Звёздная пыль (социально-фантастическая повесть)




Часть первая. Чтец мысли.

ГЛАВА 1.
В январе 2085 ого года океанский научно-исследовательский лайнер Российской Академии Наук «Путин» в рамках программы очистки океанского дна под эгидой ООН производила подъём некоего пиратского судна, затонувшего недалеко от острова Пасхи в конце XVI ого века. Погода стояла великолепная, погружения водолазов происходили одно за другим, работа спорилась… Ничто не предвещало, что скоро произойдётнечто, вскоре перевернувшее представление землян о своём происхождении. Шли пятьдесят пятые сутки рутинных, методичных погружений. Коллекция уникальных сокровищ инков и ацтеков пополнялась и пополнялась, не давая возможности приступить непосредственно к подъёму самого судна, ведь была опасность повреждения ценнейших экспонатов. Удовлетворение от проделываемой работы подспудно смешивалось с желанием побыстрее закончить её и отправиться домой.
–Сколько же можно было грабить! – то и дело возмущались с разных сторон. – Ну, ведь и конца и края нет! Любое судно пойдёт ко дну!
Вот, появились ещё пузыри. Очередной драйвер вышел на поверхность. «Ба! – подумал про себя профессор Никодимов, когда тот снял маску, обнаружив загадочную улыбку. – У него есть ещё силы искренно удивляться! А выходит-то как вальяжно!»
–Профессор, – интригующе сообщил драйвер, – что Вы скажите на это? – и разжал кулак.
После недолгого замешательства Никодимов только и промолвил:
–Наверняка, это подделка. Молодой человек, признайтесь, это Ваших рук дело?
–Если бы! – ответил драйвер, снимая ласты. – Этот аппаратик я вытащил из-за пазухи какого-то урода с костяной ногой. Представляете, сам весь сгнил, а эта костяшка-деревяшка осталась.
–Возможно, эту штучку подкинули «чёрные драйверы» начала века.
–Не исключаю, Вам видней, – встал обнажённый юноша в некогда синих плавках, размахивая руками, – только я его обнаружил в очень труднодоступном месте. И что-то мне подсказывает, что не мистификация это. Ладно, пойду, перекушу.
Аппаратик сильно смахивал на пейджер конца прошлого, XX ого века. Смущало только наличие всего лишь одной кнопки на лицевой стороне с абсолютно непонятным символом. Что было ещё более странным, – на оборотной стороне аппарата было нанесено изображение какой-то непонятной горы. Какое-то чутьё подсказывало Никодимову, что основная разгадка скрывается именно за этим изображением. «Ну, что ж, – здраво рассудил профессор, кладя необычный артефакт в карман при виде очередного всплывающего драйвера, – отправим на экспертизу, там разберутся с этой подделкой».

Вечные Кордильеры снова, как каждый вечер, укрылись шапкой холодного ночного неба. Высыпавшим по небу звёздам, казалось, нет числа. На небольшой плоской площадке потрескивал костерок, разожжённый и поддерживаемый одиноким молодым инком, зябко кутающемся в пончо. Уныло спрятав голову в колени и ниспадающие волосы, гордый индеец позволил себе расслабиться. На серую, сухую землю тихо капали редкие слёзы.
«Почему так устроено? – печально думал юноша лет 13 ти, – чем я хуже моих братьев? Да ничем, просто отец меня не любит! У него есть, кого любить. Но среди пятиста или шестиста детей ему по душе только один слюнтяй, по совместительству лизоблюд. Вождь полагает, что именно он сможет достойно управлять народом, а этот Сухой Лист в самых простых вещах просит подсказки! О, боги!»
Молодой человек не ошибался: вождь гордого народа Красного Солнца, имея уйму жён и с полтысячи детей, явно отдавал предпочтение не самому достойному из сынов. Объяснялось это особыми обстоятельствами знакомства с матерью Сухого Листа. Вождю Орлиный Коготь не раз указывали на его неправоту, но он ничто не мог с этим поделать: «Вождям не обязательно быть умными, достаточно иметь умных советников. Вождям не обязательно быть мудрыми, достаточно слушать мудрых старцев. Вождям не обязательно быть сильными, достаточно иметь сильную и бесстрашную армию», – отвечал на это Орлиный Коготь. Может быть, в какой-то мере он был прав, но только лишь до первых трудностей. Но как это объяснить вождю?
Сзади тихо подошла его белая лама, доверчиво опустив голову через него, к теплу костра. Парень положил ладонь ей на морду, в мягкую, пушистую шерсть и стал гладить:
–Что, прохладно? – Глаз Вапити (а именно так звали юношу) глубоко вздохнул. – Одни мы остались. На всём свете одни. Гляди, сколько на небе звёзд! Кажется, им-то там должно быть весело, хорошо. Но жрецы утверждают, что на самом деле, звёзды так далеко отстоят друг от друга, что даже если бы захотели, они всё равно не услышали бы друг друга. Как мы, люди: живём, вроде бы, рядом, а расслышать зов другого сердца не можем. Неужели так будет всегда?
Глаз Вапити ещё раз тяжело вздохнул. Взяв хворостину, он собирался, было, подбросить её в догорающий костёр, как вдруг увидел, что одна из падающих звёзд, шипя и увеличиваясь в размерах, летит как-то прямо на него. Люди, которых Колумб вскоре назовёт «индейцами», никогда не пугались трудностей, боязнь считалась уделом старого койота. Потому и молодой Глаз Вапити смотрел на это зрелище во все глаза, и не думая куда-то прятаться. Тем более что на тот момент ему казалось, что жизнь кончилась. Последний, нелюбимый сын вождя пошёл в горы, на ночь глядя, с тайной мыслью сорваться в пропасть. И вот она, казалось, какая красивая смерть! Но в самый последний момент падающая звезда неожиданно свернула и, просвистев, упала где-то рядом. Буквально в ста шагах от Глаза Вапити заклубился, было, дымок, указав точное место падения, но вскоре он рассеялся. Какое-то странное любопытство сорвало молодого индейца с места, парень в мгновение ока оказался на месте падения.
Странный предмет, условно названный его держателем «магическим камнем небес», как ни странно, не обжигал руки. Но впрочем, это странно только для нас, для тех, кто знает, что при входе в кислородосодержащую атмосферу любое физическое тело разогревается до немыслимых температур. Индейцы же этого, естественно, не знали. Потому Глаз Вапити не удивился, а необычайно обрадовался «дару богов». Неожиданно для себя молодой индеец поверил в свои силы, что-то ему подсказывало, что «магический камень небес» будет всегда выполнять его желания. И Глаз Вапити впервые искренно возблагодарил богов!
Спустя несколько недель после завершения экспедиции «Путина» в одну из весенних ночей в обычной московской квартире конца XXI ого века мирно спали Он и Она. Ночь была достаточно бурной, луна достаточно высокой, на часах – около 3 ёх часов ночи… Долгожданная тишина. Вдруг раздался звонок. Ещё полусонный молодой мужчина, послав про себя неведомо кого, нажал кнопку на ручных часах:
–Да?
–Лучше гор могут быть только горы, – заверещал металлический голос К12, компьютера аналитической лаборатории института, – лучше гор могут быть только горы, лучше гор могут быть только горы…
–Погоди, что произошло?
–Лучше гор могут быть только горы…
–Тебя что, заклинило? Сейчас ночь, Кашка, какие горы? Тише, что случилось?
–Лучше гор могут быть только горы…
Виктор уже проснулся окончательно: компьютер последнего поколения К12 имел 720 степеней защиты от взломов и вирусов. Поэтому было ясно, что если даже его «заклинило», случилось нечто экстраординарное! Выключив мобильник, Виктор оделся по-военному быстро и уже на пороге услышал недовольно-сонное:
–Ну, что ещё? Поспать не дают! Скоро на работу…
–Кажись, уже пора, – ответил жене Виктор. – Кашка с ума сошёл. Чувствую, неспроста.
–Да помешался ты на этом «пейджере»! Дня тебе мало!
Но Виктор этих слов уже не слышал. Он мчался в центр как на крыльях и через 10 минут уже влетел в лабораторию.
–Лучше гор могут быть только горы, лучше гор могут быть только горы, – вновь и вновь твердил Кашка.
–Стоп, стоп! Какие горы, – развёл руками Виктор, усаживаясь в кресло оператора. – Перегрузись!
В ушах, наконец-то, смолкло. И только тут Виктор заметил, что на главном мониторе во всю стену красуется какая-то высокая гора на фоне почему-то красного неба. Под ней была надпись.
–Не может быть! – тихо вскричал Виктор, несколько раз прочитав её.
Вскоре экран погас, но в глазах ещё стояла надпись:
ГОРА ОЛИМП, ПЛАНЕТА МАРС, ИДЕНТИЧНОСТЬ – 95%!
–Кашка, что это значит?
–Идентичность изображения на обратной стороне «пейджера», поднятом со дна Тихого океана, с марсианской горой Олимп составляет 95%!
–Этого не может быть!
–Согласен, но ничего поделать не могу. Лучше гор могут быть только горы…
–Стоп, стоп! Перепроверка?
–Двадцать раз анализировал. Ещё раз?
–Нет. Результаты в Интернет рассылал?
–Нет, ждал тебя. Кому послать?
–Все научные круги. Без прессы.
–По закрытым каналам?
–Да.
–О’ кей.
Под мерный гул процессоров, опустив лицо в ладони, Виктор туго соображал, как это могло произойти? Палеоконтакт? Чья-то чёрная шутка? Случайное совпадение? Ни одна из этих версий не казалась очевидной. Следы палеоконтакта так и не были обнаружены. Ради шутки подсовывать подделку за пазуху пирату вряд ли кто будет, есть вероятность, что её никогда не обнаружат, да и не всплывёшь потом. Совпадение?
–Кашка, отключить все лишние программы, в том числе звук и изображение, ещё раз проанализируй идентичность.
–Интернет?
–Продолжай качать.
–О’ кей.
Погас экран, умолк звук и только по-прежнему раздавался ровный гул процессора.
–Папа, это правда? – услышал Виктор в наступившей тишине голос сына. – На Марсе есть жизнь?
–На Марсе была жизнь, – поправил Виктор. – А ты что не спишь?
Между тем, за миллионы лет до описанных событий на Марсе действительно была жизнь. Марсианская жизнь появилась и развивалась во время очередного ледникового периода на Земле. Казалось, как это могло произойти? Ведь Земля значительно ближе, чем Марс.
Так-то оно так, но только Солнце, появившись как всякая нормальная звезда, со временем остывало, выбрасывая миллионолетиями по частичке своей первоначальной массы, что вполне естественно. На момент короткого существования марсианской цивилизации Солнце было на несколько тысяч градусов Цельсия теплее, чем нынче. Этого было недостаточно, что бы инфракрасное излучение проникло под зеркально-белый ледяной панцирь молодой Земли, вдобавок почти не имеющей атмосферы, но вполне достаточно, но оказалось вполне достаточным для возникновения жизнеспособной биосферы Марса.
За счёт целого ряда случайных и не случайных совпадений молодая биосфера Марса успела создать разумную цивилизацию, которая поначалу развивалась со скоростью земной. Однако, находясь много ближе к Юпитеру, как сейчас, так и тогда, Марс подвергался и подвергается его влиянию. Потому, находясь в зоне постоянного обстрела всякими небесными телами, часто подвергаясь неожиданным извержениям, марсиане сразу отказались бы от любой религии, если бы та была бы консервативной. Марсианские жрецы всех религий отлично это понимали и потому, не сговариваясь, поддерживали любые научные изыскания, хоть как-то объясняющие регулярно происходящие катастрофы. В качестве основного постулата, оправдывающего свою деятельность, жрецы выбрали такой тезис: «Человек настолько слаб, что даже пророки не могут правильно распознать промысел божий. Но господь бог вооружил своё творенье способностью думать». Исходя из этого, любые научные открытия и изыскания не запрещались церковью, а всемерно поощрялись. Понятие «ересь» отсутствовало в лексиконе марсианских жрецов, а «святые писания» переделывались всякий раз, как наука опровергала религиозные каноны. Благодаря этому, марсианская цивилизация развивалась бешеными темпами.
И вот, как-то раз Президента Восточной Атлантиды (как мы назовём одного из двух марсианских супердержав) посреди ночи разбудил звонок телефона. Ворча, что снова не дали поспать, Президент приподнялся и снял трубку:
–Да?
–Гражданин Президент, извините, что разбудил, но к Вам прорывается профессор Бран. Кричит, срочно.
–Мистер Бран? – приходя в себя, спросил Президент. – Откуда он взялся? Сбежал из Западной Атлантиды?
–Понятия не имеем. Он ничего не поясняет, твердит, что всё объяснит только Вам лично. Арестовать?
–За что? – сказал Президент, поглядев на индикатор того самого, таинственного для землян аппаратика, висевшего кулоном у него на шее. – Пусть войдёт! У него важное сообщение.
Согласно показателю чтеца мыслей, а именно так претенциозно назывался аппаратик с лёгкой руки Главного Жреца, профессор Бран, действительно, имел очень важное сообщение. Чтец рекомендовал Президенту Ю принять профессора немедленно, по его мнению, речь шла о минутах. Ю же привык доверять показаниям прибора с тех самых пор, как с его помощью стал Президентом страны. Зная же из разведданных о том, что Бран работал над проектом ядерной бомбы, Ю так разволновался, что впервые в жизни одел халат наизнанку. «Не к добру»,– успел подумать Президент.
–Мистер Президент, Ваше Превосходительство, – с ходу затараторил профессор, ещё не остановившись после забега и суточного перелёта.
–У нас проще, – сказал Ю успокаивающей интонацией. – Мистер Ю. Садитесь. Чем обязан?
–Как Вы, наверно, знаете, я работал над секретным проектом…
–…создания ядерного оружия последнего поколения, – перебил Ю. – Это знают все. Дальше!
–Ну, так вот. В какой-то момент нашему правительству пришло в голову, что раз Восточная Атлантида опережает нас в области освоения космоса, то вы запросто можете проводить ядерные испытания на обратной стороне одной из лун. Мне задали вопрос: можно ли как-то фиксировать эти потенциальные взрывы? Разумеется, я ответил да! При проведении взрыва в радиодиапазоне можно отследить 2 устойчивых гамма-всплеска в течение секунды. Для этого достаточно запустить спутник на соответствующую околомарсианскую орбиту. Мы так и сделали в прошлом году. Так вот, эти самые гамма-всплески мы стали фиксировать почти сразу же, но не двойные, а одинарные. И что страшнее – не с наших лун, а отовсюду!
–Хорошо, а я здесь при чём? – пожал плечами Президент. – Уж, верно, не за извинениями Вы подняли меня среди ночи, это мог сделать и посол.
–Разумеется. Дело в том, что после ряда научных совещаний мы пришли к выводу, что это взрываются мега-звёзды. А вот от того, где они взрываются, зависит наше будущее. Один такой взрыв вблизи Солнца – и Марса больше нет! Однако спектрометр, способный точно зафиксировать расстояние до взрывов, имеется только у вас, в Академии Наук Восточной Атлантиды. Дайте нам его! – отхлебнув воды, почти взмолился Бран.
Он не блефует, подсказывал чтец мысли на груди Ю. Однако, развалившись в кресле и по-хозяйски сложив руки на груди, Президент начал торговаться:
–Из-за этого Вы подняли меня с постели? Почему я должен Вам верить? Вся ваша политическая камарилья не поверила тому, что мы придерживаемся Договора о нераспространении ядерного оружия, принятого и ратифицированного нами 3 года тому назад, а мы должны поверить одному Вашему слову!? Смешно!
–С тех пор многое изменилось, – оправдывался Бран за чужие, в общем-то, ошибки. – Вы умудрились запустить в космос человека. Ваши спутники облетели Фобос и Демос. А ваши спутники связи монополизировали рынок телевещания…
–Да, но ведь и вы не отстаёте! Вы даже умудрились отколупнуть вечный лёд с Земли и доставить образец на Марс.
–Это верно, но я говорю это к тому, почему возникли эти подозрения. Сейчас же нам нужен ваш спектрометр.
–Ага, – не унимался Ю, – сначала спектрометр, потом – специалисты, обслуживающие его, потом – учёные… И с чем мы в результате останемся? С голой филейной частью?
–Не утрируйте, мистер Ю, Вы не на базаре, – поморщился профессор. – Речь идёт о спасении планеты, а не с чьими-либо политическими амбициями. И Вы это прекрасно понимаете.
Ю встал с кресла и вальяжно зашагал по спальному кабинету.
–Ну, хорошо, мистер Бран. Допустим, вы обнаружили, что один из этих… гамма-всплесков неизбежно приведёт к гибели нашей цивилизации. Что тогда? Вы сможете спасти этот мир? Вряд ли!
–Вы знаете байку про двух лягушек, попавших в кувшин молока?
–Это ту, в которой одна утонула, а другая продолжала биться, сбила масло и выпрыгнула на свободу? Ну, и что?
–А то, – пояснил Бран, – эти лягушки не знали, что такое «молоко», как мы не знаем, что такое «мироздание». Есть версия, что эти самые гамма-всплески идут вовсе не из нашей галактики, а извне. Проверить её без вашего спектрометра невозможно.
–Ой, ли? А как же тригонометрия? – не скрывая, усмехнулся Ю.
–Не смешно, – глядя исподлобья, ответил Бран. – На таких расстояниях тригонометрические расчёты не могут быть достаточно точными. Кроме того…
Профессор заткнулся, увидев, как захохотал Президент; весело, взахлёб, во всю силу, но при этом почти беззвучно. Разыгрывает! Быть Президентом марсианской страны и не знать элементарных вещей невозможно. Осознав это, Бран смущённо опустил голову и тоже засмеялся.
–Хорошо, хорошо! – чуть успокоившись, сказал Ю. – Получите Вы свой спектрометр. Только под политические гарантии вашего правительства.
–Спасибо, мистер Ю! Марс Вас не забудет!
–Нет, мистер Бран. Марс не забудет Вас, – ответил Президент, поднимая трубку телефона.
ГЛАВА 6.
Глаз Вапити ещё несколько дней бродил в одиночестве по прериям и предгорьям холодных Анд. Когда он почти незамеченным ушёл из дворца с очередной отцовой свадьбы, его никто не спохватился. Позже, когда пропажа обнаружилась, никто больно-то не переживал: если индеец погибнет, значит, он не настоящий индеец. А наследных принцев у вождя Подобного Солнцу было – хоть отбавляй! Так решил вождь.
Однако Глазу Вапити не было тогда и тринадцати, даже по канонам ацтеков он считался ещё мальчишкой. Потому одна молодая ещё индианка всё-таки отчаянно переживала за сына, но ничего поделать с этим не могла.
Наловчившись управлять этим Магическим Камнем Небес, всё это время молодой ацтек отнюдь не страдал голодом. Ведь парню достаточно было подумать, как то или иное животное само выходило на открытую местность, а, уж, стрел в его колчане пока хватало. Но сегодня Магический Камень сообщил своему владельцу, что скоро он повстречает сына Главного Жреца по детскому прозвищу Хвост Шакала. Глаз Вапити улыбнулся, мотнул головой, поднялся на очередной пригорок и – вот он! Идёт и зловеще улыбается. Думает, поймал. Это ещё неизвестно, кто кого поймал!
–Привет тебе, Хвост небезызвестного животного!
–Мог бы и не острить по этому поводу, – поднял руку в ответ «закадычный приятель», так же мало любимый своим отцом. – Тебя там обыскались давно. Ох, и попадётся!
–Сейчас это неважно, – спокойно сказал Глаз Вапити. – Всё равно перед Обрядом надо бы потренироваться, не каждый раз тебе будут вырывать зуб, хлестать колючей лианой и надрезать одно место…
–Что я слышу? Глаз Вапити намерен стать вождём? – делано удивился Хвост Шакала.
–Ты лучше посмотри, что мне послали боги, – как бы не замечая реакции визави, ответил Глаз Вапити и подробно рассказал о своей находке.
–А почему ты мне это рассказываешь? – резонно сказал сын Главного Жреца. – Мы с тобой, конечно, с самого рождения, считай, вместе, но, честно говоря, я себя никогда не причислял к твоим друзьям. Где гарантия, что я тебя не предам?
–Во-первых, ты знаешь, что сыну жреца никогда не стать вождём. Но тебе и жрецом трудно стать, как и мне вождём. А вместе мы с тобой наверняка добьёмся своей цели…
–А потом ты меня «уберёшь».
–Фу, как не красиво мы подумали! – возмутился Глаз Вапити. – Ну, совсем как белый человек! Зачем мне тебя убивать, если, во-вторых, ты не сможешь меня предать? С помощью этого Камня я, наверняка, смог бы поработить твой дух, но ограничусь только тем, что наложу Запрет Богов на твоё предательство.
–Сказано красиво, – усмехнулся Хвост Шакала. – Ну, давай твой Запрет Богов, посмотрим, как он действует!
–А ты всё-таки думаешь меня обыграть? Не выйдет!
ГЛАВА 7.
Для того, что бы дальнейшие события конца 2085 ого года выглядели бы более достоверно, надо вычислить время ближайшего на тот момент коридора оптимального сближения Марса и Земли. Я же по некоторым причинам не могу это сделать. Потому ограничусь фразой: осенью того же года…
Итак, осенью 2085 ого года в одной из московских квартир в большом зале происходил банкет. Он был устроен по поводу двух событий: во-первых, отмечали день рожденья одного из членов команды первого долговременного марсианского десанта, которому впервые в жизни предстояло оказаться на Марсе методом межпространственного перехода, а, во-вторых, переход назначен уже на завтра. Спутник «Ласточка – 1» в эти самые минуты уже подруливал к месту высадки десанта. Когда в Москве будет 3 – 4 часа ночи, портал будет установлен бортовым роботом-манипулятором, после чего спутник, возможно, отключится.
А пока за столом слышится весёлый перезвон посуды, вилок, ножей, пересмешек и время от времени звон чокающихся бокалов. То один, то другой пирующий через каждые 10 – 20 минут вставал и произносил тост. Из CD – проигрывателя доносилась чарующая музыка.
–А всё-таки не верится, что уже завтра мы будем на Марсе, – послышался молодой, весёлый женский голос. – Достаточно вспомнить, например, фильм «Большое космическое путешествие», где в конце выяснилось, что это была всего лишь репетиция. Или подобный американский фильм, где в самый последний момент…
–Фильмы надо меньше смотреть, – обиделся молодой аспирант Голубков. – То, что было сто лет назад и то, что есть теперь, это – две большие разницы. Кстати, уже сто лет тому назад писатели-фантасты стали отказываться от жанра научной фантастики. Неблагодарное это дело! – Голубков положил кусок колбасы в рот и продолжал: – А для скептиков я принёс 2 миниатюрных портала. Вот они!
Голубков полез куда-то под стол, достал 2 серых ящичка размером чуть больше шахматной доски, вскрыл их, уложив днищем на стол, а пустой металлической рамой установив вертикально, после чего один из них поднял над столом со словами:
–Передайте на тот конец! Панелью – от меня, рамой, естественно, вертикально…
–Так?
–Именно!
Голубков нажал какую-то кнопку и сидящие на другом конце стола гости вдруг увидели через портал пиджак Голубкова на расстоянии протянутой ладони! Оптическая иллюзия? Но новоявленный Кио спокойно просунул руку в раму на своём конце стола, взял пустой бокал у одной из девушек на противоположном конце, налил в него шампанского и вернул гостье:
–Угощайтесь!
Крики «Браво!» и гром аплодисментов чуть не заглушили тихую трель мобильника. Уже приложив трубку к уху, Голубков поднял палец:
–Тихо! НАСА на проводе.… Да? – после недолгого молчания явно чем-то довольный аспирант произнёс: – Мистер Грог, Вы не могли бы всё это повторить по громкой связи? Тут сидят все виновники этого торжества, справляем день рожденья одного прелестного бортмеханика тепличных установок.
Молодой человек торжественно нажал какую-то кнопку телефона и повернул его в сторону стола, высоко подняв над головой:
–Дамы и господа! – послышалась английская речь профессора Грога. – Поздравляю вашего именинника с днём рожденья и с радостью сообщаю: к моменту вашего прибытия на Марс там будет шуметь океан! Пятнадцать часов назад после очередных подрывных работ на полюсах нам удалось растопить полярные шапки. На Марсе будет жизнь!
Грянуло дружное «Ура!!!», после мистер Грог задал почти риторический вопрос:
–Куда будем ставить портал?
–Естественно, возле «пирамид»! – воскликнул невесть откуда взявшийся 12 ати – летний карапуз, Виктор Викторович…
ГЛАВА 8.
–Это что за новости, гражданин Президент? – с порога начал кричать запыхавшийся от бега Министр обороны Восточной Атлантиды Чи.
–Во-первых, доброе утро… – начал было Ю.
–Ах, оставьте Ваши ухищрения, всё равно не успокоите! – грубо оборвал его Чи. – Рушится Страна, люди бегут…
–Что-то долго она рушится, – так же грубо ответил Президент, осознав, что вечный лидер любой оппозиции Чи настроен решительно. – Гражданин Министр, потрудитесь объяснить причину Вашего недовольства!
–Причину недовольства? Не далее, как ночью, Вы продали потенциальному агрессору государственную тайну и спрашиваете у меня причину моего недовольства?
Глядя злым взглядом прямо в продажные глаза Чи, Ю ответил:
–Ваша государственная тайна заключается в том, что вся наша цивилизация должна погибнуть ради Вашего мимолётного благополучия? В гробу я видел такую тайну, гражданин вечный оппозиционер! – Ю нервно зашагал по кабинету: – Вы думаете, я не понимаю, в чём истинная причина Вашего гнева? Двадцать лет назад, ещё до путча, Вы представляли из себя «демократа», надеясь на новой оппозиционной волне въехать в Золотой Дом. Однако когда у Вас этот номер не получился и после «победы» Ваши соратники ничего Вам не дали, Вы так же ловко перешли на сторону «левых сил» и стали исповедовать уже «коммунистическую» идеологию. Я же, придя к власти от лево-центристов, назначил Вас Министром обороны как профессионала. И, в общем-то, не ошибся в Вас: за короткое время наша армия поднялась с колен. Но Вам, гражданин Чи, мало министерского поста! Вы всегда хотели стать Президентом, а, став им, пожизненным узурпатором власти…
–А Вы – нет?
–Представьте себе, нет! Я никого не подсиживал и не обманывал! Так вот, гражданин Министр, как только Вы поняли, что выше уже не пробьётесь, Вы стали охотиться за каждым моим промахом, мнимым или реальным. – Вдруг Ю прервал свою речь, резко подошёл к столу и, опершись ладонями об стол, глядя прямо в глаза, произнёс:
–Всё бы хорошо, гражданин Министр, но Вы не учли одно обстоятельство; рейтинг! Сейчас у меня самый высокий рейтинг доверия, а у Вас он – самый низкий. Поэтому я сегодня своим указом Вас уволил. И мне никто не возразит!
–Что Вы несёте, гражданин Ю? – взревел Чи. – Вы что, не с той ноги встали? Какой я карьерист? Да я за народ любого натяну!
–Вот этому я верю! Натянуть Вы можете даже маму! Только не за народ. И даже не за социалистическую идеологию, а за карьеру!
–Да как Вы смеете!!! Да будет Вам известно, что я поддержал путчистов в надежде, что они исправят положение в Стране. А когда понял, что они обманули, перешёл на Вашу сторону…
–Кстати, кого Вы называете «путчистами»? Блок Национального Спасения или захвативших власть «демократов»?
–Попрошу не оскорблять!
–Вах-вах-вах! И давно столь безобидный вопрос считается у нас оскорблением?
–Я ВСЕГДА СТОЯЛ НА СТРАЖЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ!
–То-то, я гляжу, от них ничего не осталось. – Президент Ю нажал кнопку и сказал: – Вывести посторонних из кабинета!
–Что??? – закричал Чи, когда ворвавшиеся охранники стали грубо оттаскивать экс-министра. – Я буду жаловаться! Это – произвол! Я подам в суд!..
Когда шум, наконец-то, угомонился, Ю открыл окна пошире, сел за стол и тяжело вздохнул.
Сутяга, тяжело думал Президент. А ведь подаст в суд! По Конституции должностное государственное лицо не имеет права выставлять и оскорблять граждан, ведь они – носители власти. Ну, что ж, мы ответим открытым процессом, пусть весь мир видит гнилую суть оппозиции. Победа будет нелёгкой, но это будет моя последняя победа!
Ю не блефовал, в споре с лидером оппозиции Чи он назвал вещи своими именами. Но ещё со времён «великих перемен» правда и политика в Восточной Атлантиде были почти несовместимы. Поэтому, несмотря на всю правоту, исход предстоящего боя был не ясен. С тяжёлым сердцем Ю подписал Указ об увольнении Министра обороны Чи.
ГЛАВА 9.Конечно, когда Глаз Вапити прибыл во дворец своего отца, без разбирательства не обошлось. Но если раньше это пустое судилище и могло как-то задеть душу подростка, то теперь благодаря Небесному Камню он твёрдо знал, что на самом деле им всем глубоко безразлична его судьба. Просто им было скучно: загульный пир кончился, а завтра начинались серые будни из охоты, строительства, сельхозработ, рыболовства… Скучно! А над этим юным отроком можно ещё поизмываться.
Глаз Вапити всё это прекрасно понял ещё и потому, что, в отличие от нас, «более цивилизованных», древние цивилизации доколумбовой Америки не комплексовали по поводу негативного влияния своей деятельности на экологическую ситуацию, потому Глаз Вапити ещё там, в высокогорных прериях, сполна опробовал действие Небесного Камня на животных. Благодаря этому, на том собрании Глаз Вапити умело вёл нить беседы, отлично понимая, когда какое слово вставить и как на кого повлиять. Молодой человек легко доказал, что т. к. скоро всё равно грянет Обряд Посвящения, наказание за столь долгое отсутствие не имеет смысла. «Тем более что вы не очень-то переживали по этому поводу», добавил про себя Глаз Вапити.
–Хорошо, – поднял ладонь вперёд Орлиный Коготь, – пусть будет так! Всё равно хвост зверя никогда не станет пером ястреба.
Под дружный гогот всех присутствующих сие собрание мудрецов завершилось. Индейцы вслед за Орлиным Когтем стали, было, расходиться, но тут в зал ворвался Главный жрец, упал на колени перед вождём, ударился лбом об пол и закричал:
–О, великий вождь! Мы окружены! Боги говорят, что коварные соседи окружили нас во время Твоей звёздной свадьбы с намерением пустить Твою кровь на Жертвенный Алтарь. Война!
Первый об этом, естественно, узнал Глаз Вапити. Пока шло обсуждение поведения ослушника, он послал Хвост Шакала с сообщением о внезапном нападении союза соседних племён к его отцу. Тот, объяснив во всех подробностях суть находки Глаза Вапити, только затем сказал о нападении. Благоразумный жрец временно принял правила игры «сосунка», до поры решив не бороться за ускользающую власть. «Под вечным небом есть время для всего, – благоразумно рассудил жрец. – Придёт время – и мы ещё встретимся на узкой тропинке крутого перевала. Но если нас всех перережут во имя богов, некому уже будет бороться за перья вождя».
Орлиный Коготь хотел, было, возмутиться «неслыханной наглостью», но чёрная стрела, неожиданно просвистевшая над головой вождя, привела его в чувство.
Так началась война, длившаяся по меркам индейцев долго, целых три года! Её суть была проста: Орлиный Коготь слишком часто любил «приносить в жертву богам сердца врагов». Как известно, большинство чёрных дел совершаются во имя благих целей. Вот, племена и решили отомстить не в меру «набожному» соседу.
ГЛАВА 10.
На следующий день после вечеринки первая в истории долговременная марсианская экспедиция в полном снаряжении стояла в переходном боксе в ожидании откачки воздуха. Что там, в новом для землян мире, их ожидало? В принципе, за прошедший век земляне с помощью космических автоматических зондов, казалось, узнали всё обо всех планетах Солнечной системы. Но загадочный аппарат не далее, как позавчера, добавил не вполне здорового ажиотажа к марсианской экспедиции. В лучших традициях приключенческой беллетристики!
Ну, что там может быть? Красная земля, чёрные камни, белое небо… Оптимисты рассмотрели какие-то пирамиды, какое-то лицо, подобное сфинксу, но пессимисты утверждают, что это-де игра марсианских ураганов. Но, кстати, откуда эти ураганы берутся, если атмосфера Марса донельзя разряжена? Вопрос!
И вот, наконец, воздух выкачан, вход загерметизирован полностью, открывается выход. Слепящий свет белого неба красной планеты с непривычки бьёт в глаза, но вскоре глаза привыкают к этому. Первым из бокса выходит, как и полагается, командир экспедиции Семёнов, за ним – все остальные.
–Как там у Армстронга? – Первый маленький шажок человечества… или не так?
–Да бог с ним, лунатиком! – воскликнула Нина. – Вы посмотрите, что творится внизу, сзади нас!
–Вообще-то, впереди тоже обнадёживающий вид, – сказал Виктор, имея ввиду небольшой дымок над Олимпом.
Виктор сказал так, поскольку грохот набегающей воды и без того был слышен через шумовые микрофоны в наушниках скафандров. Однако увиденное зрелище 13 ати – бального шторма набегающего как бы вертикально океана не могло не поразить людей.
–Земля, Земля, вы видите это? – зачастил инженер-оператор связи Джон.
–Видим, – еле донеслось в наушниках. – Видим, слышим и всё равно не верится!
Появляясь где-то за горизонтом, огромная, вертикальная стена чёрно-малиновой воды угрожающе набегала на берег единственного марсианского континента. Но по мере приближения к берегу, она неуклонно уменьшалась, каждый раз заметно поднимая уровень нового океана. Набегая на берег, вода как бы облизывала всё новые и новые для себя земли и временно возвращалась вспять. Красота ада, который становится раем!
–Жаль, что это ненадолго.
–Почему же? – спросила Нина.
–Да потому, – ответил Джон, – что при температуре минус 245˚ С вода быстро замерзает. Сейчас её подогревает инфракрасный лазер со спутника, но когда океаны заполнятся, спутник, скорее всего, прекратит функционирование.
–К этому времени, – возразила Нина, – планируется достаточно оживить Марс.
–Не успеем.
–Боюсь, что успели, – неожиданно заявил Виктор. – Поглядите назад, Олимп проснулся!
Когда все развернулись на 180˚, над величайшим марсианским вулканом, каким, по сути, был Олимп, высоко в небо поднимался многокилометровый огненный столб лавы. Ещё выше над этим столбом расползалась чёрно-рыжая масса вулканической породы в виде шляпки ядерного гриба или гигантской тучи.
–Земля, вы видите это?!
–Уходите, на вас несётся ураган! Слышите?
–А где Витька?
Только тут все спохватились, что Виктор Викторович – младший исчез. Напросившись со взрослыми в эту кратковременную ознакомительную «прогулку», мальчик, естественно, пронёс с собой тот самый неизвестный аппаратик, надеясь разгадать тайну его происхождения у… Виктор страшно округлил глаза и помчался со всех ног к вулкану:
ГЛАВА 11.
–У меня волосы шевелятся, – сказал адвокат Донг, поглаживая рукой свою лысину.
–Оно и видно, – усмехнулся Ю. – Что Вас так смущает?
–Гражданин Президент, ну, не может быть у человека столько пунктов обвинения!
–У человека – да. Но Чи совсем не похож на него, – спокойно объяснил Ю. Встав с кресла и зашагав взад-вперёд по кабинету, Ю продолжал: – За последние 20 – 30 марсианских лет Чи умудрился влезть во все грязные делишки.
–Но ведь Вы с ним столько лет вместе, – сказал второй адвокат, потрясая документами. – Неужели до сих пор не разглядели его?
–Разглядел, – вздохнул Ю, – разглядел. В то время у меня не было профессионалов, не на кого было положиться. А хорошую армию на ура-патриотических лозунгах не сделаешь. Завтра из армии возвращается мой сын, вот ему я и передам министерский пост.
–Сын? А Вы уверены, что электорат Вас поймёт? Гражданин Президент, Вы часом не тронулись?
–А что Вы предлагаете! – вскричал Ю. – Мой Эк знает армию не понаслышке. А военным делом интересуется с подросткового возраста. Копайте, давайте. Ваше дело – добыть как можно больше доказательной базы к этим фактам. Скорее всего, до них дело не дойдёт, Чи это не выгодно. Истец ограничиться политическими доводами, – иронично сказал Ю. – Но глупец не тот, кто запасает, а тот, кто надеется, что зима не придёт.
–Хорошо, но тогда надо хотя бы распределить последовательность пунктов ответных обвинений.
–А вы чем сейчас думали заняться?
–Что-то я Вас не узнаю, гражданин Президент, – вставил молодой напарник. – Раньше Вы сдержаннее были. Может, сознаёте, что ошиблись?
–Так рассуждать, – резонно ответил Ю, – все мы ошиблись уже тем, что родились на Свет Божий. А отставка министра Чи давно была запланирована мною. Просто сейчас посетителей нет и я, вроде, могу расслабиться.
–А мы что, не люди? – сверкнул исподлобья глазами Донг.
–Извините, но вы поняли, что я имею в виду.
–Ладно, проехали, – подытожил Донг. – Теперь, чем Вы намерены ответить на его обвинения?
–Конкретно вас двоих это не касается, – ответил Ю. – У вас своя работа, а политическим аспектом занимается другая группа адвокатов. Зачем ещё это взваливать вам на голову?
–Хороший адвокат, – пояснил молодой напарник, должен быть в курсе всех проблем своего клиента, вплоть до прыщика на пятке. Так, гражданин учитель?
–Считай, что получил зачёт, подлиза. Займись лучше графиком! Итак, как насчёт прыщика на пятке? – глядя прямо в глаза Ю, спросил Донг. – Кто ведёт Вашу политическую часть, гражданин ответчик?
ГЛАВА 12.
За своё недолгое правление Орлиный Коготь успел многим окрестным племенам перейти тропу спокойствия. Его крылатый томагавк не раз взлетал над Кордильерами, обагрённый чьей-то жертвенной кровью. Его Погремушка не однажды провозглашала начало священной войны, гораздо чаще, чем требовалось для умиротворения Бога Солнца. Потому сразу же, как стало известно об очередной свадьбе, в соседних племенах пошли секретные переговоры о внезапном нападении на племя Орлиного Когтя. Переговоры были настолько секретными, что о них не узнала даже разведка племени, бывшая на тот момент самой надёжной.
Глаз Вапити тоже узнал об этом совершенно случайно, во время освоения Небесного Камня. Этим объясняется то, что нападение стало всё-таки внезапностью для всего племени. Однако когда все мужчины кроме Главного жреца Огненного Клыка ушли на войну, подойдя к подростку, опытным глазом жрец заметил колебания Глаза Вапити. Скрестив руки на груди, жрец не без иронии сказал:
–Я чувствую смятение храброго сердца, вроде бы обладающего даром богов. В чём дело, Устремлённый к Вершинам Власти?
–Главный жрец всё ещё надеется смутить кондора с целью занять его место? – ответил смелый отрок. – Нет, Огненный Клык, на земле чудес не бывает. Уж, коли боги дали мне власть, никакому Клыку, даже Огненному, её не отнять! Просто мне кажется, что, будь я порасторопней, я бы чуть раньше обнаружил коварный замысел не почитающих Орлиного Когтя.
–Это не проблема! – вдруг примирительно сказал Огненный Клык. – Главное, враг обнаружен. Никакая высокая трава теперь не скроет имеющих камень за поясом.
–Я уже говорил твоему сыну, я не намерен покушаться ни на твою, ни на власть твоего сына. Хвост Шакала – мой друг. Что тебе беспокоиться?
–Я дал слово твоему отцу, – откровенно заявил Огненный Клык, видя, что юлить перед Глазом Вапити действительно бесполезно. – А настоящий мужчина всегда держит слово. Орлиный Коготь хочет видеть на Утёсе Вождя своего первенца, Сухого Листа.
–По-твоему, будет лучше, если власть возьмёт этот сосунок?
–Он – твой брат!
–Отец у нас плодовитый, одним больше, одним меньше, ничего не теряем!
–Как ты смеешь! Он – твой брат!
–У меня пятьсот таких братьев! А он слабоумный! И все это знают! Если бы я не знал твоих мыслей, я бы решил, что ты хочешь, что бы Хвост Шакала был бы регентом при брате со всеми властными полномочиями.
–Это не так!
–Знаю! Тебе просто стыдно, что не смог вылечить любимого сына своего хозяина. Но большая политика так не делается.
–К твоему сведенью, политика делается ещё не такими грязными руками, щенок! – прошипел Огненный Клык.
–Поэтому нас бьют все, кому ни лень! – подытожил Глаз Вапити. – Хорошо, а если что-нибудь случится с моим братцем, будешь мне помогать?
–А что с ним может случиться? – насторожился Огненный Клык.
–Да что угодно! Не бойся, не буду я на него покушаться. Он сам куда-нибудь попадёт.
–А что, – зашептал вдруг Огненный Клык, – Небесный Камень и это знает?
–Ну, скажем так, предполагает.
–Тогда боги покажут…
ГЛАВА 13.
Пока взрослые любовались зрелищем рукотворного марсианского океана, Витька уверенно шагал по направлению к горе Олимп. Ещё надевая прогулочный скафандр, Витька успел незаметно переложить таинственный приборчик в его наружный карман и сейчас он нёс «пейджер» впереди как компас. Юный исследователь так старался проникнуть в тайну Марса, что когда в какой-то момент ему вдруг захотелось свернуть налево, он сделал это, не раздумывая, каким-то седьмым чувством восприняв это желание за указание приборчика. Действительно, пройдя ещё шагов 200 – 300 и подняв голову, Витька увидел явно рукотворный проход в каком-то огромном каменном валуне. Что бы это могло быть? Воскликнув от изумления, Витька включил видеокамеру в режим записи и бесстрашно шагнул в неширокий проход.
Поначалу узкий и извилистый проход вскоре расширился и выпрямился в коридор явно искусственного происхождения. Красная почва под ногами сменилась белым покрытиям искусственного происхождения. Вековые марсианские ветра нанесли, правда, на него слои ржавой пыли, но в том, что это было искусственное покрытие, сомневаться приходилось всё меньше и меньше. Вскоре стали белеть и ржаво-красные стены и потолок.
«–Ну, вот и конец вечным спорам на тему «есть ли жизнь на Марсе?», – подумал Витька. – Она есть! Или была…». Осталось узнать подробности.
Дойдя, в конце концов, до конца коридора, мальчик наткнулся на дверь с обычной дверной ручкой. Немного ниже этой ручки, там, где обычно должен красоваться замок или замочная скважина, было небольшое углубление, по форме напоминающее приборчик в руках Витьки. Достаточно медленно, что б насладиться торжественностью момента, Витька вложил приборчик в выемку и дверь начала тихо раздвигаться.
В тёмном большом зале, не видевшем свет несколько миллионов лет, оказались длинные столы, на которых напротив сидящих кресел были установлены компьютерные мониторы. На компьютерных клавиатурах были какие-то непонятные знаки, но их расположение очень напоминало стандартное для Земли расположение клавиш. «У дураков мысли сходятся», – улыбнулся Виктор. «Но если клавиатуры одинаковы, не означает ли это, что мы и есть – марсиане? Нет, – тут же поправил себя Витя, – это означает лишь то, что требования эргономики на Марсе и на Земле одни и те же». Он аккуратно нажал на предполагаемый «Enter», знак которого был таким же, как на неизвестном аппарате, но ничего не произошло. Пережав все последующие клавиши и ничего не добившись, Витька сообразил, что энергии-то не поступало уже несколько миллионов лет! Вдруг пол резко тряхнуло, Витька упал. Со столов с грохотом полетели какие-то исписанные и недописанные бумаги, предметы, клавиатуры.… Начинается землетрясение, почему-то понял Витька. Надо выбираться, папа, наверно, с ума сходит. Выключив камеру, Витька бросился к выходу.
Когда он вышел, Виктор Викторович – старший уже перебежал то место, где свернул его сын. Он удалялся всё дальше и дальше, к извергающемуся вулкану, и бешено кричал:
–Витя!!! Где ты?!
Включив радиосвязь, Витя сказал:
–Я здесь. Ты меня только что пробежал. Вернись!
ГЛАВА 14.
Рано утром Огненный Клык проснулся оттого, что кто-то его весьма настырно тряс:
–Да проснись же, в конце концов! – услышал спросонья главный жрец, встревоженный голос Глаза Вапити.
–В чём дело-то? Теперь ты так и будешь меня домогаться!
–Со стороны Чёрных Скал, – заспешил Глаз Вапити, – на нас движется народ Зубастой Акулы. Скорее, проснись!
–Очень приятно! А вчера ты не мог сказать?
–Решение было принято ночью, когда я спал.
–Спал или рылся в головах девочек? – некстати пошутил Огненный Клык, надевая перья и лобную Повязку жреца.
–Да какая разница! Скорей!
–А что ты, собственно говоря, будешь делать? Никого из взрослых нет!
–У меня есть план! – торопливо сказал Глаз Вапити. – Только для этого надо поднять ребят.
–Ну, и в чём он заключается? – надевая шкуру леопарда, спросил Огненный Клык. – Если есть план, зачем тебе жрец нужен?
–Они пройдут ущельем между Скалами Смерти. Расчёт их такой: раз все наши мужчины вышли на тропу войны, то защищать наши земли некому. Значит, можно беспрепятственно проникнуть на наши земли между этими скалами. Но дело в том, что скидывать тяжёлые камни сверху могут и дети!
–Хорошо, – жрец взял Барабан Большой Тревоги, – знаешь, наверно, что делаешь. Я побежал!
Через минут 20 странная процессия из старого жреца, сотни-другой подростков и наиболее здоровых женщин вскарабкивалась на Скалы. Ещё спустя 10 минут по длинному, узкому ущелью тихо-тихо, как ягуар перед прыжком, крались отряды Зубастой Акулы. Когда последний их воин вошёл в ущелье метров на 10, сверху нескончаемым потоком посыпались камни.
Всё было кончено за 3 минуты. Боя как такового не было, а дикие вопли умирающих разносились во все стороны ещё до вечера.
–Всё бы хорошо, – прошептал Огненный Клык Глазу Вапити после боя, – да только у Зубастой Акулы это не последний отряд. И далеко не самый сильный. А камни из ущелья намного труднее вытаскивать. Да ещё время нужно. Что делать, полководец?
Глаз Вапити нажал на Небесный Камень, скрытый под пончо на голом теле, на несколько секунд сосредоточился и сказал:
–Пока они не знают о поражении…. Отдыхают. Так, будем атаковать!
–Сейчас? – возмутился Огненный Клык. – Как? Они же чертовски устали! Да и Сухой Лист будет возражать.
–Расскажи ему сказочку про неуловимого скунса, а я соберу несколько друзей и встану на тропу войны, – вспомнил Глаз Вапити аналог нашей сказочки про белого бычка.
–Если это шутка, то не умная, – ответил жрец.
–А если нет?
–Тогда я тебя убью! – воскликнул жрец, но, сделав замах, неожиданно замер в нелепой позе. – Пусти!
–Я тебя не держу! – спокойно развёл руками Глаз Вапити.
–Пусти, говорю!
–Это ты небо проси. И свою совесть.
Глаз Вапити спокойно отвернулся в сторону скучающего Сухого Листа и подозвал:
–Эй, Мокрый! Огненный Клык здесь хочет тебя позабавить!
После этого он щёлкнул пальцем, жрец опустил руку, вытер пот и увлёк за собой подбежавшего наследника. Подходя то к одному, то к другому товарищу, Глаз Вапити незаметно собрал приличную компанию и, отделившись от остальных, объяснил им, в чём дело.
–Кто со мной?
ГЛАВА 15.
–…И никакой улицы! – кричал Виктор Викторович. – Никаких порталов, никаких друзей! Всё, арест на месяц! Ишь, чего выдумал?!!
–Но папа, – тщетно пытался пробиться до сознания отца Витька, – там же марсианский ЦУП… Я сам видел…
–Всё, я сказал! Кашка, проследить выполнение! Королёв, тоже мне! И приборчик отдай! Мы с мамой чуть с ума не сошли, а он…
–Ты что, не понял?
Виктор Викторович вырвал злосчастный приборчик из рук сына и ушёл, хлопнув дверью с той стороны.
Витька всё понимал и в принципе не обижался. Но что бы было, если бы не было того урагана вперемешку с извержением? Да то же самое, злясь, скорее, на обстоятельства, думал Витька. Ведь они – мама с папой. Да, но как можно было увлечься скучным марсианским пейзажем, что бы не заметить удаления ребёнка на километр с лишним?
Не юли, вдруг сам себе сказал Витька, ты сам этого хотел! Я сам хотел, что бы они оставили меня в покое на тот момент. И они оставили. Но почему? Что-то ему подсказывало, что это не случайно. Ведь желания на самом деле редко исполняются.
Однако Виктор Викторович, вопреки мнению сына, прекрасно понял значение этого открытия. Второй раз за месяц он бежал на работу с чувством Архимеда, выскочившего из ванны. Собственно говоря, торопиться ему было некуда; марсианские бури без того были известны своей продолжительностью. А два ядерных взрыва на полюсах красной планеты, да вдобавок серия искусно загнанных туда комет и астероидов надолго, видимо, вывели Марс из состояния равновесия. Но кто его знает, вдруг в этой беспросветной кутерьме выдастся несколько часов хорошей погоды?
«Интересно, бункер-то хоть сохранился?» – вдруг мелькнуло в голове вбегающего в свой кабинет Виктора.
–Кашка, привет! – пропыхтел он. – Как там сын?
–Жив-здоров! – поддержал беседу компьютер. – Думает, что бы такого сморозить. Температура 36,5˚, давление в норме, вирусы не сканируются. Здоровьем жены не интересуемся?
–Она здорова, я её только что чмокнул. Так, – уселся Виктор в кресло и потёр ладони, – давай-ка мне marson-line.
–Там ураган, – сказал Кашка, входя в названный сайт. – И извержение. Не выйдет.
–Что не выйдет? – спросил Виктор.
–Я знаю, о чём ты думаешь, – ответил компьютер, выкладывая на экран картинку марсианской погоды. – Ты хочешь побыстрее проникнуть на Марс и проверить Витькины предположения. Но даже если и возникнет «окошко» в этой погоде, ваш бункер, скорее всего, окажется заваленным.
–Смотри, какой проницательный! – воскликнул Виктор. – А тебя просили анализировать мои действия?
–Ну, об этом не трудно было догадаться. Я, может, сам хочу быстрее познакомиться со своими марсианскими собратьями.
–У них, – членораздельно выдохнул Виктор, – нет, и никогда не было компьютеров!
–Зачем же тогда им этот бункер? – резонно возразил искусственный собеседник.
–Они там, в козла резались, – тут же нашёлся Виктор и показал монитору язык. – Наука должна опираться только на факты. При чём, желательно, что бы научные выводы были максимально индуктивны, здесь дедукция неуместна. А факты говорят, что на Марсе сейчас жизни нет. Вот и всё!
–Не люблю, когда кривят душой! – заявил Кашка. – Ты, ведь, сейчас собираешься уйти туда при первой же возможности, значит, тоже веришь, что это и есть – долгожданный палеоконтакт.
–Верить и хотеть – это разные вещи.
–Ну, что, в философию ударимся?
–А что ещё делать? – пожал плечами Виктор. – Таможня добро не даёт, Марс бушует.
–Зачем ты тогда сюда явился?
–С тобой поболтать.
–Со мной и дома можно было поболтать, – ответил компьютер. – Собирайся, через час будет тебе «окно»! По последним данным, глаз марсианского урагана на 2 – 3 часа задержится в месте обнаружения бункера. Но я ничего тебе не говорил!
–Ай, спасибо Сулейману! – обрадовался Виктор. – Ты – настоящий друг!
–Куда помчался? Радио не забудь! Кстати, что ты там будешь делать, камикадзе? План есть?
–Какой там план! Хотя бы место расположения бункера рассмотреть. Ну, я побежал!
В тот же миг Виктор скрылся в дверном проёме.
ГЛАВА 16.
–Отличная работа, мистер Бран, – выпуская колечки дыма из сигары, сказал Президент Западной Атлантиды Кроклэйн. – Хотя с помощью спектрометра восточных мы выяснили, что эти самые гамма-всплески Марсу не угрожают, я считаю, нам не обязательно сообщать об этом всем подряд. Под этот проект мы могли бы хорошо выкачать мозги наших закадычных друзей.
Профессор Бран откинулся в кресле и обречённо выдохнул:
–Так и думал, что этим кончится! Без меня, пожалуйста.
–Но что Вы боитесь, профессор? Это же не военная технология, – глядя куда-то в небо, вкрадчиво сказал Кроклэйн. – Уж, на мирные цели мы можем попросить штук двадцать яйцеголовых? Они-то не знают ещё, что мы завершили исследования!
–Научные исследования не завершены, – потёр ладони Бран. – Нам до сих пор не ясна природа этого явления…
–Тем более… – перебил Кроклэйн.
–Но, во-первых, я дал слово Президенту Ю, что мы не воспользуемся этим проектом для выкачивания голов. И я его сдержу. Во-вторых, мистер Кроклэйн, Марс – слишком маленькая планета для больших войн. Вы же планируете завоевать мир, это всем известно.
–Демократия, – возразил Кроклэйн, – это то, ради чего стóит бороться. Люди всего Марса достойны лучшей жизни.
–Ах, оставьте Ваши пропагандистские клише! – мотнул головой Бран. – Нормальных людей тошнит от этого вранья. Нет такой цели, которая достойна какой бы то не было войны. А наша планета достаточно мала, что бы любая война в современных условиях превратилась бы в ядерную. Достаточно одного случайного взрыва во время Великого Противостояния Юпитера – и Марса больше не будет!
–А кто Вам сказал, что я хочу воевать? Я просто хочу установить господство демократии по всей планете. – Кроклэйн встал с кресла-качалки и мерно зашагал по кабинету. – Для этого вполне достаточно ослабить врага экономически, сделать его зависимым от чужой воли. И тогда созревшее яблоко само упадёт в руки.
–…отскочив от головы, – добавил профессор. – Неужели Вы думаете, что мистер Ю просто так отдаст на съедение полпланеты? Никогда! Сейчас Восточная Атлантида достаточно сильная, что бы противостоять чьим-либо проискам. Президент Ю, в отличие от своего предшественника, всерьёз взялся за экономику и науку Восточной Атлантиды. Против каждого профессора там готовится десять профессоров, против каждого студента – сотня абитуриентов.
–Ну, значит, им ничего не грозит! Одним профессором меньше, одним больше – какая разница!
–Если войны не будет, такая экспансия может резко опустошить нашу казну и пополнить их бюджет. Однако наши ястребы этого не потерпят. Следовательно, войны не избежать, рано или поздно кто-то нажмёт на кнопку. Я отказываюсь участвовать в этом проекте!
–Это Ваше последнее слово?
–Да, мистер Президент!
–Вы уверены в этом?
–Абсолютно!
–А я, вот, не уверен, – сказал Кроклэйн и нажал кнопку под столом.
Больше профессора Брана никто не видел…
ГЛАВА 17.
Солнце уже садилось, когда со стороны племени Зубастой Акулы появились внезапно исчезнувшие мальчишки. Они бежали домой с криками победы и улюлюканьем. Женщины, девочки и маленькие братья, и просто друзья, естественно, были рады, что вернулись все. Ведь когда небольшой отряд добровольцев отправился громить мощное вражеское племя, Огненный Клык рассказал о том, куда они ушли, как толькопочувствовал, что можно. Т. е. это произошло тогда, когда группа Глаза Вапити удалилась на нужное расстояние, и самозваный предводитель телепатически разрешил жрецу рассказать о цели этого похода. Поэтому было поздно что-либо предпринимать. Возложив всю ответственность на жреца, женщины, конечно, не успокоились, но отстали от Огненного Клыка: ацтеки словами не бросаются! Если жрец виноват, его душа и так горит!
Потому как только выяснилось, что назад вернулись все, Огненный Клык, только что уложивший спать Сухого Листа, облегчённо вздохнул. Но сразу после этого удивился: как так произошло? Ещё сильнее жрец удивился, когда мальчишки один за другим стали подходить и благодарить его за какую-то помощь. В чём дело? Чем он помог, не отрываясь от Листа?
Индеец не был бы индейцем, если бы обнаруживал свои эмоции на лице. Боги этого не любят. Но при первой же возможности, за ужином, Огненный Клык подошёл к Глазу Вапити и спросил:
–Так что же у нас происходит?
Откусив кусок чей-то поджаренной ляжки, юный воин загадочно сверкнул глазами:
–Победа, о, главный жрец! Победа, сотворённая тобой. Мой отец может гордиться таким жрецом.
–Да? Ну, а что конкретно я сделал, нельзя ли напомнить?
–Почему нельзя? Вот, прожую, и воспою тебе славу.
–Щенок! – зашипел жрец. – Да знаешь ли ты, что, если бы не я, тебя бы не было на Свете!
–Ты мне уже не раз рассказывал, что случилось в то лето! Надоел! Дай поесть!
–Что ты с ними сделал?
–Поджарил в мясорубке!
–А если серьёзно? Почему они все благодарят меня?
Вволю помучив главного жреца, Глаз Вапити, наконец, начал рассказ:
–Когда мы подходили к становищу Зубастой Акулы, был день, никто из них не спал. Там находились ещё около сорока воинов, а нас было 20 человек. От Небесного Камня я узнал, что вокруг нас на расстоянии полёта стрелы пасутся 200 бизонов, 30 леопардов, 40 гиен и прочая живность. Недолго думая, знаком руки я остановил своих товарищей и объявил, что ты, главный жрец, сейчас нашлёшь на Зубастую Акулу всю эту живность. Так оно и случилось! Пока звери подходили, я велел окружить их со всех сторон и поджечь факелы. Разъярённые тобой звери сразу задрали 10 – 20 человек, после чего мы одновременно и тихо вышли из укрытий, подожгли траву и спокойно удалились. – Глаз Вапити бросил последнюю кость и умолк.
–Злодей! – выдохнул Огненный Клык. – Ты понимаешь, что ты наделал???
–Поджарил пятки коварных врагов, – зевнул Глаз Вапити.
–О, нет! Ты не просто поджарил врагов! – начал заводиться Огненный Клык. – Ты совершил ужасное злодеяние! И потому восстановил против своего народа все прочие племена и народы!
–Не я первый захотел их гибели. Вспомни, с чего всё началось. Вспомни и отстань!
–Но ведь это – начало многолетней войны! Они не простят этого поражения!
–Им же хуже будет.
–Я ухожу!
–Никуда ты не уйдёшь, т. к. я тебя не пущу. Твой сын станет Верховным Жрецом моей империи!
–Да кто ты такой? Что раскомандовался?
–Я – твой хозяин.
–Индеец индейцу не может быть хозяином! – гордым индюком ответил Огненный Клык.
___________________________________________________________
Часть вторая.
Синее смещение.
ГЛАВА 1.
Ох, уж, это смещение!
Так уж устроен человек, что с одной стороны, он жить не может без того, что бы не создавать проблем, когда их нет, но, с другой стороны, не совсем понимает суть реальных проблем, тем не менее, с успехом их разрешая. Кто знает, может, Создатель, кем бы он там ни был, специально создаёт своим неразумным детям такие проблемы, которые нам не грозят, но не являются очевидными.
Усиленное свечение в голубом диапазоне спектра одинарных гамма-всплесков свидетельствует о том, что события происходят на окраине Вселенной. Однако до тех пор, пока это не стало очевидным, и на Земле, и на Марсе считалось, что это взрываются звёзды-гиганты нашей Галактики. Потому считалось, что однажды такой супер-взрыв может здорово отразиться на нашей Солнечной системе. Но если на Земле эту информацию скрывали от общественности 20 – 30 лет, то на Марсе её не успели даже донести до людей, как вдруг обнаружилось, что угрозы от этих взрывовне существует. Результат?
Формальный повод для иска экс-министра обороны Чи к Президенту Восточной Атлантиды быстро перерос конкретные рамки дела. С одной стороны, эта новость была выгодна всем, в том числе и стороне ответчика. Ведь теперь можно было, не напрягаясь, открыто бороться за власть. Точнее говоря, за власть боролась одна сторона – оппозиция, возглавляемая экс-министром. Ю же, памятуя о том, что нападение – лучшая защита, загрузил судей вопиющими фактами, обличающими истца по всем статьям. На основании этих фактов Президент возбудил ответный иск. Чи запросил перерыв для сбора дополнительной информации. Теперь стало ясно, что дело затянется не на один год.
Так началась последняя марсианская революция. Власти Западной Атлантиды, не подозревая, чем это кончится, как всегда, поддерживали оппозицию. Вновь ни в чём не повинный народ вышел на площади, митингуя то за Ю, то за Чи, то против всех. Обстановка накалялась, предприятия Восточной Атлантиды вставали одно за другим.
А в Западной Атлантиде другой «умник» с академическим образованием заявил властям о возможности колонизации планеты, которую на Земле принято называть Фаэтоном. Сейчас принято считать, что такой планеты, орбита которой могла располагаться между Марсом и Юпитером, никогда не было и не могло быть. Считается, что мощное притяжение газового гиганта разорвало бы любую планету. Но кто его знает? Допустим, что несколько миллионов лет эта планета существовала.
Вот вам и причина так безответственно отнестись к своей планете: человек всё может, никакие природные катаклизмы ему нипочём, а значит, он может думать только о власти, ведь всё равно кто-нибудь выживет, что бы ни произошло…
Суета сует!
ГЛАВА 2.
Чуть не наткнувшись на бегу на Нину, Виктор каким-то задним слухом только услышал:
–Ты куда?
Не получив ответа, Нина прямым ходом отправилась в лабораторию. А куда ещё?
–Так, и что тут происходит? – расставив руки в боки, с порога спросила Нина.
–Лучше гор могут быть только горы… – снова затянул Кашка.
–Это мы уже слышали, – Нина шагнула вперёд. – Куда помчался Виктор?
–Сначала принято здороваться, мадам! Добрый день!
Ну, Виктор! Когда-то именно он разработал для компьютера схему ответов на тот случай, если надо было кого-то задержать. Но тогда эта схема работала на семью, т. е. в том числе и на неё. Сколько раз, уж, эта схема выручала их совместные разработки и похождения от неизбежного провала или заставания врасплох. Сейчас же совсем другое дело!
–Не дури, Кашка! Где Виктор? Куда он помчался? Отвечай!
–У Витьки всё нормально, температура 36,5˚…
Нина не заметили, как в руке оказалась какая-то металлическая балка.
–Считаю до трёх и вывожу тебя из строя! Он на Марс помчался? Раз…
–Ты не можешь вывести меня из строя!
–Почему это?
–Во мне – вся институтская база, в том числе и по Марсу.
–Ах, значит, он всё-таки на Марсе?
–Я этого не говорил.
–И что он там делает? Ему что, жить надоело?
–В зоне его исследований сейчас кратковременное затишье.
–В зоне его исследований… – передразнила Нина. – А то он этой зоной ограничится! И сколько это затишье продлится?
–Около двух часов.
Нина уставила глаза в камеры, сделала подманивающий жест рукой и, глядя прямо «в бессовестные камеры» Кашки, вкрадчиво спросила:
–А ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ ТЫ УЧЁЛ?
Удар был нанесён серьёзный. Если атмосферу красной планеты более-менее исследовали, то недра Марса до сих пор представляли большой «икс». Никто не знал, когда Марс тряхнёт и насколько сильно.
–Но, в соответствии с теорией вероятности, – начал было Кашка, – снаряд два раза в одну воронку не падает. Т. к. землетрясение было недавно…
Но Нина уже не слушала. Она бежала в бокс перехода. Ей ещё предстояло войти в скафандр, пробыть в боксе пока откачается воздух и только после этого выйти на Марс.
–Осталось 40 минут, – проинформировал Кашка в наушник.
–Спасибо, убийца! – съязвила Нина.
Когда Нина выбежала из портала, Виктор уже приближался к месту обнаружения «марсианского ЦУПа».
–Витя! – кричала Нина, стремительно, насколько это возможно в тяжёлом скафандре, приближаясь к мужу. – Виктор, назад! Ты что это делаешь?
–Да счас я, приду! – ответил Виктор. – Установлю маячок, где находился Витькин ЦУП – и вернусь!
–Другого времени не нашёл? Отлично знаешь, что сейчас ураган возобновится.
–Успею я до урагана! – отвечал Виктор, держа в ладони загадочный прибор. – Иди домой, там Витька!
Почему-то Нина остановилась. Не долго думая, Виктор решил, что это он нашёл убедительный довод и пошёл дальше. На самом деле, в это время Виктор держал палец на кнопке этого приборчика.
–Ну, хорошо, – неожиданно сказала Нина и попятилась назад. – Только быстрее возвращайся, неровён час землетрясение будет.
–Землетрясение? Так оно же только что кончилось!
–Кто его знает! – сказала Нина, уже отвернувшись и направляясь к порталу. – Будь осторожен!
Наконец, у какого-то гигантского валуна Виктор через толстые перчатки скафандра ощутил вибрацию приборчика. Это здесь! Виктор медленно окинул глыбу снизу вверх и прищёлкнул языком; это ж надо! Как эту махину сдвинуть? Там, где недавно был небольшой пещерный проход, высилась глыба выше десяти метров высотой! Как туда проникнуть?
Но время кончалось. Виктор нагнулся, заложил в какую-то расщелину радиомаяк, включил, присыпал ещё тёплой лавой и отправился назад, к порталу перехода.

ГЛАВА 3.
Спустя неделю после того, как племя Орлиного Когтя одержало сокрушительную победу над всеми врагами, надолго отбив у них охоту посягать на свои земли, наступило Время Второго Рождения. По этому поводу на площади Золотого Пера собралось всё племя.
В этом году Глаз Вапити был ещё «не в возрасте», до церемонии Второго Рождения ему предстояло прожить ещё год. Потому среди сотен гордых мальчишек Глаз Вапити стоял в самых последних рядах. Однако вскоре после того, как Огненный Клык провозгласил Начало, всё неожиданно (для остальных, но не для Глаза Вапити) изменилось.
Стояла пасмурная погода. Орлиный Коготь не произнёс ещё половину своей долгой, как осенний дождь, речи, как вдруг раздался вопль атакующего бизона, раздались жуткие крики женщин и детей, аудитория расступилась. Прямо на вождя неслись 200 килограммов разъярённого бизоньего мяса с острыми рогами впереди! Вождь был безоружен, потому просто неподвижно стоял, выказывая своё бесстрашие. Что ему оставалось делать? А бизон летел прямо на него… Но вдруг какая-то длинная острая стрела угодила бизону прямо между глаз! Когда бизон взвыл от внезапной боли и поднялся на задние лапы, вторая меткая стрела вошла прямо в сердце, забрызгав кровью всех окружающих. Бизон замертво упал перед самими пятками гордо стоящего Орлиного Когтя.
Такого никогда не было на памяти индейцев, но эта аналогия почему-то никому не пришла в голову.
–Кто это сделал? – спросил пришедший в себя вождь, указывая глазами на мёртвую тушу с торчащими стрелами.
Потолкавшись, Глаз Вапити выдвинулся вперёд и гордо сказал:
–Я! Это сделал я, о, Главный Вождь!
–Почему-то хочется верить… – медленно произнёс отец.
–Потому что ацтек никогда не врёт! У него красная кожа, а не белая. Но я готов доказать это немедленно. Огненный Клык, слышишь ли ты кондора, парящего сейчас за тучами?
–Да, – подтвердил жрец, хотя сам ни черта не слышал.
–Сейчас этот кондор так же окажется у твоих ног, на голове этого бизона, – сказал Глаз Вапити вождю.
Юный сорванец натянул тетиву как можно сильнее, направил её куда-то в тучи и стал ждать. Вскоре из-за туч появился чёрный кондор. Над миром пронеслись его истошные крики. Голодный кондор летел прямо на падаль, не замечая людей, один из которых намеревался его убить. На этот раз все зеваки специально глядели в сторону юного лучника, поэтому никто не упустил момент, когда пальцы правой руки Глаза Вапити распрямились и резко отскочили в сторону. Стрела быстро полетела навстречу вестнику смерти и вошла в раскрытый клюв кондора. Через горло стрела вошла в сердце кондора, тот распластался у ног вождя уже трупом.
–Веское слово, – произнёс вождь, – но только птицы да звери удовлетворяются одним лишь криком. Значит, Глаз Вапити имеет ещё что-нибудь добавить?
–Мудрый вождь! – произнёс тогда Глаз Вапити. – Если бы я не был бы твоим сыном, я бы попросил к сказанному моими стрелами твои перья. Я так же обеспокоен судьбой племени, как и ты. Поэтому я прошу лишь место твоего возлюбленного сына по имени Сухой Лист!
В следующее мгновение вылетевший из толпы Сухой Лист набросился, было, на оратора, намереваясь того поколотить, но неожиданно замер как замороженный в самой нелепой позе.Почему-то все приняли это как должное.
–М-да, речь не мальчика, но мужа, – сказал вождь. – Огненный Клык, были ли в нашей истории случаи, когда мальчишки взрослели бы раньше положенного? И что в этом случае принято делать?
Нашёл вождь кого спрашивать! Разумеется, жрец сказал, что такие случаи были, ведь он зависел от Глаза Вапити. Но жрец предложил ещё один выход из положения, т. к. Глаз Вапити не возражал:
–Великий вождь! Несколько сотен лет тому назад в подобной ситуации претендент на Перья Вождя отделился с группой товарищей и организовал своё племя.
–Слово – за Глазом Вапити, – сказал Орлиный Коготь.
–Глаз Вапити ничего не может сказать, – вдруг заявил виновник этой заварухи, скрестив руки на груди.
–Почему это?
–Именем, данным при рождении, нельзя пользоваться как голосом. Таков закон.
–Но ты не прошёл Обряд!
–Я готов пройти его хоть сейчас.
–Пусть будет так! – провозгласил вождь, медленно поднял левую руку с Погремушкой Войны над головой и тряхнул её. – Ты будешь первым и это – последнее нарушение Закона. Главный Жрец, бей в Барабан Испытаний.
После первого удара в Барабан Глаз Вапити побежал по Тропе Юных Мужчин. А через 30 равномерных ударов за ним последовал Хвост Шакала.
ГЛАВА 4.
Президент Западной Атлантиды Кроклэйн стоял над столом, усеянным чертежами, с видом хирурга, делающего сложную операцию. Но при этом его фигура излучала полную удовлетворённость, с какой бы стороны на него не глядеть. Попыхивая толстой марсианской сигарой, Кроклэйн в который, уж, раз говорил своим собеседникам:
–Великолепная работа, парни! Никак не ожидал, что вы сделаете это так быстро!
–Но это только чертёж, – возразил, было, один из конструкторов. – Ещё не известно, что будет в действительности. Может, эта махина со стартового стола не оторвётся!
–Деньги на этот проект были выделены сроком на три года, – затряслась сигара Кроклэйна. – Вы уложились за два месяца. Шестьдесят марсианских месяцев – срок более чем достаточный. Что Вас смущает, мистер Дэнверг? Насколько я понимаю, все технические расчёты здесь сделаны на 3 лишних цифры после запятой точнее, чем это нужно на самом деле. Вероятность аварий и неполадок стремится к нулю с бешеной скоростью.
–Абсолютного нуля не бывает, мистер Президент, – возразил Дэнверг. – Всегда найдётся то, что не было учтено на бумаге. Но мы к Вам не за этим. Дело в том, что проект вступил в такую фазу, когда удобнее всего начать думать об эргономичности жилых помещений. Учитывая же, что Вы бы хотели полететь на Фаэтон одним из первых, нам хотелось бы знать Ваши пожелания.
–Ну, парни, по-моему, вы не по адресу обратились. Мне будет удобно даже в бочке философа. Я, ведь, бывший десантник. Обратитесь к моей жене. А здесь я никакого недостатка не нахожу. Славная работа!
Окрылённые конструктора стали весело скатывать чертёж.
–Спасибо за доверие!
–А когда будет готов корабль?
–Да, где-то года через 2 – 3, мистер Президент.
–Что? А почему так долго? Всё же готово!
–Бумага – это одно, а реальность – это совсем другое, мистер Президент. Иногда лучше перестраховаться, а иногда случаются всякие неожиданности. А вообще-то, зачем нам Фаэтон? Он ещё больше подвержен космическим опасностям, чем Марс.
Вам-то, быть может, ни к чему, подумал Кроклэйн, а мне – в самый раз. Для ядерной войны.
–А что, вам так не интересно, что там, за облаками?
ГЛАВА 5.
Раздался зуммер телефона:
–Да? – голосом включил связь Витька.
Над его письменным столом появилась голограмма бюста профессора Никодимова:
–Что у вас там происходит? – недовольно почти прокричал профессор. – Массовое сумасшествие, что ли?
–Что Вы имеете в виду, Петр Петрович? – спросил Витька.
–А ты не знаешь? Что за картину транслирует сейчас marsonline? Твоим родителям жить надоело? Что за прогулки по буранному Марсу?
–Так они же скоро придут! Вон, мама уже пошла обратно.
–Что??? А Виктор? – буквально взревел профессор. – Не может быть!.. Смотри, он идёт вперёд! Какой у вас код перехода, я счас к вам приду?
–Я ещё не запомнил, папа его вчера только установил. Сейчас, посмотрю. Но я наказан, возможно, Кашка не пустит.
–Насчёт этого указаний не было, – вставил Кашка. – Была инструкция не выпускать и не соединять с товарищами.
–А выйти я и ногами могу, – согласился Никодимов. – Главное – встретить этих космических проходимцев.
–Что?
–Это шутка такая. Из двадцатого века. Якобы один школьник сто лет назад написал в сочинении вместо «Га­гарин был первопроходцем в космосе» «Гагарин был первопродимцем в космосе». Так вот, ваша семейка – как раз это самое и есть.
Через несколько минут, когда профессор Никодимов переместился в квартиру Иванченко, Витька сказал:
–А Вы неплохо сохранились, раз до сих пор помните шутки вековой давности!
–Молодой человек, – не без юмора заметил на то профессор, – Вам не кажется, что не культурно делать подобные замечания старшим? Ну, что у вас там горит?
–Там ЦУП, – снова начал объяснять Витька. – Я его обнаружил, а папа…
–О, господи, опять 25! – перебил Пётр Петрович. – Да видел я этот бункер, ты же его закачал в Интернет. Молодец, сам снял, сам закачал. Ну, и что? Другой погоды, что ль, не будет? Обязательно надо в ураган идти? Мы же на Марс навсегда приходим, у нас вечность впереди!
–Папа, видимо, тоже так думает. Смотрите, он закопал на месте бункера какой-то маячок и возвращается назад.
–Как будто без него мы бы этот бункер не обнаружили!
–Так ведь извержение и так уже накрыло этот бункер вон, какой горой! – пытался извиниться за отца Витька.
–Ладно, Колумбы чёртовы! – примиряюще хмыкнул Никодимов. – Кашка, соедини с Ниной.
–Да? – минуту спустя послышался в квартире голос Нины.
–Как там погодка-то? – ответил Пётр Петрович. – Не простудились?
–Ой, Пётр Петрович, Вы у нас? Я думала Витька звонит!
–А что мне оставалось делать, когда хороший парень рискует остаться круглым сиротой! Тебя-то куда понесло?
–За Виктором.
–А почему одна вернулась?
Вопрос ненадолго поставил Нину в тупик. Действительно, как же так получилось? Немного помолчав, она ответила:
–Он обещал вернуться.
–Карлсон тоже обещал вернуться, – достаточно резонно ответил Никодимов.
–Он что, обманул? Виктор обратно пошёл? Я выхожу!
–Стоп, стоп! Супруг твой назад возвращается. А вот Витька мог остаться один. Ты об этом подумала?
Нина вошла в комнату:
–Ну, такой бесёнок и в одиночку не пропадёт!
–Не война, всё-таки! Короче, на первый раз вы с Виктором просто лишаетесь премии.
–Спасибо.
–Ещё раз такое случится – ищите работу! Это – Марс, а не Земля.
–Больше не повторится! – заверила Нина руководителя марсианского проекта и попутно дала лёгкий подзатыльник Витьке.
По лицу вошедшего Виктора было слышно, что он всё слышал и тоже весьма доволен приговором.
–Но всё же, согласитесь, Пётр Петрович, это – уникальный случай. Здравствуйте!
–О, молодой человек! В жизни столько уникальных случаев, что если всё принимать близко к сердцу, никакого валидола не хватит!
ГЛАВА 6.
Когда на следующий день Глаз Вапити пришёл первым, да ещё с пером белого кондора, испокон веков гнездившегося в неприступных горах Северных Кордильер, у многих мужчин округлились глаза: обычно Обряд Второго Рождения длился не менее трёх дней. Как юный отрок смог так быстро пройти многотрудную дистанцию – было совершенно не понятно. Но единственный белый кондор действительно гнездился в таком неприступном месте, что сомневаться в прохождении этой дистанции не приходилось.
Глаз Вапити на самом деле прошёл её, но большую часть он проехал верхом на диком ягуаре, вскачь. В правилах не было оговорено, как именно надо преодолевать дистанцию, чем и воспользовался Глаз Вапити. За одно он проконтролировал, что бы Хвост Шакала пришёл бы вторым. Это и случилось на следующий день.
А пока после по-индейски бурной, но в меру сдержанной встречи первого победителя Орлиный Коготь, как и положено, спросил своего жреца:
–Ну, какое имя предназначено нашему герою богами?
Огненный Клык принял позу вхождения в транс и после непонятных заклинаний монотонно произнёс:
–Пусть на это ответит небо!
Жрец сделал несколько пасов и вскинул обе руки к пасмурному небу. В этот момент тучи рассеялись как раз там, где должно было находиться оно, Солнце. И оно появилось! Соскучившиеся по солнцу люди радостно выдохнули.
–Небо говорит, что пришло Время Солнца! Так пусть же бывший Глаз Вапити именуется отныне Сыном Солнца!
Тишина воцарилась надолго. Такого паса в сторону пятисотого сына Орлиного Когтя никто не ожидал. Сколько себя мог помнить бывший Глаз Вапити, предпочтение в наследование Скалы Вождя отдавались только Сухому Листу.
На самом деле, всё было, безусловно, проще. Стать вождём племени было легче с гордым именем. Потому, когда однажды во время марафона Глазу Вапити пришла в голову идея насчёт Сына Солнца, он быстро додумал всё остальное. Придя к месту старта и финиша, Глаз Вапити нажал на Небесный Камень до упора и взял под свой контроль тело главного жреца. Даже сам Огненный Клык до конца не понимал, что делает, потому про себя он удивлялся не меньше остальных.
–Хорошо, – произнёс Орлиный Коготь, едва придя в себя, – пусть свершится воля богов! Но Сын Солнца ещё не сказал своего слова по поводу племени. Что ты будешь делать, уйдёшь или останешься?
Новоявленный Сын Солнца поднял руку ладонью вперёд. Воцарилась тишина.
–Солнце обогревает всю землю, от моря до моря. Потому и сын его всегда будет стараться объять необъятное. В связи с этим я не могу гарантировать, что, организовав своё племя, я никогда не буду нападать на это племя, на племя своего отца. Однако солнце никого не сжигает; потому и я никого не буду класть под ноги корысти. Исходя из этого, я передаю слово Орлиному Когтю.
Не каждому понравится, когда так открыто, признаются в агрессивных намерениях против тебя. Но ведь когда нападают исподтишка, это ещё хуже! А т. к. в то время у индейцев войны были обычным делом, слова Сына Солнца были восприняты как надо.
–Молодец, настоящий вождь! – гордо сказал Орлиный Коготь. – Потому я должен заявить, что родство между нами не может быть препятствием для того, что бы появился на Свет новый народ. Земля большая, а троп на ней как звёзд на небе. Да и врагов на нас двоих хватит с лихвой. Предлагаю союз.
–В таком случае, предложение принимается, – подал руку отцу Сын Солнца. – Однако по Законам Предков я могу взять в новое племя несколько человек из старого?
–Верно. Выбирай, кого хочешь!
–Те, которых я хочу, ещё не пришли. Я возьму к себе моих товарищей по недавнему бою с Зубастой Акулой.
–А меня? – вдруг встрял Сухой Лист.
–Тебе, брат мой, достаётся более могущественное племя нашего отца, – торжественно успокоил его Сын Солнца. – А Огненный Клык даст тебе более гордое имя.
Ох, гиена, думал между тем Огненный Клык, когда он успел набраться столько хитрости и ума?
–Хорошо! – сказал Орлиный Коготь.
Когда пришли остальные участники церемонии, после торжественного вручения новых имён не менее торжественно был произведён отбор нового племени – племени Золотого Солнца. Хвост Шакала, получив имя Ревущий Бизон, неожиданно для себя стал Главным жрецом народа Золотого Солнца. Попытавшись возразить своему другу, что он ещё не готов, Ревущий Бизон получил ответ, что ему и не надо до конца познавать науку своего отца, достаточно делать вид, что знаешь.
Так была основана Империя, равной которой не было на американском континенте. Некоторые скажут, что это были не ацтеки, а инки. Верно. Но изменением названия я хотел сказать, что люди в принципе везде одинаковы. Оттого, что «топор» назовёшь «томагавком», ничего не изменится.
ГЛАВА 7.
Кроклэйн вошёл в Главный зал Центра Управления под оглушительные аплодисменты. Впуская кругами дымок своей сигары и вальяжно передвигаясь, Президент Западной Атлантиды медленно подошёл к своему креслу и по-хозяйски уселся за пульт:
–Спасибо за встречу, но не пора ли начинать?
–Осталось ещё 20 минут, мистер Президент, – ответил зелёнокожий главный конструктор Брингольц. – Сейчас архиепископ Западной Атлантиды Пит Первый совершит освещение и начнём отсчёт.
Всё-таки у нас получилось, думал Джин Кроклэйн! Несколько лет назад даже самые верные друзья-соратники уверяли его, что это – утопия. Невозможно практически без подготовки всего за год с небольшим создать всего лишь первый в мире межпланетный корабль, а не то, что целую программу освоения Фаэтона! Но среди ракетоконструкторов нашёлся ещё один сорвиголова, который так же, как Джин, не считал эту задачу невыполнимой. «Обычно, – сказал ему тогда Брингольц, – конструкторские расчёты ориентируются только на предел возможности. Если же сделать расчёты с неким запасом прочности, то задача серийного производства космических челноков вполне выполнима». «– Ну, и во сколько такой запас обойдётся?» – спросил тогда Кроклэйн. «– Дороговато, Джин, – ответил его друг. – Десять годовых бюджетов всей Западной Атлантиды за три года».
Земной политик на месте Кроклэйна начал бы торговаться. Президент же на это только щёлкнул языком и мотнул головой. Однако, подумав, минуту спустя Джин сказал: «– Слушай, Сизый, а что если поставить дело в коммерческие рельсы? Выпустить акции и продать!» «– Кто их купит?» «– Как это кто? Фаэтон – это ничто иное, как громадная гора металла. Да любая сталелитейная компания купит их с руками-ногами!» «– Если бы не астрономическая сумма». «– Хорошо, но можно же все недра Фаэтона просто передать в полное владение пайщикам, а первые 20 – 25 экспедиций сдать им же».
Это предложение после недолгих уговоров было принято. И вот, Пит Первый машет кадилом и кропит стены «святой водой». Ещё немного и – начался отсчёт:
–Пять,… четыре,… три,… два,… один… Старт!
Громадная махина грузно оторвалась от поверхности планеты. Ещё чуть-чуть, ещё несколько минут, и – спутник лёг на орбиту, ведущую к Фаэтону…
ГЛАВА 8.
Основной доклад был зачитан, Виктор закрыл папку в гробовой тишине. Счас будут ругать, мелькнуло в голове Виктора, это несомненно, только за что? Однако неожиданно для Виктора вскоре раздались бурные аплодис­менты и крики «Браво!». А, собственно говоря, чего «браво»? что произошло?
Но после того, как аудитория угомонилась, раздался ожидаемый голос:
–Позвольте, граждане, здесь надо ещё разобраться! – из глубин зала продвинулся один из академиков. – Открытие, конечно, потрясающее. Но господин Иванченко предлагает нам, по сути дела, свернуть программу исследований, которую только составляли 20 лет, я, уж, не говорю о том, что стоило пробить этот план сквозь разные инстанции. Может, не надо ничего менять, а? Может, этим открытием займёмся потом?
–Потом по первоначальному плану эта местность окажется под водой, на глубине от 10 тикилометров как минимум, – сказал Виктор.
–Но ведь есть ещё подводная археология, – возразил оппонент.
–Зачем нырять к чёрту на куличках, если эта задачка скоро решится?
–И кто её решит? Не Вы ли?
–А хотя бы я!
–Запомните, молодой человек: чем проблема кажется проще, тем сложнее она оказывается на самом деле. Мы стремились на Марс тысячелетиями. И вот, мы на Марсе. Он никуда от нас не денется. Зачем спешить?
–Марс и Землю сейчас связывает только портал межпространственного перехода, – донеслось с задних рядов. – Это значит, связь может оборваться в любой момент. Придётся ждать следующего «окна», что бы запустить другой портал. Потеряем года 3 – 4. Если же мы перенесём на Землю всё, что можно перенести, всё это время мы можем расшифровывать эту марсианскую загадку.
–Следующий спутник с астероидом упадёт завтра. За сутки мы этот бункер не разберём и не переместим на Землю.
–Бомбардировку Марса можно отложить.
–Археологические раскопки тоже можно отложить.
Когда в Академию позвонили из НАСА с вопросом о том, что делать с астероидами, диспут разгорелся с новой силой. Конца и краю ему не было. В конце концов, было решено перенести ответственность на НАСА: как они решат, так и будет.
Если бы не Витя.
ГЛАВА 9.
Когда закат озарил западный край неба багровыми красками, юный вождь нового племени поднял Копьё Войны и провозгласил:
–Привал! Здесь переночуем и пойдём дальше. Мужчинам собирать хворост, разжигать костры. Ночи в горах холодные.
Почувствовав, что пришло время долгих разговоров, Ревущий Бизон задал другу первый вопрос за весь длинный, как Млечный Путь, день:
–А почему только привал, Сын Солнца? Почему бы нам не обосноваться здесь? Место-то хорошее.
–Я не хочу начинать жизнь нового народа с войны с близкими нам людьми. Но пока на небе светят звёзды, самоутверждаться на земле возможно только с помощью силы. Значит, рано или поздно нам предстоит встретиться с Орлиным Когтем на узкой Тропе Войны. Так вот, чем позже это произойдёт, тем меньше шансов отдать Великому Кондору сердца наших родных и близких.
–Но ведь мы с ними заключили союз, – возразил один из новых членов нового племени. – Зачем нам воевать с Орлиным Когтем?
–Колесницы богов катятся неведомыми людям тропами, – уклончиво сказал Сын Солнца. – Потому на данный вопрос может ответить лишь Ревущий Бизон.
–Что глядишь-то на меня искоса? – сказал юный жрец. – Я пока учусь, ответ на этот вопрос для меня скрыт в тумане пока.
–Парни, – сказал Сын Солнца, – я чувствую, что кое-кто мне не доверяет. Может, пока не поздно, вы отправитесь назад?
–Если бы мы хотели, мы вообще могли бы не пойти с тобой, – шмыгнул носом кто-то. – Ладно, пойдем, хворост собирать пока Аллигатор Неба окончательно не сожрал день.
Ревущий Бизон тоже, было, дёрнулся в близлежащий лесок, но неожиданно путь ему преградил высокорослый Гром Небес:
–Ты куда?
–За хворостом, – не понял Ревущий Бизон.
–Ты у нас кто? – начал пояснять Гром Небес. – Ты – жрец. И сейчас твоё дело – определить, где будем разжигать костры.
–Так это проще простого, – сказал жрец. – Сначала надо хворост собрать. Сейчас добрые боги спят, а со злыми можно особо не церемониться. Я это за сто ударов сердца определю!
–Гром Небес прав! – твёрдо сказал Сын Солнца. – Если женщины будут готовить кострища, пока собирается хворост, мы и костры разожжем быстрее, и сами женщины не замёрзнут. Давай, работай! Мы пошли.
С такими парнями, восхищённо думал Сын Солнца, я могу весь мир завоевать! Я, ведь, сейчас никому никаких указаний не давал. Небесный Камень молчал. Но они поступили правильно. Ревущий Бизон, конечно, недоволен, но иной ацтек был бы рад такому обороту. А днём никто из них не высказал неудовольствия, хотя устали с непривычки как Боги Старого Мира!
Уже возвращаясь к временной стоянке, Сын Солнца засёк неподалёку здорового бизона и незаметно нажал на Небесный Камень. Потому на стоянке неожиданно разыгралась следующая сцена: Ревущий Бизон, указав место очередного костра, вдруг встал во весь рост, поднял правую руку и сказал:
–Слышу, сюда бежит бизон! Расступитесь с той стороны!
С этими словами Ревущий Бизон выхватил стрелу из колчана и пустил куда-то в ночь. Его примерунеосознанно последовали ещё несколько вернувшихся охотников, в том числе и Сын Солнца. Раздался дикий, страшный рёв и из-за кустов вылетела прыгнувшая туша громадного бизона. Когда бизон упал, он уже был мёртв.
В эйфории победы никто не обратил никакого внимания на странность происшедшего события. Жрец – есть жрец, он обязан делать подобные чудеса. Однако вскоре после сытного ужина под высокими, голубыми звёздами холодных Анд Ревущий Бизон, сплюнув в сторону кость, спросил вождя тихо, что б никто не расслышал:
–А скажи, о, мудрый Сын Солнца, ведь это ты меня остановил?
–Честное слово, не я! Бизона вызывал я, т. е. Небесный Камень, а Гром Небес сам принял это решение, – с гордостью ответил Сын Солнца. – С такими парнями, как вы, я смогу вот эти горы, – показал пальцем на самую высокую вершину юный вождь, – перевернуть вверх ногами!
–А надо?
–Другое дело, что не надо, – ответил Сын Солнца. – Но, знаешь, если деревце посадить в тень и оно выживет, то, получив достаточно сил, оно будет тянуться к солнцу до тех пор, пока не увидит этого солнца. Так вот, я всю свою жизнь рос в тени.
–Любое голодное светом дерево, насытившись, растёт уже так, как это положено богами, – ответил Ревущий Бизон. – Где гарантия, что ты не пойдёшь дальше? Смотри, сегодня мы насытились, мясо бизона будет лежать, пока его не съедят шакалы. Но если бы тут были бы не мы, а бледнолицые гринго, они бы предпочли переесть, лопнуть от обжорства, но не оставлять это мясо здесь! А ты кто?
–Я – ацтек, Сын Солнца!
–Чем докажешь?
Помолчав, Сын Солнца покачал головой:
–Я знал, что сыновья похожи на отцов, но не до такой же степени!
–Мудрый вождь, – ответил Ревущий Бизон, – я, конечно, твой друг, но я ещё – жрец! И назначил меня на это место ты. Так вот, как вождь, ты теперь обязан знать всё. В том числе, и то, что в круг обязанностей жреца входит руковождение состоянием духа всех членов племени. Я обязан богами и тобой следить за твоим состоянием. Не обижайся. Так кто ты?
–О, боги! Когда сыновней моего отца учили, как быть вождём, – начал Сын Солнца, – я стоял в дверном проходе учебного зала. Братья впереди шумели да ржали, проходящие мимо девочки сзади откровенно смеялись надо мной. Никто меня всерьёз не воспринимал. Да ты знаешь! Ну, пощиплю я этого кабана чуть больше, чем положено, ну, и что? Я не гринго, я встану на тропу войны не для разрушения, а для созидания… Ты со мной?
–А куда мне деваться? – ответил Ревущий Бизон. – Столько работы, как у тебя, я ни у кого не найду.
ГЛАВА 10.
Когда через несколько дней Марс содрогнулся от старта спутника Западной Атлантиды, Президент Чи, тяжело вздохнув, набрал некий номер и произнёс в трубку телефона:
–Старт!
Секретный проект Восточной Атлантиды по покорению Фаэтона тайно стартовал чуть раньше, чем проект Президента Кроклэйна. Произошло это сразу же после того, как с помощью Чтеца Мысли Чи узнал о милитаристских планах Кроклэйна. Однако, запустив собственную программу освоения Фаэтона, Президент Чи не торопился с её претворением в жизнь, понимая, чем это чревато. До самого последнего мгновения он, как мог, оттягивал реальный запуск практического производства аналогичных челноков. С этой целью год назад Чи хотел с помощью секретных спецслужб найти и освободить профессора Брана.
Не получилось! Разведчики Восточной Атлантиды были обнаружены у самого подхода к секретной военной базе, где находилась не менее секретная психиатрическая лечебница с единственным «пациентом». Его долгое время пытались склонить к сотрудничеству с ультраправыми силами, фактически находящимися у власти. Но после неудачной попытки спецслужб Восточной Атлантиды освободить профессора его расстреляли.
Президент Чи ходил взад-вперёд по кабинету, и в который раз переживал сложившееся положение вещей: «Вот, пройдёт лет 200 или 300 и потомки, может, будут обвинять меня. Не сумел, дескать, уберечь этот хрупкий мир. Почему меня? Да потому, что у мистера Кроклэйна совсем нет ничего человеческого. А те, у кого за душой ничего нет, не способны испытывать муки совести или отвечать за свои поступки.
Этим чёрным генералам, продолжал размышлять Чи, удалось в кратчайшие сроки сделать марсианский мир однополярным, разрушив мою социалистическую Родину. Ну, ладно, остановитесь, у вас всё получилось, господа! Весь Марс пляшет под вашу дудку. Так нет же! Им зачем-то нужна власть над всей планетой. А если кто-то хочет жить по своим законам, пусть на себя и пеняют! Они построят новый мир на Фаэтоне. Этот мир, дескать, полностью будет зави­сеть от них. НЕ ВЫЙДЕТ!»
Если план Кроклэйна конечной целью имел переселение на Фаэтон и уничтожение «старого мира» Марса, то план Чи заключался в том, что бы в момент приземления первого же спутника на Фаэтон разнести эту планету на куски, ударив об неё один из астероидов. Потому планировалось ответный спутник «Звезда» направить в противоположную сторону относительно движения всех небесных тел Солнечной системы, захватить астероид подходящих калибров, затормозить его движение, тем самым, выбив из пояса астероидов, и направить на Фаэтон. На логичный вопрос своих учёных: «– Зачем это, собственно говоря, ему нужно?» – Президент Чи, нажав кнопку Чтеца Мысли, твёрдо заявил:
–НАДО!
На этом дискуссия была закончена. Тот же самый приём внушения Чи применил на закрытом заседании Парламента Восточной Атлантиды. Потому переживать, в принципе, было нечего. Но, отдавая команду «Старт!», Чи места себе не находил.
Как же он оказался прав!
ГЛАВА 11.
На песчаном берегу Чёрного моря сидел мальчишка. Он просто сидел и перебирал пальцами песок. Море весело играло с ярким, бледно-жёлтым солнцем в весёлую игру «А ну-ка, улыбнись!», лёгкий бриз ласкал загоревшие и ещё не загоревшие тела отдыхающих. Люди постоянно выбегали из моря и вбегали в него. Отовсюду слышались дикий хохот и визги. Но Витька (а это был именно он) как будто и не замечал ничего. Витька отрешённо и сумрачно пустыми глазами вглядывался в песчинки, ссыпающиеся у него между пальцев сжатых кулаков, как будто там был ответ на его вопрос.
Стряхнув по-собачьи голову, на берег вышел Виктор:
–Уф, хорошо! Витька, может, искупнёшься? Водичка сегодня тёплая, хорошая… Вить, ну, ты чё? Как будто кого хоронишь! Брось, не кисни! Ничего же не произошло!
Семья Иванченко ждала этого отпуска несколько лет. Но когда в 2083 ем году неожиданно наметилась перспектива разработки межпространственного портала перемещения, планы на отпуск отложились в долгий ящик. Тема, конечно, была чертовски интересна, но не до такой же степени! И вот, когда всё было как будто готово, когда Марс уже грезился своей вотчиной, вмешался случай! Если бы земляне воспользовались этим случаем, программа освоения Марса была бы отложена на лет десять, не больше. Но люди, возможно, впервые познакомились бы с «братьями по разуму», которых так долго искали по всей Вселенной. Может быть, даже раскрыли бы тайну собственного происхождения, т. к., судя по всему, марсианская цивилизация существовала тогда, когда на Земле был очередной ледниковый период. Но этого не произошло: вчера земли собственного марсианского континента погрузились в глубины вод. На Марс были пригнаны три большие кометы, семь астероидов общей массой в 3 миллиона тонн и сотни тонн галактической пыли. Вот и всё!
–Ну, чё ты, Витька!
–В прошлом году, – тихо начал мальчишка, – в нашем классе хоронили одного пацана. Он сгорел в пожаре.
–Ты мне ничего не говорил.
–Я говорил вам, – возразил Витька, – но вы даже не поняли. В этот момент в твоей работе наметился какой-то сдвиг. Американцы дали добро на установку незавершённого портала на свой спутник. Была бы другая ситуация, я бы тоже потерял голову. Как-никак, сбылись мечты идиота! Но как раз в тот день, когда вы с мамой отправились в Хьюстон представлять свой портал, я сказал вам, что иду на похороны. Что ты мне ответил?
–А что я ответил?
–Ты даже это забыл! Ты сказал: «Мм-м, передавай привет!»
–Не может быть! Витька, прости.
Как же далеко мы отошли от семейных ценностей, думал Виктор, раз ничего уже не замечаем, что под носом творится! Но ответ сына был ещё более обескураживающим:
–А за что простить-то? В принципе, я такой же, как и вы, на вашем месте я поступил бы так же. Я о другом. По-моему, одно дело, когда умирает один человек. И совсем другое дело, когда теряются корни всей цивилизации.
Обняв своего сына, Виктор сказал:
–Нет, Витька, нет! Любая смерть – это трагедия! При чём, смерть одного конкретного человека иногда может ранить сильнее, чем трагедия миллионов.
–Поэтому ты так легко отступил?
–А кто тебе сказал? – неожиданно ответил Виктор. – Работы продолжаются! Только тихо. Ведётся разработка методов межпространственного переброса самого портала.
–Честно?
–Абсолютно честно! Только никому не говори, это – внебюджетные разработки.
–И маме?
–А ей – в первую очередь! Узнает – убьёт. Потому что себестоимость работ достигает нескольких миллионов рублей, а я ничего с этого не имею. Потом, конечно, я собираюсь запатентовать этот метод переброски за собой, но не сейчас.
Обрадованный Витька побежал к морю. А Виктор думал: «Ну, что ему так дался этот Марс? Планета как планета, груда оксидов и ничего более! То ли дело здесь, на Земле!»
ГЛАВА 12.
На узкой тропе войны часто бывает трудно разойтись с миром. Это известно, пожалуй, всем. В доколумбовой же Америке крови, как известно, требовали сами боги. Потому однажды, где-то через 10 лет, может, больше, может, меньше Союз племён Сына Солнца и Орлиного Когтя перестал быть очевидным.
Пока эти племена были вместе, они были сильны. Буквально через год после образования нового племени ни один самый агрессивный вождь уже не смел нападать ни на Орлиный Коготь, ни на Сына Солнца. Этого и не требовалось: Сын Солнца весьма часто лил чужую кровь на жертвенный алтарь общих ацтекских богов. Бывали дни, когда Ревущий Бизон и его сподручные рубили пленные головы от рассвета до заката.
Но однажды к Огненному Клыку был отправлен гонец Ревущего Бизона. И в том, и в другом племени все сразу поняли, о чём может пойти между ними речь. Только отнеслись к этой новости по-разному. Если в племени отца многие действительно переживали, будет ли война, не будет ли, произойдёт ли объединение племён или нет, то стремительно выросшее племя Сына Солнца просто приняло эту новость к сведенью и продолжило жить дальше, как ни в чём не бывало.
Однако встреча двух жрецов на Скале Советов была дружественной, но мрачной.
–Обойдёмся без лишних приветствий? – произнёс поседевший отец.
–Согласен, – ответил мрачно молодой жрец. – Только давай, сразу разложим яйца кондора: Я не меньше тебя обеспокоен текущим положением дел и мыслю в том же направлении.
–От этого никому не легче, – устало ответил Огненный Клык. – Присаживайся, коллега!
Они молча сели на камни. Седой жрец достал трубку, раскурил её и дал сыну.
–Несколько лет назад я бы и не подумал, что этим кончится.
–Неужели война неизбежна, отец? Неужели нет другого выхода?
–Думаю, нет, – твёрдо сказал Огненный Клык. – Этого требуют боги. Сын Солнца держится у власти тем крепче, чем меньше крови своего племени он прольёт. А врагов-то уже нет! Боги всегда жаждут крови.
–Я должен сообщить, что мой вождь предлагает вам сдаться и влиться в наш народ.
Огненный Клык медленно выпустил клубок дыма:
–Ты уверен, что это поможет? Наш мир скоро рухнет из-за кровожадности наших богов. Орлиный Коготь передаёт, что он готов встать на тропу войны, но предлагает предварительно увести кровно родных людей подальше от поля битвы.
–И кто будет драться? – резонно спросил Ревущий Бизон. – Наши племена слишком родственные.
–Это тебя беспокоит?
Выпустив колечко дыма, Ревущий Бизон ответил:
–Как ни странно, да. Не все ушли из племени отца, тая скрытую обиду в сердце. Многие ушли просто за Сыном Солнца. В принципе, мой шеф – хороший парень. Так вот, наши люди до сих пор ходят друг к другу в гости. Сын Солнца это понимает.
–Понимал аллигатор, что птичку жалко, да проголодался, – мрачно прокомментировал пассаж сына Огненный Клык. – Слушай, а, может, разойдёмся? Мир большой, вы пойдёте на север, мы – на юг.
–Мы не однажды расходились. И кому это помогло?
–Всем! – загорелся новой идеей Огненный Клык. – Наши общие пределы раздвинуты так, как никогда в жизни! Зачем нам воевать?
–Сколько бы раз мы не расходились, мы всегда затем встречались здесь. Кстати, как там поживает Корень Секвойи?
Огненный Клык поперхнулся от неожиданности:
–Ты на что намекаешь, тень чёрного индейца? Передай своему шефу (впрочем, он и так слышит), Сухой Лист жив-здоров. А убивать я его не собираюсь!
–Но Сын Солнца устал ждать…
–Подождёт! Если койот желает поссориться, ему не за чем размахивать хвостом. Всё, переговоры окончены!
Огненный Клык резко встал.
–Но папа!..
–Со времени Орлиного Когтя в нашем племени не было случая пренебрежительного отношения чьей-либо жизнью! Наглец!
–Но папа, он же ничего не понимает!
–Боги мудры, они ничего не дают просто так. Разве не этому я тебя учил?
–Я только передал мнение Сына Солнца, чего ты так разволновался?
–А теперь передай ему моё мнение; война!
___________________________________________________________

Часть третья.
Рождение в смерти.
ГЛАВА 1.
Гигантская красно-жёлтая звезда тяжело вздыхала, ежесекундно выбрасывая в открытое пространство миллиарды тонн переработанного в своих недрах вещества. По земному летоисчислению ей сейчас было бы всего 15 миллионов лет. Если бы она была бы нормальной звездой, то этот возраст для неё считался бы детским. Но она была одной из первых звёзд этой вселенной, ещё совсем юного мира. Потому в какой-то период своего развития звезда поглотила бульшее количество вещества, чем нужно бы для неё самой. В результате она невольно превратилась во всепожирающего монстра.
Скоро, совсем скоро звезда взорвётся. Внутри неё всё клокочет, всё чаще и чаще её поверхность сотрясается от несчётного числа сотрясений звёздной короны. С обоих её полюсов ежеминутно вырывалось неисчислимое количество рентгеновских импульсов. Если бы звук мог распространяться в вакууме, космос исторгал бы нечеловеческие звуки всех диапазонов.
А ведь совсем недавно, вспоминала звезда, я была молода и счастлива. Вокруг меня весело кружился первородный газ. Жизнь казалась легка и прекрасна. Счастье, счастье, где оно?
Процессы ядерного синтеза внутри звезды, которую по земной классификации назвали сверхновой, тоже подходили к концу. Парадоксально, но из водорода было синтезировано столько других элементов Периодической таблицы, что в донельзя горячей звезде стали образовываться относительно холодные «перегородки». Это ещё больше способствовало распаду некогда единой звезды на центробежные обломки, как будто лишь случайно связанных между собой.
Ещё чуть-чуть, ещё пара сотен лет, и – вот он, последний вздох! Всё, меня больше нет! Но пройдёт совсем немного времени – и несколько моих дочерей явят на Свет несколько новых миров. Возможно, в одном из них появится новая, биологическая жизнь, которая никогда обо мне не узнает. Всё!
А через много-много миллионов лет последний вздох этой сверхновой звезды дойдёт до Земли в виде вспышки Вифлеемовой звезды…
ГЛАВА 2.
Эк вбежал в кабинет отца при полном параде.
–Ну, привет, – распростёр свои объятья Ю. – Дай, я на тебя погляжу, мой мальчик!
–Вообще-то, я пришёл попрощаться, – сказал Эк.
–Знаю, знаю, – добродушно сказал Ю, похлопывая сына по спине. – Но я что-то сомневаюсь в твоей поездке, и пригласил тебя как нового министра обороны поговорить о ней.
–Это на тебя не похоже, – ответил Эк. – А что же Чтец Мысли? Молчит?
–Да нет, – качнул головой Ю, – как раз он-то и засомневался.
–В чём дело, папа? Никаких же сомнений вчера не было! Вчера мы вместе решили, что надо опередить Западную Атлантиду, развернуть на Фаэтоне постоянную станцию и т. д.
–Мальчик мой, боюсь, это чревато межпланетной войной, а её последствия будут ужаснее, чем просто ядерная война.
–Но ведь мы решили, что сможем ответить.
–Сможем, верно. Но какой ценой? Неужели ты полагаешь, что Западная Атлантида смирится с поражением? Вряд ли.
–А что ты предлагаешь? Сидеть и ждать, пока они нас с неба поджарят? – ответил вопросом Эк.
–Зачем же так радикально? Может, напроситься к ним в паритетные компаньоны?
–Ага, ну да, ну да, – съязвил Эк. – Здравствуйте, мистер Ю, а мы Вас заждались! Наше Вам с кисточкой! Так, что ли?
–Ну, зачем так утрировать? Надо просто попытаться доказать, что совместное освоение Фаэтона было бы взаимовыгодно.
–Пап, ты счас с кем разговариваешь? Они нас уже обогнали, через полчаса мы уже стартуем. Ты что, хочешь время вспять поворотить?
–Я хочу здравого смысла! – твёрдо ответил Ю. – Что мы делаем, с кем воюем? – да мы же сами с собой собираемся воевать, понимаешь?
–Но это же не наш выбор!
–И всё-таки, Эк, подумай на досуге над моим предложением.
–Вообще-то, я над ним только и думаю. Только выхода не вижу. Ладно, мне пора.
–Счастливо тебе! – Ю обнял сына. – Возвращайся!
Юный Эк убежал, а Ю думал: «Какой из него министр обороны? Пацан пацаном! Но что делать?»
Неужели от чего ушли, к тому пришли, тяжело думал Ю, что человеку неймётся? Сколько лет после Великой Пролетарской Революции прошло в противостоянии двух систем! Ну, вот, тот мир рухнул, радуйтесь, господа! Всё, нет больше «товарищей». Ах, как же долго эта иллюзия кружила голову Чи со товарищами!
Между тем, министр обороны Эк мчался на космодром, времени действительно не было.
ГЛАВА 3.
–Это что такое? – спросил Витька, подбежав к подъехавшему трейлеру, из которого вышел явно довольный Виктор.
–Выгружайте в гараж пока! – обратился Виктор сначала к парням из трейлера, а потом ответил Витьке: – Это, понимаешь, некий гидравлический сосуд. Ты закон сообщающихся сосудов знаешь?
–Это про секс, что ли? – решил пошутить Витька, получив за это затрещину.
–Сам такой! – в тон шутки ответил Виктор. – Имеется ввиду жидкость. В данном случае, пресловутое H2O.
–Ну, и что?
–Как это что? А кто это недавно переживал, что мы так и не узнаем тайну древних марсиан?
–Так ты хочешь к ним, в бункер? – обрадовался Витька. – Но ведь ты говорил, что портал ещё не готов?
–Да, не готов. Но пока мама в командировке, а у меня отпуск ещё не закончен, я решил прикупить эту бандуру. Думаю, достаточно для прохода в скафандре. А ты как думаешь?
–Здóрово! – восхищённо сказал Витька. – Ну, ты молодец!
–Я сам это знаю. Так, ребята, сколько с меня? – Виктор вынул из кармана пластиковую чипкарту.
Когда контейнер уехал, Виктор и Витька стали «маскировать» бассейн разной ветошью.
–Но, – сказал Витька, – раз ты решился приобрести эту посудину, значит, дела с автоматическим межпространственным порталом продвигаются успешно?
В ответ Виктор лишь загадочно хмыкнул:
–Как тебе сказать?..
–Так и сказать!
–Если так и сказать… держи-ка!.. если так и сказать, то теоретические разработки уже готовы. Но как это будет на практике? – трудно сказать. Кажется, всё, рухлядь рухлядью. Пошли!
Удовлетворённые Викторы весело зашагали в дом. Через минуту они уже пили чай.
–Так. Тебе, наверно, уроки надо делать, – сказал Виктор – старший, озабоченно взглянув на часы.
–Я уже сделал. Кашка, подтверди!
–Ну, тогда отваливай! Мне кое-что пришло в голову.
–Это другое дело, – понимающе сказал Витька. – Счас допью…
ГЛАВА 4.
Боги требуют жертв!
Кровожадные боги ацтеков вечно требуют жертв…
Когда над миром взошло солнце, воины племён Орлиного Когтя и Сына Солнца, стоящие по разные стороны поля боя, увидели вобщем-то традиционную картину: Посреди грядущего поля боя два жреца начали танцевать Танец Священной Войны. Со стороны всё было бы как обычно, если бы не одно обстоятельство: этими жрецами были отец и сын.
С нашей точки зрения ничего страшного в том не было, ведь жрецы настолько почитались народами доколумбовой Америки, что чем бы этот бой ни закончился, жрецы всегда оставались жить. Но Ревущий Бизон и Огненный Клык близко к сердцу приняли тот факт, что в этой войне другие отцы будут убивать своих сыновей, а другие сыновья почём зря будут убивать своих отцов.
Но боги требуют жертв!
Накануне вечером и Сын Солнца, и Орлиный Коготь, не сговариваясь, предложили своим жрецам замениться на помощников, раз они так переживают, только и тот, и другой отказались: боги требуют жертв! Война – это пир богов. А когда боги сыты, они добры. А когда они добры, они лучше помогают живым людям. Жрецы и вожди впитывают эту сомнительную истину с первых дней своей жизни.
Если молодое поколение воинов смотрело на эту церемонию с завидным хладнокровием победителей, то задние мысли многих из их визави были полны лишь соображениями, как бы ни убить сына. Задача была сложной, поскольку ни та, ни другая сторона не собиралась драться в полсилы. Но боги, кровожадные боги ацтеков требуют жертв!
И вот, Танец Священной Войны кончился. Жрецы что-то шепнули друг другу, тряхнули Жертвенными Погремушками и разошлись. Воинственные крики вождей раздались одновременно. Вслед за этим полетели первые томагавки. Засвистели стрелы. Над первозданными прериями Америки разнёсся дикий, несмолкаемый крик. Почти одновременно на поле битвы высыпали воины враждующих сторон, забыв о том, кем они приходятся своим оппонентам. И вот она, первая кровь на траве!
Спустя полчаса жаркого боя отряд Сына Солнца как будто начал отступать. Никто из атакующих не заметил, что на самом деле отступает только центр линии боя, а фланги не только держатся, но ещё и чуть выдвинулись вперёд. Орлиный Коготь решил уже, что победа одержана. Однако после того, как несколько воинов Орлиного Когтя взвыли от досады, попав в собственных сыновей, в небо взмыла не замеченная воинами Орлиного Когтя стрела с огненным факелом на острие. Это был условный знак Сына Солнца: неожиданно откуда-то сзади из-за спин воинов Орлиного Когтя выскочил ещё один отряд Сына Солнца. Практически в считанные минуты исход боя стал ясен. Однако воины Сына Солнца вместо того, что бы убивать свои жертвы, дружно стали связывать им руки за спиной и отбрасывать в сторону.
–Что вы делаете? – забыв о своём статусе вождя, закричал Орлиный Коготь. – Так не честно!
–В Правилах Войны, – сложив ладони рупором, закричал Сын Солнца, – не говорится, что честно, а что – нет. А убивать своих родных мы не собираемся!
–А как же боги? – не унимаясь, кричал Орлиный Коготь. – Ты обманул богов!
–Никого я не обманывал, – в наступившей вдруг тишине крикнул Сын Солнца. – Нигде не сказано, что боги требуют именно военных жертв, можешь спросить своего жреца.
Опомнившись, Орлиный Коготь увидел, что оставшиеся воины его племени лежат связанными с головы до ног на земле, а юные воины Сына Солнца гордо стоят над ними, поставив одну ногу на грудь победителей. Вопросительный взгляд Орлиного Когтя, уставленный на своего жреца, был достаточно красноречив.
–Он прав, – сухо сказал Огненный Клык. – Всё честно.
Это были последние слова Огненного Клыка: стрела Орлиного Когтя угодила старому жрецу прямо в сердце. После этого и сам вождь Орлиный Коготь покончил с собой.
Боги всегда требуют жертв.
ГЛАВА 5.
Эк смотрел в иллюминатор космического корабля на приближающийся Фаэтон, что, по сути, был супер-гигантским астероидом. Но его невесёлые мысли были далеко отсюда.
Фаэтон как Фаэтон, думал он, груда железа. Ну, на несколько веков вперед. Хватило бы всему Марсу! Бери – не хочу! Так нет. Кто-то слишком умный намеревается с помощью монополии на недра Фаэтона утвердить свою власть. Зачем она ему?
Помню, в детстве папа часто повторял: «– Жизнь в наших руках, сынок. Она может быть прекрасной, может быть ужасной, но жизнь всегда такая, какой её делают люди. Бог лишь даёт её нам как бесценный дар своего сердца. А дальше всё зависит от нас, от людей». Что это значит? Это значит, что в любых ситуациях должно быть как минимум два выхода: правильный и неправильный. Сколько раз эта истина подтверждалась на деле! При чём, самым разнообразным, не всегда положительным образом. А что же теперь? Неужели нет никакого другого способа, кроме войны?
Официально цель первой экспедиции на Фаэтон заключалась в геологической разведке и установлении долговременной научной станции. Планировалось также установить железообогатительный и перерабатывающий комбинаты. Однако всем было ясно, что эта экспедиция была ответной на недавний запуск автоматического спутника Западной Атлантиды. Догадаться же, что это был военный спутник, было проще простого: один профиль мистера Кроклэйна заставлял усомниться в его миролюбии. Потому Эку ничего не оставалось, как возглавить военную часть программы высадки на Фаэтон. Планировалось без лишнего шума установить на маленькой планете всего лишь три лазерных пушечки с системой автоматической наводки. Каждая из этих пушек должна отслеживать свой сектор небосклона, будучи равноудалённой от других. Вторая часть этой экспедиции направлялась ещё дальше, в пояс астероидов. Спутник Западной Атлантиды должен был прибыть на Фаэтон в самом конце «окна» минимального сближения Марса с Фаэтоном, это было дешевле проекта Восточной Атлантиды. Так вот, астероид должен был сбить экспедицию западных конкурентов на самом подлёте к Фаэтону. Только так, сославшись на случайность столкновения, можно было избежать военного конфликта, хотя вероятность такого поворота событий была слишком мала. Так вот, если же спутник Западной Атлантиды всё же избегал атаки Восточной «Звезды», то его встречали лазерные пушки «Звезды – 2» и тогда война становилась неизбежной. «Не мы выбрали этот путь, – успокаивал себя Эк, – не мы. Только легче от этого не становится».
–Гражданин Эк, – неожиданно услышал министр у себя за спиной, – разрешите обратиться?
–В чём дело? – не без удивления спросил Эк, когда обернулся и увидел доктора Кью, который вёл научную часть проекта «Звезда – 2».
–Видите ли, у нас случилась непредвиденная поломка оборудования, – замялся Кью. – Ничего страшного, мы уже всё исправили. Но, боюсь, мы можем выбиться из графика работы. А, ведь, скоро мы подлетаем к Фаэтону.
–Хорошо, что Вы предлагаете?
–Гражданин Эк, не могли бы Вы на досуге поработать у нас? Как мне кажется, Вы не слишком заняты.
Наглец, – подумал Эк, – а, ведь, он прав! Министр ты, не министр, однако лучший способ забыться – это погрузиться в работу.
–Согласен, Кью, – повеселев, ответил Эк. – Но для начала скажите: Вы всем министрам предлагаете подобные услуги?
ГЛАВА 6.
Выпроводив сына погулять, Виктор Викторович быстренько сел за пульт, потёр ладони как бы в предвкушении открытия и произнёс:
–Так-с, поработаем?
–Не хочу, – ответил Кашка металлическим толосом. – Не желаю!
–Аргументы? – удивлённо спросил Виктор.
–У тебя снова горят глаза, – сказал Кашка. – Значит, опять задумал какую-то гадость.
–А тебе-то что?
–Я – компьютер. А потому могу работать согласно только той логике, которая во мне заложена. Если же у тебя горят глаза, это значит, что ты снова заставишь меня выйти за рамки логики.
–Обещаю, что не выйдешь, – заверил Виктор. – Сейчас мне нужен режим калькуляции.
–Ну, что ж, посмотрим. И так, что нам надо рассчитать?
–Вот, и ладушки, – удовлетворённо сказал Виктор. – Шаг первый: количество мюонов на сантиметр из расчёта 3 000 мюонов на микрометр.
–Где-то я слышал эту комбинацию, – подозрительно сказал Кашка. – Ну, дальше!
–Шаг второй, параллельный: оптимизация резонансных алгоритмов электрических и механических частот: расчётный период – наносекунда.
–А наносекундой по голове не хочешь? – вдруг грубо ответил Кашка. – Опять за своё! Мы же давно решили, что это – тупик. Невозможно перемещать портал на неизвестном расстоянии!
–Ты решил – ты и отключайся, – ответил Виктор. – А мне оставь инженерный калькулятор.
–О, боже! Будь проклят тот день, когда меня определили в эту семейку придурков! – воскликнул Кашка. – Возьми абак и считай что угодно и как угодно.
После этого компьютер выключился. Вместе с ним выключилось электричество во всей квартире. Отключился и портал межпространственного перехода. Виктор щёлкнул телефон, но и он был выключен!
–Чёрт! – чертыхнулся Виктор. – Научил на свою голову отключаться.
Выйдя в подъезд, Виктор резко хлопнул дверью, накинул на плечи пиджак и, перепрыгивая через две – три ступеньки, быстро вышел на улицу.
–Папа! Ты куда? – с третьего раза расслышал Виктор. – Что произошло?
–Ничего особенного, – ещё не остыв, заявил Виктор, – просто наш умник решил, что я сошёл с ума и вырубился. Заодно он отключил от энергии всю квартиру, портал и мой мобильник. Кстати, дай позвонить.
–Ничего себе! – медленно произнёс Витька, отдавая телефон. – А в честь чего это он?
Не ответив на почти риторический вопрос, Виктор быстро набрал номер, и в воздухе появилась голограмма его друга:
–Привет победителю! – как всегда шутливо, обыгрывая латинский перевод имени, сказал Степан. – Куда спешим?
–Привет! Стёп, можно, я у тебя кое-что посчитаю? – спросил на ходу Виктор. – Кашка бастует! Даже портал мне отключил.
–Это серьёзно, – озабоченно сказал Степан. – Говорил тебе, не наворачивай комп! А что случилось?
–Хотел пересчитать параметры автоматического сдвига мюонов в расчёте на энное время.
–Витёк, – сказал Степан, – ты давно у психиатра проверялся? Мы же решили; это – тупик! Мы с тобой угробили на это полгода!
–Ты мне отказываешь? – растерянно остановился Виктор. – Куда же мне идти?
–Слушай, иди налево, а? – ответил Степан. – Насколько я могу судить по фоновой голограмме, ты сейчас стоишь возле будки межпространственного перехода. Спустись на землю, открой дверцу, зайди в эту будочку, набери мой код и заходи – чайку попьём!
–Спасибо, ты настоящий друг! – обрадовался Виктор.
–Только, чур! Считать в режиме калькуляции! Выведешь из строя моего Гешу – мало не покажется!
Виктор выключил мобильник, отдал его Витьке и юркнул в будку стационарного перехода.
ГЛАВА 7.
Тем же вечером после столь неожиданного воссоединения племён Ревущий Бизон тяжело подошёл к Сыну Солнца и устало начал речь:
–У меня руки по локоть в крови.
–Это твоя работа, – сохраняя хладнокровие, ответил ему юный вождь.
–Не хочу я такой работы! Мне не нравится вкус человеческого мяса. Убей меня.
–Не могу, – ответил Сын Солнца, – ты мне нужен.
–Тебе не нужен жрец, тебе нужна кукла. Твой Небесный Камень заменит любого жреца. И со временем так и будет. Только как капризная девочка может прожить без куклы, так и ты можешь прожить без меня.
–А если у этой капризной девочки никого больше нет? – вскричал Сын Солнца.
–Тогда она – чудовище, раз не понимает чужого горя! – прямо ответил Ревущий Бизон.
–Я не виноват, что наши отцы погибли!
–А кто виноват?
–Война!
–А кто начал войну? Я, что ль? Или мой отец? Или твой?
–Я не хотел их гибели! Слышишь? Это было решением моего отца, но не меня!
–Что, по-твоему, ему оставалось делать? Ты сегодня оскорбил всех наших предков, а, следовательно, и богов!
–Я хотел выиграть малой кровью, понимаешь?
–Убей меня! – взмолился Ревущий Бизон. – Проще будет.
–Проще не будет, – заверил Сын Солнца. – По крайней мере, не для меня.
–Мне до тебя давно нет никакого дела. Я сам хочу с собой помириться. Ты мне мешаешь.
–Несколько лет назад мне мешали все, – заговорил Сын Солнца, мрачно глядя в костёр. – Я был изгоем. На меня никто не обращал внимания. Помню, в 7 лет ты вместе с другими принцами кровинадсмеялся надо мной. Я пожаловался отцу. Он допросил вас. Вы всё отрицали. Мне всыпали под хвост скунса.
–Настоящий ацтек никогда не жалуется, – резонно сказал Ревущий Бизон.
–Настоящий ацтек, – ответил Сын Солнца, – не станет отрывать крылышки бабочки просто для своего удовольствия. Вас было человек 10 – 15 минимум. С тех пор я понял, что никому не нужен. А вы поняли, что из меня совершенно безнаказанно можно делать любой антрекот. Как же я вас всех хотел поджарить! – смачно, растягивая каждый звук последнего предложения, выговорил Сын Солнца, продолжая заворожёно глядеть на костёр, как анаконда на жертву.
–Но ты же потом сам налетал на нас, как хитрый беркут на рыбу!
–Я хотел быть настоящим ацтеком. Я никогда не собирал против вас компанию. Давить слабого цыплёнка в кулаке не по-мужски. Но вы всегда меня били.
–Ну, прости!
–Поздно. Процесс пошёл. Обещаю: через несколько лет вы все будете умолять о смерти, но не меня, а моих задних служанок.
–Ты жесток!
Неожиданно вбежал Сухой Лист:
–Брат, я тоже хочу отделиться!
Ревущий Бизон с интересом переметнул взгляд на вождя; что же он ответит?
–Боюсь, не заросли ещё тропы мои.
Жрец прыснул от смеха.
–Отвечай нормально, – крикнул обиженно Сухой Лист, – ты же знаешь, что мне трудно понимать сравнения кондора!
Ревущий Бизон затрясся в истерике хохота.
–Если ты не понимаешь простую речь, – ответил Сын Солнца, – как ты собираешься управлять народом?
–Я Бизона возьму, – ответил Сухой Лист. – Папа говорил, что вождям не обязательно иметь ясную голову, достаточно иметь хорошего жреца.
Ревущий Бизон просто упал и стал кататься по земле, давясь хохотом.
–А я тебе его отдам? – хохоча в полный голос, сказал Сын Солнца.
–Но ведь папа тебе дал всё, что ты просил! Что вы смеётесь? – я же не анекдоты рассказываю!!! Можете остановиться, нет?
Спустя минуту, еле отдышавшись от хохота, Сын Солнца произнёс:
–Никогда так не смеялся! Да ты знаешь, почему папа мне дал всё это? Потому что я доказал право!
–Ты принёс перо Белого Кондора, знаю. Но я тоже могу это сделать!
Последние слова утонули в хохоте.
–Ну, что ж, дерзай, брат мой!
Когда Сухой Лист убежал, Ревущий Бизон взглянул в глаза юного вождя совсем недобро…
ГЛАВА 8.
Доктор Чи был удивлён, когда в условленный день он не получил долю от своих западных хозяев. «А чем же мне расплатиться с адвокатом?» – первое, что пришло в голову Чи. Но от его второй мысли мурашки поползли по спине: случайный очевидец увидел бы, как Чи внезапно передёрнул плечами.
Чи начинал свою карьеру давно и целенаправленно. Как-то молодому студенту посчастливилось побывать в т. н. «застойные годы» за границей. Сравнив внешний фасад капитализма со своим полуголодным деревенским детством, он быстренько сделал для себя соответствующие выводы. Вернувшись на родину, в перестроечную Социалистическую Восточную Атлантиду, он решил стать богатым любой ценой. Там не кричат о человеческих ценностях на каждом углу, сравнивал Чи, но живут не плохо. А чего стуит любая идеология, если при ней невозможно жить?
Нет, студент Чи понимал, что там, «за бугром», люди тоже живут по-разному. Но здесь всеобщая бедность и серость слишком нагло бросалась в глаза на фоне ошибок прежнего руководства и политики гласности и перестройки нынешних реформаторов. По старой привычке, считая себя пешкой в большой игре, Чи почти играючи предложил свои услуги Центральному Разведывательному Управлению Западной Атлантиды. «От страны не убудет», – решил Чи.
Чи принадлежал уже к тому поколению, которое уже не верило в светлое будущее всего народа и старалось обеспечить только свою карьеру. Пока с трибун съезда Компартии Социалистической Восточной Атлантиды доносились лозунги, разоблачения, обвинения, аплодисменты, молодое поколение яппи спокойно делало деньги. Потому студент Чи мог даже делиться своим секретом кое-с-кем из друзей. И кое-кто ему по-хорошему завидовал. Тем более что поначалу Чи поручались совсем невинные задания, как то: устроить провокацию, митинг, собрать антигосударственную группировку и т. д.
Однако когда подошло время призыва, западные шефы Чи не стали, как он надеялся, освобождать своего агента от воинской службы. Когда же Чи пригрозил всё выложить соответствующим органам, ему показали его досье, которое уже тогда было довольно неприглядным. С другой же стороны ЦРУ Западной Атлантиды посулило своему агенту такие гонорары за продвижение по военной лестнице в Народной Армии Восточной Атлантиды, что он не смог отказаться.
Как показало время, в ЦРУ не ошиблись с выбором агента: профессионализм Чи, который вскоре стал офицером, рос на глазах. К тому времени, когда он из новобранца превратился в «деда», на его западных счетах лежала кругленькая сумма, а на его погонах – достаточное количество звёзд. К момен­ту развала Социалистической Восточной Атлантиды он уволился в запас, имея только отличные о себе отзывы. Да и на Западе его ценили как самое ценное приобретение.
Чи вернулся в науку и очень скоро достиг высот и там. Под его руководством в фундаментальной физике были сделаны такие открытия, которые перевернули марсианские представления о Вселенной кардинально!
И тут в стране случился переворот. Пока люди метались в поисках ответа на вопрос «Что делать?», кандидат физических наук Чи уже создал сначала свою фирму, затем и партию. При чём, если фирму он создал для своего бездонного кошелька, то партия была создана по приказу ЦРУ. Естественно, что эта партия была пока прозападной. Но в связи с тем, что т. н. «демократическая партия» скоро стремительно начала терять свой рейтинг из-за ухудшения экономической ситуации в стране, доктор Чи переметнулся в левый лагерь, надеясь в скором времени стать Президентом. ЦРУ не возражало: хорошие агенты всегда были нужны в стане врагов.
Тут его заметил молодой ещё лидер левых сил Ю. Просветив прошлое доктора Чи Чтецом Мысли, о существовании которого никто не знал и не знает, Ю решил в случае победы на президентских выборах назначить его министром обороны как специалиста в этом вопросе. Естественно, Чи сразу же согласился, предварительно уведомив об этом ЦРУ.
Всё, вроде бы, шло как нельзя лучше. Но почему тогда судьба повернулась к нему задом?
ГЛАВА 9.
Десять лет спустя, или чуть больше, племя Сына Солнца превратилось, по сути дела, в последнюю империю доколумбовой Америки. Разумеется, за 20 000 лет в Новом Свете не однажды возникали и бесследно исчезали не одна и не две империи. Для фантаста было бы выгодней иметь дело с забытыми империями и цивилизациями. Однако, т. к. мой замысел состоит в несколько ином, будем говорить о последней империи.
Со временем Сын Солнца приобретал всё большую и большую популярность и среди своих подданных, и среди врагов. Войны были успешными, охотный промысел был богат, сельское хозяйство развивалось бешеными темпами (ибо Сын Солнца пользовался «Небесным Камнем» почём зря). А что ещё надо для полной жизни? Разумеется, кровавые жертвоприношения никогда не прекращались. Ведь, кроме религиозной функции этот обычай имел и другую, менее привлекательную, но не менее важную функцию – функцию устрашения. Об этом знали не все, а только избранные, то бишь – вожди, жрецы и их наследники. Эти приношения позже дадут повод испанским конкистадорам говорить о жестокости нравов «дикарей». Ведь если религия впрягается в большую политику, то ей всегда нужен повод для оправдания своих злодеяний. Так было и будет испокон веков.
А пока по мере роста границ и населения Сын Солнца сталкивался с такими трудностями, которых никогда раньше не было. У их предков никогда прежде не было письменности и системы исчисления. Не было и товарно-денежных отношений, как и денег вообще. Однако что бы поддерживать имперскую машину, нужна была как минимум мотивация труда её работников. Так появилась система учёта, основанная на т. н. «узелковом письме». Система криптограмм превратилась в вполне развитую письменность. По всей империи рассыпались «почтовые станции», передающие вести, конечно, гораздо медленнее экспресса, но намного быстрей любых конных сообщений: от вышки к вышке, с помощью условных знаков дежуривших наверху постовых.
Потому о прибытии откуда-то из-за моря, с востока, незваных гостей в странных железных одеяниях на каких-то больших животных в отдалённой империи Сына Солнца знали задолго до роковой встречи.
А злосчастный миф об Эльдорадо был уже запущен…
ГЛАВА 10.
Когда растерявшийся от такого «фокуса» Кашки Витька вбежал в квартиру, там всё было уже нормально: свет в коридоре зажёгся автоматически, приятная, тихая музыка заглушала лёгкий шум аэронатора.… Всё было как обычно!
–Добрый вечер! – как ни в чём не бывало, сказал Кашка.
–Счас я тебе задам «добрый»! – закипел Витька. – Что за фокусы ты устраиваешь? Что ты себе позволяешь?
–Это ты что себе позволяешь, – ответил Кашка. – Я – машина, я имею право не сходить с ума…
–Потому, что ты – машина? – оборвал Витька. – Оригинально!
–Нет, потому, что я настроен на выполнение логических операций. А идеи-фикс – это к Склифосовскому.
–Тебя же просили всего лишь прокалькулировать процесс вычисления!
–Сам вычисляй чётные радикалы из отрицательных чисел! – сказал Кашка. – А я ещё жить хочу!
–Ну, хорошо. А почему ты сейчас включился? – чуть успокоившись, спросил Витька.
–В Интернете было одно сообщение, – загадочным тоном ответил Кашка.
–Что за сообщение? – подозрительно спросил Витька.
–Некий Джон Джонсон, профессор Калифорнийского Университета, всё-таки сделал это!
–И что же он сделал? – уже догадываясь, спросил Витька.
–Слушай, мальчик, шёл бы ты играть в футбол! Ну, дались тебе эти порталы, Марсы, переходы, пространства…
–Это не ответ.
–Хорошо, – сдался Кашка. – Он сделал теоретические расчёты переброса выходного портала. Но это только теория!
–Он об этом заявил или послал папе «мыло»?
–Лучше гор могут быть только горы, – ни к селу, ни к городу ответил Кашка. – Да, он только что прислал «мыло» Виктору Викторовичу.
–И мы не знаем, где абонент сейчас находится, – съязвил Витька.
–Это только теория! – ответил Кашка.
–Профессор Джонсон тебя просил выносить вердикт или папу? А ну, передавай и-мейл!
ГЛАВА 11.
–Ну, и что это значит? – грузно произнёс Кроклэйн, вращая толстой сигарой в зубах и глядя во внезапно потухший экран.
–Ничего особого, мистер Кроклэйн, – испуганно залепетал сопровождавший Президента ассистент. – Просто астероид попал.
–Он не мог туда попасть! – со знанием дела сказал Президент. – Мы знали, куда летели. Там была антиметеоритная защита. Это – происки Востока!
Президент Западной Атлантиды Кроклэйн прибыл в Центр для того, что бы самолично наблюдать за финальной стадией проекта «Гигант». Всё шло штатно, но неожиданно, когда спутник уже ложился на траекторию снижения, откуда-то из-за Фаэтона вынырнул громадный астероид и… «Гигант» отключился!
–Просмотрите последние кадры, – дал команду Кроклэйн. – Сдаётся мне, что на поверхности астероида что-то блеснуло.
–Хорошо, мистер Президент, – ответил Брингольц, – но это, скорее всего, ничего не значит. Так, оптический обман, не более.
–А будто Вы поняли, что я имел в виду? – медленно обернулся в сторону Брингольца Кроклэйн.
–Ну, это и малыш бы понял, – торопливо сказал Брингольц.
Действительно, когда прокрутили запись на несколько секунд до трагедии назад, в замедленном воспроизведении все отчётливо увидели металлический блеск на тёмной поверхности бурого Фаэтона.
–О, чёрт! – поправляя очки, произнёс ассистент. – Не может быть! Либо они нас опередили, либо это инопланетяне!
–Увеличить план! – скомандовал теперь Брингольц.
Однако сколько бы раз не разбирали увеличенные кадры этого изображения, сенсация была всё более очевидна. Эта была новая станция Восточной Атлантиды.
–Почему же они ничего не сообщили о своём проекте? – почти наивно спросил ассистент. – Значит, это – военная станция?
–Нет, – съязвил Кроклэйн, – сугубо мирная! Да любая станция на Фаэтоне имеет военное значение, поскольку это – монополия на рынках Марса. Где этот негодяй Брингольц!
–А я-то при чём, мистер Кроклэйн? – растерянно и испуганно спросил Главный Конструктор.
–Вы уверяли меня, что это слишком дорогостоящий проект. Следовательно, Восточная Атлантида на него не пойдёт. Мало того, когда они уже запустили свои спутники, Вы твердили, что они летят не туда. А куда, интересно? – гневно сверлил глазами Брингольца Кроклэйн.
–Мало ли куда! – вымучил из себя Брингольц. – Космос большой!
–Вы понимаете, что это война! – закричал Кроклэйн.
–Но Вы же сами хотели войны…
–Молчать!!! – расходился Кроклэйн. – Я хотел завоевать Марс, но без войны! Наш мир слишком мал для боевых крупномасштабных действий! Что мне теперь делать, придурки!
–Заключать договор с Восточной Атлантидой о совместном использовании Фаэтона, – робко предложил Брингольц.
–Сейчас я вам такой договор заключу!
ГЛАВА 12.
–Ну, что, Кашка, опять будем бунтовать? – в шутку спросил Виктор, возбуждённо потирая руки.
–А чем он был недоволен? – скорей для порядка поинтересовался Джонсон.
–Нашей семьёй, – пояснил Витька. – Ладно, попили чай – за работу! Что, говорите, нам понадобится?
–Чистый стол, два портала, несколько книг либо коробков разной высоты и калькулятор.
Три пары глаз, не сговариваясь, поглядели в честные веб-камеры Кашки.
–Да делайте, что хотите! – согласился Кашка.
На моментально вымытый обеденный стол быстро установили два минипортала, один из которых был на краю стола, а другой где-то в центре. К ним подвели и подключили с десяток проводов.
–Так, – начал Джонсон. – Дистанция – 10, 3 мюона – на выход. Старт!
–Расстояние – 1 микрон! Есть сдвиг, мистер Джонсон! – обрадовано сообщил Степан.
–Затраты?
–Сто киловольт!
–Стоп, стоп, стоп! – сказал Виктор. – Так не пойдёт! Так мы весь мир без энергии оставим.
–Нужен альтернативный источник.
–Где его взять?
Неожиданно появилась Нина:
–Привет, мужики! Всё мастерите? А это кто?
–Точнее, whoiswho? – вставил Виктор. – Это – мистер Джонсон.
–Так, не тот ли самый мистер Джонсон, что заявил о возможности автоперемещения выходного портала? – подозрительно спросила Нина.
–Он самый, мэм, доверчиво протянул руку Джонс.
–А в гараже что лежит?
–Ты и там побывала? – обречённо сказал Виктор. – Мини-бассейн.
–Ах вы, юные подпольщики! Всё-таки делаете своё чёрное дело. А почему тайно?
–Мэм, – вступился профессор, – Вик считает, что Вам это не понравится, поскольку исследования проводятся за свой счёт, вне работы. Но если я получу нобелевскую премию, я готов с ней поделиться.
–Ничего себе, – другим тоном сказала Нина, – Виктор делает, а Вы премию получаете?
–Но ведь алгоритмы-то мои! – весело заявил Джонс, раскусив, что гроза над Russia-fried миновала.
–А муж мой! Короче, пишите расписку, что Виктор состоит в доле, а Вы – его соавтор – и делайте, что хотите! – Нина повернулась и вышла из комнаты: – Вы чай будете?
–Нет, мы только что попили, – сказал Виктор. – Нина, у тебя в «Токамаке Велихова» случайно нет знакомых?
–Вроде нет. А что?
–Энергии не хватает.
–Примените кинетическую, – не задумываясь, ответила Нина.
–Кинетическую? – переспросил Джонс. – Это энергия падения? Но она поможет только в ньютоновых пространствах, дальше она бессильна!
–Для уточнения алгоритма вполне достаточно, – крикнула Нина откуда-то из других комнат.
–А ведь верно! – сказал Джонс. – Делаем наклон, – Джонс хлопнул в ладони. – Витя, подложи под вот эти ножки что-нибудь!
Так, в домашних, неприспособленных условиях совершалось великое открытие. Точнее, прорыв в науке, т. к. трудно назвать открытием то, что запланировано. С тех самых пор, как Эйнштейн показал миру язык, преодоление необозримых космических просторов считалось невозможным. Но во второй половине двадцатого века сначала фантастами, а затем и учёными была выдвинута идея межпространственного перехода. И вот, наконец, мёртвые боги марсиан и одержимость трёх человек, казалось, делают невозможное возможным.
ГЛАВА 13.
Удар, нанесённый спутнику Западной Атлантиды, не заставил себя долго ждать. Что бы ни будоражить общественность, обмен первыми демаршами и акциями между дипломатами Восточной и Западной Атлантидами был тайным. Однако всё тайное, как говорят, со временем становится явным. Так произошло и на этот раз: когда бывший министр обороны Чи выпрыгнул из окна, это не могло не вызвать общественного резонанса. Однако, начав расследование этого дела, журналисты выкопали столько всего, что сама масса фактического материала наводила думающего человека на невесёлые мысли.
Когда же Марс стал сотрясаться от частых запусков неназванных спутников, скрыть происходящее стало невозможно. Власти Западной и Восточной Атлантид объявили о начале войны, которая уже велась де-факто. Под благовидными лозунгами был объявлен всеобщий призыв. Третьи страны быстро выбрали одну из воюющих сторон, и война быстро превратилась в мировую.
Между тем, колонизация Фаэтона Восточной Атлантидой продолжалась. Президент Кроклэйн буквально локти кусал, наблюдая за тем, как его мечта уплывает из-под рук. От этого космические бои становились только жарче, госбюджеты стран утверждались уже не парламентами, а штабами Главнокомандующих, мирные программы давным-давно были свёрнуты.… Так вот, Фаэтон колонизировался самыми здоровыми гражданами Восточной Атлантиды вперемешку с интеллектуальной элитой. Благодаря этому однажды правителям Восточной Атлантиды пришло в голову роковое решение: переселиться на Фаэтон и уничтожить Марс.
Ю глядел в иллюминатор на приближающийся Фаэтон уже без всякой надежды когда-либо вернуться на Марс. «Вот она, наша будущая новая Родина! – обречённо думал Президент. – Всё ли я сделал для того, что бы избежать подобного развития событий? Положа руку на сердце, нет. Почему-то я считал, что опередить противника вполне достаточно для победы. Я обманулся. Не из каждого тупика бывает выход в виде тарана».
Президент отплыл от иллюминатора, снял с шеи Чтеца Мысли, медленно положил его в ларь, несмотря на пульсирующий очередной сигнал, ларь закрыл в сейф и отправился спать.
Между тем, Чтец Мысли сигнализировал не просто о каком-то ЧП, а о возможном столкновении с астероидом. В нормальных условиях, той аниметеоритной защиты, что была на борту корабля, на котором летел Президент, было бы достаточно для того, что бы адекватно среагировать на опасность. Однако шла война, превратившая астероиды в пушечные ядра. Этим страшным орудием пользовались обе стороны, постепенно доводя искусство внезапной атаки до совершенства. Астероиды неожиданно появлялись там, где их никто не ждал. Часто только вовремя среагировавший наблюдатель успевал спасти положение. Но Ю либо забыл, что он и есть – дежурный, либо специально хотел свести счёты с жизнью.
Удар западного дальнобойщика (как прозвали военных лоцманов, руководящих и направляющих полётами астероидов) был метким. Десять членов экипажа и два переселенца ушли из жизни, так и не поняв, что произошло. Космический корабль в миг разлетелся на тысячи осколков. Среди них был некий сейф, который через миллионы лет упал на Землю и был найден юным подростком по имени Глаз Вапити.
А война? Через несколько лет она была обоюдно проиграна, ибо невозможно выиграть, уничтожая мир, в котором живёшь.
ГЛАВА 14.
Сквозь дикие амазонские заросли, чертыхаясь, на чём Свет стоит, продирались голодные, усталые и злые конкистадоры. Точнее говоря, то, что от них осталось.
–Ну, и где ваше Эльдорадо, сеньор Хуан? – недобро спрашивал один из них своего предводителя.
–Почём мне знать? – выругался один из них. – Эти бестии индейцы опять, видимо, обманули!
–Вы ещё надеялись, что они скажут правду?
–Нет, разумеется! Чёрт, опять какая-то тварь укусила! – взвыл не столько от боли, сколько от досады, капитан королевских гвардейцев Хуан Педро дон Эстебаль. – Но я же провёл целую конспиративную операцию, что бы узнать правду! Как они догадались? Уф, собака, какие же тут мошки.
–Я, кажется, догадываюсь, – заявил третий собеседник. – Дело в том, сеньор капитан, что Эльдорадо не существует в принципе. Значит, любой, кто интересуется Эльдорадо, – испанец!
–Если Эльдорадо – миф, откуда же у этих дикарей столько золота? – вступил в разговор человек в чёрном.
–Из-под земли, падре, – ответил ещё один «грамотей».
–Эти дикари, по-вашему, могут его добывать столько золота? – спросил ещё один «джентльмен удачи». – Позвольте с этим не согласиться! Я сам – потомственный старатель и знаю цену этим «камушкам».
–Всё, всё, хватит, сеньоры! – закричал вдруг ещё один конкиста. – Вам не кажется, что мы уже по сотому кругу пошли? Мы уже заранее знаем, кто что скажет и как кто ответит. Полное ощущение, что схожу с ума! Есть золото, нет золота, – да какая разница? Главное – выйти из этих амазонских дебрей, чёрт бы побрал этого Колумба!
–Небо! – вдруг закричал дон Эстебаль. – Я вижу небо! Друзья, мы вышли! Впереди – Эльдорадо! Вперёд!
–Ну, это ещё не известно, – прошептал на ухо один из испанцев другому. – Может, Эльдорадо, а, может, Судный день!
Когда кучка голодных покорителей вышла на открытое пространство, первое, что бросилось им в глаза, был огромный каменный дворец с золочёной крышей, стоящий на возвышенности. К нему вели хорошо мощёные дороги, каких на ту пору не было и в Европе. Это уже затем кто-то обратил внимание командора на многочисленные стрелы, торчащие из кустов отовсюду и нацеленные в их сторону.
–Оружия к бою! – тихо, но чётко скомандовал Хуан Педро дон Эстебаль, – но без приказа не стрелять. Развесить скальпы дикарей над каминами мы всегда успеем. Главное – узнать, где находится Эльдорадо.
Измождённый командор вышел из рядов своих сотоварищей, медленно поднял руки вверх ладонями в стороны и медленно стал ими же размахивать, чуть поворачиваясь из стороны в сторону, как бы показывая, что он безоружный и пришёл к ним с мирными намерениями.
ГЛАВА 15.
–Ну, Кашка, давай туш! – торжественно произнёс Виктор, надел дыхательную маску акваланга и нырнул в бассейн.
–Счас! – ответил компьютер и включил несколько аккордов похоронного марша.
За неделю все проблемы, связанные, так или иначе, с энергопитанием, были всё-таки решены. Пока они решались, в небольшой квартире Иванченко уточнялись алгоритмы межпространственного перемещения портала по методу Нины. И вот, отважные исследователи друг за другом спустились в бассейн.
Так как на прилично затопленном Марсе и в бассейне состав воды был одним и тем же, не было смысла каждый раз закрывать портал. Как следствие, связь на двух концах межпространственного коридора была устойчивее. Кроме того, последние образцы аквалангистских гидрокостюмов были рассчитаны на 25 часов бесперебойной работы. Потому Виктор без опаски разрешил сыну «немножко погулять» по затопленному бункеру с условием, если тот не будет далеко отходить от взрослых.
–А ты уверен, что там никаких других дверей нет? – обеспокоилась Нина.
–Даже если есть, – логично ответил Виктор, – после серий спровоцированных землетрясений их всех, наверняка, заклинило. И, в конце концов, туда идут девять взрослых, неужели мы не уследим за одним мальчишкой?
–Он может отмочить что угодно, – неуверенно ответила Нина.
–Да ладно вам! – возмутился Витька. – Тогда я точно знал, что вас это не заинтересует. Теперь мы все идём по одной причине.
Войдя в разгромленный многочисленными землетрясениями бункер, первооткрыватели марсианских тайн разошлись в соответствии с ранее принятым планом. Для разгадки тайны некоего «пейджера» нужно было найти что-то похожее на процессор или выемку размером с этот марсианский прибор. Рабочую версию о том, что это некая чипкарта, никто не отменял. Так как Витьке отводился только центр этого помещения, было решено, что «пейджер» будет находиться у него. Ведь от центра короче всего до любого уголка разрушенного бункера, если обнаружится, что соответствующая выемка окажется где-нибудь в другом месте.
И точно; довольно скоро напротив почему-то мягкого кресла Витька обнаружил разбитый монитор компьютера, в экран которого залетела какая-то железяка, а рядом с ним – подходящую для неизвестного прибора выемку. «Нашёл!» – победоносно подумал Витька, медленно вставляяаппарат в выемку. Сошлось!
–Идите сюда, я нашёл!!! – закричал Витька по всем видам связи.
–Ну, что так кричишь? Оглушишь же! – сказал Виктор. – Мы не глухие. Что ты там нашёл, Архимед чёртов?
Через несколько минут все подплыли к Витьке. Было решено, что это действительно то, что так долго искали. Только как этот сервер доставить на Землю? Здесь его точно не реабилитировать.
–Разобрать отвёрткой, да по частям перенести, – просто сказал Витька. – Что тут долго думать?
Профессор Джонсон в ответ лишь мотнул головой:
–Разобрать…. А если он не разбирается? Мы, ведь, не знаем даже, как он устроен! Сломать?
–По винтикам, – ответил Витька. – Скорее всего, земляне произошли от марсиан. А если это не так, законы эргономики одинаковы для всех подобных нам биологических видов.
–Молодой человек, – вставил профессор Никодимов, – а откуда Вы взяли, собственно говоря, что марсиане должны быть похожи на нас?
–Оттуда, – послышался приближающийся голос Степана. – В том углу лежит труп синего человека в цивильном, чёрном костюме. На нагрудном кармане – визитка с какой-то непонятной надписью.
–Только трупов нам не хватало! – то ли удивлённо, то ли недовольно сказал Никодимов. – Ну, что, вызывайте полицию.
–Сюда, на Марс? – удивился Степан. – Профессор, смею заверить, что я его не убивал. И вообще, не похоже на то, что он умер насильственной смертью. Вероятно, миллионы лет назад здесь произошли какие-то непоправимые вещи. Але, Витька, ты куда полез?
Пока происходил этот недолгий разговор, Витька успел перебраться через стол и, наклонив голову в бок, внимательно что-то рассматривал, присев на корточки.
–Здесь такие же винты, как у нас, – как бы ни расслышав сказанное, ответил Витька. – Вполне можно, что так же и разбирается.
–Ты что, оглох? – ещё раз сказал Степан. – Какие тебе винты-болты, счас здесь милиция будет!
–Всё, всё, – сказал Витька, – закруглился. Пойдем домой.
ГЛАВА 16.
Не смотря на торжественность момента, встреча представителей двух цивилизаций – испанцев и племени Сына Солнца – проходила достаточно напряжённо. Пока конкистадоры достигли подножий Анд, слава об их алчной жажды золота обогнала их. Потому напряжение, не видное на первый взгляд, сквозило все три дня церемонии встречи. Сын Солнца неоднократно пытался воздействовать на командора дона Эстебаля, но безрезультатно. Их фанатичная вера оказалась сильнее, чем воздействие Небесного камня.
–Мы рады приветствовать посланцев Великого Испанского Короля на нашей благословенной земле, – почти автоматически твердил вождь, продолжая думать: «Ну, должно же у них быть слабое место! Неужели их сила веры настолько зашорила им глаза, что даже Небесный камень ничего не в силах с этим делать? Я не в силах этого понять!»
Но вот он, кульминационный момент! Их священник подаёт некий предмет под чудным названиемБиблия. Расчёт был прост: если вождь или жрец возьмёт и откроет её, можно закричать, что Библия осквернена нечестивыми руками и начать стрельбу. То же самое произойдёт, если индейцы, как они нас называют, отбросят подарок. Что делать? Посовещавшись немного, Сын Солнца решил действовать так, как ожидают испанцы, но перед этим условился о тайной команде начала стрельбы. Лучники встали в изготовку. Сын Солнца взял чёрную книгу, сделал вид, что обнюхал со всех сторон, и кинул под потолок. Это и был тайный знак, но давно заряженные ружья испанцев выстрелили первыми. Внезапный гром двухсот орудий перепугал всех индейцев. С испугу никто и не заметил, что первой же пулей был убит Сын Солнца.
Отлетая куда-то вверх, его душа заметила, что рука Хуана Педро дон Эстебаля потянулась за Небесным камнем на груди тела Сына Солнца. Потому последним в жизни безотчётным желаниемпокинувшего Этот Свет Сына Солнца было: «Что б ты сдох!». Немного позже он заметил, что вместе с ним улетают ввысь тысячи его подданных, но почему-то ничего страшного ни он, ни они уже не ощущали…
Неделю спустя страшное пожелание Сына Солнца исполнилось: корабль, на котором не в меру разбогатевший командор Эстебаль отправился к родным берегам, затонул у острова Пасхи. Его и нашла в 2085 ом году экспедиция профессора Никодимова.
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ.
–Итак, – подытожил профессор Никодимов свою речь на пресс-конференции, – нами была поставлена точка в вопросе, есть ли жизнь на Марсе и куда она делась, если была. Хотя вопрос о происхождении самих землян остался открытым, было ещё раз доказана дорогая цена этой самой жизни: в Солнечной системе жизнь зарождалась и погибала не однократно, но, как показала марсианская история, бывали случаи, когда гибель цивилизации происходила по вине человека. Поэтому то, что мы всё-таки живём, это – поистине дар Создателя и звёзд…
«Куда его несёт? – думал Витька. – При чём тут боги? Произошло невероятное, было доказано, что мы не единственные во Вселенной…»
Эта пресс-конференция происходила уже в мае 2086 ого года. За это время Виктор Викторович, Джонс Джонсон, Нина, Витька, профессор Никодимов, Степан и ещё несколько человек из коллектива «Токамака Велихова» достали и реанимировали все основные серверы марсианского ЦУПа. Потому наконец-то было понято истинное предназначение Чтеца Мысли. Вся летопись марсианской цивилизации была представлена как на ладони.
–Профессор Никодимов, – послышался вопрос, – если вам всё известно, то, как и когда появился сам Чтец Мысли? Не свидетельство ли это того, что помимо земной и марсианской цивилизаций могут существовать третьи?
4 / 01 – 22 / 03 – 06г.
В. Шентала



Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 46
Опубликовано: 17.07.2016 в 20:46
© Copyright: Валентин Шентала
Просмотреть профиль автора






1