Тайна принцессы (социально-фантастический роман)





(Антипосвящение Д. Брауну)
ГЛАВА I. И КЛОУНОВ УБИВАЮТ.
По аллее парка бежал стройный, подтянутого телосложения молодой человек. Светило солнышко, лёгкий утренний бриз о чём-то весело шептался с листвой росистых деревьев. Обычное утро двадцать четвёртого столетия. Перед молодым человеком «летело» голографическое изображение нового чёрно-белого фильма с только что открытой планеты Коуш. Весёлый клоун Тиу Тин, как в своё время Чарли Чаплин, умудрялся практически ежеминутно смешить своих зрителей, а потому его искусство стало так популярно на Земле. Сергей Петрович Козлов, следователь по особо важным делам, только что получивший отпуск, снова весело засмеялся, как вдруг мелодичная трель заменила голограмму фильма начальником, с которым Серый Козлик, как его прозвали в ещё в школе, дружил с детства.
–Доброе утро, Серый! – раздался голос хмурого «дружка». – Как спалось? Как настроение?
–Пока ты не позвонил, было прекрасным, – в шутку огрызнулся Сергей, зная по опыту, что Федька зря беспокоить не будет. – В чём дело, шеф?
–Как тебе сказать? Запросец поступил… Как ты относишься к Тиу Тину?
–Белый, не крути, а то съем! Как в наше время относятся к гениям?! – сказал Сергей, усаживаясь на скамейку.
–Боюсь тебе настроение испортить.
–У нас работа такая.
–Сам напросился, в конце концов. Депутат Гекл сообщил, что Тиу Тин «выпрыгнул из окна». Скорее всего, это не самоубийство. Хотя в запросе ставится задача уточнить только это, вполне понятно, что речь идёт о большем.
–Принцесса?
–Да, Тиу Тин не оставил ни единого намёка насчёт того, где её искать. Есть подозрение, что круглианцы специально «убрали» Командора Рыцарей Истинной Веры, ведь место положения Принцессы неизвестно не только круглианцам, но и самому Ордену.
–Да, действительно, доброе утро… Ладно, запрос принял, иду!
–У тебя же отпуск!
–Не зли, шеф, а то действительно съем!
ГЛАВА II. ПРИЁМНАЯ
ДЕПУТАТА ГЕКЛА.
Молоденькая секретарша удивлённо встала, когда через битых два часа открылась дверь кабинета, и она увидела, что шеф сам выпроваживает своего гостя, да ещё с улыбкой говорит:
–Надеюсь, Серж, наше сотрудничество принесёт нужные нам плоды?
Для Сергея это было уже лишней фамильярностью и он стандартно ответил:
–Конечно, гражданин депутат.
Гекл что-то шепнул на ушко гостю, после чего оба на глазах изумлённой секретарши дружно захохотали. Интересно, как бы она прореагировала, если бы знала, что шеф нашептал таинственному посетителю следующую фразу: «– Подыграй мне, Сергей, это в наших с вами интересах! Эта дама ведёт себя совершенно по другому с близкими мне людьми, а мне нужна информация в любое время суток».
Секретарше было, отчего удивляться: Депутат Парламента Объединённых Государств Армы по своему статусу считался выше самого Президента. Кто бы ни входил к шефу, Гекл никогда не вставал ни перед министром, ни перед Президентом, ни перед самим Папой Круглианской Церкви! Положение не позволяло, как он сам пояснял. Но когда Ива довольно равнодушным тоном доложила по селектору о прибытии какого-то Сергея, Гекл уже через секунду широко открыл дверь и, улыбаясь и обнимаясь, весело затараторил:
–А, дорогой Серж, как же я тебя заждался! Сколько лет, сколько зим!
Что было дальше, Ива уже не слышала, дверь закрылась. А дальше Гекл извинился перед следователем и произнёс:
–Надеюсь, Сергей Петрович, Вы понимаете, зачем мне понадобился этот спектакль? Дело серьёзное, Наследной Принцессы нет, а из всего Ордена какое-либо влияние на власть имею только я. В случае чего – вся связь через меня. Как у нас говорят, я на взводе в любое время суток.
–Смею заверить, гражданин депутат, это не так, уж, мало. У нас, на Земле, вообще никогда не было у власти представителя Истинной Веры. Даже после публикации Д. Брауна. Так что, считайте, что мы её уже нашли. С чего начнём?
–До недавнего времени, – начал Гекл, – Семья Принцессы, почти не скрываясь, проживала в Старом Свете, т. е. в Евре. Однако с наступлением Тяжёлого Кризиса Круглианской церкви стало проще организовывать людей против Семьи, достаточно посулить энную сумму денег – и охота начиналась! В конце концов, было принято решение о переезде Семьи в Объединённые Государства. Но сама Семья почему-то решила по-своему: сюда прибыл только Рыцарь Тиу Тин с неизвестно где нашедшейся двойняшкой юной Принцессы, а где она сама – мы не знаем.
–Как же так получилось? Неужели глава Ордена Охраны вас не проинформировал? Насколько мне известно, Тиу Тин прибыл сюда давно, он уже успел снять 7 – 8 фильмов! А это, насколько я понимаю, лет 10 назад. И за это время у вас не было ни одного контакта?
–Есть, конечно, ошибка, но наш Орден Истинной Веры не подвергался таким гонениям со стороны официальной церкви, в отличие от земной. Соответственно, мы и расслабились. А зря… Кроме того, сам Командор принял решение бороться за власть дабы обеспечить в случае чего официальное прикрытие и поддержку, вот, мы и занимались политическими играми, забывая основные наши функции. Кто бы мог подумать, что круглианцы и тут нас обнаружат!
–А вы уверены, что это – круглианцы?
–Формально, может, и не они, однако соответствующая криминальная обстановка – следствие их владычества.
–Ну, это уже философия! Преступность всегда была следствием неправедного режима. А конкретней? С чего можно начинать, по-вашему?
–Во-первых, давайте всё-таки перейдём на «ты», – сказал Гекл. – Во-вторых, очевидно, что начинать надо с номера гостиницы, откуда Тиу Тин якобы выбросился. И потом, я не думаю, что его «выбросили» просто так, скорее всего, он что-то им сказал. Следовательно, жизнь Принцессы может быть под угрозой.
–Орден не доверяет своему Командору? – удивился Сергей.
–Орден доверяет Командору, но мы до сих пор не выработали версию на случай прорвала. Может получиться так, что круглианцы раньше нас вычислят место пребывания Принцессы.
–Однако, как у вас запущено…

ГЛАВА III. ЗА ДЕСЯТЬ ЛЕТ ДО ТОГО; СЕМЬЯ.
По улочкам портового городка уныло брёл куда-то немолодой человек. Мимо пробегали неугомонные мальчишки, чего-то кричали дородные торговки, важно переваливались моряки, но он ничего не видел, не замечал, а только громко и тяжело вздыхал. Кто-то сзади несколько раз окрикнул какого-то Тиу и только после этого до его сознания дошло, что это он и есть.
–Эй, Тиу, да что с тобой? – докричался наконец подвыпивший мужчина в драной тельняшке, попыхивая трубкой, – да на тебе лица нет! Глотни блинта, успокойся… Что случилось, дружище?
Тиу Тин молча проглотил предложенный соседом бокал и тяжело, медленно сел. Легче не стало.
–Уволили, – произнёс в землю Тиу. – Сокращение штатов. За второй месяц десятое место работы.
–Всё? А кому сейчас легко? – удивился собеседник. – Время счас такое, любезный!
Тиу не слушал. Верно, морякам сейчас тоже трудно, но им хоть платят больше, чем артистам. А у него дома – Наследница Трона Святого, как она будет жить? Впрочем, нет, она-то, может быть, и сможет. Ведь все как-то живут, выкручиваются… Но ведь она-то избранная! Ей бы не о серых буднях думать, а готовиться к своей роли.
–Не ты ли, – продолжал матрос Клюю, а это был он, – не ты ли всё время говорил, что человек всё может преодолеть, лишь бы не умереть?
–Я от своих слов не отказываюсь, – ответил клоун, – но сейчас я хотел бы отдохнуть, сбросить маску, расслабиться… Плесни ещё… Если бы ты знал, какой груз я за собой тащу!
–Внучка? – понимающе кивнул матрос. – Да обойдётся всё! Прорвёмся! Ладно, поплачься, пока никто не видит…
Только протяжный гудок парохода время от времени напоминал, что жизнь-то всё равно идёт. Вскрикнула чайка.
–Надо ехать, – вдруг неожиданно сказал Тиу. – Чего тут ждать? Пока убьют?
–Вот, другое дело, – удовлетворённо сказал старый матрос, – узнаю прежнего друга. Конечно, если бы он не артачился, я бы предложил ему место грузчика в порту…
–Клюю, я только что оттуда, отстаёшь от жизни. – Тиу покрутил пустую бутыль и, вздохнув, грустно добавил: – Я давно уже постепенно ставлю круг на карьере клоуна, только домашним не говори об этом.
–Прорвёмся, – не зная, что и ответить, повторил Клюю. – Как это в твоей антрепризе… «Пока мы живы, да горит свеча!»
–Я сейчас не на работе, – недовольно сказал Тиу, – но всё равно спасибо.
Тиу допил блинта, бросил пустую бутыль в сторону и через несколько шагов был уже около своей двери.
ГЛАВА IV. НОМЕР ОТЕЛЯ.
Вестибюль местного отеля, куда зашёл Сергей, чем-то напоминал декорации к старому фильму XX ого века «Титаник». Не в меру шикарно и дубово, как про себя оценил обстановку сам Сергей. Он подошёл к окошку регистраторши и так, что б никто не слышал, сказал:
–Шесть-шесть-шесть на пятого.
Это был пароль. Услышав его, секретарша живо подняла голову:
–Наконец-то, Сергей Петрович. С утра Вас жду. Номер – 911-бис, любимый номер Командора. Вот ключи.
–Немудрено, что его всё-таки убили, – проворчал Сергей. – Что за тайная вера, если все всё знают? Если бы у нас, на Земле, Орден Царицы был бы столь открытым, он бы века не просуществовал! Ну, разве можно так?
–Так никто же не слышат, – как бы извиняясь, сказала секретарша. – И вообще, у нас часто останавливаются представители Истинной Веры…
Сергей Петрович вошёл в обшарпанный номер шестого этажа с одной кроватью, рукомойником с одинарным краном холодной воды и допотопным шкафом и ему стало ясно: Тиу запросто мог оставить здесь уйму знаков, но никто бы об этом не догадался: стены настолько облезли, что естественные шероховатости были бы неотличимы от искусственных. Если бы Командор захотел оставить какое-либо послание, он мог спрятать его куда угодно. Да хотя бы под раковину! Наклонив голову и убедившись, что там ничего нет, Сергей вспомнил, что труднее всего найти то, что на поверку оказывается на виду у всех. Эту истину обычно понимают ещё в детстве, если много играют в прятки.
А он почему-то любил попрятаться. Хотя с полной легализации Истинной Веры и «падения» христианства прошло всего каких-то двести с небольшим лет, привычка землян всячески кодироваться, прятаться всё же осталась. И эта привычка уже не однажды спасала Сергея, когда он стал работать следователем по особо важным делам. Ведь с нормализацией политической обстановки на Земле работа осталась только за её пределами. А в неизвестных условиях работать головой приходилось много больше, чем это можно было бы ожидать. Постоянно надо было контролировать свои действия, догадываться о тайных мотивах потенциальных преступников, входить в положение власть имущих во избежание конфликтов… В общем, не соскучишься!
Не обнаружив ничего подозрительного с первого раза, Сергей выглянул в окно, немытое лет эдак десять. До предела урбанизированный пейзаж тоже не спешил давать наводок. Планета Коуш не спешила раскрывать свои тайны. Но ведь тайны для того и существуют, что бы их хранить, а потому следователь не беспокоился.
ГЛАВА V. ТИУ ТИН У СЕБЯ ДОМА.
Первое, что увидел, переступив порог, Тиу, бежавшую на встречу внучку. Его сердце ещё немного оттаяло, когда он услышал:
–Дедушка пришёл!!! А что принёс?
–А вот угадай, – затараторил клоун, подхватывая девчушку-хохотушку на руки, – длинное, но не поезд, сладкое, но не мёд, белое, но не снег…
–…любимое, но не дедушка, – оборвала его Ванта. – Это – сосулька, самая вкусная конфета в мире! Ура! – и десятилетняя непоседа ускакала к себе в комнату.
–А мне? – показался неторопливый внук.
–А тебе, – Тиу ещё раз полез в необъятный карман, – умное, но не профессор, маленькое, но не лилипут, лезет в твой ранец, но не пенал…
–Калькулятор! – обрадовано заверещал внук и убежал.
–Что случилось? – произнесла невесть откуда появившаяся в дверном проходе жена. – Опять «в свободном полёте»?
Тиу медленно сполз на табурет. Обмануть можно детей, ведь детство в любые времена, какие бы тяжёлые они не были, всегда достаточно беззаботно, что бы ни думать о трудностях бытия, но жена…
–Откуда узнала? – обречённо сказал Тиу.
–Обычно твои загадки изощрённее, – почти традиционно объяснила Лу. – Как мы теперь будем жить?
–Надо ехать, – поставил точку старик. – Иначе уже нельзя. Они начнут уничтожать нас физически.
–Сначала пусть докажут, что Принцесса – это наша Ванта, – подошла Лу. – Ладно, садись, после ужина решим, что делать… Девочки, мальчики, к столу! – игриво позвала она успевших убежать внучат.
После ужина, когда дети давно уже улеглись, выслушав очередную порцию сказок да небылиц весёлого клоуна, уютно расположившись на крыльце, Командор и его жена вели неторопливую беседу.
–Устал, – вздохнул Тиу. – Сколько можно терять, прятаться, переезжать, удирать? Да кому нужна наша Истина? У людей уже есть Милосердный Бог и это их устраивает.
–Ничего, Ти, скоро всё станет ясно, Конец Времён уже близок.
–Не видать мне этого Конца как своей поясницы, – обречённо вздохнул Тиу. – Да и Ванта, похоже, так и останется Наследной Принцессой.
–Прорвёмся, – сказала Лу, обняв мужа, – прорвёмся. Лучше подумай, куда нам ехать?
–А что тут думать? Конечно, за океан, в Объединённые Государства Армы.
–С одной стороны, верно, – возразила Лу, – но с другой стороны, это слишком традиционный ход. Если Ванта исчезнет в Старом Свете, то первое, где будут её искать, это в ОГА.
–И что ты предлагаешь?
–Для начала попробуем поискать убежища здесь, в Евре.
–Думаешь, это оригинальный ход?
–По крайней мере, не традиционный. Сейчас, ведь, эта самая Арма считается модным местом для мигрантов. Давай для начала устроим турне по странам Евры, приглядимся, приценимся, подумаем… А там, глядишь, что-нибудь сообразим.
–На какие шиши? В карманах-то пусто!
–Ты же – клоун, устрой бродячий цирк! Это и деньги, и постоянные перемещения по континенту.
–А за одно и наводка для шпиков, – возразил Тиу. – Нет, без рекламы здесь денег не заработаешь, а любая реклама в нашем мире ориентирована на круглианцев. Этот путь «заказан».
–Если всю жизнь провести здесь, конечно, это – тупик. Но кто нам мешает отправиться в Арму потом, когда Круглианская Церковь успокоится?
Тиу неожиданно хлопнул по своей руке и, показывая на убитого комара, сказал:
ГЛАВА VI. 1800 ЛЕТ
Солнце ещё не показалось из-за линии горизонта, но небо с восточной стороны уже давно горело предрассветным пурпуром. Над этой с каждой секундой расширяющейся полосой нависала голубая полоса неба, плавно темнея по мере продвижения на запад. Прохладная ночь нехотя отступала перед освежающим душу рассветом. Мелодичная гармония Коуша!
Однако у подножия горы Прорвы, с которой скатывали в пропасть с противоположного склонапреступников, приговорённых к смерти, царило совсем не весёлое настроение. Сегодня – день казни. Этим всё сказано. Толпа бушевала, плакала, проклинала, печалилась одновременно. Билеты проданы, ставки сделаны. На что ставят? – спорят на то, на каком часу смертник «загнётся»? Ведь перед тем, как быть сброшенным в заколоченной бочке с Прорвы в бездонную пропасть, так называемый преступникдолжен вкатить на гору эту самую бочку, набитую камнями по собственному весу приговорённого. А 6 блюстителей постоянно «стимулировали» смертника тяжёлыми пинками, кнутами да подзатыльниками.Последний Поход мог продолжаться не один день, всё зависело от физического здоровья осуждённого, хотя крутизна горы была такой, что чаще всего действо длилось не более двух-трёх часов. Но так как зрелище было не ограниченным во времени, степенная публика подтягивала свои зады ближе к полудню, а ставки делала на следующий день: к этому времени все, кто был слаб, умирали и азарт только раскалялся. К рассвету же подходила только самая бедная публика, т. к. билеты на это время стоили дешевле всего и ставки были минимальными. Родственники же и друзья любовались этим зрелищем (слава Наместному Прокуратору!) бесплатно.
Молодой израненный побоями, худой человек в кандалах тяжело вздохнул и одними лишь губами прошептал: «Господи, матерь святая, да не оставь мир сей без длани твоей вседержащей!»Естественно получив после этого пару кнутов с железными «ежами» на концах толстых верёвок, он покатил свою бочку в гору. Тяжёлое, как мир, солнце в последний раз в глазах Спасителя (а это был он) вставало над миром, а он вспоминал вчерашний разговор у Наместного Прокуратора.
ГЛАВА VII. РАЗГОВОР С ПРОКУРАТОРОМ.
В полутёмный, тускло освещаемый факелами на стенах приёмный зал Наместного Прокуратора ввели сильно измождённого побоями Истра.
–В чём твоя правда? – устало спросил Прокуратор.
Правда в том, что у тебя сейчас нестерпимо болит голова[1] и ты в данный момент больше всего хочешь избавиться от этой боли.
Прокуратор удивился такой дерзости, но через секунду он ещё более удивился, когда Истр сказал:
–Ещё моя правда в том, что она сейчас пройдёт, – и голова действительно прошла.
–Откуда ты знал?
–Это очень просто, – сказал молодой человек. – Ты полностью здоров, а значит головные боли у тебя на нервной почве. Достаточно было лёгкой встряски, что б она прошла.
–Хорошо, но откуда ты знал, что она болела? Я, ведь, никому не говорил.
–Прокуратор, ты забыл, кого судишь! – ответил Истр.
–А, так ты намекаешь, – Прокуратор подглядел на текст обвинения, – ты намекаешь на своё «божественное происхождение»! Но если ты – бог, зачем спустился на землю?
–Что б спасти тебя, Прокуратор, ответил Истр. – Тебя и миллионы других людей.
–От кого? Человек – царь природы, а Император – царь человеков. Что мне может угрожать, если я верно служу Императору?
–Ты сам, – ответил странный собеседник. – Нет ничего страшнее для людей, чем сами люди.
–Допустим, хотя это спорный тезис, – сказал Прокуратор, вспомнив своих голодных львов. – Но как же ты собираешься нас от нас же спасать?
–Я пришёл в этот мир, – ответил Истр, – для того, что бы предложить спасение через спасение души.
–Души? Это сердца, что ли? Так оно у меня не болит!
–Сердце – это сердце, – вздохнул Истр, – а душа – это душа. И принадлежит она не нам, а Миру. Если бы Великая Богиня не захотела б создавать этот Мир, никого из нас не было бы. Ни тебя, Прокуратор, ни меня, ни вот этих двух добрых стражников.
–Добрых? – удивился Прокуратор. – Да они же – душегубы, ты же их должен ненавидеть!
–Они делают свою работу, Прокуратор, – вздохнул Истр, – а потому и добрые. Если бы каждый человек делал бы только свою работу, порядка было бы куда больше. Они должны быть уверены, что я – негодяй. Это ты должен разобраться, кто я такой.
–Тогда кто же, по-твоему, злой человек?
–Злых людей не бывает, бывают уставшие, замотанные жизнью люди, которые забыли или никогда не знали, что они – люди.
–Меня, – сказал Прокуратор, – называют злым человеком. По-твоему, я забыл или не знал о своей доброте?
–Если бы ты не знал о доброте своей, ты бы в детстве не мечтал бы стать судьёй, что б помогать неправедно обвинённым.
«А ведь это действительно так»,– подумал Прокуратор, лишённый сейчас имени в знак того, что его решения должны быть максимально взвешенными и независимыми. Если человек имеет имя, он всегда имеет собственное мнение, следовательно, по понятиям Права, он не может быть объективным. Прокуратор вспомнил, как в детстве он был свидетелем ареста отца и братьев, как они кричали: «– Я не виноват!», как их всё-таки сбросили в Пропасть и как он, будучи маленьким ещё мальчиком, дал себе слово стать судьёй и судить честно. Где эти помыслы?
–По-твоему, я предал собственные идеалы? – мрачнея от неправедной злости, произнёс Прокуратор.
–Я не говорил это, ты сам это сказал, – спокойно ответил молодой человек.
–Так, ладно, – поспешил поставить точку в этом опасном для Прокуратора разговоре хозяин. – Тебя обвиняют, – поглядел на обвинительный документ, – тебя обвиняют в покушении на власть Императора? Может ли добрый человек желать зла другим? Чем ты можешь оправдаться?
–Тем, что я ни на кого не покушался, – ответил Истр. – Я утверждал и утверждаю другое: Настанет время и нынешние властители потеряют свою власть и воцарится Эпоха Правды. Это произойдёт помимо чьей-то воли, если люди станут жить по Законам, данным Богиней.
–Вот как? – еле сдерживая злость, процедил Прокуратор. – И кто же тогда будет править этим миром?
–Добро и справедливость под руководством Наследной Царицы Мира.
ГЛАВА VIII. ШАХМАТНАЯ ПАРТИЯ С ГЕКЛОМ.
Когда Сергей появился в дверном проёме кабинета с шахматной доской под мышкой, Гекл невольно передёрнулся. Шахматы на Коуше появились совсем недавно, вместе с первыми землянами. Игра очень понравилась местным жителям, но выиграть у сопланетников Алёхина, Касабланки, Фишера, Таля, Карпова и т. д. они не могли. Это было естественно: если в XX ом – XXI ом веках шахматы в школах проходили только в некоторых странах, то начиная с XXII ого века шахматы изучали уже везде и всюду. С тех пор, как после падения христианства на Земле воцарился культ Богини, быть умным, образованным, надёжным стало невероятно престижно. В результате со временем самый отсталый землянин, над которым смеялись, знал не менее двух языков и при этом в шахматы играл на уровне чемпиона мира двухсотлетней давности! Гекл всё это знал. Он был одним из членов первой дипломатической делегации, установившей контакт с Землёй. Поэтому он понял; Сергей сейчас поставит ему нешуточный мат по его командорским обязанностям. Что случилось? Что с Принцессой?
«Трус, – подумал Сергей. – Ничего, ничего, пусть потрепыхается! Говорят, спесь сбивает».
–Сыграем? – символически спросил следователь, зная, что Гекл не сможет отказаться. Не та ситуация.
Гекл почти обречённо смахнул со стола кое-какие документы, отключил ноутбук, попросил по селектору никого не пускать (у нас, видишь ли, совещание) и покорно помог расставить фигуры.
–Тебе не кажется странным, – сделал Сергей первый ход, – крутить фигой перед своим лицом, славя при этом Господа?
–Что ты имеешь ввиду? – сделал ответный ход Гекл.
–У нас, в России, фига или дуля – это такая комбинация из трёх пальцев в кулаке, означающая обман, отказ и т. д.
–А, ты про кругляние! – как бы успокоился Гекл. – Что ж поделать, если нашего Истра спустили в бочке «покататься»? И чем сильнее вращаешь перстами, тем ближе к богу. В чём дело-то? Ты, ведь, не за этим сюда пришёл! Не томи!
–Как говорит мой шеф, не гони, на небо всегда успеешь, – пошёл Сергей ферзём. – Провёл я в номере анализ остатков крови на ДНК.
–ДНК? Что это такое?
–Это – такая макси-штуковина, которая имеется в каждом живом существе…– Сергей специально затянул паузу, хоть позиция на доске была понятной.
–Ну?
–Баранки гну! Там было минимум 6 человек! Анализ обнаруженной мной спермы показал, что «двойника» насиловали минимум двое, по очереди…
–Кошмар!
–Это ещё не кошмар, – продолжал Сергей, поставив своему визави «вилку». – Из любой вилки можно выкрутиться, а ты попробуй выкрутиться из матовой ситуации!
–Что ты имеешь ввиду? Она жива? – побледнел Гекл.
–Шах! – громко стукнул фигурой Сергей. – Спроси что-нибудь полегче! За 2 дня я еле-еле отыскал указание этого старикана! Под кроватью! Ищите! Там был знак «Нагорно». А рядом с этим знаком – капля крови.
–Чьей? – спросил побледневший как смерть Гекл.
–Не твоей, – плоско, но зло сострил Сергей. – Но чужой.
–Они знают?
–Это ты у меня спрашиваешь?
Сергей вылетел из приёмной, зло хлопнув дверью.
«–Прибуду домой – уволюсь!!!»
ГЛАВА IX. ВЫНУЖДЕННЫЙ КРУИЗ ПО ЕВРЕ.
Представление кончилось. Весёлый клоун медленно смывал лицо от не в меру яркого грима, оказываясь грустным, забытым стариком. Который год Командор Тиу вместе со Святым Семейством скитался по миру, но покоя не было нигде. Куда бы они ни приезжали, всегда кто-нибудь, да узнавал про Принцессу. Хорошо, если это были сторонники Истинной Веры, но чаще старались их уничтожить. Опять и опять всё начиналось сначала: цирк Шапито уезжал, что бы кто-нибудь снова бы их ни выследил. Когда это кончится, Царица Праведная!
Почти внезапно вбежала жена:
–Тиу, Тиу, угадай, кто стоит за дверью?
–Кто-кто? – шпик! А т. к. вы его поймали, малолетний шпик.
–А вот и нет, а вот и нет! Девочки, заходите!
И вошли… две Ванты! При чём, в одинаковых костюмах.
–Надо «завязывать», – попытался пошутить клоун, начиная догадываться, что происходит. – Ну, и что дальше?
Нанка, девочка одного из полузабытых селений Нагорно, нашлась, можно сказать, случайно. Её родители были сторонниками Истинной Веры, каких на Коуше оставалось немало даже спустя 1800 лет Эры Истра. Потому, узнав о том, что неподалёку проедет цирк с Тиу Тином, они просто хотели посмотреть на знаменитого Командора. Однако, увидев на сцене Ванту, планы изменились: после представления они – отец Нанки и сама Нанка – смело зашли за кулисы и первое, что сделали, это – знак Розы, поднятые к небу ладони, соприкасающиеся запястьями, с чуть загнутыми фалангами растопыренных пальцев.
–Значит, так, – подытожил Командор длинный разговор после ужина. – Мы принимаем Нанку в труппу, крутимся с ней ещё несколько лет, а затем устраиваем ложную аварию и переводим Ванту на нелегальное положение, заменив её Нанкой.
–А мы, – вставил мужчина, – получаем 50 000 пим. Поймите, командор, будь мы чуть-чуть богаче, мы бы отдали Нанку бесплатно. Но времена нынче жестокие, что делать, на что жить?
–Ох, если б вы знали, как мы Вас понимаем! Двадцать лет уже на стенку лезу от жизни сей! Соберём, обязательно соберём требуемую сумму. Спасибо за Нанку! – мужчины ударили по рукам.
–А Ванта знает, кто она такая? – спросил напоследок мужчина.
–Увы, да, – вздохнул Тиу. – Года два назад дети подслушали наш со старухой разговор. Играли в шпионов, а мы и не знали! Без всякой задней мысли обсуждаем наши дела, а она – под столом! Вот, егоза! А я планировал только на восемнадцатилетие открыть ей правду, – погрустнел Тиу. – А Нанка?
ГЛАВА X. ПО ДОРОГЕ В ПОРТ.
На самом деле, всё было не так трагично, как воспринял это потерявший сознание Гекл. Если учитывать исторический аспект. Однако, как некогда сказал писатель, никакое счастье не стоит одной слезы ребёнка. А тут погибли два человека! За что? – а за идею! За некую абстрактную для людей идею. При чём, этой гибели можно было избежать: Благодаря не совсем удачной символике, в частности, знака круглианцы не могли претендовать на ту или иную монополию на истину. Потому на Коуше сторонники Истинной Веры несколько расслабились, ведь до контакта с землянами они не представляли сильной конкуренции официальной религии. У них никогда не было даже «охоты на ведьм», что, по мнению Д. Брауна означало не что иное, как попытку уничтожить Наследницу Трона. Однако с недавних пор, видя, что земляне могут повлиять на настроение масс, Круглианская церковь участила свои атаки. На Земле это прекрасно поняли, но как донести это до сознания Ордена? Вот, Сергей решил припугнуть этих сонь.
Но, доведя Гекла буквально до потери сознания, Сергей действительно разозлился не на шутку. Кто сказал, что земляне должны быть в каждой бочке затычкой? Кто придумал, что на всей Земле конца XXIV огостолетия, когда вроде бы исчезли все раздражающие людей факторы, только следователи по особо важным делам должны страдать за какую-то дальнюю планету? Да не нанимался он нянчиться за всякими олухами! Это всё в более откровенной форме, мягче скажем, Сергей высказал на связи с Землёй, запросив разрешения прекратить следствие. В ответ его «закадычный шеф», как он прозвал дружка детства, уговорил-таки Серого продолжить расследование.
Ещё Сергея бессознательно мучило сомнение: а не перестарался ли он? Гекл ещё при нём потерял сознание. А, хлопнув дверью, Сергей лишь усилил эффект своей профилактической работы. Да он и сам так возбудился, что по дороге в порт чуть не пропустил гостиницу, куда планировал зайти что бы взять некийчемоданчик, где лежал в сложенном виде портал межпространственного перемещения. В Евру Сергей решил плыть на пароходе, т. к. в случае непредвиденной задержки спец. службы круглианцев могли бы заинтересоваться им и его внезапным перемещением через океан, что ещё больше усилило бы подозрение.
«–Добрый день, – рассеяно, уже на выходе, ответил он на приветствие гардеробщицы. – Да, вынужден ехать. И чем скорее, тем лучше. Убийство Тиу Тина может оказаться только страшным началом».– Только тут до Сергея дошла ещё одна ужасная догадка: если Круглианская церковь уничтожит Святое Семейство, ей уже ничего не стоит расправиться с остальными сторонниками Истинной Веры, т. к. эти простофили особо и не скрывают своих убеждений. Новая «Хрустальная ночь» будет страшной! Ведь на этот раз она будет глобальной.
Хорошо, хоть на счёт последнего пункта своего отчёта Сергей «перегнул»: на самом деле, никакой крови у знака Нагорно он не обнаружил, это были остатки старой краски. Но этот факт вовсе не означает, что они не поняли, где может находиться Принцесса. Нагорно – вторая по популярности страна для эмигрантов. Может, к чёрту, прямо сейчас переместиться в Старый Свет? Два месяца пилить по волнам… Стоп! Два месяца – это достаточный срок для того, что бы провести расследование incognito. Решено: Сергей купит билет, сядет в каюту, покрутится по палубе, закроется в каюту и переместится в Евру.
–Серж! – вдруг послышался сзади запыхавшийся от бега голос Гекла. – Серж! Подожди!…

ГЛАВА XI. ВОСХОЖДЕНИЕ ИСТРА.
То ли жар полуденного солнца, то ли очередной удар кнутовищем, который давно уже воспринимался Истром как укус мелкой мушки, заставил бедолагу на мгновение очнуться и уже «на автомате», как бы сказали земляне, ещё немного протолкнуть ненавистную бочку вверх. Давно лишённые чувствительности ноги с вбитыми прямо в ступни гвоздями с трудом сделали ещё два нечеловеческих усилия что бы перенестись на 5 – 10 см. вверх, к смерти, к Избавлению. «О, господи, Царица Небесная! Да за что???»
Если бы Истр мог сейчас хотя бы вспоминать, ему бы вспомнилась одна далёкая восточная страна. Туда отвёз его печальный отец, зная, для чего может это понадобиться лет через 30. Золочёные крыши, красивые геометрические узоры тибских монастырей не радовали гостей из Страны Заходящего Солнца, как их прозвали монахи в красных одеяниях и с бритыми головами. Монахи тоже не спешили как-то успокаивать гостей; по звёздам они давно уже вычислили, кто к ним приедет, с какой Миссией и что импонадобится. Поэтому, дав шестилетнему Истру только два дня на отдых, монахи с удовольствием стали обучать своего Ученика, которому впоследствии предначертано стать Учителем. Весёлые колокольчики складывали на ветру чудесные песенки, красивые барабаны с непонятными поначалу иероглифами мантр зазывали малолетних учеников поиграть с ними, и мальчишки с удовольствием играли, только не Истр! Рассчитанный на 30 лет курс обучения, Спасителю предстояло пройти вдвое быстрее. И целыми днями, меняясь друг другом, как теперь добрые стражники, монахи обучали его искусству выживания, врачевания, духовного и физического совершенствования, экстрасенсорике, телепатии и телекинезу… Позже к этим занятиям добавились языки, письмо, счёт, ораторское искусство… К двенадцати годам Истр овладел курсом десятилетнего обучения и его пригласили без всяких экзаменов на особые, секретные курсы. Потому и перечислять то, чему обучался юный Спаситель, довольно глупо.
Ещё один тяжёлый шаг, снова провал в памяти, удар кнутовищем. Если бы Истр мог думать! В 20 лет Спаситель возвращается в Обету, в свой город. Всю дорогу Истр шёл пешком, но по неписанным законам Обеты, если человек возвращался домой с добрыми намерениями, он должен въехать в ворота города верхом на коне или на любом вьючном животном. Странник же был беднее мыши землекопа, как говорили тогда на Коуше, потому он въехал в город на муле. Позже этот факт дал повод интриганам для ещё большего очернения его деяний. Пока же его встречали Осанной, ильковыми ветками обмахивая путь, с выкриками «Учитель наш!». Как же коротка человеческая память! Как неблагодарно сердце его!
–Но, пошёл, баран двурогий! – еле дошло до помутневшего сознания «напутствие» доброго стражника.
ГЛАВА XII.
ИНСЦЕНИРОВКА
Тёмной ночью молодая девушка, похожая на Ванту, неспешно прогуливалась вдоль проезжей части. Легенда была такая: Ванта пришла на свидание, а её парень чуть опаздывал. Для тогдашнего времени это, разумеется, было «натянуто за уши», обычно было принято наоборот. Но Святому Семейству ничего более лучшего не пришло в голову. Тиу Тин стоял за углом, готовый в любой момент дёрнуть за невидимые нити и тогда откуда-то сверху должна свалиться кукла, похожая на Ванту, только искусно вымазанная где надо красной краской. Девушка, меж тем, должна была исчезнуть.
–А если не получится? – спросила Нанка в сотый раз.
–Должно получиться, – терпеливо повторял Тиу. – Я всё рассчитал, ошибок быть не должно. Ты просто в нужный момент прыгаешь в любую сторону. Всё пройдёт, как по маслу.
–Ну, прощай, подруга! – обняла Ванта, уже собранная для дальней дороги, Нанку и добавила в жанре чёрного юмора: – Увидимся на Том Свете!
–Да типун вам обеим на язык! – вышел из себя дедушка под громкий смех девчат. – Невозможно работать! Вы понимаете, что здесь нужна филигранная точность? Доли секунды решают всё!
–Нет, не понимаем, – съязвила Нанка, – не меня же давят! Успокойся, дед, всё будет в порядке. Просто ещё раз надо прикинуть все варианты.
–Уж больно ты рассудительная, не по годам, – проворчал Тиу.
От недавних воспоминаний Нанку пробудил гудок автомобиля. Пора было прыгать, но стирать с лица беспечную улыбку было нельзя: вдруг окажется, что за рулём не тот водитель, с которым была предварительная договорённость? Так и есть: уже в воздухе Нанка разглядела ошарашенное лицо водителя. Мужчина инстинктивно нажал на тормоза, почувствовав, как колёса его автомобиля наехали на какое-то тело. Выскочив на улицу, он первым делом подбежал к предполагаемому телу:
–Девушка, Вы живы? Девушка, девушка! Ответьте! – безнадёжно тряс молодой человек жертву, не понимая, что это – кукла.
«Получилось!» – улыбнулась Нанка, торопливо избавляясь от пут. Надо было ещё успеть домой к приходу полиции, переодеться и опознать тело бедной Ванты.
ГЛАВА XIII. НА КОРАБЛЕ.
–Постой, Серж! – добежал в конец запыхавшийся Гекл. – Я с тобой!
–Гражданин депутат, – сухо сказал Сергей Петрович, – Вас ждёт госбюджет Армы на следующий год! Возвращайтесь, пока не растеряли электорат.
–Да шут с ним! Гори всё синим пламенем! Сергей, ну, прости меня! Я сейчас на колени встану, возьми с собой!
–Видел бы тебя счас Президент, – вздохнул Сергей. – А мне-то чё от твоих коленопреклонений? Ты не передо мной виноват, а перед своими же избирателями, перед Командором и Принцессой. А я-то у вас чужой на празднике жизни.
–Ну, прости меня! Возьми в Евру!
–Да встань ты, сатана! Как только ты в Избранные попал… Ладно, пошли, недотёпа.
–Спасибо, Серж!
–Приведи себя в порядок, слюнтяй! Я уже понял, как тебя использовать, – сказал Сергей, когда они подходили к кассе. – Надень на себя улыбку дипломата на выборах… Будьте добры, два билета до Бри…
–Серж, – зашептал Гекл, – это – самое отдалённое от Нагорно место!
–Спасибо, что просветил, – съехидничал Сергей. – Да в этом и заключается план!
–Но как мы тогда найдём принцессу?
Они уже двигались по палубе готового к отправке корабля в направлении своей каюты. «– С этим подфартило, – подумал Сергей, – нужный корабль оказался в нужном месте в нужное время. А вот как с другим?»
–Ты видишь, что у меня в руке?
–Чемодан как чемодан, – не понял Гекл.
–Сам ты чемодан! – Сергей открыл нужную каюту и они зашли.
–А что тогда это, по-твоему?
–Для начала посмотри на себя в зеркало и задёрни шторки, – сказал Сергей, закрывая за собой дверь.
–И что? – спросил Серж, выполнив эти указания.
–Как по-твоему, сюда больше никто не придёт? – Сергей подвинул чемодан к себе, явно готовясь его открыть.
–Пёс их знает! – совсем не в парламентских выражениях ответил Гекл.
В дверь постучали.
–Слава богу! – явно с облегчением вздохнул Сергей. – Сейчас выясним.
Он торопливо открыл дверь. На пороге стоял служащий корабля «Титан» в красивой, форменной ливрее красного цвета.
–Чай, тоник, кока?
–А кофе есть? – спросил Сергей, суетливо шаря по карманам (на Земле наличных уже лет 200 не было, отвык).
–О, да Вы – гурман! Есть, только что вчера клипер доставил.
Сергей всучил в ладонь дежурного много больше, чем он ожидал и прошептал:
–Друг, сделай так, что б до самого Бри сюда никто не заглянул, по приезду получишь больше… Билеты, я надеюсь, не будут проверять?
–Будут, – пролепетал служащий, получив сразу годовой доход, – но по инструкции компании, после отплытия. Однако это должен делать я. Закрыть глаза, сэр?
–Нет, гарсон, с билетами у нас всё в порядке, вот они. Просто у меня редкая болезнь и в случае кризиса мне может помочь только брат. Я бы не хотел, что бы все об этом знали.
–Понял, сер.
«–А мне-то что, – подумал Сергей, – понял ты, не понял… Лишь бы никто не заметил моего исчезновения».
–Так, – Сергей с удовольствием потёр ладони, когда гарсон исчез за тут же запертой на замок дверью, – всё идёт как по маслу. Помоги установить межпространственный портал!
–Установить… что? – удивился Гекл.
–Ох, темнота! Переносной Межпространственный Портал, – ещё раз сказал Сергей. – Ты же был на Земле в составе дипломатической миссии по установлению контакта, знаешь, что это такое… Подержи сверху… Так…
–Но, – сказал Гекл, придерживая верхнюю планку, как сказал Серж, – я считал, что межпространственный переход существует только в стационарном виде?
–Верно, – подтвердил Сергей, кряхтя и завинчивая какую-то гайку откуда-то снизу, – года два назад существовал только стационарный вариант портала, я и забыл! А этот драндулет… придумал один из моих… друзей… О, ё! где же он учился! – опять ударился башкой об то же место! Элементарных понятий об эргономике нет!
–Передохни, – посоветовал Гекл.
–А ещё 135 гаек и 20 контактов ты будешь крутить? Сколько раз я ему говорю: ну, усовершенствуй ты эту бандуру.
Отпив ещё 2 глотка остывшего кофе, Сергей снова полез под агрегат и оттуда сказал:
–Ну, теперь понял мой план?
–Кажется, да, – неуверенно сказал Гекл. – Ты перемещаешься в Нагорно, а я изображаю тебя.
–Начинаешь соображать, – вылез Сергей из-под собранного наконец агрегата. – Меня и себя попеременно.
–Но на это нужно, – возразил Гекл, – несколько твоих и моих костюмов.
–Вот, мы сейчас и прибарахлимся, – сказал Сергей. – Кстати, название этого корабля кое-что мне напоминает…
–«Титаник»?
–Да, он самый!
–Да не волнуйся ты! Корабль надёжный, а снаряд два раза в одну воронку не падает, как у вас говорят.
–Дело не в том, – пояснил Сергей. – Я тебе предлагаю взять мобильный телефон.
–Телефон? – явно удивился Гекл. – А куда же его здесь поставить? Он в каюте не поместится!.. Что смеёшься, что я такого сказал?
Сергей заливался таким хохотом, как не хохотал с детства! Только через пару минут, несколько отдышавшись, он пояснил:
–Прости, я забыл на каком вы уровне развития… Мобильный телефон – это аппарат, умещающийся в детской ладони. Когда он только появился на Земле, устная информация передавалась по радиоволнам, затем по ним же научились передавать письменную, графическую информацию, видеоизображения, затем радиоволны заменили на межпространственный переброс и таким же образом научились подключать их к электроэнергии.
–А раньше они на батарейках были?
–Совершенно верно… Вот, кстати, звонок!
–Но я не слышу никакого звонка…
ГЛАВА XIV. ЗДРАВСТВУЙ, НОВАЯ СТРАНА!
Комфортабельный пятипалубный океанский лайнер степенно пришвартовывался к берегам Армы. Новый Порт встречал вновь прибывших бравурной духовой музыкой. Здравствуй, новая жизнь! Мы прибыли. Тем, кто прибыл сюда жить, наивно казалось, что всё самое плохое уже позади, что с новыми временнымитрудностями они справятся легко и жизнь будет легка и прекрасна. Даром, что ль, они мучились три месяца!
Впрочем, мучились не все. Благословенная Арма принимала новых мигрантов в соответствии с их положением там, в Старом Свете. Дальний межконтинентальный переезд отсеял сначала самых больных, чьи трупы выбрасывались за борт без разговора. Остальные принимались в Арму либо в качестве рабочей силы, либо как научный и культурный интеллект, либо как живой капитал. Для последней элиты матросы раскладывали золоченый трап с широкой ковровой дорожкой пурпурного цвета, выходящий прямо в центр островка с громким именем – Свобода. Остальные 5 или 6 трапов в разных концах лайнера были либо железными, либо деревянными, либо напоминали скорее MonkeyBridge. К одному из таких трапов сквозь суматоху торопливой толпы и спешили мужчина в возрасте и девушка, по-видимому, внучка лет семнадцати-восемнадцати.
–Ванта, не отставать! – то и дело кричал старик.
Нанка уже привыкла к своему новому имени, но, безоговорочно на него отзываясь, она каждый раз вспоминала ту, настоящую Ванту, с которой уже успела крепко подружиться за такой, вроде бы, малый срок. Интересно, где она теперь?
–Ванта, сюда, здесь, кажется, меньше народу! Где ты? Руку дай!
–Здесь я, здесь, дедушка! – почти раздражённо окрикнула старика Нанка. – Никуда я не делась! Вот и трап.
Земля! После трёх месяцев нещадной болтанки в сыром трюме, предназначенном для перевозки соли, в окружении сотни другой таких же, как они, голодранцев, вдруг – твёрдая земля! И – серьёзный таможенник:
–Кто вы? Национальность? Знание языка? Профессия? Цель приезда? Клоунов у нас самих – целый Синеград! Ну, ладно. Пройдите туда, пожалуйста.
Туда – это на тщательнейший медико-таможенный досмотр. По известному принципу «девочки – налево, мальчики – направо» новоиспечённых граждан с птичьими правами распределяли по разным кабинкам и подвергали чуть ли не экзекуции.
–Ванта, держись! – успел крикнуть Тиу Тин перед тем, как его втолкнули в правую дверь.
«Самим бы не хворать», – саркастично подумала Нанка, скрывшись за второй дверью.
Ближе к вечеру они встретились на другом конце островка. Всё, досмотр кончился, все карантинные тесты позади, осталось определиться с постоянным местом жительства. Впрочем, им и об этом думать не надо: конечно, Синеград, голубая мечта всех артистов, приезжающих в Арму. Другой вопрос, как туда попасть?
Между тем, никем не особо замеченным, с золочёного трапа спустился один молодой человек, дав на руку гарсону энную круглую сумму. Через два дня он исчезнет с поля зрения наблюдателей а на курсах личных секретарей появится некая молодая особа
ГЛАВА XV. В ПЕЩЕРЕ ПОД ПРОРВОЙ.
Вечерело. В пещере, что располагалась неподалёку от Прорвы уже совсем темно. Печальный свет факела был не в силах бороться с всепожирающей ночью. Но для молодой, грустно вздыхающей Магды оно было к лучшему: никто не увидит слёз отчаянья. Напрасно теперь успокаивать: завтра Истра уже не будет.
Магда с Истром заранее знали, чем кончится их История, можно сказать именно для этого они и явились на Коуш. Но терять близких людей всегда больно.
Они готовились к этому всю прежнюю жизнь, о которой люди ничего не должны знать. Для людей она – дочь богини, он – сын бога. Их миссия – установить на Коуше Эру Справедливости, как то было когда-то на Земле, а до этого – на ряде других планет. Они знали, но Магде хотелось верить, что земного Иуды здесь не будет, что Истр сумеет переубедить Прокуратора, что Его оправдают… Как бы было хорошо!
Но нет! Всё снова повторилось. Только что Пол принёс с тревогой ожидаемое известие: Его всё-таки взяли! Предлогом послужило волнение, настолько незначительное, что скоро все забудут его причины.
–Будем надеяться, пронесёт, – безнадёжно сказала Магда и словно забылась в воспоминаниях.
…Когда Истр входил в главные ворота Йеры верхом на ишаке, Магда стояла в толпе певших ему Осанну и с нетерпением взирала туда, в сторону Избранника. Кто он, тот, кто должен быть не только её мужем, соратником, другом, но и чем-то большим. Кто он, кумир миллионов, заранее знающий, что однажды они его предадут и тем не менее готовый отдать за них жизнь? Вот, вот вдали, наконец-то, показался молодой, мускулистый мужчина с длинными волосами.
–Мир вам, добрые люди, – декламировал оратор, – ибо нет на Свете злых людей! Мир домам вашим прекрасным, тепла и света хлебам вашим зрелым, любви и ласки жёнам и детям вашим! Живите в радости и всё будет у вас хорошо.
Они встретились глазами, между Магдой и Истром пробежала тайная искорка телепатической связи, понятной на Коуше только им одним: «Встреча вечером, в Саду Фонтанов, после заката солнца». Ах, как же он прекрасен!
Ах, как же Он прекрасен, Избранный!
В пещеру явился Фим и плюхнулся перед Магдой на колени:
–Прости, Наследная, прости, я не хотел! Они заставили, они пытали меня! Я не выдержал, но они хотели знать про Тебя, а не про него, тогда я выбрал Его! Магда, он сделал своё дело…
–Значит, через девять месяцев ты и меня выдашь как сделавшую дело? – грозно сказала Магда. – Нет тебе прощения! – Магда сложила подушечки большого, указательного и среднего пальцев вместе (как некогда на Земле) и несколько раз прокрутила ими перед лицом Фима: – Всегда помни, как Он будет скатываться в бездну Прорвы! Увести его!
Когда двое из Последователей взяли его под руки и поволокли к выходу, Фим ещё раз закричал:
–Прости, Магда!
ГЛАВА XVI. ГЕКЛ В
ГОСТЯХ У СЕРГЕЯ.
В по вечернему тёмной, с дополнительно задёрнутыми иллюминаторами каюте Гекл удивлённо смотрел на искусственный мираж, по выражению Гекла, в виде песчаного пляжа у моря, на котором стояла красавица в мини-купальнике, держа руки на бёдрах. Разговор шёл на незнакомом Геклу русском языке:
–Да? – начал Сергей.
–Где ты пропадаешь? – проворчала женщина. – Мы с детьми тебя вторую неделю ждём!
–Что, определитель адреса уже не работает? – ответил Сергей. – Тогда бы СМС почитали, я же сказал, куда еду.
–Сказать можно всё, что угодно, а определитель выдаёт какой-то код.
–У Павла бы спросила, он умеет переналаживать.
–Ну ещё!.. Кстати, кто там с тобой сидит? – разглядела-таки Тося напарника мужа. – На солнце видно плохо.
–Знакомься, – Сергей протянул обе руки в сторону визави, – депутат парламента ОГА Гекл!
Гекл, услышав своё имя, дипломатично кивнул головой.
–Где? Где? – послышался мальчишеский голос. Вскоре прибежавший Павлик показался на сумрачном столе и заговорил на армском: – Гражданин Гекл, позвольте выразить моё сочувствие…
–Успеешь ещё, шалопай! – дала Тося лёгкий подзатыльник сыну. – Может, там все живы?
–Увы, – вступил в разговор Гекл, – нет. Однако, откуда столь юное создание знает меня?
–О-о-о, это, видимо, последний из политиков! – пояснил Сергей! Всех королей-президентов знает! Будто лично знаком.
–Ну, уж, не всех, – встрял Павлик, – но не знать одного из Командоров Ордена Охраны Истинной Веры это слишком!
–Этот Командор, – грубо оборвал Сергей, – лишил меня возможности плескаться с вами, а ты с ним – с таким пиететом!
–Кстати, – сказала Тося, – вы сейчас где? Почему темно, ночь, что ли?
–Вечер, – объяснил Сергей. – Мы находимся на корабле, плывущем в Евру. Гекл готовится меня заменять пока я буду в Нагорно искать Принцессу. Тось, где у нас мои старые вещи?
–Если я их не выбросила, там, в сороковой комнате. Паша, какой дополнительный код переброски у комнаты №40?
Когда через пару минут Гекл и Сергей оказались в квартире следователя, Гекл снова удивился, услышав в пустой комнате размером с дворцовый зал приятный женский голос, говорящий, естественно, по-русски:
–Доброе утро, Серый. Московское время 9 часов, 40 минут, сейчас – 30 ое июня 2388 ого года, а ты бродишь чёрт-те знает где!
–Ванта, но ты же – компьютер, кто тебя научил ревновать? Пашка?
–Ванта? – услышал Гекл знакомое слово.
–Это – домашний компьютер, так её Пашка назвал, – пояснил Сергей по-армски и перешёл на русский: – Времени нет, Ванта! Геклу (а ты его наверняка идентифицировала) нужен мой «прикид». Не просканируешь, где мои старые вещи? Тоська сказала, где-то здесь.
–Тоська, Тоська, – проворчала «Ванта». – Раз Тоська сказала, пусть она и ищет… Вот здесь, – осветила собеседница лазерным зайчиком один из шкафов. – Может, чайку отведаете?
–Спасибо, нет. В другой раз.
Сергей с Геклом кинулись разбирать вещи.
–Весёлая у вас жизнь! За такую жизнь можно повоевать, – сделал вывод Гекл, снимая пиджак.
ГЛАВА XVII.
Весёлая жизнь, думал Сергей. Нашёл же кому завидовать!
На протяжении двух тысячелетий (не считая более ранние времена) на Земле не было дня без кровопролитья. Лет через 20 после публикации романа Д. Брауна «Коды Да Винчи» теория единой общепланетарной веры в Богиню ещё была в стадии «Это полный абсурд! Такого не может быть, потому что не может быть никогда!». Но по мере всё новых и новых научных открытий паства традиционных церквей уменьшалась с каждым часом, влияние Ватикана, русского патриарха, буддийского далай-ламы, иудейства исчезало как дым. Политики перестали заигрывать с церковью, а некогда многочисленные секты растворились как полуночное наваждение в полдень. В результате настал такой момент, кода казалось, что падению нравов не будет конца, т. к. валеологи применили версию Д. Брауна в своих, корыстных целях. Страсти вокруг человеческой души разгорелись нешуточные. Проще говоря, на Земле воцарился ад!
И тут в самом начале XXII ого века Наследница Трона решила себя обнаружить! Её приветствовали не в меру торжественно, пальму первенства Царица получила безоговорочно. Ещё вчера никому не известная художница стала мегазвездой. Но пиарщики, политиканы и валеологи сделали своё чёрное дело: оболганной Царице вскоре пришлось отдать Святой Трон т. н. «Наследнику». Пиарщики разыскали человека, сильно похожего на Иисуса Христа и усадили его на Трон. Под предлогом борьбы с падением нравов на центральных площадях мировых столиц восстановленных стран снова полились реки крови казнённых. Обвинив Царицу в пропаганде разврата, насилия, наркомании, новые власти именем самозванца, как во времена средневековья, хватали всех подозрительно легко одетых, с точки зрения, молодых людей, что бы на следующий день отрубить им головы или повесить на центральных площадях городов.
Вот только времена уже были не те: предыдущие 500 – 600 лет и то, что открывалось людям в дальних мирах, научили людей мыслить, анализировать. Теперь никому не надо было доказывать, что ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ, что есть, была и будет другая жизнь, за которую надо бороться! Так после свержения узурпатора, который, как выяснилось, не имел ничего общего со Святым Семейством даже на уровне ДНК, началась Последняя Гражданская Мировая Война. В этой ненужной мясорубке во имя Идеи за 2 года погиб каждый второй житель из 20 миллиардов землян! На долгие 10 лет (это в XXII ом веке-то!) воцарился хаос послевоенной разрухи! В конце концов, люди отстроились, всё вернулось на круги своя, земляне стали развиваться семимильными шагами, но ничего не забыли!
Спустя сто лет после кровавых событий в один из осенних дней все жрицы храма вместе с Царицей одевали траурные одежды, шли в свои или ближайшие храмы, зажигали свечи, вставали на колени перед алтарями и иконами и целый день молились за весь мир и за упокой душ усопших. Эта церемония транслировалась целый день на всех информационных каналах вновь объединённой Земли.
Сергей косо поглядел на Гекла и со словами: «Прости, но ты как один из Командоров должен это знать»,– одним ударом телепортировал ему всю истинную историю Земли.
–За что? – только и взвыл Гекл.
ГЛАВА XVIII. ВСТРЕЧА В САДУ ФОНТАНОВ.
Вечерело. Непривычно заливисто пели птицы. Всегда тихо журчащие фонтаны, подёрнутые фиолетовым маревом, на этот раз были особенно хороши. Людей почему-то почти не было, рядом с сидящей молодой девушкой пробежал какой-то малолетний озорник, никуда не торопясь, прошла парочка, чинно прошествовал пожилой патриций… вот, собственно говоря, и всё.
Но почему же тогда этот день кажется таким особенным? Да потому, что сегодня вечером, т. е. совсем скоро, здесь встретятся два любящих сердца, Он и Она, которые на миг забудут, что Они – Избранные. Нет, сегодня вечером всё будет как всегда.
На Коуше, на этой планете они, мужчина и женщина, увидятся впервые, но жить им теперь предстоит вместе до самой Его «смерти». Воскреснув, Он с сожалением уйдёт на небо, т. е. туда, на Базу, а Магда останется, что б на Свет появилась Ванта Первая. Человек не может жить без Веры в душе, ибо на бесконечном, по меркам человечества, пути эволюции ему приходится крайне трудно. Людям надо знать, что о них кто-то думает. И им нет дела, что этот кто-то тоже живое существо и хочет хоть иногда полюбоваться вот этим вечером, этим фонтаном, вдохнуть этого душистого воздуха…
В неверном тёмно-синем свете вечера стали вырисовываться смутные очертания. Это Он, Истр. Магда медленно встала и неторопливо, как дикая кошка на охоте, а точнее, непроизвольно сделала шаг на встречу.
Как же Она прекрасна! – думал Истр. – Как же мне повезло!
–Здравствуй, Магда.
–Приветствую тебя, наречённый мой!
В пещере Магда неохотно очнулась от воспоминаний. Зашла укутанная в чёрное женщина. Мари. Магда проворно, но плавно встала и неглубоко поклонилась. Две фигуры встретились, обнялись и заплакали.
–Надо идти…
ГЛАВА XIX. ВАНТА СНОВА БЕЖИТ.
–Нужна машина, – сказали губы секретарши Гекла в трубку офисного телефона. – Их больше нет. По крайней мере, деда… Нет, не надо, я думаю, Сергей Петрович всё сделает, как надо. А вот мне надо скрыться… Я жду…
Ванта (а это она скрывалась в образе секретаря) плавно положила трубку телефона и начинала медленно сползать в кресло Гекла. Вообще-то, ничего хорошего не было, ушли из жизни два последних близких человека. Больше у неё никого на Свете не было. Сиротой она осталась сразу после рождения, несколько лет назад убили брата и теперь из бреда обморочного Гекла, которого она минут 20 приводила в чувство, она узнала о смерти дедушки и подружки. Как жить дальше?
Резкий удар закрывающейся двери заставили Ванту вздрогнуть. Что у них там произошло? Но не успела она открыть рот, как Сергей Петрович, таинственный посетитель её шефа, вылетел из приёмной, так же дёргано хлопнув второй дверью. Ванта прислушалась. В кабинете шефа стояла тишина. Убил? Нет, убийцы с таким шумом не вылетают, не обращая внимания на потенциальных свидетелей. Осторожно войдя в кабинет, Ванта застала Гекла в бессознательном состоянии развалившемся на кресле:
–Депутат Гекл, депутат Гекл, что с Вами? – напрасно трепала и шлёпала по бледным щекам Ванта своего шефа.
Очнувшись на несколько секунд, Гекл пробормотал что-то бессвязное и снова вырубился. Так, это уже лучше, значит, он живой. Дальнейшее было делом техники, точнее говоря, стаканом воды, который Ванта просто плеснула в лицо депутата.
–Ах, я несчастный, ах, я убийца! – запричитал Гекл. – Электрический стул по мне плачет! – и снова замолчал.
Однако на этот раз состояние Гекла позволило Ванте без его ведома влезть в его мысли, откуда она и узнала, что Гекл – Командор её Ордена, что Сергей Петрович, вызванный им же, в мягкой форме указал на недопустимые, по мнению самого же Гекла, просчёты, в результате которых… и т. д. Кровавые видения в воспалённом мозгу Гекла действительно могли вывести из себя кого угодно: кровь по стенам, лоскутки одежд Нанки по углам, привязанный Тиу… Было ясно, что надо было уезжать. Куда? Да, уж, не туда, куда все думают! Впрочем, благодаря этому происшествию, Принцесса получила как минимум полгода отсрочки, ведь корабль до Евры идёт 3 месяца! Понадобится ещё какое-то время, что бы понять, что Ванты там нет. Ещё 2,5 месяца (с учётом попутного течения) что бы вернуться в ОГА… Нет, на Коуше на это не способен никто! А Сергей Петрович её обязательно найдёт и…
Неожиданно послышались торопливые шаги и лёгкое шуршание юбок. Кто бы это мог быть? Её охранник, во-первых, мужчина, во-вторых, должен ждать её у подъезда, готовый завести мотор допотопной машины ещё до того, как она в неё сядет. Пока она думала, на пороге появилась её подруга.
–Нанка, ты? – искренно удивилась Ванта, обняв подружку. – Что произошло? Где ты была? Как выжила?
Нанка, наконец-то, дала волю слезам. С тех пор, как она сумела вырваться из этого ада, десять дней она только и делала, что скрывалась, не давая себе расслабиться ни на миг. Конечно, если бы Нанка обратилась в полицию, всё было бы проще. Для неё, но не для Истинной Веры. Ведь полиция любого государства на Коуше была либо круглианской, либо атеистической, что не лучше, наверняка. Нанка знала способности Ванты, потому без лишних слов показала указательным пальцем на свой лоб: «Если хочешь узнать, залезай, разрешаю, но я не хочу говорить об этом».– Ванта не стала глубоко забираться в горячиемысли подруги. Без того всё было ясно, а прошлого не исправить. За окном автомобильный гудок просигналил условное количество раз:
–Пойдём, Нанка, надо идти, – тихо сказала Ванта и повела подругу к выходу.
–Куда? – спокойно спросил водитель в тёмных очках, когда девушки уселись на заднее сиденье.
–На Запад, без остановки, – ответила Принцесса. – Кстати, почему на машине нет номеров? Это больше вызывает подозрение.
–Выедем из города – привинчу номера, – логично ответил парень. – А пока пусть думают, что здесь произошло убийство и подозреваемые скрылись на машине без номеров.
–А если обнаружат, что Гекл – Командор Истинной Веры?
ГЛАВА XX. ДИСПУТ
–За что? – возмутился Гекл. – Что, уж, и хорошей завистью позавидовать нельзя?
–Тебе, по идее, нельзя.
–Что, я уже не человек?
–Ты – Командор ордена Охраны, а этим сказано всё! – твёрдо ответил Гекл. – Твоя работа – подозревать всех, даже меня. Вместо этого ты восхищаешься первым же встречным видением.
–Но я же человек! Я тоже иногда хочу отдохнуть!
–А я кто? Третий отпуск подряд я не могу отдохнуть как нравится. Третий отпуск подряд я обещаю семье, что скоро-скоро закончу это дело, закончу то дело, пятое, десятое и прибуду к ним. А в результате звонит какой-то депутат, я всё бросаю и мчусь на край света!
–Но тебе, может, нравится твоя работа! А я не собирался быть депутатом, понимаешь? Я – Командор в четвёртом поколении! Дай отдохнуть, в конце концов!
–Насколько мне известно, кандидатов на вступление в этот Орден тщательно проверяют, тестируют, расспрашивают… Значит, ты хотел? Слушай, – неожиданно сказал Сергей, – может, ваш Орден – липовый? Может, вы – всего лишь прикрытие?
–С чего это ты взял? – снял Гекл очередные брюки: – Сойдёт!
–Да с того, что всё у вас как-то не в меру открыто, – подал Сергей очередную рубашку. – Далеко ходить не надо; в первый раз прихожу в гостиницу, называю секретный код гардеробщице, а она – рот до ушей и на весь холл выражает неподдельную радость! На ещё, примерь… А если я – шпион Папы Круглианского?
–Но ведь она тебя четыре дня ждала! – возмутился Сергей. – Кстати, тоже отпуском пожертвовала. Только, в отличие от тебя, она не могла прямо сказать шефу, из-за чего, собственно говоря, весь сыр-бор.
–Ладно, чувствую, сейчас на личности перейдём… На, примерь ещё эти шорты. Кому-то надо остановиться… Я лишь хотел сказать, что если ты – Командор, то ты всегда на работе, без права на отдых. Это наша судьба, наш крест или круг, как угодно! Так, затоварились. Теперь – связь…
–Но я же не знаю, как им пользоваться, этим мобильником-то!
–Кнопки не путай, – пояснил Сергей, – и всё будет в порядке! Да тут одна только кнопка-то – вкл / выкл.Остальное управляется голосом. – Нажав на кнопку, Сергей сказал по-русски: – Язык армский, – после чего опять перешёл на язык собеседника: – Образец, – добавил шёпотом, обращаясь к Геклу: – говори!
–Что говорить-то? – не понял Гекл.
–Любой текст. А лучше – какую-нибудь местную приговорку, где бы звучали все ваши звуки.
На корабле уже с полчаса стояла звёздная ночь, когда землянин Сергей и коушанин Гекл, выпившие по стакану коньяку, вернулись в каюту и улеглись спать.
–Серж, – неожиданно сказал Гекл, – а где находится наша звезда на вашем небосклоне?
–В созвездии Большого Пса.
–А кто он такой? Верно, хороший человек?
–Как тебе сказать… Пёс – это не человек, это – животное. Точнее, это одомашненный вид зверя, который у нас называется по-другому – волк. А это опять довольно-таки символично, а ты сказал, что устал от символов…
–Я этого не говорил.
–Но имел ввиду.
–И ввиду не имел… Ну, скажи, что за ещё символ?
–А ты обидишься, я ведь не дипломат.
–Не обижусь, скажи!
–Хорошо, сам напросился. Волк у землян традиционно ассоциируется с людоедом, а собака – с другом человека. Но здесь есть некая путаность понятий: дружба собаки – это не что иное, как подхалимаж ради куска мяса. Собаки воспринимают человека как вожака. А вот наши биологические враги – волки – действительно умеют меж собой беззаветно дружить и любить. Они никогда никого не предают. Но – хищники. Так вот, Геша… ты спишь?
–Нет, Серж, слушаю.
–Так вот, у меня в связи с этим возникает вопрос: кто вы нам? – волк или пёс?
–Хороший вопрос! – сказал Гекл.
Во сне Геклу снилось странное животное, которого он никогда не видел: со страшным оскалом пасти и весело виляющим дружелюбным хвостиком…
ГЛАВА XXI. СНИМАЕТСЯ КИНО.[2]
–Стоп, мотор!
Тиу Тин метался по съёмочной площадке как загнанный в угол лев. В какие-то годы он получил контракт, получил плёнку, деньги, актёров… Работай да работай! Но снова чего-то не хватало. Чего? – он понятия не имел, но приглашённый мальчик, сидевший в уголке, не смеялся! К Тиу подбежали несколько человек, молодая ассистентка спросила недовольно:
–В чём дело, шеф? Уже плёнка кончается! Из всех графиков выбиваемся! Будьте же благоразумны!
–Не смеётся, – пояснил Тиу, указывая руками в сторону жевавшего местный фрукт – дыву – паренька.
–Так он устал! – пояснил один из партнёров. – Он видит эту сцену в двадцать пятый раз!
–Вы не понимаете, как мне важен этот фильм! – размахивал руками начинающий актёр и режиссёр. – Это – мой дебют! От этого фильма зависит вся моя судьба здесь, в ОГА. Я наконец-то смогу вызвать сюда семью! – Тиу благоразумно умолчал про ещё одну причину; старый клоун наивно полагал, что сможет упрятать здесь от длинных рук Папы Круглианского Принцессу.
–Но ребёнок устал! – как можно членораздельнее сказал ему один из партнёров. Подойдя к мальчику, он спросил:
–Дожу, ты почему не смеёшься?
–Да надоели вы все! – бесцеремонно сказал главный цензор. Его взяли с улицы по идее Тиу и предложили немножко подработать.
–А что надо делать?
–Смотреть и хохотать, – сказали ему.
Но когда его завели на съёмочную студию, какой-то странный клоун, которого он ни разу ещё не видел, подошёл к нему и шепнул на ухо:
–Парень, предлагаю тебе «штуку» за то, что бы ты смеялся только если будет смешно. Мне нужна правда. Будет плохо – можешь меня поколотить, вот тебе ремень.
Тысяча больше, чем чуть-чуть. Тиу Тин был великолепным клоуном, парень поначалу ржал как угорелый когда было смешно. Но когда в одном месте вместо хохота раздался жалкий смешок, Тиу Тин стал переснимать дубль за дублем, а маленькому Дожу стало вдруг смертельно скучно.
–Гражданин Дожу, – взмолился Тиу, – ну, что нужно сделать, что бы здесь было смешно?
–Когда падают, – пояснил мальчик, – это для меня не очень смешно, поскольку у меня есть друг, который ходит на костылях.
Клоун неожиданно выпрямился:
–Гениально! – тихо сказал он.
–Что, что гениально? – начали возражать ему. – Это же классика! Люди всегда смеялись над падениями!
–Репризы, – провозгласил Тиу, – должны быть смешными для всех! А беда не может веселить. Перерыв до завтра, сцену переделать. Дожу, иди сюда, получай что заслужил.
–А можно завтра я с другом приду?
–Не только можно, а нужно! – обрадовался клоун.
ГЛАВА XXII.
ВОСХОЖДЕНИЕ ИСТРА.
Притуплённая боль внезапно пронзила откуда-то снизу впавшего в беспамятство Истра. На самом деле, один из добрых стражников с размаха вставил острый, железный наконечник копья в заднее место смертника. Брызнула кровь, где-то внизу взревела беснующаяся толпа; половина зрителей проиграли свои деньги, т. к. он не умер. Истр выжил и пошёл вверх, иначе бы бочка покатилась бы вниз, через него, разогнав внизу самых отчаянных зевак.
Господи, Царица Небесная, как же тяжела ноша Моя! Не дай же пропасть трудам тяжким! Истр вдохнул солёный от крови воздух и толкнул бочку вперёд. Затем вынул давно потерявшую всякую чувствительность ногу с гвоздём из земли, перетащил её чуть выше и снова вставил в землю. Он снова почти удивился изобретательности своих палачей; ведь Истр научился отключать боль ещё там, в Восточной стране, но укол в зад острым копьём гладиатора всё-таки смог причинить ему боль.
–Скоро у нас будет Наследница, – Истр снова впал в тяжёлое забытьё, эхом услышав сладкий голос Магды. Как же она прекрасна! Как же она хороша! Неужели это счастье скоро закончится? Сладострастно и благодарно поцеловав жену в нежный как шёлк живот, Истр встал с пещерного ложа, устланного пухом, травой и листвой деревьев.
–Не хочется уходить, – вздохнул Истр, с сожалением встав с постели. – Знать, что люди меня проклянут, и всё-таки идти спасать их… За что, Магда?
–Если б я знала! – вздохнула Магда. – До встречи, любимый!
Когда Истр ушёл, Магда вошла в телепатический контакт с Центром:
«Неужели ничего нельзя сделать? Неужели нет никакой реальной альтернативы? Это же зверство!»
Сама знаешь, что это не по-настоящему. Истр вернётся к нам и будет жить полноценно ещё 800 лет.
«Его поймают сегодня, а не через 800 лет. Он даст исцеление ещё троим человекам, вернёт с Того Света ещё двух бедолаг, а за это за всё Фим выдаст Его в руки деспота. За что???»
Успокойся, это ещё не точно. У людей всегда есть выбор, Прокуратор может ещё передумать. Мы и так усилили влияние Спасителя на Коуш по сравнению с Землёй.
«Сволочи вы!» – ответила Магда и отвернулась лицом к стене пещеры.
Истр ничего не знал про этот контакт, его память была заблокирована. Он просто хотел помочь людям как Сын Божий, спустившийся с небес. А в данный момент он толкал бочку вверх, к вершине Прорвы…
ГЛАВА XXIII. ПОСЛЕ
ИНСЦЕНИРОВКИ АВАРИИ.
Ванта скрылась недалеко поначалу, ибо никаких определённых планов не было. Однако с той самой ночи, когда, играя в прятки, она вместе с братом нечаянно узнала о своём происхождении, её жизнь всё-таки как-то незаметно переменилась. Вообще-то с тех пор, как она себя помнила, Ванте казалось, что она какая-тоособенная, не такая как все, хотя ни дед, ни бабушка её не выделяли среди прочих. Так, например, она часто слышала чужие мысли и иногда даже могла на них влиять, но думала, что это могут и другие люди. Но, случайно узнав правду, Ванта не изменила своего отношения к этому миру. Жизнь – это не сказка, справедливо решила она, о себе надо заботиться самой. А когда к тому же тебя с рождения хотят убить, титул Наследной Принцессы никого не обрадует.
Когда же всё открылось, Ванта стала в тайне от всех формировать свою собственную службу безопасности, вовлекая в неё мальчишек как в серьёзную игру. Лишь пройдя целый ряд испытаний особо преданные ребята узнавали правду. Естественно, по мере взросления бывших детей встал вопрос финансирования; затяжной кризис продолжался и конца ему не было видно. Для решения этого больного вопроса Ванта, удалившись от семьи сперва в Нагорно, затем ещё в целый ряд стран, создала ряд легальных и полулегальных частных фирм; деньги на это она брала у наиболее преданных и богатых членов своего Тайного Субордена Охраны.
Эти мелочи были бы не столь важны, если бы не вполне адекватное восприятие этого мира дедом. Потеряв когда-то дочь, её мужа и всю родню в якобы потерпевшем крушение лайнере, дедушка Тиу взвалил на себя с женой всю заботу о внуках, но времена Тяжёлого Кризиса не торопились проходить. Поэтому со временем дед всё мрачнел и заметно угасал. Кто знает, что произошло бы, если бы Ванта ещё несколько лет была бы в неведении о своём происхождении? – может, устав бороться с превратностями судьбы, дед совершил бы однажды роковую ошибку и фактически сдал бы внучку круглианской охранке? Но этого не произошло: рано повзрослевшая Ванта взяла ситуацию под свой контроль.
Даже сама мысль об аварии на самом деле пришла в голову не Тиу, а ей, Принцессе. Она всего лишь телепатировала её деду, пока тот спал. Потому теперь она, ослушавшись мрачного старикана, спокойно поехала не в Нагорно, а в Норланд. Но не потому, что там была не Круглианская Церковь, а её раскольническая ветвь и за ней мало кому придёт в голову охотиться. Нет, Ванта просто путала следы, обозначив там своё присутствие, затем переехав в Океанию, пожив там года два, переехать на Южный Континент и только потом внезапно появиться в Нагорно.
В течении многих лет Ванта так и делала, пока однажды восемнадцатилетняя девушка, скопившая немалую сумму, приехала в Евру под видом таинственного молодого офицера и, почти случайно узнав, что её дед с Нанкой отправляются в ОГА, купила билет на тот же самый рейс «Титана».
В Новом Свете она быстро растворилась среди толпы. Через несколько лет, закончив под видом уже бедной девушки курсы секретарш-машинисток, Ванта напала на объявление и устроилась на работу к некоемудепутату Парламента. Это был Гекл.
ГЛАВА XXIV. УТРО ПАПЫ КРУГЛИАНСКОГО.
Юный рассвет медленно, но верно, сверху вниз, окрасил золотые купола великолепного, почти бескрайнего замка Папы Круглианского Типа XXVII ого. По бесконечным залам, золотым, янтарным, хрустальным, серебряным, величаво входило в свои права утро. А где-то там, в Святой Опочивальне, на царственном ложе ещё спал хозяин этого мира. Точнее, делал вид, что спит: молодой служка давно уже стоял на коленях с подносом тяжеленных одежд на руках, это должно быть первым зрелищем, которое увидит Первопонтифик. А когда Он соизволит пробудиться – этого никто не знал. «Пусть помучается»,– блаженно думал старик.
Наконец, старик зевнул, потянулся и только после этого открыл свои ясные очи, подёрнутые, тем не менее, естественным процессом старения.
–Доброе утро, О, Ваше Золотейшее Преосвященство! – благоговейно, опустив голову к паркетному полу, сказал молодой служка, а пока он говорил это, из-под одеяла как можно тише и незаметнее выскользнула и исчезла за тайной дверью юная обнажённая девица. – Позвольте поиметь счастье облачить Вас.
Ежеутренние облачения Папы Круглианского имело два смысла: Первый символизировал грядущее облачение в Царские Одежды второй раз Сошедшего с Небес Спасителя, ни больше, ни меньше. Второй же, практический смысл заключался в том, что бы максимально продлить долголетие текущих Пап. Один из Постулатов Церкви гласил: раз Сын Божий будет жить вечно, то Папа, проживший больше всех остальных предшественников, якобы и был ближе всех к Богу. Поэтому чем дольше Папа Круглианской Церквируководил паствой своей, тем священнее был Его Прах. Каждый новый долгожитель после смерти хоронился в особом Посмертном Ложе вместо предыдущего долгожителя. Исходя из этого, с определённого возраста Святым Понтификам решительно ничего не давали делать самостоятельно (разве что крутить перед носом молитвы).
Наконец, часовое Облачение Святого Тела окончилось. Служка поклонился и не разгибаясь вышел. Но его тут же заменили два других счастливца, в качестве поощрения за примерное усердие в изучении богословия выигравшие Величайшую Честь Умывания Святого Тела. За это они получат ещё две недели отпуска. Да и отпущение грехов не помешало бы; индульгенция ныне очень дорога. Искренне поблагодарив за это право, они удалились таким же образом.
На смену им приползли ещё двое счастливых носильщиков Золотого Паланкина: теперь Тип XXVII ойсимволизировал Святой Грааль, который якобы был сосудом Святых Слёз Богоматери Марии. На самом деле, каждый Круглианский Папа был прекрасно осведомлён, что на его месте должна была находиться Наследница и сознание этого факта делало пребывание на Золотом Паланкине ещё более приятным.
Когда паланкин с Типом XXVII ым величаво выплыл из Святой Опочивальни, по всей планете, начиная от Замка Папы Круглианского, один от другого, зазвонили церковные колокола. Это означало, что Папа Тип XXVII ый соизволил проснуться и желал всем благоверным доброго утра! В отличие от Земли, на Коуше Церковь не дробилась, ведь ей приходилось на равных условиях конкурировать с Истинной Верой; вращение трёх пальцев вокруг лица не только Сергею казалось странным. Потому ежеутренний перезвон всех колоколов казался самым величественным зрелищем и очень многих искренно побуждал на великие и добрые дела. Величавое Шествие Золотого Паланкина длилось с полчаса, ибо столько времени было нужно для того, что бы добраться до Трапезной Чистых Помыслов.
Золотой Паланкин был внесён в Трапезную, где позади своих бархатных кресел алого цвета стояли Кардиналы. После того, как Паланкин плавно опустили на серебристый паркет близ Трона Плотских Удовольствий и Понтифик с достоинством Бога пересел в Трон, звон колоколов начал стихать и вскоре смолк. Служки, принесшие Святого Понтифика поклонились, поблагодарив за счастье, и удалились.
–Садитесь, Избранные, – покрутив несколько раз перед носом, произнёс Тип XXVII ой. – Приступим. Какие у нас новости? – спросил он присутствующих после нескольких первых ложек.
Поблагодарив за Святое Соизволение разделить с Понтификом Его Трапезу, Кардиналы один за другим стали рассказывать, что произошло на подвластной им земле за прошедшие сутки. Было видно, что, несмотря на свой пожилой возраст, хозяин понимал, о чём спрашивает и живо интересовался этим; он задавал такие уточняющие вопросы по тем или иным темам, что ответчикам то и дело приходилось вызывать своих секретарей. Поэтому по ходу приближения дела Кардинал Армский становился всё мрачнее и мрачнее. Тип XXVII ый это видел и чувствовал, умышленно откладывая главный вопрос дня в самую последнюю очередь.
–Всё это хорошо, – наконец, выслушав всех, подытожил Папа. – А как дела с так называемой Принцессой?
У Кардинала Армского вилка выпала из рук. Он обречённо встал с кресла и голосом нашкодившего школьника произнёс:
–О, Ваше Золотейшее Преосвященство! Факты подтвердились, Тиу Тин нами уничтожен, но это была не она.
–То есть как не она? – очень медленно положил вилку с мясом Тип XXVII ой. – Вы мне сказали, что Ванта нашлась и будет уничтожена.
–Оказалось, что это – дублёрша, О, Ваше Золотейшее Преосвященство!
–Когда кажется, круглиться надо, – прошипел сквозь зубы старик. – Ну, и где она, по-вашему?
–Здесь, – совсем потупив взор, ответил Кардинал Армский.
–ГДЕ ЭТО ЗДЕСЬ? – выделяя каждую букву, гневно прогремел в тишине Тип XXVII ой. – В твоих портках, что ли? Куда ты смотришь, когда с тобой Я разговариваю!
–Здесь, в Нагорно, – вздохнул докладчик.
В этот момент сердце Кардинала Нагорно провалилось ниже уровня пола. Нагорно и без того была слабым местом Святой Круглианской Церкви. За прошедшие 1800 лет круглианство в этой маленькой стране так и не прижилось. Отставок с этого поста не бывает, только и подумали два Кардинала, значит
ГЛАВА XXV. СЕРГЕЙ
ПЕРЕМЕЩАЕТСЯ В
НАГОРНО.
Побродив вместе с Геклом по палубам «Титана» ещё 2 – 3 дня, Сергей стал собираться в Нагорно. Собственно, собирать было нечего; земляне уже два века не пользовались чемоданами и прочей кладью, ведь в случае чего им достаточно было переместиться домой. Однако Сергей как следователь по особо важным делам предпочитал основные инструменты по работе брать с собой. Сейчас, занимаясь укладкой небольшого саквояжа, Сергей с удовольствием вспоминал несколько дней самой беззаботной работы, как он сам выразился.
С самого первого утра пребывания Сергей с Геклом активно прогуливались по всем палубам и этажам «Титана», добиваясь, что бы присутствие двух братьев так или иначе запомнили все.
–Интересно, – спросил Гекл к концу первого дня, – а тут есть шпики круглианцев?
–Да сколько угодно! – ставя коктейль на стол, сказал Сергей. – Например, этот бармен. Или тот человек. Или вон та парочка… На любой вкус!
–Ты шутишь или пугаешь? – струхнул Гекл.
–Не шучу. Но и пугаться тут нечего, – серьёзно заявил Сергей. – У нас говорят, волков бояться – в лес не ходить. Вполне вероятно, что Папа Круглианский давно уже извещён по телеграфу и о нас, и о том, что Принцессу надо искать в Нагорно. Скорее всего, они уже ищут, а я тут тебя караулю.
–Но ведь они не найдут за этот срок Ванту, – с надеждой сказал Гекл.
–Не найдут, если ваш Орден хорошо работает, – согласился Сергей, – но будут на 2 – 3 дня ближе меня. Вся надежда – на телекинез, а его я ох, как не хотел бы применять! Но придётся.
–Серж, прости!
–Да что ты заладил, прости, прости! Давай-ка, лучше, когда придём в каюту, учи русский язык!
–Зачем? – не понял Гекл. – Он мне не понадобится.
–Хотя бы затем, что бы говорить моим акцентом когда будешь меня изображать.
–Нет у тебя акцента, ты чисто говоришь по-армски!
–Спасибо, конечно, за комплимент, но такого не бывает! – возразил Сергей. – Ты не бойся, это не больно, чик – и всё!
–Хочешь из меня зомби сделать? – пошутил Гекл, намекая на круглианскую пропаганду.
Таким образом, к моменту перехода в Нагорно все уже привыкли видеть их сначала вместе, потом врозь… Ведь через день Сергей и Гекл специально стали появляться в разных местах. При чём, когда кто-то шёл от Гекла к Сергею, тот, не долго думая, спрашивал:
–Ой, а где мой брат?
Когда же кто-то шёл от Сергея к Геклу, этот же вопрос задавал Гекл, извещённый о том незаметной вибрацией мобильника. И лишь поняв, что они всё-таки надоели всем, Сергей включил поиск Нагорно и стал собираться.
–Шатает, – заметил Гекл начавшиеся колебания лайнера.
–Это хорошо, – не поднимая головы ответил закадычный друг.
–Что хорошего? – снова не понял Гекл. – Такая качка у нас обычно кончается большим штормом.
–Ну, и что?
–Как это ну и что?! Ты же говорил, что ваш «Титаник» затонул!
–А ты говорил, что вы учли наши ошибки, – продолжал дразнить Сергей. – А если серьёзно, это нам на руку. Ведь в случае, если корабль пойдёт ко дну, ты ко мне позвонишь и я переброшу тебя в Нагорно.
И тысячи жизней прервутся тогда… – процитировал Гекл одну из песен, про которых узнал из сеансов обучения русскому языку.
–Поздравляю, делаешь успехи, – ответил Сергей, нажав последнюю клавишу портала. – Но ничего не могу сделать. На этом корабле 379 жизней, а вот если убьют Принцессу, то они смогут прервать не тысячи, а миллионы жизней! А «Титан» может ещё не утонуть. До скорого!
Сергей вышел в горную долину, густо покрытую цветами и душистыми травами планеты Коуш. Первое, что он сделал, с наслаждением вдохнул ароматный воздух гор. Через минуту, просканировав окружающее пространство, он уже точно знал, где тут проживают круглианцы, а где – сторонники Истинной Веры. Как и следовало ожидать, их оказалось больше процентов на 90. Идеальное место для Ванты! Только где она?
ГЛАВА XXVI.
Практически безостановочно прокатившись через всю Арму, спустя 4 дня экипаж Ванты был уже на берегу Великого океана. Великий океан действительно был в полтора раза больше земного Тихого океана, здесь его первооткрыватели не погрешили против истины, дав такое название. Выйдя на свежий воздух и глубоко вдохнув, Ванта распорядилась:
–Теперь разделимся; я пойду куплю билет на лайнер до Южного континента здесь, а вы оба езжайте дальше, до самой Чии. Нанка, естественно, будет называться моим именем.
–Ваше Высочество, может, не надо, а? – попытался возразить юноша. – Это слишком рискованно! Давайте я с вами поеду.
–Никакого риска, дружок! – пояснила Ванта, слегка нажав указательным пальцем на нос своеготелохранителя. – Во-первых, они будут охотиться на Нанку (если, конечно, найдут вас). Но ты, ведь, не дашь ей пропасть?
–Нет, конечно. Но…
–Во-вторых, – перебила Ванта, – пока круглианские шпики вас вычислят, мы уже обгорим под солнышком Южного континента, это я обещаю. В-третьих, капитан судна, на котором я поплыву, является сторонником Истинной веры. Но есть ещё четвёртая причина, о которой я не хотела бы распространяться.
–Что не хочет женщина, того не хочет Богиня, – переиначив известную пословицу, пошутил водитель и обречённо сел за руль. – Прощайте, увидимся на Южном континенте!
–Счастливо! – Ванта послала воздушный поцелуй, вошедший в моду после установления дипломатических отношений с Землёй, и быстро, легко пошла в сторону морского порта.
Там она легко купила билет на корабль «Санта – Мари», на котором и был тот самый капитан. Через час она благополучно села на корабль и, закрывшись в каюте, стала спокойно обдумывать свои дальнейшие действия.
Идея Ванты состояла в том, что бы влить в Святую кровь хоть немного свежей, сильной крови достойного человека. Благодаря мягкому засилью Круглианской Церкви, мужчины её веры сильно измельчали, сила их воли ослабла настолько, что с каждым веком найти подходящего партнёра для продолжения рода Царицы Небесной было всё проблематичней и проблематичней. Уже спустя 300 – 400 лет после Воскресения Истра Наследные Принцессы отказались от обязательного Обряда Венчания, это ничего никому не давало. Напротив, Обряд Святого Венчания отпугивал самых привлекательных претендентов. Естественно, такое решение не могло не вызвать жарких дебатов вокруг Истинной Веры, именно тогда Круглианская Церковь смогла «под шумок» проникнуть в ряды Командорства Охраны. Однако в течение нескольких последующих веков история доказала правоту этого решения: Истинная Церковь постоянно укреплялась, решения Наследных Цариц были всё мудрее и мудрее… Потому и сейчас Ванта нисколько не сомневалась в своём решении: ей нужен был землянин, Сергей Петрович. Верно, сначала она положила, было, глаз на Гекла, но это длилось до той поры, пока она не узнала, что, собственно, этот непонятный инопланетянин делал на Коуше? Но после того, как она просканировала лежачего без сознания депутата, Ванта поняла, кто такой на самом деле этот Сергей.
Спустя неделю спокойного плавания Ванта вошла в рубку капитана, положила на стол чемоданчик, который носила с собой, сделала перед ним знак розы и спокойно сказала:
–Скоро будет мой остров, капитан! Мне надо туда высадиться.
–Вы в своём уме, мадам? – ответил визави. – Это – необитаемый остров, там никто не живёт, кроме диких зверей. И потом, откуда Вы про него знаете? На картах его нет.
–Так и думала, – выдохнула Ванта. Вместо продолжения бессмысленной дискуссии она телепатически ударила капитана всеми нужными ему ответами, в том числе и кто она на самом деле. – Извините, капитан, но Вы не оставили мне выбора. И Вы, и я знаем, что остров появится вот-вот, а довериться кому попало я не могу… Приложите лёд, быстрей пройдёт!
–Пустяки, пройдёт! Сам виноват, – сказал капитан, потирая лоб. Дёрнув рычаг, капитан пробасил: – Штурман, в рубку!.. Времени действительно нет, Ваше Высочество, я сам Вас отвезу.
Спустя всего минут 10 после отданных капитаном распоряжения насчёт курса невдалеке уже спускалась капитанская шлюпка с Вантой на борту.
–Всё же как-то некрасиво получается, Ваше Высочество: капитан убегает со своего судна. Вы не могли бы таким же образом, как меня, успокоить пассажиров и экипаж?
–Уже сделано. Но, естественно, было бы куда лучше, если бы вместо Вас здесь был бы какой-нибудь Ваш подчинённый; мало ли, что может случиться?
–Ничего за 20 минут не произойдёт. А вот и остров… О, да Вас встречают! – удивился капитан.
–Всё, большое спасибо, капитан. Дальше я сама, – скороговоркой проговорила Ванта, необычно быстро скинула с себя одежды и, поднырнув в море с прыжка, устремилась к берегу. – Надеюсь, Вы никому не расскажете, что увидели? – крикнула из Ванта.
Удивляться капитану было чему; там, на берегу, стояли и тепло приветствовали руками и возгласами свою Принцессу красивые молодые, пышущие здоровьем, юноши и девушки. Многие из них были обнажены или полуобнажены:
–Привет, Ванта!
Уплывший восвояси капитан ещё долго думал, неужели круглианцы правы и это в самом деле секта? Да нет, не может быть! Хотя чёрт их знает…
А Ванта, вышедшая, наконец-то, на милый берег, тут же попала в объятия своих друзей и подруг. Утонуть в море ласки и смеха – вот то, о чём она мечтала уже несколько лет! И пусть весь мир подождёт!
Случайно открытый лет 30 назад островок вскоре стал некой штаб-квартирой сторонников Истинной Веры. Сначала никто не знал, что делать с этим «подарком судьбы». Но после установления дипломатического контакта с Землёй стало ясно, что расстояния делу не помеха и здесь можно отгрохать шикарный дворцовый комплекс для Наследной Принцессы. Более того, здесь, в тайне от всех жителей Коуша, был стационарный межпространственный портал, к чему и стремилась Ванта с того самого дня, как узнала от обморочного Гекла о Сергее.
ГЛАВА XXVII.
ВОСХОЖДЕНИЕ ИСТРА.
Кровавый рассвет зловеще вставал над древней, как мир, горой Прорвой. Ещё недавно такие добрые, ласковые звёзды обжигали и кусали приговорённого к смерти похлеще добрых людей. Скоро, совсем скоро этот ад закончится к вящей радости всех его участников! Вот, наконец, до уходящего сознания Истра дошла команда: «– Стой, стервец! Пришли! Разгружай камни, живо, домой хочется!»
Гора Прорва оканчивалась каким-то странным жерлом, дна у этого жерла не было совершенно. С тех пор, как кому-то пришло в голову измерить глубину пропасти, попытки эти повторялись каждые 2 – 3 века. Но каждый раз, не смотря на все научные и не научные ухищрения, результат был один и тот же: никто никогда дна этого кратера не обнаруживал. На самом деле, так оно и было; жерло этой необычной горы действительно уходило не в глубь планеты, а в параллельное измерение. Но знали об этом немногие и не на Коуше. Сама Магда, которую не лишили памяти о другом мире, даже она не знала об этой горе ничего. Магда знала лишь одно: после смерти, которая на самом деле будет клинической, Истр окажется, наконец-то, дома и вспомнит всё.
Но до Воскрешения Истру предстояло исполнить ещё одну, последнюю в этой жизни работу: кровавыми, непослушными руками ему надо было выгрести из бочки все камни, которые он, будучи просто голодным, каким-то образом поместил туда, а затем залезть в эту бочку самому. Истр обошёл её справа, встал на колени, прошептал: «– Боже, Царица Небесная!» и принялся вытаскивать эти проклятые камни.
С тех пор, как обрисовалась эта Великая Империя 4 000 лет тому назад, Императоры да Наместные Прокураторы постоянно совершенствовали орудия пыток и казни. Никто уже не знает, кому первому пришло в голову сбрасывать людей в пропасть бездонной Прорвы, но каждый последующий Император или Прокуратор чуть ли не своим долгом считали усложнить этот процесс. Если сперва преступников и просто ложно оклеветанных людей, долго не думая, грубо сталкивали в пропасть, то позже их стали перед этим обвязывать с ног до головы, затем уже в таком, обвязанном заранее виде втаскивали на гору. Позже один из умников додумался помещать смертника в холщовый мешок и уже в нём, одними ногами, подниматься в гору, «опираясь» лишь на тычки и подзатыльники конвоиров. Идея сажать смертников в бочки пришла в голову очередному Императору-садисту после того, как в одной из оргий он додумался «набросить» перевёрнутую к верху дном бочку на голую рабыню, сделав из этого ходячий столик с вином для гостей. В это время у одного из Наместных Прокураторов в подземелье томились лидеры разгромленного сопротивления. Он как раз делился с Императором, бившим молотком по дну благодарящей за это бочки, о своей победе и Императора осенила эта «блестящая» идея. Ещё лет через 30 садисты-правители придумали, что бочки наверх должны вкатывать сами виновники, а сопровождающий конвой должен меняться каждые полчаса. Ну, и наконец, последняя выдумка скучающей аристократии заключалась в том, что бы осуждённый сам набивал камнями бочку на свой вес, вкатывал этот груз к вершине кратера, разгружал там её и залезал бы в эту бочку.
Человеческие зверства никогда не имели предела! Нет на Свете той подлости и гнусности, до которой не додумался бы человек. Доказательством этого может служить тот факт, что до описанных выше событий может додуматься вроде бы нормальный автор.
Истр всё-таки разгрузил наконец бочку, на последних парах установил её вертикально и, уже покидая Этот Свет, каким-то образом влез в неё головой вниз. На самом деле, это один из молодых добрых людей, которому просто бодяга эта надоела, в последний момент подтолкнул Истра взад.
–Спасибо вам, добрые люди! – услышали конвоиры, заколачивая бочку. – Спасибо и прощайте! Живите с миром!
–Он что, издевается? – риторически спросил кто-то из конвоиров.
–Всё, – сказал бывший Истр, очутившись в удобном кресле и в белых одеждах после того, как вспомнил всё, что с ним было. – Больше я к ним ни ногой!
–Но Пен! Осталось совсем немного!
–Мм, ещё 60 лет под чужим именем на Коуше и 3 планетки, – согласился Истр - Пен. – Знаем! Ищите другого придурка! – Истр резко вскочил и вышел из белого кабинета.
–Он одумается, он устал, – тихо, но уверенно произнёс кто-то.
ГЛАВА XXVIII. СМЕРТЬ ИМ К ЛИЦУ?
Девушка, минут 20 назад выскочившая из постели Типа XXVII ого, устало уселась на свою старую-старую кушетку, тупо ожидая своего приговора: никто на Свете (если он существует) не знал про существование этого тайного гарема Святых Понтификов и, уж, тем более никто, даже эти 20 – 30 безымянных невольниц, не знал про некую педаль под Местом Заутренней Трапезы Понтификов, нажав на которую хозяин легко и не принуждённо лишал жизни одну из девушек или весь свой гарем.
–Ну, вот и всё, – тупо подумала девушка, – ещё одна ночь кончилась.
Вдруг дверь распахнулась и в комнату вошёл незнакомый мужчина в форме Кардинала:
–Кардинал Нагорно? – по еле приметным в полутьме из-за маленьких окошек под высоким потолком признакам определила девушка. – Как Вы здесь? И Вас я должна обслужить?
В ответ Кардинал горько вздохнул и тяжело сел рядом:
–Нет, теперь уже ни ты, ни я ничего никому не должен.
Кардинал тяжело опустил голову в ладони рук, опирающихся локтями в колени. Вдруг откуда-то сверху, из как будто бы вентиляционных решёток, что были расположены по всему периметру каморки, послышался тихий хор детских голосов. Кардинал не сразу понял, что они славословили Папу Круглианского.
–Что это? – спросил Кардинал.
–Это наша с Вами смерть, – полушёпотом ответила рабыня.
–А почему ты перешла на шёпот?
–Когда я была маленькой, – ответила девушка, – нас время от времени приводили в ту комнату, что находится сейчас над нами, и приказывали петь эту молитву в какие-то отверстия, стоя на коленях. Нам говорили, что это угодно Хозяину. Теперь, став его наложницей, я узнала, что это означает скорый конец одной из нас. Это поют наши дочери. Однажды, когда я пела там, наверху, мне показалось, что я слышу вой и плач моей мамы. Я потеряла всякий контроль над собой. Я закричала, взбаламутила всех своих подруг. Но бунт был недолгим: меня схватили и посадили в каменный мешок, где били двое суток через каждые три часа, а моих подруг ликвидировали.
С потолка всё быстрее и быстрее начала течь вода. Пол стал опускаться. Незнакомая молитва усиливалась.
–Сволочь! – чётко произнёс куда-то вверх Кардинал. – И я всю свою жизнь хотел посвятить Тебе?
–Не гневите Бога, – одёрнула Кардинала молодая невольница. – И не пугайте, пожалуйста, девочек! Они не должны знать, что здесь происходит.
–А при чём здесь Бог? – возмущённо сказал Кардинал. – Это приходскую паству обучают любить и почитать Законы Истра. Но как только приходской священник становится монахом, его обучают только одному: любить и почитать Папу Круглианского. Конечно, чем выше сан, тем больше благ и уважения и к самому Кардиналу, мы можем уже вершить судьбами мира, но установка любви к непогрешимому Папе остаётся неизменной. Если бы Истр знал, что сделали с Его Учением!
Воцарилась недолгая и ненужная пауза. Прохладная вода дошла уже по пояс сидящих собеседников. Заунывная благодарственная молитва звучала всё громче и громче. Сколько можно эту ересь слушать, подумал Кардинал.
–А мир большой? – вдруг спросила девушка.
–Зачем тебе это знать? – удивился Кардинал.
–Если Хозяин удовлетворён, он всегда рассказывал нам о чём-то далёком и прекрасном. Это было Его благодарностью нам. Ведь мы никогда в жизни не выходили за пределы Запретной Зоны. Так неужели сейчас я не заслуживаю права ещё послушать сказку о том, чего не видела?
Что-то горячее засосало под сердцем Кардинала. Впервые он подумал о том, что на Свете есть не только Истр, Папа и карьера, как шутили его друзья. Он молча прижал нежными руками её маленькую головку с длинными, по привычке расчёсанными волосами к своей груди.
–Иди сюда, – как можно нежнее сказал он и стал рассказывать о Коуше.
Девушка уснула. Навсегда. Через полчаса утонул бывший Кардинал. Вскоре смолк хор.
ГЛАВА XXIX. В ГОСТЯХ ХОРОШО…
Сергей шёл вдоль цветущей дороги, глубоко вдыхая этот чистый, горный воздух. Птичьи переливы, звонкий смех, слышимый то там, то тут, напомнил следователю, что есть другая жизнь, без убийств, тайн и загадок, от которых он страшно устал. Вот уже года 2 Сергей просил и просил у начальства отпуск, но Волков, его непосредственный начальник по работе и друг по жизни, не спешил расставаться с ним. Оно понятно: с тех пор, как на Земле всё-таки воцарилась Эпоха Царицы, количество криминала неуклонно снижалось и снижалось. С каждым годом работы становилось всё меньше и меньше, но пассионарный генезис земной цивилизации требовал какой-то деятельности, работы. И тут на помощь пришли физики, сделав межпространственный переход всё-таки возможным. С появлением дальних колоний землян в других инопланетных мирах работы у Сергея заметно прибавилось, но молодёжь она только-только начала привлекать. Как только пришло первое поколение сменщиков, учёные и скадермены тут же подкинули ещё одну, более тонкую задачу: работа с дружественными инопланетными цивилизациями. Часто бывало так, что интересы землян и инопланетных «союзников» не всегда совпадали. Тогда земные следователи попадали в двоякое, а то и в троякое положение.
Таким образом, на Коуше было ещё не самое сложное дело: подумаешь, после раскрытия преступления чудаку-землянину захотелось отдохнуть в Нагорно! А то, что преступники не найдены, сама же круглианская полиция не заинтересована в раскрытии этого преступления. Главное теперь – убедиться, что Наследная Принцесса Истинной Веры в полной безопасности.
Но, несколько раз просканировав местность, Сергей так её и не обнаружил. Сергей уже знал, в каких домах живут сторонники Истинной Веры, где засели явные круглианцы, где – скрытые круглианцы, на кого можно положиться, а на кого – нельзя. Вот, прошла девушка, улыбнулась, пожелала доброго утра незнакомому человеку, Сергей весело ответил и настроение у него ещё выше поднялось. «Как дома»,– подумал Сергей.
Абсолютно не спеша, Сергей подошёл к первому дому, поставил чемодан на крыльцо, освобождая руку, нажал кнопку. Здесь живёт семья, беззаветно преданная Принцессе, здесь можно было быть самим собой. Дверь открылась и Сергей увидел, что на пороге стоит человек 5 – 6: бородатый хозяин, напоминающий весёлого гномика, пышная хозяйка, юноша, девушка и несколько ребятишек. И все празднично разодеты, все улыбаются. Сергей сделал знак розы и, улыбнувшись, сказал:
–Доброе утро! Вы всех так встречаете?
–Нет, только самых дорогих и близких гостей, – радушно обняв Сергея, сказал хозяин. – Пройдёмте в дом, стол уже накрыт!
–Откуда вы знаете, что я – тот самый гость и есть? – поинтересовался Сергей, усаживаясь за стол.
–Ну, во-первых, жене приснился сегодня некий сон, о содержании коего лучше помолчать за столом, – пояснил хозяин. – Но по соннику трактовка сна была однозначной: приедет золотой гость. А во-вторых, сегодня же ранним утром мы получили телеграмму от Принцессы…
–От кого? – чуть не подавился от неожиданности Сергей.
–От Принцессы, – подтвердил «гном». – Она просила оказать Вам всяческое содействие…
–Она просила помолчать об этом, – укоризненно поглядев на мужа, сказала хозяйка.
–Ой, да, забыл!
Так, значит, пока я, как дурак, разыскиваю её по всему Коушу, она спокойно посмеивается надо мной! Ну, и что тогда я тут делаю?
–А откуда она знала, что я буду здесь?
–О, она знает мысли всех жителей Коуша! – пояснил разговорчивый хозяин. – Влиять только на них не может.
–Иначе бы лишила тебя языка, – недовольно сказала жена.
–Ничего, – ответил ей Сергей, – я, уж, начинаю привыкать к тому, что на этой планете все какие-то ненадёжные. Теперь понятно, почему первое, что запросила прошлая Ванта после установления дипломатических отношений между Коушем и Землёй, это – курс обучения телепатии. Кстати, как вы к этому относитесь? Она наверняка использует мозги всех своих же подданных?
–Абсолютно положительно, – вступила в разговор хозяйка. – Ведь эту способность она использует не только для своей безопасности, хотя, действительно, берёт на вооружение любые наши задумки на этот счёт. Но наряду с этим Ванта уже не раз предупреждала нас, например, об опасности. Это гениально! А на каждый Новый год Её Наследное Высочество выполняет заказы большинства ребятишек надёжнее какого-то там Анты.
–Это как? – Сергей отхлебнул чай.
–За 2 месяца до праздника, – пояснил один из мальчишек, – каждый желающий загадывает себе подарок на Новый год. Принцесса это всё анализирует и большинству из нас высылает ответные письма или телеграммы, где объясняется, что и что надо для этого сделать. Ведь часто бывает так, что заветная мечта соседа – это то, что тебе проще всего сделать.
–Без подарка остаются только самые плохие дети, – присоединилась к неторопливой беседе другая девочка.
В кармане брюк Сергея заелозил мобильник. Сергей достал трубку:
–Да?
ГЛАВА XXX. ЧАЙ ВДВОЁМ, ИЛИ ТРИ СТЕРВЫ.
–Хорошо, конечно, с тобой, подруга, – отхлебнув чай, сказала Царица Елена, – но как я понимаю, ты прибыла в такую даль, да ещё в дипломатическом костюме, не ради меня…
Встав рано утром и проделав все необходимые процедуры, Ванта первым делом направилась в домашнюю Церковь Истинной Веры. Она закрыла за собой внутреннюю дверь на замок, сбросила с себя будничную одежду, облачилась в траурные покровы, зажгла свечи, встала на колени и начала молиться за упокой Ушедших в Мир Иной.
За прошедшие 1800 лет на Коуше было так много насильственных смертей, что принимать их всех близко к сердцу означало сойти с ума. Простые люди не могли знать обо всех погибших, но Наследные Принцессы не могли не знать об этом, передавая сведения о них из поколения в поколение, от матери к дочери, на подсознательном и генетическом уровне, ибо это было частью их обязанностей перед людьми Коуша. Поэтому им очень часто приходилось ужесточать свои сердца что б они не разорвались от боли. Но у каждого человека должно быть место, где бы он мог побыть самим собой, хоть чуть-чуть.
Ванта помнила всё и всех. Наследные Принцессы, никому об этом не говоря, знали даже о том, чтотворится под Покоями Пап Круглианских и сегодня Ванта оплакивала и тех двух безымянных людей, бывшего Кардинала Нагорно и никому неизвестную девушку. Не забыла она и дедушку: дав себе пару выходных и тем самым пропустив его смерть, Ванта клялась Царицей Небесной больше не расслабляться.
Но жизнь цивилизации отличается от жизни человека тем, что, никуда не спеша, она тем не менее не терпит простоя. На Коуше ещё не знали слова «эволюция», но где-то на подсознательном уровне Ванта чувствовала, что развитию Коуша грозит опасность, если власть монопольно перейдёт в руки Круглианской Церкви. Для того, что бы подобную истину осознать, землянам понадобилось не одно тысячелетие, а цивилизация Коуша была на несколько тысяч лютиковых лет младше земной. Потому, отслужив молебен по погибшим и умершим, Ванта пошла в свою уборную и, облачившись в свой лучший наряд, отправилась через стационарный межпространственный портал, тайно установленный у неё во Дворце, в секретной комнате, к земной Царице.
–Да, – ответила Ванта, – потеряв всех близких, ради чая по гостям не ходят. – Отхлебнув чай, Ванта продолжала: – Но просьба моя настолько деликатная и не ловкая, что, будь на твоём месте другая, я бы не знала, как начать-то.
–В чём дело? – спросила Елена, закладывая шоколадную конфету за щёку.
–Помнишь, как ты же сама отзывалась о наших мужиках, тайно побывав на Коуше?
–Ну? Сволочи и трусы! – без запинки ответила Елена. – Дальше что?
–А жизнь-то идёт, мне же надо оставить Наследницу! Хотя кому и для чего? – непонятно, – обречённо добавила Ванта. – Так вот, кандидата я всё-таки нашла.
–Уж не Сергея ли Петровича? – осведомилась Елена.
–Его самого, его, – вздохнула Ванта. – Сильный, честный, умный…
–Но занятый, – добавила Елена. – Он женат, подруга!
–Так мне от него ничего не нужно! – ответила Ванта. – Для жизни мне своих парней хватает. Только все они как-то измельчали. Доверять им рождение следующей Принцессы как-то не хочется…
–Хочешь ночку получить? – Елена откинулась на спинку кресла. – Боюсь, обратилась ты не по адресу. Надо поговорить с его женой, а я тебе не цыганка – воровать кого бы то ни было.
Сказав пару слов на английском языке в мобильник, который появился в руках Елены из сумочки под столом, Её Величество отпила ещё чайку и пояснила на армском:
–Я и телефона их не знаю… Сейчас идёт поиск номера, дозвон будет автоматически.
Когда на столе появилось изображение молодой женщины в купальнике на фоне песчаного пляжа и морского прибоя, Елена сказала ей следующее:
–Таисия Ивановна, Вы не могли бы на минуту переместиться ко мне? Дело есть…
Посмотрев на собеседницу Царицы, Тося раздумала делать книксель и нахмурилась, но просьбу Елены выполнила, минуты через 3 выйдя к собеседницам из портала. И первое, что она увидела, это – Ванта, стоящая перед ней на коленях, сложив ладони у подбородка:
–Таисия Ивановна, мне нужен Ваш муж.
–Так я и думала, – сказала Тоська. – Я даже не спрашиваю, зачем. Но неужели другого не нашлось?
–Нет, Таисия Ивановна, – продолжала скулить Ванта, – только Сергей Петрович подходит для продолжения рода Святого Семени.
–Мужики там измельчали, – добавила масла в огонь Елена.
–А больше Вам ничего не надо?
–Таисия Ивановна, но я же Вас не разлучаю! Мне нужен только один контакт – и всё!
–А этого тебе не надо!? – вскричала Тося, гневно показав фигу Ванте, чем привела в дикий хохот Елену. После этого Тося вцепилась в волосы Ванте и принялась таскать её по большому залу да поколачивать. Незаметно нажав на тревожную кнопку, Елена бросилась в эту заваруху разнимать. Однако, всю жизнь привыкшая рассчитывать только на себя, Ванта оказалась не из робкого десятка: когда подоспела охрана, в небольшом зале дворца Царицы Небесной всё уже было вверх дном, лишь Елена каким-то чудом смогла выпутаться из этого клубка и приводила себя в порядок.
–Но мне нужен Ваш муж и я всё равно его получу! – кричала разъярённая Ванта когда их разняли.
ГЛАВА XXXI. ИСТР ПОСЛЕ ВОСКРЕШЕНИЯ.
По пыльной, светло-серой дороге Коуша брёл человек. Точнее сказать, одинокая, печальная, мужская фигура в тёмно-коричневом плаще. Это был Он, Истр. Он всё-таки вернулся на эту Богами забытую планету. Вернулся, что бы дать людям нравственный ориентир. Ориентир выживания. Он вернулся, что бы хотя бы фокусом Воскресения из мёртвых дать им, неразумным, надежду: Вы тоже можете преодолеть смерть! Вы можете всё! Вы, люди, равны богам, поскольку вы и есть – боги!
Как жаль, что эту очевидную мысль снова, как тогда, на Земле, придётся доносить в завуалированной форме! Иначе властители этого мира не в меру возгордятся, как это уже не однажды было. В этом случае потенциально агрессивную цивилизацию придётся уничтожать: когда придёт пора, она станет преградой эволюционному развитию.
Но Истр в очередной раз справился со своей ролью: побывавшего на Том Свете Сына Божьего уверовавшие слушали, разинув рты. Это как раз то, что было надо Верхним людям, самой древней цивилизации этой Вселенной. Случайно или с чьей-то помощью возникнув десять миллионов лютиковых лет тому назад, пережив гибель своей звезды и став космической цивилизацией, эти древние люди делали всё, что бы иные миры развивались бы быстрее. Ведь Вселенная эта крайне ненадёжна, она не позволяет никому заблуждаться на этот счёт.
А «запасной вариант» жив-здоров! Точнее, жива-здорова. Об этом он узнал как только вновь появился на Коуше. На этот раз ему позволили помнить всё. Потому, воспарив над Прорвой через 3 дня, Истр с удовольствием отсканировал факт рождения дочери.
Уловив телепатическую связь с мужем, Магда улыбнулась и, повернувшись к Мари, тихо, но радостно сообщила:
–Он вернулся. Можно, я с Ним встречусь?
–Нет, нельзя.
–Но почему? – почти удивилась Магда.
–Сама знаешь, – ответила свекровь. – Такое уже было на Земле. Вспомни, чем это кончилось? Тогда, 2200 лет назад, еле-еле удалось «отмазать» одного из вас ради спасения христианства после того, как вас застали вместе. Здесь же, на Коуше, у власть имущих гораздо больше гонору! Случись что, эти патриции вас с Истром «в порошок сотрут»!
–Но откуда ты знаешь про Землю? – удивлённо спросила Магда. – Ты же местная!
–Когда ваши деятели вдували (или как это называется?) в меня Истра, – пояснила Мари, – один из них то ли случайно, то ли нарочно, ввёл в моё сознание кое-что из того, что мне бы не положено знать. По крайней мере, без этой информации легче было бы мне жить. Нельзя, дочка, нельзя. Я не хочу ещё раз потерять сына. А Ванту мы поставим на ноги.
Обойдя с миссией Чуда Воскрешения все уголки Великой Империи, Истр так и не увиделся с женой и дочерью. Только мама передала Ему горячее приветствие от их лица. Однако Истр успокаивал себя тем, что практически ежеминутно был в телепатическом контакте с женой, а вскоре и с дочерью. Оставаться в Империи действительно было опасно, а на Востоке надо было зародить ещё один запасной вариант. Вот, он и шёл на Восток, туда, где когда-то учился быть Мессией.
ГЛАВА XXXII. У МЕНЯ
ЗАЗВОНИЛ ТЕЛЕФОН.
–Да? – спросил Сергей и увидел Гекла, мечущегося по страшно качающейся из стороны в сторону каюте.
–Серж, – прокричал Гекл, – ну, спаси меня!
–Что так? – игриво спросил Сергей когда Гекл уплыл куда-то влево.
–Ты был прав, мы тонем! Видишь, какая тут качка! Серж, мы тонем, спаси!
В следующую секунду дверь портала открылась, Сергей ухватил Гекла за кисть руки и резко выдернул в Нагорно.
–Фу, – стал приходить в себя бывший депутат, – я не понял, что произошло? Ты же только со мной разговаривал! Когда же успел набрать номер?
–Я его и не набирал, – пояснил Сергей. – Существует такая кнопка redial, которая возвращает на предыдущий адрес. А предыдущим адресом был «Титан».
–Здорово, – сказал Гекл. – А это кто?
–Это наши гостеприимные хозяева.
–А Ванту нашёл? – Гекл отпил принесённый чай.
–Нет, но зато узнал кое-что интересное.
–Что именно?
–Ваша Ванта жива-здорова и терзает меня своими загадками из своего укрытия. А ты либо никакой не Командор, раз не знал о телепатических способностях Принцессы, либо ловко водил меня за нос, либо дурак.
–Не понял? – отставил чай Гекл.
–Что тут не понятного? – объяснил Сергей. – Как можно искать того, кто вовсе не прячется, да ещё находится в безопасности? Что я тут делаю?
–Восстанавливаешь мир и спокойствие, – ответил Гекл.
–А вы меня спросили, хочу ли я играть в ваши жмурки? Это мне нужно?
–Серж, ну, не сердись.
Отпивая очередной глоток чая, Сергей вдруг заметил в углу, прямо под потолком, не большой, закрытый иконостас.
–Что там? – в голове следователя мелькнула какая-то догадка.
–Это – лик современной Принцессы, – ответил словоохотливый хозяин. – Мы его всегда закрываем в ожидании гостей.
Сергей пристально посмотрел на хозяина и спросил, не отводя глаз:
–А В ТЕЛЕГРАММЕ НИКАКИХ УКАЗАНИЙ НЕ БЫЛО НА СЧЁТ ОБРАЗА? МОЖНО ПОЧИТАТЬ КОНЕЦ?
Хозяин, находясь под гипнозом, достал откуда-то из-за пазухи бумажку:
–Конечно, конечно, читайте!
Прочтя, как и обещал, только конец телеграммы, Сергей тихо попросил:
–Откройте, уж, – а Геклу шепнул на ушко: – Смотри, только сердечные капли приготовь, припадочный!
Хозяйка, вздохнув, сама встала и открыла образ. Как Серж и ожидал, у Гекла челюсть громко шлёпнулась об стол. Сам же Сергей захохотал так, как никогда в жизни. Минута проходила за минутой, а хохот Сергея всё усиливался. Подумав что-то недоброе, хозяин схватился за невесть откуда взявшееся ружьё. Только тогда Сергей смог на минуту успокоиться:
–Ваша Принцесса у этого депутата работала личным секретарём, а он и не подозревал об этом!
По мере того, как сказанное доходило до хозяев, начинали хохотать и они. Гекл медленно, как в замедленной киносъёмке, обхватил упавшее ниц лицо ладонями рук. Его плечи начали отчётливо дрожать, но при этом было не понятно, плачет он или смеётся?
Посреди этого всеобщего хохота Сергей не сразу ощутил вибрацию мобильника:
–Да?
Только после этого он увидел растрёпанную, полную недавней злобы, Тоську с шикарным синяком под глазом.
–А нам ещё и смешно? Жену колотят по чём зря, а мы веселимся!
–Тося? – Сергей перестал смеяться (как и хозяева, которые никогда не видели на своём столе ничего подобного). – Кто это тебя?
–А то не знаешь!
–Понятия не имею. Что это за представление?
–Вижу, ты там неплохо с кем-то беседуешь? – начала Тося. – Так вот, мы тоже кое-с-кем побеседовали, при чём на высшем уровне. Даже меморандум подписали. Здесь, – указала Тося на синяк, – её подпись. Но и я в долгу не осталась! И тебе могу вдарить! – показала Тоська свой большой кулак.
–Да что ты размахалась? Говори яснее, что случилось? – Тося ещё никогда не была в таком возбуждении.
–Беседовала я с твоей милочкой.
Незаметно для всех Сергей стал настраивать портал, начиная догадываться, о чём дальше пойдёт речь.
–С Принцессой, что ль? Ну?
–Баранки гну, идиот! Знаешь, что она потребовала у меня? Тебя!
Увидев вылезшие из орбит глаза мужа, в следующее мгновение Тося уже жалела о сказанном, но было уже поздно:
–ЧТО-О-О? – членораздельно заорал Сергей. – А КАТИТЕСЬ-КА ВЫ С ВАШЕЙ ВАНТОЙ КУДА МАКАР ТЕЛЯТ НЕ ГНАЛ!!!
С этими словами он резко открыл люк в портал и дёрнулся, было, перейти. Однако во время краткого обучения Сергей передал Геклу кое-какие знания русского языка и тот, поняв, о чём идёт речь, пояснил гостям:
–Он уходит. Совсем. Держи его!
Все, кто был в это мгновение в комнате, бросились держать Сергея кто за что мог. Но Сергей Петрович простым приёмом отбросил надоедливых друзей, перешагнул порог перехода и резко закрыл дверь. Не надо смеяться надо мной, Ваше Высочество! – послал он в эфир последнюю мысль на Коуше. – Я тоже человек! Вслед за этим исчез в воздухе и сам портал.
ГЛАВА XXXIII. ПЕРВАЯ
ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ
Вот уже с полчаса оставленный хозяевами Гекл неподвижно сидел, точнее, возлежал в кресле и тупо смотрел в потолок. «Как же это получилось? – совершенно потерянно думал он. – Кто мы такие для землян и кто они для нас
Почему-то он вспомнил первую дипломатическую миссию землян. Лишь немногие знают, сколько труда было в неё вложено. Официально и землянам, и Объединённым Нациям Коуша (ОНК), почти специально созданной для этой встречи организации, было понятно: надо жить мирно, не конфликтовать. Всякое агрессивное устремление против одной из сторон чревато самыми гибельными процессами. Но к тому времени при всей схожести историй развития земляне на полтысячелетия обогнали Коуш в своём развитии! И всё бы ничего, да только на Земле институт государства исчез, про войны давно забыли, а традиционные религии «приказали долго жить», уступив место вере в Мать-Богиню, земным воплощением которой была Царица Небесная. Для властителей Коуша это, естественно, была ересь ересей, ведь если это станет широко известно всем простым жителям, они запросто могут скинуть власть предержащих: «А зачем тогда нам они?» Если даже большинство властителей согласиться с этим, всегда найдутся те, которые выразят своё несогласие кровавыми методами.
Потому-то подготовка к Первой Официальной Встрече в верхах велась лет двадцать. На Земле больше думали, как бы «под сукно» наладить контакт с представителями Истинной Веры, а на Коуше – как бы равноправнее представить все государства и стоит ли уведомить об этом общественность? У Землян была ещё одна щекотливая дилемма: устав от агрессивного пятитысячелетнего патриархата, земляне теперь почти не допускали к какому бы то ни было управлению мужчин, что для Коуша было непривычно. Никто не знал, как отреагируют деятели Круглианской Церкви на дипломатов-женщин. Добро бы упрёки были бы только к землянам! К тому времени земная цивилизация могла бы расправиться с Коушем «одним пальцем». Но круглианские фанатики могли обрушиться на своих же граждан! Ведь, в отличие от Земли, сторонники Истинной Веры больно-то не скрывались, полетели бы тысячи и тысячи ни в чём не повинных голов.
Тогда было решено вместо женщин специально для этой встречи выставить мужей настоящих дипломатов, а регулярную связь с ними поддерживать по радиопередатчикам во встроенных микронаушниках. Об этом Гекл узнал позже. На провока­ционный же вопрос: «– А не задело ли это самолюбия земных мужчин?» – он получил потом примерно такой же ответ, как от Сергея. Было также добавлено следующее: если человек – дурак, ему всё равно, отчего завестись, повод для этого вовсе не нужен. А у настоящих мужчин гораздо больше мест самореализации, чем никому не нужная власть. В подтверждение этих слов ему телепортировали так же все данные от скадерменов, колонистов дальних миров, космических геологов…Действительно, не женская работа, согласился тогда Гекл.
И вот он, наконец-то, торжественный миг встречи дипломатов двух миров! На празднично украшенной площади Тянь-Ань-Мень в Пекине, выбранной из-за того, что это – самая большая площадь, одновременно открываются 200 порталов. На Коуше эти переходы были установлены по одному в каждой столице, потому добиться синхронизации выхода дипломатов было особо трудно с их стороны. В ту же секунду площадь заполнили разноцветные одеяния дипломатов всех стран. Торжественно зазвучала в минорном хоровом исполнении «Ода к радости» Л. – В. Бетховена. Праздник!
Для всех, кроме встречающей и прибывающей делегаций. Тиу Тин, бывший тогда после аварии, в которой погибли родители малолетней ещё Ванты, Регентом Принцессы, смог сообщить землянам, что в одной из делегаций был также делегат Истинной Веры. Кто он такой, где его искать, как? – никому было неизвестно. Делегация Коуша по поручению Папы Круглианского стремилась выявить его для того, что бы в последствии уничтожить, а землянам он был нужен для установления специального контакта с представителем Истинной Веры. Что бы его обнаружить, не задев чувства патриархального общества планеты Коуш, за каждым делегатом дружественной планеты следили 3 – 4 миниатюрных летающих видеокамер, о которых никто на Коуше и не подозревал. Расчёт был прост: когда человек думает, что остался один, он ведёт себя естественно. Несмотря на это, на лицах землян читалось нетерпение: «Да где же он? Хоть одним глазком взглянуть на героя!» Делегаты же Коуша желали обнаружить его по меркантильным соображениям: «Миллиарды от Папы Круглианского на дороге не валяются». Гекл тоже мучился вопросом: «Как же дать им знать?» Царица Елена могла, конечно, просканировать мозги инопланетных дипломатов – и всё! Но у землян не было уверенности, что круглианцы не обладают технологией отслеживания такого рода вмешательств.
Поэтому всё решилось ближе к утру, когда после бурных празднеств, устроенных в честь первого официального межпланетного контакта потихоньку стали укладываться спать. Оставшись в своём номересовершенно один, как он полагал, Гекл запер дверь на замок, задёрнул шторы (что никто из опьяневших дипломатов не делал), сотворил знак розы и произнёс:
–О, Боже, Царица Небесная! Да как же мне выйти на связь с ними?
В ответ что-то щёлкнуло и откуда-то сверху раздался металлический голос:
–Наконец-то, контакт установлен! Завтра начнём работать на Вас, Командор!
–Кто здесь? – испуганно сказал Гекл.
–Никого, – ответил голос. – С Вами говорит главный компьютер отеля Браун – XL – 500. Мне поручено сообщить Вам, что завтра, с 11ти до 13ти часов Вас ждут в комнате №113.
Всё, после этих слов голос отключился, хотя Гекл ещё некоторое время не мог прийти в себя. Но, в конце концов, заснул.
Да, устало думал Гекл, тогда было всё проще. Была цель, был Орден, была связь, были конкретные задания… А что теперь? Кто он? Официально он утонул, его не существует, значит, возвращаться в Арму нет смысла. Начинать новую жизнь имеет смысл только под эгидой Принцессы, ибо начинать её для себя, самостоятельно было уже поздно, – 45 лет! На кого он потратил свою непутёвую жизнь? На обманщицу! Теперь у Гекла нет ни семьи, ни идеи, ни работы…
Найти Принцессу… Как он её найдёт, если никогда этим не занимался? Гекл включил оставленный Сергеем мобильник и заказал найти номер его начальника. Через минуту, не поднимая головы, он услышал русское:
–Да?
–Ваш Сергей Петрович сбежал, – грузно ответил Гекл на армском. – Я остался один, Принцесса не найдена, опасность не устранена, убийство не раскрыто, а следователь по особо важным делам бежал на Гавайи. У вас все так работают?
–Нет, – ответил Волков, – только усталые и напрасно обманутые профессионалы высокого класса. Ввиду тех данных, которые он мне предоставил, я полностью одобряю его действия. Будь на его месте я, я бы потребовал с Вас, гражданин Гекл, компенсацию за моральный ущерб.
–Но ведь Тиу Тин мёртв, а изнасилованная девочка неизвестно жива или нет!
–Она жива, хотя действительно была изнасилована, – ответил Волков. – Сейчас она направляется на Южный континент. Об этом сообщила Ванта.
–Хорошо, а мне что делать?
–Не знаю, – ответил Волков и отключился.
А надо ли искать Принцессу, подумалось Геклу, зачем?
Не надо, вдруг услышал Командор у себя в голове знакомый голос. Отбой, всё нормализовалось. Кроме одного… но ты здесь не поможешь. Спасибо за службу, отбой.
Ванта? Вы? Почему Вы раньше не выходили на связь?
Не было необходимости, да и мощности.
И что мне теперь делать?
Отдыхать. А потом подобраться поближе к дворцу Папы Круглианского. Скоро там может кое-что начаться.
ГЛАВА XXXIV. СРАВНЕНИЕ ДВУХ ДВОРЦОВ.
В отличие от мощного, грандиозного замка Пап Круглианских, строившегося на протяжении 3ёхтысячелетий, дворец Ванты, выглядя не менее внушительно, тем не менее был более компактен и дешёв. Что вполне естественно: этот новый дворец на случайно открытом острове вулканического происхождения, о котором мало кто знал, был построен землянами с соблюдением всех эргономических требований XXIV ого века.
Кроме того, у этих двух резиденций была совершенно разная идеология строительства, что также сказывалось на их дизайне. Круглианский замок строился прежде всего как надёжное убежище императоров-завоевателей, отсюда, не опасаясь возмездия, можно было планировать любую агрессию. С самого начала будучи мощнейшим укреплением, замок постоянно достраивался со всех сторон новыми и новыми залами, с такими же мощными стенами. Дворец же Наследных Принцесс с самого начала планировался как место отдыха, не более. Поэтому, занимая меньшую площадь, благодаря своей удачной компоновке он казался больше и светлее.
Укрываясь век от века всё более толстым слоем золота, полученного в качестве индульгенций и подношений, замок с каждым веком всё больше напоминал золотой склеп для живых покойников или что-то ещё, но никак не жилой либо молельный комплекс. Дворец Наследных Принцесс имел бы вид гигантского, хрустального терема, открытого всем ветрам, если бы не высокие, зелёные рощи местных пород экваториальных деревьев. На самом же деле, дворец Наследных Принцесс был куда прочнее и надёжнее Круглианского замка, т. к. был построен с применением новейших земных технологий XXIV ого века н. э.
Внутри же этих комплексов разница была ещё более ощутимее. Так, например, и там, и там полы дворцов в основном были выложены паркетом. Но если у Пап Круглианских паркетные узоры в Святых Опочивальняхи в недавно построенных уборных состояли из тайных знаков Истинной Веры для того, что бы Понтифики их топтали, будучи в неглиже, Ванта принципиально отказалась от такого «подарка». Истинная Вера, по заверению Ванты, служит не для безусловного утверждения этой самой Истины, а ради человеческой жизни как таковой. Если кто-то говорит, что Бога или Богини нет, его не надо убивать или третировать, а надо дать ему шанс убедиться в обратном или доказать свою правоту. Вместо попирания ногой символов круглианства, вставая утром с постели, в поисках банных тапочек Ванта предпочла натыкаться глазами на весёлые сюжеты из жизни земных соловьёв. В туалете же, обустроенном по последнему слову земной техники, вообще не было никаких излишеств. Зачем?
Если стены Круглианского замка были сплошь в шелках, самоцветах, в мозаичных панно на тему Святой Книги Бии, то стены дворца Наследной Принцессы были инкрустированы более богато и красивее, но не за счёт драгоценностей, а за счёт тех же новейших технологий землян. Была и мозаика, но из всех тем Святой Книги Бии Ванта предпочла только те из них, что были связаны с житием Святого Истра – Спасителя. Остальные панно посвящались пейзажам, полотнам великих художников Коуша и Земли, несколько фривольным весёлым картинкам, поднимающим настроение, кадрам земных, вошедших в моду, фильмов… Так, например, одним из самых любимых мозаичных сюжетов для Ванты был кадр из советского ещё фильма XX ого века «Алые паруса», где Грей подходил к задремавшей на поляне Ассоль что бы надеть колечко. Напротив этого большого панно во всю стену стояло любимое кресло-качалка Ванты. Кадром из этого фильма, обещавшим мечту и её исполнение, Принцесса могла бы любоваться сутками.
Ещё одно отличие состояло в том, что Круглианский замок был построен как место постоянного проживания, не в коей мере не рассчитанный на гостей. Все приглашённые на Великую Трапезу Кардиналы так и стояли у стола словно провинившиеся школьники. В огромном ресторанном зале Ванты, напротив, могли спокойно усесться или даже разлечься до пятидесяти приглашённых гостей, ибо он предназначался для шумных, часто фривольных, пиров Плоти и Жизни. Если в замок Пап невозможно было проникнуть, а, случайно проникнув, невозможно было вырваться живым, то Ванта сразу же стала приглашать к себе особо надёжных своих сторонников, планируя после победы превратить свой дворец в нечто вроде проходного двора. Сейчас же там вольготно отдыхала молодёжь с планеты Земля. Но, несмотря на всё это, дворец Ванта посещала редко, обычно предпочитая жить рядом с дедушкой, в Арме. Теперь же, когда вдруг всё изменилось, резко уходить с поля зрения было бы подозрительно, потому Принцесса рассчитывала ещё несколько раз прокатиться по планете перед тем, как исчезнуть для всех навсегда.
Сидя в любимом кресле, Ванта продолжала и продолжала сравнивать две резиденции. Единственная защита этого старикана, горько усмехнулась Ванта, в том, что он подкупил некоторых экстрасенсов и те обеспечивают ему непроницаемость моего влияния под его кров. Сколько же душ погубили эти Типы за 1700 лет Эры Круглианства! Но ничего, девочки-мальчики, недолго осталось, скоро за всех отомщу! Благо, не я начинаю эту войну.
К сожалению, это было правдой: разъярённый Тип XXVII ой действительно планировал уничтожить всехеретиков и в данное время вёл секретный конклав Кардиналов на этот счёт. «Раз удалось уничтожить Тиу Тина, – думалось ему, – удастся ликвидировать и их». Только Понтифик не учёл, что ситуация несколько поменялась. В тот вечер Ванта решила расслабиться и, отключив свои слабые ещё экстрасенсорные рецепторы, пошла в кино посмотреть новую комедию своего деда, а потом просто забыла их включить. Ванта вспомнила о своих способностях лишь когда увидела впавшего в кому шефа. Однако, трагически потеряв деда, она решила больше не отключаться. Напротив, Принцесса засела за углубленное изучение телепатии и телекинеза, чему раньше мало придавала значение. И оттого, что Тип XXVII ой не знал этого, ситуация не менялась: Понтифик проигрывал сейчас ей по всем параметрам. Кроме одного: Ванта по-прежнему не могла влиять на то, что происходит внутри замка Папы Круглианского.
Ещё немного посидев перед «Алыми парусами» и отпив из бутылки земного коньяку, Ванта побрела спать. Однако когда она уже, было, заснула, её разбудил звонок мобильника:
–Да?
ГЛАВА XXXV. НА
ГАВАЙСКИХ ОСТРОВАХ.
Сложив руки на груди, Сергей угрюмо и молча смотрел на заходящее за океан солнце. Собственно, оно давно уже зашло, оставив на западе узкую пурпурную полоску, поверх которой небо плавно переходило в иссиня-чёрный цвет на востоке. Ласковый, тёплый прибой сонного океана норовил лизнуть обувь Сергея: за 400 лет и 5 регенераций он так и не полюбил ходить босиком. «А ведь этого заката могло никогда и не быть», тяжело думал он, на этот раз имея в виду личную биографию.
Практически всю жизнь Сергей мечтал о чём-то подобном. С конца двадцатого века. И вот, свершилось, он нашёл своё счастье, свою тихую пристань. Ура! Но что-то никак не давало ему покоя. Почему? Зачем оно ему нужно? Неужели его тревожит какая-то далёкая, непутёвая звёздочка на небе? Сергей не мог понять.
Вдруг он ощутил, как бесконечно любимая ладонь родного человека мягко легла ему на плечи:
–Пойдём в дом, – сказал сзади чарующий голос Тоськи, – ты сделал всё, что смог.
Они уже давно разобрали эту ситуацию. Они начали разбирать её сразу после того, как уснул счастливый Павлик. Выйдя в дальнюю комнату виллы, они спорили до хрипоты. «Ты действовал абсолютно правильно», доказывала Тоська, вникнув в происшедшее. Однако чем больше эта ситуация раскручивалась, тем больше Серж начинал волноваться. Что-то здесь не так. А что не так?
–Как же я тебя люблю! – неожиданно сказал Сергей. Золото, Тоська всегда понимала его правильно.
–Не извиняйся, ты – молодец. Мало кто настолько самокритичен, но там ты сделал всё. Успокойся.
–В принципе, – вздохнул Сергей, – они нам ничего не могут сделать, верно. Но что-то здесь не так.
–Сам ты не так. Пойдём в дом.
–Как же я тебя люблю! – повторил Сергей, глядя ей в глаза. – Ты не представляешь, как долго я тебя искал!
–Нет, – вкрадчиво ответила Тоська, – это сказала она, героиня фильма. Следовательно, надо говорить «Как долго я тебя искала», а не искал.
–Она, может быть, искала, – не унимался Сергей, – а я искал.
Нежно глядя в глаза, он вдруг запел:
Луч солнца золотого
Вновь скрыла пелена.
И между нами снова
Вдруг выросла стена.
А-а-а-а а-а-а-а-а-а а-а!
Ночь пройдёт – наступит у-утро ясное.
Знаешь, счастье нас с тобой ждёт.
Ночь пройдёт – пройдёт пора ненастная.
Солнце взойдёт!
–Ах, ты мой трубадур! – проворковала Тоська. – Ну, прям, Киркоров!
–Не Киркоров, а Магамаев! – поправил Сергей.
–Ни того, ни другого не знаю.
–Ну, это как Рафаэль, только двадцатого века, – «доходчиво» пояснил Сергей.
–Ах, ты мой Микеланджело! Ну, а что дальше? Может, вальсок?
–Да с удовольствием! И так…
Я сказал тебе не все слова.
Растерял я их на полпути.
Я сказал тебе не те слова,
Их так трудно найти.
Как была бы эта ночь светла,
Если бы не тени на пути,
Если бы нашёл я те слова,
Что так трудно найти.
–А это тоже Магамаев?
–Нет, это Трошин, – шепнул Сергей прямо в ухо, намереваясь уже поцеловать, но тут раздался звонок.
–Ой, извините, – сказала нарисовавшаяся фигура шефа, увидев, чем занимается пара и собираясь отключиться.
–Нет, я его точно когда-нибудь съем! – прыснув от смеха, сказал Сергей. – Ты начальник или девка на выданье? За что извиняешься?
–Как за что? Я же тебе покоя не даю!
–И не только ты, – косо поглядел ещё улыбающийся Сергей на Тосю. – Что ещё?
–На тебя жалуются.
–Ванта и Гекл? – догадался Сергей. – А пошли бы они…
–Я тоже их послал, – сказал Волков.
–Спасибо, – скромно ответил Серж.
–Но есть ещё кое-что.
–Началась война?
–Пока нет, но по нашим данным, она вот-вот может начаться на Коуше.
–Так и думал, – почти про себя сказал Сергей и вслух добавил: – Она не может не начаться! Но меня они больше не колышут. Выключить.
Но когда Волков растаял в ночном воздухе, а мобильник спрятался в карман, Сергей почувствовал, что настроение у отвернувшейся Тоськи переменилось.
–Ангел мой, что с тобой? – тронул он её сзади за плечо.
–Война, – сказала Тося.
–Ну, и что? Не у нас же!
–Я не хочу войны.
–А я хочу, да?
–Нет, но у меня такое чувство, что это из-за меня.
–И каким это боком?
–Я отказала ей в тебе.
–Алё, – защёлкал пальцами перед глазами Тоси Сергей, – Вас вызывает Земля! Вернитесь в Сорренто! С тобой всё в порядке?
–Слушай, – отрешённо сказала Тося, – может, не стоило отказываться?
–От чего? Тося, ты где?
–От её предложения.
–Чего?! – Сергей потянулся к застёжкам.
–Погоди, – схватила его за руку Тося, – может, ты сумел бы их остановить?
–А колыбельную ей не спеть!? – крикнул Сергей и прыгнул в воду, успев раздеться.
–Сергей, ты куда?
–На соседний остров, он необитаем! Мозги прополощу!
–Сергей, ак-ак-акулы!
–Хотела сказать «а как же я»? Акул рядом нет, я просканировал. А к тебе я вернусь! – его голос становился всё тише и тише.
–Ну, и катись!
ГЛАВА XXXVI. ПЬЯНЫЕ СЛЁЗЫ.
–Да? – еле промямлила Ванта и увидела над собой голограмму Тоси.
–Лежим?
–Так ведь ночь же! – разумно ответила Ванта.
–А он от меня ушёл, – огорошила Тося новостью.
–Не ко мне, – секундой позже осознав сказанное, ответила Ванта. – У меня только бутылка коньяка. Хочешь убедиться? – и девушка стала открывать одеяло.
–Верю, верю, – поспешно сказала Тося. – Да ты, никак, пьяна?
–Да, пьяна, – ответила Ванта. – А что мне остаётся делать? Коньяк у вас хороший, завтра в бой…
–Подожди, я счас приду! – поспешно сказала Тося и отключилась.
Ванта хотела было ещё глотнуть коньяка, как вновь раздался звонок.
–Что, передумала? – начала, было, она, но осеклась: перед ней нарисовалась Елена. «Сейчас только её не хватает», – пьяно подумала Ванта.
–Что у вас там происходит? – не сразу догадавшись о состоянии Ванты спросила Елена. – Что за война?
–Война за последний глоток, – взглянула Ванта в горлышко бутылки. – Да, коньяк у вас отменный, но кончается. Не вышлешь ещё, а?
–Ты чё, пьяна? – растерянно спросила Елена.
–Это дежавю, или меня кто-то уже спрашивал? – закрывая глаза, спросила Ванта.
–Погоди, я счас!
Ванта хотела уже вновь приложиться к бутылке, но внезапно появившаяся рука Тоси выбила её из рук и отбросила в дальний угол. Звон разбитого стекла заглушил самые первые звуки возни двух подружек, что дало преимущество Тосе, которая смогла поднять скрученную простынёй подругу и повести в ванну. Подошедшая Елена подхватила Принцессу с другого бока:
–Вот сюда её, я знаю! – указала Елена на нужную дверь.
–Я не хочу в ванну! Я не хочу трезветь! – заверещала Принцесса на русском, армском, еврском, английском языках одновременно. – Что вы со мной делаете? Дайте мне упереть!
–Не дури, от одной бутылки ещё никто не умер! – на Ванту полилась живительная холодная вода, две руки впились ей в голову, а ещё две сдерживали вырывающееся тело под животом. – Что удумала! Живо сморкайся!
…Спустя минут 20 присмиревшая и изрядно протрезвевшая Ванта, закутанная в полотенце, хлюпала чёрный кофе без сахара.
–Девочки, что вы со мной сделали? – отрешённо спросила Ванта.
–Вернули к жизни, – логично ответила Елена.
–А я вас просила? Вы думаете, я спиваюсь?
–Судя по слухам, да, – жёстко ответила Елена. – Что за войну ты затеяла? На трезвую голову войн не затевают!
В полной тишине отпив ещё несколько глотков, Принцесса наконец произнесла:
–Если так, то самый законченный алкоголик – Папа Круглианский. Это он намерен уничтожить 51% всех жителей Коуша, ибо такова моя паства. Но я с ним не намерена воевать, – Ванта отпила ещё глоток кофе. – Я ему только хвост прищемлю – и всё!
ГЛАВА XXXVII. В ЧЁМ ТВОЯ ПРАВДА?
–О чём ты говоришь? – плеснула руками Елена.
–Ты-то могла бы и не спрашивать, – Ванта отставила кружку и, медленно, будто во сне, поднявшись, пошла к окну. – Ты могла бы просканировать мою память. Не хочу говорить.
–Ты только что прикончила бутылку коньяка, – пояснила Елена. – В таком состоянии вмешиваться в мозговую деятельность человека чревато сумасшествием.
–Спасибо за заботу, – иронично ответила Ванта и, проведя пальцем по оконному стеклу, вдруг предложила: – Давай споём!
Как медленно струится дождь!
Как тихо падает листва!
А ты мне ласково поёшь
Полузабытые слова.
А одеяло так мягко
И так я для тебя нага,
Ложатся в сердце глубоко
Твои безумные слова…
–Что это? – испуганно спросила Тося, чувствуя, что здесь что-то не так.
–Это начало так называемой «молитвы любви».
–Молитвы любви? – переспросила теперь Елена. – Я о ней ничего не слышала.
–О ней никто не слышал. Кроме меня, автора, жившего в незапамятные времена, да тех папских девочек, что поют её на давно забытом языке для тех, кого старикан решил потопить. Она длинная-длинная, вода в каменных мешках натекает медленно-медленно. Девочки умирают, так и не узнав, что такое «дождь».
Глаза слушательниц начали округляться.
–О каких девочках ты говоришь? – с тревогой спросила Елена.
–О тех, которых якобы не существует. Испокон веков ходили слухи, что Папа Круглианский каждую ночь лапает свежую девочку. Испокон веков Церковь опровергала эти слухи, но взамен сама же запускала подобные. Делалось это что бы опорочить Истинную Веру, а за одно отвлечь паству от реальных социальных проблем.
–Это у вас все знают, – хмыкнула Елена. – Ну?
–На самом деле, – продолжала Ванта, – они-таки существуют, точнее, существовали до недавнего времени глубоко в подземелье Круглианского замка. Об этом я узнала недавно, с помощью ваших таблеток.
–Каких ещё таблеток? – спросила Тося Царицу Небесную.
–Вероятно, она имеет ввиду стимуляторы лобно-мозговой экстрасенсорики, – пояснила Елена. – Но их надо принимать не чаще… Ванта, ты что, передозировала?
–Каждую ночь если того соизволит пожелать Понтифик, – не обращая внимания на собеседниц, – к этому старикану приводят одну или несколько девочек из подвальных секретных помещений замка. Делают это такие же, как они, надзиратели, некогда приговорённые к смерти садисты-убийцы, которые в отличие от рабынь (назовём вещи своими именами) получают неплохие деньги, плюс дополнительные льготы. Они тоже не могут выйти за пределы этого замка, но в свободное от своей работы время живут в своих виллах так, как не снилось земным олигархам!
В то утро, – продолжала Ванта, – этот самый Тип (вы знаете, что это означает по-русски) узнал о том, что меня не удалось уничтожить. Кардиналы решили, что я нахожусь в Нагорно. Знаете, что он сделал?
Я так люблю тебя ласкать!
О, как же зелена трава!
Хочу всем сердцем осознать
Полузабытые слова…
–Не нуди, – грубо оборвала Елена, – спать не смогу! Давай дальше.
–Ах, Ваше Величество спать не смогут! – съехидничала Ванта. – Зато они все спят! Все! Он приказал отвести Кардинала Нагорно в каморку к хорошо обслужившей его девочке и дёрнул соответствующий рычаг. Перед смертью у Кардинала проснулась совесть и он усыпил её личной снотворной таблеткой. Через 3 часа этот святоша распорядился лишить жизни и маленьких исполнительниц этой самой молитвы любви.
–Ну? – торопливо перебила Елена, подозревая, что Ванта снова затянет эту песню, – что дальше? Это, ведь, не конец?
–Точно! – усмехнулась Ванта, – как ты угадала? Плесните мне коньяку, а? Песенка-то длинная!
–Обойдёшься! Дальше давай!
–Вчера Папа Круглианский созвал секретное совещание Кардиналов. На нём обсуждались не вопросы круглианства, а планы ликвидации Моих сторонников по всему миру. А я, – вздохнула Принцесса, – до сих пор не могу влиять на это логово. Но я устрою ему, как у вас говорят, небо в алмазах!!!
–Каким образом? – спросила Тося. – Не через коньяк ли?
–Нет, не волнуйтесь… Я просто хотела расслабиться, – Ванта вздохнула и заходила по залу. – Через 2 дня к некоему тайному подъезду Круглианского замка должен подъехать крытый грузовик. В нём будут находиться новые девочки для Понтифика. Но старик их не получит! Грузовик будет остановлен Полицией Нравов Ито. Все, кто там находился, будут говорить только правду. Один из конвоиров окажется приговорённым к смерти 10 лет назад преступником, его опознают. Он-то и нарисует подробную схему подземелья замка Папы Круглианского. Таким образом, Папины стрелки будут перенацелены на светские власти. А пока идёт эта грызня, я соберу списки всей Моей паствы.
–Ты счас сама-то поняла, что сказала? – спросила Елена.
–Вроде, да, – нетвёрдо ответила Ванта.
–Неужели ты думаешь, что он успокоится? Да ни за что в жизни! После того, как светские и церковные власти разберутся между собой, неизбежно начнётся ещё одна война, похожая на резню, где на этот раз они объединятся. А т. к. ты заберёшь все списки твоей паствы, они будут бить наугад, всех подряд!
–И что ты предлагаешь? Часики-то не мной запущены! Но я торжественно обещаю тебе и Тосе отслеживать ситуацию.
–Отслеживай, – вздохнула Елена, – а я уйду и распоряжусь закрыть все межпространственные порталы. Пойдём, Тося!
–Ты тоже меня покидаешь? – тихо сказала Ванта.
–Я должна обеспечить мир на Земле, – ответила Елена. – Если мы ввяжемся в ваши войны, меня, может быть, никто в глаза не осудит. Но мне самой до конца жизни будет очень неприятно. Не обижайся. Отдай мобильник, а, впрочем, оставь, мы его отключим от обслуживания.
Ванта бросила мобильник в тот же угол, куда ранее полетела пустая бутылка, и разрыдалась.
ГЛАВА XXXVIII. СЕРГЕЙ – РОБИНЗОН.
Проплыв по тёмной, молочно-тёплой воде дремлющего Тихого океана несколько километров, Сергей по идее уже успокоился настолько, что был готов вновь прижаться к Тоськиной груди. Но, памятуя о том, что на самом деле его дела обстояли куда круче, он не торопился плыть обратно. Подождут. Он ждал своего 400 лет!
Сергей сошёл на берег, попытавшись по собачьи избавиться от брызг методом разбрызгивания капель во все стороны, провёл ладонями по лицу сверху вниз и телепатически просканировал остров, убеждаясь, что никого больше нет. Бр-р-р, хорошо! Было уже темно, но, найдя тропинку, Сергей шёл никуда не торопясь. Спешить ему было некуда и незачем. Ведь что бы бояться – он бывал не в таких переделках, а одиноких матрасов в его слишком большой жизни было столько, что хватило бы на несколько тысяч лет! Однако на юном острове вулканического происхождения старенький бунгало отыскался быстро, некстати сократив маршрут нового Робинзона. Что делать, хорошее всегда кончается быстро. Сергею ничего не осталось, кроме как замедлить и без того медленный темп ходьбы.
–Loveme, toyou, loveme, sweet! – запел Сергей, нещадно перевирая короля рок-н-ролла Элвиса Пресли. Сколько веков прошло, а он до сих пор не мог примириться с тем, что так поздно о нём узнал! По его мнению, это была гениальная песня. Впрочем, как и все написанные в 50 ых – 60 ых годах давно канувшего в Лету XX ого века.
Но вот короткая тропинка кончилась. Глубоко вздохнув, сожалея об окончании пути, Сергей наклонил голову и вошёл в обшарпанную хижину. Хотя то, что бунгало обшарпано и старо, Сергей увидел лишь утром, т. к. свет зажигать он и не думал. В уголке хижины он разглядел индейский гамак, чуть не с разбега плюхнулся в него и вскоре уснул.
Утро его разбудило солнечными зайчиками на стенах и окнах, видимо отражавшихся от небольшого водоёма неподалёку от бунгало. Весёлые птички, недавно открывшие этот островок, появившийся лет 20 назад, на все райские лады воспевали жизнь.
–Доброе утро, – сказал Сергей миру и улыбнулся.
Утро было действительно добрым, солнечным, прекрасным… Но недолго Сергей наслаждался этим счастьем. Выпив шипучку, забытую кем-то на столе, он не спеша вышел из хижины и сел в плетёное кресло. Для медитации. Если бы в следующие 15 часов кто-нибудь появился на острове и увидел неподвижно возлежащего в кресле Сергея Петровича, пришелец решил бы, что он мёртв. Действительно, упав в кресло, он настолько ушёл в себя, что, казалось, даже не дышал.
Кто я такой? – думал Серж не в первый раз за свою долгую, но, на его взгляд, бестолковую жизнь. – В чём моя вера? Почему за столько лет я так и не нашёл себя?
Я считал, что никогда не обрету счастья после тех самых, восьмидесятых. Но, проведя 3,5 века «на автомате», я его всё-таки дождался. На, бери, пользуйся, казалось бы! Но нет, какая-то романтическая гнида не даёт мне спокойно жить! Что мне надо? Коуш так далеко, а Тося так близко!
Сергей с удовольствием вспоминал, как он встретил Её. Это было в госпитале, где Сергей, по кличке Серый, отлёживался после ранения. Её прекрасные глаза, казалось, навсегда вывели Серого из стопора. Быстро неведомо отчего поправившись и войдя в строй бойцов Её Величества, Сергей, не откладывая в долгий ящик, сделал-таки то, что считал невозможным для себя. Он сделал ей предложение. Возможно, это была эйфория скорой победы, ибо Серый никогда не верил, что его можно было полюбить, но Тося, Таисия Ивановна, его маленькая Тоська, согласилась!
Да, это было прекрасно, но, как выяснилось, не долго, думал Сергей. Счастье почему-то никогда не бывает вечным. Даже заслуженное. А заслуженное ли? Или я просто драматизирую? Ведь живу, дышу свежим, океанским воздухом! Тогда, в 1990 ых, мог ли я себе представить, что буду вот так, запросто сидеть в кресле на Гавайях? Нет. Значит, я счастлив? Если бы счастье измерялось только достатком! Нет, конкретно сейчас я счастлив, у меня есть для этого всё. Но какая нелёгкая дёрнула его переместиться на Коуш? Ну, ладно, выяснил, что мне там делать нечего. Так чего же на душе не спокойно?
Сколько раз в годы забытой, первой юности Сергей грезил, как он сражается в Чили, Никарагуа, Афганистане… Но вскоре то, во что он верил, оказалось оплёванным и растоптанным демофашистами. Неожиданно оказалось, что место для подвига есть везде, даже на родине. При чём само слово «родина» легко пишется маленькими буквами.
Это было не первое и далеко не последнее разочарование, их хватало и в личной жизни (если её можно так назвать). Но, задумавшись после этого случая, Сергей раз и навсегда вывел для себя концепцию мироустройства и эволюции жизни. Эта концепция вроде бы оказалась настолько правильной, что, несмотря на все дальнейшие передряги, Сергей не терял пресловутый стержень жизни, всегда зная, как поступить и за что бороться. Поэтому когда почти в шутку написанная история Д. Брауна оказалась правдой, у него не возникло никаких сомнений.
А что же случилось теперь? Почему, размышлял Сергей, тебя так мало волнуют чужие судьбы, но при этом какой-то червь сомнений не даёт тебе покоя?
Сергей не заметил, когда же он встал с кресла и медленно добрёл до берега вновь вечереющего океана? Только неожиданно услышав голос Елены, Сергей на минуту пришёл в себя:
Сергей! Сергей!
Да, Ваше Величество?
Не хотелось бы тебя отвлекать, но я, кажется, должна кое-что тебе передать.
Я весь внимание. Сергей лёг, обхватил голову руками. Елена передала ему всё, что произошло во дворце Ванты.
Так, осталось поблагодарить за информацию, сыронизировал Сергей, потирая лоб. Ну, и что мне с этим делать? Пойти собрать осколки или дать в лоб Понтифику?
А ничего! Пусть сами разбираются, ответила Елена. Ты был прав, слабаки они. Не надо было вообще устанавливать связь с Коушем.
Я такого не говорил.
Ты сделал правильный вывод в первом же отчёте Волкову. А я всё надеялась ускорить их эволюцию. Нет, я закрываю порталы переходов на Коуш и отзываю землян обратно. Вот только Тоську дождусь…
Ваше Величество, если я прав, почему тогда у меня такое чувство, будто я выкинул маленького кутёнка зимой на улицу?
Потому, что это так и есть, безапелляционно заявила Елена. Только это не кутёнок, а волчонок. Волки не поддаются дрессировке. Это была моя ошибка, не стоило налаживать связи с Коушем. Извини.
Елена отключилась, но даже войдя в океан, Сергей не мог успокоиться. Мало кому из властителей-патриархов, думал он, пришло бы в голову извиняться за существующие ошибки. Здесь же ситуация вообще спорна.
ГЛАВА XXXIX. ВЕЧЕРЕЛО И ПЛАКАЛОСЬ.
Ванта с разбегу плюхнулась на огромную кровать лицом вниз, продолжая реветь, позабыв всякие нормы приличия.
–Ой, господи, Царица Небесная, – всплеснув руками, быстрым речитативом запричитала Тося и подбежала к Ванте, – да что вы со мной делаете, чем я провинилась!
Елена дёрнулась, было, остаться, но Тося, уловив этот незаметный порыв, махнула ей рукой: «Иди, без тебя разберусь!»
–А ты-то чё? – грубо крикнула Ванта своей добровольной утешительнице. – Живёшь с ним и живи! Катись отсюда!
–Да успокойтесь же, Ваше Высочество!
–Какое я тебе Высочество? – сквозь рёв продолжала грубить Ванта. – Я для тебя шавка подзаборная!
–Да кто это сказал?
–Твой муж Геклу по пьянке!
–Не мог он такое сказать!!!
–Верно, не мог, – Ванта продолжала плакать. – Он выразился по-другому. Объяснив этому придурку, что Коуш на земном небосклоне находится в созвездии Пса, а пёс – это, дескать, одомашненный волк, он спросил Гекла; а кто вы (т. е. мы) землянам, дикий, но преданный друзьям волк, или собачонка, принимающая человека за вожака и потому раболепно виляющая перед ним хвостом? А Гекл ему в ответ:интересный вопрос.
–Ну, я ему устрою дома взбучку! – пообещала Тося, внутренне радуясь, что тактика сработала, ведь пока Ванта давала заведомо длинный ответ, она поневоле успокоилась.
–Не надо, Тося, – шмыгнула Ванта носом. – Ничего это не даст. Ведь, по сути говоря, он прав!
Через несколько мгновений Ванта совсем успокоилась. И вдруг она прыснула смехом.
–Вы что смеётесь?
–Да ладно тебе выкать! – недовольно сказала Ванта. – Просто я подумала, что совсем недавно на этой кровати весело прыгали дети Земли, а теперь здесь валяются две «Дуни».
–Здесь прыгали дети? – наигранно удивляясь, сказала Тося. – И, наверняка, в грязных ботинках? А-а-ах, какой кошмар! И Вашему Высочеству это нравилось?
–Да я сама бросалась в них подушками!
–Это у нас называется «у богатых свои причуды». Да я бы их отлупила по пятое число!
–Да ладно, Тось. Всё равно эта постель меняется ежедневно. А теперь, – тяжко вздохнула Ванта, – никто не будет здесь прыгать.
–А хочешь, – предложила вдруг Тося, – здесь каждое лето будет отдыхать Павлик?
–Но ведь вы закроете все порталы, – не сразу въехала в предложение подруги Ванта.
–У Серёжки есть портативный переход. Мы зафиксируем на нём координаты Коуша и – дело в шляпе!
–А ему разрешат?
Тося погладила Ванту по голове, взглянула в глаза и тихо произнесла:
–Думаю, да. Серёга – не просто ветеран Мировой Гражданской Войны, он был из тех, кто безоговорочно принял правление Царицы Небесной. Елена ему разрешит.
–Тоська, какая ты молодчина! – искренне обняла её Ванта, но перед этим в глазах у неё блеснул какой-тоогонёк.
–Хочешь узнать сколько ему лет? – догадалась Тося. – Немного, 13 лет.
–Уже сватаешь? – хихикнула Ванта. – Я об этом не говорила. Как же я вас всех люблю! Пойдём, – вдруг сказала Ванта, – пойдём, подружка, я кое-что тебе покажу!
–Куда ты меня тянешь? – засеменила Тося за хозяйкой, схватившей её за руку и куда-то вдруг запрыгавшей.
–Здесь, недалеко, – Ванта завела её в тёмный зал, усадила в своё кресло-качалку, зашла сзади и закрыла Тосины глаза ладонями. – Свет! – скомандовала она и медленно раскрыла ладони. – Это тебе…
Тося вдруг очутилась там, рядом с Ассоль. Сейчас капитан Грей наденет кольцо на пальчик задремавшей девушки и уйдёт.
–Это всё для меня? – спустя несколько минут спросила Тося. Мозаика для землян была не нова, но Тося знала, что этот кадр из «Алых парусов» был самим любимым и дорогим.
–Да, моя Ассоль, – тихо, но восхищённо, ответила девушка Ванта. – У меня ещё есть к тебе просьба.
–Ну, говори, – сказала Тося, увидев, что Ванта теперь обошла её и, сев перед ней на колени, положила светлое лицо прямо на её ноги.
–Будь моей сестрой, а? – подобострастно глядя в глаза подруги заявила Ванта. – У меня больше никого нет! Ну, пожалуйста!
–Хорошо, – поколебавшись секунду, согласилась Тося. – Только всё это как-то неожиданно…
Тося и опомниться не успела, как новоявленная сестрёнка вскочила, куда-то сбегала и с иголкой в руке сказала:
–Ура! Только я бы хотела по индейскому ритуалу…
–Ох, какая же ты ещё девчонка! Обычно так у нас «роднятся» мальчишки. Ну, на! – хихикнув, вытянула Тося ей руку ладонью вверх.
Взвизгнув и подпрыгнув от радости, Ванта нанесла нарез сначала на своём запястье, потом на запястьесестры. Наложив рану на рану, Ванта от всей души полезла целоваться.
–Ну, успокоилась? – спросила Тося.
Ванта с такой молниеносностью затрясла головой, что её распущенные на ночь волосы словно заплясали.
–Осталось последнее, – Принцесса достала какую-то таблетку. – На, вот, прими!
–Это стимулятор? – догадалась Тося.
По-собачьи преданно заглядывая в глаза, Ванта умоляюще объяснила:
–Елена закрывает все переходы между Землёй и Коушем, а между нами – 25 тысяч световых лютиковых лет! Я не могу докричаться на такое расстояние! Как же я буду жить без тебя, сестричка?
–Ах, ты, хитрюга! – ласково потрепала Тося «сестрёнку». – В таких случаях у нас говорят: «не мытьём, так катаньем». Ну, что ты так привязалась к Земле? Ты же становишься зависимой от нас!
В ответ Ванта так пристально посмотрела, вдруг нагнув голову на бок…
–Хорошо, хулиганка, – ответила Ванта и приняла из ладони Принцессы предложенную таблетку. – Но только одну!
–Конечно, конечно… – скороговоркой ответила Ванта.
–А теперь, сестричка, – Тося встала и подняла с колен Ванту, – идём-ка спать.
Они подошли к спальней комнате. Свет погас. Тося, обнимая Ванту, вдруг сказала:
–А ты знаешь, какие песни поёт мне Сергей?
Тося тихо начала петь Трошина, затем – серенаду из «Бременских музыкантов», затем…
Гекл докуривал за углом не первую папиросу. Стоящий рядом карабинер вновь и вновь переспрашивал его: может, он что-то не понял? Может, его грузовик уже проехал? Может, груз предназначался совсем не Папе Круглианскому? Уж слишком невероятна казалась информация! Хотя, что тут невероятного? – сержант сам любил похаживать в ночные клубы. А Понтифик – такой же человек. Карабинер сомневался, то и дело поглядывал на часы, а Гекл вспоминал вчерашние события.
Добравшись до столицы Инты, бывший депутат Парламента ОГА устроился спать в самом дешёвом гостиничном номере, т. к. у него не было при себе ровным счётом никаких документов. Он переночевал в парке. Однако спал он не всю ночь: где-то около часа ночи Гекл явственно услышал голос своей бывшей секретарши, т. е. Ванты.
Гражданин Гекл, гражданин Гекл, проснитесь!
–Да, Ваше Высочество, –сонным голосом сказал Гекл. – Где Вы, я Вас не вижу?
Ты меня и не увидишь, сказала Ванта, я нахожусь далеко от тебя. Так что вслух не говори и не мотай головой по сторонам, это подозрительно выглядит.
Хорошо, понял.
Я испытываю новые возможности телепатической связи. Разрешишь?
Ну, конечно! – обрадовано затараторил Гекл, – давно пора!
Тогда встань, пожалуйста, на минуту босыми ногами лицом к северу, а руки разведи по швам.
Гекл поспешно выполнил просьбу, найдя север по Полярной звезде. Несколько секунд он испытывал какой-то дискомфорт от неясных шорохов в голове. Затем что-то щёлкнуло и Гекл услышал громоподобное:
Ну, как?
По-моему, перебор, сказал Гекл, инстинктивно закрывая уши.
Извини, а так?
Ой, ещё тише нельзя? Уж, слишком громко.
После нескольких попыток наконец-то был налажен приемлемый уровень связи.
Знаешь, что это значит? – радостно сообщила Ванта. – Это значит, что новых возможностей хватит на весь Коуш! А я не доверяла… Здорово?
Да, поддержал её Гекл, особенно для меня. Я, ведь, тоже могу вызывать Вас, да?
В любое время! – заверила Ванта. – Теперь мы им покажем! А ты ложись, ложись, связь установлена.
Кому это им? – спросил Гекл, вновь укладываясь на скамью. Никуда не торопясь, Ванта пересказала Геклу все последние события и указала, что предстояло сделать ему этим же днём. Жалко, что Земля отключилась, подумал он перед тем, как заснуть.
Утром Гекл первым делом пошёл в ближайший полицейский участок. Он долго-долго убеждал дежурного карабинера, а потом какого-то офицера, что его информация верна, что он не сумасшедший, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ К ЗАДНИМ ВОРОТАМ РЕЗИДЕНЦИИ ПОНТИФИКА ПОДЪЕДЕТ НЕКИЙ КРЫТЫЙ ГРУЗОВИК С ДЕВОЧКАМИ ДЛЯ КРУГЛИАНСКОГО ПАПЫ, как ещё объяснить? После долгих уговоров Гекл по совету Ванты выложил перед носом офицера немалую сумму последних денег.
–Давно бы так, – произнёс офицер, кладя в карман пачку купюр. – Люблю веские аргументы! – а про себя подумал: «А в случае, если этот парень врёт, хоть вволю посмеюсь, выйдя на пенсию».
Наконец-то Гекл услышал Ванту: Внимание, едет! Этот фургон наш! Он передал условный сигнал и стал медленно поднимать автомат. Серый, крытый грузовик без опознавательных знаков показался из-за поворота. Неожиданно откуда-то сверху, сбоку, сзади грузовика, как из-под земли, выросли карабинеры-автоматчики и многочисленные репортёры с микрофонами на длинных шестах и телекамерами.
–Стоять! – закричал какой-то карабинер. – Ни с места! выходить, лечь лицом вниз, руки за голову, ноги раздвинуть!
Стресс – это было как раз то, что надо для Ванты; за минуту шока Принцесса быстро овладела сознанием преступников, потому им и в голову не пришло сопротивляться.
–Что везём? – спросил офицер, тыча в затылок водителя холодный штык автомата.
–Девочек для Папы Круглианского, – ответил один из преступников, не поднимая головы.
–Каких ещё девочек? – ошалел от прямого ответа офицер.
–Как это каких? В соответствии с указанными параметрами. Возраст – от 7 и до 19 ти, рост – не ниже, волосы – не короче и т. д. Не верите – откройте.
–Открыть! – задохнувшись от злобы, приказал офицер.
Под шорох допотопных телекамер два карабинера штыками выбили амбарный замок с дверец кузова и первое, что высветили прожектора телекамер – полностью оголённые тела невольниц. Когда они начали одна за другой выходить из кузова, выяснилось, что на руках у них были надеты наручники, ноги спутаны канатом, а рты перевязаны тряпками и очевидно набиты не конфетами.
Как только им освободили руки, Гекл бросил им заранее припасённые халатики и исчез. Через полчасакакая-то мужская фигура в одном из портов купила билет на корабль до Южного континента, а ещё через час Гекл уже был далеко в море.
ГЛАВА XLI. СЧАСТЬЕ ЕСТЬ…
Выйдя на берег молочно-тёплого океана, Сергей по привычке разведчика и следователя по особо важным делам первым делом просканировал пространство. Никого не было на острове. Ну, Тоська ещё не вернулась. Но где же Павлик? Ещё со времён своего далёкого детства Сергей легко переживал отсутствие любого человека, только если было известно, где тот находится. На этот раз скоро выяснилось и место нахо­ждения Пашки; на столе небольшого зала лежала записка:
Мама, папа, не волнуйтесь, я у Мишки. Он предложил мне несколько дней до школы пожить у него. Паша.Отлично, подумал Сергей. Наконец-то у него появился шанс отдохнуть по-настоящему, как тогда… Боже, как давно это было! Почему, почему у людей так мало хорошего и так много плохого? Сколько, уж, лет прошло со времён окончания последней войны и его прежней жизни, но только сейчас ему представился удобный случай разгуляться! Нет, разгула не будет, но будет приятный романтический вечер, изобретение двадцатого века, некогда такое недоступное для Сергея. Он жил, он боролся фактически только ради этого одного дня. Тося его поймёт, должна понять. В его слишком длинной жизни было место всему, кроме этого вечера…
Но вот портал засветился, сейчас из железной рамы появится Она. Сергей суетливо стал зажигать последние свечи и разбрасывать последние лепестки роз. Зазвучал «Маленький цветок» в саксофонном исполнении Д. Уэллингтона и появилась Она.
–Это мне? – округлив глаза, спросила Тося.
–Нет, мне! – ответил Сергей и пояснил, встав на одно колено:
Ибо ангелы сходят с небес,
Безусловно, лишь самым счастливым.
Если рай начинается здесь,
Это ты, ангелочек мой милый!
Я тебя уж давно ждать устал,
Извиняясь за всё, что на Свете!
Так взойди же на мой пьедестал,
Обогрей ледяное мне сердце!
–Серёжка, – захохотала Тося, – ты часом не рехнулся? Что это такое, для чего?
–Не для чего, а для кого, – весело сказал Сергей, взяв Тосю на руки и закружившись по комнатке. – Для нас, для меня! Ты знаешь, что я только-только начинаю жить? Ты знаешь, как долго я тебя искал? Ты знаешь, какое это счастье – каждый день видеть такую красоту, как ты?
–Да опусти ты, – хохотала Тося, – Пашка же увидит!
–Его нет, – усадил Тосю на стол и показал ей записку Сергей. – Боже, какая ты сегодня аппетитная!
–Оттого, что в постели Принцессы повалялась? – игриво спросила Тося.
–Нет, – глядя абсолютно масляными глазами снизу вверх, ответил Сергей, – оттого, что ты – самая любимая.
После той, с грустью добавил про себя Сергей, ушедшей безвозвратно.
–А ты знаешь, – произнесла Тося, спокойно наблюдая за тем, как шаловливые пальчики Сергея медленно потянулись к застёжке на её груди, – Ванта предложила мне стать её сестрой… А потом предложила нашему Павлику каждые каникулы отдыхать… ну, щекотно же!.. у неё. А потом…
–Потом она дала тебе стимулятор, – закончил за неё Сергей, – наивно полагая доставать нас за 25 тысяч световых лет. Только ничего у неё не получится… Какой у тебя красивый животик! Царица Небесная, как же я счастлив! – Вдруг Сергей резко вскочил, подхватил Тосю на руки и стремглав бросился к ванне. В течение получаса из ванны доносились весёлые визги, смешки, декламация стихов и панегириков и, наконец, вздохи.
Следующим пунктом программы был ужин на веранде, на фоне загорающейся зари.
–Не хочу, – вдруг сказал Сергей, глядя прямо в глаза неодетой по его прихоти Тосе.
–Что мы не хотим? – томно спросила Тося.
–Не хочу, что б это солнце вновь украло у меня счастье. Ведь оно так скоротечно!
–Ничто и никогда не может уже лишить нас счастья, – заверила его Тося. – Но я сейчас могу простудиться.
–Этого мы не допустим, – масляно сказал Сергей, в одно мгновение подхватил трепыхающуюся и весело смеющуюся Тосю на руки и, кружась, помчался в дом. При чём, в первый раз случайно задрав ноги выше головы и обнаружив, что мужу понравилось, Тося на этот раз специально подняла ноги ещё выше, приведя Серёжку в неописуемый восторг! Хохотунья не заметила, как оказалась на кровати, а Серёжка навис над ней как страшная неотвратимость…
ГЛАВА XLII. НА ЮЖНОМ КОНТИНЕНТЕ.
Тем утром Ванта проснулась с улыбкой, чего не было с ней давно, с того самого киносеанса, после которого она забыла включить свою экстрасенсорику.
–Доброе утро, – потягиваясь в постели, сказала Ванта.
Посмеявшись над тем, что Сергей с Тосей полагали, будто теперь за 25 000 световых лет ни один стимулятор не достанет, Ванта с удовольствием порадовалась, почувствовав, что вытворяют Сергей и Тоська. Кайф!
Но сегодня кайфовать ей было некогда: через 2 часа Ванта дала выстрел сигнальной ракетой в сторону проходившего корабля «Роза ветров» и минут через 20 – 25 была уже на борту корабля. Естественно, билетов у неё не было, но капитан был её давним знакомым, да ещё членом Истинной Веры. Он вообще предложил Принцессе проехать почётным пассажиром в служебной каюте, но в планы Ванты это не входило. Скоро снова грядут трудные времена, думала она, придётся нам забыть о своём статусе. А здесь уже есть, кого заменить.
Она не оговорилась, употребив слово «нам», а не «мне», но об этом чуть позже. Пока же она имела в виду одну юную официантку, которая «зашивалась» в три смены из-за своей бедности. С удовольствием подменив девушку, Ванта без всяких хлопот добралась до условленного города Южного континента.
Как и у нас Австралия, на Земле, Южный континент был открыт одним из последних. Потому, не мудрствуя лукаво, его так и прозвали – Южный. Разница была в том, что Австралия с самого начала принадлежала британской короне, т. е. конкретной стране, а Южный континент был посвящён Папе Круглианскому. Однако функции и там, и там были одинаковы: большая колония заключённых. Именно отсюда некогда поставлялись для Понтификов первые девочки, т. к. отправка в эту колонию когда-то была равна смертной казни, отсюда ещё ни один заключённый не возвращался домой. Поэтому со временем здесь родилась сильная духом, независимая от чьего-то мнения, единая нация. Видя, что дела там идут совсем не так, как хотелось бы, Понтификам пришлось проявить милосердие и дать новой стране статус отдельного государства. Позже, ознакомившись с историей земной цивилизации, Папы Круглианские не раз жалели о своём решении, видя в нём потенциальное начало обвала колониальной системы Коуша, но остригши голову, по волосам…
Итак, когда через несколько дней Ванта сошла на берег, Нанка с тем самым гарсоном встретили её шумно и тепло. Однако, сердечно обняв Ванту, Нанка ей шепнула нечто такое, отчего Ванта на мгновение побледнела. Быстро овладев собой, она произнесла:
–Потом поговорим, не сейчас.
Молодой, молчаливый парень, будучи без лести предан Принцессе, тоже был не в курсе всех секретов своей патронессы. Его дело – лакейское; молчать да слушаться. Поэтому и эту неожиданную перемену настроений он пропустил мимо ушей, Ванта разберётся правильно, как оно было всегда. Однако всю дорогу до гостиницы Ванта была мрачнее тучи. Она думала над тем, что сказала ей настоящая сестра, о чём никто, кроме них самих, не догадывался. Нанка ей сказала: «– Ты переигрываешь, сеструха, остановись!»
Нанка никогда не обсуждала решений Ванты. Значит, на этот раз она зашла действительно далеко? Но что случилось? Нанка всегда знала о её планах больше, чем подчас она сама. Неужели где-то просчёт?
С трудом дождавшись окончания праздничного обеда, устроенного в честь приезда Принцессы, Ванта с видимым нетерпением закрыла дверь за охранником:
–Что, что случилось? – торопливо спросила Ванта. – И откуда ты знаешь мои планы? Они и тебе дали стимуляторы?
–Никто мне ничего не давал, успокойся, – выдохнула Нанка. – После того покушения я перестала тебе так безгранично доверять. Я стала более осторожнее. Поэтому когда мы с тобой встретились, я воспользовалась твоим запасом стимуляторов. Будешь возражать?
–Нет, конечно! – обрадовалась Ванта. – Вдвоём управлять будет легче.
–Так вот, ты переигрываешь! – повторила Нанка. – Попридержи коней, как бы сказали твои любимые земляне. Какой твой следующий шаг? Ты планируешь победу нацистов в Швейце, не так ли?
–Ну, и что? – развела руками Ванта.
–Как это ну и что?! Ты не знаешь, чем это закончилось на Земле?
–Знаю. Так я же не надолго, так только, что б Папа Круглианский перед ними прогнулся на глазах у всех. Кинохроника запечатлеет для потомков, как этот старикан подставляет свою тонзуру в качестве пепельницы для нацистского офицера, а затем они полетят!
–Кто полетит? Куда полетит? – с надрывом спросила Нанка. – Ты сейчас соображаешь, что говоришь? Где это видано, что бы изверги так легко расставались с властью? Да они сожрут нас быстрее любого Понтифика!
–Так я же буду с первых же минут противодействовать им! Я же им тоже покоя не дам! За одно сделаю нашу паству сильнее. Уж, слишком у нас с тобой слабый народец, тебе не кажется?
В следующее мгновение Ванте пришлось увернуться от брошенной Нанкой тарелки:
–Проснись, тварь! – грубо закричала Нанка. – Ты что, совсем из ума выжила? Это – ФАШИЗМ!!! Тебе мало того, сколько настрадались от этой чумы земляне?!
–Я же не дам им воли, слышишь? – кричала в ответ Нанка.
–А они в твоём соизволении не нуждаются. У них наверняка есть свои экстрасенсы, которые могут тебя не только блокировать, но и переиграть. И с чем мы останемся?
–Хорошо, что ты сейчас-то предлагаешь? Механизм уже запущен!
Теперь Нанка ладонью от души врезала по лицу.
–Да ты что сегодня дерёшься? – приложив свою ладонь к щеке, спросила Ванта. – Сил много?
–А что ещё с тобой делать, потенциальная наркоманка? Как это всё исправить?
–Ну, не знаю! – обречённо сказала Ванта и села на пол в позе лотоса, призакрыв ресницы глаз. – Попытаюсь остановить.
–Тоже мне, Будда! – саркастически усмехнулась Нанка. – Ну-ну, успехов на этом поприще!
ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ.
ВНЕЗАПНОЕ ПРОЗРЕНИЕ СЕРГЕЯ.
Тося проснулась оттого, что Сергей громко стукнул по столу и вскричал:
–Чёрт, как я сразу не догадался!
–Счас, иду, готовьте раненого, – не сразу осознав, где находится, пролепетала Тося. – Фу, как ты меня напугал! Ну, что ещё? Час ночи на дворе!
Пробыв ещё несколько суток на Гавайях, Сергей с Тосей вернулись к себе домой. Ещё вечером, довольные и усталые, они спокойно легли спать. Утром Тоське надо было на работу, а Сергей, как и обещал, уволился и собирался ещё несколько дней отдохнуть. На вопрос: «Чем ты теперь будешь заниматься?» – он отвечал Тосе, что ещё не решил.
–Она – не она! – закричал Сергей. Только после этого будто опомнился: – Извини, что разбудил.
–Да что ты, – сыронизировала Тося, – какие пустяки! Не стоит… Лучше объясни, кто она, кто не она? О ком можно так громко возмущаться в час ночи?
–Старый пройдоха! – нервно ходил Сергей по комнате. – Нас обманули!
–Да успокойся же! В чём дело?
–Отмотать! – велел Сергей «Ванте». Только тут Тося заметила, что в середине комнаты «висит» один из фильмов Тиу Тина. – Стоп! Пошёл… Вот, видишь? В этом кроется основная подсказка… Смотри, клоун берёт грудного ребёнка с собой, в магазин, а сверху прямо в коляску падает другой ребёнок. Клоун в магазине заматывается, оставляет его где-то, но, выходя из магазина, он спокойно берёт коляску и… отправляется домой… Выключить!
–Ну, и что?
–Ещё не догадалась? Какая книга лежала на столе Пашки когда мы проходили мимо?
–Его любимая, – ответила Тося, – «Три толстяка» Юрия Олеши. И что? Хочешь сказать, их тоже подменили?
–Вполне возможно, – подтвердил Сергей. – Я должен был догадаться! Двойник Ванты – это её родная сестра!
–О, Господи, Царица Небесная! – откинулась Тося на подушку. – А тебе-то что за печаль?
–Дело в том, что в соседней с Интой стране к власти могут прийти фашисты. Если Ванта – самозванка, она может таких дров наломать в стремлении отомстить Папе Круглианскому, что мало никому не покажется!
–А Земле-то что от этого? Нас разделяют 25 000 лет!
–Пока разделяют, – поправил Сергей. – В отличие от нас, они уже знают, что межпространственный переход возможен. Всегда найдётся сумасшедший физик, готовый за деньги выполнить любой заказ диктаторов. Ты со мной? – неожиданно начал Сергей одеваться.
–Куда это ещё? – Тося откинула край одеяла на всякий случай.
–К Царице Небесной, – Сергей надел уже брюки. – Надо срочно доложить о своей ошибке. О, чёрт!
–А до утра не может это подождать? – спросила Тося, тем не менее начав одеваться.
–Боюсь, что нет, – Сергей уже завязывал галстук. – Сколько лет мы, разведка, там работали – и не удосужились поинтересоваться тем, могут они или не могут создать этот переход и на какой стадии разработки они находятся! Сволочи!
–Ты так и будешь ругаться? – быстро оправила Тося платье.
–Возможно, без тебя да! – притопал Сергей наспех одетые туфли. – Так что, там, на приёме, ты меня время от времени пощипывай, ага?
–Не нащипался ещё за 3 дня-то? – вставила шутку Тося.
–Боюсь, что так меня не успокоишь. Ну, пошли?
–Стой, сзади застегни.

Сразу после перемещения в Версаль, где тогда находилась одна из главных резиденций Елены, возле них оказалась Царица Небесная, которая быстро зашептала:
–Успокойся, Сережа! Всё под контролем. Я уже вызвала всех членов Правления. Совещание – в Тронном зале, начало – через 20 минут, ваше с Тосей место – у моего трона справа.
–Извините, Ваше Величество, вышла недоработка, – замялся Сергей. – Устал, недосмотрел…
–Сами мы с Волковым виноваты, – удручённо вздохнула Елена, – не надо было посылать туда уставшего человека. А кого пошлёшь? У нас до сих пор не хватает специалистов.
–Вот и ответ на твой вопрос о моих дальнейших планах, – шепнул Сергей Тосе пока они не спеша шли к указанным на другом конце зала местам: – Буду готовить специалистов.
–Специалистов по вытаскиванию жён среди ночи из тёплой постели? – усмехнулась Тося, склонив голову на Серёжино плечо.
–Тось, ну, извини! Такой ляп допустил – сам не заметил, как крикнул. Хорошо, хоть Павлик перевернулся на другой бок и уснул.
–Ты уверен, что он спит, специалист? – шепнула Тося в самое ухо мужа.
Словно перенесённых угрызений совести было мало, дойдя до места, Сергей обнаружил, что между ними и Еленой стоял ещё один небольшой трон. Для Принцессы.
–И Ваша дочь будет заседать? – спросил Сергей Царицу Небесную. – Сейчас же ночь!
–Это здесь ночь, – пояснила Елена. – Настя предпочитает жить на Беверли-Хиллз, а там сейчас день. Ей предстоит стать Царицей и поэтому я всегда привлекаю её на подобные собрания. Когда она хочет, с удовольствием здесь присутствует. А вот и она.
Принцесса несколько церемониально, явно насмехаясь над этикетом, подошла к своему трону, поздоровалась со всеми присутствующими и уселась. Убедившись, что все в сборе, Елена встала и произнесла:
–Итак, кажется, все в сборе. Уважаемые дамы! Извините, что многих из вас я оторвала от дел, но в результате целого ряда ошибок, не по злому умыслу допущенных мной, нашей дальней разведкой, Наследной Принцессой Коуша, Её Орденом Охраны и т. д. и т. д. над нашей Землёй снова нависла угроза захвата.
–Не может быть! – взвизгнула от удивления Настя. – Столько человек в раз не могут ошибиться! Ой, простите, вырвалось…
–Сейчас нам всё прояснит приглашённый следователь по особо важным делам Сергей Петрович Зайцев.
–Спасибо, – встал Сергей после аплодисментов. – Кстати, я больше согласен с Её Высочеством, всё это попахивает провокацией. Ну, не могут столько людей одновременно вдруг ошибиться! Однако, начнём по порядку…
Рассказав в подробностях суть дела и объяснив причину озабоченности и спешки, Сергей стал ещё более подробно отвечать на бесчисленные вопросы Матриархального Совета при Царице, как официально назывался этот орган. Вопросов было так много и, как казалось Сергею, большей частью не по существу, что если бы докладчик сам не воевал бы за эту форму правления, он послал бы весь этот базар и ушёл бы домой! Спасибо, что Тося всё время напоминала ему, где он находится. Кстати, её тоже расспрашивали.Да какая разница, думал Сергей, какие у Ванты глаза, что она носит, какой формы её кровать? Война у дверей! Что будем делать? Ну, вот, наконец приступили к дебатам. Сергей ещё немного посидел и удалился из зала. Только тут он заметил, что наступил рассвет. Точнее, уже день. Сергей печально сел, обхватив лицо ладонями рук.
Полчаса спустя к нему тихо вышла и подсела Тося.
5 / 08 – 14 / 10 –05г.
В. Шентала


[1] М. Булгаков, «Мастер и Маргарита» [2] Аналогия с Ч. Чаплином уместна (авт.)



Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 39
Опубликовано: 17.07.2016 в 20:30
© Copyright: Валентин Шентала
Просмотреть профиль автора






1