Куртиян


Константин свернул налево и прошёл под небольшой кирпичной аркой довольно ненадёжного вида, бросив на неё робкий взгляд. Перед ним выросло невысокое, но массивное здание, закрывавшее собой весь горизонт. Широкие пыльные окна молчаливо темнели за решётками, а тускло-жёлтые стены, казалось, в толщине не уступали стенам средневековых крепостей – одним своим видом строение внушало трепет перед производственной мощью прошлого века. Над тёмно-синими стёклами второго этажа маленькие жёлтые буквы складывали дугообразную надпись «Ленпечатьпром», разрывавшую надвое третий, верхний ряд окон. Справа, за силуэтом крупного серого дома высилась труба, из вершины которой выходил лёгкий дымок. Трубы пролегали и над проходами между зданиями, ограничивая пространство сверху. Местами они были проложены и на земле, массивные, обёрнутые в чёрную резину и местами потрескавшиеся.

Константин медленной, неуверенной поступью гостя пошёл вперёд - туда, где, очевидно, можно было найти вход в основное здание. Из-за поворота вышла полная женщина в косынке. Наверное, одна из машинисток, которыми ему тут предстояло командовать, предположил гость.

Костя напрягся. Кажется, это был его шанс.

- Слушайте… О, извините… - он подался к ней, вытягивая вперёд шею. - Вы не знаете, где здесь можно найти Куртияна?

Женщина остановилась и уставилась на него.

- А?..

- Куртияна. Не подскажете, где его можно найти?

Женщина вытаращила глаза.

- Какого ещё Куртияна?

- Ну, Куртияна… Разве Вы не знаете его?

- Не знаю я никакого Куртияна, - проворчала женщина и развалистой походкой пошла дальше, что-то бормоча под нос. Вид у неё был раздражённый и будто бы встревоженный; впрочем, у таких, как она, это, очевидно, обыкновенное состояние души. «Мда, ну и дыра. Кажется, непросто здесь будет прижиться,» - вздохнул Константин, переживая из-за того, что не удалось завести контакт с одной из потенциальных коллег. – «Зато наверняка работы много не будет. Пришёл, проверил, все ли на месте, и отдыхаешь до обеда. Вот это уже больше по мне.»

Проводив её взглядом, он продолжил путь. Он завернул за угол здания и увидел маленькую металлическую дверь. Над ней почему-то горела лампочка, хотя на часах было лишь около двух дня.

«Должно быть, сюда,» - подумал он и вошёл внутрь. На входе, у окошка регистратуры, сидел седоволосый мужичок в старом пиджаке и брюках и болтал о чём-то с дежурной. На небритых щеках неуклюже восседали очки. «Ещё один рудимент ушедшей эпохи. Тут наверняка две трети персонала такие,» - с тоской подумал Константин. – «Может быть, он? По описанию вроде похож…»

- Извините… Вы случайно не Куртиян?

Незнакомец повернул к нему голову.

- Куртиян? Вы Куртияна ищете?

- Да, да, - обрадовано пробормотал Константин. - Я пришёл к вам устраиваться на работу, и мне сказали подойти к нему…

Мужичок нахмурил брови.

- Что, хорошо управляетесь со станками?

Константин улыбнулся.

- Нет, что Вы… Вообще-то, я должен управлять теми, кто с ними управляется.

Мужчина в очках пожал бровями.

- Ну, ясно. Если Вы к Куртияну, то Вам, скорее всего, в шестой отсек надо. Хотя я бы Вам всё же посоветовал хотя бы попробовать перед этим познакомиться с нашим оборудованием.

- Эмм… Шестой что?.. – Константин озадаченно взглянул мужчине вслед, но тот уже скрылся за дверью. Постояв на месте, он повернулся к окошку.

- Скажите, Вы не знаете, где мне тут найти Куртияна?

В маленьком деревянном квадрате рамы старушка оторвалась от газеты.

- Куртияна? Какого ещё Куртияна?

- Ну, меня к нему направили… Вроде он у вас заведующий отделом кадров или что-то вроде того. Я пришёл устраиваться, и мне сказали к нему идти.

Дежурная фыркнула.

- Завотдела кадров у нас в триста седьмом, третий этаж. А никакого Куртияна на нашей фабрике не работает.

Константин пристально посмотрел ей в глаза.

- Вы серьёзно?

- Молодой человек, Вы что, думаете, я тут шутить собралась? Конечно, серьёзно.

Костя облизнул губы. «Они что, разыгрывают меня?» - обиженно подумал он.

- Хорошо, давайте я тогда в отделе кадров спрошу.

- Распишитесь здесь, - буркнула дежурная, протягивая журнал

Он поднялся на третий этаж. Перед ним открылся длиннющий коридор с кучей торчащих в разные стороны дверей; впрочем, в некоторых помещениях входные двери были демонтированы, и на их месте остались лишь голые косяки с заржавевшими петлями. Проходя мимо них, сквозь пустые проёмы можно было увидеть наполовину заштукатуренные обшарпанные стены, строительные спецовки на полу, вёдра с раствором около разложенных стремянок. У окон тускло синели снятые со стен мозаичные панно минувшей эпохи, на которых под взмывавшими ввысь ракетами бодро шагали на параде пионеры. Их вид показался Константину весьма мрачноватым, хотя он и не мог понять, почему. Складывалось ощущение, что эти бодрые юноши с красными повязками на шеях, и краснощёкие женщины, машущие им руками, и усатые вояки, приветствовавшие его поднятой ладонью со скрюченными пальцами, на самом деле живы и просто застыли на время в плоских рисунках, как пленники какого-то злого мага. Казалось, что они в любой момент могут зашевелиться и подойти к нему, сияя своими неподвижными улыбками.

Константин не сводил глаз с рисунков, мелькавших в проёмах. Тишина, нарушаемая лишь стуком его шагов, казалась стеклянной, но внезапно она разбилась о звонкое цоканье каблуков. Костя вздрогнул и поднял голову. Навстречу шла симпатичная девушка с кучей папок в руках. Её взгляд на секунду поднялся к его глазам. Костя на мгновение остановился, посмотрев ей вслед. «Наверное, к Куртияну,» - будто бы прошептала она себе под нос и хихикнула. «Что? Что Вы сказали?» - хотел спросить Константин, но помявшись немного, прошёл дальше.

В кабинете номер триста семь его встретили бесконечные груды хлама, наваленные на оргтехнику, и толстоватый мужичок лет сорока пяти в грязной белой рубашке с галстуком и джинсах.

- Здравствуйте, - нерешительно сказал Константин, наполовину переступив через порог, - Это отдел кадров?

- Мм?.. Здравствуйте. Да, - бодро сказал мужичок, повернувшись на крутящемся кресле в его сторону. – Что Вам угодно?

Костя вошёл внутрь.

- Эмм.. Я - Константин Громов, я пришёл к вам устраиваться менеджером в цех, и мне по телефону сказали, что подойти… что надо подойти на собеседование к Куртияну… Сказали, его здесь легко найти… Я хотел…

- Громов! Какая грозная фамилия, - улыбаясь, сказал мужичок. – А вот моя не такая грозная, меня зовут Брюхлицкий… Про Брюхлицкого вам что-нибудь говорили по телефону? Борис Иванович, если хотите знать…

- Нет, не говорили… Очень приятно.

- Мне тоже. Только вот знаете, это логично, что вам сразу стали рассказывать о Куртияне – наши операторы очень весёлые люди, не упустят случая подшутить над будущими коллегами. Но Вы должны знать, что никакого Куртияна у нас нет и никогда не было.

Константин застыл на месте.

- То есть как не было?..

- Да вот так. О нём, конечно, распускают разные слухи, но кто же будет верить простым слухам, не подкреплённым никакими доказательствами, верно? Куртиян не водится в нашем скромном заведении. Мы ведь простая печатная фабрика, с весьма устаревшим оборудованием, надо сказать. Мы даже не можем позволить себе держать больше двух ламинаторов, не то, что всяких там Куртиянов, - он всплеснул руками, хихикая и крутясь на своём стуле то в одну сторону, то в другую. - С нас достаточно Брюхлицких, Антоновых, Петровых и… Громовых, верно?..

- Да, - произнёс Константин. – Это моя фамилия.

- Это отлично, что ж, великолепно! – воскликнул Брюхлицкий. – Уверен, если бы у нас был тут Куртиян, он бы тоже это оценил. Слушайте, - он прекратил крутиться и нагнулся вперёд. - Вы ведь печатать собираетесь, да? На какой технике вы работали раньше? У нас тут есть пара ламинаторов, они, конечно, не идеальны, но пока живут… А вот «Duplo», к сожалению, в цехе последний остался, остальные распродали. Вас не смутит, если…

- Нет, вы не поняли, я не печатаю, - перебил Костя. – Я менеджер по управлению персоналом, я же сказал…

- Ах… Ну да, - Брюхлицкий откинулся на спинку стула и снова начала вращаться. - Ну да, управлять персоналом очень важно, и мы, кажется, даже давали объявление…

- Да, и я по нему откликнулся, - закивал Константин. - Если я не ошибаюсь, то я… эмм… именно Ваш голос по телефону…

- Да, точно давали! – воскликнул Брюхлицкий. Он просиял, дивясь своему открытию, но тут же его лицо вновь разгладилось, превратившись аморфную маску. - Вот только, как я уже сказал, лично я не знаю никакого Куртияна, Вас тоже не знаю и ничем Вам не могу помочь.

С этими слова он замолк, облокотился на кресло и пристально уставился на Константина. Тот поджал губы. «Значит, зря я всё-таки сюда приехал,» - обречённо заключил он про себя.

- Но я же… По телефону…

- Повторяю: ничем не могу Вам помочь, - оборвал его Брюхлицкий.

Константин опустил глаза. Кажется, и здесь ему не особенно рады. Как и в том фасовочном цехе, в который он ходил вчера. Придётся вечером снова перебирать бесконечные объявления о работе, попивая чересчур сладкий чай. Что ж, возможно, он хотя бы найдёт среди них более подходящий вариант, чем это богом забытое, полузаброшенное предприятие.

- Ладно… Я пойду?..

Завотдела кивнул. Костя неловко улыбнулся, развернулся и пошёл к выходу.

- Кхм-кхм… - послышалось вдруг за спиной. Гость обернулся.

- Ничего не могу Вам помочь, но по-дружески советую прогуляться в районе шестого отсека, - голос Брюхлицкого вдруг снова зазвучал доброжелательно, как будто его угостили чем-то вкусным. Складывалось ощущение, что настроение у сотрудников этого завода меняется со скоростью тока в розетке.

Константин прищурился.

- И что, там мне помогут?..

- Дружески советую там прогуляться, - произнёс заведующий, добродушно улыбнувшись.

- Шестой отсек… Это звучит необычно, - ухмыльнулся Константин. – Как будто тут у вас космический корабль или что-то вроде того… Как туда пройти?

- Направо, налево, до трубы, налево… - протянул Брюхлицкий нараспев.

- Хорошо, спасибо! – бодро сказал Костя и улыбнулся. Что ж, если подумать, в запущенности тоже есть свои плюсы. Возможно, здесь можно будет даже без выговоров приходить к обеду. На прошлом месте он являлся на час позже – здесь наверняка удастся установить новый рекорд. Главное, чтобы Куртиян оказался сговорчивее этого жирного идиота. Костя выскользнул из кабинета и пошёл вниз.

- Куда! А расписаться? – крикнула ему женщина в окошке регистратуры, когда он бодрым шагом направлялся за дверь.

- А-а… А это обязательно?

- Конечно обязательно, молодой человек, Вы что, думаете, у нас тут какая-то шарашкина контора?..

- Хорошо, хорошо, не думаю, - Костя ухмыльнулся и поставил роспись в журнале.
Женщина довольно ухмыльнулась из-под своих очков.

- Удачи Вам… - произнесла она вдруг.

- Спасибо, – смущённо кивнул Костя, протискиваясь через дверь.

Выйдя на улицу, он пошёл по намеченному маршруту. До трубы пришлось идти довольно далеко – не меньше двухсот метров. «Неужели печатные цеха настолько велики?» - думал Костя, глядя на проплывавшие мимо вытянутые громады. Трудно было представить, сколько можно было напечатать газет, если бы все они были заставлены станками. Сейчас из-за бесконечных стен, располосованных рядами окон на тёмно-синий и жёлтый, не доносилось ни звука, но Костю почему-то не оставляло ощущение, что станки там когда-то были, и шумел в этих стенах бесконечный звонкий щебет клавиш, а на огромных валах жужжали широченные полосы типографской бумаги. Наконец он дошёл до трубы. Бордово-белая, дымящаяся громадина определённо производила гнетущее впечатление. Костя свернул налево.

Перед ним возникли два низеньких – всего в два этажа – серо-жёлтых здания, расположенных параллельно друг другу. Второй этаж каждого представлял собой своего рода аркаду из ряда низких деревянных арок. В одной из этих сводов Костя заметил силуэт женщины – она медленно шла ровным шагом и отрешённо смотрела на носки своих туфель.

- Слушайте… Извините! – крикнул ей Костя. Она не оборачивалась. – Вы не знаете, где здесь можно найти Куртияна?

Женщина повернула в его сторону голову. Чёрные кудри шелохнулись, скользнув по лбу, и пара прядей упала на щёки. У неё было холодное, неподвижное лицо.

- Вы к Куртияну? – протянула она. Голос у неё был низкий, словно она говорила в трубу. Наверняка откуда-то из администрации, подумал Костя. Она ему тоже почему-то не нравилась – абсолютное невезение, ни одного приятного лица вокруг. Видимо, когда он устроится, придётся некоторое время тщательно скрывать неприязнь.

- Да, меня направили к нему. В отделе кадров мне, кажется, сказали, что его стоит искать здесь…

- С какими станками Вы можете справиться? – всё тем же ровным тоном спросила женщина.

- Да нет же, я управляю не станками, а людьми! - воскликнул Константин и поёжился, опасаясь, что может вывести собеседницу из себя. Впрочем, женщина оставалась всё такой же безучастной. - Меня не захотел слушать начальник отдела кадров, - продолжил он спокойнее. – Но я надеюсь, Куртиян уделит мне больше внимания. У меня отличное резюме с прошлого места…

- Куртиян уделит вам внимание, - произнесла женщина и закрыла глаза.

- Здорово! – воскликнул Костя. – Так где же он, смогу я наконец узнать?

- Вот в ту дверь проходите, - сказала женщина, показав рукой в сторону соседнего здания. – Он давно Вас ждёт.

- Спасибо, Вы мне очень помогли! – облегчённо сказал Константин и быстрым шагом направился к цели. «Вот так заведение,» - думал он с удивлением. – «Неужели тут все такие? Да я тут и месяца не выдержу…»

«Да тебе и двух недель тут не потребуется держаться,» - произнёс другой, бодрый и смешливый голосок в его голове. – «Чтобы успеть доказать всем, что ты пытаешься, хватит и десяти дней.»

Костя шмыгнул носом, подходя к нужной двери. «Да, и вправду, нечего здесь засиживаться. Первая получка – и валим к чертям,» - согласился он. – «Но, может, мне сразу так понравится, что я таки продержусь месяц-другой… Может быть, хотя бы этот Куртиян – классный тип. Интересно, каков он? Похоже, для них всех он что-то вроде легенды…»

Дверь показалась ему странной: её высоты, кажется, маловато было для того, чтобы пройти обычному человеку. По периметру на старом засаленном дереве были вырезаны изображения каких-то сказочных животных - зайцев в лаптях, медведей в косоворотках, хитроглазых лис и других зверей, плохо различимых из-за того, что резьба была серьёзно потёрта. Чем-то эти барельефы напомнили ему мозаичные панно в главном здании – то же странное, неприятное ощущение возникало, если смотреть на них больше пары мгновений. Впрочем, эти звери казались уже вполне неживыми – может, потому, что они не улыбались, как люди, и не смотрели ему в глаза, - так или иначе, Константин не имел желания уделять им слишком много внимания. Он осторожно взялся за ручку и толкнул её внутрь. Дверь открылась с небольшим усилием, но без скрипа.

Едва Костя вошёл внутрь, в ноздри ему ударил терпкий запах пыли. Всё вокруг в этом помещении отличалось от того, что он видел на этой фабрике раньше. В главном здании было пустынно, и стены были прикрыты разве что тонким слоем штукатурки. Здесь же они были облицованы деревом, – и, как успел заметить Костя, не самых дешёвых видов – а вдоль коридора всё было заставлено книжными шкафами и зеркалами. Наверное, раньше в этом блоке размещались какие-то административные помещения – кабинеты были обставлены так, что в них будто бы даже можно было жить. Старинная мебель важно восседала на скрипучих досках во входной комнате. Всё это покрывал толстый слой пыли.

«Ощущение, будто здесь сто лет никто не был,» - подумал Костя с тревогой. – «Но не может же такого быть, раз где-то здесь заседает Куртиян? Он же должен куда-то уходить отсюда каждый вечер?» Он с любопытством рассматривал всю эту антикварную утварь. И зачем столько вещей в пустующем корпусе старого завода? Связано ли это как-то, что они называют его отсеком, или они просто тут все совсем одичали?..

Константин кашлянул.

- Эй… Кто-нибудь меня слышит?..

«…Ы-ышит…ышит…»- донесло до него эхо. Константин приоткрыл рот от удивления. «Какие длинные здесь, должно быть, коридоры!..» - подумал он.

- Я ищу Куртияна!.. – он медленно шёл, осматривая старинную посуду в сервантах. – Кто-нибудь знает, где он?..

«Э-он… эон…» - вторило эхо. Константин застыл перед одним из шкафов, остановив взгляд на большом тёмно-красном кубке, почему-то едва заметно переливавшимся в тусклом свете. На табличке на нём он прочёл выгравированную красивым шрифтом надпись: «Весенняя спартакиада Кировского района. Команде печатного завода им. Ленина. 26 апреля 1925 года». Рядом стояло фото футбольной команды, по всей видимости, рядом с этим кубком. Подпись к фото привлекла его внимание: «…Слева направо: № 5 - Усольцев В.М., № 7 - Бобров Р. Г., № 1 - Сотников М.В., № 11 - Куртиян А.С. …».

- Ага, вот и тот, кто нам нужен, - прошептал гость.

Он перевёл взгляд на фотографию: да, вот они, три десятка мужчин – две команды в тёмно-бурых футболках, судьи и тренеры. Может быть, форма у одних была красной, а у других тёмно-синей или даже коричневой – этого нельзя было узнать из-за бесцветной сепии старого фото. А вот шорты у всех, кажется, были чёрные. Костя вёл глазами по длинным рядам: вот Усольцев с весёлым светлым хохолком, Сотников во вратарских перчатках… В те времена, кажется, футболистов нумеровали только с первого по одиннадцатый… Вот этот низкорослый парень с горбатым носом, кажется, из южных республик… СТОП! А это?..

- Это ещё что такое?! – невольно воскликнул Константин.

Он вздрогнул, быстро поморгал, затем вновь посмотрел на подпись и застыл, словно вросший в пол. Нечто, что он увидел в крайнем правом углу фото, облачённое в футболку с номером «11», было трудно переварить человеку в нормальном состоянии. Он почувствовал, как на лбу проступают крупные капли пота.

- Это ещё что такое?.. – тихо пробормотал он вновь.

Внезапно за спиной раздался глухой треск. Константин подпрыгнул от испуга, повернулся и округлил глаза. Пол коридора метрах в пятнадцати от него вздыбился, и деревянное покрытие треснуло, разлетевшись щепками по стенам. Горб на полу тут же оказался ближе. Константин отступил назад в панике. Что-то огромное под полом ползло к нему, заставляя паркет над собой ломаться и разлетаться на куски. Вскоре горб подошёл к нему вплотную и лопнул. Костя опёрся на стоявший у стены столик, тяжело дыша от ужаса.

Из дыры в полу, медленно разгибаясь, поднялось огромное уродливое существо, внешне напоминавшее червя. Когда пыльное облако чуть рассеялось, он разглядел его лицо – если это можно было назвать лицом. У него был один глаз – огромный и жёлтый, – прямо за которым, на условном «затылке», располагалось большое отверстие с клапаном, очевидно, предназначавшееся для дыхания. Оно с шумом открывалось и закрывалось, хлопая, когда чудовище выпускало воздух. Сбоку от глаза, как будто бы из виска, торчало что-то вроде клюва, кривого и не до конца закрытого, из которого свисал дряблый язычок. Тело существа всё было покрыто омерзительными красными глубокими морщинами. Оно открыло клюв и невероятно скрипучим голосом протянуло:

- Ты… Ты ищешь Куртияна?

Костя нервно сглотнул.

- Д-да… - выпалил он. Аморфная биомасса перед ним вытянула свой дряблый рот, превратив его в полукруг, и вылезла ещё на полметра из-под пола. Теперь существо упиралось головой в потолок, возвышаясь над скорчившимся в ужасе посетителем.
Чудовище выпятило вперёд грудь (если это можно было, конечно, назвать грудью), откинуло голову назад и тысячью голосов издало громоподобный рык:

- ЙА-А-А-А КУРТИЯ-А-А-А-А-АН!!!

У Константина подкосились ноги. Его лицо скривилось, из глаз потекли слёзы.

- Что тебе нужно?.. – прорычал Куртиян.

- Я.. я…

- ЧТО ТЕБЕ НУЖНО ОТ МЕНЯ?!

- Я ПРИШЁЛ УСТРАИВАТЬСЯ К ВАМ НА РАБОТУ!.. –заорал Константин.

- ДА-А?!! – Куртиян издал странный звук, похожий на фырканье ёжика. Его отвратительный рот на шее задрыгался, хлюпая морщинистыми складками – И что же, с какими станками ты умеешь работать?..

- Ни с какими, но я… Я х-хорошо управляюсь с людьми, - Константин сглотнул ком в горле, пытаясь побороть заикание. Чудовище сверлило его огненным глазом, ярким, как фара. – Я отлично управляюсь с п-персоналом… Если они меня не раздражают, конечно, но… Я уверен, я могу быть вам тут полезен! Я могу… Послушайте меня… - он сорвался на визг, но Куртиян перебил его, залившись грохочущим смехом.

- ХА! ХА-ХА-ХА-ХА-А-А! – пророкотал он, откинув голову назад. - Знаешь что? Мне кажется, ты нам НЕ ПОД-ХО-ДИШЬ! – последнее слово он выкрикнул по слогам, заставив зазвенеть стёкла сервантов. Он выгнулся вперёд и снова издал фыркающий звук, сверля Константина оранжево-чёрным глазом.

- А-а-а… - пропищал Костя, отползая назад. Куртиян потянулся к нему. Пол вновь начал трескаться под его жилистым червеподобным телом.

Константин пополз быстрее.

- Нет, нет! – он поднялся и побежал наутёк по коридору. За спиной послышался треск разлетавшегося в щепки пола.

- НЕ-Е-Е-Е-Е-ЕТ!!!

Куртиян настиг его и повалил с ног. Он вцепился клювом – под которым, кстати, оказались четыре ряда довольно острых зубов, - в бедро Константину и, крутанув, оторвал ему ногу.

- А-А-А-А-А-А!!! – истошно заорал Костя.

Проглотив ногу со второй попытки целиком, Куртиян впился в живот и отхватил от него солидный кусок. Кровь хлестала во все стороны. Константин закатил глаза и застыл на полу с округлённым от ужаса ртом. Куртиян склонился над ним и отрывал конечности, мотая мощным телом, как волк, разрывающий плоть пойманной добычи. Вскоре очередь дошла до рук, а затем и до головы. Поднявшись над полуобглоданным скелетом, существо издало победный свист.



Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Ключевые слова: куртиян,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 46
Опубликовано: 15.07.2016 в 01:33






1