природе явно
Выжить без навеса Сатаны.

Поздно уже ёрничать. Не надо.
Просто надо как-то выйти в лес,
Напитаться свежестью прохлады
От травы, сквозь тело, до небес

И сказать: «−Да будет нам Ярило!
Да пребудет Вечный Небосвод!
Дай же, Лель, нам песен твоих силу!
Пусть здоровья Велес нам даёт!»

После этого домой вернуться,
Если на другое нет, уж, сил.
На свой век устало оглянуться,
Сбросив всё, что в жизни накопил.

Только кто на этот жест способен?
Церковь как-то ближе и родней.
Забываем чудеса природы.
Потеряем скоро связи с ней.
16 / 11 – 14г.

СКОРОСТИ
Летит Земля безумной птицей
Сквозь времена, пространства, судьбы…
Как будто есть куда стремиться
И кто-то про неё забудет.

За чем гоняется планета
Сквозь все несчастья и невзгоды?
И почему она при этом
Не признаёт на счастье моду?

Ведь всё стирает безвозвратно
Полёт сквозь время и пространство.
Что было ясно – непонятно.
А всё красивое – ужасно.

Летит Земля. Куда деваться?
Жизнь ускоряется сильнее.
И нам приходится прощаться
Со всем, с чем жить ещё умеем.

А впереди – большая пропасть,
Перешагни её попробуй!
Становится весомей космос.
Всё тяжелее жизни пробы.

Ценнее каждая ошибка.
Всё больше опыт давит весом.
Летит земля не очень шибко,
Но ускоряя интересы.

Зачем летим? Куда? – не знаю.
Но не стоять же нам на месте!
Земля летит – Земля живая
И у неё есть интересы!

А ты не в счёт. Ты просто сброшен,
Как бы балласт с аэростата.
Кусок истории хороший,
Сплошь состоящий из утраты.
17 / 11 – 14г.
* * *
Случилось так, что нечего сказать
И падает за крыши серый день.
Давным-давно мне нечего скрывать.
Всё растворилось, будто лета тень.
Она опять сегодня не придёт.
И только грустный дождик всё поёт
О том, что распласталась Горя тень.

Случилось так, осталась в прошлом жизнь,
А новая ещё не началась.
А сзади – только пепел, оглянись.
Нить Ариадны вдруг оборвалась.
Уныло одиночество поёт
О том, что счастье больше не придёт.
И только память не перевелась.

Случилось так. Случилось так давно.
И говорят, никто не виноват.
Не нами это было решено,
Я лишь пошёл, куда глаза глядят.
Мы разошлись. Лишь грустный дождь
поёт
О том, что счастье больше не придёт
И больше нет для нас пути назад.
19 / 11 – 14г.

* * *
Над морем чайка белая летела.
Приморский город оживал с утра.
И никому нет никакого дела,
Что это было будто бы вчера.

И это утро, как и сотни, в прошлом.
Сметанный воздух с запахом гнилья.
Нам говорят, что этот дух хороший,
Чему так неохотно верю я.

Неслышен больше запах тухлой рыбы
И по утрам Ты мимо не пройдёшь.
Но хоть на миг ещё вернуть мечты бы!
Ведь всё другое оказалось – ложь!

К чему, к чему мы столько лет стремились?
Зачем, зачем мечталось и о чём?
Дельфины даром в море веселились.
Махали чайки просто так крылом.

А чайки в небе чувствуют поживу
С причаленных рыбацких кораблей.
Нет больше тех далёких и счастливых,
Как будто из других галактик, дней.
20 / 11 – 14г.

ТАНГО БЫЛОГО
Моё сердце снегами покрыто
И листвой почерневшею тает.
Всё, что было, ещё не забыто.
Жизнь моя будто призрачный сон.
Тёмной ночью луна светит волком,
Напугать никого не желая.
Только сердце дрожит отчего-то,
Как от мышки какой-нибудь слон.

Ни сказать, ни соврать, ни поверить.
Только голову танго вскружило.
Этим танго роман наш измерить
Не возможно, желай – не желай.
Мы танцуем с тобой по паркету
Ту любовь, что когда-то простыла.
Топчешь ты каблуками планету,
Будто сердце моё – ну, давай!

Всё случилось, всё было, всё было.
И осталось усталое танго.
А тела наши не позабыли
Как нам танец такой танцевать.
Только жизнь мы не склеим с
тобою.
Всё прошло и осталось лишь танго,
Танго нашей печали с любовью,
Что не хочется так забывать.
22 / 11 – 14г.

* * *
Есть у сказки жестокий закон:
Там всегда доброта побеждает.
Только смотришь какой жуткий сон –
И тебя это не вдохновляет!

Почему как в каких зеркалах
Всё былое в кошмарах проходит?
Управляя собой лишь в мечтах,
Мы из жизни уходим, уходим…

Сколько лет над Землёй пронеслось –
Мы всё слушаем старые сказки!
Только ночью бы лучше спалось,
Без потери, без бед, без опаски…

Потому и не хочется спать
Всем счастливым, влюблённым, красивым.
Потому не желаем страдать,
Потерявши последние силы.

Только клонит и клонит ко сну
Беспощадно-жестокая правда.
Отчего так? Зачем? Почему?
Нет у нас с мирозданием лада!
25 / 11 – 14г.

О ЛЕВОЙ РУКЕ
Я был рождён однажды ночью.
И в этот тихий час ночной
(Не помню я, но знаю точно)
Боролся с левою рукой.

Ходили в садик все на Свете,
Я на скамейке – и домой.
Сидел, играл, а между этим
Боролся с левою рукой.

Прошли года. И вот – я «в школе»,
Которая «пришла домой».
Всё хорошо, но я, как прежде,
Боролся с левою рукой.

Потом – Анапа, там лечился.
Друзья и «недруги» со мной.
Скучал. Был счастлив. И влюбился.
Боролся с левою рукой.

Приобретенья и потери −
Удел судьбы моей такой.
С друзьями спорю. Между тем, я
Боролся с левою рукой.

Вот Лену потерял. Уныло.
И горизонт закрылся мой.
Как будто нету больше силы
Бороться с левою рукой.

Вот Пьяница на танк взобрался,
Разрушив мир не только мой.
Но как бы я не чертыхался –
Боролся с левою рукой.

Однажды «улетаю» в ванне.
Мне б плакать, только – боже мой! –
Впервые в жизни мне не надо
Бороться с левою рукой!

Вот гайморит. Вот смерть за
смертью.
И думаешь: «Кто я такой?»
Но даже в горе незаметно
Боролся с левою рукой.

Осваиваю я компьютер,
Хочу пробиться к вам домой –
И тут, увы, ежеминутно
Боролся с левою рукой.

Прошло полвека в глупой схватке,
Что шла, увы, с самим собой.
А я по-прежнему «в атаке»,
Боролся с левою рукой.

Сыграть Шопена не спешите.
Когда же кончу путь земной,
Вы на могиле напишите:
«Боролся с левою рукой».
28 / 11 – 14г.

* * *
На бескрайних просторах Вселенной
Очень медленно время течёт.
Только вся несуразность явлений
Не нужна, если кто не живёт.

Всё ль устроено здесь для живущих?
Почему только войны вокруг?
Кто заткнёт на майданах орущих?
Почему ты мне – враг, а не друг?

На бескрайних просторах Вселенной
Плачут звёзды по нашей судьбе
И взрываются от потрясений,
Вновь услышав от нас о войне.

А за окнами снег покрывает
Непролазно-осеннюю грязь…
Человек о себе забывает,
Вечный Космос забудет о нас.

На бескрайних просторах Вселенной
Властен только Закон о Любви.
Но придумал «политики гений»
Ужас Смерти в горячей крови.

Короли! Посмотрите на небо!
Сколько звёзд вам взорвать предстоит,
Что бы след из кровавого снега
Не касался бы чистой зари?
7 / 12 – 14г.

ДОРОГИ
Как возлюбить сквозь ненависть души,
Весь мир в сердцах на небо посылая?
Пока ты жив, ругаться не спеши,
Доподлинно о будущем не зная.

Но если человечеству плевать,
Что на душе царапаются кошки, −
Как жизнь свою по-новому начать,
Переборов себя хотя б немножко?

Не факт, что ты «получишь дивиденд»
За свой «плевок в сомнительную вечность».
Но коль уже назад дороги нет,
В душе твоей найдётся человечность?

Как возлюбить чертям всем вопреки,
Когда щипают бесики за пятки?
Молчать и знать, как звёзды высоки
И как Фортуна заигралась в прятки…

А, может быть, от дьявола любовь?
А, может, всё, что было, есть неправда?
Сомнения обуревают вновь,
Как бы за жизнелюбие награда.

И ты уже не веришь ничему,
Друзьям своим уже не доверяешь.
Увы, не всё на Свете «по уму».
Но почему-то ты ещё шагаешь.

Как возлюбить, когда на сердце – зло?
Вдохнуть поглубже, выдохнуть – и с
Богом!
Так мало тех, кому всегда везло!
Куда она ведёт, твоя дорога?
8 / 12 – 14г.

СНЕЖИНКА
На землю падают снежинки,
Что бы растаять по весне.
Они – былых времён пылинки,
Что ночью часто снятся мне.

Как будто мир, в моих ладонях
Опять растает белый снег.
Пока я жив, придётся помнить.
Ведь говорят, я – человек.

А нас калечат годовщины.
А снег укутывает двор.
Мои мозги кипят поныне,
Как с другом старый разговор.

Не надо врать, что время лечит!
Паршивый лекарь из него.
Душе от этого не легче
Ни для кого, ни для кого…

Тебе уже не будет больно,
Когда растаешь ты, как снег.
Но разве этого довольно?
Ведь ты не скот, а человек.

Ты ляжешь спать. И месяц тихо
Посмотрит вновь в твоё окно.
Как жил ты? Мерно или лихо?
Тобою ли предрешено?
9 / 12 – 14г.

МИШЕ
Вот и вечер белее снегов,
Фиолетовей синего неба.
Только звук одиноких шагов
Да таинственных замыслов дебри.

Где ты бродишь, далёкий мой друг,
Недоступный, увы, в виртуале?
Сколько зим пронеслось, сколько вьюг!
Помнишь, Миша, что было в начале?

А в начале – «поток» золотой
И коробка пластмассовых шашек.
Далее – расстаёмся с тобой.
Дискутируем в письмах домашних.

Начинаем писать обо всём,
Что случилось и может случится.
А потом… что случилось потом?
В двух словах описать? – не годится!

Я искал тебя тысячи лет.
Не могу написать на бумаге,
Так как длинным мой был бы «привет»,
Не хватило б на это «отваги».

А на улицах – зимняя ночь.
Нет числа всяким бедам – потерям.
Я ищу. Кто мне сможет помочь?
С каждым днём лишь всё меньше я
верю.
10 / 12 – 14г.

КОНЬ УСТАЛЫЙ
Землю тихо луна серебрила,
Отмечая печалью поля.
А земля небеса не просила,
Что бы ночь эта тёмной была.

Отдохнуть ей от грусти хотелось,
От потерь, от невзгод, от штормов.
Драмы неба давно ей приелись.
Захотелось ей ласковых снов.

Только кто же ей даст это право –
Быть свободной от войн и обид?
Неспокойная эта забава,
Что Земля почему-то хранит.

Люди злые, как стая шакалов,
На себя, на богов, на чертей…
А по полю бродил конь усталый,
Как тогда, до рожденья людей.
11 / 12 – 14г.

ЛУНА
В далёком окне всё светила луна,
Как будто звала за собой.
В больничной палате лежала душа,
Борясь с силою внеземной.

А в комнате тихо. Ни звука шагов.
Закрыта больничная дверь.
И слышит душа голос дальних миров.
Зачем ей земное теперь?

Но как откровенно ей хочется жить
В последний отмеренный час!
Луна, ты не можешь потише светить?
Как рано нить оборвалась!

Но светит луна, уж, не первую ночь,
Высасывая нашу кровь.
И наши молитвы не в силах помочь,
Когда улетает любовь.

Отпетые души богам не нужны
И нет до них дела чертям.
Болтаются в жизни, как пробки, они,
Мешаясь и людям, и Там.

Отпетые души до самых седин
Не ведая горя живут!
Не плачет по ним маховик гильотин
И ангелы в гости не ждут.

И светит над миром мерзавка-луна,
Зовущая души живых.
Спокойствие мира в углу у окна.
Спокойствие. Для остальных.
12 / 12 – 14г.

ПАРАДОКСЫ
Очень быстро проходят столетья.
А секунды стучат не спеша.
Громче всех не слова, междометья,
От которых так стынет душа.

Горячее холодного ада
Одинокое сердце моё.
И сильнее любимого взгляда
Не бывает подчас ничего.

Почему так на Свете всё сложно?
Для чего за закатом закат?
На Луну и обратно – возможно,
Но сердца как в потёмках сидят.

Нам для ненависти много надо?
Но зато тяжело возлюбить.
Нам обидеть – почти что отрада
И почти невозможно простить.

Парадоксы. Одни парадоксы
Одиночества нашей души.
Люцифер задаёт нам вопросы,
А ответить на них не спеши.

Жить в потёмках – зачем ты родился?
Жить при свете – богам поперёк.
Скоро голову выедят крысы!
Только сердцу про то невдомёк.
7 / 12 – 14г.

ВАЛЬС СЕДОГО ДЕКАБРЯ
Пусть говорят, пришла беда,
Но листопадит календарь.
Летят, вальсируя, года
Куда-то вдаль, куда-то вдаль.

И белый снег, как белый лист,
Укроет уходящий год.
А та, что ждал всю эту жизнь,
Вновь не придёт, уж не придёт.

Зачем ждать счастья от зимы,
От диких вьюг, холодных вьюг?
Забыты миром и людьми,
Что можем с этим сделать, друг?

В конце седого декабря,
Когда за окнами – мороз,
В прошедшем веке снова я.
А, вот, зачем? – большой вопрос.

Под тихий вальс седой зимы
И перебор гитарных струн
Я лягу видеть злые сны
О том, как счастлив был и юн.

А был ли счастлив на Земле?
Увы, я это позабыл.
Ну, почему тогда Тебе
Дверь не открыл, дверь не открыл?
21 / 12 – 14г.

КРАБОВИДНАЯ ТУМАННОСТЬ
На небе холодно, уныло и печально.
Закрытая тоска таинственных миров.
И кажется, так было в мире изначально.
В моей душе давно, уж, не осталось слов.

Всё кончено давным-давно бесповоротно.
Сомнения останутся навек со мной.
Но дремлет в небе древний мир как сном
животным.
Ничто не может нарушать его покой.

Усталые миры летят навстречу счастью,
А может, на свою беду они летят.
Нет в мире ничего, увы, глупее власти,
Но без неё миры плодиться не хотят.

И вот уже звезда взрывается устало,
Украсив небеса неведомым цветком.
А разуму опять всё это будет мало
И снова мы куда-то не туда идём!
22 / 12 – 14.

ХОЛОДНЫЙ ВАЛЬС
Согласись со мной потанцевать
И слегка развеять мою грусть.
В час вечерний холодно опять,
Как когда-то было. Ну и пусть!

Ну и пусть разбиты зеркала.
Ну и пусть нет места для любви.
За окном опять зима пришла.
Падают снежинки: раз-два-три.

Согласись со мной потанцевать.
Не гони из памяти моей.
За века устал я горевать.
Улыбнись хоть раз и обогрей.

Как темны сегодня небеса.
Как луна печально смотрит вниз.
Как бездонны нежностью глаза,
Что глядят не на меня, а ввысь.

Растопи в душе моей печаль.
Расскажи, что я не виноват.
В прошлом очень много было жаль,
Только нет у нас пути назад.

Всё прошло. И грустно, и смешно.
И любовь. И радость. И мечта.
Только пыль того, что отжило.
И не будет больше никогда.

Разучился верить и мечтать,
Но пока тобой дышу ещё, −
Согласись со мной потанцевать
И не обещай мне ничего.
23 / 12 – 14г.

* * *
По забытым мечтам, по разбитой судьбе
Всё вперёд и вперёд мы шагаем.
Превращается в раны на голой душе
Всё, что я о минувшем узнаю.

Превращается боль недосказанных слов
В нежелание вновь просыпаться.
Превращается вечность ночных жутких снов
В мысли, как бы мне в прошлом остаться.

Очень тягостно прошлое мне вспоминать,
Будто вовсе не жил я на Свете.
Но приходится каждое утро вставать,
Снова солнце зачем-нибудь светит.

А Земля всё по кругу, по кругу идёт,
Ставя людям иные проблемы.
Говорят, в небесах время быстро ползёт,
Облегчая галактикам бремя.

Говорят, говорят, говорят, говорят,
Не давая очухаться людям.
Черепные коробки устало хранят
То, что мы никогда не забудем.

Провели бы в душе моей полный абгрейд,
Может, жить тогда будет спокойней.
Но вчерашние жутики шлют мне привет
Регулярно. Паршиво. И больно.
24 / 12 – 14г.

ПАРУС
А за горизонтом парус тает.
Прошлое попробуй догони!
Уплывает время, уплывает.
С каждым годом всё короче дни.

Всё печальней тусклые рассветы.
Всё темнее с каждым днём закат.
Уплывают в век иной сюжеты,
Что бы не вернуться, уж, назад.

Будет век короткий или долгий,
Сколько я на Свете проживу, −
Всё равно оставлю за порогом
Больше, чем до финиша дойду.

Детство бесконечное бывает.
Юность тает, как апрельский снег.
А за горизонтом парус тает,
Будто бы усталый человек.
28 / 12 – 14г.

ГАЛАКТИКИ
Галактики вращаются устало.
Блуждают по галактикам планеты.
Пока живём, и жизни, вроде, мало.
И наших дней невзрачные сюжеты.

Пока живём, не ценим те минуты,
Коль ненароком счастливы бываем.
А звёзды светят вечностью как будто.
Нам кажется, иначе не бывает.

Но только время по Вселенной реет,
Ошибки и сомнения стирая.
Все юные галактики стареют,
Не торжество ли смерти приближая?

Галактики вращаются устало.
Усталые сердца людей тоскуют.
И нет у одиночества начала.
И только Космос над Землёй пирует.
30 / 12 – 14г.

* * *
Давай забудем о былом
И разожжём камин!
Пусть наш уютный тёплый дом
Вновь будет не один.

Пускай привычная тоска
Растает, словно снег.
Давай построим из песка
Да из надежд ночлег.

Давай себя не проклинать
И не винить других.
Давай любить. Давай мечтать.
Без помыслов иных.

Придёт рассвет. За ним – закат.
И снова новый день.
Дай мне запомнить этот взгляд
И от камина тень.

Как долго боль моя живёт,
Порой назло всему!
Опять приходит Новый год.
Зачем? – я не пойму.

Но если настаёт опять
Зачем-то Новый год,
Давай попробуем стирать
Всё зло, что жизнь несёт.
31 / 12 – 14г.

* * *
Я от туч седых ничего не жду.
Обещания, обещания.
Что потеряно я, уж, не найду.
Вечереет снова отчаянно.
Год прошёл опять. А куда ему?
Линия прямая у времени.
От былого я, видно, не уйду.
Памятью былое заверено.

Позади зима, впереди зима.
Был ли март когда-то? – не знаю я.
Чёрными стоят серые дома.
И вмерзают в снег обещания.
Белый снег лежит, а на небе – тьма.
Тучи серые будто сгинули.
Вроде бы, грядёт новая весна,
Но меня надежды покинули.

Я от туч седых ничего не жду.
Свет заволокли тучи серые.
Но по глупости я ещё живу,
Хоть попытки жить неумелые.
Я ищу друзей. Книги я пишу.
Собираюсь мир я осваивать.
Многое уже так и не пойму.
Но не мне свой век останавливать!
1 / 01 – 15г.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ
Вечереет. Опять вечереет.
Как и прежде, темно на душе.
Эта старая боль не слабеет.
Никогда не придёшь ты ко мне.

Замерзает январь. Замерзает.
Небо скрыла извечная стынь.
Говорят, где-то скрипка играет,
Что бы я не остался один.

Далеко эта музыка льётся,
Но не слышна она никому.
Чем же скрипка во мне отзовётся?
Да ничем! Что себе-то я лгу!

Вечереет в душе. Вечереет.
И она никогда не придёт.
А скрипач наши нервы лелеет,
Колыбельную миру поёт…
2 / 01 – 15г.

ЯНВАРСКИЕ ЗВЁЗДЫ
Заморожено небо январское,
Будто серая-серая грусть.
Одиночество – время пиратское,
Незаказано сердцем. И пусть!

Снег растает ли? Как того хочется!
Как же снежно в горячей груди!
Ну, покинь же меня, одиночество!
Прочь с январского утра уйди!

Будут дни всё длинней и весеннее,
Будет небо ясней с каждым днём.
Только где оно, наше веселие,
Чем когда-то заполнен был дом?

Как унылы шаги одинокие!
Как печален и скорбен рассказ!
Лишь с январского неба далёкие
Смотрят звёзды печально на нас…
4 / 01 – 15г.

ДИВЛИЗЕРКИНО
Где-то там, за Туманом Ненастий,
За Горами Докучливых Бед
Заблудилось забытое Счастье,
То, дороги к которому нет.

Заблудилось, как я «заблудился»
В высоченных «шарах золотых».
Сидя в них, к небесам «возносился»,
К белым тучкам в тонах голубых.

Ветерок кучеряво колышет,
Словно мачты, стволы до небес.
И меня Мироздание слышит,
Также, как муравья слышит Лес.

Безнадёжно я, всё-таки, глупый,
Потому что поверить хочу,
Что однажды в прекрасное утро
Я и сам, будто птица, взлечу!

Так легко в это чудо поверить,
Если в школу ещё не пошёл!
Где-то там распахнулись все двери
И тебе хорошо-хорошо…

Где-то там…
Только где это «где-то»?
Столько ливней прошло над Страной!
Сколько раз содрогалась планета!
Не понятно, как я-то живой!

Нас не мало трясло на распутье.
Без войны дом ходил ходуном.
Всё прошло, говорят мне, забудьте?
Замечательно нынче живём?

Позабудешь, держи карман шире!
Только память. И небо. И снег.
Необычно просторно в квартире.
Заблудился счастливый мой век…
5 / 01 – 15г.

НЕ ГРУСТИ
Не грусти. Ведь снова день проходит.
Вечереет снова за окном.
Всё нормально, как и прежде, вроде.
Всё нормально, раз стоит твой дом.

Не грусти среди зимы суровой.
Не вздыхай во время жутких вьюг.
Говорят, весной всё будет снова
И леса, и бабочки, и луг…

Говорят. Да сердце ноябрится
И зимы давно не признаёт.
Не грусти. Пусть грусть тебе приснится,
А с рассветом от тебя уйдёт.

Во дворе – наряженная ёлка,
Что ещё мигает по ночам. –
Пусть её холодные иголки
Грусть твою проткнут ко всем чертям!

Только не догонишь поезд скорый –
Он уехал к морю без тебя!
Не рисуй оконные узоры,
По стеклу мизинчиком водя.

Всё пройдёт, когда тебя не будет.
Грусть исчезнет, как и мир, с тобой.
Не грусти – тебе трезвонят люди
Перед тем, как уходить домой.

А тебе в остаток – злые мысли,
Что покоя ночью не дают.
И луна, что коршуном нависла,
Нарушая твой ночной приют.
7 / 01 – 15г.

ПРАЗДНИК ОДИНОЧЕСТВА
Приходи на Праздник Одиночества,
Где не будет больше никого.
Иногда поверить очень хочется,
Что ещё живу я всё равно.

Приходи и выгони страдания
Из уставшей за века груди.
Я теряю самообладание,
Скоро я завою. Приходи!

За века, таинственные, тёмные
Я и волком был, и колдуном,
Серой птицей и травой зелёною
И терял, терял, жалел о том…

Мои души все по капле выжиты!
Я о них жалеть не успевал!
Может, просто не любил я
ближнего
И теплом своим не согревал?

Может, я не жил и не раздумывал,
Что творю немножечко не то?
Приходи, но мысли свои умные
Позабудь, отчитывать – потом!

Я по минам вдоволь, уж, набегался.
Сколько раз сгорал и воскресал!
Я во всём давно, уж, разуверился.
Тысячи веков Тебя я ждал!

Только не придёт Моё Высочество.
И напрасно я свечу зажёг.
Потому что Праздник Одиночества
Я и сам бы вытерпеть не смог.
9 / 01 – 15г.

ШУМ КОСМОСА
Шумит Вселенная о чём-то,
Взрывая яростные звёзды.
Как часто нам жалеть чего-то
Бывает поздно. Слишком поздно.

И не понять, и не ответить,
Когда планеты разойдутся.
Космический задует ветер –
И Лоту вновь не оглянуться!

Звезда взрывается внезапно,
Неся материю и Хаос.
Уносит время безвозвратно
Всё, что от жизни нам осталось.

Зачем шуметь, миры теряя?
Не проще ль им договориться?
Так люди многого желают,
Что после по ночам не спится.

Шумит звезда, а мы не слышим,
Как разрывает наше сердце.
Живи сейчас, пока ты дышишь,
Потом уже не отвертеться!
11 / 01 – 15г.

ВРЕМЯ
Погаснут звёзды насовсем
За триллиарды лет.
Мы жили, жили… а зачем? –
Никто не даст ответ.

Живём мы несколько секунд
В «космических часах»!
А души наши прочь уйдут,
Как капля на весах.

Замёрзнет ярость «чёрных дыр»
И воцарится Тьма.
Сотрётся жизнь – пустой пунктир,
Зачем тебе весна?

Зачем надежды вспоминать
И первый поцелуй?
Придёт Пора – и всё, молчать!
Ты в жизни – просто нуль!

Но только сила пирамид,
Что времени сильней,
Иное людям говорит,
Что Разум всех мудрей!

Не растворится грусть твоя
Средь чёрной пустоты.
Погаснут звёзды. Только я
Всё буду ждать, что ты…
12 / 01 – 14г.

* * *
Ничего от меня не зависит;
Ни кружения звёзд и планет,
Ни твои непутёвые мысли,
Ни забытых эпох странный след…

Ничего не зависит. А значит,
Я на Свете почти не живу.
Я иду по разбитым удачам
И прожектора сверху не жду.

Отрицая былые победы,
Я иные победы ищу.
Ведь я пережил прошлые беды,
Но ещё почему-то живу.

Ничего от меня не зависит.
Но зачем-то, ведь, солнце встаёт!
Заверни непутёвые мысли
И пусть время для них не придёт.
13 / 01 – 15г.

НЕБЕСНЫЙ ВАЛЬС
С неба падали, тихо вальсируя,
Всё снежинки, снежинки, снежинки.
Наступает вновь вечер в бессилии
Показать нам созвездий пылинки.
Через тучи большие с туманами
Не увидеть нам Космоса высь.
Этот мир переполнен большими обманами.
Только звёзды не падают вниз.

А тоска из глубин поднимается,
Не спросясь у души человека.
А душа, как и прежде, всё мается,
Будто было всегда так от века.
Не слышны за лихими забавами
Крик о помощи или каприз.
Этот мир переполнен большими обманами.
Только звёзды не падают вниз.

Тихо дальше нам жить предлагается.
Сколько горя по Свету, мол, бродит!
Не одна, мол, душа твоя мается.
Только время порядок наводит.
Но какими бы ни были странными
Те пути, что «возводят нас ввысь» −
Этот мир переполнен большими обманами.
Только звёзды не падают вниз.
15 / 01 – 15г.

ТОПОЛЯ
А деревья были не большие,
Просто ты тогда поменьше был.
Звёзды, как и прежде, голубые
И цвет снега я не изменил.

Всё, как есть.
Но что с тобой случилось?
Что сегодня вдруг произошло?
Не причёска просто изменилась, −
Счастье неожиданно ушло.

Был твой мир уютным и надёжным,
Как вода, прозрачной цель была.
Жизнь кипела. И поверить сложно,
Что ушло всё это навсегда.

И теперь закаты да рассветы
Будто бы проходят стороной.
Сны, луна, друзья из интернета.
Время и пространство – за стеной.

И не хочешь. Ничего не хочешь.
Но живёшь, как эти тополя!
Обрубают их зачем-то очень,
А они пышней день ото дня.

Им расти почти что запрещают,
А они судьбе назло цветут.
А они о боли забывают,
Вечно помня, что ещё живут.

Тополиный пух «достанет» многих,
Как и ты надоедаешь всем.
У деревьев вверх ведут дороги,
У тебя – по горизонту стен.

И назло соседским пересудам,
Я хочу, что б тополя росли.
Пусть счастливей я от них не
буду,
Но запомнят обо мне они!
19 / 01 – 15г.

* * *
И Млечный Путь над головой пролёг,
Сокрытый жёлтой ночью января.
Фонарный свет. Восход пока далёк.
А утром будет белая заря.

Заря придёт – зови ли, не зови.
Зачем придёт? – не спрашивай меня.
Всё кончится. Настал конец любви,
Осветит Солнце тень пустого дня.

И будет всё на Свете хорошо,
Не будет в этом мире только нас.
В ином пространстве дождь грибной прошёл,
А здесь – зима. И нету больше нас.

Лишь Млечный Путь над нашим январём,
Потерянным в кружении веков.
Лет через сто, когда мы все уйдём,
Останется лишь белый цвет снегов…
20 / 01 – 15г.

* * *
Расскажи мне о странах далёких,
Где ни разу, увы, не бывал,
Не смотрел с Эверестов высоких,
С парапланом с небес не летал,

Не дружил с кенгуру по-соседски,
Не бежал с антилопами гну…
Только всё это как-то по-детски.
Слушай, что я тебе расскажу.

Есть на Свете иные планеты,
О которых не ведаем мы.
Там иные пылают рассветы
И иные причины весны.

По-другому общаются, любят,
Может, злятся, а может и нет.
Может быть, там квадратные люди,
Самый яркий – оранжевый цвет.

Пьют бензин в фиолетовом мраке,
Кафель кушают, как шоколад,
Над домами летают собаки,
Во дворе – металлический сад…

Мы не знаем, что ждёт во
Вселенной.
Здесь мы с вами примерно равны.
Жизнь − сумбур небывалых явлений,
О которых не ведаем мы.
21 / 01 – 15г.

* * *
Такая короткая жизнь!
Не бойся нечаянной встречи.
Во взгляде её утопись.
Пусть звёздочки будут, как свечи.

Мы часто боимся всего,
Чего и не надо бояться.
Подумаешь так: для чего?
Нам нечего больше скрываться!

Мы всё потеряли уже!
Осталась нечаянность встречи.
Стоим на ночном рубеже
И так бесконечен наш вечер…

Себя мы теряли не раз,
Но только найтись не спешили.
Мы встретились – космос для нас,
Планеты для нас, время, мили…

Такая короткая жизнь!
А ты мне сейчас улыбнёшься
И – вечность, зовущая ввысь!
И – утром счастливым проснёшься!

Мгновение счастья – обман.
Рассвет всё на место расставит.
Но вечности тонкий туман
Нам век на секунду прибавит.
22 / 01 – 15г.

ПРОТУБЕРАНЦЫ
У инков солнце было кругом плоским
И «тёмных пятен» не было на нём.
Тогда казалось всё легко и просто
И все мы замечательно живём!

Но шли века и войны разгорались,
Меняя зря властительных царей.
Нам веры маловато показалось,
Подать сюда учёных поскорей!

И вот, явились истины посланцы
И трубы навели на небеса:
−На Солнце, − говорят, − протуберанцы,
Как ведьмина распущена коса. –

Ах, так! Так значит солнце виновато?
Всех ведьм пожечь, науку запретить!
Ведь у царей всегда «ума палата»,
Особенно коль есть кого винить.

Историю вы знаете вернее.
И я здесь, к сожаленью, не о том.
На звёздах ли протуберанцы злее
Или на сердце чёрный-чёрный ком?

Как часто гнева тёмного посланцы
Одолевают лютой злобой нас!
Нас обжигают зла протуберанцы
И тот огонь внутри нас не угас.

Как часто трудно загасить обиды
И выслушать иную сторону!
Как много люди совершить могли бы,
Предотвращая глупую войну!

Протуберанцы звёзд не виноваты,
Ведь это – звёзд космический язык.
А люди… просто люди глуповаты,
Коль говорить об этом напрямик.
23 / 01 – 15г.

НА ПОДОКОННИКЕ
Пустые цветы, не дающие жизни,
Как прошлого горестный знак.
Но всё же цветут, будто мне укоризна,
Что не успокоюсь никак.

Пустые цветы отцветут и завянут
Звездой, что упала в рассвет.
Зачем, если в памяти лучше не станет,
Придумали этот сюжет?

Зачем притворяться? Всё кончено, вроде,
Столетия будто назад.
Но только цветы, словно звуки мелодий,
С тобой о другом говорят.

Они утверждают, что всё ещё будет
Беззубой зиме вопреки.
Ненастья погодные сердце забудет
И горестей злые пески.

Поверю ли в это? Навряд ли.
Но всё же
Цветы всё цветут и цветут.
Гнев, зависть, обиды… Что жизни дороже?
Как век, все невзгоды пройдут.
24 / 01 – 15г.

БЕЛЫЙ ЭКСПРОМТ
Жизнь идёт. Снег когда-то растает.
Побегут, зажурчат ручейки.
Лишь душа всё никак не оттает.
Жизнь идёт, да не с первой строки.

Жизнь идёт и никто не заметит,
Если мир снова осиротел.
А сегодня и солнце не светит,
Всё за тучами, снег бело-бел.

Жизнь идёт без экспромтов и вздохов.
Вот и всё, что могу я сказать.
Жизнь идёт, как об стенку горохом
И иного, уж, нечего ждать.
25 / 01 – 15г.

* * *
Серебристый месяц землю освещает.
Говорит, что счастья в мире не бывает.
Говорит, напрасно ты кого-то ждёшь.
Серебристый месяц. Дождь.

Ты глядишь уныло в прошлое с печалью.
Где ж твоя планета пряталась в начале?
В космосе начала явно не найдёшь.
Серебристый месяц. Дождь.

Всё не так уж ладно было в этой жизни.
Только месяц складно пел об укоризнах.
А теперь начала песни не найдёшь.
Серебристый месяц. Дождь.

То, что было, будет, пусть пройдут столетья.
По ночам лишь месяц отражённо светит.
Может, встретишь счастье, или не найдёшь.
Серебристый месяц. Дождь.

Ой, далековато счастье укатилось!
И уже не веришь, вдруг оно приснилось?
Одинокой ночью правды не найдёшь.
Серебристый месяц. Дождь.

Всё на Свете было и уже забылось.
Звёздочка куда-то вдруг за тучу скрылась.
Ты вздыхаешь. Песен больше не поёшь.
Серебристый месяц. Дождь.
26 / 01 – 15г.

* * *
Ночь прошла. Унесла ли печали? −
Тучи в небе скрывают ответ.
Мы с тобой заблудились в начале,
А грядущего вроде бы нет.

Всё, что было, людьми позабыто.
Всё, что есть, бело-серая мгла.
Наши ночи не нами убиты,
Но эпоха в забвенье ушла.

Ночь прошла, будто жёлтая туча,
Что скрывала от нас небосвод.
Только лишь после нас будет лучше,
Ведь мгновение быстро ползёт.

Помнишь, звёзды светили когда-то,
Отражаясь в бездонных глазах?
Неужели же ночь виновата
В том, что сердце всё время в слезах?

Ночь прошла. А куда ей деваться?
Жизнь идёт и идёт, и идёт.
Всё проходит, коль так разобраться,
Только в памяти – наоборот.

Сколько тёмных ночей пролетело,
Будто тать, над Землёй голубой!
Ночь прошла. Ей до нас нету дела.
Снова мне расставаться с тобой…
28 / 01 – 15г.

* * *
Наши души сжигает жестокое время,
Выводя седину, распрямляя мозги.
В ноги вожжи берём, руки держат за стремя
И в таком положении мы впереди!

А когда попадаем в какую-то лужу,
Удивляемся, как мы попали туда?
А не лучше ль тушить наши дикие души
Чистой совестью детских полётов из сна?

Пусть летят наши души легко и свободно
Над пожаром былого, над мирной страной!
Пусть не маются люди от слёз бестолковых,
Понапрасну когда-то оброненных мной.

Мы затушим пожар или всё же воюем,
Наступая на грабли свои каждый раз?
А душа не победы ждёт, а поцелуя.
Пожалейте её. Возлюбите. Сейчас.

Наши души устали за солнцем тянуться
Сквозь незрячую мглу мракобесов лихих.
Помогите душе только раз улыбнуться –
И затушится Пламя жестокое в них!
29 / 01 – 15г.

МЕТЕЛЬ
Памяти папы
Мела метель наискосок,
Как будто небеса упали.
Где север, запад, юг, восток? –
Мы к вечеру позабывали.

Нам ни к чему тревожить тень
Давно забытых огорчений.
Пусть белым будет этот день,
Без будущего, без стремлений.

Пускай запутает меня,
Что б позабыл к себе дорогу.
Метель стирает краски дня
И оставляет мне немного.

А многого я не хочу.
Лишь в твои губы окунуться
И утонуть в тебе. Чуть-чуть.
А утром сладко улыбнуться.
3 / 02 – 15г.

РЫЖАЯ ЛИСТВА
Под ногами рыжая листва
Невесомо-тихо шелестела.
Как же наша осень не права!
Ей до нас нет никакого дела.

Старый дуб от сырости раскис.
Кажется, совсем забыл про лето.
Серый день в мозгах моих «завис».
Кануло вдруг в Лету наше лето.

Не вернётся больше никогда
Время счастья, встреч, любви и моря.
Почернеет рыжая листва
И укроет белым снегом горе.

Только белым снегом не сотрёт
Мысли о былой счастливой жизни.
День пройдёт. И целый век пройдёт.
Без тебя. Лишь память. Как капризы.
4 / 02 – 15г.
РАССВЕТ
Синий парус на краю зари
Незаметно на рассвете тает.
Улыбнись и душу раствори,
Каждый день такого не бывает.

Только раз на Свете мы живём.
Любим и страдаем лишь однажды.
Капитана Грея мы всё ждём
Или же к Ассоль гребём отважно.

Только сердце нам не обмануть.
Алый парус уплывает в небыль.
Счастье, что уходит, не вернуть.
Синий парус – это просто небо!

Синий парус – это я и ты.
И любовь растаявшей звездою.
Тают наши детские мечты,
Будто синий парус над тобою.

Синий парус – только лишь мираж,
Потому загадочен и важен.
Наших дум хрустальный саквояж,
Что забыт в одной стране однажды.

Как забытые мечты мои,
Сны под утро в небо улетают.
Синий парус на краю зари
Незаметно на рассвете тает.
6 / 02 – 15г.

ЕСЛИ
Если однажды наступит весна,
Если листва зашумит надо мною,
Птицы вернутся домой, как всегда,
А молодые лишатся покоя,

Выпадет с неба серебряный дождь,
Баржи по Волге отправятся снова, −
Ты моё сердце опять не найдёшь?
Как же действительность эта сурова!

Сколько столетий, сжигая сердца,
Люди терзаются в поисках счастья!
Если уходит однажды зима,
То почему не уходит ненастье?

Будет опять новый солнцеворот,
Снова ручьи поспешат вдруг
куда-то,
Только что было, уже не придёт
И не вернутся былые закаты.

Если застрелится месяц-февраль,
Если позёмки вдруг станут дождями,
Станет ли мне вдруг прошедшего
жаль?
Или не жаль его? – думайте сами!

Снег не растаял, в душе – листопад,
Только дышу я ещё для чего-то.
Если частенько себе я не рад,
Радуйтесь вы. То не ваша забота.

Просто я много чего не люблю.
Но, ведь, зачем-то живу я полвека!
Если настанет конец февралю,
Это не значит конец человека!
9 / 02 – 15г.

НА ЮПИТЕРЕ
На Юпитере злые ветра
Всё гудят и гудят и гудят.
Трескотня, болтовня, суета –
Всё, что черти от сердца хотят!

Нет покоя гиганту планет
И не будет уже никогда!
У Юпитера времени нет,
Охраняет покой наш всегда.

Вскипячён и всклокочен гигант,
Ведь везде ему надо успеть!
А землян не тревожит сей факт,
Под ногами людей – почва, твердь.

И пока там Юпитер ворчит,
Защищая людей от комет,
Человек его «благодарит»,
Что где сердятся, правды, мол, нет.

На Юпитере злые ветра.
Не отменишь и не убежишь.
Только там не бомбят города.
Не покажут тебе голый шиш.

Там и молнии не просто так
Озаряют багровую тьму.
Их разряды там – как жизни знак,
Мир живой вопреки, мол, всему.

На Юпитере нам не прожить.
Но прожить ли на этой Земле,
Где легко и послать, и убить
И как дикие звери мы все?

Сколько стоит предателем стать?
Сколько стоит навесить ярлык?
До богов смертным вряд ли достать.
Разве только страницами книг.
10 / 02 – 15г.

АВСТРАЛИЙСКИЙ АПРЕЛЬ
В Австралии – осень. И где-то на юге
Холодные смерчи, как коршуны, реют.
Танцует листва в небесах буги-вуги.
А сердце стареет, стареет, стареет…

В Австралии – осень. И некуда скрыться
От колких дождей Антарктиды холодной.
Замёрзли как будто бы южные птицы
На фоне безумия тучи голодной.

В Австралии – осень. Созвездия скрылись,
Как будто бы счастье, за злыми ветрами.
Как призрак далёкий, жара растворилась
За Южным Крестом, может быть, за Весами.

А кто-то камин потеплей разжигает,
Садится, укутавшись, в кресло-качалку
И русский апрель про себя вспоминает.
Весною грустить о потерянном жалко.

Как много же мы потеряли в дорогах,
В погоне за призрачным счастьем порою.
В Австралии – осень. Осталось немного.
Забыть про тебя навсегда. И забыться.
11 / 02 – 15г.

* * *
Человек ли умнее животных?
Человек ли свободнее птиц?
Почему постоянно кого-то
Всё желают «нагнуть» люди ниц?

Почему мы, могучие вроде,
Не способны кому-то помочь?
Почему в ритмах бойких мелодий
Постоянно нам чудится Ночь?

Почему сапоги топчут сердце?
Отчего на душе так темно?
Человеку ль от волка вертеться,
Нас, ведь, волки боятся давно!

Бесконечные ночи бывают.
Только людям, ведь, всё ни по чём:
День придёт – мы опять убиваем.
Словом. Танком. Ружьём. Кирпичом.

А потом о любви вспоминаем,
Без которой нам, вроде, не жить.
Человек ли на звёзды взирает
Или звёзды глядят сверху вниз?
14 / 02 − 15г.

* * *
Давным-давно изящные слова
Не прозвучали, так и канув в Лету.
Давным-давно красивые дела
Вдруг оказались-таки «под запретом».

На место свои грабли положив,
Мы вновь на них упрямо наступаем!
Нам надоел обид седой мотив,
Но тех, кто нас изводит, не прощаем!

Нас учат ненавидеть всех и всё,
Жить вопреки, плыть против всех течений.
А быть счастливым, вроде, так легко!
Но это – только след от впечатлений.

Давным-давно изящные слова
Друг другу говорить мы разучились.

А на душе – горячие снега.
Мы людям верить просто разучились.
16 / 02 – 15г.

* * *
Потушите костёр, что бы звёзды не сжечь,
Если в путь собираетесь снова с рассветом.
Где-то в мире далёком в предчувствии
встреч
Кто-то вдруг улыбнётся себе незаметно.

Сколько пройдено было тяжёлых дорог,
Как лихие тревоги по жизни душили!
Потушите костёр. И скажите: «−Я смог!
Вот и кончились самые трудные мили!»

Возлюбите звезду, что над вами горит
И вернитесь в седой городок позабытый.
Потушите костёр. Ваше сердце стучит,
Хоть душа, уж, давно будто чёртом изрыта.

Звёзды гаснут. Давно успокоился лес.
Тихо стало вокруг. Лишь в душе всё
клокочет.
Только искры костра всё летят до небес,
Примириться со смертью огонь ваш не
хочет.

Потушите костёр и скажите себе:
Вот и кончился день одинокого счастья.
Где-то там города, что взывают к тебе,
Как в былые эпохи седого ненастья.

Вскиньте старый пиджак за плечо – и вперёд,
Улыбаясь заре белозубой улыбкой.
Вот и кончилось Горе. И Время уйдёт.
Всё останется там, где непрочно и зыбко.
19 / 02 – 15г.

СВЕТ И ТЬМА
Свет, скрывающий правду. Неверие тьмы.
И запутавшийся человек.
Светит диск серебристо-лучистой луны.
День закончился, будто бы век.

Сколько тьма раскрывает забытых грехов,
Что из хроник стирается днём!
Но луна, успокоив всех сладостью снов,
Снова сердце сожжёт, как огнём.

И грехи воспылают, как в час роковой,
Вновь ребром ставя страшный Вопрос:
Что ты сделал вообще-то для жизни такой?
Не ответишь на это всерьёз.

Не нужна твоя правда, увы, никому.
Лишь луна льёт волнующий свет.
Этот мир неподвластен тебе. Посему
Скроет правду, как прежде, рассвет.

Человек без рассвета не видит себя,
Забывая о правде ночной.
И Земля по ночам для людей – не Земля,
А пугающий жутик ночной.

Только свет нам окрасит огрехи души
И уже ничего не поймёшь.
Выбирать между светом и тьмой не спеши,
А иначе себя не найдёшь.
20 / 02 – 15г.

* * *
За стеной бесконечно-осенних дождей,
За январской метелью, за летним рассветом
Я себя потерял во Вселенной моей
И уже не уйти, не уйти от ответа.

Где себя обрести? И зачем это мне?
Всё, что можно забыть – всё давно
позабылось.
Только капают слёзы снегов по весне.
Только прошлое в небытие растворилось.

В середине моих бесконечных дождей
Мне покажется, что горизонт уже сзади.
Я опять оглянусь на дороге своей
И увижу безмолвие призрачной глади.

Только в бездну былого гляди – не гляди, −
Ничего не найдёшь, ничего не увидишь.
Трудно жить, коль на сердце большие дожди.
Тяжело, если цели не видишь.
21 / 02 – 15г.

ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ
Без меня ничего не изменится в мире.
Жёлтый лист упадёт в безысходную хлябь.
День проходит за днём. Пусто в нашей
квартире.
Только глупым рефреном вопрос: Как же
так?

Мне уже никогда на него не ответить.
Ведь кончается время в песочных часах.
Я ищу. Только поиски тщетные эти.
На земле не нашёл – не найти в небесах.

Ничего не изменится в мире подлунном
Оттого что однажды не станет меня.
Тот, кто был дураком, вряд ли станет
вдруг умным
На рассвете веков, что пройдут без меня.

Только жизнь продолжается всё отчего-то.
С неба падает тихий февральский снежок.
А в песочных часах вечно падает кто-то,
Будто диким Раздумьям подводят Итог.

Эх, вы, дикие часики жизней забытых!
Сколько судеб людских вы смололи зазря!
Отобрать их у Дьявола да и разбить их!
Но и я – лишь песчинка в Игре Дикаря.
23 / 02 – 15г.

СЕРЕБРЯНЫЕ ЗВЁЗДЫ
Надо мной – серебряные звёзды.
Подо мной – неверие веков.
Тишина. Я понял слишком поздно
Про себя и прочих простаков.

Музыка небесная играет.
Только для кого и для чего?
Прошлое за солнцем исчезает,
Говоря, что нам не повезло.

Но живу на Свете для чего-то.
Колыбельную для мира петь?
Жили ж без меня, без идиота, −
Проживёте как-нибудь и впредь!

Без меня Вселенная крутилась
В хороводе небывалых снов.
И Земля однажды зародилась
Где-нибудь в начале первых слов.

Без меня кусали, убивали
И делили власть и кошелёк.
Но пришёл, сказал – и всё в начале!
Будто я чего-то в жизни смог.

Сколько звёзд не видно в чёрном
небе!
Сколько звёзд погасли навсегда!
Ночи дарят вместо были небыль,
То, чего не будет никогда.

Только звёзды, ночь да наважденье.
Больше нету в мире ничего.
Надо мной простёрлось Откровенье.
Только не понятно, для кого?
24 / 02 – 15г.

КОНЕЦ ЗВЕЗДЫ
Звёздочка в колодце улыбнётся,
Пол Вселенной пролетев с небес.
Ведь гореть ей больше не придётся.
Долгий путь её окончен здесь.

Сколь веков её несло по Свету
Через миллиарды чьих-то снов!
А теперь её как будто нету.
И удел звезды теперь таков.

Мальчик пожелает вдруг напиться.
Улыбнувшись, скажет ей: «−Привет!».
Задрожит звезда, как будто птица.
Подмигнёт она ему в ответ.

−Расскажи мне о мирах далёких,
Сказку о волшебных небесах.
Напои любовью черноокой.
Научи летать в забытых снах.

−Мальчик, мальчик, ничего не
знаю, −
Отвечала павшая звезда. –
Ведь, по небу быстро пролетая,
Этот мир не замечала я.

Всё тепло кому-то раздарила.
А теперь бы просто отдохнуть. –
И звезда растаяла уныло,
Завершив свой бесконечный путь.
25 / 02 – 15г.

ОДИНОКИЙ ИНОПЛАНЕТЯНИН
Унылый энлонавт на Землю ступит,
Всё потеряв в космическом пути.
Вздохнёт и брови хмурые насупит.
А тысячи парсеков – позади.

А впереди – лишь ночь да ветер странствий,
Который звал куда-то к небесам.
Но некуда бедняге возвращаться,
Ведь мир его взорвался всем чертям!

Унылый энлонавт пойдёт по барам,
Но там его валюту не берут.
Он одинок. Землянам он – не пара.
И где-то в парке труп его найдут.

Зачем летел наперекор ненастьям?
Его никто, уж, не полюбит здесь!
Унылый энлонавт, лишившись счастья,
Давно теряет к жизни интерес.

А жизнь идёт, как катится полено
И время как сквозь пальчики песок.
И вот, найдя на свалке манекена,
Себя он пробуждает на часок.

Придёт рассвет и люди встрепенутся
И жизнь рекой куда-то потечёт.
Но иномирцу в прошлое вернутся
Река времён, как прежде, не даёт.
2 / 03 – 15г.

* * *
Свет звезды всё летит и летит
Через сотни холодных веков.
Он давно никуда не спешит
Среди чуждых, прохожих миров.

Сотни лет в пустоте он летел,
Освещая Пустое Ничто.
Он устало упасть захотел
На планету, где ждали его.

И однажды в весеннем саду
Для кого-то цветок расцветёт.
Чей-то взгляд вдруг увидит звезду.
В чьём-то сердце любовь оживёт.

Долго-долго я брёл в пустоте.
Дни летели, как будто века.
Времена мне казались не те
Да и песни – одна маята.

Но однажды, увидев рассвет
И бездонные эти глаза,
Уловил я и звёздочки свет.
Значит, всё это было не зря.

Свет звезды, что погасла давно,
Вдруг зажёг в нашем сердце Любовь.
Во Вселенной без звёзд так темно.
Стынет кровь. Стынет кровь. Стынет кровь.
4 / 03 – 15г.

УНЕСЁННЫЕ
Море Слёз растворилось навечно.
Горы Смеха рассыпались в пыль.
Было счастье когда-то беспечным,
А теперь – лишь равнина Беды.

И бредёт человек по равнине,
Натыкаясь, как тень, на себя.
Прошлый день растворился и ныне
Лишь разрушенные города.

Лишь пустые пролески Надежды
Попадаются мне на пути.
Как же хочется, что бы как прежде
Было место в душе для любви!

Всё молчал я о многом когда-то,
Мы о воздухе не говорим.
Проходили рассветы, закаты,
Годы… Всё вдруг растаяло в дым!

Пустяки – фонари да кафешки –
Заслонялись за шумом Ветров.
Нынче лишь скорлупа от орешков
Да усталая память из снов.
5 / 03 – 15г.

* * *
А у любви не громкие слова:
Забудешь их – и поминай, как звали!
Уйдёт любовь – останутся печали,
Ведь у любви не громкие слова.

Когда окружит тишина снегов
Твоё давно израненное сердце,
Уж поздно будет в прошлое смотреться,
Его окружит тишина снегов.

И только звёзды светят по ночам.
И только ветер веет над планетой.
Взмывает память к небесам ракетой,
Где только звёзды светят по ночам.

И ничего поделать не могу.
Ведь в шахматах, увы, назад не ходят.
Остались только глупости мелодий,
Которых петь я больше не могу.

Да. У любви не громкие слова,
А тихие, как загнанная птица.
Но в тишине ей долго не сидится,
Хоть у любви негромкие слова.

И снова предстоит нам выбирать;
Горим в любви или проходим мимо?
Всё это сложно и необъяснимо,
Но всё-таки придётся выбирать.

А говорить я просто не хочу.
Но только вы за то не обессудьте.
Не нравится – так про меня забудьте,
Но говорить я просто не хочу.

Ведь у любви не громкие слова,
Они подчас намного тише сердца.
И никуда от этого не деться.
А у любви не громкие слова.
6 / 03 – 15г.

* * *
Не от ума приходит горе к нам.
Не от ума мы радости теряем.
Как Млечный Путь пролёг по небесам,
Лежит на сердце серый шлях печали.
Вновь серый день напомнит о былом.
А мы, как прежде, всё вперёд бредём,
Туда, где никогда мы не бывали.

За годом год, а за слезой слеза –
И возлюбите это мирозданье!
Не привыкают к серости глаза,
Не обновляется моё сознанье.
И вот, уже смешное не смешно.
Лишь вороньё в открытое окно,
А чайки – это южные созданья.

И ненависть, увы, не от ума.
Ведь ничего мне местью не исправить.
Не разлетятся на куски дома,
В которых бал сатрапы будут править.
Лишь прошлые снега на голове.
Нам не пройтись по скошенной траве.
Мы можем в прошлом лишь грехи оставить.

А мир такой огромный без любви,
В нём нет давно ушедших сожалений.
Слова, как листья, падали мои
От пожелтевших ныне впечатлений.
Не от ума грустим о мире грёз.
Мы сами наполняли Море Слёз
Планеты Незаконченных Свершений.
9 / 03 – 15г.

* * *
Не проклинай, что бы не стать проклятым.
Проклятье – самый страшный бумеранг!
Да, не искать не можешь виноватых,
Ведь человек, увы, устроен так,
Но ты же человек! Зачем обиды
Терзают твои помыслы и виды?
Не обойтись без этого никак?

Не хочешь ты торжествовать над трупом
Того, кто надсмеялся б над тобой.
Не проклинай врагов, ведь ты не глупый,
Что бы плясать у крышки гробовой.
Пусть сердце у тебя, уж, почернело –
Проклятие врагов твоих – не дело!
Не проклинай – и будет мир с тобой!

Ты победил. Но не забыть вовеки,
Как долго-долго ждал ты этот день!
Не проклинай того, кто кукарекал,
Нам предрекая смерть и горе всем.
Он нынче сам у гроба оказался.
Но ты же до него не опускался!
Так почему не жаль его совсем?

Твой враг сейчас повержен, беззащитен.
Но, может быть, тебе он и не враг?
Посыл твой был когда-то «колоритен»,
Но, ведь, врага узнаешь ли вот так?
Не проклинай «морального урода».
Быть может, это просто «Квазимодо»
И всё, что было, было просто так?

Как трудно в этот мир подчас поверить!
Как трудно Правду в мире отыскать!
Не проклинай сквозь запертые двери,
Которые тебе не открывать.
Не проклинай – проклятья бесполезны.
Ведь всё пропало от проклятий в Бездну.
Но как же хочется порой ПОСЛАТЬ!
13 / 03 – 15г.

* * *
Как часто сводит нас с ума
Всё то, что мы не понимаем!
Нам только кажется, что знаем,
На деле всё – туман-трава!

Мы в лабиринтах, как кроты,
Давно когда-то заблудились.
Искали что, к чему стремились? –
Уж, не поймём ни я, ни ты.

И остаётся лишь луна,
Что в окна прыгает бесстыдно.
Всё тайное ей очевидно,
Как рюмка горького вина.

Кто лабиринты строил нам!?
Узнаем ли когда об этом?
Ведь по ночам и солнца нету,
Всё прошлое – сплошной бедлам.

Меняется на Свете всё,
Но не изменится что было!
Увы, душа не позабыла,
Как мелет Судеб Колесо.

Выходит, я на Свете жил,
Раз не забыл ещё об этом?
Вот только б знать, кого при этом
Я, Победитель, победил?
14 / 03 – 15г.

МАРТОВСКИЙ СНЕГ
Когда молчит седая грусть
И некуда уже деваться,
Зима проходит. Ну, и пусть!
Пора бы к жизни возвращаться.

Пускай растает лёд в душе –
И я опять пойму про что-то.
Опасно жить на вираже,
Но и в болоте неохота.

А где-то побегут ручьи,
Смывая грязь с земли весенней.
А боли прошлые мои
Развеются, как дым Вселенной?

Пускай молчит седая грусть!
Ведь люди в том не виноваты,
Что жили век мы как-нибудь,
Как снег, что не растаял к марту.
17 / 03 – 15г.

* * *
Свет скрывает правду от людей,
Ведь любовь тяжёлая, как прежде.
Свет дарует страждущим надежды,
Просто так, без видимых затей.

И опять сияние весны
Ожиданием любви обманет.
Легче нам от этого не станет,
Если в мире одиноки мы.

Свет всегда обманывает нас,
Что бы Сатаны не испугаться.
Если людям нечего бояться,
Можно и любить «не про запас».

Можно ненавидеть от души,
Не на идиотов уповая.
Космос, ведь, субстанция живая,
Время всё вперёд, вперёд спешит.

А весна приходит к нам опять,
Что бы люди головы теряли
И уже совсем не понимали,
Как же можно счастье потерять?

Счастье можно просто не найти.
А найдя легко и не заметить.
Нечего луне седой ответить,
Если всё, что было, позади.

Свет скрывает правду от людей.
Только нам от этого не хуже.
Отражаются деревья в лужах
Вместе с небесами. Без затей.
18 / 03 – 15г.

* * *
Дожди золотые проходят бесследно,
Оставив на сердце лишь памяти прах.
Нет смысла спешить, восклицая победно,
Когда послевкусье ещё на губах.

Под вечер, вернувшись с дороги, устало
Ты плюхнешься тяжестью всей на диван.
Для счастья тебе было нужно-то мало,
Но счастье развеялось, будто туман.

Лишь радуга вспыхнет да снова погаснет.
Надежда последней когда-то ушла.
А финишный спурт без любви слишком
ясный.
Дорога сюда только и привела.

Но если считаешь себя человеком,
Иди и смотри всё вперёд и вперёд.
Дожди золотые иссохнут навеки,
А там, впереди, вдруг тебе повезёт.

Я знаю, не веришь подобному чуду.
Я тоже не верил. Ведь я – это ты.
Но сзади меня только пепел повсюду
От дружбы, надежды, любви и мечты…

Дожди золотые пройдут в одночасье
И снова наступит Великая Сушь.
Когда понимаем, как призрачно счастье,
Уж, поздно бывает спокойствию душ.
19 / 03 – 15г.

* * *
Не кричи. И душу не тревожь.
Всё, что было, уж, давно сгорело.
От былого остаётся ложь,
Ей до нас нет никакого дела!

Как мы жили, что хотели мы,
За кого терзались, что любили, −
Помолчи в преддверии весны,
О которой мы почти забыли.

И на склоне солнечного дня
Вспоминай о чём-нибудь хорошем.
Что осталось нынче у меня? –
Прошлых лет ещё две – три
пригоршни.

Не кричи устало в пустоту,
Ведь она тебя не раз обманет.
Забываешь правды наготу,
Только лучше с этого не станет.

Прошлый день как старое кино,
Позабытое тобой навечно.
Не кричи. Всё кануло давно.
Только Горе в сердце будет вечно.
27 / 03 – 15г.

НЕОЖИДАННЫЙ НОКТЮРН
Где-нибудь в далёкой стороне,
Задвигая шторы перед сном,
Лишь однажды вспомни обо мне,
О давно растаявшем былом.

Может, легче будет мне шагать,
Если вспомнишь наши вечера.
Где-нибудь луна взойдёт опять,
Что б не заблудилась вдруг Она.

Может, улыбнётся вдруг Земля,
Так давно уставшая от войн.
Вспомни хоть однажды про меня,
Про одну из страждущих сторон.

Может, запоют вдруг соловьи
И цветы распустятся в лесу,
Если вспомнишь про слова мои,
Что с собой в могилу унесу…

Как живу на Свете без тебя –
Пусть тебе расскажет серый дождь.
Может, вдруг счастливым стану я
На секунду, если ты вздохнёшь.

Я давно, уж, плакать не могу.
Сердце разрывается в туман.
От себя уже не убегу.
Вспомни про короткий наш роман.
29 / 03 – 15г.

* * *
Без веры, без надежды, без любви
Довольно трудно на Земле прожить.
Снежинкой тают чаянья твои.
Из памяти снега не удалить.

Но почему-то всё идём вперёд
Без веры, без надежды, без любви.
Не говорите мне, что всё пройдёт,
Когда в лесах щебечут соловьи.

Насколько мысли тяжелы мои,
Настолько солнце по весне печёт.
Без веры, без надежды, без любви
И время будто вовсе не течёт.

А финиш бесконечно одинок,
Как будто бы последние слова.
Невероятной тяжести итог.
Без веры. Без надежды. Лишь весна.
1 / 04 – 15г.

* * *
Где-то там, совсем недалеко,
За порогом призрачного утра,
Новый день войдёт в тебя как будто
И обманет, что бы встать легко.

А тебе не нужен сей обман,
А тебе луна нужны да звёзды.
Усмехнётся солнце несерьёзно
Да развеет утренний туман.

Скажешь солнцу: "Разбудило вновь?
И чего ты от меня добилось?"
Только память снова прояснилась,
Горькая, как прошлая любовь.
Где-то там...
2 / 04 - 15г.

* * *
Среди звёзд высоких раствориться
И былое мне бы позабыть.
Всё растает в небе синей птицей,
Кроме боли, что б с ума сводить.

Кажется, что только в тёмной выси
Мне доступно обрести покой.
Как темны порой бывают мысли
В час, когда темно над головой!

Мне б вдохнуть прохладу звёздной
пыли,
Освежить бы сердце льдом небес,
Что б душа уставшая забыла,
Как над ней поиздевался бес.

Мне бы вновь в людей живых поверить,
Землю светом Правды осветить.
Разрубить бы запертые двери,
Научиться верить и любить.

Но душа горит в Аду каком-то
И пожар, увы, не потушить.
Только Космос мне поёт о чём-то,
Что бы сердце песней оживить.

Но понять мне песни эти сложно
Через дым пожарищ и костров.
Звёзды в окна светят осторожно,
Что б не потревожить сладость снов.
6 / 04 – 15г.

* * *
Плачет небо грустными дождями
Или же смеётся ясным днём –
Не вернуть того, что было с нами,
Тающего белым журавлём.

Глупо залетающее счастье
Мимолётно, как осенний сон.
Нам недолго выпало встречаться.
Как невечно на Земле живём.

Плачет одинокая гитара,
Что давно лежит на чердаке.
Были мы когда-то чудной парой,
А теперь ты где-то вдалеке.

Всё летят над вὁлнами дельфины,
Забывая о былых веках.
Навевает ветер твоё имя.
Тает сердце где-то в облаках.
7 / 04 – 15г.

* * *
В час, когда закончится война,
Позабывшая про тишину,
Все от радости «сойдут с ума»,
Громом выстрелов заткнув войну.

Эта радость будет до небес!
Боги наверху устроят пляс!
Сатана как будто бы исчез
И уже он не застанет нас!

Почему же столько лет спустя
На планете снова льётся кровь?
Что же черти вновь от нас хотят,
Смешивая горе и любовь?

Разве это грезилось, когда
Водружали знамя на Рейхстаг?
Что б на землю вновь пришла беда,
Бились за концлагерь «Бухенвальд»?

Всё сначала надо начинать!
Всё сначала, с чистого листа!
Сколько можно пеплом удобрять
Этот мир, уставший без конца?

Снова в бой. И тает тишина,
Как мороженое на земле.
Кончится когда-нибудь Война –
Жертва Идиотов Сатане???
13 / 04 – 15г.

* * *
Так хочется весь мир послать к чертям,
А после приголубить-пожалеть!
Мир не виновен, значит, только сам,
Ведь кто-то должен горько сожалеть!

Но что-то в мире наперекосяк
Пошло по не наезженной тропе.
Кого винить, что у меня не так,
Не выстроятся замки на песке?

Мой мир больной, как одинокий бог
И тысячи слезинок на лице.
Так хочется завыть, завыть как волк!
Но прошлый день растаял, как и все.

Нельзя любить кого-то через дверь.
Зачем мечтать о том, что не вернёшь?
Но сердцу просто так не скажешь: «Верь!».
Минувшее же снова смоет дождь.

Минувший день. Забытые слова.
И море. Больше счастья не вернёшь.
Так хочется, что б жизнь была права!
Но это – сказки. Ты, уж, не придёшь.
14 / 04 – 15г.

* * *
Я любил. А, может, не любил,
Раз не спас любовью никого.
Снова дождь сомнения намыл,
Вопрошая сердце: «Для чего?»

Ничего не радует меня.
Постепенно рвётся с миром нить.
Только наступившая весна
Почему-то призывает жить.

Я любил волнующий закат,
Умопомрачительный рассвет.
А теперь дороги нет назад.
Только боли. А другого нет.

Так внезапно завершилась жизнь.
А другой как будто не дано.
Закрывают тучи неба высь,
Будто чёрно-белое кино.

Может, я былое сочинил?
Есть сомнения у всех, у нас!
Я любил. А, может, не любил,
Ведь любовью никого не спас.
16 / 04 – 15г.

* * *
А весна врывается в окно
Светом солнца и весёлым ветром.
Птички зачирикают вновь где-то.
Всё, как было-кануло давно.

Начинаем с чистого листа,
А потом – на сердце снова клякса.
Снова память ноет, будто плакса.
Только высь небесная проста.

И живой опять желает жить.
И трава из-под земли выходит.
Но опять сомнения находят,
Что бы мне про осень не забыть.

Но весна тоску мою забьёт
Ослепительным сияньем солнца –
И зачем-то мне ожить придётся,
Утро жизни новое встаёт.

Ведь весна врывается в окно,
Что бы прочь печали отступали.
Мне бы оказаться вновь в начале!
А весна врывается в окно…
26 / 04 – 15г.

* * *
Посреди безумной тишины
Одинокий разум засыпал.
Будто виноватый без вины,
Навсегда покой он потерял.

Что плохого сделал в жизни он,
Что бы от бессилия страдать?
Всё прошло, как будто страшный
сон,
Что уже не вспомнить, не понять.

Глупый разум помнит. Помнит всё.
Помнит то, что надо позабыть.
Тишина. И тихое моё
Не поймёт, как дальше ему быть.

Ничего я больше не скажу.
Пасмурно на улице. Весна.
Кажется, я всё-таки живу,
Раз тревожит мысли Тишина.
28 / 04 − 15г.

* * *
Пожухлый лист среди травы весенней.
Он тоже признак молодой весны.
Он пережил и хмурь дождей осенних,
И холода снегов седой зимы…

Веками люди шли через ненастья.
Их били войны, голод, нищета.
Казалось бы, они достигли счастья,
Как майский день пожухлого листа.

Но жизнь идёт, идёт неумолимо.
Зальют дожди – и растворится он.
Ведь осень и весна несовместимы,
Как глубина морей и небосклон.

Пожухлый лист растает безвозвратно,
Как старый дед, которому 100 лет.
Не надо рвать цветы зазря, не надо!
Придёт и ваш черёд пожухнуть вслед!

Пусть юные, зелёные цветочки
Хотя бы до зимы, но доживут!
Но человек… Поставим многоточье…
Ему ближайшего сорвать – не труд.
1 / 05 – 15г.

* * *
Светлый май приходит, что бы жить.
Что бы жить и радоваться жизни.
Что бы песни новые сложить.
Май в дома июнем словно брызнет!

Светлый май знамением придёт
Рассказать, что снова солнце встало.
Май зовёт, куда-то вдаль зовёт,
Что бы сердце вновь затрепыхало.

Светлый май приходит, что бы жить,
Не смотря на годы и невзгоды.
В мае мы сумели победить
Чёрной смерти злую непогоду.

Почему спустя немало лет
Снова свастика по миру бродит?
Светлый май – знамение побед –
Иногда грозу на мир наводит…
2 / 05 – 15г.

* * *
Как легки и воздушны слова,
Если всё хорошо на душе!
Будто юного мая листва
Зеленеющая по весне.

Но куда же уходят потом
Те слова, уступая другим,
Если боль на душе, в горле ком
И не верится мыслям своим?

Я живу, потому что живой
И давно нет других здесь причин.
Как высок небосвод голубой,
Если с миром один на один.
7 / 05 – 15г.

* * *
Унылый ангел с неба опустился,
Поплакал да обратно улетел.
Он праздником весны не умилился,
Оплакивать покойных он хотел.

Война всё продолжается с Адама.
А кровью так давно окрашен Марс.
А люди всё надеются. Как странно!
Как будто жизнь ещё не началась.

В сердцах людей война не прекращалась
Ни на минуту миллионы лет!
Но почему? Любить – такая малость,
Когда над нами – солнечный рассвет!

Унылый ангел плакал по несчастным,
Не в силах время повернуть назад.
А утро было всё-таки прекрасным,
Как будто жизнь – и вправду райский сад.
9 / 05 – 15г.

* * *
Когда останемся одни
И загорит свеча,
Припомнятся былые дни,
Былые вечера.

Пусть нечего уже сказать,
Пусть одинок наш дом,
Но мы рассвет пойдём встречать
Как только допоём.

Ты помнишь звёзды, что давно
Светили нам в ночи?
Нам было вместе так тепло...
А ты молчи, молчи.

Ведь больше нечего сказать.
Огонь свечи сгорит.
Давай попробуем опять,
Пока свеча горит.
13 / 05 - 15г.

* * *
Дождь омоет тёплый день весенний,
Полагая вычистить сердца.
Дождь поднимет людям настроенье,
Но не смыть былого до конца.

Дождь омоет светлые аллеи,
Что ещё людей влюблённых ждут.
Я о настоящем не жалею.
Ведь часы все правильно идут.

Говорите, люди, говорите!
Говорите всё как на духу!
Этот непутёвый мир любите
И несите смело чепуху.

Майский дождь очистит ваши мысли,
Будто бы причастие Христа.
Дождь на мир водой небесной брызнет –
Жизнь начнётся с чистого листа.

Снова будет трудная дорога,
Никогда нам их не избежать!
Дождь омоет всякого под богом,
Что бы легче против Зла стоять.

Дождь омоет тропы менестреля,
Копья древнеримских драчунов.
Он, небесной влаги не жалея,
Всем раздать по радуге готов.

Мне б дождю обрадоваться громко –
Не промокну, в комнате сидя.
Я устал от глухомани звонкой,
Нервы будто струны теребя.

Пусть омоет дождь воспоминанья,
Предавая силы дальше жить.
Только не напрасны ли старанья?
Но – весна. Нам жить. Дождям дождить.
16 / 05 – 15г.
ЦВЕТЫ НА ПОДОКОННИКЕ
Будет осень − листья опадут
И останется один графин...
Но пока цветы мои цветут,
Вроде бы я как и не один.

О прошедшем нечего сказать,
Будто бы воспоминаний нет.
Не вернётся молодость опять,
Как и лепестков вчерашних цвет.

Будет осень, но пока весна,
Время для романтики и слов.
Душам юным снова не до сна
И сюжет о двух сердцах не нов.

Но на подоконнике цветы
До осенних дней не доживут.
Будет осень. И заснут мечты.
А пока… Пока цветы цветут.
21 / 05 – 15г.

НИКОГО НЕ БУДЕТ ДОМА
Как обычна и банальна
Юная весна!
С ног собьёт тебя буквально
В доме тишина.

Золотит на солнце зелень
Юная, как май.
Для кого-то он потерян,
Что ужасно жаль.

Если ты живой, как птица,
Хочется мечтать.
Хочется скорей влюбиться
И летать, летать…

А потом листвой зелёной
Целый мир одеть
И однажды ночью тёмной
На Неё глядеть.

Как волнующе безбрежна
Юная весна.
Как груба и безмятежна
В доме тишина…
22 / 05 – 15г.

ГДЕ-ТО ТАМ…
А в «чёрных дырах» время не течёт
И потому там жизни не бывает.
Там чувства не живут, не умирают
И сердце не стучится, не поёт.

Там нету ни начала, ни конца.
Кончается скандал за горизонтом.
Но так устроен мир, что для чего-то
Живём мы здесь, где бедам нет конца.

Летят метеориты в небесах,
С Землёй всё время норовя столкнутся.
Огнём вулканы грозные плюются.
А войнам кровожадным нет конца.

А ты люби, что б яростнее жить.
Ведь только так прожить на Свете можно!
Воспеть обыденное не возможно,
Сложней, чем «чёрную дыру» открыть.

Лишь в «чёрных дырах» время не течёт.
Локально время запустить и плакать.
Там можно всё. Эпохам вечно капать.
Но грешникам туда закрыт проход.

Мы снова остаёмся на Земле.
Лишь здесь нам, к сожалению, и место.
Но, знаешь, коль на небе нам не место,
Будь счастлив здесь, где птицы по весне…
24 / 05 – 15г.

* * *
Закрылась дверь. И в мире стало тише.
Во всей Вселенной – он лишь да она.
Припомни, как стучат дожди по крышам,
А через тучи – полная луна.

Припомни май – весёлый месяц года,
Когда по вечерам не надо свеч.
Потом придут внезапные невзгоды,
Пустые ожиданья новых встреч.

И будут наши хлопоты напрасны,
Их результаты унесёт Река.
Спустя века лишь снова станет ясно,
Когда однажды Ты ко мне пришла…

Закрылась дверь. И только мы с Тобою
Всем Временам Разлуки вопреки!
А помнишь, мы гуляли под луною
На берегах неведомой реки?

Где Ты была все прошлые столетья,
Когда снаружи закрывалась дверь,
А воздух был наполнен Междометьем,
Во мне же дикий просыпался зверь?

А зори на востоке багровели
И наполнялся гневом будто я.
Как долго же не открывались двери!
Как жил я, в сердце Истину тая!

Закрылась дверь. И Ты меня коснулась.
И больше мне не надо ничего.
Сегодня снова счастье улыбнулось,
Пока я не проснулся. Вот и всё.
25 / 05 – 15г.

КАЗИНО «ЖИЗНЬ»
Как часто наша жизнь – игра Фортуны,
Когда не знаешь, что тебя там ждёт!
Но сожжены давно мосты для «умных»
И остаётся лишь последний ход.

Иди вперёд с закрытыми глазами,
Не потому что ты – такой смельчак,
А потому что сзади – адский пламень
И не вернуться в прошлое никак.

Ставь на «зеро» − уже не проиграешь.
Ведь нечего проигрывать уже!
Как часто в жизни «не в себе» бываешь,
Неправильно свернув на вираже.

Какой азарт – вдруг выиграть две карты!
Авось, с последней картой повезёт!
Тебя «разденут». Даже если прав ты.
И за долги напишешь: «Идиот»!

Безумие. Но столько раз писали
Про карты да рулетки казино!
Но сожжены мосты – и мы играем,
Ведь ничего другого не дано.

И мы себя теряем. Час за часом.
По капле. По секунде. По рублю.
Играем жизнь. Удачно ли, несчастно.
Попутного ждём ветра кораблю.
28 / 05 – 15г.

* * *
Где-то там, в неведомых мирах,
Наши души встретятся случайно,
Бабочкой заблудятся цветах,
В играх забывая мир печальный.

И какой-то маленький щенок
Сунет нос, куда его не просят.
Разлетимся мы – ему восторг!
Будет бесконечна неба просинь!

Повторится вновь и вновь сюжет,
Только для чего? – никак не знаем.
Где-то там кому-то дела нет,
Что чего-то мы не понимаем.

Всё на Свете, вроде, хорошо,
Но кого-то не хватает в мире.
Засуха, зима ли, дождь прошёл –
Нечему меняться здесь, в квартире.

Есть миры, где нас совсем не ждут,
Мы туда никак не попадаем.
Где-то там совсем не так поют,
Веселятся, любят – мы не знаем!

Мы – земляне. Что там говорить!
Людям не дано пока иного.
Нам не в небе, как бы здесь
прожить
Без чего-то очень дорогого…
29 / 05 – 15г.

ЗНОЙ
А над городом зной запекает мозги.
Мысли капают, словно пломбир, на асфальт.
От снегов дней былых не осталось ни зги.
Свежескошенных трав лишь стоит аромат.

И не верится, будто стояла зима,
На дворе был январь, Антарктида – в душе.
А над городом – зной. Разомлела земля.
Будто сходит с ума солнце на вираже.

А вираж был заложен когда-то не мной,
Но, увы, проходить его выпало всем!
И не важно, мороз на дворе или зной –
Час придёт – Горизонт распахнётся совсем!

Где ты будешь, когда всё изменится вдруг
И зальют над тобой проливные дожди?
А над городом – зной. Будто вечности круг.
И прохлады не будет. Не будет. Не жди.
1 / 06 – 15г.

* * *
Возле «чёрной дыры» не кружись –
Засосёт – и вернёшься едва ли!
Ты себя позабудешь как звали,
Станет прахом никчёмная жизнь!

Не крутись возле девичьих глаз –
На всю жизнь потеряешь «свободу»!
Но бывает сильней небосвода,
Что находим в любимых подчас.

Мы идём к «половинкам» своим
Через тысячи бед и ненастий,
Что б однажды лишь встретиться с
Счастьем
И шагать по дорогам другим.

А дороги петляют, да так,
Что о цели подчас забываешь!
К дальним звёздам с надеждой летаешь
Отыскать своей жизни Маяк.

Не кружись возле «чёрной дыры»,
Заблудившись в безумных пространствах.
Ждёт тебя на Земле Постоянство –
Чёрных глаз внеземные миры.
3 / 06 – 15г.

ВЕЧЕР
День прошёл. Так тихо и не прочно.
Зной уходит, вроде бы за тучи.
Вечер ставит жизни многоточье,
Словно вверит в то, что будет лучше.

День прошёл негаданно-нежданно,
Обещая всё-таки надежду.
Грянул гром. Мир зыбок, чуден, странный.
Завтра будет завтра. Всё как прежде.
4 / 06 - 15г.

* * *
За финишем – старт.
А за осенью – осень.
В душе – листопад,
А на сердце – пожар.
Чего-то стучит
И о чём-то хлопочет.
Уж, всё позади.
Свеч вчерашних нагар.

И нет ничего
В этом мире постылом,
Что б взглядом за что
Уцепиться бы смог.
За финишем – старт.
Да такой сиротливый,
Что смог бы я так
Обойтись без него.

Но сзади меня
Только дым пепелища.
А искры огня
До меня достают.
А что впереди?
Мы живём, значит, ищем.
А сердце в груди
Всё стучит. Тук-тук-тук…
5 / 06 – 15г.

«НОЧНЫЕ ВЕДЬМЫ»
Июльские грозы играют зарницей.
Мне чудятся отзвуки прошлых боёв.
А память листает событий страницы,
В которых я не был, но вспомнить готов.

Я вспомнить готов про «У−2» в эти годы,
Про наших девчат, воевавших на них.
Про то, как бомбили они с "тихоходов",
Летая бесшумно в покровах ночных.

Но быстро узнали об этом фашисты
И стали выслеживать наших девчат.
Горели девчата. Так больно. Так быстро.
Горели за нас. За рассвет. За закат.

Горели и в небо потом улетали...
Без них рассыпались победы огни...
И ярко салюты в ночи освещали
То самое небо, где гибли они.

Безудержно время... мелькают страницы
Тех давних событий прошедшей войны...
И лётчицы наши, под вспышки зарницы,
Ко мне прилетают в тревожные сны.
Третий вариант: 10 / 06 – 15г.

* * *
И всё-таки желтеет грусть моя.
Как осень одинокая желтеет.
Ещё кружится карусель – Земля
И тополя июня зеленеют,

Ещё чего-то жаждет человек,
Уныло направляется куда-то,
Ещё отсчитывает время век,
За вечерами следуют закаты,

А грусть уже желтеет. Просто так.
И видно, по-иному быть не может.
Когда в душе – осенний кавардак,
То мало кто иначе песни сложит!

Уже не надо за меня решать,
Что-де не грусть, а листья пожелтели!
Листве есть осень, что бы опадать,
А сердце не от времени седеет.

Жизнь не подвластна логике вещей.
И старики бывают молодыми,
И в юности ты будто бы Кощей,
Когда дожди прольются заливные.
11 / 06 – 15г.

* * *
Вечерело. Зажигались звёзды.
Остывает ароматный чай.
Говорить о прошлом несерьёзно,
Даже если день прошедший жаль.

За окном пиликает кузнечик.
А одна далёкая звезда
Тихо плачет, будто человечек,
Что любовь теряет навсегда.

Приумолкли глупые лягушки.
Спать легли лесные соловьи.
Не слышны «страдания» кукушки.
Только звёзды, как глаза твои.

Радуга над дачами засохла.
Всё темнее летний небосклон.
Вечерело. И совсем неплохо
Слушать колокольный, мерный звон.

В небесах печальных и высоких
Больше счастья не дано найти.
Утонул я в мыслях чернооких,
Переправы не найдя в пути.

Вечерело. Дачные просторы
Да вкуснейший летний мятный чай.
Закрывались от печалей шторы.
Начался июнь. Закончен май.

Там, на галактических задворках,
Грустная вращается звезда.
И горит в печали черноокой
Сердце одинокое всегда.

Вечерело небо. Вечерело.
Стынет чай. Разобрана кровать.
Жизнь моя давно, уж, очумела.
Остаётся только вспоминать.
13 / 06 – 15г.

«ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ»
На рассвете «Летучий голландец» летает,
Утомлённым даруя надежду на счастье.
Никогда человек его не замечает,
Потому что он занят разборкой Ненастья.

То одно у несчастных не так, то другое…
Человек весь в делах, он горит, будто
пламя.
А «Летучий голландец», как признак Иного,
Обещанием счастья маячит над нами.

Дуют злые ветра над холодной планетой,
Зной сжигает сердца, будто Ада творенье,
Проливные дожди вертят пляски по Свету,
Тонет в чьей-то крови чьё-то стихотворенье!

Но «Летучий голландец» нам жить
предлагает,
Возлюбить этот мир, пусть такой непутёвый.
Там, на судне, о нас всё доподлинно знают,
Но не в силах, увы, указать нам путь
новый.

И «Голландец» за облако мы принимаем,
За туман из какого-нибудь сновиденья.
На рассвете не часто уже мы мечтаем,
Потому очень редкие эти явленья…
19 / 06 – 15г.

В НОЧЬ НА 4 АВГУСТА 1979 ГОДА
Какая ночь прохладная была!
Над миром пели звёзды светлячками,
Луна куда-то лодочкой плыла,
Переливался порт ночной огнями.

Ах, почему так было хорошо?
Куда потом вдруг подевалось это?
Лежал один. Но впереди ещё
Не мало было у меня сюжетов.

Лежал один да с Богом говорил,
Назвав его по имени Создатель.
Там, впереди, мой век тяжёлый был,
В тринадцать лет тот разговор некстати.

Ещё не поднял я тяжёлый крест
И поднимать его не собирался.
Я просто в «боксе». Не туда залез
И слишком долго в том не признавался.

Но полагал, что искупил грехи,
Хотя Луна скрывалась от позора.
Я слышу: небеса поют стихи
И не было, казалось, лучше хора!

Ещё не зная Библии Псалмы,
Лежал и наслаждался этим пеньем.
А после, на развалинах Страны
Я вспоминал об этом с утешеньем.

Но годы шли, как паровоз, вперёд,
По капле ту Беседу отнимая.
И я забыл, что Космос мне поёт.
Быть может, из-за этого страдаю?

Какая ночь над миром проплыла!
Уже никто об этом не знает!
Но я свернул однажды не туда.
Как часто так у грешников бывает.

Обратно не дано мне повернуть,
Не возвратить минувшее столетье.
Не закольцован жизненный мой путь.
Ночь уплыла, оставив Междометье.
28 / 06 – 15г.

ПОСЛЕДНИЙ ВАЛЬС
Осень Жизни бывает однажды,
А за этим Зима настаёт.
И тебе совершенно неважно,
Что уже завершается Год.
В белом вальсе закружится вьюга.
Мы с годами нужнее друг другу,
Наша стрелка наверх доползёт.

Звон бокалов, хрустальных, как время,
Заглушает шуршанье листвы.
В том, что было, виновные все мы,
Потому что желали Весны.
Но Весна в Декабре не наступит.
Просто снег заметёт наше утро,
Что б растаяли наши мечты.

Осень Жизни растает так просто,
Словно сказочный, призрачный сон.
Одинокие души. Вопросы.
Как давно листопад за окном!
Только мы всё живём почему-то.
Продолжается Лето как будто
И опять мы танцуем вдвоём.

Завершается вальс. Гаснут свечи.
Закрывается старый рояль.
Растворяется призрачный вечер.
Гаснут звёзды, как гаснет печаль.
Лета жаркого больше не будет.
Замолчат одинокие люди.
Всё закончилось, значит. А жаль.
29 / 06 – 15г.

СТЕКАЮЩЕЕ ВРЕМЯ САЛЬВАДОРА ДАЛИ
Время течёт, поедая века,
Будто бы кошка секунды слизая.
Как бесконечна мгновений Река!
Время стекает, стекает, стекает...

Время стирает истории пыль,
Космос съедает, как будто играя..
В сказку подчас превращается быль.
Время стекает, стекает, стекает...

Сколько воды над Землёй пролилось!
Сколько всего человек не узнает!
Людям хотелось, любилось, моглось.
Время стекает, стекает, стекает...

Что нас в грядущем, да призрачном
ждёт?
Время упорно ту Правду скрывает.
Не человек всё стремится вперёд.
Время стекает, стекает, стекает...

Время течёт, как сквозь пальцы песок,
Цели конечные не понимая.
То ураган, то всего ветерок.
Время стекает, стекает, стекает...

Как же хрустальна планета Земля!
Хрупкость явлений мы не замечаем.
Капля твоя есть и капля моя.
Время стекает, стекает, стекает...

Время стекает. Что больше сказать?
Только куда? – и Художник не знает.
Этот «омлет» нам уже не поднять.
И Сальвадор, и Альберт это знают.
30 / 06 - 15г.

22 ИЮНЯ 1941г.
Предрассветная дымка слилась с тишиной.
Смотрят мирные сны города и посёлки.
Вдруг обрушилось небо внезапной войной,
Разрывая спокойную ночь на осколки.

Кто-то первый уже не увидит восход,
Смерть с собой принесут взрывы первых
снарядов
Кем он был до того, как Война в дом
придёт?
Рядовым ли бойцом, командиром отряда? −

Неразборчива в выборе жертвы война,
Перед ней все равны, и детали неважны;
В предрассветной тиши, от спокойного сна,
Не проснуться бы мог одинаково каждый.

Не родившись на Свет, жизнь свою
завершить
Мог ребеночек, маму толкающий ножкой ;
А ведь мог бы родиться и род свой
продлить,
Но подведен итог самой первой бомбежкой.

Можно долго еще рассуждать – «кто бы
мог?",
Очевидно одно, что за это в ответе −
Кто войну развязал под девиз – «с нами
Бог»,
Начав жертвам отсчет... в тишине на
рассвете.

А, ведь, как был прекрасен июньский
рассвет...
До войны оставалась какая-то малость.
Первый залп... первый выстрел...
Представь − тебя нет,
Только память людская от жизни осталась.
Первый вариант: 1 / 07 – 15г.
Второй вариант: 17 / 07 – 15г.

РАЗМЫШЛЕНИЯ ВРУБЕЛЕВСКОГО ДЕМОНА
В глубине тёмных мыслей блуждая,
Я однажды забуду себя.
Своим чувствам пинка не давая,
Заблужусь среди белого дня.
Потеряв что-то важное очень,
Невезучего часто мы корчим
И горят души, как от огня.

Я желал бы найти в тёмных мыслях
Правоту гнусных смыслов своих.
Только в небе как будто повисли
Словеса для проклятий других.
В глубине тёмных мыслей блуждая,
Не увидишь преддверие Рая.
Только стук глупых смыслов своих.

Говорят, не ищи виноватых,
Всё равно никого не найдёшь.
Говорят, только мне не понятно,
Кто придумал столь наглую Ложь.
В Лабиринте без цели блуждая,
Заблудился я в поисках Рая,
Но его никогда не найдёшь.
2 / 07 – 15г.

* * *
В руки упадёт осенний лист
И заплачет небо надо мной.
Ежегоден осени каприз
В жизни одинокой и земной.
Вновь о чём-то тихо воет грусть.
Я не справлюсь с нею. Ну, и пусть.
Пусть заплачет небо надо мной.

Свет в окне упрямо догорит,
Он упрямей тысячи сердец.
Осень будто мощный монолит,
Всё пророчит прошлому конец.
Разошлись зачем-то корабли.
Гаснет отсвет призрачной зари.
Тихо угасает звон колец.

Не придёшь ты больше никогда
И меня с собой не позовёшь.
Загорится в небесах звезда,
Будто бы скрывая жизни Ложь.
В руку упадёт осенний лист.
Тихо улыбнусь: «Какой сюрприз!».
А над миром – одинокий дождь.
5 / 07 – 15г.

* * *
Рисовала осенняя грусть
На асфальте дырявым зонтом.
Я осенним вином не напьюсь,
Вспоминая опять о былом.

Тихо капает дождь в сентябре.
Листья с неба как будто летят.
В каждой капле – тоска о тебе,
Да поленья в камине горят.

Так уныло гитары струна
Проскрипела осенний каприз!
Нам с гитарой опять не до сна.
Где ты бродишь, душа? Отзовись!

Фонари, будто жабы, глядят.
Время люстры включать. Не хочу.
Не приделаешь листья назад –
Ведь зимою листва ни к чему.

Осень – время осенних дождей
И падения жёлтой листвы.
Как жестоко гитаре моей
Я порвал впопыхах две струны!

И теперь одинокая грусть
Всё терзает, терзает меня.
Я осенним вином не напьюсь.
Этот дождь больше не для меня.
13 / 07 – 15г.
* * *
Утекало время, как вода.
В чёрном небе плакала звезда
Обо всех ушедших навсегда.

Много звёзд среди иных миров.
Люди много видят разных снов.
Их бы описать – не хватит слов!

Только люди здесь – короткий миг.
Наша жизнь – всего мгновенья крик.
Век пройдёт – истают души вмиг!

Звёзды чуть поболее живут.
Все цивилизации уйдут –
Звёзды всех, увы, переживут.

Всё пройдёт, взорвётся и звезда.
Не вернуть ушедшие года.
Ночь. Былое тает без следа.
19 / 07 – 15г.
* * *
Как подчас неподъёмны простые слова,
Что когда-либо сказаны вскользь!
А молчание – как в конце лета листва,
Что темнеет, как глупый вопрос.
Будет августа снова тяжёлая грусть.
Потемнеют берёзы опять. Ну, и пусть.
У небес вновь на всех хватит слёз.

А слова, будто капли простого дождя,
Тихо-тихо на щёки падут.
Как выносит их тяжесть планета Земля! –
Слишком многое сказано тут.
Дождь идёт и не может уже не идти.
И слова говорим, говорим по пути,
Будто в них размышленья живут.

Тяжелы те слова, что бросаемся вскользь,
Не подумав, внезапно, зазря!
Как же редко у нас возникает вопрос:
Из чего возникает заря?
Из чего по утрам возникает рассвет?
Почему так прекрасен цветочный букет?
Почему так прекрасна Земля?
20 / 07 – 15г.

НА НЕПТУНЕ
На Нептуне шалят ураганы.
Солнце светит как будто жемчужина.
В небе звёздочки прыгают странно.
Этот мир, вроде, вовсе не нужен нам!

Только люди всё ищут чего-то,
Потерявшие Рай в душах проданных.
На Нептун тоже будут полёты,
Ведь без странных миров одиноко нам.

Вдруг найдём где-то в недрах планеты
Мы Адама и Евы прародину?
Вдруг растают все наши запреты,
Вдруг ветра станут нужными вроде нам?

За Нептуном попрятались звёзды.
Дальше – только пустая Вселенная.
Неужели мечтать будет поздно,
Если Ты вдруг уйдёшь, к сожалению?
22 / 07 – 15г.

* * *
Танцевало лето в шуме листьев
Под мелодию небесных птиц.
А на облаках повисли мысли,
Сорванные словно со страниц.

Пело лето призрачно о счастье,
Что за Синегорьем где-то есть.
Не дано нам больше повстречаться,
Где шумят деревья до небес.

Небо было солнечным и чистым
С родинками белых облаков.
Танцевало лето в шуме мыслей,
Не хватало этим мыслям слов.

Может, ты однажды лишь
приснилась,
Будто снег в прошедшем декабре?
До меня лишь эхом доносилось,
Что танцует лето о Тебе…
24 / 07 – 15г.

КУРОРТНОЕ ТАНГО
Начинался волнующий вечер
И темнел небосклон голубой.
Тихо шёл на последнюю встречу,
Не желая расстаться с тобой.

Сколько было не сказано нами –
Только танго простит и поймёт!
Мы упрятали суть за словами
И сломали сердец наших плот.

Помнишь, в море плескались
дельфины?
Помнишь, солнце по небу плыло?
Всё казалось красивым и дивным
И с погодой чертовски везло!

А теперь на последнюю встречу
Я зачем-то перчатки одел.
Уж в разгаре волнующий вечер,
Но любовь я сберечь не сумел.

Завершая последнее танго,
Я закрыл черноморский роман.
Наши встречи закончились странно,
Как зимою осенний туман.

Мне ответить тебе больше нечем.
Звёзды скрыли небесный покой.
Вот и кончен волнующий вечер.
Мы сегодня расстались с тобой.
25 / 07 – 15г.

ИНТЕРЬЕР ДА ЭКСТЕРЬЕР
Так легко воспевать голубые просторы,
Если выехал как-то однажды за город,
Да в компании тех, кто тебе очень дорог!

Без конца небеса и поля-де без края,
В небе птицы поют, этот мир воспевая,
Да куда-то поманит тропинка лесная…

Дескать, встал на заре, улыбнулся рассвету –
И родная Страна улыбнулась при этом!
Хорошо «с бодуна» просыпаться Поэтом!

Хорошо, но бесстыдно, увы, для кого-то
Возвращаться домой ли, идти на работу
После отпуска, дачи, рыбалки, охоты…

И бросаемся часто мы в крайность другую:
Депутаты галдят-де, банкиры жируют,
Президент с олигархами в ус, мол, не дуют!

Все виновны вокруг в твоей жизни
беспутной,
В том, что ты проживаешь бездарно и тупо.
Ты, ведь, с Марса сюда приземлился как
будто!

Эх, Россия, Россия, осколок печали!
Позабыли мы всё, что в начале желали
И остались у нас только синие дали…

Между тем, ни ругать, ни любить бы не
надо.
Не построится дом от желанья да взгляда.
Патриоты – не те, кто проходят парадом.

И не те, кто ругает Страну за границей
(В девяностые очень медийные лица).
Им Россия лишь в жутких кошмариках
снится.

Воспевать воспевай, но дома ремонтируй!
На спортивной арене дерись, коль задира –
Вот тогда, может, выйдут другие мотивы!

Как Россию воспеть? – просто взять да
работать!
Интерьер с экстерьером не путать с чего-то.
Не на небе живём, не в лесах да болотах!
27 / 07 – 15г.

* * *
А поэты служат небу,
Бесконечному, как ночи.
Ведь кому нужны их «перлы»
В жизни нашей заморочной?

А поэты служат птицам,
В небесах поющих сладко.
От времён горят страницы,
Да сгорают без остатка!

А поэты служат счастью,
Что затеряно в Эдеме.
Но забыли наши страсти
О счастливых даже темы.

А поэты служат музам,
Вдохновляющим на Чудо.
Но небесные союзы
Бьются, будто бы посуда.

Что останется в остатке?
Только памятник да слава?
Душ сожжённых отпечатки
Не попросят криков «Браво!».

Не попросят гонораров
От чтецов грядущих строчки.
Проходяща мира слава.
Расставляет время точки.

Служат ли поэты людям?
То война, то катастрофы…
Среди праздников и будней
Не нужны им апострофы!

Не даёт спокойно совесть
Воровать да лгать без меры.
А поэты – это помесь
Донкихотства, правды, веры.
30 / 07 – 15г.

* * *
Разлетаются звёзды быстрей и быстрей.
Расширяется космос сильней с каждым часом.
И теряются души в потоках людей,
А миры распадаются вдруг в одночасье.

Может, ты не права, может, я был не прав –
Кто теперь разберёт? Ведь всё дальше
планеты!
Разбежались мы в поисках диких забав,
Будто вὁроны в разные стороны света.

Веселятся по миру лихие ветра
И всё вертят волчком неизвестные земли.
Отыскать бы себя нам настала пора,
Но ветра сумасшедшие сердцу не внемлют.

И летит от меня половинка моя,
Потому что я сам от неё улетаю.
Полноводные реки впадают в моря,
Для чего-то при том берега раздвигая.

Ищет сердце того, что уже не найти.
Во Вселенной набатом стучало бы сердце!
Перекрёстки дорог разлучали пути,
Не давая усталой душе отогреться…
1 / 08 – 15г.

ЧАЙКИ И ДЕЛЬФИНЫ
Где-то в ночном небе есть созвездие дельфина. Днём в небе над морем летают чайки…

Люди – не чайки. Они не летают над морем.
И не дельфины, резвящиеся на волнах.
Знаешь, однажды курортный приветливый
город
Чёрным платком вдруг накрыла старуха –
Война.

Немцы вошли в санаторий. Понравилось
место:
Воздух чудесный, ландшафты – лечись, отдыхай!
То, что здесь дети (а это фашистам
известно),
Эко ли горе! − есть выход – бери да бросай!

За ноги, за руки, с берега − в синее море!
Сложно ли справиться дюжим солдатам с
детьми?
Прятался кто-то. Искали. Ловили на горе.
Дескать, на море хотели? – лети да плыви!

Берег высокий. И дети от страха кричали.
Выстрелы «шмайсеров» – тир из мишеней
живых.
Болью наполнилось море, небесные дали.
Перевернулся весь мир на устоях своих!

Чёрное море буквально краснело зверства,
Волны оглохли от этой безумной пальбы.
Если душа не успела стать чайкой небесной,
Станет дельфином, успев долететь до воды.

После войны в нашем мире хватало печали
И потому все молчали о теме больной.
Дети – не чайки. Но души их чайками стали.
Стайки дельфинов резвятся, играя с волной.
5 – 12 / 08 – 15г.

ГОША ГАМИН И ЛУНА
Поэт сегодня говорил с луной.
Луна ему чего-то отвечала.
Поэт стоял у самого начала
Времён и Мирозданий, как изгой.

Кот неумело, но переводил
Слова луны немыслимо далёкой.
Поэт был пьян любовью одинокой
И поднимался в небо без перил.

Поэт вдруг осознал, как сложен мир
И как он прост, и как великолепен!
Казалось, Бога слышит он при этом
И этот Глас был для Поэта мил.

Но среди звёзд вдруг замяукал кот
И скрылся за ближайшей подворотней.
Поэт с небес спустился неохотно,
Что б невзначай не пропустить восход.
16 / 08 – 15г.

ПЕГИЙ ПЁС ЧИНГИЗА АЙТМАТОВА
Пегий Пёс бежал по Иссык-кулю
Сквозь века, пространства и сердца.
Но его как будто «обманули»,
Ведь у круга не было конца.

Озеро, как пропасть лихолетья,
Так непостижимо глубоко!
Жителям минувшего столетья
Этот мир давался нелегко.

Иссык-куль давался людям трудно,
Чистый, как сердца святых людей.
Пегий Пёс бежал из утро в утро
В поисках неведомых морей,

В поисках достатка и удачи,
Запертый в чертог Памирских гор.
Пегий Пёс решал, решал задачи,
Так и не решив их до сих пор.

И однажды в мир пришёл Айтматов,
Раздвигая горы для людей.
Почесал он бережок лохматый
И открылся Космос Жизни сей.

Оказался этот мир бездонным,
Словно иссык-кульская вода.
Встрепенулся мир, тяжёлый, томный,
Мысли поменялись навсегда…

Люди беззащитными вдруг стали,
Словно тот прибрежный Пегий Пёс.
Очутившись вдруг на Пьедестале,
Потеряли совесть мы всерьёз.

Пегий Пёс, бегущий краем моря!
Наши души падшие верни!
Дай нам перейти Отроги Горя
И водой озёрной оживи!

Расскажи, как мы не правы были,
Что уплыли некогда в Туман.
Превращались в прах все наши Были,
Но ещё не кончился роман…
17 / 08 – 15г.

* * *
Снова небо августа седеет,
Тихо плачет об ушедших днях.
Мир на год становится мудрее,
Пряча грусть в неведомых слезах.

День уснёт торжественно-печально,
От дождя промозглого устав.
Снова оказалось всё хрустальным,
Как бокал шампанского в руках.

Отпусти меня, седая память!
Отпусти, как этих журавлей!
Вряд ли позабудешь, что осталось,
Ведь всегда дожди в судьбе моей.

Только август за окном сегодня.
Неужели врут календари?
В голове пустынно и свободно,
А душа устала без любви.

Снова небо августа седеет
И асфальты мокнут под дождём.
Плачу об ушедшем и жалею.
Стынь времён вливается в мой дом.
18 / 08 − 15г.

* * *
Скажите мне, что я не прав
И что весна наступит снова,
И что зима, мол, не сурова,
А только повод для забав.

Зальют осенние дожди –
Ты солнце, мол, возьми в ладошки
И собери тепла лукошко,
С дождями плакать обожди!

Напомните про тот собор,
Что в Барселоне не достроен.
Навряд ли Гауди доволен,
Что созидают до сих пор!

Секунду вечности живя,
Мы не желаем быть пустыми.
Но за туманами стальными
Надежд всё меньше у меня.

Скажите мне, что я не прав,
Что просто осень в душу впала
И надо всё начать сначала!
Наврите мне, что я не прав…
20 / 08 – 15г.

УПРЯМОЕ СОЛНЦЕ
По реке полуночной стелился туман
И упавшие звёзды стелились над портом.
С неба слышались песни неведомых стран.
Все минувшие горести были за бортом.

Были вместе с тобою мы в лодке одной,
Меж времён затерявшись в каком-то
пространстве.
Были счастливы соединиться с рекой,
Что казалась нам знаком времён постоянства.

Позабыли свои мы тогда имена
И не помнили, как называлась планета.
А со звёздами в прятки играла луна.
Тихо так завершалось последнее лето.

И уже никогда, ни за что и нигде
Больше встретиться, видимо, нам не придётся.
Отражаются звёзды в хрустальной воде.
Их с рассвета закроет упрямое солнце.
21 / 08 – 15г.

ШАХМАТНЫЕ ГОРИЗОНТЫ
Истина всегда за горизонтом,
Уходящим в призрачную даль.
И никто тебе не скажет что там?
Может, радость, может и печаль.

Ты идёшь по жизни, как по полю
Шахматной неведомой доски.
Сделал ход – так приготовься к бою!
Нет секунды часто для тоски.

Всё идешь, шагая да теряя,
Оставляя пепел за собой.
Будет мат – увы, игра такая!
Значит, сложит шахматы другой.

Но зачем садился ты за доску?
Для чего был нужен горизонт?
Этот мир объёмный, а не плоский,
Проигрыш так просто не пройдёт!

Мы – фигуры шахматные в мире
И гроссмейстеры. А потому
Раздвигайте горизонты шире!
Истину ловите, как звезду!
23 / 08 – 15г.

* * *
Вновь желтеет с августа листва,
Солнца дань с деревьев собирая.
Ясный день, весёлые ветра…
В сентябре века не замирают.

Будет Новый год, метель, апрель,
Майский гром и радуга над миром.
Будет, но по-новому теперь
И не повторится то, что было.

Осень в сердце! Как ты не права,
Что листву всё вбрасываешь в
душу!
Вновь желтеет августа листва.
Календарь природа не нарушит.
28 / 08 – 15г.

* * *
Всё меньше времени для поисков мечты.
Всё больше жёлтых листьев на асфальте.
Осеннее ненастье глупой красоты
Своею ложью мир уже не скрасит.

А ты опять уйдёшь в неведомую даль,
Что скрыта где-то там, за горизонтом.
Берёзы опадают, как моя печаль.
Совсем чуть-чуть осталось до чего-то.

Всё завершится. Осень. И начнётся вновь
За гранью смыслов, слов и предложений.
Опавший лист уже не верит в силу снов,
Как человек не верит вдохновеньям.

Всё меньше листьев, правды и больших
надежд.
И птицы улетают всё южнее.
Всё это – жизнь. И тезис тот давно не свеж.
Мы просто разлетелись поскорее.
2 / 09 – 15г.

ВАЛЬС УХОДЯЩЕГО ЛЕТА
Над миром плыла одиноко луна.
Последняя ночь уходящего лета.
И плакало время за шторкой окна.
И медленный вальс танцевала планета.

Луна отражалась в спокойных морях,
Уснувших от томного, грустного вальса.
Спало Мироздание. Видело в снах
Холодные тени погибшего Марса.

Что Марс там далёкий? Скудеет душа,
Себя потеряв в этом мире безбрежном!
И тихо вальсирует с тенью луна,
Которая больше не будет, уж, прежней.

Весь мир изменился в кружении лет.
Не так уж и плохо пускай для кого-то.
В минувшее не продаётся билет
И жизнь ты исправить не в силах чего-то.

Холодные тени холодных времён
Опустятся, словно осенние листья.
И тянется-тянется медленный сон.
И сон о Тебе. Как и глупые мысли…
3 / 09 – 15г.

ОБМАНЩИК
Я обману неверие моё
И занавешу небеса туманом.
На Свете не рождается никто
Для жалкого какого-то обмана.
Но если больше нечего сказать
И осень начинается опять,
Неверие приходит непрестанно.

Я обману седые небеса,
Которые пророчат о несчастьях.
Пускай заткнутся злые голоса
Из тех миров, над коими не властен!
Пускай я слышу «добрый» их совет,
Но слушать их пока желанья нет!
Я говорю себе, что мир прекрасен.

Не всё так просто, понял я давно:
Спина, нога, виски – куда деваться!
И осень листопадит всё равно.
Увы, не всё так просто в мире, братцы!
Но всё-таки встаю ещё пока,
Ещё течёт седых Времён Река –
Я обману и звёзд протуберанцы!

Я мир жестокий этот обману!
Не потому, что я ему не верю,
А потому, что я ещё живу,
Ещё я не раскрыл, видать, все двери,
Ещё Финал теряется вдали,
Ещё не все «достать» меня смогли.
Я обману, что бы во что-то верить!
4 / 09 – 15г.

* * *
Не удивляйтесь осени моей –
В моей душе она не прекращалась.
Осенняя пора – такая малость
Для тех, в чьём сердце всё живёт Апрель!

Не удивляйтесь хмурости небес –
Загадочного нет в дождях холодных.
Осенний ветер пустозвонством полный,
Как и бесстыже-оголённый лес.

Не удивляйтесь перелёту птиц –
Они озябнут без тепла и света.
Пускай летят посланники поэта
По миру, как репринт его страниц!

А удивляйтесь, что ещё живу
В холодное, осеннее ненастье.
Давно я растерял остатки счастья,
Но для чего-то всё ещё строчу.
5 / 09 – 15г.

* * *
За туманом осени седой
Спрятались забытые надежды,
Мягкие закаты над рекой,
Огоньки на небосклоне прежнем…

За осенним шорохом листвы
Спрятались мои большие письма,
Отраженья звёздной синевы,
Наши непрочитанные мысли…

А за грустной песенкой дождя
Спрятался мотив забытой песни,
Что тогда услышал от Тебя
И казалась не совсем уместной.

За осенней лужей средь дорог
Спрятались все радуги в полнеба,
Что запечатлеть на сердце смог!
Детство, море, встречи, счастье…
Где вы?
6 / 09 – 15г.

* * *
Там, за тучами, правда небес голубых
От людей одиноких зачем-то укрыта.
Я иду среди листьев, увы, золотых
А мечта, как июньская зелень, убита.

Скоро будет зима – одинокая жуть.
Улетают на юг перелётные птицы.
Как же мне не хватает кого-то. Чуть-чуть.
И красивая осень, уж, не пригодится.

Скоро будет зима. Ты уже не придёшь.
Только дождь моросит, о тебе вспоминая.
По тропинке шагаю. А чувства как ложь
Позабытого в прошлом прекрасного мая.

Под ногами шуршит одиноко листва,
Ждут уюта домашнего руки в карманах.
Я шагаю куда-то зачем-то едва.
Я иду по тропинке один. Как ни странно.

А за тучами звёзды и вечная ночь
И чужие миры со своими мечтами.
Скоро будет зима. Как и прежде,
точь-в-точь!
Только сотни парсек, уж, теперь между нами.
11 / 09 – 15г.

НА МАЛЕНЬКОМ ПЛОТУ
Пройдут века. Меня давно не станет.
Но снова солнце над землёй взойдёт.
И птичьи переливы, как ни странно,
Украсят чистый, синий небосвод.

Лишь полетят «магнитки», словно пчёлы,
Да гравилёты в небе закружат.
И будет жизнь обычной и весёлой.
На месте свалок насажают сад.

Пройдут века. Меня и вас забудут.
Зачем живём? Чего от мира ждём?
Но ведь наступит солнечное утро,
Упрямо наполняя мир теплом!

От нас зависит, как его воспримут
Те, кто в грядущем нашем будут жить.
Мы строим этот мир, давая Имя,
Давая Мысли со своих страниц.

Сказал Баян, да повторил Петрарка,
А может быть и всё наоборот.
Добавил Ломоносов, что ни жалко.
Коперник завертел круговорот.

Мы в небо по Ньютону полетели,
Который даже не мечтал о том!
Пройдут века, как просто дни недели.
Что от меня останется потом?

А я хочу, что бы осталось счастье,
Что б этот мир ещё прекрасней стал.
Жить правильно пока что в нашей власти
И ликвидировать неправедный Развал.

Потом однажды станет слишком поздно
И этого я вовсе не хочу.
Слова подчас бывают несерьёзны,
Но я их сорок лет уже строчу!

Наступит день, когда меня не станет,
Но точно так же будут птицы петь.
И будет мир. Чудесный или странный.
Всё есть. Всё было. И всё будет впредь…
17 / 09 – 15г.

РОЗОВЫЙ ЧАЙ
На планете твоей тихий дождь шелестит.
Ты сидишь на балконе, пьёшь розовый чай.
За прохладными тучами скрылся зенит,
Обжигающий мир и весну невзначай.

Испечённому сердцу так трудно любить
И всё время смотреть на небесный белок!
На планете далёкой нет глупых границ,
Что такое война вам совсем невдомёк.

Ты забыла меня за века и века,
Умирая и снова рождаясь в Огне.
И теперь чай мешает шестая рука,
А зелёный дракон машет лапкой тебе.

Но какая-то грусть в твоих синих глазах
Позабытое счастье зовёт и зовёт.
В этом мире не помнят о прошлых годах
И не знают, быть может, ни месяц, ни год.

Тихо люди живут на планете твоей.
Настрадались от солнца за вечность они.
Только нет там любви среди яростных дней
И редки, как жемчужины, эти дожди…
18 / 09 – 15г.
ТАНГО «НАПРАСНЫЕ ПЕЧАЛИ»
Не танцуй напрасные печали
В час, когда спускается закат.
Мы с тобой давно оттанцевали,
Под ногами – серый листопад.

Часто шлёпает по хлипким лужам
Одинокий и ненужный дождь.
Я тебе давным-давно не нужен.
Или всё прошедшее – лишь ложь?

Не погаснут в небе наши звёзды,
Всё напоминая о тебе.
Оказалось лето не серьёзным.
Жаль, но всё не вечно на Земле.

Всё прошло, как будто птичьи стаи,
Улетевшие от зимних вьюг.
Не танцуй напрасные печали.
Отзвучало в сердце танго вдруг.
20 / 09 – 15г.
Зачем вы хвалите себя,
Когда никто о том не просит?
Как лист осенний теребя,
Вас ветер с пьедесталов сбросит!

И среди тысячи имён
Останется моё лишь имя!
Ведь банный лист – прилипчив он
Среди жары непроходимой.
25 / 09 – 15г.

* * *
Тихо падала грусть, с листопадом танцуя.
На бумагу зачем-то ложились слова.
Среди звёзд ожидала луна поцелуя,
Но увы, ничего не дождётся луна.

Всё прошло. И цветы позабытые вянут.
Наше лето ушло. И ушло навсегда.
Я осенним дождём был зачем-то обманут.
Лишь горит одинокая в небе звезда.

Всё прошло. Будто птицы на юг улетело.
Только листья да дождь. Только листья да
дождь.
Только сердце ещё не совсем догорело,
Ожидая чего-то, но ты не придёшь.

И звучит саксофон одиноко-печально,
Будто солнечный луч обжигая листву.
Тихо падает грусть и печалится с нами.
И поёт саксофон про былую весну.
28 / 09 – 15г.

ЛЕНИНГРАДСКАЯ ОСЕНЬ – 1981 г.
Был листопад над каменной Невой
И золотился шпиль Адмиралтейства.
Прохожие всё шли по мостовой.
А времена играли в лицедейства.

Плескалась холодом гранитная река,
Выплёскивая времена и судьбы.
Над городом – застывшие века.
И ёжились гуляющие люди.

Был листопад. Осенний листопад.
Всё было впереди. Всё накануне.
И город назывался Ленинград.
Живое сердце билось в сердце юном.

И в этом сердце царствовала Ты,
Пришедшая неведомо откуда.
А к вечеру разводятся мосты,
Не предвещая нашей встречи чудо.

Был просто ленинградский листопад.
А люди шли по золотистым листьям.
А я вернусь. Вернусь домой. Назад.
Что б в сердце началась Большая Осень.
1 / 10 – 15г.

МИР ОРАНЖЕВОГО СОЛНЦА
Давным-давно, ещё в шестидесятых
(Как будто в прошлой жизни было это!)
Приехал в гости дядя Гена как-то,
Как приезжал тогда он каждым летом.

И вот, решили вечером за Волгу
Отправиться. А во дворе – машина!
Мультфильмы привезли, трезвонят долго!
А детворе, ну, так важны мультфильмы!

И мальчуганы бегают шустрее,
И девочки визжат, как будто режут…
Я ж выбрал то, о чём не пожалею,
Хотя и слышал своих мыслей скрежет!

Подумав, что мультфильмы не однажды
Ещё по телевизору покажут,
Решил, за Волгой вечером на пляже,
Да с дядей Геной было оч-ч-чень важно!

Полвека пролетело, уж. Полвека!
Какие бури мимо пролетели!
Сдавили нас перипетии века,
Но до сих пор об этом не жалею!

Я видел мир оранжевого солнца
И золотистых берегов над Волгой.
Случайная звезда уже смеётся.
Волшебный вечер длится долго-долго.

Я видел, дядя Гена на скамейке,
Раскинув руки, восседал вальяжно.
Вода – парное молоко в тарелке.
Я видел то, что в жизни этой важно!

И, может быть, поэтому я выжил,
Как дьяволам убить нас не хотелось!
Да, я забыл, увы, что люди мы же,
Что Искра Жизни и меня, ведь, грела.

Но Час пришёл, откуда и не ждали,
А я живу. И складываю строки.
Ведь из какой-то позабытой дали
Оранжевое солнце красит лодки…
2 / 10 – 15г.

* * *
Забродила душа по мирам неизвестным,
Будто старый коньяк – квинтэссенция вин.
Было солоно-сладко, но вдруг стало пресно.
От костров догоревших исчез даже дым.

Для души, среди дальних миров забродившей,
Млечный Путь одинок, как дорога в тупик.
Лишь седые миры смотрят, взгляд покосивши,
Как уныл и печален потерянный лик.
6 / 10 – 15г.

МАМИН ВАЛЬС
Как незаметно кончается жизнь,
Будто осенние дни!
Детство летело – лишь только держись!
Юность – поди, догони!

Будут дожди бесконечные лить.
Осень. Печальный итог.
Тянется памяти прочная нить,
Как от дыханья парок.

Вальс, позабытый в иные века!
Сердце моё растопи!
Мы, ведь, живые, живые пока,
Дети весенней зари!

Помним и грозы июньского дня,
Помним шашлык под луной,
Были и танцы (ещё до меня)
Словно бы в жизни иной…

Там, где плыла молодая заря,
Где всё ещё впереди,
Где грампластинки, кружилась Земля
Под «раз-два-три, раз-два-три».

Вальс, позабытый полвека назад!
Веру в Добро оживи!
Ну, почему так грустит листопад
В отсветах рыжей зари?

Меланхолично кружась, без конца
Жёлтый вальсирует лист.
Осень пришла. И стоит у крыльца
Зим одиноких каприз.

Кружатся, кружатся в сердце листки
Старого календаря.
Жёлтой листвы золотые мазки.
Спрятана в тучах заря.

Ночью вальсирует звёзд небосвод
Вместе с дикаркой-луной.
Только напрасно. Никто не придёт
В час нестерпимо-ночной.

Кончено всё. Остаётся печаль.
Дальше не будет пути.
Маме в глаза посмотри невзначай, –
Станет полегче идти!

Не признаваясь в сомненьях своих,
Дальше и дальше кружись!
Вальс нам достался один на двоих,
Под невесёлую жизнь.
Первый вариант: 30 / 09 – 14г.
Второй вариант: 6 – 16 / 10 – 15г.

* * *
Растворяются звёзды в приморском порту
И забытый рассвет над Анапой встаёт.
Тухлой рыбой воняло тогда по утру,
А теперь снова прячется в тучах восход.

То, что было когда-то, растаяло сном.
Только память зачем-то опять бередит.
Растворяется прошлого карточный дом,
Словно наших желаний пустой монолит.

Если длинной покажется ваша тропа,
Не считайте, что годы ещё впереди!
Путь закончится, словно пустая стопа,
Где и смысла порой очень трудно найти.

Растворяется Время, как сахар в чаю.
И вчера завершился отрезок опять.
Мы когда-то погибли в каком-то бою,
Что бы снова себя растворять. И терять.
18 / 10 – 15г.

* * *
Осенний дождь стучит по подоконнику.
Осенний дождь зовёт былые дни.
Лежит листва, как падшие поклонники
Суровых холодов седой зимы.

Былой любви следы давно растаяли.
Осенний холодок над головой.
Мы о плащах не думали – печалили
Пока был май, весёлый да цветной.

Весна давно за тучами упрятана,
Цветы исчезли будто навсегда.
К седому декабрю тропа раскатана.
Замёрзла в жилах красная вода.

Мы разошлись по разным направлениям.
Прошло сто лет, а дождь в окно стучит.
Осенний дождь – небесное явление,
Что о тебе зачем-то говорит…
20 / 10 – 15г.

ПОЯС ВЛАСТИ
Марину Мнишек цепи приковали.
Величия былого больше нет.
Полячка Пояс спрятала в подвале
Под башней, здесь, в разгаре смутных лет.

Немеют тесно скованные руки,
А в двух шагах всего − и жизнь, и власть,
Но Мнишек перетерпит эти муки:
Она могилой сына поклялась.

Едва воссевши на престол московский,
Про Пояс Власти вызнала она.
А нам-то что? Ведь с нечистью бесовской
Расправилась-де Русь, причём − сполна!

Закончилась у нас Большая Смута,
Поляков-немцев гонят от Москвы.
И всё утихомирилось как будто,
Покой и мир в пределах всей Страны.

Но Пояс Власти русским был веками,
Могучим духом силы наделён!
Русь крепла, охраняема богами
И Поясом от варварских сторон.

Запутались правители однажды
И Пояс воровали кто как мог.
Его примерить возжелал вдруг каждый.
Усобицы и бедствия – итог!

Земля зарделась кровью неповинных,
На долгие, на долгие века.
А у Престола занимали чинно
Воры-мерзавцы – длинная рука.

В конце концов, и Дмитрия убили,
Лжедмитрии пошли на нашу Русь…
Чего же вы Марине не простили?
Свои грехи и всяческую гнусь?

Теперь же Мнишек – польская ворона,
Что приковали к башенной стене,
Ненужною звездой на небосклоне
Должна взорваться в полуночной тьме!

Никто ей не вернёт покой и совесть.
Никто не скажет, что права она.
И ладно! Царь не заполучит Пояс
Отныне и в иные времена!

Марина Мнишек вылетит вороной
И это место, дескать, проклянёт.
Доныне в тёмном небе над Коломной
Вкруг башни птиц витает хоровод.

А Пояс Власти до сих пор не найден
И всё ещё не счесть в России бед.
Страна встаёт с колен, сей факт отраден,
Процесс идёт, обратно хода нет.
Первый вариант: 21 – 22 / 10 – 15г.
Второй вариант: 22 – 31 / 10 – 15г.

ОСЕННИЙ ЭКСПРОМТ
Серые мысли.
Серые тучи.
Осень. Дожди. Тишина.
Медленно-медленно
Гадом ползучим
Время съедает Война.

Как одиноки
Серые листья,
Что растворились в Земле!
Осень жестока.
Грустные мысли.
Дождь да растаявший снег.

Ты не поверишь
И не заметишь -
Капает лето с ресниц.
Белые двери.
Сумрачный фетиш.
Время кого-то любить...
1 / 11 - 15г.

* * *
Среди могил блуждает прошлый век.
И ничего нам не поделать с этим.
Где жизнь была, там будущего нет,
Лишь листопад метёт да воет ветер.

Лишь листопад, как старый календарь
Из тех времён, где счастливы все были.
Как неподъёмен памяти букварь!
И как жестока просто горстка пыли!

А под ногами листья шелестят.
А небеса – как тёмно-белый саван.
Лишь здесь мы возвращаемся назад,
Пока совсем темно в душе не стало.

Среди могил блуждает наша грусть
В пустынном мироздании Вселенной.
Да, прошлых лет не будет. Ну, и пусть!
Увы, не повторится наше время.
2 / 11 – 15г.
В. Шентала



Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 56
Опубликовано: 18.07.2016 в 12:15
© Copyright: Валентин Шентала
Просмотреть профиль автора






1