Коммунизм в исламе


Коммунизм в исламе
Сегодня честные, не проституированные марксисты (каких меньшинство)сталкиваются с вопросами, в чём-то (пусть и далеко не во всём) похожими на те, что стояли перед исламскими активистами в 20-м веке. Син Габб (SeanGabb), директор Суданского фонда (SudanFoundation) в Лондоне, в предисловии к работе современного суданского исламского мыслителя Хасана ат-Тураби «О положении женщин в исламе и исламском обществе» (1973 г.) в июле 1997 г. писал:

«…После долгой эпохи блеска исламская цивилизация пришла в упадок, в то время как западная цивилизация начала двигаться вперёд. Когда эти две цивилизации пришли в близкое интеллектуальное соприкосновение в течение 19-го века, ислам был во всех отношениях более слабой стороной. Будучи скорее не постепенно введённой, как это случилось в Западной Европе, целая масса западной научной и социальной мысли внезапно разом ударила по исламу. Концепции, развивавшиеся в течение многих веков и переставшие шокировать, поскольку они включились в логически последовательный взгляд на мир, внезапно открылись в своей полноте культурам, в которых не было для них места – и, в то же время, не было ответа на них.
Результатом было мыслительное деление, которое нарушило спокойствие исламских обществ до конца нынешнего [20-го] века. С одной стороны – модернисты. Они влюблены в западные науки, и часто у них некритическое благоговение перед западной политической мыслью. Для них прошлое умерло. Правительство всеми силами старается вымести остатки мёртвого прошлого и заменить их осуществлённой в законодательном порядке копией западной цивилизации – обычно крайне авторитарной или даже коммунистической версией Запада. Посмотрите на турецкий и иранский модернизационный проекты начала 20-го века, в которых мужчины и женщины принуждались законом перенимать западную одежду, в надежде на то, что, выглядя по-европейски, они смогут, в конце концов, европеизироваться.
С другой стороны – религиозные консерваторы. Они отвергают Запад полностью, отстаивая доктрины и обычаи, либо ложные в плане научной аргументации, либо неподходящие к современному обществу. Посмотрите на крайне ограничительное нравственное законодательство таких стран как Саудовская Аравия, и на отвержение или даже незнание большей части биологии и экономики некоторыми консервативными исламскими мыслителями…
Представляется, что главной интеллектуальной заботой доктора Тураби была ликвидация этого деления. Он исходил из двух суждений:
Во 1-х, западная наука и многие другие аспекты западной мысли явно истинны; и, во 2-х, ислам – религия, абсолютно истинная во всех её основных элементах.
Исходя из двух этих суждений, любое противоречие между ними должно быть результатом неправильного понимания одного или другого, которое может быть исправлено тщательным обдумыванием. Иногда ошибка лежит в западной мысли. Иногда она лежит в смешении основ ислама и своеобразных традиций тех культур, в которых ислам развился…» [http://www.zawaj.com/articles/women_turabi.html]

Прежде чем перейти непосредственно к современному кризису в марксизме, коснусь немножко сказанного в данной цитате.
Во 1-х, что касается «массы западной научной и социальной мысли, внезапно разом ударившей по исламу» в 19-м веке. Нужно подчеркнуть, что этот «удар» был «рикошетом» того «удара» (точнее, не удара, а воздействия, потому что оно было более растянуто во времени), который в своё время, примерно за 400-800 лет до этого, был нанесён исламом по Средневековой Европе и во многом послужил идейной основой Возрождения и последующих буржуазных революций [см., хотя бы, 68-ю главу «Влияние мусульманской мысли на Запад» сборника «История мусульманской философии», http://www.muslimphilosophy.com/hmp/LXVIII-Sixty-eight.pdf, цитаты откуда я уже приводил в своих предыдущих работах; об этом же пишет и Тан Малака в «Мадилоге» на примере Ибн Рушда; также см. работу А. В. Сагадеева «Ибн Рушд»]. Действительно, европейская наука возникла под очень сильным воздействием исламской науки: к примеру, те же старейшие университеты Европы (Парижский Университет и т. д.) были организованы мусульманами или учениками мусульман [см. там же, в той же 68-й главе].
Во 2-х, нужно ещё раз подчеркнуть, что современный исламизм является ответом на оба вышеупомянутые течения в мусульманском мире – как на модернизм, так и на религиозный консерватизм. К примеру, в работе партии «Хизб ут Тахрир» (запрещённой в России как якобы «экстремистская») «Столкновение цивилизаций» [“Clashofcivilizations”] справедливо указывается, что ислам не против изучения и перенимания европейских естественных наук, ислам против перенимания европейских гуманитарных наук, т. е. фактически лженаук, апологетики империализма. Буржуазные же аналитики (а вслед за ними и большинство «марксистов», которые как попугаи пересказывают то, что говорят буржуазные СМИ, не удосуживаясь сами разобраться в вопросе об исламе и исламизме) изображают исламистов религиозными консерваторами, хотя исламизм как раз таки в борьбе с ними (как и в борьбе с модернистами) и развился, причём религиозный консерватизм сегодня сросся с империализмом (это мы прекрасно видим по нефтяным монархиям Ближнего Востока, которые, несмотря на свою показушную «исламскость», спелись с США и с Россией).
Теперь перейдём к кризису в марксизме. Схожесть кризиса в исламе в 20-м веке и кризиса в марксизме в 21-м веке – в том, что и марксисты (ещё раз подчеркну: не официальные марксисты, спевшиеся с империалистами, а революционные марксисты) сегодня оказываются вынужденными исходить из подобных 2 суждений: во 1-х, такая западная наука как марксизм-ленинизм явно истинна; и, во 2-х, ислам – учение, явно являющееся основным мировым революционным учением на современном этапе. И, точно так же, как и в случае с Тураби и другими исламистами, исходя из двух этих суждений, любое противоречие между ними (между марксизмом и исламом) должно быть результатом неправильного понимания одного или другого, которое может быть исправлено тщательным обдумыванием. Иногда ошибка, действительно, «лежит в смешении основ ислама и своеобразных традиций тех культур, в которых ислам развился» – т. е. в тех патриархальных традициях, которыми оброс ислам за 14 веков с момента своего возникновения, в неверной трактовке его в применении к современности и т. п. Иногда же ошибка, наоборот, лежит в смешении основ марксизма и «своеобразных традиций» тех культур, в которых марксизм развился – а именно, в смешении марксизма с советскими (российскими) и вообще с европейскими, евроцентристскими, империалистическими, рабочеаристократическими традициями.
Опыт последних 2-3 десятилетий показывает, что старый, «классический», «европейский» марксизм-ленинизм безвозвратно ушёл в прошлое, по причине того, что нации, передовые классы которых являлись его носителями (та же Россия, тот же Китай), окончательно европеизировались, догнали Запад и стали типичными зрелыми империалистическими державами, пролетариат которых, в общем и целом, превратился в рабочую аристократию, перестал быть передовым классом. Центр революций, а, следовательно, и передовых классов, передовой общественной мысли сместился в мусульманский мир. Нам, марксистам, нужно просто открыть глаза на происходящее и иметь честность признать данный факт.
Но можно ли отсюда делать вывод, что марксизм-ленинизм устарел? Конечно, нет. Говорить так – значит отвергать принцип соответствия, принцип преемственности в науке, значит – впадать в лженауку, в шарлатанство. Устарел не марксизм-ленинизм, а старая его трактовка – подобно тому, как в 19-м веке под натиском европейцев пришла к кризису старая трактовка ислама. Отсюда можно сделать вывод, что марксизм-ленинизм закономерно возродится, но возродится уже не в прежнем, «европейском», «классическом» виде, а как составная часть исламизма, как обогащение исламизма. Действительно, исламизм, как мы уже сказали выше, не выступает против изучения европейских естественных наук, а выступает лишь против изучения европейских гуманитарных наук. Но ведь марксизм-ленинизм смотрит на общество материалистически, как на часть природы, и рассматривает исторический процесс как объективный, природный процесс, т. е. он должен рассматриваться как часть естественных наук, в отличие от буржуазных гуманитарных наук, которые по-идеалистически, по-идолопоклоннически ставят на первое место волю «сильных мира сего» (президентов, королей, генсеков).
С другой стороны, в подчёркивании исламистами того, что законы ислама исходят от Аллаха, а не от людей, мы, по сути, видим подчёркивание объективного характера этих законов – того, что это – законы природы, а не юридические законы, которые могут быть отменены (подробнее об этом мы поговорим ниже). Т. е., мы видим, что, по сути, исламизм уже перенял марксистский подход. Именно в исламизме и будет происходить дальнейшее развитие марксизма-ленинизма.
Тем более, что, ещё раз подчеркну, исторический материализм как раз с ислама и начался. Наши «марксисты» в своей критике религии упорно не хотят различать христианство и ислам, и то, что писали Маркс, Энгельс и Ленин в отношении христианства (и вообще в отношении религии в европейском понимании этого слова) бездумно переносят на ислам и на исламизм. Хотя на самом деле, в отличие от христианства, возникшего на 6 веков раньше ислама, в котором, как верно признаёт Тан Малака в «Мировоззрении», не было такого строгого отношения к историческим фактам, и которое дошло до нас в очень путаном виде (к примеру, официальное христианство утверждает, что Иисус был сыном божьим, в то время как, по свидетельству исследователей, он себя таковым не называл, а словосочетание «сыновья божьи» употреблялось им в отношении своих сподвижников вообще) - в отличие от христианства, в исламе все исторические факты очень строго задокументированы, к историческим свидетельствам о деятельности пророка Мухаммеда (хадисам) отношение очень серьёзное, их достоверность в исламе подвергается самой тщательной проверке. Опыт революции Мухаммеда – это ценный опыт, который должен быть учтён в современных революциях, по крайней мере, в не меньшей степени, чем опыт той же Октябрьской революции.
***
Разберём критику моей предыдущей статьи, «Иджтихад в исламе и марксизм», со стороны публицистов г-на НКВД и г-на Бунтаря, называющих себя «марксистами». Разумеется, я не тешу себя иллюзией, что смогу их переубедить. Как сказано в Коране о кафирах, т. е. об открытых врагах ислама

«Поистине, кафирам всё равно, предостерегал ли ты (пророк Мухаммед) их, или не предостерегал – они не поверят» (Аль-Бакарах: 6)
«Аллах запечатал их сердца и их слух (т. е. они закрыты для принятия руководства Аллаха), и глаза их закрыты…» (Аль-Бакарах:7)

Или же, если выразить эту мысль строго научным языком, языком современной марксистской науки, объективные законы общества привели к тому, что эти люди (современные кафиры), в силу этих законов, в силу своего классового положения, в силу принадлежности к империалистическому среднему классу не способны эти законы понять, не способны руководствоваться знаниями этих законов. Я, разумеется, пишу не для них и вообще не для тех, кто идейно не порвал с российской империалистической нацией (хоть и пишу я на русском языке) и вообще с империалистическим миром. Я обращаюсь к тем, кто, как минимум СТРЕМИТСЯ идейно порвать с этим якобы «цивилизованным» миром, «хиджрироваться» от него.
Итак, приступим к разбору.
Г-н НКВД цитирует мои слова, что запрет на риба (ростовщичество) – необходимое И ДОСТАТОЧНОЕ условие «преодоления товарного производства», и отвечает на это:

«Здесь Гачикус сближается и с российскими нацистами, которые считают достаточной борьбу против "паразитического" ростовщического капитала.

Т.о. Гачикус в ответ на справедливое обвинение Бунтаря в отказе от рассмотрения социализма, коммунизма, показывает себя действительно крайне ограниченным социалистом»

Кроме того, г-н НКВД утверждает, что я якобы «смешиваю ростовщичество и финансовый капитал».
Что касается «смешивания» мною ростовщичества и финансового капитала. Сегодня, в эпоху империализма, другие формы ростовщичества (кроме финансового капитала) отмерли, можно сказать, полностью, оказались «побиты», «съедены» самыми крупными ростовщиками – финансовым капиталом. Т. е., говорить так, как говорит г-н НКВД – значит просто лицемерить.
Что же касается того, что я якобы «сближаюсь с российскими нацистами, которые считают достаточной борьбу против "паразитического" ростовщического капитала». Во 1-х, далеко не все нацисты вообще выступают против «паразитического ростовщического капитала» - г-н НКВД, этот либеральный критик нацизма (точнее, лишь крайностей нацизма), повторяет здесь ошибку Троцкого, считавшего, что фашизм, нацизм исходит от мелкой буржуазии, и не замечавшего, что за нацизмом стоит крупный капитал – ошибку, которую сегодня на все лады перепевают всякие буржуазные писаки. Действительно, по ним выходит, что нацисты – это скинхеды, «простой народ», а власть, крупная империалистическая буржуазия – это, якобы, не нацисты. Здесь мы видим оправдание крупного капитала.
Во 2-х. Г-н НКВД «как-то» не заметил одно «ма-аленькое» «но»: то, что эти российские нацисты (точнее – мелкобуржуазное их крыло), с одной стороны, фыркая на банкиров, на олигархов, в то же время, выступают за «великую Россию», т. е. за усиление роли этой империалистической нации, нации-РОСТОВЩИКА на мировой арене – за то, чтобы эта нация-РОСТОВЩИК (причём КОЛЛЕКТИВНЫЙ ростовщик, т. к. немалый кусочек сверхприбылей перепадает широким слоям российского народа) стала ещё большим, более крупным, более успешным ростовщиком, «побив» других ростовщиков (Америку, Китай, Европу и др.). Т. е., российские нацисты – по сути, не против ростовщичества как такового, у них лишь зависть к более крупным ростовщикам и желание занять их место.
Итак, мы видим, что приёмы ведения у г-на НКВД – сродни приёмам пропагандистов с официальных российских телеканалов: грубо перекручивая факты, изобразить оппонента «фашистом», сыграв, тем самым, на эмоциях обывателя, а там уже можно обвинять оппонента во всех грехах.
Но самое смешное то, что к российским нацистам близок-то как раз именно сам г-н НКВД («Громче всех кричит «Держи вора!» сам вор»)! Именно он, как типичный российский нацист, шипит на исламистов, именно он зачастую оправдывает российский империализм (как в том же вопросе о 2-й мировой войне), именно для него российский «пролетариат» (а на самом деле – российская рабочая аристократия, что я уже не раз доказывал) намного ближе, чем мировой пролетариат (который сегодня является преимущественно мусульманским).
Конечно, я не собираюсь утверждать, что г-н НКВД чистый нацист – нет, он порой может критиковать российский империализм, причём иногда даже довольно неплохо. Он – социал-нацист. Объективно (независимо от его благих намерений – как говорится, «благими намерениями вымощен ад») то, что он понимает под «социализмом», есть обновлённый, подчищенный империализм – в чём мы убедимся ниже.
Но читаем далее:

«Гачикус в ответ на справедливое обвинение Бунтаря в отказе от рассмотрения социализма, коммунизма, показывает себя действительно крайне ограниченным социалистом»

И далее, в следующем посте НКВД пишет:

«После этого поста я задумался: может быть нужно объяснить почему недостаточно запрета на риба, борьбы с финансовым капиталом для построения социализма? Но потом я подумал, что достаточно прочесть основополагающие марксистские работы, чтобы увидеть всю ошибочность этого взгляда»

Другими словами, г-ну НКВД лень было порыться в работах классиков марксизма-ленинизма (я-то, в отличие от г-на НКВД, всегда стараюсь обосновывать свои утверждения ссылками на классиков) – тем более, что он, наверное, смутно предчувствовал, что ссылки на классиков вряд ли подтвердят его правоту (а, возможно, и опровергнут её).
Действительно. В той цитате из письма Герману Ахметшину, которую я привожу в работе «Иджтихад…» и которую приводит г-н НКВД, я указываю, что ошибка Германа – сродни ошибке левака Назаренко, которую я рассматривал в одной из своих работ примерно за 2005 г. Напомню, что этот левак Назаренко, занимавший ту же позицию в данном вопросе, что и г-н НКВД, с презрением отозвался о моих взглядах на данный вопрос, что, мол, это – «ленинская теория сшибания верхушек».
Так что, г-н НКВД, если уж Вы хотите доказать свою правоту, то потрудитесь всё-таки заглянуть в работы классиков, потрудитесь перечитать ту мою критику позиции Назаренко, потрудитесь показать, чем же Ваша якобы «ленинистская» позиция отличается от позиции открытого антилениниста Назаренко (а не отделывайтесь крикливыми фразами про нацистов!). И пока Вы этого не сделаете, у нас есть все основания считать, что Вы – такой же левак, как и Назаренко, такой же по сути антиленинист, только под маской лениниста. И под Вашими фразами про мой якобы «отказ от рассмотрения социализма, коммунизма» реально кроется леваческое бакунистское желание прыгнуть в коммунизм одним прыжком, минуя все промежуточные стадии, причём на деле под этим желанием, под желанием «коммунизма», «обобществления», как я уже писал Герману, кроется стремление российской империалистической нации экспроприировать народы угнетённых наций, мусульман, ограбить их до нитки, присвоить трудовую собственность (причём не только на средства производства, а абсолютно на всё) мусульманских пролетариев, полупролетариев, крестьян в акционерную собственность российского капитала, идущего в союзе со своей рабочей аристократией.
К тому же, не доказывает ли данный поступок г-на НКВД (то, что он вначале вроде как намеревался «побить» меня цитатами из классиков марксизма, а потом махнул рукой, отказался от этой затеи), что мои взгляды противоречат не марксизму как таковому, а именно тем самым вышеупомянутым «своеобразным традициям тех культур, в которых марксизм развился»- т. е. тому, что традиционно принято понимать под марксизмом (т. е. советскому и вообще европейскому оппортунизму, социал-империализму)?
Да, я согласен, наши идеи нетрадиционны для российских «коммунистов», они их шокируют, заставляют их взбелениться, но это, г-н НКВД, ещё не доказывает, что они, эти наши идеи, противоречат марксизму.
«Достаточно прочесть основополагающие марксистские работы, чтобы увидеть всю ошибочность этого взгляда» - так прочтите, г-н НКВД! Прочтите, хотя бы, работу Энгельса «Классы необходимые и классы излишние» - работу, которая наглядно показывает ошибочность как раз таки Ваших, а не моих взглядов; показывает, что Вы смешиваете в одну кучу эти 2 принципиально различные вещи – классы необходимые, с одной стороны, и классы излишние, с другой стороны.
Что касается обвинений со стороны гг. Бунтаря и НКВД в адрес ислама и исламизма, что там-де «нет коммунизма», этого вопроса я ещё раз коснусь чуть ниже.

«Второе по значимости положение Гачикуса в этой работе, говорящее о его деградации как марксиста, переходе на абстрактно народно-освободительные позиции, это заявление о том, что позиция Набхани является классовой и достаточной в этом отношении.

Вот он пишет: "Можно ли сказать про такой подход Набхани, что он бесклассовый, народнический? Пожалуй, нет. Классовость его проявляется, во-первых, в том, что он апеллируют не к людям вообще, а к мусульманам, т.е. к угнетённым нациям, а, во-вторых, в том, что Набхани подчёркивает, что связи с «элитой», с «интеллектуалами» («ян боко» - см. выше) не должны быть для партии более предпочтительны, чем связи с «простыми» мусульманами, с «не элитой». Также Набхани пишет о том, что буржуазные партии, в том числе компартия, ищут связи именно с элитой. "

При этом, свои прежние взгляды, справедливо указывающие на народничество Набхани, Гачикус называет ошибочными:
"Здесь классический марксистский подход подвергался критике со стороны исламистов. Тот же Набхани пишет, что и крестьяне, и горожане в равной мере составляют социальную базу исламского возрождения. Верно ли это? Формально это противоречит марксизму, является народничеством (в своё время, лет 6-7 назад, я принял эти взгляды за народничество), но что на деле?
Как я уже сказал, фактором, отрывающим сельский пролетариат от классовой борьбы, является его обособленность, разрозненность. Но, благодаря развитию транспорта, средств связи деревня сегодня стала «ближе» к городу – т.е. она уже не такая оторванная от города, как раньше. С другой стороны, очевидно, есть факторы, отрывающие и городской пролетариат 3-го мира от классовой борьбы – потому что в 3-м мире города, мегаполисы ещё со времён старого колониализма являются средоточием также и мещанства, сильно подверженного влиянию империалистической культуры (точнее бескультурья). Учитывая, что такие факторы, отрывающие пролетариев от своего класса, присутствуют, пожалуй, почти в равной мере и там, и там, можно согласиться с Набхани."

Гачикус и раньше записывал мелкобуржуазное, мелксобственническое крестьянство в пролетариат, поскольку раньше главным классовым критерием для него был уровень дохода.

Сейчас же Гачикус принадлежность к культуре (!), т.е. надстроечное качество, ввёл наравне с уровнем дохода в классовые критерии...

Таким образом, в ответ на обвинение со стороны Бунтаря в народничестве, Гачикус только углубился в эту ошибку. Теперь ради солидарности с исламистами, ради возведения исламского возрождения в идеалы пролетариата, он отказался от марксистского классового подхода.

Раньше Гачикус говорил примерно следующее: "раз исламские народы угнетены, значит всякое национально-освободительное движение в них должно носить пролетарский характер. Де, это всё цензура работает на вас, господа сталинисты. Мы просто видим только мелкобуржуазную часть, а пролетарская-то есть".

Но вот, теперь мы столкнулись с реальностью "ИГ" и где же пролетарские исламисты? Да, мы видим народное освобождение, стремление к модернизации, определённые социальные гарантии, но где же пролетарское крыло? Где же вооружённая диктатура хотя бы беднейшего населения? Где же национализация? Где же пролетарское самоуправление?
Этого нет.
И что делает Гачикус, видя этого? Гачикус объявляет, то, что ещё вчера он звал мелкобуржуазным и народническим в исламизме пролетарским...»

«Сейчас же Гачикус принадлежность к культуре (!), т.е. надстроечное качество, ввёл наравне с уровнем дохода в классовые критерии...», - ужасается «марксист» НКВД. Напомню, что, вообще-то и Маркс писал об империалистических нациях на примере Англии, что «паразитизм накладывает отпечаток на ВСЮ нацию», т. е., в том числе, и на пролетариат империалистических наций, и я эту цитату привожу в том же месте, откуда г-н НКВД приводит мои слова. По г-ну НКВД выходит, что и Маркс не был марксистом. На самом деле, г-н НКВД, Маркс не был не марксистом, Маркс не был механическим материалистом. Он никогда не скатывался до того, чтоб отрицать обратное влияние надстройки (культуры и т. п.) на базис (на ту же классовую принадлежность), как это делает г-н НКВД.
Г-н НКВД подходит к «классовым критериям» как к некой чистой теоретической абстракции, в полнейшем отрыве от опыта (а опыт показывает, что «надстроечные» факторы оказывают обратное влияние на базис, причём нередко это влияние оказывается решающим). Т. е. здесь механический материализм г-на НКВД срастается с идеализмом.
Действительно, определённые материальные факторы (географическое положение, климат, далее – способ ведения хозяйства и т. п.) формируют у данной нации национальный характер, в частности, у империалистической нации - паразитический национальный характер, который можно в двух словах описать как «пини нижестоящего, подлизни вышестоящему», выражаясь словами Тан Малаки. И разве удивительно, что этот характер накладывает сильный отпечаток на пролетариат данных наций, делает их «не вполне» пролетариями, толкает их в стан империалистов (не во всём, но во многом)?
Это – что касается империалистических наций (кстати, разбирая вопрос о классовой структуре, тот кусок, где я говорю о классовой структуре империалистических наций и где я привожу ту цитату Маркса, г-н НКВД не приводит – не потому ли, что та цитата Маркса наглядно показывает неправоту г-на НКВД, отрицающего обратное влияние «надстройки» на «базис» - причём такое влияние, которое играет очень важную роль?).
Теперь что касается классовой структуры угнетённых, сегодня – преимущественно мусульманских наций. Это – важный вопрос, переплетающийся с другими вопросами.
Начнём с того, что рассмотрим историю вопроса.
Вспомним, что в 1920-е гг. в Коминтерне шли дебаты о революции в колониях. Вспомним, что «марксисты» российской империалистической нации (что Сталин, что Троцкий, что другие – различия между ними были, по сути, несущественными), да и вообще европейские «марксисты» стояли на позициях «класс против класса» по отношению к колониям, т. е. выступали, упрощённо говоря, за «чисто рабочую» революцию.Марксисты же Востока (тот же Тан Малака), у которых было хоть какое-то чувство реальности, предостерегали от этого как от обречённой на провал авантюры. Мы знаем, что события 1926-27 гг., когда коммунисты подняли такие «чисто рабочие» восстания в отрыве от широких народных масс в том же Китае, той же Индонезии и т. д. и были, конечно же, без особого труда подавлены старыми империалистическими «хозяевами» этих стран, показали ошибочность такой тактики.
Действительно, угнетённые нации стоят на другой стадии экономического развития, нежели угнетающие. Капитализм здесь переплетён с феодальными пережитками.
Классический марксизм, т. е. марксизм доимпериалистической эпохи (которого придерживался и Ленин до 1914 г.) учит тому, что на стадии перехода от феодализма к капитализму, на стадии буржуазных революций, на стадии формирования национальных государств революциям свойственна «всенародность», здесь ещё незаметны классовые различия внутри народа, они находятся в зародышевом состоянии.
Далее. Переход капитализма в стадию империализма внёс коррективы в данный вопрос. Старый национальный вопрос сменился вопросом колониальным. Буржуазные революции при империализме уже не являются чисто буржуазными (как справедливо писал Каутский о России примерно году в 1905-м, что ей предстоит революция «уже не буржуазная, ещё не социалистическая» - и с этим, кстати, соглашался Ленин), в силу того, что империализм объединяет мир в единую цепь, и капиталистические отношения проникают повсюду, даже в самые традиционные, феодальные, замкнутые общества. На первых съездах Коминтерна делегаты колоний справедливо обращали внимание на этот момент – на то, что неверно изображать борьбу народов колоний против империалистов как борьбу по своей сути буржуазную, как это делали по старинке многие российские и западные «марксисты». Нет, эта борьба уже начинает во многом носить по сути именно пролетарский, социалистический характер, пусть и по форме она может быть самой-самой разнообразной. Об этом также верно пишет пуэрториканский ленинист Джеймс Блаут (его уклона в культурно-национальную автономию мы ещё коснёмся ниже).
Так же и сегодня. В статье «Об организации» (2006 г.) я привожу статистику деления общества по доходам в современных США, Великобритании, Китае и в мире в целом (см. ближе к концу той статьи). Статистика по США, Великобритании и Китаю (т. е. по империалистическим нациям) показывала, что здесь есть наличие немалого среднего класса, резко отличающегося по доходам как от богатейшей верхушки, так и от низов (статистика эта подтверждается и данными по США и Западной Европе из Большой Советской Энциклопедии, 3-е изд., и данными по позднему СССР, и данными по современной России, о чём я в 2005-2007 гг. не раз писал). С другой стороны, в мире в целом, как показывала та статистика, наличие среднего класса не так ярко выражено, что объясняется тем, что в угнетённых нациях, составляющих большую долю населения планеты, средний класс почти отсутствует, является довольно узким – здесь бедному большинству противостоит богатое меньшинство, почти без среднего класса между ними (я об этом также писал в той статье). Т. е., на той стадии, на которой находятся сегодня угнетённые нации (преимущественно мусульманские) анализ структуры по доходам как раз таки доказывает наличие той самой «всенародности».
Итак, какие отсюда выводы?
Вывод тот, что в качестве пролетариата мы должны рассматривать именно мусульманскую умму как единое целое (без противостоящей ей неоколониальной верхушки, разумеется), а не раскалывать её на «рабочих» и «крестьян» (тот подход, который был применим к империалистической России 100 лет назад, неприменим к мусульманскую умме) ибо, в силу того, что империализм объединяет мир в единую цепь, и капиталистические отношения проникают повсюду, в любую отрасль экономики, и мусульманский крестьянин, и мусульманский ремесленник являются, по сути, пролетариями в этой мировой системе капиталистического хозяйства. И бездумно проводить между разными частями мусульманской уммы старое «классическое» марксистское классовое деление, раскалывать её на наёмных рабочих (как якобы «пролетариев»), с одной стороны, и крестьян, ремесленников и т. п. (как якобы «мелкую буржуазию»), с другой стороны – на деле означает не классовый раскол, а раскол по профессиям, как если бы 100 лет назад какой-нибудь «марксист» стал бы противопоставлять, к примеру, каменщиков как «пролетариев» ткачам как «мелким буржуям» (я оставляю здесь в стороне вопрос о том, что одни профессии могут быть подкуплены сверхприбылями в отличие от других, т. к. из сказанного выше видно, что мусульманская умма, противостоящая неоколониальной элите, является более-менее однородной). Это – по сути, тред-юнионизм, экономизм, старая «добрая» империалистическая политика «разделяй и властвуй», политика сведения всех требований исключительно к экономическим.
Т. е., здесь-то как раз Набхани прав, и соглашаться с его правотой – не значит отказываться от марксистского классового подхода. Нет, это значит диалектически применять марксизм к современности, а не заниматься слепым «таклидом», подражанием старым формулам вне зависимости от конкретно-исторической ситуации.
Что касается факторов, отрывающих городской пролетариат мусульманского мира от классовой борьбы – того, что в колониях и неоколониях города, мегаполисы ещё со времён старого колониализма являются средоточием также и мещанства, сильно подверженного влиянию империалистической культуры (точнее бескультурья), об этом же пишет и украинский национально-революционный демократ Иван Дзюба в своей работе «Интернационализм или русификация?» (кстати, насчёт этой работы. На неё я уже много раз ссылался, начиная с 2005 г., в том числе, и критикуя г-на НКВД, и тут вдруг читаю, что, когда Герман Ахметшин в споре с г-ном НКВД сослался на неё, тот отвечает, что, мол, «надо бы почитать», как будто ни разу про неё и не слыхивал…).
Конечно, часть крестьянства, разумеется, привносит в мусульманскую умму патриархальное, полуфеодальное толкование ислама, а часть городских мусульман привносит в мусульманскую умму «модернистское», «секуляристское», т. е. полулиберальное, проимпериалистическое толкование ислама. Этим и объясняется пестрота течений в современном исламизме. Разумеется, и с тем, и с другим уклоном надо бороться (что и делают революционные исламисты, тот же Набхани, пусть и не всегда последовательно). Но это не опровергает того факта, что и та, и другая часть мусульманской уммы являются частями пролетариата, пусть и каждая со своими особенностями: да, части крестьянства свойственно «цепляться» за старое патриархальное существование, с другой стороны, части городских мусульман свойственно «цепляться» за возможности карьерного роста, возможности обогащения, вливания в ряды проимпериалистической неоколониальной элиты. Но никогда и нигде в истории, как мы знаем, чистого пролетариата не было.
В чём Набхани неправ (по меньшей мере, правота его здесь слишком «осторожна», «половинчата», «умеренна»), так это в том, что, по нему, связи с «элитой», с «интеллектуалами» не должны быть для партии более предпочтительны, чем связи с «простыми» мусульманами, с «не элитой» - тут, разумеется, нужно решительнее сказать: связи с «элитой», с «интеллектуалами» должны быть для партии менее (а не «не более»!) предпочтительны, чем связи с «простыми» мусульманами, с «не элитой». И в этом отношении правы те современные исламисты, которые его за это критикуют: мол, ещё бы предложил полицейских и военных агитировать. Здесь – да, у Набхани действительно уклон в народничество, я об этом уже писал лет 7 назад, и те мои слова и сегодня считаю верными.
Этот уклон у Набхани, насколько я могу судить, сегодня развился в оппортунизм у его последователей (по крайней мере, части их). К примеру, в одной работе российского представителя «Хизб ут Тахрир» мы видим, что он, рассматривая «особенности национального характера» народов, живущих в России (кстати, с его анализом можно в чём-то поспорить, к тому же, он не упоминает о гастарбайтерах из Средней Азии) апеллирует в равной мере ко всем этим народностям – и к россиянам, и к мусульманам Кавказа: мол, трудностив работе с россиянами, которые преимущественно не мусульмане, не должны заставлять нас опускать руки. Конечно, трудностине должны заставлять нас опускать руки, однако, такими банальными фразами неверно затушёвывать классовый подход, затушёвывать деление наций на угнетающие и угнетённые (к россиянам, конечно, тоже надо с пропагандой идти, но не в первую очередь, причём их-то как раз нужно делить на классы). Мещанский душок автора, его культурная принадлежность к российской империалистической нации (вина его, конечно, не в самой его принадлежности к российской нации, а в том, что он не оторвался от её культуры, не встал на позицию мировой мусульманской уммы) видна и из его фраз в духе: «россияне залазят в кредиты ради квартир, машин – вещей, которые во всём мире (!) считаются неотъемлемыми атрибутами нормальной жизни» (пусть расскажет это мусульманам Африки!).

«Но вот, теперь мы столкнулись с реальностью "ИГ" и где же пролетарские исламисты? Да, мы видим народное освобождение, стремление к модернизации, определённые социальные гарантии, но где же пролетарское крыло? Где же вооружённая диктатура хотя бы беднейшего населения? Где же национализация? Где же пролетарское самоуправление?»

«Да, мы видим народное освобождение, стремление к модернизации, определённые социальные гарантии, но где же пролетарское крыло?» - Вы, г-н НКВД, видите только то, что Вам показывают империалистические СМИ, не более того. Я могу ответить Вам на это: а где Ваши переводы с арабского об ИГ? Что-то я не видел их…
«Где же вооружённая диктатура хотя бы беднейшего населения?» - а какое же это население, если не беднейшее? Какое, спрашивается, население может вести борьбу в угнетённой нации против проимпериалистической алавитской верхушки, против этой неоколониальной элиты? Есть, конечно, ещё прозападная Сирийская свободная армия – опять же, проимпериалистическая. Её социальной базой, действительно, является не беднейшее население, а представители средних классов, на что указывает как раз его проимпериалистический (а именно прозападный, проамериканский и т. п.), либеральный, антиисламский характер.
«Где же национализация?» - восклицает наш слепец, когда империалисты вопят каждый день, что ИГ «ворует (!!!) нефть» (которая «по праву» должна принадлежать им самим, на их взгляд – «Роснефти», «Лукойлу», «Газпрому» и другим)!
Остаётся только развести руками.
«Где же пролетарское самоуправление?» - вопрошает наш каутскианец, подобно тому, как вопрошал Каутский 100 лет назад по поводу Советской власти. Но те же Хизб ут Тахрир, английское крыло, которые сегодня превратились в оппортунистов от ислама, шипя на ИГ, приводят против него следующий довод: мол, ИГ не является государством в общепринятом смысле этого слова, с полицией, армией и вообще чиновничьим аппаратом. Да, ответим мы, государством в общепринятом смысле этого слова, т. е. буржуазным государством, оно не является. Нет, это – диктатура пролетариата, т. е., выражаясь словами классиков марксизма, это – «полугосударство».
Или, может быть, г-н НКВД верит империалистическим СМИ, что ИГ избрала тактику терактов против мирного населения европейских городов – тактику явно непролетарскую? Но тогда мы отсылаем г-на НКВД к тому, что писал Энгельс о неком теракте в Англии, который приписывали ирландским повстанцам. Энгельс писал, что, хоть «руки» (т. е. исполнители этого теракта), может, и ирландские, но «голова» (организаторы теракта) – в Петербурге. Энгельс доказывал, почему России был выгоден этот теракт, в связи с международной обстановкой, конкурентной борьбой России с Англией за сферы влияния.
Так же и здесь. Я не исключаю, что исполнители терактов во Франции и Бельгии были мусульманами, сторонниками ИГ (сегодня ИГ присягнуло очень много мусульман, и даже не-мусульман, к ИГ отношения не имеющих – к примеру, сообщалось, что в Англии каждый седьмой молодой человек, причём далеко не только этнические мусульмане, поддерживают ИГ из-за недовольства внешней и внутренней политикой правительства). Но кто же был заказчиком этих терактов? Чтобы понять это, нужно, как учил Ленин, смотреть «кому выгодно?». А выгодны они были как раз России. Действительно, ещё вчера Европа ругала Россию за Украину, за аннексию Крыма, ещё вчера Асад рассматривался Европой как «тоталитарный диктатор», а те мусульмане, кто ехал из Европы воевать против него, по возвращению рассматривались как герои. Сегодня же, благодаря этим терактам, антироссийская риторика европейских политиков сменяется антиисламской. И, самое смешное, что уже в день теракта (!) в Бельгии представительница МИД России Захарова говорит европейцам: мол, последние события доказывают, что вам нужно дружить с Россией против «террористов», что вам нужно снять с России санкции и т. п. Как говорится, комментарии излишни…
Вот только «марксисты» (что российские, что западные) такого анализа не проводят, не вспоминают, что писал Энгельс. Они бездумно повторяют за империалистическими СМИ, без всякого анализа, без всяких доказательств, что теракты – дело рук «кровавого ИГ». Да, эти «марксисты» могут слегка пожурить империалистов, но когда вопрос становится «ребром» - либо ИГ, либо империалисты (а именно так ставит сегодня вопрос сама жизнь!), они, разумеются, выбирают вторых (либо, в лучшем, беспомощно колеблются между первыми и вторыми, как тот же г-н НКВД).
Читаем г-на НКВД далее:

«Гносеологический аппарат у Гачикуса и раньше страдал предвзятостью и априорностью суждений. Теперь эта черта проявилась с особой ясностью.

Гачикус в письме Ахметшину (http://maxpark.com/community/7150/content/3748861) пишет: "Итак, какое же крыло исламистов является пролетарским? Информации, конечно, крайне мало — как говорил Клаузевиц, «на войне действуешь как будто в потёмках», — но всё же кое-что есть. Как, опять же, учил Клаузевиц, на войне, чтобы не запутаться в потоке противоречивой информации, нужно взять себе за правило: всегда придерживайся первоначальных взглядов, пока не будет убедительных доказательств их ошибочности."

И так, Гачикус в своё время выбрал по своим догадкам "сторону баррикад", а теперь когда появилась масса данных, которые не укладываются в критерии пролетарскости какого-либо из крыльев исламистов, Гачикус хочет ссылаться на Клаузевица»

(Здесь я привожу этот отрывок не до конца, к концовке я вернусь чуть позже).
Во 1-х. Неверно, что я «в своё время выбрал по своим догадкам "сторону баррикад"» - нет, как я уже не раз подчёркивал в своих последних работах, критикуя Бунтаря, выводы о пролетарской сущности исламизма, точнее – о наличии в исламизме мощного пролетарского крыла я сделал в своё время, в 2001-2004 гг., из анализа экономики, из анализа раздела мира на угнетённые и угнетающие нации и т. п. Изображать же экономический детерминизм, обусловленность политики экономикой «догадкой», как это делает г-н НКВД, значит открыто расписываться в своём идеализме, в непонимании марксизма (напомню, что точно так же и в 19-м веке различные буржуазные и мелкобуржуазные интеллигенты изображали «догадкой» открытый Марксом экономический детерминизм – мол, в «Капитале»-де он ничего нового по сравнению с «Манифестом» не говорит, та же догадка об экономическом детерминизме).
Допустим, я провёл тот анализ экономики неверно, и получил, соответственно, неверные выводы. Но, в таком случае, г-ну НКВД, прежде чем разбрасываться такими крикливыми заявлениями, нужно, для начала, показать мою ошибку, доказать мою неправоту. Но доказательства моей неправоты мы за все эти годы от НКВД, увы, не увидели.
«Теперь когда появилась масса данных, которые не укладываются в критерии пролетарскости какого-либо из крыльев исламистов, Гачикус хочет ссылаться на Клаузевица»- именно на Клаузевица, г-н НКВД! Старик Клаузевиц знал, что говорил: «всегда придерживайся первоначальных взглядов, пока не будет убедительных доказательств их ошибочности». Действительно, фраза г-на НКВД, что, якобы, «появилась масса данных, которые не укладываются в критерии пролетарскости какого-либо из крыльев исламистов», не является убедительным доказательством, а является, увы и ах, просто голой фразой.
Что это за «масса данных», г-н НКВД? Вы имеете в виду массу той блевотины, которая льётся с империалистических телеэкранов?
Мы видим, что крикливыми фразами в рекламном духе типа «появилась масса данных» г-н НКВД просто-напросто прикрывает полное отсутствие аргументов. Вы, г-н НКВД, может, и сможете такими звонкими словечками пустить пыль в глаза каким-нибудь наивненьким дурачкам. А нам уж будьте добры эту «массу данных» представьте. А если её нет – то, пожалуйста, прикройте свой имперский ротик. Все эти фразы, подобные Вашим, мы слышали ещё 15 лет назад от шовиниста Панихина из ВКПБ (партии, которая сегодня открыто солидаризируется с Путиным против ИГ), потом – от Бугеры и ещё от многих-многих других. Ничего нового Вы не сказали. Т. е., взгляды Ваши были опровергнуты нами ещё 15 лет назад, когда мы решительно размежевались с шовинизмом. Вопрос о том, что в исламизме ЕСТЬ пролетарское крыло, для нас давным-давно решён, г-н НКВД, об этом и речи нет, и если Вы не поняли этого, то я отсылаю Вас к свои работам 12-15-летней давности (что-то я не видел Вашего опровержения тех моих работ).
И то, что г-н НКВД беспомощно барахтается в этой «массе данных», в этом информационном потоке, не умея распознать среди этой массы, что является правдой, а что вымыслом, преувеличением, искажением и т. п., объясняется как раз тем, что у него отсутствует тот самый «компас» в виде экономического детерминизма, материализма, науки, теоретических знаний, «предварительного знания», выражаясь словами Набхани, в частности – военной теории, Клаузевица, которого Ленин справедливо называл основоположником материалистического подхода в военном деле. И что самое смешное, он призывает и нас отбросить этот «компас», отбросить «золотое правило» Клаузевица и т. п. Нет уж, спасибо. Хотите плыть по течению в этом потоке, в этой разнородной «массе» – что ж, плывите (может, выплывете на берег Путина, как Нина Андреева), только других за собой не увлекайте.
«Появилась масса данных»… Но что это за данные? Давайте вспомним, какие данные приводил г-н НКВД по этому вопросу. А приводил он 2 статьи – статью об ИГ на сайте «Рабкор.Ру» и некий якобы официальный документ ИГ на английском языке из одной официальной английской буржуазной газеты («Гардиан», что ли – точно не помню), причём насчёт последнего сам же, насколько я помню, признавал, что подлинность его недостоверна, и что английский язык затрудняет понимание. Такова эта самая «масса данных».
Что я могу сказать об этой «массе данных»? Насчёт того «официального документа ИГ» - я просмотрел его, но от комментариев воздержусь. Во всяком случае, каких-либо «убедительных доказательств ошибочности моих первоначальных взглядов», выражаясь языком Клаузевица, я там не приметил.
Что же касается статьи об ИГ на сайте «Рабкор.Ру», то я её даже и не открывал. Я открыл бы её, если бы дело было лет 7 назад (прекрасно при этом понимая, что сайт этот – насквозь лживый, оппортунистический, но изредка (очень редко) дающий капельку ценной информации). После событий же 2-летней давности, когда этот сайт открыто (!) поддержал Путина по Украине, открыто солидаризировался с «Беркутом»; после того, как сотрудники этого сайта (тот же Шапинов) оказались прямо замешанными в контрреволюции на Украине; после того, как выяснилось, что сайт этот – прямой проект Кремля – после всего этого черпать информацию с этого сайта равносильно тому, что черпать информацию из телеканала «Россия-24». Я не хочу сказать, что абсолютно вся информация там лживая – наверняка и капелька правды присутствует (без неё любую ложь сразу можно было бы распознать), но процент правды там – не больше, чем на данном телеканале. К чему тогда тратить время на просмотр статьи на том сайте, если я с таким же успехом могу посмотреть данный телеканал? С другой стороны, если мне нужна более достоверная информация, я лучше потрачу уйму времени, переводя статьи исламистов и честных исламо-марксистов с иностранных языков, зато потрачу не зря.
Г-н НКВД же, как видим, прочитал очередную империалистическую агитку, и кричит, словно тот мальчишка из фильма о Шерлоке Холмсе, торгующий на улице газетами и зазывающий покупателя сенсационной новостью дня: «Появилась масса данных!». По меньшей мере, это очень несерьёзно…
И что самое смешное, г-н НКВД приправляет свои фразы наукоподобными выражениями вроде «гносеологический аппарат», «априорность суждений»… Ещё раз повторю: это Вы каким-нибудь простачкам такую лапшу на уши вешайте, а у нас на такие фразы дааавным-давно (ещё со времён споров с Панихиным и Бугерой) сформировался иммунитет…
Идём далее. НКВД пишет:

«Нет смысла снова и снова возвращаться к вопросу характеристики СССР. Но гачикус в своём стремлении ретроспективно уравнять все стороны во Второй Мировой Войне, доказать, что СССР и США существенно не различались, говорит, что раз большинство крупных предприятий в США были акционерными, значит это особо ни чем не отличается от СССР! Вот так, капиталистическое акционирование, когда отдельные люди выступают в роли акционеров отдельных предприятий (причём чаще люди не бедные, не пролетарии), люди, которые могут вовсе не работать ни на этом, ни на другом предприятии, это по Гачикусовски тоже самое, что общественная собственность на средства производства в форме государтсвенной в СССР!

Вот так, Гачикус уравнивает капиталистический способ концентрации капитала с организацией производства в общенациональном масштабе. Раз в СССР собственность общественная, можно представить, что она акционирована между всеми (можно ли???? думаю, такое представление ошибочно), раз в США какая-то часть населения является акционерами и управляет (в абсолютном большинстве случаев формально), какими-то предприятиями, значит это - одно и то же!

Это настолько надуманное сопоставление, настолько вымученное и высосанное из пальца, что сразу видно, что оно лишь обслуживает общее представление Гачикуса о одинаковой реакционности всех воюющих сторон в WWII»

Г-н НКВД здесь показывает себя неприкрытым идеалистом: он смотрит лишь на юриспруденцию, лишь на закон – БУМАЖКУ (выражаясь верными словами Ленина): мол, раз в конституции СССР было написано, что собственность на средства производства в СССР – общественная, значит, так оно и есть. Но, как верно подмечает Тан Малака, чтобы понять американскую политическую систему, недостаточно изучить принципы демократии, взгляды основоположников американской демократии («отцов-основателей», как их называют в США) потому что между теорией и практикой здесь есть существенное расхождение.
Так же и в случае с СССР. «Раз в СССР собственность общественная, можно представить, что она акционирована между всеми (можно ли???? думаю, такое представление ошибочно)», - пишет НКВД. То-то и оно, что взгляд, который Вы мне приписываете («раз в СССР собственность общественная, можно представить, что она акционирована между всеми» - это так г-н НКВД «понял» мою позицию), является ошибочным, потому что собственность в СССР НА ДЕЛЕ (а не на бумажке-законе, г-н НКВД!) не была «акционирована между всеми». Были ли, к примеру, «акционерами» советской собственности те же миллионы украинских крестьян, погибших во время Голодомора? Или крымские татары, чеченцы и другие мусульманские народы, которых насильственно выслали в необжитые степи, и треть из которых при этом погибла? Или узбекские крестьяне, рабский труд которых (включая и детский труд в ущерб учёбе) использовался на хлопковых плантациях? Или узники ГУЛАГа (среди которых, кстати, также был высок процент нерусских народов – тех же украинцев и т. д., о чём пишет, к примеру Анатолий Жигулин в автобиографическом романе «Чёрные камни»), рабский труд которых также широко использовался? Ясно, что нет – скорее это были не акционеры советской собственности, а часть этой самой советской собственности, а акционерами были советская верхушка (на деле – финансовая олигархия) и повязанная с ней русскоязычная рабочая аристократия (доли между этими акционерами распределялись, разумеется, очень неравномерно). Т. е., точно так же, как в США за акционерной системой собственности скрывался всё тот же капитализм, пусть и в новой форме, и он не исключал наличия неимущих, бедных, голодных, так же и в СССР за якобы «общественной» собственностью (общественной лишь на бумаге, а на деле - акционерной) скрывался всё тот же капитализм, пусть и в новой форме. Тот же индийский марксист М. Н. Рой в одной из своих последних работ, где, пусть и отошёл от марксизма, несправедливо отбросив его вместе со сталинизмом, но всё же во многом верно критиковал советский строй, пишет, что, когда апологетам СССР указывают на наличие в СССР бедности, они презрительно смеются: мол, это неважно, зато какой прогресс в промышленности достигнут. Да, прогресс был, ответим мы, но это – прогресс, ничуть не выходящий за рамки капитализма.
«Нет смысла снова и снова возвращаться к вопросу характеристики СССР» - лихо, г-н НВКД! Нашу точку зрения, что СССР был империалистической державой,о чём мы говорим уже 15 лет, Вы никак опровергнуть не смогли, зато все эти годы пытаетесь замолчать её (не только лично Вы, но и вся Ваша оппортунистическая компания – панихины, бугеры и т. п.). Нет уж, господа апологеты российского империализма, господа нацисты под марксисткой маской:к этому вопросу мы будем возвращаться снова и снова, в эту точку мы били, бьём и будем бить, пока не сломаем российский империализм. Действительно: любое, даже мало-мальское оправдание СССР льёт воду на мельницу современного российского империализма. И Вы, г-н НКВД, отмахиваясь от рассмотрения этого важного вопроса («чует кошка, чьё мясо съела» - съела, а когда ей предъявили претензии за это, начала говорить: «нет смысла снова и снова возвращаться к вопросу о том мясе»), показываете себя открытым путинистом.
Идём дальше. НКВД пишет:

«Гачикус совершенно отходит от ленинисткой позиции в отношении крестьянской мелкобуржуазной стихии. Коллективизация для Гачикуса представляется абсолютным злом. Почему-то он даже в перспективе видит её лишь в виде ограбления крестьянства. Хотя, пролетариат может вести коллективизацию и более щадящими методами. Не от того ли Гачикус теперь так фыркает на любые разговоры о коллективизации, что исламисты её не ставят в повестку дня?»

Причём здесь «ленинисткая позиция»? Действительно, на самом деле, как я уже сказал выше, это – АНТИленинистская позиция г-на Назаренко.
«Не от того ли Гачикус теперь так фыркает на любые разговоры о коллективизации, что исламисты её не ставят в повестку дня?» («теперь» - как будто я раньше за коллективизацию был!) - правильнее сказать: не от того ли г-н НКВД выступает за коллективизацию, за экспроприацию мелких собственников, не являющихся «классом излишним», говоря словами Энгельса, что эта коллективизация даст российской империалистической нации (и, в частности, её рабочей аристократии) жирненький кусочек? «Хотя, пролетариат может вести коллективизацию и более щадящими методами» - это как в том фильме: «Мы тебя не больно зарежем».
Что на деле означают слова г-на НКВД? Они выражают позицию дальновидного российского империалиста: он учёл опыт прошлого, ему нужен «капитализм, но без пролетариата», выражаясь словами Маркса – ему не нужен новый голодомор угнетённых народов, потому что этот голодомор чреват ростом возмущения этих угнетённых народов, чреват антиимпериалистической революцией. И поэтому он, учтя уроки прошлого, и выступает за «щадящие методы» коллективизации, по сути – за щадящие методы эксплуатации, за щадящие методы колониальных грабежей. Но, тем не менее, отказываться от этих грабежей он, разумеется, не собирается.
«Не от того ли Гачикус теперь так фыркает на любые разговоры о коллективизации, что исламисты её не ставят в повестку дня?» - да, г-н НКВД, исламисты, как и Энгельс, различают «классы необходимые» и «классы излишние», они понимают, в отличие от империалистических «леваков», что «есть буржуазия и буржуазия», говоря словами Ленина. И не надо, ещё раз повторю, ВРАТЬ насчёт «теперь»: мои взгляды на коллективизацию в общем и целом сформировались ЗАДОЛГО до моего знакомства с трудами исламистов: в этом можно убедиться, просмотрев мои статьи за 2002-2003 гг., тогда как моё знакомство с трудами исламистов началось лишь в 2008г.
Во-вторых, неверно изображать, как это делает г-н НКВД, будто бы от знакомства с исламизмом мои марксистские взгляды «исказились», как будто расширение знаний об окружающем мире «искажает», «разрушает» (а не развивает!) марксизм. Действительно, здесь в позиции г-на НКВД мы видим явную неувязку: с одной стороны, он говорит о том, что «Гачикус как всегда интересен знанием иностранных левых деятелей», что Гачикус «освещает целый пласт, целый фронт борьбы с империализмом, переводит работы иностранных идеологов и активистов», а с другой стороны, говорит о «патологической эволюции Гачикуса к исламизму». Г-н НКВД, раз расширение знаний об окружающем мире, «перевод работ иностранных идеологов и активистов» разрушает такой «марксизм», то такой «марксизм» больше смахивает на индуизм, в котором для познания «высшей истины» нужно отбросить всякие знания, «отключиться» от внешнего мира (в случае с «марксизмом» г-на НКВД – ограничиться Россией и вообще империалистическими нациями и забыть о мусульманском мире) и погрузиться в медитацию…
Ислам же, в отличие от индуистского идеализма, как верно пишет Тан Малака, постоянно возвращается от «небес» к «земле», т. е. является материализмом.
И ещё. Заметьте: с какой надменностью, самоуверенностью г-н НКВД прикрывается именем Ленина, не удосужившись привести из него НИ ОДНОЙ ЦИТАТЫ – потому что ссылки на марксистско-ленинское учение показали бы его неправоту. Мы здесь видим типично барские, аристократические методы ведения дискуссий – отсутствие фактов, господство крикливых фраз.
Идём дальше. НКВД пишет:

«В вопросе о пролетариате Гачикус просто пересказывает свои ошибки, сводя всё к уровню достатка. Но теперь его позиция стала более противоречивой. В начале он повторяет свой более ранний тезис о бедноте мегаполисов, затем пишет и о городской и о сельской бедноте. При этом теперь он расценивает идейное и культурное влияние буржуазных классов как определяющее в классовом вопросе. Т.е. теперь бедняк крупного мегаполиса, "варящийся" в среде буржуазных классов, уже и не пролетарий. В общем, отойдя с позиций ленинизма говорящих прежде всего о месте в системе производства, затем об отношении к собственности и наконец о доходе, Гачикус пустился во все тяжкие. Теперь его теория представляет собой какое-то лоскутное одеяло. Куски чёрной исламистской материи с белой арабской вязью соседствуют с красными лохмотьями, всё это прострочено нитками эклектизма и обрамлено тесёмкой претенциозности, несмотря на огромные дыры в этом идейном покрывале. Вместо стройной теории у Гачикуса получился ералаш»

«Куски чёрной исламистской материи с белой арабской вязью соседствуют с красными лохмотьями, всё это прострочено нитками эклектизма и обрамлено тесёмкой претенциозности, несмотря на огромные дыры в этом идейном покрывале» - как мастеру поэтической, «высокой» словесности я Вам аплодирую, г-н НКВД, я бы не смог так красиво, так «пышно» сказать. Но, как верно подмечал Ленин, время поэтов в революционном движении прошло – настало время учёных. Действительно, если, к примеру, какой-то человек, стремясь опровергнуть теорему Пифагора, сочинит стихотворение, в котором всё «опровержение» будет заключаться в таких красивых словесных оборотах, мы, конечно, ему похлопаем за «изысканность» его стиля, но принять это его «опровержение» мы не можем. Это как с тем «доказательством» того, что 2 + 1 = 10 путём превращения палки в змею, об ошибочности которого писал Аль-Газали (о чём я упоминаю в работе «О материализме в исламе»).
Насчёт «идейного и культурного влияния буржуазных классов как определяющего в классовом вопросе», т. е. насчёт обратного влияния надстройки на базис, я уже писал выше. Самое смешное, что об отсутствии такого влияния говорит человек, на примере которого это самое влияние очень хорошо можно пронаблюдать (человек, считающий, что в СССР был «социализм», что 2-я мировая война со стороны СССР была «справедливой», человек, шипящий на исламистов и т. д. – т. е. человек, повторяющий за российской буржуазией все её основные предрассудки – и при этом мнящий себя выразителем интересов «пролетариата»).
Что же касается моего «более раннего тезиса о бедноте мегаполисов» - сегодня я начинаю понимать, что это положение было, пожалуй, ошибочно. О мусульманском мире я уже писал выше, здесь скажу об империалистических нациях. Подобно концентрации трудящихся на крупных предприятиях (о чём я писал в работе «Иджтихад в исламе и марксизм», критикуя Бунтаря), рост сознательности, обусловленный концентрацией трудящихся в мегаполисах, «компенсируется», «уравновешивается» сверхприбылями от концентрации, которые эту сознательность понижают. Действительно, подкуп трудящихся сверхприбылями происходит не только за счёт осознанной политики буржуазии, но и вообще как объективное следствие концентрации капитала (именно это я не до конца осознавал), «работающей» не только в отношении крупных предприятиях, но и в отношении крупных городов. Упрощённо говоря, насколько правы жители мегаполисов, видя в «провинциалах» «деревенщину», настолько же правы и «провинциалы», видя в жителях мегаполисов «зажравшихся», «избалованных», «гламурных».
Конечно, урбанизация, рост городов при капитализме расширяет социальную базу пролетарской революции, ведёт к увеличению численности пролетариата, но неверно было бы понимать это в том смысле, что этот процесс порождает социальную базу пролетарской революции преимущественно в мегаполисах (подобным образом ленинисты в своё время справедливо критиковали каутскианцев, утверждающих, что, раз капитализм своим развитием порождает пролетарской революцию, то к революции ближе всего стоят развитые страны).
Аналогичным образом, неверно трактовать слова Маркса, что пролетариат как могильщик капитализма, как движущая сила перехода к коммунизму порождается крупным машинным производством, так, будто бы пролетариат этот сосредоточен именно в этом крупном машинным производстве, как трактуют эти слова империалистические марксисты (кстати, подобная ошибка присутствует даже у Тан Малаки, несмотря на все его достоинства, о чём я уже писал). Трактовать марксизм так означает не учитывать движение потоков сверхприбылей, огромное влияние этих потоков (в том числе влияние монопольных цен и т. п.), превращающих отдельные отряды пролетариата в новую мелкую буржуазию (в рабочую аристократию), а, наоборот, старую мелкую буржуазию (ремесленников, самозанятых, крестьян и т. п.) – в новый пролетариат. Пролетариат порождается крупным машинным производством, но сосредоточен он зачастую не в нём, ибо это крупное машинное производство влияет на всё общество, на все отрасли, втягивает даже самые отсталые и замкнутые из них в круговорот капиталистического производства.
В «Мадилоге», рассматривая древнеиндийский материализм (Локаята), бросивший вызов брахманизму, Тан Малака пишет о том, что развиться, осуществиться на практике ему мешал «недостаток реальных средств (машин)» «у неимущих в Индостане», «как и у римского пролетариата». Действительно, для победы пролетариату необходима школа современного капиталистического общества, знакомство с передовыми технологиями, прививающее передовые научные материалистические взгляды, позволяющее отбросить веру в чудеса, в мистику и т. п. Но разве школу эту проходят только представители цивилизованных наций? Нет, системой современного европейского среднего образования сегодня охвачен практически весь мир, включая даже самые отсталые страны. Очень большая доля молодых мусульман из беднейших стран Азии и Африки ездила на заработки в Европу, в Россию и т. д., т. е. владеет определёнными техническими навыками, что уже формирует материалистическое мировоззрение. Апологеты империализма в своих исламофобских агитках вопят, что-де исламисты кроме Корана ничего не читали, хотя на деле все (или почти все) идеологи современного исламизма имели образование европейского образца, а многие из них даже учились в Европе. Также империалисты изображают, что-де талибы запрещали девочкам ходить в школу, хотя тот же американский профессор Франц Шурманн, добросовестный буржуазный учёный, читавший литературу на урду и фарси и свидетельствующий, что талибы многое взяли от марксизма, пишет, что процент девочек, охваченных системой образования, в Афганистане при талибах был даже выше, чем в соседнем «светском» Пакистане (я упоминаю о нём в работе «Классовая сущность маоизма», 2009 г.).
Также многие мусульмане, учитывая то, что во многих мусульманских регионах часто ведутся войны, имеют уже неплохое знакомство с современной военной техникой (говорят, что многие мальчишки в таких мусульманских регионах уже в 7-10 лет умеют пользоваться автоматом Калашникова). Или вот ещё один пример. С месяц назад в мировые СМИ просочилась информация, что исламисты сбили в Сирии самолёт асадитов (российского производства). России, которая кичится своей «непобедимостью», видимо, было стыдно признать, что «варвары, не читавшие ничего кроме Корана» сбили её самолёт, и тут же в СМИ была запущена информация: мол, исламисты совершили ритуальный танец вокруг сбитого самолёта. Я читал это и со смехом думал: «ну, раз совершили ритуальный танец, значит, начнут теперь один за другим сбивать российские самолёты» (если же говорить серьёзно, информация о ритуальном танце скорее смахивает на фальшивку, на проявление у империалистов бессильной злобы, что какие-то «варвары» сбили их самолёт).
Да, лет 60 назад в кругах исламских активистов шли споры о том, можно ли использовать технические достижения кафиров. Да, действительно, в исламизме было традиционное крыло, близкое по взглядам к индийским последователям Махатмы Ганди, призывавшего вернуться от машин к ручной прялке. Но в этих дискуссиях победило крыло известного теоретика исламизма Сайида Кутба, доказывавшего, что технические достижения кафиров использовать можно [см., к примеру, H. As’adSaidAli (WakilKetuaUmumPBNU), Islamisme: TaksonomiGerakanIslam non-Mainstream] – это крыло и не могло не победить, в силу объективных законов общественного развития, т. е. в силу втягивания мусульманского мира в капитализм и в силу пролетаризации, в силу вырывания из многовековой феодальной спячки огромного большинства мусульманской уммы, прежде патриархальной. Сегодня телеведущие империалистических ток-шоу бьются в истерике: «Это возмутительно! Это лицемерие! Почему исламисты пользуются нашими техническими достижениями, но не хотят перенимать нашу идеологию?!» (ведущий говорит это таким возмущённым тоном, как будто он сам изобрёл телефон, огнестрельное оружие, автомобиль и т. д.). Хотя на самом деле к изобретению этих технических новшеств империалистическая идеология никакого отношения не имеет – нет, к ним имеет отношение естественная наука, которая, кстати, была передана в своё время европейцам от мусульман.
Я извиняюсь за то, что так сильно отошёл от темы. Вернёмся ещё раз к тому, что писал Ленин в своей работе «Выборы в учредительное собрание и диктатура пролетариата». Он писал о том, что, если в провинции, по причине неразвитости там классовых противоречий, были сильны мелкобуржуазные партии (эсеры и т. п.), то в центрах, в столицах – партии крупной буржуазии, с одной стороны, и партия пролетариата (большевики), с другой стороны. Можем ли мы с уверенностью утверждать, что и сегодня ситуация похожая? Вряд ли. Мы видим на примере России, что не только в провинции империалистических стран, но и в мегаполисах очень сильна мелкобуржуазность в народе, только выражается эта мелкобуржуазность в несколько иных формах, нежели в провинции. Т. е., слова Ивана Дзюбы о том, что города являются не только средоточием пролетариата, но и средоточием мещанства, верны и для богатых наций тоже.
Читаем г-на НКВД далее:

«Гачикус протаскивает Аллаха в материализм сужая его понятие до первопричины (возможно ли вообще материалисту допускать некую первопричину существования материального мира?). Протаскивает Гачикус и загробную жизнь под видом осуждения или признания заслуг умерших потомками.
Правда, Гачикус делает большое дело, показывая, что нельзя обожествлять ни отдельные народы, ни классы, ни человека, что над всем господствуют объективные, имманентные законы развития, и что никакой прогресс, никакое достижение человечества не должны быть конечным пунктом. Влияние исламизма на Гачикуса полезно и в том отношении, что Гачикус в отличие от Бунтаря признает, важность морали, важность общественных норм поведения, возможность превалирования интересов общности над интересами отдельной личности.
Но в то же время, Гачикус, протащив Аллаха, в свою идеологию (пусть и под материалистическим предлогом), говоря об исламе как о материализме (хотя так можно трактовать только особые "уклоны" в исламе, которые никакого веса не имеют), полагая, что ислам нужно лишь уточнять по факту перешёл в лагерь исламизма»

Смешно наблюдать, как г-н НКВД «не зная броду, лезет в воду» - не разбираясь в исламе, пытается его критиковать.
«Гачикус протаскивает Аллаха в материализм сужая его понятие до первопричины» - вообще-то, г-н НКВД, «сузил понятие Аллаха до первопричины» не я, а пророк Мухаммед, и стыдно этого не знать. Строгий монотеизм Мухаммеда, его формула «Нет бога кроме Аллаха», запрет связывать какой-либо конкретный предмет или какого-либо конкретного человека с Аллахом, запрет утверждать, что этот предмет (или человек) ближе к Аллаху, чем всё остальное,были как раз таким «сужением», сведЕнием Аллаха к первопричине всего.
«Возможно ли вообще материалисту допускать некую первопричину существования материального мира?» - что материалисту недопустимо, так это выдумывать мир из головы.
А ещё недопустимо выдёргивать куски фраз из контекста (не только материалисту недопустимо, но и вообще недопустимо).
Г-н НКВД грубо перевирает мою мысль. В работе «Иджтихад в исламе и марксизм» я чёрным по белому пишу: «с точки зрения современной науки, в рамках современной науки, на уровне современной науки мы можем сказать, что первопричиной всего – т.е. богом, Аллахом – являются те силы, те причины, которые привели к Большому Взрыву», г-н НКВД же жульнически отбрасывает начало этой моей цитаты, слова «с точки зрения современной науки, в рамках современной науки, на уровне современной науки». Т. е. РАЗ мы ограничены определёнными РАМКАМИ– рамками, которые нам ставят наши современные знания о мире, то В ЭТИХ РАМКАХ (вот в чём суть, г-н НКВД!) говорить о первопричине как раз таки только и можно, хотя в будущем эти рамки, скорее всего, расширятся, т. е. толкование Аллаха, скорее всего, подвергнется уточнению. Говорить же о причинах этой первопричины (в нашем случае – Большого Взрыва), пока знаний об этих причинах НЕТ – значит заниматься «гаданием на кофейной гуще», выдумыванием мира из головы, чем и занимается г-н НКВД.
Приведу пример из «Мадилога» Тан Малаки (хотел его привести ещё в «Иджтихаде…» - наверное, зря не привёл). Он там подошёл к тому же вопросу с немного другой стороны. Тан Малака пишет об атоме водорода как о мельчайшей «уравновешенной» (имеется в виду равновесие электрических зарядов) частице, о том, что любой атом может быть представлен как некоторое количество атомов водорода. И Тан Малака делает вывод: в рамках современной науки (которые В БУДУЩЕМ, конечно же, скорее всего, расширятся, разумеется) та «единственность» (судя по всему, намёк на Аллаха, ибо единственность – основное свойство Аллаха, и индонезийское слово ke-Esaan, которое Тан Малака там употребляет, относится, прежде всего, к Аллаху), к которой может быть всё в этом мире сведено – это атом водорода.
Итак, я говорил о первопричине В РАМКАХ СОВРЕМЕННЫХ НАШИХ ЗНАНИЙ, КОТОРЫЕ, КОНЕЧНО ЖЕ, ОГРАНИЧЕНЫ, г-н НКВД же жульнически подменяет этот вопрос вопросом о первопричине ВООБЩЕ. Подробнее мы к этому моменту вернёмся ниже.
«Гачикус, протащив Аллаха, в свою идеологию (пусть и под материалистическим предлогом), говоря об исламе как о материализме (хотя так можно трактовать только особые "уклоны" в исламе, которые никакого веса не имеют), полагая, что ислам нужно лишь уточнять по факту перешёл в лагерь исламизма» - г-н НКВД изображает дело так, что, будто бы «быть исламистом – значит не быть марксистом», хотя, на самом деле, как раз наоборот: НЕ быть исламистом – значит не быть марксистом, значит прикрывать свой империализм марксистской фразой.
«Так можно трактовать только особые "уклоны" в исламе, которые никакого веса не имеют» - о, г-н НКВД, знать, силён («ах, Моська, знать, она сильна…») в вопросах об уклонах в исламе и о том, какой «вес» они имеют (при том, что все свои знания об исламе г-н НКВД черпает сплошь из исламофобско-клеветнических, явно необъективных источников типа «Рабкор.Ру»).
Вообще, идолопоклонническая ограниченность г-на НКВД и других «марксистов» священной коровой под названием «Россия» (или «Европа», «цивилизованный мир», если брать шире), русским языком (в лучшем случае – европейскими языками) ведёт к тому, что эти господа воспринимают мир в совершенно искривлённом отображении. Приведу лишь один маленький пример такого искажённого восприятия мира европейцами, в том числе – европейскими «марксистами». В Коране есть термин «му’мин», который принято переводить как «верующий», тогда как, если вдуматься в контекст, этот термин обозначает монотеистов, единобожников в противоположность многобожникам, идолопоклонникам. Т. е., термин этот, по сути, означает «убеждённый идейный противник идолопоклонничества». Под словом же «верующий», которым обычно переводят этот термин, мы, европейцы,обычно понимаем человека с предрассудками, мистика и т. п. Так же и с другими терминами Корана, которые принято переводить как «бог», «религия», «вера», «набожность» и т. п. Мы видим, что реальность ислама и её восприятие европейскими «интеллектуалами» далеки друг от друга как небо от земли.
Рассмотрим этот вопрос подробнее.
Во-первых, в науке, если это действительно наука, а не лженаука, есть принцип соответствия, принцип преемственности: новые знания не опровергают старых, а развивают, дополняют их. Возможно, какой-нибудь враг исторического материализма скажет: «этот принцип соответствия есть только в физике». Но, в том-то и дело, что общество – это часть природы, и, если мы действительно марксисты, материалисты, то мы должны подходить к истории общества как к природному процессу, имеющему свои объективные закономерности, чему учили ибн Хальдун и Маркс, а не рассматривать историю как юридическую дисциплину, где определяющим фактором является воля сильных личностей (королей, генсеков, президентов) – подход, который сегодня навязывается буржуазией, тем же Путиным, заявившим, что «Ленин заложил атомную бомбу под Россию», хотя на самом деле эта «бомба» «заложилась» самим ходом исторического развития, «продуктом» которого был и сам Ленин (при этом, конечно, и Ленин оказывал обратное влияние на исторический процесс, разумеется, но его объективные законы он никак отменить не мог).
Как развивались человеческие знания? Мы знаем, что наука началась с мусульман (см. мои работы «О материализме в исламе», и «Иджтихад в исламе…»), после революции Мухаммеда, а потом была «передана» в средневековую Европу, где достигла уже современного уровня. До этого научному этапу в истории человечества предшествовал этап «пророческий». Здесь тоже происходило накопление знаний, только на примитивном уровне.
Возникает вопрос: можем ли мы опираться на знания, полученные в тот период? Очевидно, кое на что можем – на ту же геометрию Евклида и т. п., несмотря на то, что это – знания греков-язычников.
Но можем ли мы опираться на «откровения» «пророков»? Есть ли в них объективность или нет? Ведь откровение – это не строго научное доказательство, а мы – люди учёные, не можем принимать что-либо на веру!
Здесь я хотел бы процитировать отрывок из научно-популярной брошюрки по вопросу о «вечных двигателях»:

«Одна из самых опасных, но часто встречающихся ошибок в трактовке законов состоит в том, что свойства общественных законов непроизвольно переносятся на объективные законы природы. Некоторые люди никак не могут понять до конца, что законы природы в отличие от законов, установленных обществом, нельзя ни изменить, ни нарушить.
Как же так? Ведь история науки ясно говорит, что по мере ее развития законы меняются. Ведь были всякие «флогистоны», «теплороды», «эфиры», которые теперь исчезли! … Геометрия Евклида сменилась геометрией Лобачевского и Римана, а механика Ньютона уже многое не может объяснить; понадобилась теория относительности Эйнштейна! Почему же и другие законы… тоже не могут оказаться устаревшими и неверными? То, что было верно сегодня, может стать неверным завтра!
Чтобы разобраться в том, насколько правильны эти и подобные им суждения, нужно сделать еще один шаг в разборе понятия «закон» и определить, что такое закон науки. В отличие от законов природы они существуют не сами по себе, а представляют собой отражение объективных связей внешнего мира в сознании человека. В этом смысле они вторичны по отношению к законам, действующим в природе…
Дело в том, что законы науки (в частности, физики) не отменяются, а дополняются и развиваются, а это совсем другое…
Н. Бор сформулировал общее положение (1923 г.), отражающее эту закономерность развития науки: принцип соответствия, который гласит, что всякий более общий закон включает в себя старый закон как частный случай; он (старый) получается из нового при переходе к другим значениям определяющих его величин…
Но как же тогда быть с теориями «флогистона», «теплорода», «эфира» и т. д.? Они-то несомненно отменены и исчезли!
… Однако, она [теория флогистона], как и многие другие теоретические обобщения того времени, была чисто качественной. Никому не приходило в голову взвесить металл и его оксид и убедиться, что металл весит меньше, а не больше оксида, как следовало из флогистонной теории…
Таким образом, эта и другие подобные теории не могли завершиться созданием каких-либо физических законов. Их исчезновение к отмене какого-либо закона не привело. Следовательно, история флогистона «не работает» как доказательство того, что «был закон, а потом оказался неверным»» [Бродянский В. М. Вечный двигатель прежде и теперь. От утопии – к науке, от науки – к утопии. – М.: Энергоатомиздат, 1989. С. 108-112].

Итак, были ли откровения пророков подобны «теории флогистона», или же они были подобны всё-таки механике Ньютона? Мы видим, что критерием здесь является опыт – проводилось ли «взвешивание».
А вот «взвешивание» как раз таки проводилось. В работе «Иджтихад…» я привожу цитату из главы «Историография» сборника «История мусульманской философии» о том, что Коран уделяет немалое внимание анализу истории, делает вывод о причинности («божественной причинности», как её в той цитате называют) в истории, т. е., по сути, об объективных закономерностях исторического процесса, о победе справедливости над несправедливостью, о «божьей каре» над тираниями прошлого и т. п.
Мы видим, что пророчество Мухаммеда, который объявил себя последним пророком, было этакой жирной точкой в пророческом этапе развития человечества и, соответственно, исходным пунктом этапа научного. И та основная истина, которую утверждал Мухаммед – «Нет бога кроме Аллаха и Мухаммед – пророк его» является объективной научной истиной, как и те же законы Ньютона, истиной, которую нельзя отбрасывать, а нужно уточнять (напомню, что и законы Ньютона в формулировке самого Ньютона сегодня явно очень неточны, ибо ничего не говорят о системах отсчёта, и, если говорить СТРОГО, нигде в природе не выполняются – и, тем не менее, они объективны, они верны в определённых рамках и при определённых допущениях). Смысл этой истины – «первопричина всего существующего только одна, идолам поклоняться неверно». Г-н НКВД же этой истины не понял, он стоит НИЖЕ уровня пророка Мухаммеда, т. к. поклоняется идолу своей нации (для него «пролетариат» ограничен Россией), идолу богатых наций вообще, а также делает идолов из Маркса и Ленина, не желая диалектически развивать их учение.
Разумеется, мы не можем автоматически утверждать, что всё сказанное пророком Мухаммедом – истина только потому, что это сказал пророк Мухаммед, ибо такое утверждение само противоречило бы исламу. Действительно, пророк Мухаммед – не бог, не Аллах. Разумеется, неверно было бы «защищать» ислам так, как индуисты «защищали» свою религию и культуру, считая, невзирая на факты, индийскую культуру «более передовой», чем европейская. Такая «защита» от европейского империализма была бы неверна, о чём правильно пишет Тан Малака как раз на примере индуизма – это был бы нацизм империалистических наций наизнанку. Но в том-то и дело, что, в отличие от индийских философий, индуизма, буддизма и т. п., которые постоянно вращаются вокруг идеализма, о чём пишет Тан Малака, ислам «постоянно возвращается к земле», о чём также пишет Тан Малака.
Да, к исламу, к его истории и современности нужно подходить критически, и с этим никто не спорит. Однако, с другой стороны, неверно судить об исламе по всяким империалистическими и проимпериалистическим, по всяким клеветническим источникам, неверно до всякого серьёзного знакомства с исламом делать легкомысленные выводы, как это делают господа вроде НКВД.
Разумеется, возможно, какие-то ошибки у пророка Мухаммеда и были, возможно, какие-то ошибки есть и у современных его последователей, в поливании грязью которых соревнуются империалисты и их слуги, лже-марксисты, такие как г-н НКВД. Но, прежде чем утверждать о какой-либо ошибке в исламе, нужно тысячу раз всё проверить, обдумать, взвесить (аналогично тому, что Ленин писал о критике Маркса).
Конечно, выводы пророка Мухаммеда были получены им не путём строго научного анализа, без строго научных доказательств, а скорее интуитивно (в вышеупомянутом сборнике «История мусульманской философии» указывается, что арабское слово «уахи», которое в Коране имеет значение «откровения», т. е. вложения мыслей Аллахом в голову пророка, может также переводиться как «интуиция», как «инстинкт» (с. 1602)). Но можно ли сказать на этом основании, что они имеют меньшую ценность, чем выводы, полученные строго научным путём?
Для ответа на этот вопрос я снова обращусь к Клаузевицу, нравится ли это г-ну НКВД или нет. Клаузевиц справедливо отмечал, что хороший кабинетный учёный, теоретик военного искусства на практике может оказаться плохим полководцем, и наоборот, человек, не обладающий огромными познаниями в области теории, может оказаться хорошим полководцем. В качестве примера последнего Клаузевиц приводит Суворова.
Другой пример – Ленин писал о Каутском, что его предрассудки нельзя объяснить незнанием марксизма, т. к. у него «либо в столе, либо в голове полочка с сочинениями Маркса». Аналогично и Султан-Галиев писал о том, что «марксисты» могут написать тысячу учёных книжек в оправдание империализма, но от этого суть такого «марксизма» не изменится.
То же самое Тан Малака пишет о пророке Мухаммеде – недостаток книжных знаний у него с лихвой компенсировался богатым жизненным опытом, практическими знаниями, приобретёнными в общении с другими народами во время путешествий с караванами. Тан Малака подчёркивает то же самое, что подчёркивал Клаузевиц: зачастую лучшим вождём является не тот, кто более начитан (ибо книги, добавим мы, зачастую бывают лживыми, сбивающими с верного пути).
Т. е., интуиция, «откровение Аллаха пророку», «уахи» зачастую может стоять даже выше научных знаний. И это доказывается практикой – то, что Мухаммеду удалось создать первое в мире государство социальной справедливости, простонародную демократию, раннюю диктатуру пролетариата – Халифат, причём государство это охватывало чуть не полмира.

«Более Гачикус не является пролетарским идеологом, коммунистом, ленинистом. Гачикус стал околопролетарским исламистом, собственно, он в себе воплотил столь долго вынашиваемый миф о пролетарском крыле исламистов... (только вот крыло это больше похоже на перо, или даже на один волосок пера, таков практический вес)… Ввиду этого, предлагаю эту тему перенести в раздел "разное"»

Вот так! Г-н НКВД «разжаловал» меня из ленинистов – правда, не приведя при этом НИ ОДНОЙ цитаты из Ленина, которая подкрепляла бы его правоту. Ещё раз подчеркну, что его догматический предрассудок, от которого он не в силах отказаться – это то, что, якобы, быть исламистом автоматически означает не быть марксистом, и спорить тут, якобы, не о чем, всё, якобы, и так очевидно, хотя, на самом деле, противоречие между исламом и марксизмом-ленинизмом – мнимое, искусственно создаваемое и раздуваемое империалистами, и закрепляется оно в таких как г-н НКВД их рабочеаристократическим, непролетарским бытием («Паразитизм накладывает отпечаток на всю нацию», как верно заметил Маркс, и именно поэтому, чтобы встать на точку зрения пролетариата, марксист сегодня должен сначала «хиджрироваться», т. е. порвать идейно со своей нацией, встать на точку зрения мусульман, г-н НКВД же этого не сделал).
«Предлагаю эту тему перенести в раздел "разное"» - как говорится, «хозяин – барин», г-н НКВД. Вы можете переносить обсуждение моей линии на своём форуме хоть куда, я не могу Вам этого запретить. Но только, по совести, Вам следовало бы прежде переименовать свой форум, назвав его как-то вроде «Форум социал-империалистов», или «Форум легальных марксистов», или «Форум лежащих на марксизме», или «Форум механических материалистов», или «Форум мистиков под вывеской марксизма» или как-то ещё в этом духе…
Конечно, если не вдумываться в смысл того, что Маркс и Ленин писали о религии, если рассуждать «формально», с позиций чистой логики, забыв про диалектику, то может показаться, что, в самом деле, «быть исламистом автоматически означает не быть марксистом». Действительно, ведь писал же Ленин, что «всякий боженька есть труположство»!
Однако, нельзя забывать, что классики марксизма-ленинизма разоблачали идею «боженьки» христианской религии, причём современной им христианской религии, а не мусульманской религии, в исламе же эта идея несёт в себе совсем другой смысл. Нельзя также забывать, что сам ислам был критикой, диалектическим отрицанием христианства (кстати, Тан Малака в «Мировоззрении» справедливо указывает, что Французская революция 18-го века фактически выступила против христианской троицы, против формулы «3 = 1», и эту формулу, добавим мы, неверно путать со строгим исламским единобожием, с формулой «1 = 1»).
Конечно, могут возразить: Ленин критиковал не только официальную христианскую религию, но и всякое богостроительство, богоискательство, т. е. любые попытки подчистить, обновить религию.
Но давайте вдумаемся в смысл этой критики. В чём состояла её суть? Ленин критиковал богдановщину, эмпириокритиков за то, что они утверждали, что разум существовал до существования не то что человеческого мозга, а вообще всякой материи. Ленин называл это «безмозглой философией». Применима ли эта критика к исламу? Нет. Я уже писал об этом в «Иджтихаде…», а здесь ещё раз подчеркну, что, пусть ислам пророка Мухаммеда и применяет, в силу неразвитости науки в то время, человеческие эпитеты к Аллаху («милосердный» и т. п.), но суть ислама (если хоть немножко вдумываться в эту суть, а не выносить «приговор» «без суда и следствия», как это делает мистик НКВД, которому не надо изучать ислам, чтобы понять его – надо лишь помолиться идолу Ленина, и всё сразу станет ясно) состоит не в том, что Аллах – это некий высший разум, существовавший до всякой материи, а в том, что между явлениями в мире вообще и в общественной жизни в частности есть причинность, закономерность, которая в исламе как раз и называется «Аллахом».
И действительно, ещё раз подчеркну то, о чём я не раз уже писал, но на что г-н НКВД не обратил внимание – тот же Набхани, к примеру, солидаризируется с коммунистическими мыслителям, что необходимым условием для возникновения мышления является человеческий мозг. Т. е., то, что Набхани понимает под словом «Аллах» - это не какой-то мистический «высший разум», как «бог» в христианстве, в европейском понимании.
Я уже писал, что передовые исламские мыслители (тот же индиец Сайид Ахмад Хан) уже в 19-м веке справедливо утверждали, что понятие «бог», «Аллах» нужно трактовать как «законы природы». Действительно, тот же Тан Малака в «Мадилоге», тот же Бродянский, автор вышеупомянутой брошюрки о вечном двигателе, признают, что, к примеру, если бы всемогущий бог захотел создать жизнь на Луне, он не смог бы этого сделать, т. к. этого не позволяют условия на Луне (отсутствие атмосферы, температурный режим и т. д.) – т. е., понятие «бог» неверно трактовать отлично от законов природы. Если же мы трактуем понятие «бог» как законы природы (и общества в частности) – разве есть в этом какое-то расхождение с материализмом? А ведь именно такую трактовку, пусть и на интуитивном, не строго научном уровне и даёт нам пророк Мухаммед!
«Миф о пролетарском крыле исламистов»... Эх, г-н НКВД, видели бы Вы себя со стороны… С пролетарской, с непредвзятой стороны, разумеется.
Помнится, подобное г-н НКВД писал подобное ещё года 3 назад – мол, «Гачикус надеется на пролетарских исламистов, а их всё нет». Я тогда ему ответил, но этот ответ был оставлен им без внимания – г-н НКВД «вспомнил» обо мне лишь недавно. Я, разумеется, не ставлю ему это в вину (мало ли, какие жизненные обстоятельства могут случиться – и я, бывает, надолго пропадаю). Я о другом. Недавно я вновь задумался над этими словами г-на НКВД. Сегодня, с одной стороны, мы видим «взлёт» Исламского государства. Но по НКВД – это, конечно же, не пролетарии. Что вы – у них «куски чёрной исламистской материи с белой арабской вязью», а это для цивилизованного европейского (в том числе и российского) «марксиста» - как красная тряпка для быка.
Ну ладно, а где же тогда настоящие пролетарские революционеры? Других-то что-то не видно! Т. е., намного больше есть оснований утверждать наоборот: «Г-н НКВД надеется на «чистых» «классических» (читай – евроцентристских, не исламских) марксистов, а их всё нет». Или же: «Г-н НКВД надеется, что экономический протест российских «пролетариев» (читай – рабочей аристократии) перерастёт в революцию, а он всё не перерастает».
Г-н НКВД подобен западноевропейским каутскианцам 100 лет назад, которые не поняли Октябрьской революции и шипели на большевиков – мол, какие же это пролетарские революционеры (я здесь оставляю в стороне вопрос о том, что большевики, будучи революционными по отношению к старой буржуазно-феодальной верхушке, с другой стороны, сами довольно быстро, практически с самого начала превратились в буржуев, в империалистов по отношению к угнетённым народам, к мусульманам и другим - я оставляю этот вопрос здесь в стороне, потому что каутскианцы критиковали большевиков явно не с позиций этих угнетённых народов). Взгляды г-на НКВД – это чистой воды доктринёрство. Невольно вспоминается дедушка Крылов с его басней «Слона-то я и не приметил», а также рассказ Карела Чапека о всемирном потопе (я уже не раз приводил эти примеры в адрес «марксистов», не замечающих революционности исламизма).
С другой стороны, г-н НКВД сравнивает меня с российскими нацистами (см. выше), но на самом-то деле нацистом (точнее социал-нацистом) является именно он! Действительно, 3 года назад я ругал его за то, что на его сайте «Революционная линия» подразделы «Азия» и «Африка» раздела «В мире» пусты. Прошло 3 года – но «воз и ныне там» (ох, опять этот дедушка Крылов)!
О чём вообще пишет г-н НКВД? Чем он интересуется? Он интересуется почти исключительно борьбой российских трудящихся за экономические требования. Позвольте, но это разве не нацизм, не поклонение идолу своей нации (действительно, российский пролетариат – капля в море мирового пролетариата)?
Конечно, «на безрыбье – и рак рыба». На фоне российского комдвижения (и вообще комдвижения богатых наций), представляющего собой смердящий труп, взгляды НКВД выглядят «очень даже ничего». Он может критиковать какого-нибудь крайнего шовиниста, какого-нибудь открытого сторонника российского (и вообще мирового) империализма за исламофобию, к примеру. Но на самом-то деле он не далеко от этих своих оппонентов ушёл, он варится в этом соку, и объективно его позиция является частью империалистической тактики «хороший полицейский – плохой полицейский».
Читаем г-на НКВД далее:

«Ко всему вышесказанному нужно добавить, что иджтихад и некоторые другие источника фикха [исламского права – А. Г.] придают ислама пластичность, способность эволюционировать. За счёт этого ислам в отличие от иудаизма и христианства может выступать и ныне в т.ч. в роли политической идеологии. Однако эта пластичность, способность к развитию может использоваться в своих интересах разными классами»

То-то и оно, г-н НКВД! То-то и оно, что иджтихад в исламе делает его «пластичным», как диалектика в марксизме делает пластичным марксизм. То-то и оно, г-н НКВД, что «эта пластичность, способность к развитию может использоваться в своих интересах разными классами» - как «пластичность» ислама у угнетённых наций, так и «пластичность» «марксизма» у угнетающих наций. И как раз в силу того, что социальная база марксизма (бывший пролетариат, а ныне рабочая аристократия угнетающих наций) обуржуазилась, а социальная база ислама (бывшее крестьянство, а ныне пролетариат угнетённых наций) пролетаризировалась, именно исламу, несмотря на его изначальную интуитивность, а не классическому марксизму, несмотря на всю его былую строгую научность, суждено стать передовой революционной идеологией на современном этапе. Разумеется, ещё раз подчеркну, мои слова неверно трактовать в том смысле, что марксизм нужно отбросить. Нет, марксизм должен обогащать исламистское движение. Мои слова нужно понимать в том смысле, что СТАРЫЙ КЛАССИЧЕСКИЙ ЕВРОПЕЙСКИЙ МАРКСИЗМ УМЕР БЕЗВОЗВРАТНО (это прекрасно доказывается последними двадцатью пятью годами, прошедшими с краха СССР), и сегодня его поборники, такие как г-н НКВД и другие, для которых Маркс и Ленин – это «альфа и омега» мировой революционной мысли, а Парижская Коммуна и Октябрьская революция (или, в крайнем случае, ещё Китайская революция) – это «альфа и омега» пролетарских революций, такие поборники «классического» марксизма – это сегодня такие же оторванные от жизни мистики, как и какие-нибудь индуисты.
Действительно, тот «всплеск» «марксизма», который мы видели в России в 1990-е и отчасти в 2000-е гг., был, по большей части, не более чем выражением идей разорившейся рабочей аристократии о возврате к старой колониальной советской империи. Те же события на Украине наглядно показали, что в рядах «марксистов» оказалось, пожалуй, даже больше шовинистов, чем в российском обществе в целом. Этот «парадокс» можно понять, только если мыслить материалистически, если рассматривать классы как социальную базу определённых идей, а не рассматривать идеи «витающими в воздухе», как «душа» у индуистов витает в отрыве от тела.
(Здесь, во избежание кривотолков, необходимо ещё раз подчеркнуть, что исламская риторика зачастую служит и интересам империалистов и их марионеток тоже, разумеется; они стремятся свести ислам к ритуалам, оторвать его от общественной жизни, от революционной борьбы, и в этом немало преуспевают. С этим, разумеется, мы должны бороться).
Разумеется, нельзя сказать, что МАРКСИЗМ ВООБЩЕ умер – нет, он возродился (он и не мог умереть раньше, чем умрёт капитализм), но возродился в новом виде, в виде исламизма, к чему старые «марксисты» оказались не готовы. Причём возрождение это произошло особым путём – конечно, неверно понимать мои слова «марксизм возродился в виде исламизма» в том смысле, что исламизм опирается в первую очередь непосредственно на цитаты из Маркса и Ленина; как и наоборот, из отсутствия этой опоры непосредственно на цитаты из Маркса и Ленина неверно делать вывод о непролетарской сущности исламизма. Марксизм-ленинизм (в узком смысле этого слова, т. е. сочинения Маркса, Энгельса и Ленина) – это лишь определённая ступень в науке борьбы революционного пролетариата, ступень очень важная, но не первая и не последняя ступень (причём во многом привязанная к своему времени и месту, и уделяющая мало внимания Востоку, исламу), и неверно возводить эту ступень в абсолют, обожествлять её, как это делают «марксистские» апологеты империализма. Как я уже писал в своё время, критикуя анархического противника марксизма Марлена Инсарова, который из того, что Октябрьская революция не была чисто социалистической, объявлял её чисто буржуазной и риторически вопрошал: «Тогда, получается, и Великая Французская революция была социалистической?» - как я уже писал, да, как справедливо подмечал Ленин, нельзя «на аптекарских весах» взвесить, где кончается буржуазная революционность и гденачинается пролетарская революционность; цепочку буржуазных революций, начиная с французской, или даже с голландской, можно в то же время считать и цепочкой пролетарских революций. Сегодня я могу к этому прибавить: «начиная с революции Мухаммеда». Причём Мухаммед стоял выше таких «марксистов» как НКВД и т. п., т. к. он ЗАВЕРШИЛ пророческий этап, объявив себя последним пророком, что на деле означало, что последующие политические вожди уже не могут обосновывать свои слова тем, что им «Аллах так сказал», а должны опираться на факты (причём эта опора на факты, как я уже говорил, во многом присутствует уже в самом Коране). «Марксисты» же фактически отрицают преемственность в революционной борьбе и революционной теории, выпячивая эту ступень, марксизм-ленинизм, тем самым изображая из Маркса «пророка», как будто ни до него, ни после него, ни вне него никакой по-настоящему пролетарской революционности не было. Да, для своего времени и места Маркс и Ленин были, в общем и целом, правы – с этим никто не спорит; да, они были правы, критикуя европейских буржуазных и мелкобуржуазных политиков своего времени. Но выводить из этой их правоты для своего времени и места абсолютную их правоту для любого времени и места, для «всех времён и народов», вне зависимости от обстоятельств – означает отвергать конкретно-исторический подход, а значит – вступать в противоречие с самим же марксизмом.
Забавно наблюдать, что, в то время как «марксисты» богатых наций противопоставляют себя капиталистам и рассматривают исламизм как «буржуазное» или «мелкобуржуазное» течение, в то же время исламисты, наоборот, утверждают, что в мире сегодня 2 противоборствующие идеологии – капитализм и ислам, и рассматривают «коммунизм» как часть капитализма, как одну из форм капитализма, империализма. В последнем утверждении больше правды, потому что мы видим, что на деле коммунизм (в смысле – как реальное движение современности, т. е. движение империалистической рабочей аристократии, а не как доктрина Маркса-Ленина, к которой это движение, по сути, имеет мало отношения) представляет собой экономизм, нисколько не выступая против ростовщических основ капиталистической системы.
Вернёмся к той концовке цитаты, к которой я обещал вернуться:

«Почему бы Гачикусу и по вопросу наличия бога, не действовать таким же образом? Сказать, что раз в единого бога верят исламисты (а они же по-любому пролетарские революционеры), значит вера в него не лишена смысла, а атеизм - это всё устаревший европоцентризм. К этому можно добавить остроумие и правдоподобность буржуазно-разложенческой "Футурамы"

"Нельзя напрочь исключать, что, вдруг, окажется, что, к примеру, Большой Взрыв был произведён в качестве управляемого эксперимента каким-то разумным существом, «творцом». Будет ли это противоречить материализму? Нет. Это будет противоречить лишь тому упрощённо понятому материализму «марксистов» и вообще «интеллектуальных» представителей среднего класса богатых наций (кстати, есть неплохая серия мультика «Футурама», где эта тема обыгрывается).
Конечно, я не собираюсь утверждать, что причиной Большого Взрыва было некое разумное существо – мы этого пока не знаем." [Цитата из моей работы «Иджтихад…» - А. Г.]

Потом можно сказать, что мы этого ещё не знаем, лишь из-за буржуазной цензуры, которая работает на "господ атеистов". Ну и в заключение приправить Клаузевицем, что раз слишком много противоречивой информации на счёт бога, Аллаха, значит будем придерживаться изначального взгляда, а в качестве этого взгляда возьмём "мы признаём всё то, что проповедовали Моисей, Иисус, Мухаммед".

Прекрасно! С таким познавательным аппаратом очень легко протащить ВСЁ, ЧТО УГОДНО, ХОТЬ И БОГА В СОЦИАЛИЗМ. И Гачикус это таки делает…»

И далее дружок г-на НКВД г-н Бунтарь, которого я критикую в той работе «Иджтихад», повторяет «мысль» (точнее предрассудок) г-на НКВД:

«Гачикус в этой статье окончательно сделал выбор между исламизмом и марксизмом в пользу исламизма (закрепив свой выбор фразой "Ля илляха иля Аллах Мухаммед Расуль Аллах", которой завершается его статья)»

На что г-н НКВД «с учёным видом знатока» заявляет:

«Это верно, но посмотрим не сделает ли Гачикус колебания назад»

Человеку, понявшему суть ислама, смешно читать эти строки – «посмотрим не сделает ли Гачикус колебания назад» [орфографию оставляю без изменения]. «Назад» - это куда, в идолопоклонничество, г-н НКВД? Нет уж, спасибо, от Вас, от идолопоклонников, мы «хиджрировались», от Вас мы оторвались.
«Буржуазно-разложенческая "Футурама"»… Г-н НКВД, я прекрасно понимаю, что мультик «Футурама» - буржуазный, и я его привёл лишь для примера. Г-н НКВД же ловко искажает суть вопроса, уводит от темы, пытаясь доказать мою неправоту тем, что мультик «Футурама» - «буржуазно-разложенческий». Это нелогично. Действительно, науке ПОКА ЧТО НИЧЕГО НЕ ИЗВЕСТНО о причинах Большого Взрыва, о том, что было до него и т. п. Возражение же г-на НКВД, по сути, означает (по крайней мере, логически из его слов это вытекает), что "напрочь исключено, что Большой Взрыв был произведён в качестве управляемого эксперимента каким-то разумным существом, «творцом»». Т. е., науке об этом пока что ничего не известно – а, по г-ну НКВД, это напрочь исключено, причём БЕЗ ЕДИНОГО ФАКТИЧЕСКОГО ПОДТВЕРЖДЕНИЯ С ЕГО СТОРОНЫ. Таким образом, мы видим, что г-н НКВД открыто расписался в своём мистицизме: «ничего изучать не надо, надо только нараспев прочитать определённую цитату из Маркса, и всё сразу станет ясно».
Ау, астрономы и всякие прочие астрофизики! Выкидывайте свои телескопы – к чёрту вашу «буржуазно-разложенческую науку»! Читаем Маркса нараспев!
Такой «марксизм» мало отличается от традиционного, патриархального «ислама» (т. е. ислама, извращённого за тысячу с лишним лет) – «ислама», в борьбе с которым как раз и зародился современный исламизм (причём «ислам» этот, сведённый к ритуалам, сегодня служит империалистам).
Ещё раз подчеркну, что я привёл тот пример с «творцом» лишь для того, чтобы показать ОГРАНИЧЕННОСТЬ наших знаний о мире, и утверждать, что у нашей вселенной был некий «творец» (в смысле – разумное существо) я, разумеется, не собираюсь. «Возможно ли вообще материалисту допускать некую первопричину существования материального мира?» - спрашивает НКВД (см. выше). Но что значит «некую первопричину»? Если в том смысле, что рассматривать некую КОНКРЕТНУЮ причину как первопричину существования материального мира (в смысле как первопричину ВООБЩЕ – см. выше) – то, разумеется, для материалиста это недопустимо, ибо у данной КОНКРЕТНОЙ причины есть своя причина. Но ведь о том же самом говорил и пророк Мухаммед – о том, что никакой конкретный предмет не должен ассоциироваться с Аллахом, не должен считаться более близким к Аллаху, чем другие предметы, не должен возводиться в ранг идола, что Аллах – «самый великий, более великий, чем Солнце и Луна». Тот же самый гипотетический разумный «творец», тот же самый атом водорода (см. выше), согласно исламу, не должен ассоциироваться с Аллахом. Т. е. понятие «первопричина», понятие «Аллах» - это абстракция, подобно тому, как в математике есть понятие бесконечно большой величины, как величины, которая больше любой наперёд заданной КОНКРЕТНОЙ величины.
Ошибка господ НКВД и Бунтаря заключается в том, что они критику религии, отрицание бога со стороны передовой европейской материалистической мысли 17-19-го вв., которая была критикой христианской религии и вообще религии в европейском её понимании, т. е., по сути, критикой идолопоклонничества – по сути, повторением революции пророка Мухаммеда на новом витке диалектической спирали (о чём справедливо пишет Тан Малака на примере протестантизма и английской революции 17-го в.), причём повторение это произошло под сильным влиянием ислама на Европу в Средние века, ПОДОРВАВШИМ идейное господство церкви – эту критику они бездумно переносят на ислам и исламизм, причём БЕЗ ВСЯКОГО АНАЛИЗА, БЕЗ ВСЯКОГО ИЗУЧЕНИЯ («А зачем изучать? И так всё понятно»). Такой подход не является марксистским, диалектическим, конкретно-историческим.
По господам НКВД и Бунтарю выходит, что тот, кто говорит о принципе соответствия в исторической науке, о преемственности между марксизмом и исламом, тот не марксист (это всё равно, что сказать, что тот, кто признаёт правильность законов Ньютона, тот отрицает правильность теории относительности Эйнштейна), а тот, кто эту преемственность замазывает, кто изображает, будто бы марксизм «упал с неба» - тот марксист. Но тогда «марксизм» господ НКВД и Бунтаря – это мистицизм, идеализм.
В своё время Ленин писалтрёх источниках марксизма – об английской политэкономии, немецкой философии и французском социализме. Но он не писал о том, что было источниками этих источников, а именно о том, что источниками этих источников был ислам, оказавший в своё время огромное влияние на Европу, положившее начало европейской науке и во многом способствовавшее краху старых средневековых порядков и эпохе Возрождения.
Конечно, Ленина в этом «пробеле» упрекать было бы несправедливо – как сам он верно замечал, «о деятеле судят не по тому, что он не дал в сравнении с современной эпохой, а по тому, что он дал в сравнении с тем, что было до него». Но сегодня, когда мнимые последователи Ленина, такие как Бунтарь и НКВД, начинают изображать из этого пробела какой-то «краеугольный камень» марксизма, это попахивает самой обычной мистикой.
Действительно. Формула Мухаммеда «Нет бога кроме Аллаха» послужила боевым лозунгом отказа от старых племенных и национальных идолов, послужила лозунгом объединения племён Аравийского полуострова, а затем и других земель, в борьбе с тираниями, которые эти идолы и олицетворяли. История доказывает, что именно отсюда впоследствии развилась формула Маркса «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Господа же «марксисты», эти «цивилизованные варвары», как называл таких Ленин, изображают, будто бы марксизм «упал с небес», безо всякой преемственности с предыдущими знаниями (3 этих непосредственных источника марксизма признаются, а дальше, как будто бы - пустота), как будто бы он был вложен в голову Маркса (или вообще в голову европейцев, т. к. 3 этих непосредственных источника марксизма, как я уже сказал, признаются) «боженькой» («боженькой» как раз в том смысле, в котором критиковал эту идею Ленин). Отсюда прекрасно видно, что взгляды таких как г-н НКВД и г-н Бунтарь – это самая обычная мистика, самый обычный идеализм, самое обычное идолопоклонничество (поклонение идолу Маркса и вообще идолу европейских наций) под марксистской вывеской.
«С таким познавательным аппаратом очень легко протащить ВСЁ, ЧТО УГОДНО, ХОТЬ И БОГА В СОЦИАЛИЗМ» - мы видим, что нашим «марксистам» цитаты Маркса и Ленина, причём извращённо трактованные, заменяют собственное мышление. Они ни капельки не вдумываются в то, что писали Маркс и Ленин. Действительно, разве Маркс и Ленин, критикуя идею «боженьки», писали об исламе? Нет, об исламе они практически ничего не знали. Но, в таком случае, как можно БЕЗДУМНО применять то, что писали Маркс и Ленин в отношении одного, к совсем другому? Это неверно, это идёт вразрез с самим марксизмом, ибо Маркс и Ленин постоянно подчёркивали, что необходим конкретно-исторический подход, что то, что в одном случае было верно, в другом случае может оказаться неверным.
Действительно, та идея «бога» с которой воевали Маркс и Ленин, и та идея «бога», которой придерживался пророк Мухаммед и которой придерживаются его современные последователи – это «две большие разницы», как я уже говорил.
Маркс справедливо писал, что доказательством того, что «бога нет» занимались французские механические материалисты 18-го века. Марксизм же этим никогда не занимался – нет, он исследовал материальный базис тех или иных идеологий, показывал их классовую сущность.
Как видим, господа НКВД и Бунтарь опошлили марксизм до уровня того французского механического материализма 18-го века. На самом же деле вопрос состоит не в том, «есть ли бог?», а в том, что понимают под словом «бог» те или иные классы, а также в том, что НА ДЕЛЕ кроется под «безбожием» империалистических «марксистов» (кстати, как можно заметить, в последние пару лет я избегаю в своих статьях употребления термина «атеизм» для характеризации своих взглядов, а пишу «материализм», ибо под «атеизмом», «безбожием» правильнее было бы понимать именно механический материализм, материализм незрелый, недиалектический).
Но, к сожалению, вдумываться, «копать» наши «марксисты» не любят – они любят до одури трещать в соцсетях с такими же оппортунистами, как сами. Они искренне думают, что ведут классовую борьбу, хотя на самом деле их борьба – это борьба ВНУТРИклассовая, происходящая ВНУТРИ класса империалистической буржуазии и примыкающей к ней рабочей аристократии, а настоящая классовая борьба проходит далеко в стороне от них (разумеется, я имею в виду не только насильственную борьбу, но и борьбу идейную).
Теперь мы перейдём к г-ну Бунтарю, к его возражениям на мою работу «Иджтихад…»:

«Гачикус в своей статье постоянно обвиняет меня в недобросовестности, в том, что я извращаю его точку зрения, приписываю ему то, что он не говорил. Однако, он сам постоянно перевирает мою точку зрения, приписывает мне всевозможную чепуху, которую затем "опровергает". Например, Гачикус приписал мне точку зрения на ростовщичество как на "устаревшую форму эксплуатации, не характерную для капитализма", хотя я писал лишь о НЕ СПЕЦИФИЧНОСТИ ростовщичества для капитализма, имея ввиду, что вовсе не в ростовщичестве, "процентном рабстве", пусть и в максимально широко трактуемом смысле слова, состоит суть капитализма, ростовщический капитал существовал и до капитализма. Суть капиталистического способа производства, согласно 3 тому "Капитала", состоит в том, что при нем продукты труда выступают в качестве товаров, т.е. производятся обособленными производителями в целях обмена, средства производства выступают в качестве капитала (в докапиталистических обществах производственного капитала не существовало, существовал только ростовщический, торговый, денежный капитал), а труд выступает в качестве наемного труда. Следовательно, последовательный антикапитализм должен подразумевать не требования: 1) изъятия всех средства производства из рук обособленных производителей и передача их в общенародную собственность (не отдельным "экономически свободным" коммунам, как это имеет место в децентрализованном либертарном "поликоммунизме" последователей князя Кропоткина, а именно в собственность всего общества), запрета на частное предпринимательство 2) отмене свободного хождения денег (как "полноценных денег", так и денежных знаков, "фиатных денег"), замене их одноразовыми трудовыми чеками 3) уничтожение наемного труда: все граждане социалистического общества работают на единственного работодателя (общество как "совокупный капиталист"), свободно-наемный характер труда уничтожается, поскольку работник не может выбрать себе другого работодателя. А какова экономическая программа исламистов? Может быть, в Афганистане "пролетарские революционеры" талибы устанавливали общность имуществ, отменяли эксплуатацию, деньги? Или может быть, доблестные халифатчики ИГ совершили что-нибудь коммунистическое? Рыночники апплодируют "свободе предпринимательства" на территории ИГ и введению золотого динара (возрождение золотого стандарта - это одна из "австро-либертарных" фишек)»

Во 1-х. Г-н Бунтарь хочет сказать, что я извратил его мысль, поняв «не специфичность» как «не характерность» - т. е., г-н Бунтарь в той цитате хотел сказать, что ростовщичество свойственно не только капитализму, но и докапиталистическим формациям, а я изобразил дело так, что ростовщичество свойственно больше докапиталистическим формациям, чем капитализму. Но, в таком случае, почему же г-н Бунтарь не вспомнит, что он писал в той цитате далее? А писал он, напомню, о том, что, мол, и Гитлер тоже выступал против ростовщичества. На что я ему ответил, напомню, что Гитлер выступал лишь против мелких ростовщиков, не выступая ни капельки против финансово-промышленного капитала – крупнейших ростовщиков, являясь их ставленником. Об этом г-н Бунтарь здесь «почему-то» не вспоминает – не потому ли, что эти его слова о Гитлере показывают, что в финансово-промышленном капитале он ростовщика «не приметил», и, т. о., вина в смешении понятий «не специфичность» и «не характерность» лежит скорее на нём, чем на мне? Да, я допустил некоторую невнимательность, каюсь, но, уважаемый читатель, посудите сами, разве из данного контекста не следует, что г-н Бунтарь сам же поспособствовал такому пониманию «не специфичности» как именно «не характерности»?
Что ж, г-н Бунтарь, теперь мы Вашу мысль поняли, разберём её.
По Бунтарю, раз «суть капиталистического способа производства состоит в том, что при нем продукты труда выступают в качестве товаров, т.е. производятся обособленными производителями в целях обмена, средства производства выступают в качестве капитала, а труд выступает в качестве наемного труда», то, «следовательно, последовательный антикапитализм должен подразумевать не [по смыслу, здесь «не» излишне] требование изъятия всех средства производства из рук обособленных производителей и передача их в общенародную собственность, запрета на частное предпринимательство» и т. п.
Другими словами, «логика» Бунтаря заключается в следующем: ростовщичество было и в докапиталистические эпохи тоже, следовательно, чтобы победить капитализм вообще, а не только ростовщичество, нужен не просто запрет на ростовщичество, а запрет на частное предпринимательство.
К сожалению, г-н Бунтарь ни капельки не вдумался в то, что я пишу в «Иджтихаде…», и продолжает на деле отстаивать империалистическую точку зрения. Его ошибка заключается в том, что он представляет себе переход к коммунизму как некий волевой акт (стоит лишь издать запрет на частное предпринимательство – и настал коммунизм), хотя на самом деле – это объективный процесс, сродни природным процессам, и революции лишь «подстёгивают» этот процесс, но они не могут привести «одним прыжком» в коммунизм (г-н Бунтарь умалчивает о том, что Маркс и Энгельс десятки раз критиковали подобные предрассудки мелкобуржуазных социалистов). Не понимая этого, ставя на первое место волю, г-н Бунтарь показывает себя идеалистом. И объективно (независимо от намерений Бунтаря, пусть даже они и благие) такая точка зрения есть точка зрения империалистической рабочей аристократии.
Действительно, если марксизм говорит об «изъятии и передаче в общенародную собственность» не ВСЕХ «средств производства из рук обособленных производителей», а только средств производства классов ИЗЛИШНИХ, если марксизм строго различает классы необходимые и излишние, «буржуазию и буржуазию» (т. е. буржуазию ростовщическую и буржуазию трудовую), то г-н Бунтарь эти вещи грубо смешивает в одну кучу, и смешение это выгодно империалистам, классу ИЗЛИШНЕМУ, и повязанной с ними рабочей аристократии, ибо НА ДЕЛЕ (В СИЛУ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗАКОНОВ, независимо от благих намерений г-на Бунтаря) именно они получают жирный кусок от этого «изъятия» средств производства из рук класса НЕОБХОДИМОГО. Г-н Бунтарь смешивает в одну кучу две стадии революции (точнее, буржуазных революций, революций прошлого) – первую, собственно революционную, когда пролетариат в союзе со средними классами экспроприирует класс излишний, и вторую стадию, стадию контрреволюционную, когда выделившаяся из этого победившего пролетариата новая эксплуататорская верхушка (опять же в союзе со средними классами) экспроприирует классы необходимые. Если брать пример России 100-летней давности, г-н Бунтарь смешивает Октябрьскую революцию против старых помещиков и капиталистов, с одной стороны, и коллективизацию (а самое главное – колониальную политику!), с другой стороны.
Исламисты же, в отличие от г-на Бунтаря, эти вещи различают, понимают эту двойственность революций прошлого в империалистических нациях. Читаем об исламском деятеле 1-й половины 20-го века Шекибе Арслане:

«Шекиб Арслан присоединился к разоблачению того, что другие позже называли «социал-империалистическим» характером политики русских большевиков. По его мнению, «русские большевики, ссылающиеся на принципы Карла Маркса и Ленина и утверждающие, что не знают другой родины, кроме рабочего класса, являются ярыми русскими националистами. Все те, кто питают иллюзии об их мнимом политическом либерализме, оказываются очень жестоко разочарованы. Вот эта двойная диктатура Москвы: социальная диктатура пролетариата против старой буржуазии и диктатура русской нации против инородцев, которые были покорены царизмом […]. В плане национализма советское правительство ничем не уступает правительству Романовых»» http://oumma.com/L-Emir-Chekib-Arslan-l,2308

Кроме того, ещё раз подчеркну, взгляды г-на Бунтаря не имеют ничего общего с марксизмом-ленинизмом. Действительно, запретил ли Ленин после установления Советской власти частное предпринимательство? Нет, он, наоборот, объявил нэп – против чего, кстати, выступало партийное большинство (могут возразить, что нэп не был неограниченной свободой частного предпринимательства, включал в себя ограничения на эксплуатацию и т. п. – но ведь о необходимости подобных ограничений постоянно твердят и исламисты). Нэп, в свою очередь, привёл к возникновению новой ростовщической буржуазии примерно к 1930 году, и свободный капитализм сменился монополистическим. Затем сталинская верхушка была, пусть и не «сшиблена», но, тем не менее, подчищена – сначала при Хрущёве, затем в ходе горбачёвско-ельцинских реформ. Т. о., история подтверждает правоту не г-на Бунтаря, а марксистско-ленинской теории «сшибания верхушек».
Но самое смешное, что те возражения, которые приводит сегодня против меня г-н Бунтарь, приводили ещё лет 12 назад господа Бугера, Инсаров и Назаренко, открытые противники марксизма, причём, в отличие от господ НКВД и Бунтаря, они были хоть капельку честными, ибо открыто признавали, что теория «сшибания верхушек», как они презрительно называли эти идеи экспроприации только класса излишнего, доросшего до ростовщичества – это марксизм-ленинизм. И характерно то, что и те (Бугера, Инсаров и Назаренко), и эти (НКВД и Бунтарь) являются злейшими врагами исламской революции. Как видим, отношение к исламской революции, как и 12 лет назад, является лакмусовой бумажкой для распознавания оппортунизма.
В каком случае можно было бы упрекнуть исламистов в буржуазности? Если бы они выступали только против современной ростовщической правящей верхушки, а не против ростовщичества вообще. Т. е., если бы исламисты, пришедшие к власти в результате революции, впоследствии сами перегнили бы в ростовщиков, то их можно бы было в таком случае упрекнуть в буржуазности. Но это, как говорится, «если бы да кабы». Мы не можем знать, переродится ли в будущем будущая революционная власть исламистов, которые сегодня борются против империалистов и их марионеток, в ростовщическую, как не мог в своё время знать Маркс, придёт ли Россия к социализму минуя капитализм или через капитализм.
А вот в отношении господ «марксистов», таких как гг. НКВД и Бунтарь, мы уже сегодня смело можем говорить об их буржуазности, т. к. они уже сегодня изображают сталинский СССР, который был экспортёром капитала, т. е. коллективным ростовщиком, «социализмом», а 2-ю империалистическую войну с его стороны – «великой отечественной». Т. о., к тем «нацистам», о которых упоминает г-н НКВД, ближе именно сам г-н НКВД и его дружок г-н Бунтарь.
«Рыночники апплодируют "свободе предпринимательства" на территории ИГ» [орфография оригинала] – эти слова звучат как-то слишком уж нелепо.
Действительно, уважаемый читатель, Вам доводилось слышать, чтобы кто-то «АПЛОДИРОВАЛ» ИГ – тем более, в буржуазных кругах, в СМИ и т. п.? Думаю, вряд ли. Наоборот, мы слышим постоянно самую грязную ругань в их адрес – они и «безвинным людям головы отрезают», и «женщин насилуют», и «маленьких детей кушают».
Очевидно, г-н Бунтарь, как истинный кабинетный учёный (точнее лжеучёный, идеалист, начётчик), впитывающий, как губка огромные потоки информации большей частью из буржуазных, империалистических СМИ (как верной, так и неверной, но по большей части неверной), неспособен анализировать эту информацию, разложить её «по полочкам», «отделить зёрна от плевел», существенное – от несущественного, характерное – от нехарактерного. Какой-то «рыночник» где-то высказался об ИГ, что у них экономическая система эффективная (хотя, может, он высказался об ИГ как умный капиталист, признающий достоинства усвоего врага – к тому же, он и сам мог основываться на недостоверных сведениях) – и г-н Бунтарь уже спешит сделать вывод: «Рыночники апплодируют "свободе предпринимательства" на территории ИГ». Это несерьёзно.

«Лихо приписав мне теорию "устарелости ростовщичества при капитализме", Гачикус принялся ее "опровергать" ссылками на статьи исламистов, упоминая полемику нигерийского исламиста Данлади Адаму Мухаммеда с марксистом Сануси Ламидо Сануси, который некоторое время возглавлял Центробанк Нигерии. Вот что пишет Гачикус по поводу этой полемики:
"Когда я переводил ту статью, мне, признаться честно, поначалу нелегко было понять, прав ли этот Сануси, или нет – уж так гладко, так «по-марксистски» он аргументирует, что «аж жуть» - куда там нашим «марксистам» вроде Бунтаря (очевидно, это связано с тем, что центр революции, центр передовой общественной мысли сегодня сдвинулся в угнетённые мусульманские страны, и самые глубокие споры сегодня происходят именно там). И я решил порыться в Интернете, посмотреть, что же из себя представляет этот «марксист» Сануси. И нашёл статью о нём в англоязычной Википедии (и это явно не однофамилец, поскольку там упоминаются эти его статьи прошлых лет). Признаться, я был шокирован увиденным – оказывается, этот нигерийский коллега Бунтаря через несколько лет стал… главой Центрального Банка Нигерии! И всякие империалистические экономические журналы, типа «Форбс», расхваливают этого «специалиста по исламу» как «ведущего экономиста», помещают его имя в топ-рейтинги (немудрено: упоминается, что в 2010г. в его ведомстве «странным образом» пропали 20 или даже 50 млрд. (!) долл., полученные от продажи нефти – его даже на пару месяцев арестовывали, но потом извинились). Как говорится, «комментарии излишни» (кстати, там же упоминается, что Боко Харам заочно приговорила этого прохвоста, этого «ян боко» к смертной казни).
Итак, все сомнения развеяны окончательно: Бунтарь лжёт"
Еще древние греки понимали, что указание на личность оппонента (argumentum ad hominem) не доказывает его неправоты. Гачикусу, презрительно фыркающему в адрес греческой науки и философии, греки, разумеется, не указ. Поэтому, он делает смелый вывод: Сануси неправ в споре с исламистами, потому что исламисты "борются против системы", а Сануси - часть системы, более того, он спер десятки миллиардов долларов. На самом деле, "логика" Гачикуса выглядит еще круче: глава Центробанка Нигерии Сануси упер десятки миллиардов долларов, следовательно, Бунтарь лжет, заявляя, что ростовщичество есть устаревшая и нехарактерная для капитализма форма эксплуатации! Покойный Курехин, доказавший, что Ленин - гриб, апплодирует из могилы Гачикусу»

И другой вариант последнего абзаца, подредактированного г-ном Бунтарём через пару дней:

«Гачикус рассуждает так: Сануси вроде бы как убедителен в своей марксистской критике исламизма, но я лучше встану на сторону исламизма против марксизма, потому что исламисты "борются против системы", а "марксист" Сануси - часть системы, более того, он украл десятки миллиардов долларов. Еще древние греки понимали, что указание на личность оппонента (argumentum ad hominem) не доказывает его неправоты. Гачикусу, презрительно фыркающему в адрес греческой науки и философии, греки, разумеется, не указ. На самом деле, "логика" Гачикуса выглядит еще круче: глава Центробанка Нигерии Сануси упер десятки миллиардов долларов, следовательно, Бунтарь лжет! Гачикус в этой статье окончательно сделал выбор между исламизмом и марксизмом в пользу исламизма (закрепив свой выбор фразой "Ля илляха иля Аллах Мухаммед Расуль Аллах", которой завершается его статья)»

Г-н Бунтарь, Вы уж меня извините, что я снова иронизирую, но когда я читаю Ваши слова «Гачикус рассуждает так: …» (а это, как можно судить по предыдущей нашей полемике – далеко не в первый раз), я уже заранее предвкушаю, что меня ждёт изрядная порция веселья. Действительно, забавно наблюдать, как наши идеи отображаются, словно в кривом зеркале, в головах империалистической рабочей аристократии, как представители этой рабочей аристократии опошляют наши идеи до уровня своего «понимания» - как говорится, «в меру своей испорченности».
«Гачикусу, презрительно фыркающему в адрес греческой науки и философии, греки, разумеется, не указ» - мне-то «указ» (далеко не во всём, разумеется), а вот Вам как раз «не указ»! То, что Вы сейчас совершили (причём далеко не в первый раз!), греки называли, если не ошибаюсь, ignoratioelenchi – «уход от предмета спора», «подмена предмета спора» или что-то в этом роде (об этом пишет Тан Малака в «Мадилоге»).
Действительно, давайте вспомним, о чём у нас шёл спор. Вы утверждали, что ростовщичество – форма эксплуатации «не специфическая для капитализма», что-де и Гитлер был против ростовщичества. Я на это ответил, что Гитлер не был против финансово-промышленного капитала, являющегося основной формой ростовщичества при капитализме. С другой стороны, исламисты, выступая против ростовщичества, понимают под ним именно финансово-промышленный капитал. И в доказательство этого последнего утверждения я привёл две цитаты, одну – из Данлади Мухаммеда, другую – из Хидаятуллы Муттакина. Но, после того, как я привёл цитату из Данлади Мухаммеда, я сделал небольшое отступление, немножко рассказал о личности того, кого он критикует. Я, конечно, не ожидал, что г-н Бунтарь так всё перекрутит, изобразив это отступление за часть доказательства, а меня изобразив дурачком, лишённым элементарной логики.
Что ж, придётся ещё раз разжевать. Приведу такую аналогию. Допустим, учитель доказывает перед учениками теорему Пифагора. Доказав её, он делает небольшое отступление, приводит, к примеру, какой-то интересный случай из жизни Пифагора, какой-то, к примеру, его благородный поступок или что-то в этом роде. Потом, закончив, оборачивается к доске с написанным на ней доказательством и, возвращаясь к теме урока, говорит: «Итак, теорема доказана». И тут вскакивает какой-то ученик и кричит: «Еще древние греки понимали, что указание на личность оппонента не доказывает его правоты!».
Г-н Бунтарь! Я тысячу раз с Вами согласен, что «указание на личность оппонента не доказывает его неправоты», но та биографическая справка о Сануси вовсе и не была частью доказательства (спор-то у нас с Вами о чём шёл, вспомните!), она была лишь, так сказать, небольшой иллюстрацией!

Теперь, надеюсь, Вам понятно, г-н Бунтарь?
Итак, мы видим, что взгляды г-на Бунтаря стоят не только ниже ислама, но даже ниже логики, которая была уже у греков-идолопоклонников.
И, кстати, обратите внимание, что г-н Бунтарь подленько обрезал начало моей цитаты – то, где я цитирую Данлади Мухаммеда, начав лишь со слов «Когда я переводил ту статью…». Конечно, совестить г-на Бунтаря, говорить «Так же не честно!» я не буду, т. к. открытый макиавеллист Бунтарь только презрительно ухмыльнётся. Что ж, таковы приёмы ведения дискуссий у империалистической рабочей аристократии…
Как верно подмечал Ленин, революции делались не просто передовыми классами, а МОЛОДЁЖЬЮ передовых классов. Сегодня львиная доля беднейшей молодёжи сконцентрирована именно в мусульманском мире (что ещё раз доказывает, что трактовка ислама их передовыми представителями никак не может быть патриархальной, традиционной, как это изображают империалисты – нет, патриархальщина свойственна как раз старому поколению), тогда как империалистические нации, включая Россию, являются стареющими, и здесь царит, образно говоря, «старческое слабоумие» (отсутствие элементарной логики, когда дело касается общественных, классовых вопросов, истеричное брызганье слюной, изображаемое как проявление «силы духа», появление целой «породы» «учёных ослов», о чём говорил, если не ошибаюсь, Марк Твен). И это «старческое слабоумие» «накладывает отпечаток на всю нацию», говоря словами Маркса.
Так же и в случае г-на Бунтаря – мы видим здесь наглядный пример этой тенденции (причём учтите, что г-н Бунтарь – это ещё далеко не худший представитель «цивилизованного мира»).
Не зря, ох не зря Маркс, будучи революционером и в педагогике тоже, говорил (по свидетельству его биографа Франца Меринга), что не родители, не старики должны учить детей, молодёжь, а молодёжь должна учить стариков. Не представителям стареющих наций, которые даже логику уже постепенно забывают, и сильны лишь за счёт заслуг своих предков, учить представителей молодой мусульманской уммы!
Для любителя искажать мои слова г-на Бунтаря я специально разъясняю: здесь не о Вашем возрасте речь, а о том, что Вы идейно не размежевались с российской нацией и вообще с империалистическим миром – со стареющим, впадающим в слабоумие миром.
«Гачикус рассуждает так: Сануси вроде бы как убедителен в своей марксистской критике исламизма, но я лучше встану на сторону исламизма против марксизма, потому что исламисты "борются против системы", а "марксист" Сануси - часть системы, более того, он украл десятки миллиардов долларов» - и снова мы видим грубое перевирание фактов (г-н Бунтарь так легко разбрасывается заявлениями, как будто переводил ту статью Данлади Мухаммеда!).
На самом же деле, Сануси – не просто «марксист» (вернее называет себя марксистом), он ещё и «исламист», «мусульманский интеллектуал» (опять же – называет себя таковым). Он получил исламское образование в Судане. И он, в отличие от господ НКВД и Бунтаря, не выступает открыто против ислама, а наоборот, клянётся в верности ему.
Как я уже указывал в начале статьи, в современном исламизме есть два уклона – с одной стороны, консервативный уклон, с другой стороны, уклон модернистский (сродни тому, как 100 лет назад в марксизме были правый и левый уклоны), и с обоими этими уклонами необходимо бороться. Признаюсь, что мне, в отличие от того же г-на НКВД, известно не всё об окружающем нас мире – в частности, мне неизвестны все детали обстановки в Нигерии, неизвестен весь контекст той дискуссии. И, когда я начал переводить ту статью Данлади Мухаммеда, мне показалось, что у него присутствует консервативный уклон (этот уклон у него действительно присутствует, и именно поэтому я не стал торопиться с размещением перевода его статьи в интернете, т. к. меня могли бы обвинить в том, что я с ним солидаризируюсь). С другой стороны, меня ввели в заблуждение слова Сануси о том, что-де ислам нельзя слепо применять к современной обстановке (ведь требование диалектического подхода само по себе верно!), о том, что-де мусульмане Нигерии (имелись в виду те, кто выступают за шариат) ничего не хотят знать о тенденциях, имеющих место в мусульманском мире (я-то, по незнанию, думал, что Сануси имел в виду революционные исламистские движения современности, выступающие за возрождение халифата!) и т. п. внешне «правильные» фразы. Вот что ввело меня в заблуждение, г-н Бунтарь! В том-то и дело, что, если бы Сануси выступил открыто против ислама, как это делает тот же Бунтарь, то он никого среди мусульман Нигерии не смог бы ввести в заблуждение.
Переведя же статью до конца, я убедился, что слова Сануси о «необходимости обновления» ислама – такая же уловка, как слова того же Бугеры о «необходимости обновления» марксизма. Знакомство с биографией Сануси, конечно, помогло мне это понять, но лицемерие Сануси, в принципе, видно и без этого – взять, хотя бы, его слова о том, что «В Англии осуществлены исламские норы социальной справедливости», хотя на самом деле, как верно критикует его Данлади, государство социального благоденствия в Англии опирается на эксплуатацию мусульман. И, хоть у Данлади и присутствует явный уклон в традиционализм (этакий народнический уклон), однако в его критике «мусульманского интеллектуала» Сануси НАМНОГО больше пролетарской революционности, чем консерватизма.
Да, не скрою, мне зачастую трудно бывает понять, кто прав, а кто неправ, в дискуссиях между представителями различных крыльев в исламизме, как, к примеру, 100 лет назад честному германскому марксисту, революционному пораженцу, было бы зачастую трудно понять, кто прав, а кто неправ, в дискуссиях между представителями различных крыльев в российской социал-демократии – действительно, та же Роза Люксембург, к примеру, по ошибке сначала выступила за меньшевиков против большевиков в вопросе о «свободе критики», рассуждая по аналогии с германской социал-демократией, где свобода критики оппортунистической партийной верхушки была прогрессивна (тем более, учтите, что Россия по своему положению была намного ближе к Германии, чем та же Нигерия к России). Да, вопрос о том, есть ли у данного представителя исламизма уклон в традиционализм, или же у его оппонента, наоборот, уклон в модернизм – этот вопрос может быть для нас открытым. Но вопрос о том, что в исламизме ЕСТЬ мощное пролетарское крыло, более-менее размежевавшееся и с первым уклоном, и со вторым, для нас давным-давно решён. И из того, что первый вопрос, вопрос ЧАСТНЫЙ, для нас может быть нерешён, выводить, что второй вопрос, вопрос ОБЩИЙ, также нерешён, что пролетарского крыла в исламизме якобы нет, как это делает г-н НКВД, было бы просто жульничеством.
Читаем г-на Бунтаря далее:

«Помню, в работе "Классовая сущность маоизма" за 2009 год Гачикус ставил в вину маоистам (это обвинение справедливо по отношению к американскому течению "маоистов-третьемиристов", но не к течению "марксизма-ленинизма-маоизма") "замазывание классового деления в угнетённых нациях; изображение этих наций сплошь пролетарскими; замазывание противоречия между пролетариатом и крестьянством", слишком буквальное понимание выражений "нации-буржуа" и "нации-пролетарии". Но когда Гачикусу попались в руки труды предшественника современного "маоизма-третьемиризма" Султан-Галиева, для которого это характерно в еще большей степени, в которых прямо проповедовался тезис о "преждевременности и нецелесообразности развития, а тем более обострения классовой борьбы, не говоря уже о лозунге социалистической революции в колониях и полуколониях", Гачикус сразу же сделался ярым "султан-галиевцем" и "большим третьемиристом, чем маоисты-третьемиристы". Но Гачикус не остановился на султангалиевщине и шагнул еще дальше, выдвинув тезис, который даже Султан-Галиеву [очевидно, здесь пропущена концовка – судя по контексту, что-то вроде «показался бы перегибом» или что-то в этом роде]: национализм угнетённой нации в эпоху империализма есть социализм (в смысле диктатуры пролетариата) (см. статью Гачикуса "Украина: проверка теорий на практике"). Гачикус поясняет, что под "национализмом" им здесь понимается "национально-освободительная, антиимпериалистическая направленность"»

Во-первых, насчёт того, что «национализм угнетённой нации в эпоху империализма есть социализм». В статье "Украина: проверка теорий на практике" я подчёркиваю: «если говорить упрощённо», причём, как верно признаёт г-н Бунтарь, «под "национализмом" им [т. е. мною] здесь понимается "национально-освободительная, антиимпериалистическая направленность"».
Во-вторых, в той самой статье я, когда пишу об этом тезисе, ссылаюсь на Джеймса Блаута (этого г-н Бунтарь почему-то не заметил), обзор которого я делал в 2009 г. (см. соответствующую статью) – именно оттуда, а не из Султан-Галиева взята мною та мысль. Причём, при всём своём уклоне в культурно-национальную автономию (за которую я его критиковал в той работе, и ту мою критику я и сегодня считаю в общем и целом верной), Блаут, всё же, в общем и целом, является марксистом-ленинистом, и даже, можно сказать, ортодоксальным марксистом-ленинистом. В таком случае, как же можно, в связи с этим, упрекать меня в отходе от ленинизма?
Но вопроса о национализме мы подробнее коснёмся чуть позже. Здесь я лишь хочу прояснить моё сегодняшнее отношение к тем "маоистам-третьемиристам" – была ли «эволюция» моих взглядов за последние годы скатыванием на их точку зрения, как это утверждает г-н Бунтарь?
Нет. Принципиальная разница между "маоистами-третьемиристами", с одной стороны, и исламистами, с другой стороны, заключается в том, что исламисты чётко делят население мусульманских стран на европеизированную неоколониальную элиту и мусульманскую умму, а вот "маоисты-третьемиристы", будучи объективно (а зачастую и субъективно, как тот же Шапинов) агентурой российского и китайского империализмов, выступают против этой неоколониальной элиты только в том случае, если она проамериканская, а если она пророссийская или прокитайская – то это для них «свои ребята», «пролетарии». Кроме того, как я писал в той работе "Классовая сущность маоизма", маоисты записывают в «угнетённые нации» империалистические Китай и Индию, а также полуимпериалистический Иран, которые противостоят исламской революции. Отношение же этих маоистов к исламистам (если это не такие лже-исламисты, как «Хезболла», которые сегодня помогают России и Ирану душить ИГ – таких как эта «Хезболла» маоисты любят) зачастую немногим отличается от отношения к исламистам других оппортунистов – что троцкистов, что сталинистов, что «ленинистов».
Есть, конечно, и честные маоисты, которые поддерживают исламистов (см. моё предисловие к переводу работы М. Н. Роя об исламе, озаглавленное «Забытые имена Коминтерна»). Однако, они зачастую не хотят размежёвываться со своими сталинистскими предрассудками.
Но вернёмся к г-ну Бунтарю. Ещё раз повторю, что подробнее вопрос о национализме я рассмотрю ниже, а здесь же я хочу коснуться одного забавного момента. Бунтарь пишет (я дико извиняюсь, что приведённая ниже цитата слишком длинная):

«Когда заходит речь об угнетенных нациях, ярые "борцы с народничеством" Гачикус и Ахметшин сразу же забывают про классы и начинают говорить о народах в целом. Хотят они этого или нет, но в своей абсолютизации "национально-освободительной" борьбы, а также в своей клевете на раннюю Советскую власть как "империалистическую" они фактически смыкаются с Каутским (а также русскими меньшевиками и эсерами). Ведь именно Каутский обвинял в большевиков в "империализме", попрании прав на самоопределения угнетенных наций. Вообще, читая гачикусовско-ахметшинские "наезды" на раннюю Советскую власть, которая-де "попрала права наций на самоопределение", я поневоле вспомнил критику большевиков в рукописи Розы Люксембург "О русской революции". В этой работе Роза Люксембург, вроде бы, критикует большевиков с позиций прямо противоположных гачикусовским: не за недостаточное следование принципу "национального самоопределения", а за чрезмерное следование этому принципу:
"Формула о праве различных национальностей Российской империи самостоятельно определять свои судьбы, «вплоть до государственного отделения от России», вновь и вновь провозглашавшаяся с доктринерским упорством, была особенно боевым лозунгом Ленина и его товарищей... Поражают прежде всего упорство и жесткая последовательность, с которой Ленин и его товарищи держались за тот лозунг, который резко противоречит и их обычно ярко выраженному централизму политики, и их отношению к прочим демократическим принципам. В то время как они проявили весьма холодное пренебрежение к Учредительному собранию, всеобщему избирательному праву, свободе печати и собраний, короче, ко всему ареалу основных демократических свобод для народных масс, образующих в совокупности «право на самоопределение» для самой России, они обращались с правом наций на самоопределение как с сокровищем демократической политики, перед которым должны умолкнуть все практические возражения реальной критики"
Примечательным в критике Люксембург является ее указание на тот факт, что отношение большевиков к праву на самоопределение угнетенных наций диссонирует с их авторитаризмом, общим отношением к демократическим свободам, к "праву на самоопределение русского народа". И действительно, одно логически вытекает из другого: если мы осуждаем большевиков за их "антидемократизм по отношении к угнетенным нациям", то вслед за этим мы должны осудить их и за "антидемократизм по отношению к русскому народу", в частности, за разгон Учредилки и отказ ее заново созывать, за репрессии против всех антибольшевистских партий в России, подавление небольшевистского рабочего движения (Викжеля, Движения рабочих уполномоченных, Ижевско-Воткинского и Кронштадтского восстаний, расстрел рабочей демонстрации в поддержку Учредительного собрания, а также восставших рабочих Ижорского завода). "Попрание права наций на самоопределение угнетенных наций" большевиками вытекает из самой их установки на диктатуру и террор (по отношению к угнетенным нациям большевики были просто менее авторитарны, та же Роза Люксембург считала, что все должно быть наоборот: надо дать свободу в первую очередь русскому народу, и отказаться "мелкобуржуазной" догмы "самоопределения"), и отстаивание права наций на самоопределение "в абсолютной форме" - это всего лишь одна из форма каутскианской абсолютизации "демократии". Гачикусизм - это вывернутое наизнанку люксембургианство, гачикусовская критика "антидемократизма большевиков по отношению к угнетенным нациям" и люксембургистская критика "антидемократизма большевиков по отношению к русскому народу" взаимно дополняют друг друга и соединяются в работах Каутского, который критиковал большевиков и за то, и за другое одновременно. Каутский был последователен и логичен, осуждая большевиков за "антидемократизм" как по отношению как к русскому народу, так и к угнетенным нациям, а вот Гачикус выступает как непоследовательный каутскианец. И хотя Гачикус отмежевывается от "антиавторитаризма" Каутского и Люксембург, а также от современных "неавторитарных левых" вроде Здорова, у него самого потихоньку начинают проявляться элементы "антиавторитаризма". Гачикус уже начал колебаться по вопросу о Кронштадтском восстании https://vk.com/wall-56154078_1129начал порицать "крайности красного террора" вроде расстрела царевича Алексея, призывать "бережливо относиться к человеческим жизням"http://maxpark.com/community/7150/content/3748861а то ли еще будет...»

Во-первых, что касается того, что я-де «начал порицать "крайности красного террора" вроде расстрела царевича Алексея, призывать "бережливо относиться к человеческим жизням" а то ли еще будет...» - вообще-то, в том письме Герману Ахметшину, на которое ссылается г-н Бунтарь, я чёрным по белому пишу, что считал неправильным убийство этого 12-летнего мальчика, абсолютно никакой опасности делу революции не представлявшего, ещё 19 лет назад, т. е. в этом вопросе мои взгляды остались за эти 19 лет неизменными, так что изображать, что мои взгляды, якобы, меняются в худшую сторону, говорить «то ли еще будет», как это делает г-н Бунтарь – это, мягко говоря, нелогично. Мы опять же видим, что «логика» г-на Бунтаря находится на плачевном уровне.
Во-вторых, что касается моей «клеветы на раннюю Советскую власть». Мы видим, что «наш» «марксист» в чисто сталинистском, идолопоклонническом духе изображает «клеветой» всё то, что не соответствует официальной советской версии, обожествлявшей Октябрьскую революцию и советскую власть.
Но, как говорится, «факты – вещь упрямая». Есть свидетельства Султан-Галиева, есть свидетельства художественных писателей-реалистов той поры, которые писали о перерождении советской власти уже в первые годы её существования – тот же Бабель («Конармия»), тот же Артём Весёлый («Босая правда» и др.), тот же Вересаев («В тупике»). В недобросовестности этих людей вряд ли можно упрекнуть, к тому же, первые трое из вышеупомянутых сами воевали за Советскую власть в годы гражданской войны.
Г-н Бунтарь, чем же Вы отличаетесь от путинских пропагандистов, изображающих, что все, кто против Путина – клеветники и агенты США?
Ну ладно, допустим, Султан-Галиев – клеветник. Но, получается, клеветником является и Ленин, написавший статью «К вопросу об автономизации», где говорит о том, что «госаппарат у нас насквозь буржуазный, лишь подмазанный советским миром»? Допустим, что он – тоже клеветник. Но тогда, по логике, клеветником является и г-н Бунтарь, называющий себя «ленинистом» - если он в самом деле ленинист. Неувязка. Следовательно, г-н Бунтарь лжёт, когда называет себя ленинистом.
Другой «клеветник на революции», Маркс, писал, что буржуазия уже на следующий день после победы буржуазной революции, т. е. придя к власти, показывает себя враждебной к пролетариату. Г-н Бунтарь идеализирует Октябрьскую революцию, изображает из революционных масс, пошедших в эту революцию, каких-то ангелочков, на которых законы природы, законы исторического развития не распространяются, хотя на самом деле представители этих масс были продуктом прежней эпохи, и самая энергичная их часть, свергнув старую паразитическую верхушку, буквально очертя голову ринулась «ковать» свою карьеру (похоже на то, как это делали «новые русские» в «лихие 90-е» - тоже, кстати, бывшие «советские люди»), и эти люди очень быстро оказались наверху. Разумеется, я не хочу по мещански блеять, что «всегда так было, всегда так будет» - конечно, нет! Но единственной вещью, гарантирующей новую революционную власть от перерождения, от превращения в новых паразитов, является активность масс, низов. Низы центров, низы метрополии, низы непосредственно в самой России тогда были довольно активны, и по отношению к ним новая власть, в силу этого, проявляла определённую «справедливость», т. е. делилась жирненьким куском. Но низы колониальных окраин, в частности – низы мусульманских окраин, того же Туркестана пребывали тогда в феодальной «спячке».
Сегодня же низы мусульманских стран пробудились от этой спячки – сегодня уже всё оставшееся человечество пробудилось от феодальной спячки, оказалось, благодаря суровой школе капиталистического гнёта, втянутым в круговорот общественной жизни. Это-то как раз и является гарантией того, что новая исламская революционная власть в халифате, который создаётся на наших глазах, уже не переродится, как переродилась в своё время власть советская. И этого-то как раз не могут понять господа «марксисты», которые, в силу своего положения, никак не могут оторваться идейно от своих национальных предрассудков, от обожествления Октябрьской революции, советской власти, от оплёвывания ислама.
Но вышеупомянутые логические ошибки г-на Бунтаря – это ещё не самое смешное (я никогда бы не упомянул о них, если бы это были просто ошибки в логике, не связанные с интересами определённых классов, моя задача – не посмеяться над глупостью оппонента, ведь ошибки все мы совершаем, а вскрыть то, что за этими, внешне безвинными, ошибками объективно стоит корыстный интерес империалистической рабочей аристократии). Самое смешное – это пример с Каутским и Розой Люксембург из приведённой выше цитаты. Г-н Бунтарь, если бы Вы, я извиняюсь за грубость, написали бы у себя на лбу «Я – мелкий буржуа!», это, наверное, и то не показывало бы Вашу мелкобуржуазность с такой очевидностью.
Честно признаюсь: когда несколько месяцев назад я прочитал эти строки на том форуме, мне даже жалко стало г-на Бунтаря – как же я буду его критиковать, если он делает такие детские ошибки (причём я его совсем недавно критиковал, а критика, как говорится – «пилюля горькая»)? Это уже будет на какую-то травлю похоже… Может, думаю, сам заметит свою ошибку через какое-то время?
Но буквально дней десять назад я увидел его последнюю, свежую полемику с Германом Ахметшиным, и там он продолжает говорить то же самое! Герман там ему ответил более-менее верно, но, на мой взгляд, вскрыл ошибку не со всей наглядностью, так что, я тоже рассмотрю этот момент.
«Каутский был последователен и логичен, осуждая большевиков за "антидемократизм" как по отношению как к русскому народу, так и к угнетенным нациям, а вот Гачикус выступает как непоследовательный каутскианец».
Это всё равно что сказать: «Бакунин был последователен и логичен, выступая как против диктатуры буржуазии, так и против диктатуры пролетариата, а вот Маркс выступал как непоследовательный бакунист [т. к. выступал только против диктатуры буржуазии, но не против диктатуры пролетариата]».
Да, если смотреть с формально-юридической точки зрения, с точки зрения буржуазной юриспруденции, Маркс, действительно, выступал как непоследовательный бакунист. Я лишь добавлю, что буржуазная юриспруденция, говорящая о равных правах угнетённого и угнетателя, давно уже вступила в противоречие с реальной жизнью.
Мы видим, что г-н Бунтарь здесь одним росчерком пера расписался и в своём социал-империализме, и в своей мелкобуржуазности, и в своём идеализме – да и просто в своей оторванности от реальной жизни, в том, что он запутался в лабиринтах чистой логики.
На днях мне попалась на глаза свежая полемика г-на Бунтаря с Германом Ахметшиным в соцсетях [https://vk.com/wall-44615768_8747?offset=last&f=replies], где г-на Бунтаря, что называется, «понесло», и все его ошибки становятся видны максимально рельефно. Разберём же эту полемику (Герман уже ответил на доводы г-на Бунтаря, и ответил более-менее верно, но мне, всё же, хотелось бы самому ещё раз разобрать все доводы г-на Бунтаря, чтобы не оставалось никаких сомнений в его классовой сущности).
Г-н Бунтарь пишет:

«В 1921-1922 и 1932-1933 годах в Поволжье и на Кубани от голода умирало не меньше людей, чем на территории Украины. Поэтому, несостоятельны попытки Гачикуса рассматривать вопрос о пресловутом "голодоморе" как "колониальный вопрос". Вообще, надежды Гачикуса на то, что товарное производство после революции отомрет само собой и социализм построится "эволюционным путем" совершенно беспочвенны. Гачикус, вместо того, чтобы перерубить капитализму его корни, предлагает заниматься бесконечным "сшибанием верхушек". Гачикусовский подход на практике означает отказ от социалистической перспективы, поддержание бесконечного круговорота капитализма в природе»

Довод: «В Поволжье тоже был голод» - излюбленный ответ великорусских шовинистов, когда им говоришь о голоде на Украине. Когда им объясняешь, что голод в Поволжье был в начале 1920-х гг. (кстати, тогда голодали тоже, в первую очередь, нерусские национальности – те же башкиры, о чём пишет Султан-Галиев), и то был совершенно другой исторический период (а именно – послевоенная разруха), тогда как голод на Украине был в начале 1930-х гг., когда в России был экономический подъём, то эти шовинисты отмахиваются: «да какая разница – 20-е ли, 30-е ли годы». То-то и оно, что голод на Украине происходил на фоне резкого повышения уровня жизни рабочих в самой России, формирования рабочей аристократии, что выразилось в официальном лозунге «Жить стало лучше, жить стало веселей» (что, действительно, было далеко не пустой фразой). Об этом г-н Бунтарь умалчивает.
Конечно, разграбление трудового крестьянства в ходе коллективизации происходило и в самой России тоже, но заявлять, что от голода здесь погибло при этом «не меньше», чем на Украине, как это делает Бунтарь, означает попросту врать. Я давно, ещё лет 25 назад, ещё, будучи сталинистом, слышал от людей незаинтересованных, добросовестных, которым можно верить (причём ссылающихся на признания украинских сталинистов той поры), о том, что на Украине погибло тогда 7-8 миллионов человек, т. е. около четверти населения Украины в тех её границах. Тогда я относился к этой информации по-ребячески несерьёзно, считая её «буржуйской клеветой». Но позже я увидел те же цифры в работе Ивана Дзюбы «Интернационализм или русификация?». Так что, говорить «не меньше», как это делает г-н Бунтарь, означает просто-напросто болтать голословно. Его слова – это слова типичного рабочего аристократа, нигилиста в национальном вопросе, замазывающего противоречие между угнетающими нациями и угнетёнными – мол, «в России (соответственно – Америке, Европе и т. д., если это говорит рабочий аристократ соответствующей страны) тоже не меньше бедности, чем в каком-нибудь Афганистане или Сомали».
«Гачикус, вместо того, чтобы перерубить капитализму его корни, предлагает заниматься бесконечным "сшибанием верхушек"» - во 1-х, что значит «перерубить капитализму его корни»? Ясное дело, что г-н Бунтарь выразился здесь в переносном смысле, ибо капитализм – это не растение, и корней у него нет. Но тогда он обязан был пояснить свою мысль. Он же этого не сделал, т. е., жонглируя такими туманными, поэтическими сравнениями, которыми можно крутить-вертеть как угодно, он показывает себя человеком, отбрасывающим научный подход, заменяющим его подходом поэтическим, т. е. по сути – лженаучным.
Во 2-х, мы видим, что здесь г-н Бунтарь открыто порывает с марксистской теорией "сшибания верхушек", переходит на позиции открытого АНТИЛЕНИНИСТА левака Назаренко, на позиции анархизма, желающего перепрыгнуть одним прыжком в коммунизм, минуя все промежуточные стадии, за что анархистов сотни раз ругали Маркс и Энгельс.
«Бесконечное "сшибание верхушек"» - возмущается г-н Бунтарь нашей позицией, причём слово «бесконечное» он повторяет аж два раза, видимо, руководствуясь принципом «чем больше раз повторишь ложь, тем скорее в неё поверят». Хотя на самом деле правильно было бы здесь говорить не о бесконечном процессе, а о процессе ДЛИТЕЛЬНОМ. Нетерпеливому же г-ну Бунтарю, как типичному леваку, хочется «побыстрее». Но, как верно учит марксизм, желание сделать революцию и вообще достичь коммунизма «побыстрее» не сделает этот процесс более быстрым, ибо ОБЪЕКТИВНЫЕ законы общественного развития НЕ ЗАВИСЯТ от воли отдельных личностей. Г-н Бунтарь же ставит свою волю на первое место, т. е. показывает себя идеалистом. Он считает себя Всемогущим, Сверхчеловеком, Человеком-Богом. По такой «логике», можно нарушить законы Ньютона, закон всемирного тяготения… А что? «Я Всемогущий, мне законы природы не указ!» Чем это не мистика?
Но, как верно подмечено пророком Мухаммедом, «Нет бога кроме Аллаха».
Читаем г-на Бунтаря далее:

«…лидер эсеров Виктор Чернов верно писал в своей книге "Конструктивный социализм", что именно отказ социалистов от продумывания процесса перехода к социализму, а также механизма, по которому будет работать социалистическая экономика, привел к многочисленным ошибкам в экономической политике большевиков (которые, за неимением плана преобразований вынуждены были во многом действовать методом проб и ошибок)…»

Вот так! Ещё несколько месяцев назад г-н Бунтарь навешивал ярлык «эсера» на меня, но сегодня ОН САМ ОТКРЫТО берёт себе в авторитеты лидера эсеров Чернова! По крайней мере, я до этого никогда не докатывался, чтобы брать себе в авторитеты лидера эсеров Чернова!
«Отказ социалистов от продумывания процесса перехода к социализму» - что на деле означает эта внешне красивая фраза в устах г-на Бунтаря? На деле она означает «отказ от ВЫДУМЫВАНИЯ ИЗ ГОЛОВЫ процесса перехода к социализму» - от этого мы, марксисты, действительно, отказываемся напрочь, и за это выдумывание из головы утопических рецептов перехода к будущему справедливому обществу (вместо анализа реальной жизни и построения прогнозов именно на основе этой реальной жизни) марксизм справедливо критикует мелкобуржуазных, домарксовых социалистов. За это же (за подмену воли Аллаха, т. е. объективных законов природы вообще и общества в частности, волей людей) исламизм верно критикует буржуазные теории, в том числе так называемых «марксистов» (а на деле, как мы видели, мелкобуржуазных социалистов).
Т. е., мы ещё раз наглядно видим, что сегодня, вопреки тому, что заявляют господа «марксисты» (лжемарксисты), такие как господа Бунтарь и НКВД – мол, «быть исламистом – значит не быть марксистом», на самом деле именно на оборот: «НЕ быть исламистом – значит не быть марксистом».
Далее г-н Бунтарь критикует мои слова, что «марксизм не занимается доказательством того, что «бога нет», а лишь критикует религиозные верования с точки зрения науки»:

«Марксизм не занимается доказательством того, что бога нет, потому что эту работу за него УЖЕ проделали буржуазные мыслители. Но марксизм обязательно включает в себя атеизм, марксизм - это шаг вперед от буржуазного атеизма, но ни в коем случае не назад. "Коммунизм сразу же начинает с атеизма (Оуэн), атеизм же на первых порах далеко еще не есть коммунизм" - писал Маркс. Верующий человек марксистом по определению быть не может, и несостоятельны попытки Гачикуса изобразить ислам "не противоречащим марксизму и материализму". Материалистическая точка зрения подразумевает признание вечности и бесконечности материи, и несовместима с идеей "бога-первопричины", которую отстаивает Гачикус»

Во-первых, ложь, что «марксизм не занимается доказательством того, что бога нет, потому что эту работу за него УЖЕ проделали буржуазные мыслители». Марксизм вообще не ставит такого вопроса – «есть ли бог?». Выискивание доказательств того, что «бога нет», свидетельствовало о ПРИМИТИВНОСТИ материализма буржуазных атеистов. Действительно, сказать: «бога нет», по сути, означает: «я уже знаю АБСОЛЮТНО ОБО ВСЁМ В МИРЕ (так что больше ничего уже изучать не надо, и никакая наука не нужна),я уже изучил ВСЮ вселенную, и бога в ней не нашёл». Это – по сути, позиция индуистского идеализма: ничего изучать не надо, никакая наука не нужна, надо лишь впасть в медитацию, и тебе откроется истина.
И, кстати, как верно подмечал Тан Малака, идеологии, по форме идеалистические, могут быть на деле материалистическими, и наоборот. Действительно, тот же буддизм, о чём пишет тан Малака в «Мадилоге», хоть и отрицал всех богов брахманизма, на деле был идеализмом в ещё большей степени, чем брахманизм.
Во-вторых. Что касается бога как первопричины, а также того, что критика религии европейскими атеистами касалась «бога» в европейском, христианском и т. п. его понимании, и критику эту к исламу нельзя применять шаблонно, бездумно, догматически, я уже писал выше. Здесь же я хочу обратить внимание вот на что. Ленин писал в «Материализме и эмпириокритицизме», что сам характер профессиональной деятельности «чистых» математиков, т. е. представителей абстрактной математики (плюс их социальное положение как мелкобуржуазных интеллигентов), порождает в них устойчивый идеалистический предрассудок, что математические формулы вытекают из их головы, а не являются отражением материального мира («чистый» математик зачастую даже и не знает, где и как применяется на практике тот математический аппарат, который он изучает). Ленин также писал, что современные философы-реакционеры, апологеты буржуазии, даже советуют внедрять в школах больше абстрактной математики для прививания подрастающему поколению идеализма (судя по современным школьным программам для более-менее привилегированных школ, где учатся дети непролетарского происхождения, советы эти были услышаны – эти программы напичканы чистой математикой, хотя мало кто из учеников, и даже из учителей, знает, где всё это можно применить).
В связи с этим небезынтересно было прочитать в книге американского математика и историка математики 2-й половины 20-го века М. Клайна «Математика. Утрата определённости» (которую я уже цитировал в рецензии на работу Ан-Набхани «Мышление»), в которой речь идёт о кризисе в современной математике и вырождении её в некое «чистое искусство» (кризис, связанный с кризисом в философии, о котором пишет Ленин в вышеупомянутой работе), что в современную эпоху становится актуальным вопрос: является ли математика вытекающей из головы математиков, или же она – от бога? Мы видим, что слова «математика – от бога», по сути, означают то, что она носит объективный характер, что эта позиция – по сути, материалистическая, в отличие от противоположной, идеалистической, позиции, что математика вытекает из головы математиков (той самой позиции, о которой как раз и писал Ленин).
Итак, мы видим, что, говоря словами Ленина, «время расставило знаки минус перед числами, а оппортунисты продолжают по старинке талдычить: «два плюс два равно минус четыре»». Позиция «законы природы, законы общества – от бога, от Аллаха» - по сути, позиция материалистическая (несмотря на наличие в ней слова «бог»), а позиция «законы общества – от человека», «воля человека – вот исходный пункт», «захочу прыгнуть одним прыжком в коммунизм, минуя все промежуточные стадии – так прыгну, и никакой Аллах, никакие объективные законы исторического развития мне в этом не помешают», т. е. позиция «наших» «марксистов» - это позиция идеалистическая, несмотря на то, что эти «марксисты» и являются вроде как «безбожниками». В том-то и дело, что быть формально «безбожником» - ещё не значит быть материалистом. Вышеупомянутый нигерийский исламист Данлади Адаму Мухаммед справедливо пишет, что современная европейская идеология, являющаяся следствием древнегреческой философии, философии Платона и т. п. (т. е. идеалистической философии), философии рабовладельческой, эксплуататорской, это – идеология «сверхчеловека», «человека-бога», философия «сильной личности», которая презирает тех, кто стоит ниже по социальной лестнице, презирает представителей неимпериалистических наций, тех же мусульман. Единственное, в чём я здесь не могу согласиться с Данлади – так это в том, что он относит сюда, к этой идеологии, и Маркса. Возможно, у Маркса и были отдельные моменты, позволяющие так судить о нём, но это, всё же, были лишь отдельные моменты. Но вот что касается «марксистов», этих империалистических представителей «марксистской» школы (которые, на самом деле, и не марксисты, как мы видели, а прудонисты, лассальянцы, черновцы и т. п.), по отношению к ним эти слова Данлади, эта материалистическая критика идеализма, осуществлённая языком ислама, очень даже верна, как мы в этом воочию убедились.
Г-н Бунтарь иронизирует:

«ИГ и "Правый Сектор" уж точно построят настоящий социализм, социализм без ссудного процента, но с "непаразитической" мелкой и средней буржуазией. А социал-империалистические евроцентристские утопии Маркса-Ленина - в топку, классический марксизм, как пишет Гачикус, уже не возродится никогда, и слава Аллаху!»

Во 1-х, насчёт сваливания в одну кучу ИГ и «Правого Сектора» мы подробнее поговорим ниже.
Во 2-х, г-н Бунтарь под неточным термином «социализм» сваливает в одну кучу как начальную его фазу, т. е. диктатуру пролетариата, так и конечную его фазу, коммунизм, о чём я уже много писал, и здесь углубляться в дебри не буду. Скажу лишь, что он замечает одну часть мелкой буржуазии – мелкую буржуазию старую, доимпериалистическую (а именно, крестьянство, ремесленников, самозанятых, мелких частных предпринимателей и т. п., хоть даже по сути это пролетарии, т. е. повторяет ошибку врага марксизма Бернштейна), и совсем не замечает другую часть мелкой буржуазии – мелкую буржуазию новую, империалистическую, т. е. рабочую аристократию. Перефразируя его слова, можно сказать, что он хочет социализма «со ссудным процентом (точнее – не только ссудным процентом, а вообще со сверхприбылями финансового капитала) ис паразитической мелкой и средней буржуазией, т. е. рабочей аристократией, кормящейся за счёт этого ссудного процента».
«А социал-империалистические евроцентристские утопии Маркса-Ленина - в топку, классический марксизм, как пишет Гачикус, уже не возродится никогда, и слава Аллаху!» - да не учение Маркса-Энгельса «в топку» (оно-то как раз верно, но его нужно развивать, ликвидировать его ограниченность Европой, ибо в своём старом, классическом виде он уже действительно как революционное движение не возродится никогда, а будет лишь использоваться империалистами против революции), а Вас, империалистических «марксистов», в топку, г-н Бунтарь!
Закончить же этот раздел данной статьи я хочу разбором парочки цитат г-на НКВД.

«Так не ясно, какого общества они [т. е. Исламское Государство] реально хотят и тем более, что у них получится, если вообще что-то получится.
А так да, исламский национально-освободительный капитализм никак не устраняет задач социалистической борьбы. Собственно Иран, проведший модернизацию, создавший рабочий класс, показывает необходимость развёртывания там революционной борьбы пролетариата»

Выше мы читали слова г-на НКВД, что, якобы, «появилась масса данных, которые не укладываются в критерии пролетарскости какого-либо из крыльев исламистов», а здесь мы с удивлением узнаём, что ему, оказывается, НЕ ЯСНО, «какого общества они реально хотят». Выходит, Вы вешали нам лапшу на уши, г-н НКВД? Значит, не зря мы всё-таки вспомнили «золотое правило» Клаузевица…
«… и тем более [не ясно], что у них получится, если вообще что-то получится». Как назвать человека, называющего себя «противником империализма», который в условиях, когда идёт борьба в мировом масштабе между силами империализма и силами антиимпериализма, говорит о силах антиимпериализма: «не ясно, что у них получится, если вообще что-то получится»? Такого человек – либо нытик и паникёр, либо скрытый враг. Это как в «Песне о друге» Высоцкого: «сразу раскис, и вниз» (и неважно, г-н НКВД, что Высоцкий был «буржуазно-разложенческим» поэтом – здесь он прав).
Даже такие буржуазные политики как Орхан Джемаль осознают, что Халифат, в конце концов, будет восставлен, рано или поздно. Тем более, это должен понимать настоящий, революционный марксист – потому что возрождение Халифата обусловлено объективными экономическими законами, которые в своё время обусловили ту же Русскую революцию, ту же Китайскую революцию и т. д.

«исламский национально-освободительный капитализм никак не устраняет задач социалистической борьбы. Собственно Иран, проведший модернизацию, создавший рабочий класс, показывает необходимость развёртывания там революционной борьбы пролетариата»

Но причём же здесь Иран, г-н НКВД?! Ведь «исламская» революция в Иране и современная исламская революция – это две большие разницы!
Во 1-х, Ленин относил Иран не к угнетённым, а к ПОЛУугнетённым нациям – в отличие от тех наций, в которых сегодня происходит исламское пробуждение.
Во 2-х, ВСЕ современные исламисты отмежёвываются от примера Ирана. «Ислам» в Иране – шиитский, а в шиизме, как известно, выразился УПАДОК ислама, о чём я уже писал ранее. Вышеупомянутый Данлади Мухаммед справедливо пишет, что в шиизме произошло загрязнение ислама той самой древнегреческой эксплуататорской философией, и это наложило отпечаток и на ту самую «исламскую» революцию в Иране под руководством Хомейни. Новая власть Хомейни и Ко в Иране изначально была властью эксплуататорской, теократической (хотя настоящему, первоначальному исламу теократия не была присуща – нет, это была простонародная демократия, а в теократию, во власть поповской элиты, поставившей себя над народом, она превратилась как раз в шиизме), о чём верно пишет исламист Данлади, и с таким «исламом» он решительно размежёвывается.
Т. е., смешивание г-ном НКВД в одну кучу «исламской» революции в Иране и современной исламской революции просто возмутительно – тем более, что Иран в последние 15 и более лет открыто душит современную исламскую революцию – сначала в Афганистане, а сегодня ещё и в Сирии и Ираке.
Как писал Маркс, мы не должны выдумывать социальные рецепты из головы, должны их брать из жизни. А вот что пишет «марксист» г-н НКВД:

«Предположим, что в РФ произойдёт пролетарская революция, в ходе которой от неё отпадут исламско-буржуазные республики или объединение республик Северного Кавказа»

Г-н НКВД, чего уж мелочиться – давайте тогда сразу предположим, что пролетарская революция произойдёт… на Солнце! Что там созреют условия для возникновения жизни (т. е. понизится температура, возникнет атмосфера, вода и т. п.), затем сформируются разумные существа и т. д. …
Предполагать, конечно, можно что угодно. Но предположение должно нести в себе хотя бы капельку реализма – иначе это просто «гадание на кофейной гуще».
СтоИт ли сегодня на повестке дня пролетарская революция в России? Вряд ли. Россия за 20-й век прошла стадию буржуазной модернизации, ликвидации остатков феодализма, и сегодня она – типичная развитая капиталистическая нация, такая же, как США, Германия или Япония (если и есть какое-то отставание в уровне экономики, то оно сегодня несущественно, и с лихвой компенсируется перевесом в военной мощи и необъятностью территории, что также обеспечивает сверхприбыли). Положение России сегодня – наверное, даже ещё более устойчивое, чем положение стран «Запада». Но мы знаем на примере стран Запада, что революций там не было уже давно – по крайней мере, лет 100. Так что, делать ставку на то, что в России в ближайшее время произойдёт пролетарская революция – наивно (конечно, всякое может быть, но это маловероятно, и СТАВКУ НА ЭТО ДЕЛАТЬ - глупо).
И, спрашивается: а почему именно в России? Почему, к примеру, не в Японии? Потому что г-н НКВД живёт в России? Но это всё равно как в том анекдоте: «Почему ты ключи ищешь под фонарём, ты же их за домом потерял?» - «Да там темно, ничего не видно».
Мы видим у г-на НКВД националистическую ограниченность Россией, поклонение идолу России, «стране-мессии», как выразился фашист Якушев. Российским «левым» кажется, что, если революция где-нибудь произойдёт, так это обязательно будет в России.
На это мы ответим: Россия нам не бог, нет бога кроме Аллаха.
Конечно, в России возможны БУРЖУАЗНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ, причём я не отрицаю напрочь, что это может произойти очень даже скоро – допустим, лет через 5. Но то, что они перерастут именно в ПРОЛЕТАРСКУЮ революцию – маловероятно, учитывая то, какой огромный здесь слой рабочей аристократии, как НЕРАЗВИТО здесь пролетарское сознание. Всякое, конечно, может быть, но надеяться на чудо мы не должны.
Конечно, пролетарская революция в России, как и в других империалистических нациях, в конечном счёте, победит. Но для этой победы нужен очень сильный «толчок извне», как верно подметил Герман Ахметшин. Таким «толчком извне» и является создание Халифата в мусульманском мире, которое лишило бы народы империалистических наций их подкупа в форме сверхприбылей от грабежа угнетённых мусульманских наций и, тем самым, революционизировало бы их.
Предположим, что пролетарская (т. е. осуществлённая низами общества) революция в России (или в любой другой империалистической нации) победит до победы халифата (хотя это, конечно, очень маловероятно). Что же будет в таком случае? Будет похоже на то, что было с Октябрьской революцией: в силу того, что, как верно подметил Маркс, «паразитизм накладывает отпечаток на ВСЮ [империалистическую] нацию», в том числе, на её пролетариат, такая революция усилит, толкнёт вперёд колониальные устремления данной нации, сделает её более сильной, агрессивной империалистической державой, и эта пролетарская власть в очень скором времени переродится в буржуазную. С другой стороны, колониальные грабежи со стороны этой новой власти подтолкнут ещё сильнее стремление мусульманской уммы к возрождению исламского халифата.
И вообще, это возмутительно, да и просто нелепо: когда в мусульманском мире, в отличие от России, ИДЁТ уже пролетарская революция (а пролетарский её характер виден, хотя бы, уже из того, что на неё ВЕСЬ империалистический мир ополчился, и «Запад», и «Восток», и крупная буржуазия, и значительная часть мелкой, такие как г-н НКВД), строить такие «предположения», что в России произойдёт пролетарская революция, а в мусульманском мире в этот момент будет оставаться капитализм, означает переворачивать всё вверх ногами. Такое «предположение» находится в вопиющем противоречии с реальностью.
«Исламско-буржуазные республики…» - это всё равно что сказать «Коммунистическо-буржуазная республика Россия». Г-н НКВД, как типичный апологет империализма, подменяет понятия «исламский» и «мусульманский» (о подобном смешении понятий справедливо писал Маудуди). Пока в мусульманском мире капитализм, его никак нельзя назвать «исламским» - слово «исламский» означало бы, что в этих странах законы основаны на исламском шариате. Г-н НКВД подобен лжеисламским попам, агентам ФСБ, которые специально называют мусульманские государства, в которых правят марионетки империалистов, кафиров, «исламскими государствами», чтобы легче было представить настоящее исламское государство неисламским.

***
«В исламе нет коммунизма!» - вопят империалистические марксисты, такие как господа Бунтарь и НКВД, и их вопли вливаются в многоголосый империалистический хор антиисламской истерии.
Но так ли это на деле? Давайте разберёмся.
Как я уже писал в «Иджтихаде…», переход человечества к коммунизму, к единому мировому хозяйству, основанному на коллективных началах, от капитализма и вообще от эксплуататорских обществ, основанных на конкуренции, на «гражданской войне всех против всех» (говоря словами Маркса), когда львиная доля энергии человечества уходит на «расталкивание друг друга локтями» (говоря словами Тан Малаки), т. е., если смотреть с точки зрения человечества в целом, тратится впустую – переход этот, это «срастание» человечества в единый «организм» можно сравнить с переходом от одноклеточных организмов к многоклеточным, срастанием одноклеточных организмов в многоклеточные, произошедшее миллионы лет назад, только на качественно более высоком уровне, на новом «витке» диалектической «спирали». Неверно думать, как это делают механические материалисты под маской «марксистов», что переход этот начался только в новейшую эпоху, эпоху машин, эпоху новейшего машинного капитализма, т. е. с середины 19-го века. Нет, подобно тому, как верно указывал Маркс в «Капитале», что капиталистические отношения «овладевают» экономикой в том её состоянии, в котором её застают, т. е. ещё до появления крупного машинного производства, и крупное машинное производство лишь ускоряет этот процесс (то, что неоднократно подчёркивал Ленин, критикуя народников), так же и здесь: крупное машинное производство новейшей эпохи, т. е. с середины 19-го в., лишь ускорило этот процесс «срастания», но неверно было бы думать, что начался он лишь с середины 19-го в., что, в частности, Парижская коммуна 1871 г. и Октябрьская революция 1917 г. были началом этого процесса – нет, они были лишь началом новой стадии этого процесса. Сам же этот процесс начался очень давно, и революция под руководством пророка Мухаммеда с последующим созданием Халифата была ярким проявлением этого процесса.
К этому процессу «срастания» человечества мы должны относиться с научных позиций, как к процессу физическому, как к некоему фазовому переходу вещества из одного состояния в другое. Отдельные революции, которые происходят, в силу открытого Лениным закона неравномерности развития, не везде одновременно, а в различных странах в разное время, мы должны рассматривать как некие «центры кристаллизации», возникающие в жидкости при её переходе в твёрдое состояние. И выпячивать какой-то один из этих «центров кристаллизации», как «марксисты» выпячивают Октябрьскую революцию, было бы идолопоклонничеством. Октябрьская революция, как и Парижская Коммуна – далеко не первые и далеко не последние примеры революций, пусть и достаточно важные. Так же и учение Маркса-Энгельса-Ленина – это лишь звено в цепи революционной науки, не первое и не последнее, пусть и очень важное, которое нельзя отбрасывать, но и возводить его в ранг культа тоже неверно.
Аналогично и с революцией под руководством пророка Мухаммеда. Не может называться настоящим, революционным марксистом человек, отказывающийся изучать этот важный пример социальной революции. Конечно, подходить к этому изучению нужно, вооружившись «фонариком» диалектического материализма (выражаясь словами Тан Малаки), без идеализации этой революции. Однако, с другой стороны, неверно было бы серьёзное изучение той революции, её причин и последствий, серьёзное изучение Корана, хадисов (исторических свидетельств о деятельности пророка Мухаммеда), исламского права (фикха) – то, чем занимаются современные революционеры-исламисты – изображать «уклоном в религию». Фактически под предлогом «борьбы с религией» империалисты, в том числе и советские империалисты под маской «марксистов», уничтожали и уничтожают не религиозные предрассудки мусульман (с этими предрассудками, с этим феодальным традиционализмом, разумеется, нужно бороться, но борются с ним как раз исламисты, а не империалисты, которые, как я уже говорил, как раз таки взяли на вооружение этот традиционализм, это сведЕние ислама к ритуалам, эту «секуляризацию» ислама, отрыв его от общественной жизни, подобно тому, как оторвано от общественной жизни христианство, служащее сегодня интересам капиталистов). Нет, под предлогом «борьбы с религией» империалисты, в том числе и советские империалисты под маской «марксистов», уничтожали и уничтожают ИСТОРИЧЕСКУЮ ПАМЯТЬ мусульман, их РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ОПЫТ.
Вернёмся ко времени пророка Мухаммеда. Был ли, на самом деле, коммунизм в раннем исламе?
ДА, БЫЛ. Хоть ислам и не отрицал важность «земных», «приземлённых» материальных потребностей, индивидуальных потребностей личности, в отличие от индуистских философий, но он этим не ограничивался. Ислам постоянно подчёркивал важность АХЫРАТА («последующей жизни», «загробной жизни» и т. п.), ставил его на первое место по сравнению с успехом в «этой» жизни (то, сколько у тебя богатства, славы, женщин и т. п.) – успехом, который ставился на первое место в эпоху джахилийя (доисламского варварства). Здесь уместно было бы привести пару аятов Корана:

«Это [кафиры] – те, кто купил жизнь в этом мире ценой последующей жизни (ахырата). Их муки не будут облегчены, и им не будет помощи» [Аль-Бакарах: 86]

«И, поистине, он [кафир] – очень страстный в своей любви к богатству» [Аль-Адият: 8]

Фактически, здесь было понимание (пусть и не строго научное) того, что отдельный человек – всего лишь «клетка» «многоклеточного» человеческого «организма», и интересы этой «клетки» неверно ставить выше интересов всего «организма». Т. е., по сути, учение об ахырате было учением КОММУНИСТИЧЕСКИМ, т. к. ставило интересы общества, заботу о будущем общества выше эгоистических интересов личности. Действительно, если вдуматься в смысл исламских идей, то мы увидим, что ахырат, по сути, как раз и означает будущую жизнь общества после смерти данного человека и то, какой след он оставит в этой жизни общества как единого организма, а никак не «загробную жизнь» в современном, поповско-мистическом смысле этого слова. Действительно, современные попы, когда говорят о «загробной жизни», тем самым успокаивают угнетённого, отвлекают его от борьбы за справедливость, от борьбы против угнетателей: мол, бороться не надо, сегодня – ты страдаешь, завтра, после твоей смерти, ты будешь в раю, а те, кто тебя угнетают, после своей смерти будут в аду. Такое учение о «загробной жизни», конечно же, является обманом, выгодным капиталистам. Но в том-то и дело, что ислам, выражаясь словами Тан Малаки, «постоянно возвращается с небес на землю»: кроме наказания за несправедливые действия в ахырате, ислам, в отличие от современного официального христианства (как и официального проимпериалистического лже-ислама) постоянно подчёркивает необходимость наказания за несправедливые действия В ЭТОЙ ЖИЗНИ, необходимость БОРЬБЫ за справедливость, необходимость участия в ДЖИХАДЕ, а никак не смирение, не пассивность, не ограничение соблюдением религиозных ЗАПРЕТОВ («НЕ убий, НЕ укради, НЕ прелюбодействуй…» и т. п., чем ограничено современное официальное христианство, которое не говорит: «БОРИСЬ против несправедливости», а, наоборот, говорит угнетённому: «ты и сам не без греха, так что не имеешь права бороться с угнетателями»).
Кроме того, в первоначальном исламе была критика не только кафиров, т. е. ОТКРЫТЫХ врагов исламской революции, ОТКРЫТЫХ сторонников идолопоклонничества, но и мунафиков (лицемеров), СКРЫТЫХ врагов исламской революции, СКРЫТЫХ сторонников идолопоклонничества, т. е. партии «центра», «болота» - по сути, это была ранняя критика оппортунизма. Мы видим, что и в этом отношении ранний ислам стоял достаточно высоко.
Кроме того, здесь нужно рассмотреть ещё один важный момент. Немалое сходство между ранним Халифатом и ранней Советской властью видно, как говорится «невооружённым глазом» (если, конечно, глаз этот беспристрастный, а не глаз империалистического «марксиста»). Немалое сходство имеют и причины их перерождения: как перерождение Советской власти началось с создания СССР, с завоевательной политики Советской России (походов на Польшу, Туркестан и Кавказ в конце гражданской войны), о чём я пишу вот уже 15 лет, так и перерождение Халифата началось с его завоевательной политики, о чём писал Маудуди. Так же и другой исследователь ислама пишет:

«Концепция исламского государства претерпевала изменения по мере изменения исторических условий. На ранней стадии своего появления исламское государство представляло собой коллективную не репрессивную организацию на территории Аравии, которая была полукочевой и состоящей из племён. Однако, впоследствии оно превратилось в весьма репрессивное феодальное государство. Это началось, когда покорение за покорением передвинуло центр власти из священных городов Аравии в сердце феодальных территорий. В этой изменившейся исторической ситуации, с появлением новых производительных сил, прежняя социальная структура также претерпела бросающиеся в глаза изменения, то же самое произошло и с характером государства. Система выборов времён раннего халифата была заменена передающейся по наследству должностью монарха. Более того, в последующие времена реальной властью начали владеть султаны, которые захватывали власть силой оружия» [http://digilib.uinsby.ac.id/10376/6/bab3.pdf ]

Тут возникает вопрос. С одной стороны, исламисты верно подчёркивают, что поздний Халифат (Османская Империя) был разрушен усилиями империалистов – кстати, это признавалось и брежневской Большой Советской Энциклопедией, за тем исключением, что здесь упоминались только западные империалисты, а роль России в разрушении Халифата замазывалась (впрочем, исламисты признают, что поздний Халифат, т. е. Османская Империя, по сути уже не был исламским государством, и иностранные империалисты не смогли бы его разрушить, если бы он уже сам к тому моменту не был бы загнивающим). Но можно ли, в таком случае, то же самое утверждать об СССР, что его разрушили западные империалисты, как это утверждают великорусские шовинисты (лет 15-20 назад это утверждали только коммуно-фашисты (фашисты под маской коммунистов, мечтающие о возврате к СССР), а сегодня такая точка зрения стала официальной точкой зрения российских властей)?
Разумеется, что нет. Разумеется, между лозунгом возрождения халифата и лозунгом возрождения СССР – принципиальная разница, разница, прежде всего, в уровне экономического развития данных наций, т. к. мусульманские нации, тяготеющие к возрождению халифата – это угнетённые нации, а российская нация, тяготеющая к возрождению СССР – это империалистическая нация.
Давайте разберём этот вопрос подробнее. Ранние исламские завоевания не имели целью материальную выгоду, грабёж покорённых народов, а имели целью несение исламского призыва, исламской революционной идеологии, о чём верно пишет Мухаммад Исхак, которого я цитирую в работе «Иджтихад…». Постепенно, в течение веков (далеко не сразу!) такая политика начала понемногу перерождаться в обычную эксплуататорскую завоевательную политику. В том-то и дело, что это перерождение происходило далеко не сразу. Как верно указывается в вышеупомянутой работе партии Хизб ут Тахрир «Столкновение цивилизаций» [“Clashofcivilizations”], народы, покорённые Халифатом на ранней стадии, действительно стали мусульманскими, ислам стал им родным, а это указывает на то, что тогда исламские завоевания действительно имели целью несение исламского призыва, а не грабёж покорённых народов.
Если же мы посмотрим на завоевания позднего Халифата, Османской империи, покорённые ею народы (те же болгары, греки, армяне и др.) не приняли ислам, что указывает на то, что здесь уже основной целью завоеваний было не несение исламского призыва, а грабёж этих народов.
Теперь рассмотрим историю перерождения Советской власти. В силу того, что промышленная революция, внедрение крупного машинного производства, произвела революцию в общественных отношениях, ускорила процессы в обществе, вырвало народы из многовековой спячки, процесс перерождения ранней Советской власти (которая, к тому же, уже изначально была, по словам Ленина, «насквозь буржуазной») произошёл намного быстрее, чем процесс перерождения раннего Халифата – уже не за века, а за считанные годы, лет за 10-12, и к 1930 г. уже вполне завершился. Советская власть изначально не несла угнетённым народам марксизм-ленинизм, а имела основной целью ограбление угнетённых народов. Это была уже не экспроприация экспроприаторов, как внутри России в первые месяцы после Октября 1917 г., а экспроприация трудящихся масс, ограбление, которое отличалось от ограбления народов колоний западноевропейскими державами лишь тем, что велось не разрозненными частными компаниями, а единым государственным капиталом, т. е. этот грабёж был высоко централизованным, высоко организованным, а потому, ещё более жёстким. Именно такой коллективный грабёж со стороны российских империалистов и стал пониматься мусульманскими народами под словом «коммунизм». С другой стороны, именно так до сих пор понимают «коммунизм» (т. е. как ограбление в пользу коллективного российского капитала масс угнетённых народов) «наши» «марксисты». Если же говорить об идеологии, которую несла народам колониальных окраин, тем же мусульманам Кавказа и Средней Азии Советская Россия, то это была не марксистско-ленинская идеология, а типичная европеизация, типичный буржуазный «культуркампф», с тем лишь отличием, что осуществлялся он очень жёсткими методами. Маудуди справедливо пишет, что Кемалистская Турция и Советская Россия такими методами осуществляли европеизацию мусульман: в той же Турции ношение мусльманской одежды каралось даже смертной казнью, и из Европы специально была выписана списанная бракованная одежда.
Точно так же, как в той же Индонезии для местного жителя при господстве голландцев необходимым условием успешной карьеры был отказ от ислама, так же и в мусульманских республиках СССР при Сталине. Женщинам-мусульманкам Кавказа и Средней Азии, кто снял хиджаб, или кто стал заниматься свиноводством (что запрещено исламом), давали ордена и медали и т. д. и т. п. Лет 25 назад, в эпоху перестройки, «коммунисты»-традиционалисты, помнится, частенько возмущались модой на мини-юбки и эротикой по ТВ – но не сами ли они (не лично они, а их любимая сталинская власть) занимались обнажением мусульманских женщин Кавказа и Средней Азии под вывеской «окультуривания»?
Т. е., крах бывшего СССР имеет намного больше общего с крахом Британской, Французской или Голландской империй, чем с крахом Халифата. Хотя внутренние причины краха были и там, и там, но говорить о внешних факторах краха СССР (т. е. злой воле Запада, Америки), в отличие от краха Халифата, было бы очень сильным преувеличением (воля Запада в крахе СССР, конечно, была, как и роль СССР в крахе Британской империи, но изображать эту волю основным фактором краха неверно).
Я здесь не буду рассматривать всю многовековую историю ислама, а перейду сразу к современности.
Как я уже говорил, «наши» «марксисты» не знают других примеров современных революций, кроме Парижской Коммуны, Октябрьской революции, ну и Китайской революции. В лучшем случае, они могут ещё вспомнить про Иранскую революцию 1979 г. Верно ли это?
Рассмотрим статью «Революция или эволюция?» индонезийского автора [http://kami-menggugat.tripod.com/id54.html ]. Эпиграфом к этой статье служит цитат из Корана:

««Воистину, Аллах не изменит положение людей, пока они сами не изменят своё положение»

В этой статье читаем:

«Общественные изменения в общем имеют подходы трёх видов – консервативный, реформистский и радикальный… Изменения бывают в эволюционной, реформистской и революционной манере…
Тан Малака упоминал, что революция возникает только по причине кризиса, когда есть противоречие между стороной, которая устарела, которая уже не в состоянии поддерживать порядок, и новой стороной, которая уже готова заменить её…
Среди примеров революций упоминают, в частности, промышленную революцию (английскую), французскую буржуазную революцию (1787-1800), русскую коммунистическую революцию (1917-1921), китайскую революцию (1911-1949), иранскую исламскую революцию, исламскую революцию Картосувирьё [глава Даруль Ислам с 1948г., советской пропагандой изображался как «главарь террористической банды»; в 1962г. казнён]; тогда как примеры эволюции – «Братья-мусульмане» в Египте, Абул Ала Маудуди, Мохаммад Натсир и др. …»

Действительно, был в современной мировой истории ещё один яркий пример диктатуры пролетариата – Исламское Государство Индонезии под руководством Секармаджи Мариджана Картосувирьё, просуществовавшее 13 лет (с 1949 г. по 1962 г.) на Западной Яве. На это государство империалистами (в том числе и советскими) и их марионетками – правителями Индонезии (Сукарно, а позже и Сухарто) – был навешен ярлык «террористов», и сама его история до сих пор замалчивается.
Каюсь, что в своё время в заблуждение был введён и я, из-за слабого различения крыльев в исламизме. 4 года назад, в 2012 г. я разместил в Интернете свой перевод с индонезийского статьи «Ислам в действительности левый», где в качестве примеров ислама «правого» были приведены Фронт защитников ислама и «Даруль Ислам». В отношении первого (Фронта защитников ислама) я, пожалуй, и сегодня могу сказать, что это – традиционалисты, реакционеры, т. к. они выступают за исламскую мораль (устраивают погромы публичных домов, срывают рекламные щиты «Кока-Кола» и т. п.), но не выступают против правящего буржуазного режима в Индонезии, т. е. выступают только против следствия, против пороков капитализма, но не против причины, не против самого капитализма. В отношении же «Даруль Ислам» (организации, лидером которой был С. М. Картосувирьё) – это возмутительная клевета. Сегодня я понимаю, что та статья «Ислам в действительности левый» была выражением интересов индонезийских шапиновых, т. е. агентов империализма, и все эти фразы якобы «в поддержку угнетённых и бедных» был на деле лишь ширмой для выступления против того ислама, на который навешен ярлык ислама «правого», т. е. ислама, выступающего за возрождение Халифата и за установление законов шариата. И не случайно, что тот мой перевод (но без рецензии, заметьте – ведь в рецензии я критикую автора той статьи за его уклон в апологетику империализма) был размещён на сайте шовинистической околозюгановской «Экономической и философской газеты».
В статье «Изучая заново историю Даруль Ислам в Индонезии» [http://darul_islam.tripod.com/nii-biogr.html ] читаем:

«Отображение истории борьбы Даруль Ислам в Индонезии – такое же ответственное дело, как отображение истины, поскольку ход истории этого движения уже много раз фальсифицировался – более того, власти даже пытались скрыть её. Режим Старого порядка [режим, существовавший в Индонезии до 1965 г.], а затем и режим Нового порядка достигли крупных успехов в оклеветывании [этого движения] и введении в заблуждение мусульман в частности и индонезийской нации в общем в понимании истории прошлого этой страны.
Всё это время мы были обманываемы, читая в исторических книгах и различных исторических публикациях о борьбе исламской уммы в Индонезии. Крупный успех, достигнутый двумя правящими режимами в Индонезии в искажении истории Даруль Ислам – это появление политической травмы в кругах исламской уммы. Почти у всех мусульман в этой стране – дух борьбы за свою религию, более того, часто происходят волнения в дискуссионных залах, а также на семинарах по данному вопросу. Но как только заходит разговор, связанный с необходимостью создания исламского государства, мы видим, что они сразу начинают уклоняться и замолкать.
В последнее время даже ещё большее число исламских деятелей проявляют боязнь вопроса об исламском государстве. Бывший генеральный секретарь ЦК «Нахдатул улама» [партия «Союз мусульманских богословов»] К. Х. Абдуррахман Вахид, например, даже открыто говорит: «Основной мой враг – это правый ислам, т. е. те, кто хотят Индонезию, основанную на исламе, и желают ввода в действие исламского шариата» (Republika, 22 сентября 1998, стр. 2, столбец 5). Затем он говорит: «Мы будем претворять в жизнь секуляризм, и это не обсуждается».
Одна из партий, опирающихся на ислам, которая родилась в эпоху этих реформ, даже не может скрыть эту свою боязнь, хотя и пытаются её скрыть риторикой при помощи красивых лозунгов: «Нам не нужно исламское государство. Что нам важно, так это мусульманское государство». Более того, в одной политической речи президент этой партии заявил: «Нам не важно, является ли руководитель [государства] мусульманином или нет, важно, чтоб он был в состоянии применять универсальные ценности, такие как честность и справедливость».
Таковы масштабы боязни мусульман в отношении вопроса об исламском государстве, превосходящие боязнь кафиров и секуляристов настолько, что они не сознают, что все «-измы» (представления) или идеологии в мире борются за то, чтобы завоевать власть для создания государства, основанного на «-изме» или идеологии, которой они придерживаются.
В течение 32 лет правления режима Сухарто социализация [обобществление – наверное, в смысле, «предание общественной огласке»] Исламского Государства Индонезия словно прекратилась. Поэтому наличие [какой-нибудь] рваной книги или же издание книг, отображающих манипуляцию этой историей, представляло собой грандиозное дело в исправлении искажения истории, которая в течение многих лет была частью сокровищницы истории нации.
С момента создания Республики Индонезия народ страны, в общем и целом, уже бывал обманут властями, вплоть до настоящего времени. Исламская умма, составляющая большинство населения, была сбита с правильного пути в понимании истории самой этой исламской борьбы.
В период этих реформ исламской умме нужно было сознавать, что в Индонезии в своё время было движении сынов нации, которое пыталось учредить верховную власть ислама, а именно, Исламское государство Индонезия, которому удалось провозгласить себя 7 августа 1949 г. и которому удалось продержаться 13 лет (1949-1962). Однако, правящий режим подтасовал данную историю в своих интересах, в результате чего сама исламская умма ясно не знает историю того периода»

Сегодня, когда вопрос об исламском государстве встаёт с новой силой, тем более необходимо понять историю самых последних попыток его возрождения.
Для начала скажем пару слов о личности С. М. Картосувирьё (1905-1962). Кто он был такой? Как формировались его взгляды?
В работе Вивика Сетьянингсиха «Роль С. М. Картосувирьё в создании Исламского Государства Индонезия» [http://digilib.uinsby.ac.id/10376/], глава II, читаем:

«Отец Картосувирьё, которого [тоже] звали Картосувирьё, был чиновником в учреждении, которое координировало [деятельность] торговцев опием в маленьком городке Памотане близ Рембанга. В то время должность опийного чиновника была равна по положению должности секретаря района…
Официальное образование Картосувирьё имело по сути светский характер. Признаков того, что Картосувирьё учился в одной из исламских школ, которых было большое количество, не имеется. Этот факт не вяжется с образом человека, который через много лет станет вождём исламского восстания…» [http://digilib.uinsby.ac.id/10376/5/bab2.pdf]

Далее говорится о том, что он учился в голландских школах для детей чиновников из индонезийцев, т. е. в относительно элитных школах, далее пошёл учиться на врача, опять же в голландское учебное заведение, т. е. образование у него было чисто европейского образца. Это опять же опровергает враньё империалистических «специалистов по исламизму», что-де «исламисты кроме Корана ничего не читали».
В другой статье о С. М. Картосувирьё читаем о его юности:

«В 1920-21 Чокроаминото [один из лидеров национально-освободительного движения в Индонезии, создатель партии «Сарекат Ислам» (Исламский Союз)] был посажен в тюрьму, за то, что участвовал в восстании…
В то время Мариджану было всего 15 лет. Но его связи с его дядей, Мас Марчо Картодикромо, журналистом и литератором, известным коммунистическим деятелем – наряду с Семауном, Алимином, Тан Малакой и Алиархамом – по-видимому, уже завязались. И поэтому нетрудно понять, почему в 1927 г. – году начала коммунистического восстания на Яве и Западной Суматре, и когда Мариджан окончил 4-й класс в докторской школе Явы (Nederlandsch-IndischeArtsenSchool, NIAS) – его выгнали оттуда. В нём он столкнулся с книгами о социализме и коммунизме…» [https://arusbawah20.wordpress.com/2012/05/09/s-m-kartosuwiryo-orang-seiring-bertukar-jalan/]

Т. е. мы видим, что С. М. Картосувирьё не просто получил европейское образование – он ещё и ознакомился с европейскими РЕВОЛЮЦИОННЫМИ ИДЕЯМИ, С МАРКСИЗМОМ – тогда, когда марксизм как движение, пусть и страдал евроцентристским уклоном, но ещё не превратился окончательно в обслугу российского империализма.
С начала 1930-х гг. С. М. Картосувирьё уже стал видным активистом «Сарекат ислам». В середине 1930-х гг. там произошёл раскол. Об этом расколе читаем:

«Задолго до независимости, а именно, в 1930-е гг., термину «хиджра» [коранический термин, означающий миграцию пророка Мухаммеда из Мекки в Медину, в своё время жульнически использовался президентом Сукарно в конце 1940-х гг. для прикрытия сдачи большей части Индонезии голландцам, фактически – капитуляции – А. Г.] уже доводилось быть представленным и используемым со стороны С. М. Картосувирьё как блестящему современному методу борьбы, основанному на толковании сур Пророка. В то время, в 1934 г., уже возникли два метода борьбы – сотрудничество [с колониальными властями] и отказ от сотрудничества [бойкота]. Метод бойкота означал нежелание входить в парламент и сотрудничать с голландскими властями, однако, имел свойство пассивности, не прилагал усилия в противостоянии с существующей властью. На этот метод фактически повлияла политика «СВАДЕСИ» [кампания бойкота европейских товаров], политика Махатмы Ганди из Индии. И тут появился С. М. Картосувирьё с методом хиджры – методом, прилагающим усилия по формированию собственного сообщества, без сотрудничества [с колониальными властями] и ведущего активную деятельность, прилагающего усилия по противостоянию силам колониализма.
Но в это время этот метод был жёстко раскритикован Агусом Салимом, потому что он считал, что С. М. Картосувирьё применяет этот метод хиджры в обществе, которое политически ещё безграмотно. И поэтому он затем занялся распространением политики и метода хиджры – в особенности, среди членов Сарекат Ислам, надеясь, что после усвоения политики они захотят применить этот метод, поскольку понимание политики очень важно. Однако, Агус Салим отверг это, потому что он не соглашался с данной политикой. Согласно ему, народ или члены партии могут только знать вопросы механизма организации, без знания политической обстановки, которая имеется на данный момент, а знать их может только партийная элита; в то время как «хиджра» - это деятельность по выходу из политических дебатов, затем – деятельность по формированию обособленной команды [фронта] и действия своими силами для приближения системы борьбы с тем, что недостаточно прогрессивно и не является исламским. Именно этот фактор стал началом раскола в ПСИИ [Партия Сарекат Ислам Индонезия], т. е. рождения ПСИИ-Хиджра, использовавшей метод хиджры, и ПСИИ-Просветитель, которой руководил Агус Салим» [http://darul_islam.tripod.com/nii-biogr.html]

И в другой статье:

«Секармаджи [Картосувирьё] непреклонно отвергал совместную работу в отношении всего, что попахивало колониализмом. Позиция «хиджры», известная в истории СИ, отражала победу позиции Секармаджи Мариджана. «Хиджра» получила большее распространение, чем позиция «свадеси» [кампания бойкота европейских товаров] Ганди. Позиция «хиджры» была больше направлена на формирование силы уммы, свободы от влияния властей голландской Индии. Эта позиция получила даже большее распространение, чем позиция Сукарно, Ки Хаджар Девантара и Хатта, и стала попутной с позицией, занимаемой Компартией Индонезии в то время…» [https://arusbawah20.wordpress.com/2012/05/09/s-m-kartosuwiryo-orang-seiring-bertukar-jalan/]

Да, в те годы (1930-е гг.) Компартия Индонезии, несмотря на все свои ошибки, ещё сохраняла свой революционный дух, чего не скажешь уже про 1940-е гг. …
Итак, мы видим, что раскол Партии Сарекат Ислам Индонезия на ПСИИ-Хиджра и ПСИИ-Просветитель был, по сути, сродни расколу на большевиков и меньшевиков в российской социал-демократии за 30 лет до этого. И позиция ПСИИ-Хиджра под руководством С. М. Картосувиьрё была близка к тогдашней позиции Компартии Индонезии, которая была в те годы ещё революционной и не превратилась ещё окончательно в марионетку российского (советского империализма).
Однако, к концу 2-й мировой войны положение дел сильно изменилось. Рассмотрим вкратце историю получения Индонезией независимости (точнее, даже не получения независимости, а замены старого колониализма на неоколониализм, колониализм под маской независимости).
Я, конечно, не являюсь большим специалистом по истории тех событий, и могу ошибаться в каких-то деталях. Однако, многое для меня здесь не представляет сомнения.
Что представляла из себя новая власть, власть президента Сукарно? Это была выросшая в недрах индонезийского общества молодая элита, получившая европейское образование и перенявшая европейские идеи национализма. Их субъективным намерением было сделать из Индонезии державу европейского образца (аналогично с намерениями партии БААС на Ближнем Востоке). Объективно же их националистические идеи служили империалистам в целях раскола многомиллионной мусульманской уммы на отдельные мелкие нации («разделяй и властвуй»). В силу своей культурной близости к европейским империалистам, эти националисты склонны были идти на компромисс с этими империалистами, на уступки империалистам. По форме идеи Сукарно и т. п. были сочетанием национализма, социализма и религии, но на деле это были буржуазные идеи под маской национальных и исламских традиций. К примеру, Сукарно объявил равенство всех религий перед законом, но что это означало на деле? Ведь формальное равенство – не есть реальное равенство при существующем экономическом, социальном неравенстве (формальное юридическое равенство угнетённого и угнетателя есть на деле узаконивание реального неравенства между угнетённым и угнетателем), и, «когда палка загнута в одну сторону, чтобы её выпрямить, нужно перегнуть её в другую сторону», как учил Ленин, и эти его слова любил цитировать Иван Дзюба (в вопросе об украинском языке, что формальное двуязычие русского и украинского языков есть на деле одноязычие, господство русского языка, в силу того, что Россия экономически сильнее Украины, и т. д.).
Так же и здесь. При голландцах обязательным для индонезийцев условием для успешной карьеры был открытый отказ от ислама (то же самое было и с мусульманами в Британской Империи и т. д.). Т. е., формальное равенство всех религий перед законом, которое объявил Сукарно, было продолжением колониальной политики дискриминации мусульман, составлявших абсолютное большинство (90%) индонезийцев. Такую же дискриминацию мы видим сегодня и в Сирии, где правят алавиты-немусульмане, и в Ираке, где правят шииты, и в Нигерии, где правят христиане.
Сукарно старался лавировать между империалистами: сначала он шёл на компромиссы с голландцами, потом (во время японской оккупации) – с японцами, потом, после поражения Японии во 2-й мировой войне – снова с голландцами, а позже, в 1950-е гг. – с русскими (а также, в чём-то, с американцами). Т. е., вместо избавления от колониального гнёта, он лишь «диверсифицировал» этот гнёт, сделал его более разнообразным, зависимость от одного хозяина заменил на зависимость от нескольких хозяев. Его режим во многом можно сравнить с современным режимом Порошенко на Украине, который, хоть и изображает из себя непримиримого борца с российским империализмом, на деле идёт на недопустимые компромиссы с империалистами, причём не только с американскими и западноевропейскими, но и с российскими тоже (евроинтеграция, те же самые минские соглашения и т. д.).
Я уже писал о критике политики Сукарно со стороны Тан Малаки – мол, «не дипломатия мирных переговоров с империалистами нам нужна, а дипломатия «бамбу рунчинг» [«бамбуковые копья» - так назывались вооружённые отряды индонезийцев, воевавших за независимость своей страны в те годы]».
Теперь рассмотрим позицию Компартии Индонезии в те годы. В 1948 г. в Индонезию из Москвы, где он прожил лет 15, прибывает лидер Компартии Мановар Муссо, и устраивает путч в Мадиуне. В ходе этого путча жестоко уничтожаются исламские активисты. Сам Муссо прикрывается внешне правильными «марксистскими» фразами, что-де индонезийская революция прошла уже через свою первую, буржуазную фазу, власть-де уже превратилась в марионеток западных империалистов, и революция вступает в свою 2-ю, пролетарскую, фазу.
Разумеется, эти слова были формально верными. Однако, был ли Муссо пролетарским лидером? Нет, история тех его действий очень сильно напоминает историю создания ДНР-ЛНР на востоке Украины. Не трудно догадаться, что он был специально прислан из СССР для того, чтобы установить в Индонезии российское влияние. На справедливые обвинения в том, что он прибыл установить в Индонезии российское влияние (он, кстати, и сам это в своих речах практически не скрывал, жульнически подменяя понятие «власть пролетариата» понятием «власть Москвы»), он отвечал, что хочет лишь диверсифицировать влияние, чтоб Индонезия не попала под полный контроль западных империалистов.
Тан Малака путч в Мадиуне не поддержал (как, напомню, не поддержал он подобные авантюры в 1926-27 гг.). Кстати, биограф Тан Малаки голландец Гарри Поэце (HarryPoeze) пишет о том, что Муссо рассматривал Тан Малаку в качестве главного своего врага в Индонезии. Муссо в своих речах клеветнически называл его «работорговцем» (из-за безденежья Тан Малака во времена японской оккупации вынужден был работать мелким чиновником в ведомстве принудительных работ).
Сукарно отреагировал на путч в Мадиуне очень жёстко – путч был подавлен, Муссо был казнён. Однако, эта пророссийская компартия Индонезии запрещена не была. Мы знаем, что неоколониальные марионетки империалистов отличаются от марионеток времён старого колониализма тем, что могут иногда вступать в противоречия со своими хозяевами, однако при этом они продолжают оставаться марионетками. И действительно, уже через несколько месяцев старые непримиримые враги уже шли единым фронтом против Картосувирьё (Тан Малака примерно в то время был убит войсками Сукарно):

«По Исламскому государству Индонезия с его организацией Даруль Ислам и его армией, известной под названием Исламская армия Индонезии, был нанесён сокрушительный удар со стороны режима Сукарно, поддерживаемого Компартией Индонезии (КПИ)» http://darul_islam.tripod.com/

В отношении Картосувирьё многое остаётся неясным, однако приведённые ниже его цитаты говорят также о многом:

«Различие между индонезийским обществом и исламским обществом, согласно Картосувирьё, в следующем:

«…национальное общество Индонезии направляет свою деятельность в сторону Великой Индонезии, чтобы оно могло служить своей родине, матери-Индонезии. Напротив, мусульмане, которые живут в исламском обществе или в Даруль Ислам [дословно – «мусульманский мир», также – название организации Картосувирьё], «не желают служить Индонезии или кому-либо ещё, а только желают служить Аллаху, который только один». Стремление каждого мусульманина и мусульманки – уметь выполнять законы религии Аллаха (ислама) широчайшим образом, связанные как с шахсийя [личной жизнью], так и с иджтима’ийя [общественной жизнью]»»

«В отношении экономики он объяснял, что она должна основываться на солидарности и коллективизме. Имущество, которое превышает необходимое каждому или домашнее хозяйство, должно вноситься в общую казну как «байтуль маль», которое затем будет использовано для помощи тем, чьё хозяйство слабое. Таким образом, не будет накопления излишнего богатства, и бедность можно будет побороть. Картосувирьё писал, что «это – картина исламского мира, которого мы желаем».
Так Картосувирьё раскрыл концепцию Исламского государства Индонезия» [http://digilib.uinsby.ac.id/10376/6/bab3.pdf]

Из второго отрывка мы ясно видим, что ПРИНЦИПЫ ИСЛАМСКОГО ГОСУДАРСТВА ИНДОНЕЗИЯ БЫЛИ, ПО СУТИ, КОММУНИСТИЧЕСКИМИ, т. е. это наглядно опровергает ложь империалистических исламофобов в марксистской маске, что-де «ислам и коммунизм несовместимы».
Из первого же отрывка мы видим, что «служение родине», которое воспевается на все лады буржуазными СМИ как неоспоримое благо, по Картосувирьё – это идолопоклонничество, противоречащее исламу. Насколько выше стоял Картосувирьё господ российских (и вообще европейских) «марксистов», таких как господа НКВД и Бунтарь, которые в своих мыслях продолжают ограничиваться одной лишь Россией, революцией в России, российским «пролетариатом» (т. е. рабочей аристократией), российским «коммунистическим» движением (учтите ещё, что два этих господина – это ещё одни из самых лучших, самых наименее патриотичных среди российских «марксистов», которые вроде как решительно отмежёвываются от ярых шовинистов)!
Причём учтите, что Картосувирьё критикует здесь индонезийский национализм, национализм УГНЕТЁННОЙ нации, который, всё-таки, более «простителен», чем национализм УГНЕТАЮЩЕЙ, российской, нации.
Рассмотрим вопрос о национализме подробнее.
Читаем, что пишет г-н Бунтарь:

«…Гачикус не остановился на султангалиевщине и шагнул еще дальше, выдвинув тезис, который даже Султан-Галиеву: национализм угнетённой нации в эпоху империализма есть социализм (в смысле диктатуры пролетариата) (см. статью Гачикуса "Украина: проверка теорий на практике"). Гачикус поясняет, что под "национализмом" им здесь понимается "национально-освободительная, антиимпериалистическая направленность". По мнению Гачикуса, фашистский характер может носить только национализм угнетающих наций. Российские, европейские и американские националисты с их мигрантофобией, исламофобией, антисемитизмом, белым расизмом - они все фашисты и реакционеры. Ну а "освободительная ксенофобия" тех же китайских ихэтуаней, выдвигавших лозунги "изгнать белых варваров" и "смерть иностранцам", или современных украинских националистов, кричащих: "москаляку на гиляку!" к фашизму не имеет никакого отношения. Действительно, сама по себе "русофобия" украинских националистов не имеет никакого отношения к "фашизму", украинский национализм в той степени, в какой он направлен на освобождение Украины от гнета российских империалистов, прогрессивен. Однако, если мы говорим, что неверно прилеплять к "национализму в смысле национально-освободительной, антиимпериалистической направленности" ярлык "фашизма", это еще не значит, что реальные националистические партии и движения угнетенных наций не могут быть фашистскими. Возьмем к примеру, украинских националистов, тот же "Правый Сектор". С одной стороны, их "антимоскализм" (который русские империалисты обзывают "антирусским фашизмом") не реакционен, а наоборот прогрессивен, но с другой стороны, "Правый Сектор" заявляет о своем неприятии левых идей в любом виде, проповедует православный клериализм, традиционализм, антидемократизм, авторитаризм, антифеминизм, гомофобию, исламофобию, мигрантофобию, белый расизм. "Правый Сектор" дружит с "непримиримой" по отношению к Кремлю частью русских нацистов и черносотенцев, а также с частью европейских нацистов (которые не продались Москве), тревожится за судьбу "белого христианского мира" в целом. Это позволяет говорить о "Правом Секторе" как о фашистской организации, реакционная идеология которой глубоко враждебна классовым интересам украинского пролетариата. Однако, в части "русофобии" идеология "Правого Сектора" носит частично прогрессивный характер. Тоже самое можно сказать и об ИГ: в той степени, в какой они противостоят российскому и западному империализму и выступают за ликвидацию доставшейся в наследство от колониальной системы раздробленности исламского мира, они прогрессивны. Но тот социально-политический строй, хотят установить ИГИЛовцы в своем Халифате, не имеет никакого отношения к пролетарским коммунистическим идеалам и глубоко враждебен им. Т.е., после победы исламской революции и построения Халифата местным коммунистам все равно придется бороться с оружием в руках против новой исламской власти, за установление подлинной диктатуры пролетариата и социализма. Если же Гачикус в том, что исламисты и бандеровцы есть "пролетарские революционеры", а победа исламской революции на Ближнем Востоке или национальной революции в Украине есть "пролетарская революция", это значит, что коммунисты не имеют право бороться против установившейся в результате этих "революций" новых режимов с последовательно коммунистических позиций. Ведь если "национальная диктатура" правосекторовцев или халифат уже есть "диктатура пролетариата", коммунистам не остается ничего другого, кроме принятия этой новой власти.
Если мы говорим, что национализм угнетенной нации носит "пролетарский", "социалистический" характер, это значит, что мы рассматриваем население угнетенных наций в целом как "пролетариат", по отношению к "буржуазному" населению угнетающих наций. С таким подходом мы приходим к фактическому отрицанию пролетарского интернационализма, классовой солидарности пролетариев угнетенных и угнетающих наций против их "родной" буржуазии. С этой точки зрения буржуазные националисты угнетенных наций для пролетариев угнетенных наций должны быть ближе, чем пролетариат угнетающих наций. Например, украинские пролетарии должны быть заодно с Петлюрой против Ленина. Если мы говорим, что "национализм угнетенных наций носит пролетарский характер", то фактически становимся на народнические позиции, пусть это и не совсем то "империалистическое народничество", народничество "в русском вопросе", которое Гачикус критикует у "красно-коричневых". Гачикусовская (и ахметшинская) позиция в вопросе о самоопределении угнетенных наций, а также их тезис об "империалистическом" характере даже ранней, ленинской Советской власти также вытекает из их своеобразного народничества ("народничества в колониальном вопросе"), рассматривающего угнетенные нации как "пролетарскую массу". Эти "ленинисты" отвергают ленинский подход к национальному вопросу: "В вопросе о самоопределении наций, как и во всяком другом вопросе, нас интересует прежде всего и более всего самоопределение пролетариата внутри наций" (см. "О праве наций на самоопределение"). Осуждение советизации Украины, Закавказья, Туркестана Гачикусом и Ахметшиным вытекает из их нежелания рассматривать вопрос о самоопределении с пролетарско-классовой точки зрения, из их народничества…»

Прежде чем разбирать эту цитату Бунтаря, давайте вспомним, что писал Ленин в своих работах по национальному вопросу и по культурно-национальной автономии за 1912-14 гг. – в частности, критикуя украинский национализм.
Ленин подчёркивает, что в национализме угнетённой нации ВСЕГДА есть прогрессивная составляющая, а именно, его направленность против угнетения со стороны нации угнетающей, его АНТИИМПЕРИАЛИЗМ. Именно В ЭТОМ СМЫСЛЕ и нужно понимать мои слова, что «национализм угнетённой нации в эпоху империализма есть социализм» из той статьи, ибо я там чёрным по белому объясняю, что я в данном случае понимаю под «национализмом» - национализм в смысле "национально-освободительная, антиимпериалистическая направленность", а не в смысле «местечковость», «культурно-национальная автономия» (тем более учтите, что я писал это в октябре 2014 г. – в тот момент, когда российское общество захлёстывал буквально шквал антиукраинской истерии, и, чтобы «выпрямить палку», необходимо было её «перегнуть» в другую сторону, в смысле – подчеркнуть прогрессивные черты украинского антиимпериалистического движения, а не его недостатки). В этом последнем смысле национализм, разумеется, противоречит пролетарскому интернационализму. Т. е., постольку, поскольку «Правый сектор» борется против российского империализма и его агентуры (в том числе в лице всевозможных «левых», «марксистов» и т. п.), мы его поддерживаем. Но постольку, поскольку он выставляет лозунг «Украина понад усе» («Украина превыше всего»), мы его не поддерживаем, т. к. это – национализм во втором смысле слова, это – культурно-национальная автономия, это - идолопоклонничество. Украина никак не может быть «понад усе», т. к. «понад усе» не может быть ничего, кроме Аллаха, как верно пишет Картосувирьё, как верно учил пророк Мухаммед.
Ленин верно пишет в тех работах, что национализм (в смысле – культурно-национальная автономия) угнетённых наций – на руку нациям угнетающим, империалистам. И мы это прекрасно видим на примере режимов Сукарно, Насера и других. Поэтому, мы вслед за исламистами, говорим: «национализм – идеология кафиров».
С другой стороны, есть в тех работах Ленина и те моменты, которые сегодня явно не применимы, и даже стали неприменимыми уже через год после написания. К примеру, критикуя одного украинского националиста, утверждающего, что «украинский пролетариат ещё недостаточно освободился от влияния российской культуры», Ленин пишет: одно дело – культура крепостников и жандармов, всяких пуришкевичей и т. п., другое дело – культура таких как Плеханов и Чернышевский. В эти слова Ленина явно нужно внести коррективы, хотя бы уже потому, что тот же Плеханов всего через год оказался шовинистом, и его пример был далеко не единственным (да и тот же Чернышевский уклоном в шовинизм тоже страдал, что стало заметно в наше время – те же фразы о китайцах как о дикарях, ограниченных животными инстинктами, то же отношение к Кавказу как к «законной» части России – см. его «Что делать?»).
Вообще, что понимать под «пролетарским интернационализмом»? Маркс и Энгельс, критикуя мелкобуржуазных демократов с их лозунгом «все люди – братья», выставляли в противовес им лозунг международной солидарности РЕВОЛЮЦИОННЫХ ПРОЛЕТАРИЕВ. Но в том-то и дело, что пролетариат той же России (как и других «цивилизованных» наций) переродился, в общем и целом, в рабочую аристократию, а тот немногочисленный российский пролетариат (намного меньше половины российского общества), который есть сегодня, во многих случаях петушком бежит за рабочей аристократией. В том-то и дело, что сегодня, когда центр революций перенёсся в мусульманские страны (Украина – не в счёт, ибо, в силу её небольшого населения, революция в ней не играет самостоятельной роли в мировой политике, а используется западными империализмами в их конкурентной драчке с российским империализмом), пролетарский интернационализм – это не какая-то «солидарность с рабочими России» (это – старый лозунг мелкобуржуазных демократов «все люди – братья» в новой упаковке), это – солидарность с исламской революцией, это – МЕЖДУНАРОДНАЯ СОЛИДАРНОСТЬ МУСУЛЬМАН (мусульман не по происхождению, разумеется, а по взглядам).
А что же г-н Бунтарь? С одной стороны, он признаёт, что «"антимоскализм" "Правого Сектора" не реакционен, а наоборот прогрессивен» - здесь мы, разумеется, с ним согласны, но с другой стороны, г-н Бунтарь осуждает "Правый Сектор" за «неприятие левых идей в любом виде, проповедь православного клерикализма, традиционализма, антидемократизма, авторитаризма, антифеминизма, гомофобии, исламофобии, мигрантофобии, белого расизма», за то, что «"Правый Сектор" дружит с "непримиримой" по отношению к Кремлю частью русских нацистов и черносотенцев, а также с частью европейских нацистов (которые не продались Москве), тревожится за судьбу "белого христианского мира" в целом». Давайте разберём это по пунктам.
«Неприятие левых идей в любом виде» - но что г-н Бунтарь понимает под «левыми идеями»? Если идеи Маркса-Ленина, то мы, разумеется, осуждаем такое неприятие, но неприятие этих идей КАК ТАКОВЫХ у «Правого сектора» не особо-то и встречается – наоборот, ПС, в отличие от г-на Бунтаря, выступает за всеобщее вооружение народных масс, т. е. здесь мы видим, по сути, именно ПРИЯТИЕ идей Маркса-Ленина.
Если же под «левыми идеями» понимать ИДЕИ ЛЕВЫХ (т. е. современных левых, социал-империалистов, которые к марксизму-ленинизму, по сути, отношения никакого не имеют), то мы только приветствуем ТАКОЕ «неприятие», которое, по сути, является неприятием оппортунизма.
«Проповедь православного клерикализма» - тут г-н Бунтарь допустил ошибку. ПС опирается на Украину вообще (в географическом плане), а православным там является только восток страны, запад же – униатским. И действительно, я уже цитировал Яроша, что «у нас много православных, много католиков, но мало христиан». В словах Яроша мы видим скорее христианское возрожденчество, христианский социализм в духе Жорж Санд, а не клерикализм.
«Традиционализм» - вообще-то, традиции бывают и революционные.
«Антидемократизм», «авторитаризм» - тут г-н Бунтарь показывает себя обычным либералом, врагом пролетарской диктатуры, мелким буржуа, смешивающим в одну кучу пролетарскую и буржуазную диктатуры.
«Антифеминизм, гомофобия». В своё время феминизм был прогрессивным движением против гнёта над женщинами. Но сегодня он превратился в обслугу империалистов. Сегодня феминизм выступает за «свободу» женщин развратничать и вообще вести легкомысленный образ жизни наравне с буржуазными мужчинами, и поэтому особенно сильно навязывается империалистами угнетённым народам в целях морального их разложения. Советую г-ну Бунтарю почитать то, что Ленин пишет в одном из писем – Коллонтай, вроде – о «свободе» в отношениях между полами. Напомню, что Ленин всегда учил ставить вопрос: «Свобода от чего?» - то ли от притеснения, то ли от ответственности, от серьёзности. Современный же феминизм выступает именно за «свободу» второго рода.
То же самое и что касается гомофобии.
«Исламофобия», «мигрантофобия», «белый расизм» - лично я ни разу это не встречал в выступлениях Яроша и той его работе. Зато я слышал его слова о необходимости союза с мусульманами против российского империализма.
С другой стороны, ещё раз подчеркну, мы не согласны с лозунгом «Правого сектора» «Украина понад усе».
«Тоже самое можно сказать и об ИГ» - лихо Вы, г-н Бунтарь! Допустим, что в какой-то степени Вы и правы в отношении ПС, но разве выводы, полученные на ПС, можно бездумно переносить на ИГ?
То-то и оно, что национализма, который есть у ПС, НЕТ у исламистов. Г-н Бунтарь же постоянно смешивает ПС и исламистов в одну кучу. Это – явное передёргивание фактов.
Действительно. На одном из ток-шоу по одному из официальных телеканалов (по ТВЦ, насколько я помню) один из империалистических аналитиков признался, что после взятия Мосула в своей речи, произнесённой им в одной из мечетей этого города, халиф Абу Бекр Аль Багдади сказал: «Посмотрите, здесь, среди нас – и чёрные, и белые, и жёлтые, и все мы – друг другу братья. Назовите хоть одно государство в мире, где такое возможно!». «К сожалению, мы ничего ему не можем противопоставить», - признал этот аналитик, а другой закричал: «А как же Обама?! А как же Обама?!» - очевидно, намекая на чёрный цвет кожи Обамы, хоть все прекрасно знают, что чёрный цвет кожи Обамы – уловка капиталистов, и чёрные,в большинстве своём, так и продолжают подвергаться в США дискриминации (сколько убийств полицейскими чернокожих, потрясавших общественность, было даже за последние несколько месяцев!).
И это, заметьте – лишь то, что признают сами же империалисты. Так что, как видим, Бунтарь опять лжёт.
«Тот социально-политический строй, хотят установить ИГИЛовцы в своем Халифате, не имеет никакого отношения к пролетарским коммунистическим идеалам и глубоко враждебен им» - выше мы уже видели цитату из Картосувирьё, так что можем смело сказать: г-н Бунтарь ЛЖЁТ, ПРИЧЁМ ЛОЖЬ ЕГО АБСОЛЮТНО НИЧЕМ НЕ ОБОСНОВАНА, кроме империалистических агиток. Г-н Бунтарь прав разве что в том смысле, что строй, хотят установить ИГИЛовцы, не имеет никакого отношения к тем якобы «пролетарским коммунистическим идеалам», как их понимает господин Бунтарь, т. е., по сути, к идеалам рабочеаристократическим. В этом мы с ним, разумеется, полностью согласны. Да, исламисты действительно отвергают анархическое желание «перепрыгнуть» в коммунизм «одним прыжком», минуя все стадии – то самое желание, за которое сотни раз критиковали анархистов Маркс и Энгельс, и под которым объективно кроется стремление рабочей аристократии к сверхприбылям от разорения народных масс мусульманского мира. Но из этого неверно выводить «антикоммунизм» исламистов.
Рассмотрим вопрос о собственности подробнее. Рассмотрим главу 9-ю «Истории мусульманской философии» «Экономическое и политическое учения Корана» (автор – уже известный нам Абул Ала Маудуди) [http://www.muslimphilosophy.com/hmp/IX-Nine.pdf ]. С одной стороны, там говорится, что

«Экономическая программа, представленная в Коране, полностью базируется на идее индивидуальной собственности в каждой области. В ней нет ничего, что бы говорило о том, что должно делаться различение между потребительскими товарами и производственными товарами (или средствами производства), и что только первыми можно владеть в частной собственности, тогда как последние должны быть национализированы.Также в Коране нет ничего, наводящего на мысль или подразумевающего, что вышеупомянутая программа – временной природы, и позже должна быть заменена постоянным механизмом, в котором коллективизация всех средств производства была бы желательна, чтоб её сделали правилом…»

Да, разумеется, в Коране непосредственно о переходе к организации экономики на коммунистических началах ничего не написано, ведь Коран – это продукт своей эпохи, и неверно его рассматривать как некую «волшебную» книгу, где есть абсолютно всё наперёд.
Но, с другой стороны:

«…в Коране нет ничего, не допускающего, чтобы некая вещь перешла бы из-под индивидуального контроля под коллективный контроль…»

Т. е. говорить, что ислам, якобы, «враждебен марксистскому коммунизму», тоже неверно.
Причём, хоть в Коране непосредственно о переходе к организации экономики на коммунистических началах ничего не написано, и это является уже научным открытием новейшей эпохи, открытием Маркса, в то же время Коран стоИт выше таких «марксистов» как г-н Бунтарь, ибо

«1. Первый экономический принцип, подчёркиваемый Кораном, акцентируемый многократно – то, что все природные средства производства и ресурсы, разделяемые человеком в его жизни, созданы богом. Это он создал их такими, какие они есть, и назначил им следовать законам природы, что делает их полезными для человека. Это он позволил человеку эксплуатировать их и поместил их в его распоряжение.
2. На основе вышеизложенной истины Коран установил принцип, что человек не имеет права ни быть свободным в приобретении и эксплуатации этих ресурсов по своему желанию, ни решать самостоятельно, что законно, а что незаконно. Это решает бог, и никто больше. Коран осуждает мидиан, арабское племя прошлого, потому что его представители заявили о владении правом приобретать и тратить богатство любым способом, какой им нравится, без ограничений какого-либо рода»

Т. е., в Коране уже присутствует понимание (пусть и не строго научное) того, что «человек не имеет права ни быть свободным в приобретении и эксплуатации этих ресурсов по своему желанию, ни решать самостоятельно, что законно, а что незаконно», т. е., по сути, понимание того, что человек со своими субъективными желаниями не может подняться выше объективных законов природы (и, в частности, законов общественного развития, исторических законов), и что экономические принципы должны следовать из этих законов – а такие «марксисты» как г-н Бунтарь этой истины не понимают: «К чёрту ждать бесконечно долго! Прыгнем в коммунизм одним прыжком!» (вспоминается, как 19 лет назад левый активист Буслаев, тогда представитель РКСМБ, писал о том, что революцию надо сделать не просто, пока мы живы, а пока мы молоды – сейчас этот «дядя», небось, уже седой…).
Здесь я хотел бы немного отвлечься, рассмотреть пару моментов из работ классиков марксизма-ленинизма – из того, что они писали об исламе. Я уже говорил, что с исламом они были знакомы очень слабо, касались его лишь вскользь и, конечно же, в чём-то могли ошибаться. Я рассмотрю те моменты, в которых они, на мой взгляд, ошибались.
1-й момент. Энгельс писал, что строгое восточное единобожие (очевидно, имелся в виду ислам) было отражением сильно централизованного восточного деспотизма. Тут, очевидно, Энгельс, недооценил «строгость» единобожия в исламе (в раннем исламе, разумеется), рассуждая по аналогии с единобожием в христианстве, которое, на самом деле, далеко не строгое, как мы знаем. Действительно, СТРОГОЕ, ДОВЕДЁННОЕ ДО ПРЕДЕЛА единобожие в раннем исламе означало подчинение И ВЛАСТЕЙ ТОЖЕ законам Аллаха, законам шариата, исламскому законодательству (см. мой перевод статьи Маудуди «Политическая мысль в раннем исламе»), запрещающему им действовать несправедливо. Т. е., правильнее сказать, что строгое единобожие раннего ислама было отражением сильно централизованной ранней пролетарской диктатуры, а когда она, эта диктатура, переродилась в деспотизм, это единобожие уже перестало быть таким строгим, ибо власть уже поставила себя в один ряд с Аллахом, что противоречит духу раннего ислама (см. момент о исмаилизме и шиизме вообще в моей работе «Иджтихад»).
2-й момент. Ленин примерно в 1907 г. одну из статей, в которой он критиковал отсутствие свободы вероисповедания в Российской Империи, начинает словами о том, что-де из европейских стран только в России и Турции нет свободы вероисповедания, а есть только одна разрешённая законом религия. В отношении России и православия, разумеется, его критика была верна. Но что в отношении Турции и ислама?
Официальный ислам в Турции к началу 20-го в., конечно же, по сути, не имел практически ничего общего с ранним исламом как революционной идеологией – примерно так же, как поздний советский «марксизм-ленинизм» не имел, по сути, ничего общего с революционным учением Маркса и Ленина. Однако, можно ли говорить о том, что главенство какой-то одной идеологии в государстве само по себе является вещью реакционной? Разумеется, нет: если эта идеология – революционная, то её главенство в государстве является вещью прогрессивной. Утверждать обратное – значит, скатываться в либерализм, который под вывеской «свободы слова», «свободы вероисповедания» и т. п. мошеннически протаскивает буржуазную идеологию, ибо буржуазия уже капиталом может подавить своих более слабых в денежном отношении противников.
К сожалению, Ленин в данном случае это не уточняет (впрочем, после 1914 г. его акценты больше сместились в сторону как раз критики либерализма и буржуазной «свободы вероисповедания» - сложно представить, чтобы он после 1914 г. написал вышеупомянутые строки, по крайней мере, без данного уточнения). По иронии судьбы, те же слова, что говорил Ленин про ислам в Турции, российские либералы через 80 лет сказали про марксизм-ленинизм в СССР.
Вернёмся к вопросу о собственности в исламе. Рассмотрим некоторые моменты из статьи уже известного нам индонезийского исламского экономиста, представителя Хизб ут Тахрир Хидаятуллы Муттакина (HidayatullahMuttaqin) «Критический анализ шариатского рынка капитала» [http://ekisonline.com/component/content/article/37-keuangan/303-telaah-kritis-pasar-modal-syariah-.html ], в которой автор доказывает, что модный в последнее время «исламский банкинг» (кстати, в России, в отличие от стран Запада, даже и он запрещён), «шариатский рынок капитала» не имеет, по сути, ничего общего с исламом. Автор пишет:

«Требования к акционерному обществу (ширках) в исламе
«Акционерное общество» (ширках) с точки зрения языка имеет смысл «объединение двух или более частей до такой степени, что уже нельзя отличить одну часть от другой»…»

Т. е., по сути, «ширках» означает предприятие, организованное на коллективных началах. И, само по себе, это не запрещено исламом, однако, должны выполняться некоторые условия. Что это за условия, и в чём капиталистическое акционерное общество противоречит им? Рассмотрим это вкратце.

«для данного соглашения ещё не достаточно только соглашения осуществлять акционерное общество или только предоставлять капитал для акционерного общества, но нужно, чтоб [это соглашение] заключало в себе значение сотрудничества в неком деле… Это некое дело… должно быть делом, которое … связывает ВСЕ [курсив мой – А. Г.] стороны, осуществляющие акционерное общество»

«…для того, чтобы стать чьим-либо партнёром в акционерном обществе с ограниченной ответственностью, достаточно купить акции этого акционерного общества с ограниченной ответственностью… Те, кто принимают участие в акционерном обществе с ограниченной ответственностью, являются исключительно партнёрами в капитале» [т. е. в этом оно противоречит шариату]

«Торговля акциями противоречит шариату»

«что касается оценки самой концепции шариатского рынка капитала, а именно, того, что связано с акциями как с основным инструментом на шариатском рынке капитала, шариат не разрешает торговлю акциями. Так же и выпуск акций с целью увеличения капиталов предприятия, покупка акций с целью инвестиций и торговля ими для извлечения выгоды (прибыли на капитал) из разницы в цене (маржи) представляет собой не имеющую законной силы деятельность в исламе»

Итак, что мы видим? Ислам не запрещает экономическую деятельность, организованную на коллективных началах (т. е. коммунизм в исламе не запрещён) – то, что он запрещает, это владение акциями, т. е. долей в прибылях, БЕЗ УЧАСТИЯ В ТРУДЕ на данном предприятии. Т. е., то, что он запрещает, это СТРИЖКА КУПОНОВ, свойственная империалистической буржуазии – та самая стрижка купонов, которую Советская Россия осуществляла уже с 1920-х гг.
А что касается запрета шариата на торговлю акциями, мы видим, что, по сути, такие «акции», которыми нельзя торговать, соответствуют «рабочим квитанциям», которые, как пишет Маркс в «Капитале», заменят деньги при социализме(напомню, что эти «рабочие квитанции», в отличие от денег, не идут после их «отоваривания» в дальнейший оборот).
И нам ещё лгут, что в исламе нет коммунизма!
Но вернёмся к разбору той цитаты г-на Бунтаря.

«после победы исламской революции и построения Халифата местным коммунистам все равно придется бороться с оружием в руках против новой исламской власти, за установление подлинной диктатуры пролетариата и социализма»

Но кто такие эти «местные коммунисты»? Это такие как тот Муссо, прибывший в Индонезию из Москвы, или как Шапинов, прибывший на Украину оттуда же?
Действительно, в той же Сирии сегодня одна компартия воюет на стороне Асада (фактически на стороне российского империализма), а другая – на стороне Сирийской свободной армии (фактически на стороне западных империализмов). А есть честные марксисты-одиночки, такие как Тан Малака, которые работают в исламистских организациях (причём число последних в последние 25 лет после краха СССР, говорят, сильно возросло). Кого же г-н Бунтарь имеет в виду? Очевидно, г-н Бунтарь не понимает, что старый, классический марксизм, давно уже расслоился на революционный марксизм и оппортунизм.
И откуда вообще г-н Бунтарь знает, что ИГ в будущем переродится, обуржуазится? Маркс не зарекался, что Россия придёт к коммунизму именно через капитализм, а г-н Бунтарь, слетав на машине времени в будущее, уже знает, что ИГ якобы непременно переродится!
Г-н Бунтарь, в силу своей ограниченности Европой, не способен понять, что подлинная диктатура пролетариата сегодня приняла совсем другие формы, он смотрит на коммунистическую ВЫВЕСКУ, тогда как надо смотреть на СУТЬ.
Действительно. Те же лидеры афганских моджахедов, воевавших в 1980-е гг. против СССР, позже перегнили в марионеток США и России. Разумеется, революционная борьба пошла дальше, уже без них, уже ПРОТИВ них. Но эта «эстафета» борьбы перешла не к каким-то «чистым» «классическим» коммунистам в старом европеистском смысле этого слова, как в догадках оторванного от практики начётчика Бунтаря, а к талибам (сегодня – к ИГ), которые были коммунистами (в смысле – революционными, а не традиционными коммунистами) ПО СОДЕРЖАНИЮ, а не по форме. Т. е., г-н Бунтарь не в силах понять, что борьба между собственно революционным и оппортунистическим течениями в мировом революционном движении идёт сегодня совсем в другом русле. Г-н Бунтарь же продолжает жить стариной, бездумно применяя её к современности:

«Если мы говорим, что национализм угнетенной нации носит "пролетарский", "социалистический" характер, это значит, что мы рассматриваем население угнетенных наций в целом как "пролетариат", по отношению к "буржуазному" населению угнетающих наций. С таким подходом мы приходим к фактическому отрицанию пролетарского интернационализма, классовой солидарности пролетариев угнетенных и угнетающих наций против их "родной" буржуазии. С этой точки зрения буржуазные националисты угнетенных наций для пролетариев угнетенных наций должны быть ближе, чем пролетариат угнетающих наций. Например, украинские пролетарии должны быть заодно с Петлюрой против Ленина»

Ау, г-н Бунтарь, проснитесь!!! На дворе 21-й век – какие, к чёрту, Петлюра и Ленин?! Вы ещё наденьте будёновку и шашкой начните махать (и эти люди ещё называют исламистов «средневековыми варварами»!)!
(Я понимаю, если бы г-н Бунтарь написал: «украинские пролетарии должны БЫЛИ быть заодно с Петлюрой против Ленина» - это было бы ещё хоть как-то извинительно).
Мы видим, что кроме Петлюры и Ленина г-н Бунтарь знать ничего не хочет. Для него 1917-й год и последующая гражданская война – это «священная корова».
Разберём ещё раз вопрос о том, что есть пролетарский интернационализм и чем он отличается от мелкобуржуазной формулы «все люди – братья».
Во-первых, пролетарский интернационализм – это единство именно ПРОЛЕТАРИЕВ всех стран, а не единство мирового пролетариата с рабочей аристократии империалистических наций, которую г-н Бунтарь склонен зачислять в пролетариат (см. мои работы «Софизмы идеологов рабочей аристократии» и «Мирсаид Султан-Галиев…»).
Во-вторых, пролетарский интернационализм – это не просто единство пролетариев всех стран, не абы какое единство, а единство РЕВОЛЮЦИОННОЕ, единство РЕВОЛЮЦИОННЫХ действий; это – не единство абы каких пролетариев, не единство революционных пролетариев с теми пролетариями, которые «петушком бегут за буржуазией», выражаясь словами Ленина, а единство РЕВОЛЮЦИОННЫХ пролетариев.
100 лет назад центром мировой революции была Россия, и необходим был союз пролетариев всех стран с российским пролетариатом. И Ленин был прав, критикуя украинских националистов за отсутствие этого союза – неправота его заключалась лишь в том, что он НЕДООЦЕНИЛ величину слоя рабочей аристократии в общей массе российских рабочих и, как следствие, масштабы оппортунизма в российском рабочем движении, записав в число честных пролетарских вождей грязного российского социал-империалиста Плеханова. Прав был Султан-Галиев, критикуя башкирских и татарских мулл за то, что они бездумно распевают суры из Корана, ничего не желая знать о российской культуре, враждебно относясь к ней (это он писал в 1913 г.). Но тогда-то российская культура была прогрессивной, чего не скажешь о современной российской культуре! Правы современные исламисты: европейские естественные науки изучать можно и нужно (в этом они отличаются в лучшую сторону от тех мулл), а вот европейские общественные «науки» – это апологетика капитализма, империализма, это – лженаука.
Итак, 100 лет назад центром мировой революции была Россия, и необходим был союз пролетариев всех стран с российским пролетариатом. Сегодня же таким центром является мусульманский мир, и необходим союз пролетариев всех стран с исламской революцией.
«С этой точки зрения буржуазные националисты угнетенных наций для пролетариев угнетенных наций должны быть ближе, чем пролетариат угнетающих наций» - но что понимать под словосочетанием «буржуазные националисты угнетенных наций»? И что понимать под словосочетанием «пролетариат угнетающих наций»? Если понимать под первым представителей неоколониальной элиты этих наций, перенявших европейские идеи национализма, этой идеологии кафиров, и склонных к компромиссам с империалистами, а под вторым – тех пролетариев угнетающих наций, кто идейно порвал со своей империалистической нацией и солидаризировался с исламской революцией, то, разумеется, вторые должны быть для пролетариев угнетенных наций ближе. Но ведь это как раз таки постоянно подчёркивается исламистами! Действительно, с одной стороны, даже проимпериалистические «специалисты по исламизму» признают, что исламисты настроены против неоколониальных элит СВОИХ стран, против этих своих СОПЛЕМЕННИКОВ даже больше, чем против самих империалистов. С другой стороны, всё большее число выходцев из угнетающих наций принимает ислам в его «радикальной» форме, сражается на стороне исламской революции, за что русские националисты, всякие прохановы и лимоновы шипят на них как на «предателей». Где же у исламистов «национализм»?! Вы снова врёте, г-н Бунтарь!
Мы видим, что г-н Бунтарь смешивает понятия «национализм» (в смысле – культурно-национальная автономия) и «антиимпериализм», и под предлогом борьбы с первым на деле борется со вторым.
С другой стороны, он смешивает понятия «пролетариат угнетающих наций» и «рабочая аристократия угнетающих наций». «Украинские пролетарии должны быть заодно с Петлюрой против Ленина» - ДАЖЕ ТОГДА, в 1919 г., украинские пролетарии должны были, действительно, быть заодно с Петлюрой против Ленина, против Советской власти В ТЕХ СЛУЧАЯХ, КОГДА ЭТА ВЛАСТЬ ВЕЛА СЕБЯ ПО-ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИ (а она уже тогда зачастую вела себя по-империалистически) – и с Лениным против Петлюры, когда Ленин, Советская власть (кстати, знак равенства между Лениным и Советской властью ставить неверно, т. к. Советская власть вела себя по-империалистически зачастую ПРОТИВ воли Ленина) вели себя по-пролетарски (а Петлюра, соответственно, по-буржуазному). Ведь, к примеру, в том случае с Плехановым, как показал 1914-й год, во многом оказался прав тот оппонент Ленина, украинский националист, а не Ленин – культура плехановых оказалась той же самой культурой пуришкевичей!
Тем более сегодня, когда Россия не является центром мировой революции, и вряд ли станет им раньше, чем победит Халифат. «Украинские пролетарии должны быть заодно с Петлюрой против Ленина» - так трактует мою точку зрения г-н Бунтарь, не замечая, что если 100 лет назад вождём российского пролетариата был Ленин, вчера за Лениным шёл российский пролетариат – то СЕГОДНЯ за кем? КТО ведёт за собой российский пролетариат, эту якобы «грозную силу», с которой, по мнению г-на Бунтаря, должны солидаризироваться пролетарии всех стран? Ведь если есть движение – должны быть и вожди!
Ответ на этот вопрос, который, по-видимому, большинству первым придёт на ум – Путин, ну, или, в лучшем случае Зюганов. Не будет же г-н Бунтарь утверждать, что российский пролетариат идёт за ним или за кем-нибудь из интернационалистов-пораженцев или даже тех, кто хоть внешне изображает себя таковыми! Мы знаем, что интернационалисты-пораженцы сегодня в России (как и на Западе) – это одиночки, и это, по всей видимости, продлится ещё долгие годы. К чему тогда выставлять на первый план необходимость солидарности именно с пролетариями УГНЕТАЮЩИХ наций, если это мизерная часть мирового пролетариата, не играющая никакой ведущей роли?
Мы видим, что г-н Бунтарь снова по-идолопоклоннически выпячивает угнетающие нации как некий «пуп земли».
Разумеется, международная солидарность пролетариата нужна, в том числе, включая пролетариев угнетающих наций, но это должна быть не высосанная из пальца солидарность, как предлагает г-н Бунтарь, надвинувший на глаза прадедушкину будёновку, распевающий, словно чудодейственное заклинание, «Вихри враждебные…» и не желающий видеть ничего вокруг, а ЖИВАЯ, РЕАЛЬНАЯ, ВЗЯТАЯ ИЗ ЖИЗНИ солидарность. Мы видим, что эта солидарность В РЕАЛЬНОСТИ организуется в форме международной солидарности мусульман, причём мусульман не по происхождению, не по национальности, а именно по идейной направленности – направленности, которая, в конечном счёте, является следствием пролетарского положения.
Конечно, мои слова неверно понимать в том плане, что я рассматриваю массы народа угнетающих наций, в том числе российского народа, как сплошь реакционные и призываю напрочь отказаться от работы среди этих масс. Разумеется, нет – конечно же, некоторый потенциал революционности, возмущения своими правительствами у этих народов есть, и работать среди масс этих народов (особенно – среди низов, среди беднейшей части) обязательно надо. Но, с другой стороны, нельзя ни на минуту забывать о непролетарской, мелкобуржуазной сущности этих масс, нельзя отбрасывать классовый подход и подменять его слащавой фразой «все люди – братья». Наша позиция в этом вопросе должна быть сродни позиции большевиков в царской России по отношению к крестьянству: работать среди него нужно обязательно, особенно среди бедноты, но ставить эту работу во главу угла неверно.
Г-н Бунтарь продолжает совершать свои прежние ошибки и в своей последней работе – «Уроки Украины (часть 1-я)». Я ограничусь лишь краткой оценкой этой работы.
Во-первых, сразу нужно отметить, что для большинства российских «марксистов» в последние месяцы «Украина понад усе», как и для украинских националистов – они только о ней и трещат, как будто в мире ничего больше не происходит (как я уже писал в работе «Украина: проверка теорий на практике», на борьбу за возрождение халифата, которая имеет более важное значение, «марксисты» почти не обращают внимания). Это – украинский национализм «наизнанку», и г-н Бунтарь, этот мнимый «борец с национализмом», в этом отношении не является исключением.
Как и 100 лет назад, когда многие европейские «марксисты» (на деле – оппортунисты, каутскианцы) могли ещё признать право на самоопределение в отношении угнетённых наций ЕВРОПЫ, относительно развитых – той же Польши, той же Ирландии, но отрицали это право в отношении угнетённых наций Азии и Африки, относясь к ним с презрением, как к варварам, так же и сегодня – многие из российских «левых», даже из тех, кто признаёт право на самоопределение в отношении Украины (как те же господа НКВД и Бунтарь), напрочь отрицают это право за мусульманским миром (т. е. право мусульман на создание единого Халифата). Действительно, вмешательство российского империализма во внутренние дела Украины их ещё может возмущать, но вмешательство российского империализма в конфликт в Сирии их, если и возмущает, то лишь постольку, поскольку Россия бомбит прозападную Сирийскую свободную армию, тогда как «надо бомбить Исламское Государство» (по их мнению).
В-вторых, хоть г-н Бунтарь и осуждает российских шовинистов, для которых мир ограничен Россией, но, в то же время, статья его ограничена исключительно разбором позиций российских «левых».
В-третьих, г-н Бунтарь, говоря о различных направлениях среди «левых» по вопросу об Украине, ничего не говорит о классовой подоплёке, материальном базисе этих направлений. Термин «рабочая аристократия» в его статье напрочь отсутствует. Т. е., эти направления у него «висят в воздухе» - мы видим типичный идеалистический подход (и он ещё упрекает меня в религиозности!).
В 4-х, он снова цитирует эсера Чернова – видимо, избрав его для себя в авторитеты (напомню, что ещё недавно он упрекал меня в «эсеровщине»). Причём, он приводит именно ту цитату Чернова, где тот «опровергает» тезис о том, что между новым расколом на шовинизм и интернационализм и старым, довоенным (т. е. до первой мировой войны) расколом на оппортунизм и революционный марксизм есть преемственность – причём г-н Бунтарь никак эти слова Чернова не критикует, откуда можно сделать вывод, что он с этими словами Чернова солидаризуется. А ведь, напомню, это (т. е. тезис о той преемственности) был ленинский тезис! Единственное, что нужно уточнить, что, в силу увеличения слоя рабочей аристократии в империалистических нациях, старое оппортунистическое направление при переходе в свою новую фазу в 1914 г. скачком расширилось, а, соответственно, революционное – скачком сузилось (многие бывшие революционеры превратились в шовинистов), что и дало повод для мелкобуржуазной лжи Чернова, что-де «никакой преемственности нет».
МЫ ВИДИМ, ЧТО ТЕ, КТО УПРЕКАЮТ СТОРОННИКОВ ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В «ОТХОДЕ ОТ МАРКСИЗМА», В «ЭСЕРОВЩИНЕ», САМИ ЖЕ ПОДМЕНИЛИ МАРКСИЗМ ЭСЕРОВЩИНОЙ, ИЗВРАТИЛИ ЕГО. Как тут не вспомнить слова из Корана:

«Вы [правоверные мусульмане] всё ещё надеетесь, что они [иудеи] поверят в вашу религию, несмотря на то, что часть из них (иудейские раввины) слышали повеление Аллаха (Тору), а потом изменяли его намеренно, после того как они понимали его?» [Аль-Бакарах: 75]

Да, надеяться на то, что «раввины марксистского прихода», подменившие марксизм реакционными идеями всяких черновых и т. п., поймут исламскую революцию, действительно, было бы наивно.

«Разве они [иудейские раввины] не знают, что Аллах знает и то, что они скрывают, и то, что они раскрывают?» [Аль-Бакарах: 77]

Разве «марксисты» не знают, что объективные законы развития общества невозможно отменить, сколько бы они ни скрывали то, что Ленин считал сталинскую затею с созданием СССР «в корне неверной и несвоевременной», что центр революций переносится на Восток («Дикие европейцы и цивилизованные азиаты», как писал он), сколько бы они ни скрывали ленинское учение о перерождении пролетариата развитых стран в рабочую аристократию и т. д. и т. п.?

«И среди них [иудеев] есть неграмотные, не знающие Книгу [Тору], а [полагающиеся] исключительно на полностью фальшивые легенды, и они занимаются исключительно догадками» [Аль-Бакарах: 78]

Так же и большинство тех, кто называют себя «левыми», «коммунистами», «марксистами» подменяют марксизм-ленинизм полностью фальшивыми легендами о «социализме в СССР» и «Великой Отечественной войне советского народа»; с другой стороны, как ранний ислам критиковал современных ему иудеев, но в то же время признавал Тору, ранний, революционный иудаизм, опирался на него, так же и мы: мы порываем с «марксистами» (как раз за предательство ими первоначального революционного марксизма-ленинизма), но при этом опираемся на учение Маркса-Ленина.

«Горе тем, кто пишет Книгу своими собственными руками и говорит: «Это – от Аллаха»…» [Аль-Бакарах: 79]

Горе тем, кто подменяет марксизм, являющийся ОБЪЕКТИВНЫМ отражением исторических законов общества, своими собственными НЕобъективными идеями, волей своего класса – класса, стоящего на пути закономерного процесса развития общества; горе – потому что они этим процессом будут, в конце концов, сметены, ибо воля отдельного класса (а именно – империалистической рабочей аристократии) не может воспрепятствовать объективным процессам развития общества, она, эта воля – не более чем ВЫРАЖЕНИЕ(отражение, причём искажённое) этих процессов.
Вообще, та сура «Аль-Бакарах» («Корова»), из которой я привёл здесь аяты, очень актуальна и сегодня. Если говорить в двух словах, в ней речь идёт о том, что иудеи забыли строгое единобожие, которому учил их пророк Моисей (Муса), и стали поклоняться корове. Точно так же «марксисты» уже начиная с 1920-х-1930-х гг. возвели в культ корову под названием «Россия» (или, если брать шире – под названием «цивилизованный мир»).

***
Напоследок я хотел бы рассмотреть ещё один вопрос, непосредственно к теме не относящийся, но, тем не менее, очень важный. Это – женский вопрос.
Важность этого вопроса заключается в том, что сегодня один из излюбленных империалистических «козырей» в их антиисламской пропаганде – это то, что исламисты, якобы, выступают за угнетение женщин. По ТВ показывают зловещие кадры, как бородатые мужчины в афганской одежде (якобы, талибы) избивают палками укутанных с ног до головы в паранджу женщин. Этот «козырь» служит удобным оправданием грабительской колониальной политики империалистов, удушения ими исламской революции – мол, «мы спасаем женщин». Уже не раз упоминаемый мною ранее французский исламо-марксист Юсеф Жирар (YoussefGirard) метко назвалэтот «козырь», это оправдание «феминистским алиби колониализма».
Так что этот вопрос нужно разобрать.
Разберём аяты Корана, которые дают империалистам повод говорить о «несправедливости», «угнетении», «дискриминации» по отношению к женщинам в исламе, а, с другой стороны, трактуются традиционным, извращённым «исламом» (сросшимся сегодня с империализмом) как оправдание для действительно несправедливого, угнетательского отношения к женщинам.

«Мужчины – защитники и содержатели [поддерживающие] женщин, потому что Аллах сделал одних из них [одних из людей, т. е. мужчин] превосходящими других, и потому что они тратят (на их поддержку) из своих средств. Следовательно, добродетельные женщины – глубоко послушны, и оберегают в отсутствие своих мужей то, что Аллах приказывает им оберегать [т. е. свою честь и т. п.]. Что касается тех женщин, с чьей стороны ты видишь неповиновение, сначала сделай им замечание, потом откажись делить с ними постель, и, в последнюю очередь, побей её (слегка), но если они вернуться к повиновению, не допекай их никоим образом: несомненно, Аллах – наивысший, величайший» [Ан-Ниса: 34]

«И не желай того, в чём Аллах сделал одних из вас превосходящими других. Мужчинам предоставлено то, что они заработали, (и, подобным образом) женщинам предоставлено то, что они заработали» [Ан-Ниса: 32]

На первый взгляд, может показаться, что такие идеи недалеки от взглядов мужских шовинистов, взглядов патриотично-патриархальных представителей мужской части рабочей аристократии империалистических наций. Но давайте вдумаемся в контекст.
Что представляла собой экономика Аравийского полуострова во времена пророка Мухаммеда? В силу того, что эта местность представляла собой, в основном, пустыню, и земледелие было зачастую невозможно, основным занятием там была торговля. Аравия находилась на пересечении торговых путей между различными странами, и аравийцы, по-видимому, занимались торговлей между этими странами, ходили в дальние переходы с караванами верблюдов. Естественно, в силу того, что это занятие было очень опасное (грабежи были частью этой торговли, что и было одной из причин революции Мухаммеда, положившей конец этим грабежам, о чём пишет М. Н. Рой в работе «Историческая роль Ислама»), и для этого занятия была необходима немалая физическая сила, занимались им, очевидно, исключительно мужчины, а женщины, очевидно, занимались домашним хозяйством. Очевидно, в силу общения с другими народами, наблюдений за окружающим миром и т. п. в ходе этих путешествий, кругозор, знание об окружающем мире у мужчин были намного больше, чем у ограниченных домашним очагом женщин. Т. е., мужчины по отношению к женщинам представляли, по сути, то же самое, что рабочие по отношению к крестьянам в России 100 лет назад – они были более передовые, сознательные. И, как неверно было бы видеть «несправедливость» в том, что марксизм считал рабочий класс вождём для крестьян 100 лет назад, так неверно видеть «несправедливость» и в том, что ислам считал мужчин вождём для женщин. Тот, кто сознательнее, должен быть вождём для тех, кто менее сознателен, а кричать о том, что «это несправедливо!», на руку тем, кто хочет укоренить в народе дикость, невежество, старые порядки. К примеру, если не будет подчинения ученика учителю, ученик просто-напросто не поймёт науку.
С другой стороны, необходимо учесть, что речь в этих аятах, разумеется, идёт о подчинении женщин не мужчинам ВООБЩЕ, а именно мужчинам-МУСУЛЬМАНАМ, СОЗНАТЕЛЬНЫМ мужчинам, но, конечно же, ни в коем случае не мужчинам-кафирам, идолопоклонникам (обратите внимание на концовку первого из приведённых выше аятов: «несомненно, Аллах – наивысший, величайший» - Аллах, а не муж!). Упоминаемый выше суданский исламский мыслитель Хасан ат-Тураби в своей работе «О положении женщин в исламе и исламском обществе» (1973 г.) [http://www.zawaj.com/articles/women_turabi.html] приводит много фактов о том, с каким жестоким сопротивлением со стороны отцов, мужей, братьев и других мужчин-идолопоклонников сталкивались первые женщины, принявшие ислам – их и били, и даже убивали. Другой исламский мыслитель, пакистанец Абул Ала Аль-Маудуди, основатель партии «Джамаат-и-ислами», запрещённой в России как якобы «экстремистская», как я уже упоминал несколько лет назад, писал, что, хотя мусульманская женщина и должна подчиняться отцу или мужу, но если их требования противоречат исламу, она обязана отказаться подчиняться НАОТРЕЗ [AbulAlaMaududi. GUIDELINES FOR ISLAMIC WORKERS. РазделAdvice to Women” http://web.youngmuslims.ca/online_library/index.htm ].
Т. е., подчинение женщин мужчинам в исламе (причём подчинение в БЛАГИХ ДЕЛАХ) ни в коем случае нельзя сравнивать с высокомерием современных мужчин из империалистической рабочей аристократии, которые, как правило, сами пьянствуют, развратничают, к наукам интереса не проявляют, но которые требуют от женщин подчинения их барским прихотям (а не подчинения в благих делах), и считают женщин «курицами», хотя сами зачастую интеллектом не блещут. Возмутительно, что этот мужской шовинизм, требование целомудрия только от женщин (причём, разумеется, только от СВОИХ женщин, но не от чужих), но не от себя (при том, что в отношении себя, своего пола целомудрие рассматривается этими мужчинами как признак слабости, как отсутствие мужества, а не как добродетель), зачастую прикрывается различными необоснованными «ссылками» на ислам («а вот в исламе…»), хотя в исламе наказание за сексуальную связь до брака и за супружескую измену АБСОЛЮТНО ОДИНАКОВОЕ и для мужчин, и для женщин (здесь нужно оговориться. Конечно, среди случаев внебрачного секса есть иногда и примеры настоящей любви, но это всё-таки ИСКЛЮЧЕНИЯ, что верно подчёркивал Ленин в той дискуссии о свободе любви, империалисты же специально выпячивают эти исключительные случаи, чтобы протащить свою идеологию «свободной любви», т. е., фактически, разврата). Вообще, как верно подмечает Тураби, подавляющее большинство аятов Корана в равной мере обращены и к мужчинам и к женщинам.
Могут возразить: «А как же многожёнство в исламе? Ведь нет же там многомужия!».
Но, как верно подмечает Тан Малака в «Мадилоге», это было обусловлено конкретно-историческими условиями, существовавшими в то время в Аравии. Аравия в период перед пророком Мухаммедом была ареной постоянных кровавых междоусобиц, в которых постоянно гибли мужчины, и в обществе существовал очень сильный дисбаланс в количестве мужчин и женщин – женщин было намного больше, чем мужчин, и их зачастую из-за этого, как «лишние рты», просто убивали. Считалось, что женщине крупно повезло, если она становилась третьей женой у зажиточного мужчины, если не десятой. Так что, ограничение разрешённого количества жён четырьмя в исламе было даже понижением по сравнению с предыдущей эпохой, эпохой варварства, «джахилийя».
Вернёмся к тем аятам. Что же, спрашивается, насчёт слов о битье жены за неповиновение – слов, за которые так любят цепляться империалистические «защитники женщин»? Во-первых, нужно обратить внимание на то, что это упоминается как ПОСЛЕДНЕЕ средство, после того, как не помогло словесное убеждение и отказ делить с ней постель. Во-вторых, нужно учесть, что ДО ислама с женщинами, как упоминалось выше, вообще не церемонились – их запросто могли убить. Тут можно вспомнить слова Ленина: «о деятеле судят не потому, что он не дал по сравнению с современной эпохой, а потому, что он дал по сравнению с тем, что было до него». А дал пророк Мухаммед, как мы видим, очень много – и в данном вопросе тоже.
Возникает вопрос: применим ли этот (первый из приведённых выше) аят сегодня, и если применим, то в какой мере?
И сегодня, о чём я уже писал (см., хотя бы, мою рецензию к работе американского лениниста L. B. «Некоторые предварительные мысли о современной классовой структуре», 2009 г.), женщин в чём-то можно сравнить с крестьянами, в том плане, что, как крестьянин ограничен своей деревней, так же и женщина ограничена мелкими заботами, отсюда – типичные для большинства женщин предрассудки. Хоть капитализм и создаёт почву для раскрепощения женщин, но, тем не менее, женщины по-прежнему остаются закрепощёнными, но только в новой форме – под маской «свободы» женщин. Буржуазная «свобода» женщин, о которой любят покричать капиталисты и их феминистские подпевалы (как я уже писал выше, феминизм переродился из революционного в контрреволюционное движение) – это не свобода от предрассудков, не свобода всестороннего умственного развития и т. п., а «свобода» продавать свою привлекательность буржуазным мужчинам, «свобода» эксплуатировать эту привлекательность в целях класса капиталистов, «свобода» быть представительницами этих капиталистов в качестве красивого «фантика» (и в качестве жён капиталистов, и в рекламе, и в качестве секретарш, представительниц компаний, посольств, телеведущих и т. д. и т. п. – примеров этого мы на каждом шагу видим уйму), «свобода» от серьёзности в воспитании подрастающего поколения и т. д.
Т. е., и сегодня мы можем сказать, что, являясь, с одной стороны, врагами патриархальщины и мужского шовинизма, барских замашек по отношению к женщинам, мы, в то же время, являемся врагами такой «свободы» в вышеупомянутом смысле. Т. е., и сегодня этот аят во многом верен. Конечно, битьё женщин – это самая крайняя мера. Но, с другой стороны, идти на поводу у женских предрассудков, как навязывает буржуазия под предлогом «уважения к женщинам» (к примеру – сводить отношения в период знакомства к походам в кино и кафе, дарению цветов и увеселению девушки, вместо серьёзного революционного общения, поднимающего уровень сознательности девушки), означает идти на поводу у буржуазии, ибо именно от реакционных классов, от мужчин из этих классов, в конечном итоге, исходят женские предрассудки, что подмечали в своё время и русские революционные демократы, тот же Писарев.
Что касается второго из приведённых выше аятов. Конечно, этот аят неверно было бы опошлять до уровня позиции мужчин из среднего класса империалистических наций: «раз я больше зарабатываю, то ты должна меня слушаться». Разумеется, нужно учитывать то, что немалый кусочек «заработка» этих мужчин фактически получается ими из сверхприбылей от колониальных грабежей, т. е., по сути – от ростовщичества, что запрещено исламом. Правильнее толковать это в том смысле, в каком толкует его ан-Набхани в работе «Социальная система в исламе», посвящённой отношениям полов: капиталисты, под предлогом «равенства полов», навязывают женщинам стремление зарабатывать наравне с мужчинами, стремление сделать карьеру в ущерб заботе о воспитании подрастающего поколения, навязывают стремление «жить одним днём», не думая о будущем, об ахырате – «после нас хоть потоп» (см. выше). Такая точка зрения буржуазного феминизма – точка зрения непролетарская, мальтузианская, упадочническая. Мы же, пролетарии, должны воспитывать новое поколение бойцов, уделяя этому особое внимание, и пролетарские женщины должны пролетарским мужчинам оказывать в этом помощь, а не пытаться доказывать мужчинам «мы вас круче!». В этом смысле этот аят и сегодня актуален.
В связи со всем, сказанным выше по этому вопросу, я хотел бы вспомнить один момент из произведения русского революционного демократа 19-го века Герцена «Былое и думы». Описывая свои наблюдения за жизнью в Западной Европе (в частности, в Англии), он пишет о 3 типах женщин в западноевропейском буржуазном обществе. К сожалению, я сейчас дословно не могу процитировать то место, поскольку читал его много лет назад, так что прошу меня извинить, если в чём-то буду неточен. 1-й тип – женщины «традиционных» взглядов, ограниченные домашним очагом и во всём послушные мужу. Этот тип достался в наследство от феодализма. 2-й тип – женщины-развратницы, обольстительницы мужчин и т. п. – «женщины лёгкого поведения», как их сейчас принято называть. Этот тип является порождением уже новейшей (для Герцена), капиталистической, эпохи. И, наконец, 3-й тип, который при Герцене только-только появлялся – тип деловитой, самостоятельной, независимо мыслящей женщины. Герцен пишет о том, что буржуазные мужчины ничего не имеют против женщин первых двух типов (в отношении 2-го типа – главное, чтоб это была не жена и не дочь этого буржуазного мужчины), зато 3-й тип им ненавистен, против этого они подымают бурю негодования.
Со времён Герцена в развитых странах произошли кое-какие изменения – они вступили в стадию империализма, классовые противоречия стали «экспортироваться» в угнетённые страны, и поэтому тот 3-й, фактически пролетарский, тип женщины здесь не столько ширился и развивался в прогрессивном направлении, сколько вырождался в тип деляческой «бизнес-леди», карьеристки и сближался с первыми двумя типами.
С другой стороны, с пролетаризацией масс населения в мусульманских странах этот, пролетарский, тип возродился и стал шириться именно здесь. Поскольку этот тип является диалектическим отрицанием царящих при капитализме того 2-го типа («женщин лёгкого поведения») и того, во что выродился в империалистических нациях 3-й тип («бизнес-леди»), это даёт повод империалистам изображать дело так, что это – 1-й тип, тип женщины «традиционных» взглядов, ограниченной домашним очагом (подобно тому, как империалисты путают революционный исламизм с традиционным патриархальным «исламом», противостоящим науке и современности), даёт повод империалистам вопить о «закрепощённости», «закобыленности» женщин в исламе. Но империалисты сами же себя опровергают, когда возмущаются тем, что женщины-мусульманки помогают мужчинам-мусульманам в вооружённой антиимпериалистической борьбе, а порой и наравне с ними в ней участвуют (вспомним, как лет 7 назад Медведев, будучи президентом, издал указ, приравнивающий жён исламских «террористов» к «террористкам» и, брызгая слюною, гневно заявил: «если варит суп террористу – значит, помогает террористам» - как видим, описанная Герценом ненависть буржуазных мужчин к пролетарским женщинам никуда не делась). Кстати и ат-Тураби в той своей работе на примерах раннего ислама показывает, что, хоть женщин, в отличие от мужчин, ислам и не обязывает участвовать в вооружённом джихаде, однако, и не запрещает им этого. И многие женщины-мусульманки, действительно, активно помогали мужчинам-мусульманам на поле боя – на том поприще, которое «эмансипированные» европейцы считают «чисто мужским»!
И напоследок разберём ещё один момент из той работы ан-Набхани. Ан-Набхани пишет, что, хоть ислам и считает первостепенным делом для женщины заботу о семье, о детях, он не запрещает ей работать по найму (кстати, как я уже писал, по найму не запрещали женщинам работать и талибы, которых буржуазная пропаганда изображает такими «деспотами» и «женоненавистниками»). Что же в отношении управления государством? Ан-Набхани цитирует один из хадисов, в котором говорится, что, когда пророк Мухаммед узнал, что главой Персии (насколько я помню) стала женщина, сказал: «Это государство успеха не достигнет» (цитирую не дословно). Набхани делает отсюда вывод, что женщина не может быть главой Халифата. С другой стороны, пишет ан-Набхани, женщина может быть депутатом меджлиса (парламента), ибо меджлис – орган совещательный, последнее же слово всегда за халифом (кстати, ат-Тураби в вышеупомянутой работе по женскому вопросу приводит факт из истории раннего Халифата, как одна женщина возразила халифу (Абу Бекру, насколько я помню), что он поступает не так, как говорит Аллах, и он вынужден был с ней согласиться, отменив своё решение).
Является ли дискриминацией женщин то обстоятельство, что женщина не может быть халифом? Конечно, мы – не идолопоклонники, мы –материалисты, и знаем, что пророк Мухаммед – это не бог, и он тоже мог иногда ошибаться. Другими словами, неверно было бы считать, что, раз что-то было сказано пророком Мухаммедом, то это непременно исходило «от Аллаха», т. е. носило объективный характер, характер объективной истины – считать так противоречило бы самому исламу, было бы уклоном в брахманизм, рассматривающий Веды как священное писание.
Но, тем не менее, как я уже писал, пророк Мухаммед для нас, как и Маркс, как и Ленин – это АВТОРИТЕТ, и, прежде чем утверждать «пророк Мухаммед был неправ», мы должны сто раз подумать.
Действительно. Много ли мы знаем женщин, которые были вождями пролетарских революций (в частности, проводимых под знаменем марксизма), руководителями пролетарских государств в современную эпоху? Мы знаем немало женщин, игравших важную роль, сродни вышеупомянутым женщинам-депутатам меджлиса – та же Роза Люксембург, к примеру. Но женщин, которые были бы вождями пролетарских революций, руководителями пролетарских государств в современную эпоху, мы не знаем ни одной.
Какие отсюда можно сделать выводы?
Либо пророк Мухаммед был прав, либо, если у него и присутствовал в данном вопросе уклон в мужской шовинизм, то, во всяком случае, не больше, чем у марксистов.
С другой стороны, нужно учесть и то, что Халифат – государство крупное. Теоретически можно предположить, что у какой-то женщины могут оказаться способности настолько незаурядные (умение мыслить в мировых масштабах), что она сможет успешно управлять таким государством. Но это теоретически, а что же на практике? Мы видим, что в таком крупном государстве как США ни разу ещё за 200 с лишним лет его существования президентом не была женщина (может, и будет впервые в этом году). В той же России после Екатерины II (т. е. примерно за тот же период) главой государства женщина тоже не была. Не подтверждает ли это правоту пророка Мухаммеда?
Могут возразить: а как же Германия, а как же Англия (Тэтчер)? Но ведь это – достаточно мелкие государства, их сравнить с халифатом нельзя.
С другой стороны, депутатом меджлиса женщина по шариату, как мы уже сказали, может быть. И в этом, мы видим, ислам согласуется с ленинизмом – «каждая кухарка должна уметь управлять государством» (кстати, Аль Маудуди в том своём обращении к женщинам подчёркивает, что им необходимо изучать не только Коран, но и хадисы, и фикх (исламское право)).
Под конец я хотел бы вспомнить слова Данлади Адаму Мухаммеда, что буржуазные СМИ выпячивают отдельные случаи «угнетения» женщин шариатским правом, но умалчивают о многочисленных случаях угнетения мусульманских женщин буржуазным правом – о репрессиях мусульманских активисток, нарушениях их правв тюрьмах и т. д. Также здесь можно вспомнить о нарушении во многих странах, как мусульманских, так и европейских, права мусульманок на ношение одежды, соответствующей нормам ислама (даже в якобы «свободной» Франции, где, как шутят правозащитники, «вам гарантируется свобода вероисповедания, если вы – не женщина и ваша религия – не ислам» - где в последние годы даже дошло до маразма, что школьниц ОБЯЗЫВАЮТ одевать мини-юбки).

3 июня 2016 г.
А. Г.




Рубрика произведения: Разное -> Политика
Ключевые слова: ислам, марксизм-ленинизм, империализм,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 69
Опубликовано: 12.07.2016 в 07:25
© Copyright: Александр Гачикус
Просмотреть профиль автора






1