"Эрлов. Кольца жизни" Книга третья


"Эрлов. Кольца жизни" Книга третья

А.А. Томин
Эрлов. Кольца жизни.
Книга третья.

Часть 1.

Жизнь человека не имеет ни начала, ни конца, она длится вечно! Всего лишь секунда человеческой жизни длится вечно! В этом может убедиться любой! Ему нужно только подумать о каком-то принадлежащем его жизни мгновении, и он увидит, что оно никогда не прекращается!

Сны.

Кручение колёс автобуса несло ограниченную его салоном единицу мира сквозь него же: "Как такое может быть?" - подумал Георгий. "Движение порождает мысли, выходит они изменяют положение тел во времени и пространстве, и что же, получается, в этом и есть смысл перемещений? Ерунда какая-то!" - прекратил внутренние изыскания правды о себе Георгий, переключив внимание на то, о чём говорили его друзья.

- Жизнь бесценна, или у неё нет цены, или всё же она стоит что-то? - Никита предлагал вариант за вариантом определение меры тому, о чём ровным счётом ничего не знал.
- Человек ничего не стоит, а вот жизнь для него имеет цену, для каждого она разная, - указал Георгий на то, что жизнь для человека покупается. Промелькнувшая недавно в его голове мысль вдруг стала понятной.
- Кто определяет цену? - Александр не стал спорить с этим, а лишь спросил о существовании того, кто ставит условия.
- Не знаю. Кто-то - это делает, за всё надо платить, но цена всё-таки не определяется, а назначается, - Георгий не сомневался в том, что для него было приобретено право нахождения на Земле.
- В чём разница? - спросила Вера.
- В назначении - смысл, а в определении - разъяснение смысла, кто главнее - автор или критик, что важнее - роль или объяснение роли? - говоря это, Георгий отчётливо понял, что сумму трат на появление носителя жизни нельзя узнать до тех пор, пока не придёт время отдавать долги
- Жестоко. Получается, что переживания человека также не имеют никакой ценности, - сделала вывод Вера.
- Напротив имеют, их стоимость имеет эквиваленты в денежных знаках - это уже бизнес, - поправил её Георгий.
- Чувства людей беззащитны, до них можно добраться без приложения изощрённых усилий, для этого даже не нужно особых знаний, необходимы лишь технические средства, небольшая группа людей способна управлять, в случае надобности, целым миром, - стал излагать своё понимание вопроса Александр. То, о чём он говорил использовали для достижения своих целей все существовавшие когда-либо цивилизации, что касается современной культуры взаимодействия людей, то в ней особенным образом ничего не изменилось - из двоих человек ведущих между собой диалог, двое - манипуляторы.

* * *

- Сегодня у меня было необычно ясное, по-детски наивное сновидение, - начал Георгий свой рассказ, - поднимаюсь я в солнечный, летний день по длинной лестнице, она идёт от моря и ведёт на гору, а навстречу мне спускаются два человека в ярко-белых одеждах - это знакомые, очень богатые мужчина и женщина, они подходят ко мне, улыбаются и просят об одолжении принять от них в пользование дорогой автомобиль БМВ, я удивился такому предложению, последовало объяснение, что - это связано с их отъездом за границу, я согласился помочь приятным людям, мы пришли к нотариусу, чтобы тот оформил доверенность на машину, оставив его заниматься оформлением бумаг, мы с мужчиной вышли на улицу, там была автостоянка, неожиданно мой даритель вспомнил, что ему нужно что-то сказать жене, оставшейся у юриста, и он покинул меня, в этот момент подул холодный ветер.

На мне была рубашка с коротким рукавом, чтобы не мёрзнуть я решил двигаться: и вот я уже спускаюсь по крутому склону к реке, я быстро согрелся, меня больше не беспокоила низкая температура воздуха, я знал место к которому шёл, там должен был быть мост, но его там не оказалось, я повернулся и пошёл обратно и уже поднялся на середину склона, как слева кто-то окликнул меня - это были три красивых, молодых девушки, они сидели на траве в лёгких платьицах и звали меня, я присел рядом с ними, мы стали говорить, мне хотелось с ними быть, но я понимал, что мне нужно идти, я ушёл от них и продолжил свой подъём на крутой склон, пройдя немного, я столкнулся с известным мне предпринимателем, он рассказал о том, что у него много проблем в бизнесе и спросил моего совета, я стал с ним разговаривать и вдруг понял, что у меня своих забот хватает, я побежал изо всех сил к вершине крутого склона и вскоре оказался на ровной, свободной от построек, площадке, к ней подходили четыре дороги.

По той, которая подходила к широкой площади справа, шли две женщины, похожие на цыганок, одна из них крикнула: "Эй, дорогой, давай погадаю, я расскажу всю твою судьбу!"

Мне стало понятно, что я ушёл слишком далеко от места, где должен был получить дар, я побежал по дороге, шедшей прямо, когда я оказался на стоянке автомобилей, то увидел там наш автобус и сразу догадался о смысле происходящего: не надо ни на что отвлекаться, нужно научиться ждать, нужно верить в то, что дано!

В этом простом сне всё же было несколько сложных символичных моментов: лестница из моей юности, она вела к моей первой девушке; отсутствие моста через реку, на противоположном берегу которой находился дом моего детства; четыре дороги, отходящие от центральной площади городка, в котором я долгое время жил; и наконец - та дорога, по которой я ушёл навсегда из родительского дома.

- Но всё было сделано правильно! - сказала Вера.
- Не надо ни о чём жалеть в своей жизни, и не нужно возвращаться к тому, чего уже нет, - согласился с ней Георгий.
- У того знакомого предпринимателя в самом деле были проблемы? - спросил Александр.
- Не знаю, он мне просто приснился, - сказал Георгий.
- А, если бы ему помощь была нужна, то помог бы ему, Гера? - Никите было интересно не то, что помог бы или нет Георгий нуждающемуся в помощи, а то как он ответит на коварный вопрос. Ухмылка мужчины указывала на двойственность, содержащуюся в его намерениях узнать истину.

* * *

- Когда кто-то говорит: своих проблем хватает, не до этого мне, - про этого человека могут сказать, что он эгоист и думает только о себе. Так - это или нет? - предложил Георгий друзьям высказать мнение о часто возникающих обидах между людьми из-за того, что одни не хотят помогать другим.
- Особенно эгоисты - это мужчины, - сказала Вера.
- Всё наоборот, женщины - эгоистки, - возразил ей Никита.
- Если друзья перестанут помогать друг другу, если дети не будут заботится о своих старых родителях, если между мужьями и жёнами не будет взаимопонимания, то к чему придёт человеческое общество! Конечно, люди, озабоченные только собственным благополучием, не заслуживают уважения, - Александр выразил эмоционально своё отношение к единоличникам.
- Ты сказал: "только". Что - это значит? - Георгий затронул непростой вопрос, на самом деле практически любой человек вынужден каждый день отвечать на него, да ещё и не по одному разу.
- То и значит, что думать нужно не только о себе, - раздражённость появившаяся в голосе Александра указывала на то, что его чувства были потревожены неприятной темой.
- Получается, что о себе думать всё же можно, но в первую или во вторую очередь - это пока нам неизвестно, - дал ход коллективным рассуждениям Георгий.
- Большинство хотят, чтобы думали прежде всего о них, вот они и есть самые настоящие эгоисты, если человек о себе не позаботится, то как он о других-то сможет позаботиться, - с горячей убеждённостью озвучила свою мысль Вера.
- Я же говорю: себялюбие женщин лежит в основе их замыслов, согласно которым они строят свою жизнь, - Никита обрадовался открывшейся возможности разоблачения Веры.
- А что в этом плохого? - спросил Георгий.
- Плохого, если разобраться, там ничего нет, но если хорошее достигается за счёт благополучия другого, то - это плохо, - Александр был категоричен в выражении своего мнения.
- А когда было по-другому? Сам же говоришь - закон сохранения энергии, вот её митохондрии и накапливает, и сохраняет энергию за счёт тебя, ты для неё - углевод, кислород и жир, - живо отреагировал на высказывание друга Никита.
- Да почему - это опять за счёт меня-то идёт накопление, и про кого ты вообще говоришь? - Александр начал терять контроль над своими чувствами.
- Это я так для примера, ты тут не причём, - успокоил его Никита.

В салоне автобуса наступила тишина, некоторое время её никто не хотел нарушать, разговор о простом и повседневном оказался настоящим испытанием для дружбы находящихся в нём людей, он поставил под угрозу само существование этого состояния.

* * *

- Если насущные вопросы не могут найти ответов, то как отвечать на сложные вопросы человеческих желаний и страстей! Известно то, что представляет из себя центр Земли, известно то, что происходит на дне морей и океанов, известно, как устроены далёкие галактики, понимание и знание этих процессов позволили исследователям вывести незыблемые правила и законы об устройстве вселенной: она такая, какая есть - другой быть не может! Мы тоже такие какие есть, надо принять - это, - высказывание Георгия ещё больше раззадорило спорящих людей.
- Почему не может, четыреста лет назад люди думали, что Земля плоская, - сказал Никита. Представить, что так оно и было теперь трудно, но именно так оно и было.
- И покоилась на четырёх красивых слонах, которые стояли на черепахе, - вспомнила Вера о совсем недавних представлениях людей о вселенной.
- Если законы для всего одни, то как, что-то может быть не так, а по-другому! - обратился к товарищам Александр.
- У нас четыре разных мнения по одному банальному вопросу. Попробуем ещё раз, спрошу о том же самом, но по-другому: если к одному голодному, у которого есть яблоко, подошёл другой голодный и попросил отдать ему половину яблока, то, что должен сделать первый? - предложил Георгий по-новому посмотреть на волнующий разум и дух любого человека вопрос.
- Мы планеты! - дал оригинальный ответ Никита.
- Или вселенные, - поддержала мыслительное начинание Вера.
- Всё зависит от ситуации, - согласился на звание планеты или вселенной Александр.
- Точно! Всё что есть в человеке - для его блага. В нём нет ни плохого, ни хорошего, плохих людей не бывает, бывают плохие поступки, в человеке же есть желание жизни, испытания её, а это и есть главная милость Природы, поэтому он её бережёт, защищает её, для этого в нём одновременно находятся тысячи и тысячи мнений, и все они на самом деле правильные, но для определённых ситуаций, в которых он путается, поэтому права на осуждение чужого мнения нет ни у кого, если кому-то кажется, что кто-то поступает несообразно ситуации, то это значит - возникло желание распространить свою власть на чужие умы и поступки, - подвёл итог рассуждений Георгий.
- Наконец-то я услышал добрые слова о знаниях! - обрадовался Никита.
- Да, полностью согласен, без них никуда, - сказал Георгий.
- Уважение к дающим их в обществе нет, - не поддержал энтузиазм Александр.
- А может быть нет уважения к себе у самих носителей грамотности, в противном случае они бы делали то, что им положено, - выдвинул предположение Никита.
- Это ты хорошо подметил - тот, кто знает, несёт ответственность, - похвалил друга Георгий.
- Вот - это и есть призвание, то о чём ты спрашивал, Никита, - Вере понравились искренние переживания Никиты, в них была энергия.

* * *

- Мне тоже сегодня сон приснился, - сказал Александр.
- Да? А ну-ка рассказывай, что тебе, там снится! - потребовала Вера правды о грёзах Александра.
- Вы разве сегодня спали? - Никита выразил сомнение в правдивости сказанного Александром.
- Мы-то спали, а вот, ты, шпион, не спал и всю ночь подслушивал, - воспользовалась Вера возможностью уличить Никиту в неприличном поступке.
- Ай, я, яй, Никита, как тебе не стыдно? - пожурил его Александр.
- Это вы мне спать не давали! - напрасные наговоры возмутили Никиту.
- Так о чём был твой сон? - вопрос Георгия вернул Александра к его мысли.
- Я думаю, что снам не следует придавать такое большое значение, мне кажется, что - это всего лишь недоразвитые мысли, умственный мусор одним словом, - сказал Александр.
- Помойка, - подсказал сравнительное слово Никита.
- Да, типа того. Посмотрел человек фильм ужасов - ему сон снится страшный, но - это же ни о чём не говорит, ни на что не указывает!
Этой ночью, к примеру, мне привиделось, как наяву, что я на приманку ловил большую рыбу, когда она клюнула, леса с силой натянулась, обвила мне руку и сначала сильно, до боли сжала её ладонь, а потом в ней возникло непреодолимое движение, которое стало тащить меня в омут - это напугало меня, потому что моих физических возможностей не хватало для того, чтобы противостоять воле холоднокровного животного покрытого чешуёй и дышащего жабрами, во время нашей с ним борьбы его хребет несколько раз появлялся над поверхностью водоёма - это была огромная, сияющая серебряным светом рыбина!

Стало понятно, что, если не будут предприняты срочные действия, то она столкнёт меня с края берега в воду, а затем уволокёт на глубину, поэтому я сбросил с руки капроновую нить, её витки тут же распрямились в подобие струны, в которой тут же возникло значительное натяжение - такое, что казалось на ней можно было играть, - как бы не относился Александр к своему сну, было видно, что содержание, увиденного в нём, вызывает в мужчине сильные переживания.

- Тебе не показалось, играют только на натянутых струнах, - сделал замечание Никита.
- Слушайте, слушайте, что дальше было, - в голосе Александра появилась сухость, он несколько раз кашлянул.
- Сушняк душит после вчерашнего? - добродушно посмеялся над товарищем Никита.
- Так вот, я побежал за помощью, и нашёл её! Знаете, где, поняли? - Александр улыбнулся, сделал паузу, ему хотелось, чтобы кто-нибудь догадался, о том, что произошло дальше в его сне.
- Не знаю, - сказала Вера тихим голосом.
- Это же просто! И в этом есть моё первое доказательство бессмысленности снов и отсутствия в них всякой значимости. Так вот, ещё раз: откуда не возьмись, чудесным образом мне навстречу шёл Георгий Андреевич, узнав, что произошло, наш директор бросился к тому месту, где были закреплены рыболовные снасти, - эмоциональное восклицание прервало повествование.
- Вот смелый, решительный человек! - Вера не смогла сдержать своего внутреннего порыва.
- Не в этом дело, Вера, просто он для меня и во сне остаётся директором, которому по статусу и положено решать сложные вопросы, вот поэтому я и побежал за помощью именно к нему, и ничего в этом удивительного нет.

То, что произошло дальше - является моим вторым доказательством того, что сны - это всего лишь инерция неостывшего от работы сознания, и поэтому их нужно выметать из своей памяти, как отбросы интеллектуального производства.

За день до этого я видел лежащую на дороге, сбитую машиной, чёрную ворону, одно из её крыльев было не расправлено, а другое, расправленное, безжизненно застыло в последнем взмахе пернатого существа. Увиденному я не придал никакого значения и вскоре забыл о погибшей под колёсами автомобиля всеядной птице, - Александр всё больше и больше входил в создаваемый им образ разоблачителя мифов о потустороннем мире, в который человек попадает во сне.

- Ты расскажи лучше, как Георгий Андреевич рыбу вытащил вместо тебя, - Вере не терпелось узнать подробности поимки водного обитателя.
- Всё было так: лишь только рука бесстрашного директора коснулась до шедшего под углом к поверхности воды белого шнура, он тут же ослаб, наш смельчак на которого мы все, как и Вера равняемся, потянул лесу на себя, сначала она поддалась ему - сопротивление в ней было слабым, но уже через мгновение нить резко, со звоном натянулась, но Георгий Андреевич был готов к этому! Я приготовился к наблюдению за схваткой двух сил, - Александр поддался соблазну экспрессивности и начал излагать произошедшее в его сне выразительно, используя эпитеты и сравнения.
- Наблюдать! Нет бы помог человеку, - хмыкнула Вера.
- Руки нашего директора сделали резкое движение в сторону, противоположную рывку рыбы, на некоторое время возникшее расположение фигур и линий замерло, затем произошло неожиданное - капроновая нить провисла, мой друг Георгий стал вытягивать её на берег метр за метром, виток за витком пока не добрался до конца лесы, после этого он развернулся ко мне и сказал: "Вот твой улов, Саша, пользуйся!" - на крючке раскачивалась из стороны в сторону чёрная дохлая птица с торчащим в сторону крылом.

Такой вот сон. Смысла я в нём никакого не вижу, то, что образ раздавленной вороны оказался там, как раз и указывает на то, насколько примитивно человеческое сознание, вбирающее в себя абсолютно всю информацию, воспринимаемую и получаемую посредством органов чувств, а затем старающееся классифицировать её и придать смысл всему, что оно поглотило. Я бы сказал больше: всё - это указывает на слабость и неразвитость человеческого разума, - последовательно излагал свою точку зрения Александр.
- Правильно, и его беззащитность перед манипуляторами, - добавил Георгий к сказанному об умственных способностях людей.
- Если в период бодрствования человек может управлять своими мыслями, то во время сновидений он отдыхает, и этим пользуются части его сознания, которые как дети развлекаются, создавая безумные химеры или сладострастные фантазии, всё зависит от предшествующих сну настроений и впечатлений. В моём случае - это были: ворона, подслушанный в нашем офисе разговор Георгия с Никитой о рыбалке, наставления о том, что каждый из нас должен в случае необходимости заменить другого на работе.
- Не убедительно, Александр, ты мог поймать большую рыбу, пусть даже и во сне, но не сделал этого. Почему? - произошедшее в сновидении Александра поразило Веру, она увидела в нём предоставленный шанс достижения успеха, который не был реализован.
- Это точно! Мог! А получил дохлую ворону, - Никита так же, как и Вера не стал углубляться в сложности игр разума, и поэтому дал буквальное определение услышанному.
- Да ну вас! Простого понять не можете, зря вам рассказал этот сон! - Александр и сам начал понимать то, что данное им толкование ночного видения было излишне сложно для восприятия друзьями его внутреннего мира, непроизвольно, как он сам думал, породившего хаотические грёзы, кроме того оно и в самом деле ничего не объясняло, от этого мужчина испытал горькое чувство беспомощности.

* * *

- Замечательный сон! Спасибо Александр. Теперь я точно знаю, что и шифр, и ключ к нему находятся внутри каждого из нас, но только в разных уголках, в разных комнатах сознания, а может даже и не в сознании они находятся, но то, что код от счастья вместе со своим ключом спрятан в самом человеке - это верно, как то, что мы сидим сейчас в автобусе, везущем нас к цели сегодняшнего дня.

Ищите, и найдёте! Спасибо, огромное спасибо Александр за твой уникальный сон! - восторженное состояние Георгия было не совсем понятно его друзьям, рассказанное их товарищем не вызвало у них ровным счётом ничего столь же сильного, кроме насмешек у Никиты, и досады у Веры на Александра за то, что тот упустил большую рыбу, тем не менее, в знак солидарности с назначенным для них судьбой руководителем коммерческого проекта, вежливые улыбки на их лицах всё же появились.

"Один только вопрос Александр, ты ворону, которую я вытащил, взял или всё-таки не взял?" - интерес Георгия к такой неприятной подробности удивил всех.

- Вроде бы не взял, в тот момент, когда ты повернулся ко мне со словами: "Вот твой улов, Саша, пользуйся!" - Вера толкнула меня и сон прервался, - имевший учёную степень кандидата исторических наук Александр пришёл в полное недоумение от того, что его друзья придавали деталям сна такое важное значение.
- Повезло тебе Саня, что не успел дотронутся до сдохшей вороны, - Никита расхохотался.
- Действительно, что бы было, коснись он той птицы? - встревоженно спросила Вера.
- Мёртвая ворона снится к избавлению от соперника, - сказал Георгий.

Купаж.

Ширина и высота небольшого оштукатуренного двухэтажного здания, возле которого остановился автобус, были одинаковыми, а его длина равнялась двум ширинам строения, пропорции имели в себе добродушие. Крыльца как такового дом не имел, над входом в него был, прикреплённый к стене двускатный козырёк, покрытый зелёной черепицей из железа, она вносила дисгармонию в общий вид и контрастировала с листами серого, волнистого шифера, покрывавшего четырёхскатную крышу постройки. Конструкцию удерживали два фигурных столба, выточенных из брёвен и выкрашенных в синий цвет, их поверхность обвивали глубокие трещины, всё это и ещё жёлтые стены фасада, голубые рамы окон и покрытые суриком входные двери, выделяли административный корпус предприятия среди окружавших его унылых фигур производственных цехов, представлявших собой нагромождения бетонных блоков и плит, чьи поверхности были осыпаны чёрными пятнами гудрона, битума, заплатами из рубероида, зияющими отверстиями.

- Всё началось! За дело, теперь мы не люди - а манипуляторы людей, наша задача получить производственный результат, для нас - это финансовая выгода, свобода действий, все какие только могут быть издержки предприятия нужно постараться переложить на нашего партнёра, нужно сделать так, чтобы тот согласился с этим как бы по собственному желанию, чтобы инициатива исходила от него, тогда - это станет залогом нашего с ним долговременного и бесконфликтного сотрудничества.
- А какие у нас могут быть издержки? Нам, что могут ещё что-то заплатить свыше контракта? - спросил Александр.
- Их много - это и плата за телефон, за аренду офиса, за канцелярские товары, за непредвиденные расходы, за использование своего автомобиля, за работу, не оговорённую в контракте, много чего, что сразу не видишь, но что может потребовать денежных расходов, - перечислил Георгий возможные траты на ведение договора.
- То есть их могут нам возместить, а могут и не возместить, правильно я поняла? - сделала вывод Вера.
- Правильно. Через несколько минут узнаем, как всё будет, - Георгий глубоко вздохнул и вышел из автобуса, за ним последовали его помощники.

* * *

Высота потолков в помещениях была небольшой, они давили на внутренний настрой, уменьшали амбиции, создавали ощущение неудобства. Георгий резко остановился перед лестничным пролётом, ведущим на второй этаж и стал сосредоточенно смотреть прямо перед собой, Александр, не успев отреагировать на манёвр директора налетел на него сзади, тот устоял на ногах, не проявив при этом никаких эмоций.

- Ты чего? - шёпотом спросил Александр. Вера и Никита молча наблюдали за происходящим.
- Сейчас, всё, пошли, - Георгию потребовалось несколько секунд, чтобы поменять в себе местами одну внутреннюю личность на другую: не бывает проигранных боёв, бывают состоявшиеся сражения, впереди одно из них, - сказала личность, вставшая во главе мужчины.

Иногда Георгию казалось, что его населяет такое количество лиц, что они образуют в нём настоящее поселение, город, в котором имеются свои правила, порядки, традиции, время выработало там законы - их нарушение недопустимо, в зависимости от жизненной ситуации жителями выбирается мэр, он управляет организмом и его поступками, все его слушают и подчиняются ему, каждая личность отдаёт лучшие из своих свойств во благо своему любимому хозяину.

Движения Георгия шаг за шагом набирали стремительность, лестничные марши ввиду стеснённого пространства были короткими, их преодоление заняло несколько мгновений, за которые сознание человека успело отметить то, что внутренние поверхности здания так же, как и наружные смело разукрашены, предположительно руками штатного маляра: яркие тона покрывали розовой краской ограждение лестницы, жёлтой - стены, красно-коричневой - пол, белоснежно-белой - потолок. "Как в детском садике," - подумал мужчина.

Напротив лестничной клетки находилась дверь, ведущая в приёмную директора, она была распахнута настежь, в глубине помещения, за столом, стоявшим у окна, сидела темноволосая женщина в очках, внешность, которой указывала на то, что возраст с отметкой сорок она перешагнула лет пять назад, с её поста было хорошо видно всех входящих и уходящих со второго этажа, избежать участи обнаруженных, по понятным причинам не удалось ни Георгию, ни его друзьям: лишь только они появились в поле видимости бдительной секретарши, вооружённые увеличительными стёклами глаза начали детально изучать незнакомцев.

Не обращая никакого внимание на - это обстоятельство, Георгий уверенным шагом направился к наблюдавшей за ним женщине в очках формы панто, чем ближе он подходил к ней, тем выше она поднимала голову с обтягивающими её волосами, закреплёнными на затылке в виде пучка, когда до стола оставалось несколько метров, мужчина с удовлетворением заметил признаки беспокойства на лице хранительницы доступа к директору предприятия, порыв его энергии достиг цели, женщина встала.

- Эрлов, Эрлов Георгий Андреевич, здравствуйте! Мне нужен Константин Валерьевич, мы с ним договаривались о встрече, - первые слова всё равно, что последние, только их и помнят, а то, что между ними - это начинка, чем её больше, тем пышнее пирог, но ни его вкус, ни его толщина не имеют значения, для зрителя представляет ценность внешний вид кушанья.
- Здравствуйте, проходите, он ждёт Вас, - женщина кивнула головой в сторону двери, находившейся по левую от неё руку, рядом со входом в приёмную, при этом она неотрывно смотрела в глаза Георгия неморгающим взглядом: "Такого не может быть, я просто не замечаю её моргания," - подумал мужчина и взялся за дверную ручку, как раз в этот момент она начала медленно опускаться вниз, после чего прямоугольник створа, закрывавший проём в кабинет директора совершил вращательное движение вокруг одной из своих сторон и открыл пространство комнаты.

Невысокий худощавый мужчина в чёрном костюме, в серой рубашке, в надетом поверх неё сером джемпере ручной вязки, в чёрных зимних ботинках с загнутыми круглыми носками и в сером галстуке с бледн0-коричневыми полосами стоял в центре открывшегося в стене прохода.
Директор смотрел на пришедших к нему людей открытым, лукавым взглядом больших, блестящих, чёрных глаз, от него исходила сильная, располагающая к взаимодействию энергия, изрезанное глубокими длинными морщинами лицо, густая шевелюра из тёмных вперемежку с седыми волос, возраст между пятьюдесятью восемью и шестьюдесятью тремя годами, приятная улыбка тонких губ, вызывали доверие и настраивали на откровенность.

- Георгий Андреевич! Жду Вас, добрый день, заходите, - приятный баритон прозвучал настолько естественно, что Георгию показалось будто бы он был знаком с маленьким человеком всю свою жизнь.
- Добрый день, Константин Валерьевич! Это мои помощники, - Георгий вошёл в кабинет и обменялся рукопожатием с директором, после этого он обернулся в сторону, остававшихся за порогом друзей.
- Пусть тоже проходят, - радушно пригласил к себе всю компанию симпатичный мужчина.
- Добрый день! Здравствуйте! Здравствуйте! - прозвучали приветствия Александра, Веры и Никиты.

Длинная, большая комната была заполнена мебелью, которая делила её на части: среднюю, левую и правую, в средней части располагались большой стол руководителя и ряд примыкавших к нему столов, вместе они образовывали фигуру, похожую на букву "Т", во главе которой располагалось кресло, а по бокам стулья, слева от этой иерархической конструкции, вдоль стены с тремя окнами шла ещё одна линия стульев, в правой части помещения стояла высокая - от пола до потолка, мебельная стенка с многочисленными дверцами, имевшими золотистые, круглые ручки, она была собрана из светлых, полированных древесно-стружечных плит, за ней, в углу, рядом с директорским столом, располагался высокий железный сейф, состоящий из двух секций.

Хозяин кабинета прежде чем занять своё место, усадил гостей за стол: справа он посадил Георгия, а слева его троих друзей, после этого он величественно проследовал к своему трону, расположился в нём, протянул руку к селектору, нажал на одну из многочисленных кнопок, в помещении возникли шумы, потрескивания: "Вера пригласи Захара Петровича," - дал он указание секретарше, её имя вызвало эмоциональные ассоциации, у начинающих предпринимателей, едва сдерживаемые улыбки осветили их лица.

- Он уже здесь, - прорвался электронный голос из динамика аппарата.
- Тёзка Ваша, - улыбнулся директор Вере.

В кабинет вошёл ничем непримечательный, кроме своего роста, высокий мужчина средних лет, он кивнул головой, произнёс общепринятые слова приветствия и сел на крайний в ряде у стены стул. Константин Валерьевич представил своего подчинённого, являвшегося его заместителем, и объяснил, что он назначил того ответственным за монтаж иностранного оборудования на территории возглавляемой им организации, директор пояснил что для установки производственной линии, практически всё готово. По удачному стечению обстоятельств размеры одного из пустующих в хозяйстве ангаров идеально подходили для установки там завода по переработке сельскохозяйственной продукции, таким образом каких-либо сложностей технического порядка не предвиделось, оставалось только прикрутить и привинтить то, что лежит в заморских контейнерах, доставляемых ежедневно на территорию предприятия большегрузными машинами.

Единственно, что беспокоило опытного специалиста и руководителя - это возникновение ситуаций, допускающих возможное недопонимание на строительной площадке между представителями двух народов. Георгий ждал этой минуты в переговорах последние двенадцать часов и поэтому был к ней готов, неторопливое изложение видения предстоящего процесса монтажных работ, позволило ему без особого труда сказать нужные слова в нужном месте.

- Константин Валерьевич, взаимопонимание между народами - это наша прерогатива, Вы об этом не думайте, нам бы хотелось поговорить о взаимопонимании между нашими организациями и о его стоимости, - выразил несколько мыслей в одном сообщении Георгий.
- Вне всякого сомнения, данный вопрос очень важный, полностью согласен с Вами, он требует к себе внимательного отношения сторон, - за сказанным последовала пауза, украшенная всёдопускающим взглядом осторожного человека.

Реакция директора на запрос о дружбе, подсказала Георгию, что в размышлениях над этой темой его собеседник провёл какое-то время, мужчина понял, что настал час для домашней заготовки, он открыл свой потёртый портфель, имевший непомерно раздутые формы и достал оттуда коричневую коробку, исписанную иностранными словами, изображённая на ней белая лошадь, приковала взгляды как директора, так и его заместителя: "Пора, - принял решение предприниматель, - величие прошло, наступила проза жизни."

- Предлагаю начать обсуждение вопроса с самого главного - со знакомства с культурой и традицией противной стороны, - демонстративно крутил разноцветную упаковку в руке Георгий, периодически делая дразнящие выпады рукой вперёд-назад, с каждой секундой он всё больше и больше приближался к нужному ему результату, его друзья наблюдали за происходящим как заворожённые.

Когда напряжение умов достигло нужного потенциала, Георгий поставил коробку на стол, небрежно открыл её и достал оттуда необычную бутылку, наполненную тягучей жидкостью красивого янтарного оттенка, шея заместителя непроизвольно вытянулась и переместила его голову в сторону невиданного экспоната, не остался равнодушным к нему и сам директор: облокотившись на поверхность столешницы, он наклонил туловище, и тем самым достиг с предметом максимально возможной в его положении близости.

То, что случилось дальше, превзошло самые смелые ожидания Георгия: когда он, после того, как бутылка с шотландским виски оказалась вне коробки, неожиданно для всех наклонил её правой рукой до угла в сорок пять градусов, а левой совершил стремительное перемещение к горлышку, укрытому необыкновенной, закручивающейся, жёлтой пробкой с красными буквами и сделал быстрое свинчивающее движение со словами: "Где тут у вас стаканы?"- произошёл первый возглас.

- Ге-оргий Ан-дрее-вич! - не смог скрыть своего огорчения Валерий Константинович тем, чему он стал свидетель.

Не обращая на восклицание будущего делового партнёра никакого внимания, Георгий встал и подошёл к директорскому столу, на нём лежал круглый поднос из нержавеющей стали, а на подносе стояли графин и четыре стакана из тонкого стекла, рука мужчины уже занесла открытое горлышко над одним из них, как произошло непредвиденное.

- Стой! Стой! Георгий Андреевич, подожди, подожди, ради всего, подожди, - кисть левой руки Константина Валерьевича обхватила бутылку "Белой лошади" у основания её горлышка, а пальцы его правой руки стали производить шарящие движения в левой кисти Георгия, пытаясь отыскать там свинченную пробку.

"Что он делает? - подумал Георгий, ответ последовал незамедлительно - хищные движения изъяли у него импортный стеклянный сосуд и закупорили его.

- Оставим - это, начальство у меня завтра приезжает, пригодится, сами понимаете: начальство - есть начальство, - Константин Валерьевич обаятельно-виновато улыбнулся, и продолжил ровным, тихим голосом, - у нас всё есть, что нужно. Захар Петрович сходи пока, приготовь там, а мы пока приготовим здесь.

Заместитель директора молча кивнул головой и ушёл, Георгий подал коробку от "WhiteHorse" директору, тот положил в неё укупоренный им сосуд со семьюстами миллилитрами крепкого янтарного напитка, открыл сейф и поставил туда привезённый тётей Веры из Швеции презент.

"У бутылки виски тоже может быть судьба," - сделал вывод Георгий, удивляясь тому, насколько бывает сложно предугадать развитие событий, в, казалось бы, простых жизненных ситуациях, - всё случилось как в сказке: то, что хотел Георгий свершилось - директор проявил инициативу.
Взамен убранного в железный ящик предмета из него была извлечён другой, имеющий привычную, вытянутую форму, объём - ноль пять литра, содержащий в себе прозрачное текучее вещество и надпись на этикетке, выполненную кириллицей.

В кабинет вошёл заместитель директора, он нёс две больших тарелки, на одной были кусочки хлеба, на другой лежали куски колбасы и сала, переговоры утратили свою официальность и превратились в деловой разговор о взаимовыгодном сотрудничестве.

* * *

Возвращение в город было наполнено разговорами, свежими переживаниями, смелыми фантазиями людей, чьи сознания и души на протяжении двух дней подряд испытывались на прочность фортуной, давшей за короткий срок пищу для надежд, мечтаний каждому из участников, придуманного предприимчивой четвёркой, приключения.

Слушая непрекращающиеся потоки речей, Георгий вспомнил одно из впечатлений своего детства: ему было четыре годика, когда в один из солнечных, июньских дней, воспитатели детского сада привели его вместе с другими малышами на зелёный, цветущий луг, на прогулку, там он увидел, услышал и ощутил многообразие жизни, её яркие краски пробудили в нём сознание, в ту минуту открылась дверь из темноты в свет. Пришедшее откровение поставило перед мужчиной вопрос: "А где был мальчик до того момента?" - ответа на него не нашлось.

Прошедший день не прятал от человека своих тайн, он показал ему насколько просто конструировать свою судьбу, когда имеешь план. Несколько часов общения с исполнителями предстоящего созидания механизма для превращения сырья в продукт, позволили Георгию, заключить соглашение с туманным названием "о сотрудничестве по общим вопросам", но с конкретными, вескими цифрами стоимости сотрудничества: смысл его сводился к тому, что одна сторона должна была авансовыми платежами, ежемесячно платить, а другая получать определённую сумму денег, этим выражалось взаимное уважение друг к другу, чему тут же была отдана дань, полученная под роспись в бухгалтерии предприятия.

* * *

После трогательного расставания с приятным во всех отношениях директором состоялась поездка в местный ресторан, где к всеобщему удивлению о времени их прибытия знали настолько точно, что поверхность сервированного на четыре персоны стола имела на себе четыре глубоких тарелки дымящейся солянки, четыре салатника с горками из свежепорезанных красных помидор и кружков зелёных огурчиков, украшенных листками петрушки, кроме этого там была селёдочница с разрезанной на тонкие ломтики сельдью, и ещё большая закусочная тарелка с нарезкой из нескольких видов холодного мяса, две бутылки "нарзана" и наполненный красным напитком изящный, стеклянный кувшин с крышкой стояли в центре, круглая ваза с красно-зелёными яблоками находилась на краю стола, рядом с ней была корзинка с тонко нарезанными кусочками белого и чёрного хлеба.

Разговор с представлявшей заведение, пышной, румяной женщиной в белой блузке с длинными рукавами и чёрной юбке до щиколоток был недолгим. Заведующая рестораном сообщила чистым, грудным голосом о том, что всегда рада видеть у себя, как самих коммерсантов, так и приезжающих к ним иностранцев. Георгий поблагодарил её за тёплые слова и в свою очередь сообщил весть о том, что в ближайшие несколько месяцев они будут встречаться ежедневно, за исключением воскресений, после этого он оставил свои пожелания по организации питания, отражённые шариковой ручкой на, вырванном из ученической тетради, листочке в клеточку, женщина заверила, что всё будет сделано, как того желает заказчик и даже лучше, на этом содержательное общение закончилось.

- Нас все принимают за невероятно важных птиц, - восторгался Никита оказанному приёму.
- Вот, что значит система! - подчеркнул важность организации в любом процессе жизни Александр.
- Георгий Андреевич, а как так получилось, что бутылка виски оказалась целой, Вы где-то раздобыли новую "Белую лошадь"? - спросила Вера.
- Да, расскажи-ка нам наивным, как ты это всё провернул, - присоединился к запросу Веры Никита.
- Так и провернул! Сделал купаж, отрепетировал перед зеркалом движения, много раз произносил слова, которыми собирался пользоваться, пробовал разные голоса, откручивал и закручивал пробку, утром всё повторил в кабинете директора, единственно, что не угадал - это его реакцию, но в результате получилось ещё и лучше, чем я думал, - поделился своим опытом Георгий.
- Чем ты купажировал благородный напиток, - поинтересовался Александр.
- Чаем! Процедил его через марлю, все чаинки остались на ткани, налил, полученную жидкость в бутылку, закрутил пробку и несколько раз встряхнул её, всё перемешалось, никаких изменений в цвете, как ты говоришь, благородного напитка заметно не было, поэтому, мне оставалось только придумать последнюю деталь в спектакле: "Угощение шотландским виски" - это незаметное скручивание уже скрученной винтовой пробки на глазах у зрителей. По-моему, у меня получилось, - скромно закончил свой рассказ Георгий.
- Получилось! Получилось! Ещё как получилось! - свои восклицания Вера сопроводила хлопками ладош. Знакомый с подобными излияниями чувств Георгий непроизвольно ухватился за сиденье, готовясь к прыжку женщины и к её объятиям, и она так бы и поступила, но сильные руки Александра удержали её возбуждённое тело.
- Вышло нормально, я точно ничего не заметил, полный натурал, - дал рецензию сыгранной роли Никита.
- Результативно, нечего сказать, вроде бы пустяк ничего незначащий, а какой эффект! - задумчиво произнёс Александр.
- Результат что надо! Гера как делить будем - поровну или по справедливости? - предложение Никиты огорчило Георгия, оно отражало откровенное непонимание грандиозного плана создания собственной системной пирамиды.
- Да, ты чего совсем рехнулся! Это же не добыча! Это оплата работ, услуг разных, - объяснил он смысл полученных денег.
- Шутка! Понятно, что - это твой гонорар, не наш, нам бы только чаевые за исполнение ролей в качестве декораций, - продолжал донимать Георгия гиперактивный язык Никиты.
- Никита, прекрати воду мутить, все деньги будут пущены в развитие дела, - Георгий твердым голосом определил назначение полученного дохода.
- Браво, браво, конечно, наш мыслитель, можно я немного своих денег добавлю на великие цели, - Никита сделал вид, что роется в кармане, - ой, простите меня пожалуйста, у меня тут дырка завелась, потерялись все денежки - тю-тю, ах какая досада, как мне жаль! - его действия не смогли никого оставить равнодушными - все засмеялись.

* * *

- Какой, Вы, всё-таки необычный, Георгий Андреевич, - искренность Веры, вызвало у Георгия неожиданное умозаключение.
- Это тётя, - выразил своё отношение к случившемуся Георгий.
- Что - это значит? - спросил Никита.
- Тётя Веры купила в Швеции бутылку виски "Белая лошадь", - усмехнулся Александр.

На мгновение в салоне автобуса наступила тишина, её нарушил рёв мотора, шедшей на обгон легковой машины, она опередила многоместное транспортное средство, показала свою заднюю часть и стала быстро удаляться, разрыв между автомобилями становился всё больше и больше, формы катящегося впереди механизма утратили свою узнаваемость, и постепенно превратились в точку, вскоре пространство растворило дрожащее на дороге пятнышко в себе.

- Говорят, как не дели общие богатства поровну, всё равно через некоторое время восемьдесят процентов их будет находиться у двадцати процентов, живущих на Земле людей, - сказала Вера.
- Закон Паретто, - назвал принцип Александр.
- Такая закономерность присутствует во многом, но, что касается богатств, то тут всё оптимистично: в числе тех, кто входит в двадцатку счастливчиков постоянно происходит ротация с теми, кто находится в восьмидесятке, таким образом процесс - из грязи в князи и обратно, идёт непрерывно. Кстати, об этом мало говорят, всё больше предпочитают рассказывать истории про избранность, происхождение, - Георгий считал, что существует равенство возможностей.
- Примеров этому мало, больше известны случаи, когда сын директора становится директором, а дочь уборщицы уборщицей, - Александр подверг жёсткой критике революционные мысли.
- Твои наблюдения, хороши для тех, кто ищет доказательства избранности и оправдания выращивания людей в пробирках, - Георгий удивился тому, что Александр не видит очевидного: создатели систем используют их прежде всего для своей выгоды, и для выгоды своего потомства.

* * *

- Если людей будут выращивать в колбах, то нет и смысла в союзе мужчины и женщины! - сказала Вера.
- Семья тогда не нужна будет, - подтвердил её опасения Александр.
- Да, так и будет, всех секретарей будут звать Верами, заместителей директоров - Александрами, а исполнителей так же как и меня, - закончить мысль он не успел, хор голосов опередил его: "Никитами!"
- Почему природой так решено, что код жизни разломлен на две половинки: ни женщина без мужчины не мужчина без женщины не могут продлить существование себя, своего шифра? - задумался Александр.
- Может - это и есть код счастья? Поиск второй половинки шифра для находящейся части внутри себя - это и есть главная цель человека? - сказала Вера завораживающе тихим голосом.
- А я думаю, что - это одна из целей, не все могут иметь детей, а кто-то добровольно не хочет, но это не значит, что они несчастны, просто их назначение в другом, - дал Александр свою оценку стремлению людей создать семью.
- Не жизни, а сосуда для жизни! Ей нужно вместилище для себя, понимаете? От его формы зависит форма жизни, всё начинается с клетки, - сказал Георгий.
- Как джин в бутылке! - вспомнил детскую сказку Никита.
- Не так уж и далеко от истины, - согласился Георгий с версией Никиты.
- Джин - это жизнь? - удивилась простому сравнению Вера.
- Получается так - захотел чего-то, попросил у самого себя и получил всё о чём мечтаешь, - рассудил Никита.
- Выходит все можно попросить у себя, - допустил такую возможность Александр.
- У жизни в себе, - поправил друзей Георгий.
- У клетки что ли? - спросил Никита.
- Нет же, ты не услышал, что я сказал - у жизни в ней. Сами клетки - это отдельные биологические механизмы, как например этот автобус, причём он, несмотря на то, что в нём нет жизни, может самостоятельно принимать решения: перегрелся двигатель - автобус остановился, лопнуло колесо - автобус остановился, так и каждая клеточка в организме человека имеет своё мнение, свой, так сказать, ум и может принять своё решение по организации, функционированию процессов внутри неё, как - это происходит неясно, но каким-то образом - это происходит, факт - есть факт: решения по таким вопросам принимаются клеткой, а вот решение о прекращении жизненных процессов в клетке принимает только жизнь, - сказал Георгий.
- А, если механическое повреждение клетки будет значительным для неё, что тогда, - спросил Никита.
- Об этом и речь - сосуд должен быть целым для жизни, на это ответили сами люди и назвали явление, о котором ты говоришь, - ранения несовместимые с жизнью, не заметив того, что вложили великий смысл в сказанное, - Георгий наглядно показал, что зачастую определения содержат в себе больше того, что называют.
- Может и заметили, - двусмысленность сказанного Александром указывала на то, что он прекрасно понял о чём говорил Георгий.
- Может и заметили, но только меньшинство, а оно предпочитает молчать, а у большинства нет потребности в этом знании, - сказал Георгий.

* * *

- После определённого возраста телу каждый день необходимо доказывать жизни своё желание её, возможно, что после смерти особо отличившиеся воскресают в своём теле, - сказал Георгий.
- Ты всё время отделяешь тело от жизни, почему? - спросил Александр.
- Я уже говорил об этом: не человек для жизни, а жизнь для человека! Исследования археологов, антропологов показали, показывают и без сомнения ещё много интересного предоставят в качестве доказательств того, что относительно недавно человека на Земле не было, не то, чтобы он не существовал, а его просто не было, а потом он появился и стал пользоваться всем, что создала до его появления Природа - это значит, то, что я сказал, - понимание Георгием феномена, которому было присвоено обозначение - жизнь, как бесконечного во времени и пространстве явления, заполняющего собой сосуды, подготовленные для неё Природой, было фантастичным и поэтому не вызывало серьёзных откликов у друзей.
- Точно человек - это мужчина, и прилетел он на Землю пятьдесят тысяч лет назад, когда здесь всё нужное для жизни выросло, как овощи в огороде, как фрукты в саду, как животные на лугах, - весело протараторил Никита.
- Он насытился всем, и ему стало скучно, но тут он увидел митохондриальную Еву, которой уже было больше семидесяти тысяч лет, - поддержал всплеск его веселья Александр.
- Он поймал её и усовершенствовал до своего уровня, они стали жить поживать, детей наживать, - продолжил детализировать события своего воображения Никита.
- На планете Земля появились люди, вот и сказке начало, а кто первый герой в ней, тот правду спрятал в тех, кто от него, - сказал Георгий.

Камень.

- Насколько же вам мужчинам хочется во всём быть первыми! А без нас-то женщин вы обойтись не можете, - умилялась Вера ребячеству, которое охватило её друзей.
- Не можем и не скрываем своих устремлений - это закон, - интонация высказывания, тон голоса, нелогичное для ёмкой мысли замедление темпа речи до той степени, когда суждение разрывается на части и в нём теряется смысл, указало на возникшее равнодушие говорящего к собственной думе - это создало интригу, слушатели вышли из состояния ментальной погружённости и посмотрели на оратора, тот, позабыв о разговоре, смотрел через лобовое стекло автобуса на дорогу, его взгляд отслеживал движение небольшого легкового автомобиля Запорожского автомобильного завода.

На пути его следования, на проезжей части, лежал внушительных размеров камень, машина не снижая скорости быстро приближалась к нему, невольные свидетели драматических событий замерли в преддверии неизбежного, через мгновение оно произошло: автомобиль пропустил булыжник между передними колёсами и наехал на него днищем, после чего сила инерции заставила железную коробушку с крутящимися колёсами подняться над землёй, при этом перемещение механизма получило новое направление и новое качество, сменив езду по дороге на передвижение по воздуху, модель ЗАЗ полетела вправо от автомагистрали, в поросшее камышом болотце.

Взгляды зрителей неотрывно следили за летящим транспортным средством: оно постепенно, с некоторым изяществом набрало высоту, а затем также постепенно, не теряя грации в своём парении в воздушном пространстве, стало снижаться до тех пор, пока, одновременно, всеми четырьмя колёсами не коснулось поверхности заросшей ряской и тиной придорожной лужи, произошёл плюхающий звук, всплеск болотной жижи, удивительное самодвижущееся устройство марки "Запорожец" благополучно совершило мягкую посадку, его дверь открылась, в образовавшемся проёме показался мужчина средних лет.

* * *

Автобус остановился перед роковым валуном, Глеб включил аварийную сигнализацию, все вышли из автомобиля на дорогу.

- Живой? - крикнул бедолаге Глеб.
- Верёвка есть? - крикнул в ответ счастливчик, избежавший чудесным образом несчастья.
- Такой длинной нет, больно уж ты далеко улетел, - прокричал Глеб и от души рассмеялся. Непутёвый водитель "Запорожца" спустил ноги из машины в мутную массу и вытолкнул туловище из салона наружу и тут же погрузился по пояс в грязевую гущу, оказалось, что его автомобиль обладал способностью плавать, и поэтому не пошёл ко дно трясины.
- Она у тебя ещё и подводная лодка, - заикаясь от смеха, Глеб всё же нашёл в себе силы, чтобы дать оценку возможностям уникального четырёхколёсного механизма. Развить тему применения удивительного агрегата не позволили стремительно появлявшиеся на сцене события его новые герои: послышалось характерное тарахтение, к месту происшествия подъехал большой колёсный трактор.
- Эй, везунчик, вот тебе длинная верёвка, как ты того и хотел, - Глеб указал мужчине на, остановившийся позади автобуса, трактор, а сам направился к виновнику факта судьбы, тот непоколебимо лежал на своём положенном ему месте и безропотно дожидался своей дальнейшей участи, она ему была уготовлена в кювете.

* * *

- Зло его поджидало прямо на дороге, он видел его, мог его объехать и не стал этого делать! - поражался увиденному Александр.
- Да, согласен, в этом очень много странного, - поддержал друга Георгий.
- Вот, она судьба - не объехать её, не обойти, - образно выразился Никита.
- Как появляется зло? Не само же собой оно возникает, этот камень не просто так оказался на его пути, кто-то его туда положил, - предложила Вера тему для размышлений.
- Формула зла известна каждому, ею пользуются ежедневно миллиарды людей, как и в формуле добра, первый элемент уравнения такого состояния человека - это слово - "хочу", второй элемент в ней - это мотив, он имеется в обеих формулах, но основное отличие в понятиях: в формуле добра он - это результат внутреннего устремления доставить радость прежде всего себе, может быть и за счет кого-то, но только не за счет ущерба кому-то, а также дать радость кому-то, возможно за счет себя, но только не в ущерб себе; в формуле зла мотив исходит из мысли о том, чтобы доставить кому-то горе, может даже и самому себе, от этого желающий это, испытывает удовлетворение - не радость, а удовлетворение.

Как видно - формула зла намного проще чем формула добра, хотя внешне они схожи: хочу, плюс мотив, равно: либо - добро, либо - зло, - объяснил свое понимание добра и зла Георгий.

* * *

- А что мы недавно делали в кабинете у директора? - спросил Никита.
- Бизнес! - сказал Георгий, все рассмеялись.
- Это добро или зло? - спросил Александр.
- Сегодня, судя по тому, как только что из нас исходил смех, и по тому насколько счастлив был директор, овладевший "Белой лошадью", мы сделали добро и себе и нашему партнеру, от этого возникло чувство радости, а что будет завтра посмотрим. Определенно точно, большинство людей не хотят причинить зло другим, но иногда это происходит, и когда приходит осознание этого, необходимо срочно предпринимать действия чтобы исправить ситуацию, - вечная тема постепенно увлекла друзей.
- Какие действия? - спросил Никита.
- Как узнать, что доставил кому-то неприятность, если на первом месте всегда стоит "я", а потом уже благополучие других, - спросила Вера.
- Узнать можно легко: радость и удовлетворение - это непохожие чувства, они настолько разные, что любой способен различить их. Радость - это состояние легкости в голове, это тепло и одновременно приятная прохлада льющиеся сверху и разливающиеся по всему организму, это сияние улыбки, это заразительность; зло - это когда удовлетворение идет от живота к мозгу, оно замкнуто и движется только по этому кругу, оно принадлежит одному и не может кого-либо увлечь, даже другого злодея не может, потому что зло индивидуально, поэтому оно всегда слабее добра.

Ты, Никита, спрашиваешь - какие нужно предпринять действия, чтобы исправить допущенную по отношению к кому-либо несправедливость, так вот требуется небольшая, вот такухонькая малость - нужно извиниться перед человеком, - нашел ответы на оба вопроса Георгий. При объяснении величины малости, он приблизил большой и указательный пальцы правой руки друг к другу, но не соединил их, под небольшим пространством между ними мужчина и подразумевал меру усилий необходимых для эмоционального и душевного благополучия.

- И все! Только извиниться, - удивился Никита той легкости, с которой можно исправлять свои ошибки.
- Искренне извиниться! Но даже если такого чувства не возникает в момент выражения собственных сожалений - это не страшно, ведь понятно, что просить прощения у какого-то по собственным представлениям - "гада" не так уж и хочется, но на самом деле - это надо сделать, и если желание совершить это, будет искренним, то все здорово, в этот момент проявление зла умирает навсегда, - сказал Георгий.
- Что значит - зло умирает навсегда? - спросил Александр.
- Это значит, что в этом месте оно прекращает свой ход по Земле и даже больше - по Вселенной.

Я уже говорил, что зло - это достояние одного, да, породить его легко, поэтому нужно быть осторожным со своими желаниями, но избавиться от такого порождения несложно: первое - это осознать, что натворил, второе - это попросить прощение и перед собой, и перед теми, кому доставил неприятности. Всё! После этого зла больше нет ни в том, кто его породил, ни в том, кому доставил его. Зло как растение - посадил его луковицу - оно выросло. Прощение - это как грабли, которые выгребли луковицу зла из души, если этого не сделать, то рано или поздно она будет пересажена в другую душу, - сказал Георгий.

- А если нет возможности попросить прощение у того, кого обидел, что тогда? - спросила Вера.
- Нужно передать ему свои раскаяния через кого-то другого, - сказал Георгий.
- А как прощать тех, кто причинил зло? - спросил Никита.
- Если попросили прощения, то простить, если не попросили прощения, то все равно простить, - сказал Георгий.
- Как прощать тех, кто причинил боль, которая не проходит! - высказал мнение Александр.
- Простить, и боль пройдет. Обычно страдает только часть человека, обиженное чувство, оскорбленное достоинство, тело, которому нанесено увечье, в целом же личность жива, этим и нужно пользоваться: нужно учиться умению жалеть себя, когда какой-то части личности плохо, остальные жалеют ее и помогают ей, она начинает понимать, что ее любят и успокаивается, со временем боль проходит.

Боль - это ноша, она мешает идти вперед, поэтому лучше избавиться от неё, чем таскать с собой всю жизнь, след того, кто оставил её зарастет, если не трогать образовавшийся шрам, то и боли больше не будет, - сказал Георгий.

- Говорят, что многие беды человек кличет сам, - сказал Никита.
- Ерунда - это! Всё предусмотреть невозможно, да и не нужно, человек не компьютер, а создание Природы и его назначение - счастье! Нужно только просто помнить, что в Природе есть также явление под названием "зло", которому надо учиться противостоять, кстати, самый лучший способ не быть затронутым им - это не обращать на него внимание, тот кто овладевает таким умением, тот овладевает собой - наступает единение физического и духовного, возникает личность, которую ничем не испугать - сказал Георгий.
- Если каждый день ходить по темному переулку, то что-то неприятное обязательно случится, - сказал Александр.
- Зачем же тогда ходить? Не ходи, - сказал Георгий.
- Мы, управляем жизнью, а не она нами! - воскликнула Вера.

Сухой асфальт дороги, покрытый сетью трещин, которые открыла стремительно идущая весна, грели лучи белого солнца, их сила разглаживала полотно магистрали и делала его податливым для качения по нему колёс большого автомобиля, везущего в себе четырёх мечтателей, желающих найти и разгадать код счастья.

Неизменный путь следования, определённый автобусу на многие дни вперёд, пролегал через время, хранившее в себе ключи от всех богатств мира.

Часть 2.

- Когда человек богат, время для него замедляет ход, его блаженство тянется, когда человек беден, время для него летит, его горе как гора, через которую надо как можно быстрее перебраться ...

Измена.

Георгий отстранённо водил электробритвой то по одной щеке, то по другой, её вращающиеся ножи размеренно гудели, размышления о бессмысленности планирования жизни отвлекли его до такой степени от процесса выбривания лица от наросшей на нём щетины, что он не заметил, как жужжащий прибор выскользнула из его руки и полетела навстречу кафельному полу.

- Разобьётся, жалко, хорошая была бритва, - подумал мозг.
- Не разобьётся, я её поймаю, - сказало тело и начало совершать изгибы, извороты из стороны в сторону, руки поочерёдно выбрасывали себя навстречу, кувыркающемуся в воздухе, однообразно шумящему электромеханическому устройству, оно ударялось о ладони, но те не успевали сжаться, бритва ускользала от них и продолжала свой губительной полёт, казалось уже ничто не могло её спасти.
- Фатум! - сказал мозг и добавил, - никакие ухищрения не смогут уберечь от неизбежного.
- Неправда! - возразило ему тело, и уверенно сказало, - судьба человека в его руках, он сам управляет своей жизнью, смотри.

Мозг стал наблюдать за телом, неожиданно скорость падения электробритвы замедлилась настолько, что перевороты увесистого механизма стали напоминать кружение пера птицы в газообразном веществе, плотность которого всё более и более увеличивалась, казалось вот-вот и прибор для бритья замрёт в воздухе, в этот момент к нему приблизилась кисть руки, она развернула себя так, что её внутренняя сторона оказалась под бритвой, та легла на неё, качнулась влево, вправо, пальцы сжались, после этого время изменило ход, скорость жизни обрела привычный темп, увиденное поразило мозг, он не мог дать объяснение тому, чему стал свидетелем.

- Что - это было? - спросил мозг тело, но оно молчало.

"Да! Стоит только захотеть," - сказал Георгий и поднёс к лицу работающее устройство для срезания волос под корень.

* * *

Перед тем, как отправиться на встречу с куратором сборки технологической линии, Георгий решил позавтракать в ресторане, располагавшемся на первом этаже гостиницы, время ещё было, управление треста находилось недалеко, мужчина хорошо знал ту часть Москвы и поэтому нисколько не тревожился по поводу того, каким образом он будет туда добираться - им было принято решение идти туда пешком.

Рассчитывая потратить на дорогу не более тридцати, сорока минут, Георгий определил, что у него в запасе имелся ещё целый час. Он неторопливо оделся, взял портфель, подошёл к зеркалу, посмотрел в него, повернулся в сторону входной двери и вышел из номера, позади удаляющегося от него человека послышался щелчок, указывающий на то, что сработал его запор - доводчик сделал свою работу.

В гостинице было удивительно тихо, что говорило о её незанятости, данное обстоятельство казалось странным, ведь предприятие располагалась в центральной части столицы, ещё больше Георгия поразило то, что и в находившемся на его первом этаже кафе не обнаружилось ни одного посетителя, а что касается персонала, то на входе в обеденный зал мужчину даже никто не встретил.

Скучающий метрдотель в бордовом пиджаке и чёрных брюках стоял у стойки бара в неподобающей, для его роли в заведении, позе - он извернул своё тело так, что одна из его стоп, обутая в чёрную туфлю, упиралась в закреплённую на ножке высокого стула, блестящую хромированную опору для ног, его искривлённое туловище частично опиралось на барный прилавок и частично на шедший под ним поручень.

Факт вхождения в помещение человека, ни коим образом не изменил в нём расстановки тел: главный официант невозмутимо продолжал сохранять неподвижность, с его стороны какого-либо интереса к событию проявлено не было.

"Спит что ли?" - подумал Георгий.

Мужчина не стал добиваться внимания к себе при помощи громких окликов или ещё каким другим способом, наподобие использования для этой цели энергетического, пристального, сверлящего взгляда, он просто направился к понравившемуся ему столику, шумно отодвинул от него тяжёлый деревянный стул, сел на него и продолжил производить рокочущие звуки уже на нём, выбирая для себя удобное положение.

Георгий всё ещё елозил ножками предмета интерьера по керамической поверхности пола, когда заметил на ней, рядом с собой тень, своими очертаниями напоминающую женскую фигуру, она была неподвижной до тех пор, пока им не была достигнута приемлемая для приёма пищи позиционная точка, после этого силуэт передвинулся.

- Если быстро, то можно сделать яичницу-глазунью с жареной колбасой или ветчиной, есть каша - овсяная, рисовая, попить - минеральная вода "Нарзан", "Боржоми", кофе, чай, - без всякого вступления прозвучал голос, не возбуждающий никаких чувств, кроме желания поскорее сделать заказ, Георгий посмотрел на официантку, она сказала: "Здравствуйте!"
- Глазунью с ветчиной, кофе, - определил свои предпочтения Георгий.
- Кофе у нас только растворимый, - предупредила официантка, мужчина кивнул головой.

Когда спустя полчаса, Георгий покидал ресторан, метрдотель уже стоял у дверей, он пожелал уходящему посетителю доброго дня.

- Цены смотрю, сильно на всё выросли, - Георгий остановился рядом с лицом, отвечающим за обслуживание гостей и выразил свои чувства коротким высказыванием, указывающим на то, что радости в палитре переживаний в связи с оплаченным счётом за два поджаренных яйца и несколько тонких кусочков ветчины в ней нет.
- Министру финансов спасибо надо сказать, - прокомментировал главный официант заведения адресованную ему претензию, его ответ вызвал у Георгия переживания: "Действительно, он прав - неизвестно что будет не то что завтра, а уже сегодня через час или два! Чего это я парня обвиняю - нашёл стрелочника!"

Солнечный, безветренный день быстро успокоил душевное волнение Георгия, и тут же события, стремительно происходящие в его стране, стали малозначительными, а проявляющие себя на газонах зелёными, жёлтыми, фиолетовыми, белыми пятнами весенние первоцветы мать-и-мачехи, фиалок, нарциссов, подснежников, ландышей, тюльпанов и вовсе затмили собой серьёзность исторического в жизни огромной страны момента.

* * *

- Возьмёте четыре вагона хмели-сунели? - спросил председатель совета директоров.
- Что - это такое? - в свою очередь спросил Георгий.
- Приправа, грузинская приправа, смесь специй для супа, мяса, соусов, - сказал партнёр по контракту.
- Какой суп? - не понял Георгий, назначение того, что ему предлагали.
- Харчо слышали такой? Ещё чахохбили знаете? - задал наводящие вопросы председатель.
- Харчо знаю, чахохбили нет, - признался Георгий в неполноте знаний грузинской кухни.
- Не важно! Берите товар и не думайте, - председателю было лень объяснять очевидность выгодности предложения, он предлагал действовать, а не размышлять.
- Мне всё-таки надо подумать, - сказал Георгий. Неожиданное предложение напугало его.
- Сколько будете думать? - поинтересовался председатель.
- А деньги? Это же дорого - четыре вагона! Для такой крупной сделки у меня нет средств, - сказал Георгий, он искренне полагал, что председатель его дурачит и хочет ему всучить никому ненужный товар, да ещё в таком количестве.
- Да какие средства! Денег совсем не надо, потом, когда всё продадите и рассчитаетесь, - Георгий представил, как он ходит по ресторанам, магазинам, базарам города в котором живёт, и предлагает купить у него хмели-сунели, его воображение смогло реализовать за десять лет полвагона кавказских специй, в мыслях мужчины возникла паника: "Чего он добивается от меня? Так не бывает - товар взял, а платить потом, когда-нибудь. Скажу ему, что дам ответ через два дня, а послезавтра позвоню и скажу, что мне ничего не надо."
- Два дня, - сказал Георгий.
- Хорошо, через два дня, так через два дня, теперь о наших делах поговорим, - что-то происходило с председателем, было заметно, что он чем-то сильно обеспокоен.
- У меня всё готово, - сообщил Георгий о состоянии дел в его предприяти.
- Это хорошо. Вот у нас наоборот, всё, что было готово, теперь неактуально. Представляете десятилетия шли, шли, и оказалось, что шли непросто не туда, а в никуда! - председатель глубоко вздохнул, затем продолжил, - доделать бы уже начатое, остальное, я так понимаю, уже никому вскоре будет не нужно, а наше хозрасчётное объединение без сомнения ждёт в ближайшем времени развал, так что на работу может быть к Вам попрошусь, - сказал председатель.

Георгий не до конца понимал то, о чём шла речь, также ему были неясны причины, вызывавшие у председателя настолько глубокие переживания: несмотря на то, что апрельская реформа цен в три раза уменьшила его ожидаемую по договору прибыль, он радовался, происходящим в стране переменам, ожидая от них открытия возможностей для укрытых в себе стремлений к свободе выбора своего пути.

- Что-то произошло? - задал предельно наивный вопрос Георгий. Прошла всего неделя с небольшим после их встречи, но мужчина не мог узнать, в посетившем его офис председателе, того волевого и уверенного руководителя, излучавшего энергию желания творить и реформировать систему, вверенной ему организации, ради созидания.
- Вы, что не знаете? - председатель изумился неведению провинциала, его спокойному отношению к экономическим изменениям, к жизни по талонам на продукты питания, к тому, что советские республики одна за другой прекратили бюджетные платежи, к тому, что Прибалтика и Грузия уже покинули Советский Союз.
- Нет, а что случилось? - Георгий, конечно же знал о всех этих малопонятных ему изменениях, он, как и все покупал в магазинах чай, сахар, масло, колбасу, водку, сигареты и мыло по талонам, он также слышал и о том, что республики, входящие в состав союза вознамерились выйти из него, но прямой взаимосвязи этих явлений и событий со своей жизнью он не замечал: "Как можно относиться к ветру, к дождю, к дню, к ночи, к временам года? Если - эти явления есть, то к ним нужно приспособиться и жить," - так рассуждал мужчина.
- Страна разваливается, всё скоро рухнет, а мы тут с вами решаем, как этих засланцев будем кормить, возить, обеспечивать их работой, безумие какое-то! - председатель неожиданно утратил контроль над бурлившими в нём чувствами.
- Куда она денется? - выразил Георгий сомнение по поводу исчезновения страны.
- Уедет! - приняв патетическую позу, чуть ли не выкрикнул председатель.
- Куда? - изумился Георгий.
- В ад! Или в рай! Никто не знает, - аллегории председателя показались Георгию чрезмерными, он посчитал их продуктом перевозбуждённого разума.
- Может всё обойдётся, - в Георгии возникло чувство жалости к человеку, отдавшему всю жизнь системной пирамиде, он напомнил ему его первого директора, недавно пережившего крах в делах и замыслах, последовавшее за этим закрытие предприятия и потерю работы.
- Не обойдётся! - категорично выразился председатель и вернулся к первоначальной теме разговора, - всё-таки взяли бы четыре вагона хмели-сунели, - у Георгия возникло смутное предчувствие того, что надо соглашаться, но академическое воспитание помешало этому.
- Я подумаю, позвоню Вам через два дня, - слова непроизвольно вырвались изо рта, их отзвук помешал мысли до конца оформиться и обрести силу, необходимую для управления поступками.
- Понятно. Иностранные специалисты приехали, ждут, когда Вы их заберёте. Офис тут у них недалеко от нас. Делать знаете, что. Занимайтесь. Какие вопросы - звоните, - интонации, с которыми было продолжено общение, указывали на обречённость, испытываемую председателем перед лицом неизбежного, - ежемесячные совещания по графику ввода в эксплуатацию объекта отменяются, решайте всё на месте, согласно обстановке и условиям контракта, - добавил он к сказанному.
- Хорошо, не беспокойтесь, с нашей стороны всё сделаем так, как прописано в договоре, - заверил его Георгий.
- Желаю удачи, теперь всё в ваших руках, решайте, действуйте, добивайтесь. Передайте приветы Константину Валерьевичу - замечательному специалисту и человеку, и Вере - прекрасной женщине, способной украсить любое предприятие. Удачи ещё раз! - председатель встал из-за стола, Георгий тоже поднялся со своего места, хозяин кабинета подошёл к гостю пожал ему руку, по-мужски обнял и сделал несколько хлопков по спине.

Эмоциональное расставание растрогало Георгия, ему захотелось сделать для доброго человека что-то приятное, мужчина провёл экспресс-анализ возможных светлых поступков, действий, слов, которыми бы он мог поделиться с председателем и не нашёл ничего кроме: "Спасибо! До свидания."

* * *

Зарубежное представительство находилось в одном из домов, прилегающих к Пушкинской площади, из его окон было видно первое, недавно открывшееся в Москве, кафе "Макдональдс", рядом с ним находилось невероятно большое скопление людей, все они стремились попасть внутрь американского заведения, торгующего фастфудами, или по-другому говоря, быстро приготовленной пищей.

Георгий внимательно наблюдал за тем, как двигалась очередь из желающих съесть гамбургеры, картошку фри и запить всё это газированным напитком кока-колой. На первый взгляд движение масс было хаотическим, но присмотревшись, мужчина увидел, что оно было организованным и управлялось представителями власти - милицией.

Согласно своих наблюдений, Георгий сделал вывод: для того, чтобы добраться до американских бутербродов, человеку требовалось отстоять в медленно двигающейся очереди в плотном окружении голодных до впечатлений людей несколько часов, затем войти в помещение ресторана, получить поднос: с бумажным стаканчиком коричневой газировки; с пакетиком прожаренной в кипящем масле картошки; с завёрнутой в хрустящую бумагу, разрезанной вдоль булочкой, между частями которой положена, расплющенная шайба котлеты, пластинка сыра, листик салата, кусок солёного огурца, а в пространство между этими ингредиентами выдавлена красно-бежевая масса, после этого подойти к круглому столику на длинной ножке, прикрученной к полу, заглотить полученные продукты в себя и выйти наружу. На нахождение в помещение у потребителя разрекламированного продукта уходило от пяти до пятнадцати минут.

"Потрясающе! А он говорит хмели-сунели! Вот, что нужно людям! Название и яркая этикетка, - увиденное привело Георгия в восторг, он не мог оторвать взгляд от нескончаемого потока потребителей к ничего по сути незначащему продукту, - вот, что значит система, она работает безотказно, никто не заставляет всех этих людей истязать себя для того, чтобы получить желаемое." То с каким интересом Георгий наблюдал за происходящим у дверей "Макдональдса" было замечено менеджером офиса.

- Exciting! - Георгий обменялся с подошедшим к нему менеджером улыбкой и объяснил, что картина завораживала его своей необычностью.
- They are crazy, they are more than crazy, I′ve never seen such kind of desire to have meal, - высказывание на английском языке о том, что люди обезумели в своём желании получить еду, удивило Георгия не меньше чем большое количество людей перед дверьми американской закусочной, предназначенной не для гурманов, а для тех, кто испытывает недостаток времени на приём пищи.
- Not more than you are, - сказал Георгий о том, что безумия в тех людях не больше чем у его собеседника.
- Why me, I′m not a crazy man, - менеджер изменился в лице и стал с серьёзным видом оправдываться перед Георгием, доказывать свою полноценность, утверждать, что им не утрачен разум.
- They are not crazy men either, it is only curiosity, they are not hungry, - Георгий обратил внимание мужчины на то, что и те люди, в отношении которых у него возникло не совсем корректное представление, - также не утрачивали свой разум, к тому же, они даже не голодны, просто стремление увидеть, узнать и попробовать новый для них продукт одновременно собрало такое количество народа в одном месте.
- O.K., хорошо, well, may be you are right, - допустил правоту оппонента человек из офиса.
- No problem! - сказал Георгий популярные иностранные слова.

* * *

Офис компании подрядчика располагался в помещении, состоявшем из нескольких комнат, стены двух из них были сделаны из прозрачных, стеклянных панелей-пакетов, то что происходило за ними было доступно зрению, что касается слуха, то он лишался такой возможности дверьми, укрывавшими входные проёмы, и что существенно - это то, что они имели на себе резиновые уплотнители, которые позволяли им изолировать внутреннее пространство от внешнего настолько, что звук не мог покинуть его и оставался достоянием тех, кто его производил.

Георгий впервые видел такую офисную конструкцию, с одной стороны она показалась ему демократичной, с другой стороны в ней было что-то дразняще-издевательское, по понятным причинам за стеклом находились кабинеты административного и финансового руководителей, они были их рабочими местами и наблюдательными пунктами, общение с подчинёнными становилось фактическим, но при этом не приобретало гласности. Этот системный элемент позволил воображению мужчины быстро дорисовать саму фигуру устройства жизни фирмы - это была пирамида, с уровнями, их ячейки были предназначены для исполнителей, являвшимися в то же самое время и потребителями.

Большая общая комната была разделена на сектора: зону вхождения и ожидания, последняя была обозначена длинным железным шкафом для одежды с тремя парами дверец, несколькими хай-тек стульями, представлявшими собой изгибы блестящих, металлических труб, узким журнальным столиком, имевшим в качестве столешницы кусок толстого стекла с лежащей на нём пачкой истрёпанных иллюстрированных, периодических изданий; рабочую часть с рядами офисной мебели; зону отдыха с мягким диваном и креслами, возле них находился низкий, продолговатый стол на котором находились электрочайник, кофеварка, коробки с пакетиками чая нескольких видов, ёмкость, наполненная сахарным песком, большие банки растворимого кофе, а также необходимая для использования этих продуктов посуда.

Пространство было заполнено людьми, звуками голосов, шумом, порождённым передвижениями мебели и её частей, топотом ног, бряцанием, дребезжанием чашек, ложек, непрекращающимся монотонным бульканьем воды, льющейся в чашки жаждущих её.

* * *

До отправления поезда, на котором Георгий собирался доставить иностранных специалистов в свой город оставалось около двух часов, это обстоятельство вызывало беспокойство: чтобы добраться до вокзала требовалось время, посадка в вагон также могла занять ни одну и не две минуты, мужчина считал, что всё лучше делать без спешки, чтобы потом не хвататься за голову по поводу забытых вещей и даже забытых впопыхах людей.

Георгий ещё раз перебрал в памяти всё то, о чём он долго говорил с руководителем представительства фирмы: условия контракта в экземплярах подрядчика и заказчика были скрупулёзно сверены, расхождений в них не было; после этого договорённости о проживании, питании для специалистов фирмы, о требованиях к работе переводчиков и транспорту, которым должна будет осуществляться перевозка людей от гостиницы до строящегося объекта и обратно, всё это было вновь проговорено и в конечном итоге скреплено многочисленными вариациями наилучших пожеланий и продолжительными потряхиваниями сцеплением из кистей правых рук.

Восемь из шестнадцати монтажников находились в офисе, не хватало ещё восьмерых, они должны были вот-вот подъехать, как было объяснено Георгию их поезд уже должен был прибыть в Москву.

Некоторые мысли указывали на странность пояснения. Мужчина подумал: "Не лень им ехать из Англии на поезде, сколько же дней они добирались до нас? - взращённая с детства привычка избегать самостоятельности не дала мысли развиться, - не нашего ума дело, если потребуется - всё то, что надо, будет сообщено", - сделала свою работу и не позволила поколебать крамольным догадкам делового настроя бизнесмена.

Георгий посмотрел на часы и вздохнул, до отправления поезда оставалось уже меньше двух часов, а недостававших строителей так и не было: "Всё как-то не по-нашему, не по-человечески, норовят на двух поездах сразу поехать, чужестранцы одним словом," - вёл тихие размышления мужчина.

В момент полного отчаяния входная дверь отворилась, и в помещение проник вариант русской речи с характерными юго-западными нотками: один за другим в комнату вошли восемь человек, в офисе возник гвалт.

* * *

- Here they are! - вот они, наконец-то, - возвестил представитель фирмы.
- Who are they? - кто - это? - шокированный увиденным и услышанным Георгий пришёл в полную растерянность, что случалось с ним очень редко.
- They are our specialists, we are waiting for - это и есть те специалисты, которых мы ждали, - радостно сказал представитель.
- Really! - неужели - это они, - восклицание Георгия выражало недовольство имевшейся в нём, как он ранее считал, прозорливостью, мужчина поклялся себе, что в ближайшее время займётся воспитанием этого качества и более не допустит её бездействия.
- Yes, now you can go to your city - да, конечно, - это они, теперь вы можете ехать в ваш город, - сказал счастливый англичанин, Георгий подумал: "Надо же, на работу наших мужиков взяли! Своих что ли не хватает?"

- Откуда вы, парни? - спросил прибывших Георгий.
- С Украины, - протянул один из восьмерых.

* * *

Два микроавтобуса латвийского автозавода РАФ доставили Георгия с шестнадцатью монтажниками на вокзал быстро и без происшествий, если не считать одного недоразумения - пожелания украинцев покормить их перед дорогой в привокзальном кафе.

Георгий мужественно выслушал смелое, на его взгляд, мнение соотечественников и предложил всем забыть о возникшем желании по двум причинам: во-первых, до отправления поезда оставалось не так много времени, чтобы посещать рестораны, во-вторых, в контракте нет пункта, в котором указан такой вид услуг.

Провинившаяся прозорливость проявила на этот раз активность, она шептала: "Ни в коем случае не делай этого, что-то здесь не так!"

Поездка на поезде не имела в себе никаких запоминающихся событий, строители забрались в свои купе, закрыли двери и не открывали их до прибытия на место, исключение составил пятидесятилетний смуглый англичанин с залысинами на передней и затылочной частях головы и с большими, карими, блестящими глазами на выкате, имевшего густо покрытые чёрными волосами кисти рук. Его дикция представляла собой шамканье, любая из произносимых им фраз заканчивалась трясением головы и многократным повторением слова - yes, yes, yes, yes. Он долгое время не отпускал Георгия из своего купе, задавал ему много вопросов, сам же отвечал на них, заглядывая в глаза попутчику: "...yes, yes, yes, yes," - это был старший группы монтажников. Чего мужчина добивался от него Георгий не понял, как и не понял половины его вопросов, на которые он, через некоторое время общения с ним, начал и сам просто отвечать: "...yes, yes, yes, yes."

* * *

Знакомый и уже полюбившийся силуэт автобуса, стоявшего на прилегавшей к вокзалу стоянке, выделялся среди незначительных очертаний легковых машин, внутри него на водительском месте сидел Глеб, он терпеливо ждал указаний.

- Никита в ресторане завтраком занимается, Вера смотрит как подготовлены номера, переводчики ждут в холле гостиницы, - доложил обстановку Александр, поджидавший Георгия у входа в салон автомобиля.
- Рутина! - сказал Георгий, друзья рассмеялись, цепь из приезжих специалистов, не останавливая своего движения молча протекла мимо них в открытый проём и отдала себя транспортному средству для доставки к пункту использования, друзья вошли за ними внутрь, Глеб потянул на себя блестящий рычаг, дверь закрылась.
- Ты знаешь, что в стране происходит? - Георгию не терпелось поделится своими впечатлениями о поездке.
- Знаю, страна разваливается, скоро её не будет, - равнодушно сказал Александр.
- Если знаешь, то почему молчишь? - тон друга поразил Георгия.
- А кому это надо? - озабоченность глобальными событиями в свою очередь удивила Александра.
- Что значит кому надо! Это наша жизнь, наша история, - начал говорить Георгий избитые фразы.
- История идёт сама по себе, хотим мы этого или нет, а вот отдельного человека тревожит только его личная жизнь: что есть, что пить, что носить, кого любить, о ком заботиться - зачем ему история тысячелетий? - Александр уподобился товарищу и для оправдания своего безразличия к происходящему воспользовался общеизвестными истинами.
- Вот, чем живёт твоё сердце! Вот, что определяет твою жизнь! - обрадовался Георгий, услышав в словах приятеля тихую мелодию любви, заглушающую своим объёмом потребность в свободе, в правде.
- Ну не мозги же, сам говорил они слабы против сердца, - загадочно улыбнулся Александр.
- Так и есть! Считаешь нет смысла переживать? - поинтересовался мнением Александра проницательный товарищ.
- Нам-то какое дело до этого? - подобная точка зрения возникает в минуты озарения: "А что я могу сделать!" - Александр, не кривя душой полагал, что в ней нет цинизма или безответственности, но в ней точно есть честность по отношению к себе и к своей судьбе.
- Сообщат? - Георгий вспомнил формулу безопасного существования в общественной среде.
- Да, когда сообщат, тогда и узнаем правила новой игры, - подтвердил сказанное другом Александр.
- Точно, игры, - превратился Георгий в союзника высказанной мысли.
- Ну, а чего же там всё-таки было в Москве такого, что у тебя наступило такое перевозбуждение, - любопытство мужчины не выдержало и проявило свою силу, её аппетит потребовал слухов, измышлений, искажённой информации - это была настоящая жизнь, в которой правда скучна, неувлекательна, безрадостна и никому не нужна.
- Тебе же неинтересно! - решил подразнить приятеля Георгий.
- То, что связано с тобой интересно, - заверил его Александр.
- Ладно расскажу, слушай какие там события разворачиваются: самое главное это то, что никому в голову не приходит, что людей нужно кормить, - на последней части фразы Георгий сделал смысловое ударение, интонационные изыски речи он сопроводил медленным подъёмом рук вверх, и последовавшим за ним, их резким падением вниз, после произведённого действия докладчик выдержал многозначительную паузу.
- Как понимать не приходит в голову, наоборот проявляется забота и внимание по этому вопросу: карточки на продукты сделали, пытаются решить вопрос со снабжением, много, что делают - со спекуляцией, например, борются, - простодушие Георгия потребовало от Александра указать на то, что его друг впал в заблуждение.
- Очень заметно борются - за один день цены по всей стране в три раза повысили, - Георгий вёл себя как настоящий боец, им быстро был найден аргумент, указывающий на то, что как раз не он, а его товарищ витал в облаках.
- Ну, да, повысили, как-то не сообразил, в экономике я не силён, - возникшая в Александре обескураженность указывала на то, что он признавал своё недомыслие.
- Не в этом дело, - кипевшие внутри Георгия созидательные переживания рвались наружу, как пар из чайника.
- А в чём? - пытался отследить направление мысли Александр.
- В том, что людей надо кормить, а об этом никто не догадывается! - Георгий пытался растолковать очевидное - это то, что у людей было много денег, они могли покупать, они хотели покупать, но им не привозили товаров столько, сколько им было нужно, столько, сколько хотели они - потребители! В стране был дефицит всего, о чём только можно было подумать, для мгновенного обогащения годился любой товар - от гвоздей до колбасы!
- Ясное дело, ты уже об этом говорил, - Александр не скрывал своего недопонимания, он считал восторг Георгия необоснованным. Да дефицит был, но - это явление как раз и порождает пустота складов, возить-то потребителю нечего!
- Догадался только этот фастфуд и теперь окучивает денежки вагонами, если бы ты видел толпу около их забегаловки, то быстро бы сообразил о чём я говорю, - эмоциональная передача увиденного создала образ в сознании Александра, он был ясным и парил в нём облачком, на котором крупными буквами было написано: ДЕНЬГИ! Мужчина получил неожиданный ответ на вопрос: "Где брать товары?"
- Понял! - в выражении лица Александра появилась мечтательная улыбка.

* * *

Заселение в гостиницу и завтрак в ресторане, привезённых из дальних стран специалистов по монтажу оборудования, прошли естественно и непринуждённо, уже через час с небольшим после приезда в отель, строители вновь стояли у, предназначенного для заглатывания людей в себя, закрытого зева автобуса, нетерпеливо ожидая проникновения в его чрево.

Георгий дождался, когда коллектив, состоящий из рабочих и переводчиков собрался в полном составе на автомобильной стоянке, после этого он познакомил одних с другими, коротко рассказал о правилах поведения, о принципах деловых отношений на строящемся объекте, об услугах, которые по договору могут быть предоставлены сотрудникам иностранной фирмы бесплатно, затем мужчина представил своих помощников и объяснил, что по всем возникающим вопросам, связанным с их совместной деятельностью можно и нужно обращаться именно к ним, а не к кому либо ещё.

Георгий упредил возникший в группе людей шум, указывающий на уже возникшую массу вопросов, движением руки, содержавшим в себе, предназначенное Глебу указание, оно было им прочитано, блестящий, длинный рычаг разомкнул внутреннее пространство автобуса, оно тут же начало всасывать в себя, стоявших около него пассажиров.

- Первый день, смотрите осторожнее с ними, больше слушайте, меньше говорите, Александр за главного, всё, счастливо, я пошёл с их паспортами в отдел виз и разрешений, нужно зарегистрировать иностранцев, всё тоже в первый раз, так что сам не знаю, как там это организовано, какие требования, ну ничего - глаза боятся, руки делают, - друзья волновались, их переживания были объяснимы, поэтому они не стали сдерживать эмоций и просто-напросто, назло всем трудностям рассмеялись.

* * *

Ушедший день унёс с собой не только прожитое время, но и события, в которых участвовал Георгий: неожиданно пришедшее понимание того, что их больше нет, вызвало в нём абсолютно незнакомые чувства - человек вздрогнул, такое с ним было впервые, он вдруг осознал, что точно также наступит последняя минута жизни, его жизни, в которой всё, что в ней было не будет иметь никакого значения для её последнего мига.

На письменном столе лежали документы его подопечных со сделанными регистрационными отметками, мужчина посмотрел на часы, он собирался отправиться в гостиницу, чтобы вернуть паспорта их владельцам, в этот момент в прихожей раздались переливистые звуки, он подошёл к входной двери и открыл её, за ней стояли Вера и Александр.

- Георгий Андреевич, они устроили скандал в ресторане, - без вступления начала Вера, - они потребовали пива и вина на ужин, но по договору с рестораном это не предусмотрено! Официант, который обслуживал их, сказал об этом, а они стали кричать, угрожать, что - это полный бардак, что они поставят всех на место и наведут тут порядок, пришёл метрдотель и сказал тоже самое, что за алкогольные напитки нужно платить, они накричали на него и пообещали его уволить, на нас они тоже накричали, заявили, что автобус маленький, и то, что мы им обязаны организовывать досуг и развлечения, и также пообещали нас всех поменять и уволить, - Вера говорила и говорила, её рассказ казался Георгию фантастическим, он не мог поверить в то, что всё о чём рассказывала женщина касалось его.

"Первый день и сразу происшествие!" - мозг начал лихорадочно выстраивать многочисленные алгоритмы устранения последствий конфликта и выстраивания будущих рабочих контактов со скандалистами, мужчина искал и не находил главного - его позиции, его отношения к случившемуся. Запутавшись в предлагаемых его жизненным опытом вариантах разрешения межличностных конфликтов, суть которых сводилась к тому, что он должен был сначала выслушать по отдельности каждую из сторон спора, потом проанализировать случившееся, постараться найти аргументы для примирения и попытаться осуществить его, Георгий прекратил всякие старания найти виртуальный выход из неприятной ситуации, восстановил контроль над чувствами и спросил: "Кто - они?"

- Наши, которые не наши, которые у них работают, - Вера так разволновалась, что Георгий не стал больше тревожить женщину, он предложил ей успокоиться, нисколько не переживать из-за случившегося на ужине, усадил её за стол, налил чашку чаю, поставил рядом с ней вазочку, наполненную множеством круглых, жёлтых конфеток, имевших приятный, кисленький, цитрусовый вкус, она тут-же наполнила ими рот и принялась за извлечение тонизирующего напитка из фарфорового изделия.

Глядя на то как Вера брала из конфетницы одно драже за другим и видя, что её действия никак не уменьшали количества сладостей в ней, Георгий в который раз вспомнил маму, в который раз восхитился её находчивостью, проявленной в момент, когда он, будучи малышом закатил ей истерику из-за того, что конфет было мало, его вопли: "Мало! Мало! Мало!" - могли свести с ума кого угодно, но только не маму, она быстро нашла выход из положения, купив тогда сыну целых полкило драже - "лимончиков"! "Вот тебе много!" - сказала она, высыпав конфетки перед своим любимцем, тот сразу притих и заулыбался: "Много!" - повторил он за мамой. Картина из детства вызвала на лице Георгия загадочную для его друзей улыбку.

"Имеет значение!" - пришла внезапная мысль: "С этим мгновением я готов встретить последний миг и унести его с собой," - сознание наполнилось светом и вернуло Георгия к посетившим его недавно переживаниям, если тогда, испытанные ощущения напугали и расстроили его, то теперь, после вызванных Верой воспоминаний у него появилась надежда, что тепло материнской любви всегда будет согревать его душу.

* * *

- Если к шести часам тридцати минутам утра завтрашнего дня мне не будут предоставлены восемь удостоверений, подтверждающих то, что вы являетесь сотрудниками фирмы, то в шесть часов тридцать минут вы должны освободить занятые вами номера, оплатить их и добираться самостоятельно до рабочего места, где вашей судьбой будет заниматься заказчик строительства, - предельно ясно сформулировал свои требования Георгий.
- Вышло недоразумение, - как ни в чём не бывало, начал развивать тему общения бригадир скандалистов.
- Вот и расскажите об этом директору строящегося завода, с которым надо полагать существуют договорённости насчёт вашей группы строителей, - прервал рассуждения ни о чём Георгий.
- Tomorrow, tomorrow - завтра, завтра, - хотел что-то сообщить смуглый англичанин, но Георгий перебил его: "Завтра, завтра они с нами не поедут!" - он показал пальцем в сторону липовых сотрудников фирмы.
- Yesterday you said, yes, yes, yes, yes - вчера Вы сказали, да, да, да, да, - тряс головой руководитель зарубежной бригады, он также, как и Георгий указал пальцем на шустрых, бедовых работяг.
- Да, да, всё, всем спокойной ночи, - произнёс Георгий вежливые пожелания и направился к выходу из гостиницы, чувства в нём бурлили, он думал про себя: "Шантрапа мелкая, с первого дня норовят обмануть, чего этот плут опять своей балдой тряс, всё yes да yes, что и хочет, фиг поймёшь!"

Перед тем как отправиться на первое в своей жизни улаживание конфликта интересов сторон по договору, Георгий ещё раз прочитал те пункты контракта, в которых чёрным по белому было написано то, что его действие распространяется только на сотрудников фирмы, затем он созвонился с директором стройки. Тот сообщил ему интересную новость о том, что хозрасчётное республиканское объединение, которое и было инициатором строительства, должно было подослать к нему как раз восьмерых обученных монтажников, для них он подготовил места в «Доме колхозника» недалеко от его предприятия, но они почему-то до сих пор не приехали. Всё встало на свои места, сомнений в том, что привезённые Георгием люди выдавали себя не за тех, кем они являлись, почти что не было.

* * *

В половине седьмого утра Георгий стоял у стойки регистрации туристов и оформлял документы на выселение из гостиницы восьмерых человек, которые, если использовать лексику кондукторов поездов и автобусов, попытались прокатиться в непредназначенном для них вагоне в качестве "зайцев" и попались. Функции дежурного администратора исполняла его старая знакомая - дородная, звенящая золотом женщина с платиновыми волосами, она отнеслась к происходящему с пониманием: "Чтобы не говорили - люди везде одинаковые," - было написано на её округлом лице, украшенном обводящими яркими, тонкими, чёрными линиями, обводящими глаза и яркими, красными, фигурными формами рта, имевшими очерченные контуры и поразительную гладкость губ.

За действиями Георгия внимательно наблюдали Вера, Александр и Никита, они ещё не до конца вошли в свои роли, им не хватало знаний, люди добросовестно стремились заполнить существующие пробелы, используя для этого любую возможность, одну из них подарили излишние человеческие амбиции. Их авторы стояли с чемоданами неподалёку и также проявляли нескрываемый интерес к своему выдворению из клуба потребителей услуг двухстороннего контракта. Сами же потребители находились поодаль, рядом с тремя мужчинами и тремя женщинами, показывая своим видом, что к происходящему они не имеют никакого отношения, временами с их стороны доносились звуки: "...yes, yes, yes, yes."
- Ждите здесь, за вами скоро приедут, - бросил на ходу Георгий, кривые улыбки и кивки восьми голов выразили благодарность за проявленную к ним заботу.

* * *

Ангар, отданный, для установки в нём технологической линии, был наполнен, огромными ящиками, сделанными из фанеры, в них находилось оборудование, несколько из них успели открыть, Георгий подошёл к одному из таких и посмотрел на то, что находилось внутри него.

Увиденное не имело в себе никаких элементов сверхъестественного. Непрофессиональный в техническом смысле глаз определил содержимое, как невыразительные железные штуковины, каких полно на любом производственном объекте. Мужчина догадался, что перед ним лежали элементы конструкции, которую совместными интернациональными усилиями предстояло собрать, а затем запустить в действие, чтобы получить продукт с качествами товара, то есть с добавленной стоимостью, что позволит не только возобновлять производство, но и по мере накопления добавленной стоимости расширить его и ассортимент товаров.

Элементарные, экономические познания и наглядное подтверждение теории позволили Георгию осознать значимость формулы: кто владеет средствами производства - тот владеет богатствами и властью, но с небольшой оговоркой - значимость есть, но не бесспорная! Время показывает, что тот, кто владеет потребителями - тот и получает доступ и к богатствам, и к власти, а потребителями владеет популярное имя, ни человек, ни завод, ни фабрика, ни океанский лайнер, а просто имя! Система, по-другому - то, о чём не переставая думал Георгий, то, о чём он так часто любил говорить со своими друзьями, пытаясь разгадать секрет устройства успеха.

"Какие они хозяева жизни? Эти блестящие железяки, пахнущие смазкой гайки и винты к ним, экраны мониторов, пульты управления с множеством красивых, разноцветных кнопок, притягивающие к себе руки: "Нажми на меня, включи меня!" - вот они рычаги невидимых контролёров жизни!

Стоило им только открыть этот фанерный ящик, как они тут же стали его рабами, и так будет до тех пор, пока в конструкцию будут входить элементы из этого контейнера," - возникшие переживания подтвердили предположения Георгия о том, что мир не просто стремительно менялся, он эволюционировал - назначение людей в нём менялось, они из производительной силы переходили в разряд потребителей, их главной задачей становилось не созидание, а потребление. Как с этим жить и как этим пользоваться с выгодой для себя Георгий ещё не знал.

Вдоль одной из стен ангара под углом в сорок пять градусов шла металлическая лестница, она вела к железной двери, которая смотрелась на вертикальной бетонной поверхности как заплата. Она то открывала, то закрывала тёмную дыру, за которой находились комнаты для строителей, бухающее-такающие звуки, производимые ногами людей, перемещающихся по лестнице то вверх, то вниз, гулко разносились по объёмному пространству прямоугольного помещения.

На высоте нескольких метров, над полом ангара, на небольшой площадке, ограждённой поручнями, стоял обладатель двух лысин и титула бригадир, он махал рукой и громко издавал повторяющиеся звуки, похожие на call или phone, мужчина периодически подносил к правому уху одноимённую кисть руки с оттопыренными в стороны мизинцем и большим пальцем, указательный, средний и безымянный пальцы её были прижаты к ладони. Георгий внял призывам и двинулся к гулкой лестнице.

* * *

Звонили из Москвы, взволнованный голос представителя фирмы-подрядчика долго взывал к тому, чтобы украинские монтажники воспринимались как английские, на что Георгий многократно произносил: no, no, no, it is impossible - нет, нет - это невозможно, - изнурительные уговоры подкреплялись ссылками на некие данные в поезде обещания.

- Yesterday you said yes, you said yes, you promised, you′re not a gentlemen, you promised, - вчера вы сказали да, да, вы обещали, вы не джентльмен, вы обещали, - многократные авантюристические призывы не поколебали волю Георгия, он твёрдо стоял на своём.
- No, no, it is not me, it is the contract, I′m not a minister to change it - причём здесь я, контракт нельзя изменить, для этого нужно быть министром, - Георгий сохранял хладнокровие и продолжал вежливо игнорировать недопустимые и более того незаконные предложения.

* * *

Проведённый на строительной площадке день, обогатил Георгия полезными знаниями о значении для жизни человека слов - "да" и "нет". Оказалось, что в них имелась необычная сила, позволяющая при умелом её использовании управлять процессами, явлениями, поступками людей. Достаточно сказать, - "да", - и тем самым выразить своё согласие, и несогласие, одобрение и неодобрение, любовь и ненависть, решение действовать и бездействовать, достаточно сказать, - "нет", - и тем самым обозначить своё отношение к происходящим делам или деяниям.

- Я понял, что произошло в поезде: этот хитрец-манипулятор усыпил мою бдительность одним-единственным словом "yes", в конце каждой своей фразы он говорил: "... yes, yes, yes, yes," - его многочисленные высказывания были несущественными, они содержали в себе привычные и справедливые истины: молоко белое, небо голубое и так далее, мой мозг привык соглашаться со всем, что он сообщал мне, и вот тут-то он меня обманул, а мой язык которому было невдомёк, что им руководят как язычком колокольчика, знай напевал: "...yes, yes, yes, yes," - этого только ему и нужно было, разбойник дождался моего добровольного согласия и получил его в виде: "...yes, yes, yes, yes," - так я и обмишурился, причём сам того не заметил.

Этот артист всю дорогу убеждал меня в том, что они выполнили условия контракта и прислали, как и прописано в нём на начало монтажных работ шестнадцать человек, а я согласился с этим, вот такая история. Нам очень сильно повезло со скандалом в ресторане, - повествование о пережитых чувствах доставляло Георгию удовольствие, он радовался тому, что повстречал таких замечательных учителей по ведению бизнеса, за одни сутки они научили его тому, что в кармане простофили всегда есть рука ловкача-фокусника.

- Приятного мало было выслушивать оскорбления и наблюдать за хамским поведением, меня долго трясло после этого, сутки прошли, но до сих пор гадкое ощущение не прошло - будто в грязи изваляли, - Вера всё ещё находилась под влиянием неприглядных впечатлений, что естественно отражалось на её настроении.
- Да ну их! Барбосы какие-то, - сказал Никита, видевший безобразную сцену глупого шантажа в ресторане.
- Издержки профессии, - сказал Александр.
- За вредность добавляй к зарплате, Андреевич, - выступил с инициативой Никита.
- А вы представьте, что им бы удалось нас облапошить, вот тогда бы были настоящие нервы! - предложил пищу для размышлений Георгий.
- Нас бы обвинили в сговоре с ними! - произнёс Никита с таинственной многозначительностью.
- Не только, при таких обстоятельствах выявление каких-либо дефектов в сборке технологической линии, не позволяет предъявить претензию к фирме-подрядчику, из-за того, что в монтаже участвовали не уполномоченные на то люди, виноватыми в итоге оказались бы мы.

Ведь, что выяснилось: те монтажники-дебоширы строили у себя в городе такой же завод, поэтому у них появился опыт, которым за бесплатно решила воспользоваться фирма, чтобы своих настоящих сотрудников не посылать - вот и вся хитрость, вот такие джентльмены - рассказ Георгия без преувеличения потряс его внимательных слушателей.

- А почему тот представитель, даже когда обман вскрылся, не только не извинился, а наоборот стал обвинять тебя, что не соглашаешься участвовать в их афёре, - спросил Александр.
- Да, и ещё обвинил тебя, что ты не джентльмен, - усмехнулся Никита.
- Для него, чтобы быть джентльменом - нужно быть мошенником! - дал пояснение Александр.
- Не мешать таким, как он джентльменам быть мошенниками, - предложил вариант на рассмотрение Никита.
- Шутки шутками, а слово теперь за этими ребятами: не удалось обдурачить нас сейчас, они постараются сделать - это позже, принцип системы: nothing personal, it′s bysiness, контракт контрактом, но любая возможность не соблюдать его будет использована, мифы и сказки о порядочности этих, мягко говоря, личностей заканчиваются там, где появляются деньги - поэтому никаких эмоций, входим в состояние готовности к обману, к реальной подлости и работаем, - сказал Георгий.
- Со временем мы сами можем стать таким сортом людей! Принцип: с волками жить, по-волчьи выть, нас стороной не обойдёт. Я, пожалуй, никогда к этому не привыкну, - рассказал о своём настроении Александр.
- Честно говоря, мне тоже не по себе: действовать настолько примитивно, зная, что их ложь обязательно будет вскрыта - это вызывает во мне отвращение, - выразил Никита свои чувства.
- Пусть каждый отвечает за свои дела и поступки, оставь им своё, они сделали то, что сделали, не ты, - дал определение произошедшему Георгий.
- Нет, правда! Врут в наглую и думают никто не заметит! - тон Веры указал на возвращающуюся к ней живость и весёлость.
- Так и думают, - Георгий заметил, что выражение Веры содержало в себе задор, он тут же поддержал его насмешливой интонацией своего высказывания.
- Считают нас полными дураками? - удивился Александр.
- Нет, себя считают очень умными, - выправил мысль Георгий.
- Смотри места в автобусе стало много, - сделал притворно-удивлённый вид Никита и медленно провёл вытянутой рукой по воздуху.
- Это точно, он не резиновый, всех в долину изобилия не отвезёт, - сказанные Верой слова, без преувеличения удивили всех, от неё такой жёсткой, мужской правды никто не ожидал.
- Never say "yes", always say "no" - никогда не говори "да", всегда говори "нет", - случай ли родил высказывание, или человек по имени Никита породил его - принципиального значения для коллективного разума не имело, его восприятие было готово к тому, чтобы оценить мысль как весёлую и вызвать в себе реакцию, соответствующую определённому настроению: три мужчины и одна женщина рассмеялись.

На заднем сиденью автобус раздалось: "...yes, yes, yes, yes," - Никита тут же воспользовался своим приёмом: "...no, no, no, no," - в салоне автомобиля произошёл взрыв смеха.

* * *

Один за одним пассажиры автобуса покинули его, отзвуки: " ...до свидания, пока, до завтра, see you, bye, see you tomorrow, bye-bye," - плавали в сознании, и создавали приятную музыку из человеческих пожеланий, Георгий смотрел вслед уходящим людям, они дали ему обещание вернуться на следующий день, он был нужен им, возникшее понимания своей значимости доставило молекулы радости во все части организма человека.

- Георгий Андреевич, нужно на нефтебазу гарантийное письмо с печатью отвезти, чтобы для нас было спецобслуживание. С бензином сейчас проблемы. На заправках очереди. Отпускают не больше двадцати литров на одну машину, - выглядывавшее из-за занавески вытянутое лицо Глеба имело озабоченный вид.
- Отвези, я тебе его дам, оно у меня с собой, - предложил Георгий решение проблемы.
- Вам нужно самому, там расписаться нужно в бумагах, так что я не могу, - отклонил по веской причине оказанное ему доверие Глеб.
- Не поздно сейчас этим заниматься, время-то уже вечер? - поинтересовался Георгий у водителя автобуса.
- Нет, там при нефтебазе АЗС, я договорился, что мы после работы туда заедем, у женщины там, у старшей по смене, она ждёт нас, у неё документы все, расписаться Вам только и всё, а ещё гарантийное письмо им оставить, сказали, что Вы знаете какое, надо съездить, а то мне завтра не заправиться, - следствием логично построенного объяснения Глеба явилось появление не менее логичного ответа Георгия.
- Поехали, поехали, Глеб, какой разговор, - успокоил разволновавшегося шофёра Георгий: "Я тоже еду, и я, и я," - раздались голоса Веры, Александра и Никиты.
- Поехали! - с готовностью согласился Георгий с желаниями друзей.
- "Я" - это хорошо, - сказал Георгий.
- Почему? - спросил Никита.
- У обывателя "я" - последняя буква в алфавите, и вообще считается, что - это неприлично, а у бизнесмена "я" - это самое лучшее, из того, что есть на свете, вот об этом на самом деле мы не переставая ведём разговор: нужно учиться любить себя, когда приходит чувство любви к себе, приходит уважение людей, приходит успех, - рассказал Георгий о своём понимании "я".
- Выходит, что любовь к себе понуждает людей отдавать деньги обладателю такой страсти, - сделал неслыханное умозаключение Никита.
- Вынудить кого-либо за счёт любви к собственному эго отдать тебе деньги - это успех? - обратил Александр внимание на необычную связь между личным и общественным.
- Не вынудить, а пробудить желание, и не отдать, а добровольно передать деньги в полное распоряжение с наилучшими пожеланиями дальнейшего процветания и успехов. Но сказал ты удивительно точно про то, что за любовь выставляется счёт, вот как раз его и оплачивает потребитель.

Человек обозвал своим именем товар или услугу, выразив тем самым своё отношение к себе, и вот случилось так, что его предложение понравилось людям, и они стали покупать его продукцию, отдавать свои деньги за выдумку бизнесмена, а он стал богатеть, и что в этом плохого? - озадачил Георгий друзей-насмешников?

- Вам же говорят: в бизнесе можно себя любить, до чего же вы бестолковые! - поддержала Вера своего директора.
- Богатым можно всё - можно любить, а можно не любить, - дипломатично возразил женщине Никита.
- Ты доберись ещё до этого состояния, - Александр обратил внимание на тщетность рассуждений о том, что неизвестно.
- Неправда, долина изобилия существует, и мы как раз туда и направляемся, - заявила Вера о своём полном несогласии с пессимистическими настроениями Александра.
- Для кого-то и нефтебаза - долина изобилия! - все засмеялись, сравнение Веры было неосторожным и в какой-то степени неаккуратным, хотя она по-женски опять интуитивно угадала и попала в точку, говоря о том, что автобус везёт их к избранности и достатку в тот момент, когда у большинства он отсутствовал.
- А хотя бы и так! Без нефти-то никуда, нефть - это чёрное золото, - Вера праздновала победу, ответить ей было нечем, как не морщил Никита лоб, он не смог родить ни одной достойной утверждения мысли, его сознание, испещрённое язвительными высказываниями на все случаи жизни, ничего не смогло противопоставить новшеству двадцатого столетия, облеченному женщиной в изящную словесную форму.

* * *

- Когда человек богат, время для него замедляет ход, его блаженство тянется, когда человек беден, время для него летит, его горе как гора через которую надо как можно быстрее перебраться, чтобы оказаться в долине изобилия, склоны той горы усыпаны гниющими телами тех, кто не смог добраться до богатства, они не знали того, что к нему нужно не идти, а лететь и поэтому погибли из-за того, что им не хватило жизни на дорогу к своей мечте. Когда летишь время останавливается, когда идёшь пролетает жизнь, - аллегория позволила Георгию выразить внезапно возникшие в нём чувства и догадки, слушая друзей он в очередной раз признал то, что без мечты жизнь - это топтание на месте. Сделанное открытие мужчина тут же сделал гласным.
- Для кого-то и мечтать вредно, вчерашний вечер продемонстрировал, как простое желание выпить и закусить нахаляву, печально закончилось для изобретателей скромного стремления, - Никита отыгрался по полной программе: мало того, что он нашёл удачный пример, позволяющий высмеять теорию Георгия, сторонницей которой успела стать его соперница в острословии Вера, так он ещё и воспользовался своими мимическими способностями для экспрессивного выражения восторга собственными ментальными способностями, чем между прочим подтвердил мысль: "люби себя и тебя будут любить другие!". Так всё и случилось - самовлюблённость Никиты всем понравилась и вызвала ответные чувства в виде приятного коллективного смеха.
- Они были неправы, за чужой счёт мечты не сбываются, - при всём своём уважении к другу, Георгий был вынужден указать на ошибочность, сделанного им вывода.
- Ах, за мечту ещё нужно платить! - поразился Никита тому, что даже эфемерные полёты сознания требуется оплата.
- Да, конечно, - невозмутимо подтвердил его жеманные кривлянья Георгий.
- И чем же, к примеру, нам платить? - включился в интереснейший разговор Александр.
- Надо создать первоначальный капитал, - классическая фраза повергла всех в уныние.
- Как в "Капитале" у Карла Маркса, - назвал источник мысли Никита.
- Испачкаемся, потом не очиститься, - сообщил о своих опасениях Александр.
- Очищение? Каждый понимает его по-своему, кто-то считает, что оно ему не требуется, а кто-то всю свою жизнь спасает себя, - Георгий напомнил друзьям о том, что правда не в том, что когда идёшь по дороге, то её пыль покрывает одежду путника, а в том, что тот, кто стоит на месте не меняется.
- Для того, чтобы раздеться, нужно сначала одеться, - Никита тут же вспомнил гениальную формулу познания жизни: как можно узнать, не узнавая?
- Знать надо, что одевать на себя, - строгим голосом дала совет разумная женщина.
- Да, кто же знает? - загадочно улыбнулся Александр и обнял Веру.
- Зайти в реку и не замочить ноги не получится, - согласился Никита с тем, что тела имеют вес, а сила тяготения сближает их.
- Если хочешь получить то, что имеют богатые, нужно идти к ним, жить их жизнью, принимать их поступки и поступать также, как и они, - выразил Георгий предположение о том, как нужно себя вести при встрече с богатством, тем самым, показав, что его умственные заключения были близки к выводам Никиты - к богатству надо приблизиться на достаточно близкое расстояние, и оно притянет того, кто это сделал.
- Выигрывают самые безбашенные, получается? - определил степень того состояния, в котором должен находиться человек, чтобы у него получилось овладение успехом.
- Вначале может быть и так, но потом всё достаётся расчетливым, беспринципным и наглым, - на какую-то секунду воображение Георгия унесло его в летний день, в котором он стал свидетелем картины того, как маленький воробей, первым заметив на земле большой кусок хлеба, хватает его своим маленьким клювом, отчаянно машет крыльями, поднимается вместе с ним в воздух и какое-то время летит, но тяжёлый кусок тянет его к земле, а тут ещё окружившие его в воздухе сородичи пытаются на лету вырвать у него кусок еды из клюва, маленькая птичка стремительно лишается силы, и теряя высоту начинает своё падение вниз, к земле, вскоре воробей оказывается на ней: он прыгает на своих тоненьких, трёхпалых ножках то в одну сторону, то в другую, а его галдящие серо-коричневые соплеменники бьют своими изогнутыми клювиками по куску хлеба торчащему из раскрытого чуть ли не на сто восемьдесят градусов клюва их собрата - добытчика богатства, которым для воробьёв является корм, если он есть - они счастливы, они весело чирикают, если его нет, они сидят нахохлившись и молчат.

Какой-то особенно ловкий воробей сумел всё-таки выбить кусок хлеба у товарища, тот упал на землю, чириканье дерущихся за корм стало звонким, к нему добавилось хлопанье маленьких крылышек, подлетающих со всех сторон многочисленных воробьёв. В их скученной массе кусок хлеба потерялся, судьба его становилась всё более и более неясной, вдруг над землёй пронеслась тень, воробьи как сноп искр разлетелись по сторонам, большая, серая ворона с чёрной головой и огромным чёрным клювом с лёгкостью приземлилась неподалёку от того места, где недавно происходила суета, толканье, выхватывание друг у друга куска хлеба.

Кушанье лежало на земле, нисколько не уменьшившись в размерах, воробьи, занятые борьбой за его обладание даже не успели отщипнуть от него и крошки. Ворона сделала несколько прыжков. Она прыгала боком, после каждого прыжка птица останавливалась, крутила головой, а потом продолжала перемещаться в сторону, испачканного пылью комка еды. Когда она оказалась рядом с ним, в кронах деревьев, на которые присели испуганные большой птицей воробьи, раздались чирикающие звуки сожаления: "Ах, ах, ах, - говорили воробьи, - наш хлеб, наш хлеб!" Ворона посмотрела на них серо-голубыми глазами, захватила клювом кусок хлеба, который в сравнении с ним уже не казался таким уж и большим, после этого, сделав несколько прыжков для разгона, птица одним взмахом крыльев подняла своё жирное тело в воздух, несколько отчаянных воробьёв бросились за ней, но вскоре отстали от серой хищницы.

- Вот видишь, безбашенным, наглым, расчётливым! - отметил необходимые для захвата богатства качества.
- У них не только страха нет, им и терять-то нечего, - Никита указал на то, что обладателей таких качеств как правило интересует борьба за богатство, а не само богатство.
- Получается, что это не борьба пролетариата с капиталом, а борьба за капитал, - мысль понравилась Александру, на это указывало теребление волос бороды, отсутствующий взгляд блестящих глаз и что-то вроде блуждающей улыбки под каштановыми усами.
- Именно! - торжественно воскликнул Георгий.
- А кто тогда за него борется? - задала вопрос Вера.
- Все со всеми, в этом смысле торжествует справедливость - все равны, - рассказал Георгий об участниках игры - "оторви от меня свой кусок".
- Как же право сильного? Его, что не стало? Нет разве больше этой несправедливости? - Александр недоумевал: "А куда же делись антагонисты?"
- В отношении капитала её нет, больше нет, он как капля перетекает от одного к другому, он никому не принадлежит, все могут пользоваться им, те кто на время стали его обладателями знают об этом и живут в постоянном страхе потерять каплю энергии, которая согласно закона сохранения никуда не исчезает, а только перетекает из одного состояния в другое, из кармана одного в карман другого, поэтому они рано или поздно теряют данное им на время богатство, оно достаётся опять же на время другим, - разъяснил Георгий причину исчезновения непримиримых противоречий между богатыми и бедными.
- Надо признать, что в этом смысле много, что переменилось, каких-то сто, двести лет назад считалось, что богатство - это для избранных, а удел большинства - бедность и лишения, теперь жизнь стала заметно веселее, - Александр почти что согласился с Георгием.
- Эволюция системы! Она живая и развивается в соответствии со своей выгодой, с ней не бороться надо, а приспосабливаться к ней, - очередное утверждение Георгия показалось друзьям противоречивым.
- По-твоему получается, что общественное устройство - это данная людям система, как и сама жизнь, - Александр не скрывал своего недопонимания.
- Не по-моему, а так заведено, - сказал Георгий.
- Кем? - спросила Вера.
- Системой, - объяснил Георгий.
- Там тоже система, - Никита посмотрел на небо.
- Да, - спокойно сказал Георгий.
- Мне что-то не по себе, - нервно засмеялся Никита.
- Осенью я съел апельсин, в нём были две косточки, мне пришла в голову идея воткнуть их в землю в цветочном горшке, прошло полгода, при поливке комнатного растения, два, появившихся рядом с ним, зелёных побега привлекли моё внимание, их происхождение было непонятным - это обеспокоило сознание, через некоторое время оно дало подсказку, указывающую на причину возникновения нежных стебельков с листиками: мои спонтанные действия, совершённые несколько месяцев назад пустили корни, а затем проросли над поверхностью земли, - рассказал Георгий историю своего биологического опыта.

* * *

Количество машин, ожидающих своей очереди на право получить заветные двадцать литров топлива, не вмещалось на территории автозаправочной станции. Растянувшаяся на сотни метров вереница из грузовиков, легковых автомобилей, фур, автобусов, спецтехники, среди которой были автокраны, бетономешалки, цементовозы, молоковозы, хлебные фургоны, замерла на обочине дороги, её начало упиралось в запруженную транспортом площадку АЗС, конец постоянно прирастал новыми, останавливающимися механизмами.

Глеб, не сбавляя скорости, вёл автобус параллельно линии застывших автомобилей, Георгий подумал: "Как можно миновать всю эту очередь, чтобы оказаться рядом с красно-белым столбиком с окошком, за стеклом которого есть стрелка, указывающая на количество топлива, поступающего в бак автомашины через отходящий от него резиновый шланг с железным, раздаточным пистолетом? Возможно ли - это?"

Рядом с местом, где очередь заворачивала к заправочной станции, Глеб плавно сбросил скорость, Георгий увидел, что на въезде на территорию нефтебазы, имелся небольшой просвет, в него и въехал автобус, далее он протиснулся между двумя машинами и оставив слева от себя нагромождения из технических средств передвижения, поехал вдоль правой границы земельного участка, в сердцевине которого происходило распределение двадцатилитрового права на движение.

Автомобиль обогнул небольшое, выбеленное кирпичное здание, позади него находился заветный красно-белый столбик с окошком, возле него и остановилось кручение колёс автобуса. На топливораздаточной колонке висела прямоугольная табличка белого цвета, на ней большими, красными буквами было написано: СПЕЦОБСЛУЖИВАНИЕ.

- Пойди и возьми, тебе всё дано, - прозвучали слова напутствия Никиты.

Женщина про которую говорил Глеб, находилась внутри помещения, она была в синем халате, её все звали Ивановна, попытка Георгий выяснить у неё имя закончилась тем, что она сказала ему: "Зови меня просто Ивановна," - спорить с королевой бензозаправки мужчина не стал, и поэтому согласившись с её предложением, обратился к ней так, как она того хотела: "Ивановна, где расписаться-то нужно, покажи мне," - она и её подруга - сменщица хохотнули: "Во, мужик пришёл! - улыбнулась Ивановна, - здесь расписывайся и тут," - женщина ткнула пальцем в два места на бланке заявки. "Счастливой дороги, заезжайте, если что, спецобслуживание," - бросила она на прощанье, Георгий закрыл за собой дверь, за ней раздался приятный женский хохот.

* * *

- Учитесь оперативности, - выразила Вера восхищение той скоростью, с которой топливный бак автобуса был полностью заправлен.
- Честно говоря - это неприлично, страна стоит, город стоит, а мы на особом положении: объехали всех и в прямом, и в переносном смыслах и радуемся. Наглость, конечно - второе счастье, но меру тоже нужно знать, - нотка ревности проскользнула в голосе Никиты, ни к чужим успехам, нет, ни в коем случае, а к тому, что поводом для женского одобрения явилось банальное материальное благо в виде ста с небольшим литров моторного топлива, добытого по мнению мужчины не совсем честно, но именно - это обстоятельство, как видно, тревожило Веру меньше всего.
- Ты чего Никита ворчишь? От папы номенклатурщика убежал, попал в лапы нарождающегося бизнеса и увидел, что методами твоего отца, оказывается пользуются на широкой коммерческой основе! Делай вывод - от системы не скрыться нигде, так что не терзай себя, примирись с собой и помирись с любящим тебя родителем. Делаем вывод: я здесь ни причём - правила такие! И почему наглость, фарт сам по себе прёт, только руки расставляй, грех не пользоваться, - Георгий рассмеялся счастливым смехом, осознание того, что именно он льётся из него, привело к тому, что, возникшее в нём чувство удовольствия ещё более усилилось: "У меня появилась способность непроизвольно радоваться успехам, раньше я их воспринимал с серьёзным лицом," - подумал мужчина.
- Гляжу на всё это, и меня, честно говоря, охватывает страх, возникает предчувствие чего-то нехорошего, правильно Георгий Андреевич подметил, что бизнес не сам по себе развивается, вот увидите будет он, как и прежде номенклатурный, как опомнятся хозяева старой жизни, так всё заново под себя подомнут, а мы будем снова за бортом. С боку мы, понимаете - с боку! Мы не с теми и не с этими, не нужны мы и не тем, и не этим, - сказал задумчиво Александр.
- Страх - это косвенное пожелание себе зла. Испугался человек - значит он уже представил, как зло овладело им, эта картинка воспринимается мозгом как задание, которое нужно выполнить, проходит время и личность получает то, что спроектировала своим страхом, - Георгий с готовностью прокомментировал слова, выражающие неуверенность друга и его настрой.
- Это, ты загнул, Гера! Всегда есть причина для переживаний, и что делать с этим, мозги себе запаять? - подверг друга безжалостной критике Никита.
- Как быть? Не верить страху! Правило двух слов: верю, не верю. В хорошее надо верить, в плохое не верить, всё так и будет! - Георгий полагал, что эти два слова действуют как двери - одно открывает, а другое закрывает вход в душу человека.
- Ты думаешь, что это возможно - управлять собой и своими чувствами? - спросил Александр.
- Если тело какого-либо человека предназначено для миссии, то им управляет жизнь, - однозначность ответа Георгия вызвала затишье в салоне автобуса, гудение его мотора и шелест шин тут же заполнили возникшую пустоту безмолвия, но ненадолго.
- А если нет? - спросил Никита.
- Если нет, то в нём идут процессы, оно никому не нужно, кроме самого человека, вот и делайте выводы, - Георгий говорил уверенно, он знал, что всё так и есть, только он не знал, откуда ему была известна правда.
- Нет я больше не могу - это слушать! Что же тогда такое - человек? - эмоциональное состояние Веры указывало на возникновение в её голове множества вопросов, на которые она требовала незамедлительных ответов.
- Биологический процесс! Листик на дереве, червячок на нём, птичка, которая пролетая мимо схватила его и отнесла своим птенцам, а те разорвали его на куски и съели, кошка, которая заметила на ветке дерева гнездо с птенцами и съела их, собака, которая разодрала спустившуюся с дерева кошку, волк, который сожрал собаку, человек, который застрелил волка, и тут же умер от инфаркта, его тело положили в землю, процессы происходящие в ней, разложили его на составные части: на воду, на органические вещества, в том числе на углерод, водород, кислород, а корни дерева, на котором растёт листик извлекли из земли необходимые для него химические элементы, и он зазеленел, стал аппетитным для червячка, к которому уже летела птичка, и так до бесконечности.

Каждый для кого-то предназначен, зачем, к примеру, плесени убивать бактерии на стенках колодца, из которого люди воду для питья берут? Я отвечу вам - для того, чтобы они не причинили вред здоровью человека! А, что её, об этом просили? - закончил своё выступление Георгий.

- Нет я не могу! Мне стало совсем плохо, мистика какая-то, просто жуть и всё тут, - призналась Вера в постигшем её недомогании, связанным с неспособностью восприятия разумом примитивного объяснения течения жизни на Земле.
- Мы просто молекулы ходячие, - поддержал возмущение женщины Никита.
- Да, жестковато, Георгий Андреевич - безжалостное срывание масок с поэтики жизни: жри, хватай, тащи, - Александр несколько раз усмехнулся, покрякал от избытка охвативших его чувств, лицо его покраснело.
- Пока есть силы, пока молодой, - Георгий не щадил своих друзей, он подлил масло в огонь недовольства жребием, данным человеку природой, мужчина указал на то, что времени мало, можно и не успеть урвать свой кусок корма.
- Вот поэтому миром правит страх, - Александр понял, отчего сердце порой сжимается в предчувствии чего-то недоброго, как - это случилось с ним совсем недавно.
- Так не будем же бояться ничего, будем рвать, хватать, тащить пока молодые и сильные! - Веру охватил восторг, ей стала понятна формула процесса взаимодействий всего со всем - рождение во имя поглощения, поглощение во имя рождения.

Молчание мужчин указывало на их нерешительность, они растерялись, конкретное и в каком-то смысле дельное предложение женщины нисколько не ободрило их, не пробудило в них горячих чувств, толкающих на безрассудные поступки, результатом которых зачастую становятся ошеломительные победы, достижения, приобретения - признаки того, что её слова повысили жизненный тонус друзей никак не проявляли себя.

- Я что-то не так или не то сказала? - не выдержав, по всей видимости, для неё мучительной тишины, Вера выступила с воззванием немедленно её нарушить.
- Вера, ты всё абсолютно правильно сказала. Нужно действовать. Ошибок будет сделано много, но - это лучше, чем, если бы они совсем не были сделаны. Надо действовать, пробовать, стараться. Мы мало, что знаем, мало что понимаем в бизнесе, в экономике, в законах, мы не знаем ни этики, не правил делового поведения и оборота, но мы знаем точно, что если мы будем только говорить о бизнесе и не будем заниматься им, то мы так и не сдвинемся с места.

Посему я считаю, что из нас четверых, Вера - самый настоящий бизнесмен, - твёрдым слогом формулировал мысль Георгий , показывая насколько он уважает решительность Веры и её обаяние.

- Бизнесвумен! - Александр не имел никаких дискриминационных намерений, он искренне согласился с высказыванием Георгия, ему только хотелось подчеркнуть насколько изящна и миловидна была деловая женщина.
- Настоящая бизнесвуменка! - пошёл ещё дальше Никита, обращая внимание на жизнерадостность, пыл и оптимизм Веры.
- За Веру, надежду, любовь! - предложил проект будущего тоста Георгий, его тут же поддержали Александр и Никита.
- За нашу Веру! - дружно прокричали друзья.
- За всех нас! - крикнула счастливая Вера.

Состояние восторга жизни передалось железному механизму, в нём возникли мурлыкающие звуки, к ним добавились шипящие звуки шелеста шин, они вместе создали мелодию, под которую автобус качаясь из стороны в сторону танцевал на асфальте, подмигивая себе жёлтым светом двух круглых фар.

* * *

Прошёл месяц. Исполнение взятых на себя обязательств приобрело монотонный характер, новизна ощущений утратилась, жизнь небольшого отряда людей, занятого каждодневным сопровождением компании специалистов для того, чтобы рабочий коллектив смог расшифровать код устройства по производству некоего продукта потребления, была подчинена плану, составленному системной пирамидой, в которой ни одна из обслуживающих её команд не имела права на вольности в процессах сборки технологической конструкции.

Единственно на что в полной мере не могла распространить своё влияние производственная пирамида - это была частная жизнь участников сложившегося союза людей. Стройка переплела их мысли, желания, чувства, в какой-то мере и судьбы в единый канат, назначением которого было волочение идеи продавца на фундамент её покупателя, исполнители этой задачи осознавали свою роль, и страстно хотели получить за неё максимально-возможный гонорар.

Материальный мир измеряем, многое, что есть в нём, имеет стоимость, а то из этого, что можно продать, ещё имеет и цену, её мера в большинстве случаев универсальна и приблизительно схожа для всех стран мира и для всех народов мира: золото - есть золото, алмаз - есть алмаз, хоть в Австралии, хоть в Америке, хоть в Европе, хоть в России, но есть и такой вид товара, цена которого, в зависимости от ситуации может быть и дороже золота, и меньше стоимости спичечного коробка, как правило цену ему назначает не продавец, а покупатель товара, но иногда, очень редко в сравнение с общей массой сделок с этим предметом торговли, цену ему назначает сам владелец товара.

Во всём есть мера, для всего есть мера, но кем она определена, в чём она определяется и какова мера меры знают только налоговые инспектора, но что касается этого вида товара, то даже они - те которые призваны получить максимальное количество податей с людей, с вещей, со всего, что: движется и не движется, что лежит на земле или в ней, летает и парит над ней, что плавает и за то, в чём плавает то, что плавает, так вот - даже эти сборщики общественной дани смогли определить лишь минимальную цену этому продукту труда, начальная стадия создании которого, требует обязательного участия двоих людей - отца и матери, затем к ним прибавляются воспитатели детского сада, учителя школы, преподаватели специальных профессиональных заведений, институтов, академий, аспирантур, докторантур, учреждений повышения квалификации и ещё много тех, кто отдаёт свои силы и знания только для того, чтобы получился - специалист!

Наступает тот день, когда человек в первый раз приступает к продаже своего мастерства, своих способностей, своих умений. Нехитрое наблюдение позволяет ему определить себе цену: оказывается, при всей своей неповторимости и более того уникальности, он невероятно схож с десятками, сотнями и даже десятками тысяч подобных ему специалистов, нафаршированных одинаковыми системными знаниями, которые необходимы для функционирования общественных или производственных организмов.

В двери какого бы офиса он не постучал в поисках покупателя его рабочей силы, его всюду встречали два вопроса, о том - кто он, и с чем связано его появление там, иными словами: чего это он вдруг подумал, что он непременно нужен выбранному им предприятию.

Человек начинает адекватно, согласно исторической данности, относиться к тому, что неприятное по своему звучанию определение - рабочая сила, содержит в себе что-то от рабства, от силы животного, которое используют лишь только для того, чтобы впрягать в каждодневный хомут забот по доставке хозяину материальных благ, и он смиряется со своей участью.

Спустя некоторое время приходит понимание того, что выбирает не он, а выбирают его - минута просветления, надо сказать, не такая уж и приятная для многих! После трети деятельной жизни проведённой в окружении родительской любви и заботы выясняется, что для закупщиков человеческой энергии важна только она, носитель же её нисколько не интересен для них, более того, после двух третей, отпущенного человеку для активного труда срока, возникает безразличие и к самой энергии, в виду изменения её качества.

В редких случаях мастеров своего дела всё же ищут так же, как, например, разыскивал их Георгий, тогда у специалиста появляется возможность продать себя в соответствии с собственными представлениями о мере стоимости его нужности, однако односторонняя диктовка своих условий может привести к возникновению противоречий между личностью и системой, которые в свою очередь могут спровоцировать борьбу, в которой как известно бывают побеждённые и победители.

* * *

Георгий давно заметил, что, если вдруг, как бы невзначай, он начинает думать о какой-то неожиданной теме, то вскоре ему и на практике придётся столкнуться с проблемами, имеющими отношение к ней.

- Потребители - это солнце для производства, как оно питает мир своей энергией, так и они питают заводы и фабрики своей нуждой, своим голодом, - Георгий посчитал образное сравнение удачным, поэтому смело озвучил его, Никиту же оно удивило.
- Солнце голодное? Что ему нужно от нас? - насмешливый тон вопроса указывал на недоверие человека к высказанному предположению.
- Мы что-то должны создать! Сделать! Понимаете, что - это открытие! Никита, спасибо, ты просто гений! - Георгий выкрикивал фразу за фразой, очевидно, что они были очень важны для его автора.
- Его зажгли, понимаете специально зажгли, включили попросту, а потом нас зажгли, мы горим, но вот во имя чего пока неясно, - Георгий предположил, что во Вселенной имеется сила, которой что-то нужно от людей.
- Я где-то - это уже слышал, - сказал Александр.
- Где? - удивился Георгий тому, что его открытие кем-то уже было открыто.
- Антуан де Сент-Экзюпери, "Маленький принц", что-то похожее там было, - Никита назвал источник открытия и человека, извлекшего оттуда ценную для людей планеты Земля находку.
- Почему не ясно! Твоя теория предельно чётко указывает на цель, - сказал Александр.
- Ну и какая она по-твоему? - поинтересовался Георгий.
- Роботы! - выкрикнул Никита, все засмеялись.
- Да логично, если потребители ради производства, то производство ради себя, - без тени иронии Александр допустил правоту Никиты.
- Хорошо, версия принимается, - присоединился Георгий к мнению коллектива мыслителей.
- Если только, ни для кого-то или для чего-то другого! Ух ты, как выразилась! Ребята я начинаю привыкать к мужским фантазиям! - включилась Вера в творческий процесс.
- Ты про что, Вера, - спросил Александр.
- Про потребителей, - сказала Вера.
- Точно одно - это ещё одна тайна - мы что-то должны сделать, все мы - человечество, - Георгий сильно радовался тому, что в своих размышлениях натолкнулся на очередную тайну, которую предстояло разгадать.
- Создать что-то? - Никита не мог вообразить, что могли бы создать люди-потребители столь исторически ценного, если в основе их устремлений, необходимостей была лишь энергия в разных её проявлениях.
- Или справиться с чем-то, - сказал Георгий, считавший, что для удовлетворения энергетических потребностей человека требуются не просто каскады электростанций, горы продуктов питания, масса развлекательных заведений, учреждений науки, образования, искусства, мужчина полагал, что энергия имела две стороны, как и в душе человека в ней было тёмное и светлое, а поэтому требовалось научиться разделять эти две силы.
- Поэтому нужны потребители? - отреагировала на глубину мысли Вера.
- Да, их нужно много, - сказал Георгий, количество могло оказать влияние на качество - это истина давно известная.
- Солнце бесплатное, за него не надо ничего платить, - поделилась своим наблюдением Вера.

* * *

Спустя два дня после этого разговора произошло то, что Георгий ждал, но к чему не был готов. Коллектив нанятых им переводчиков взбунтовался, посланные им парламентёры Михаил Олегович и Зинаида Алексеевна, изложили условия выдвинутого ультиматума и потребовали немедленного исполнения его пунктов, их было два: повышение заработанной платы на сто процентов, улучшение условий труда, под этим понимались обеды за счёт работодателя.

Георгий внимательно выслушал заявителей. В связи с тем, что явление, в которое его погрузила предпринимательская деятельность было малознакомым, мужчина испытал трудности при определении чувств, необходимых для выражения реакции на решение шестерых нанятых им для работы человек объявить забастовку.

- Мы знаем сколько стоит наш труд, - пугал Михаил Олегович своей осведомлённостью.
- Да, Георгий Андреевич, нас не устраивают Ваши жалкие подачки, мы требуем человеческого к нам отношения, - вторила ему Зинаида Алексеевна, она тут же перешла от заявлений к обращениям категорического характера.
- По сути, мы находимся в командировке, к положенному нам жалованью нам должны платить ещё и суточные, - Михаил Олегович пригрозил юридическим спором.

Слова благодарности за предоставленную возможность подхалтурить, заверения в том, что Георгий останется довольным сотрудничеством как с ним, так и с его коллегами, были забыты, ощущение собственной исключительности, позволяющей изменить свой социальный статус, пусть в небольшой группе людей, пусть и на короткое время, всего на несколько месяцев, заставило человека пренебречь осторожностью и бросило его на передний край борьбы с системой за справедливый раздел куска корма. "Насколько наивны эти помыслы," - подумал Георгий, но ничего не сказал.

- Вы должны нас кормить обедами, причём точно такими же, какими Вы откармливаете наших подопечных, требуем равного к нам отношения и единого с ними стола, - конкретика Зинаиды Алексеевны восхитила Георгия, но о небольшом уточнении он всё же её попросил.
- Простите, Зинаида Алексеевна, что Вы понимаете под "единым столом", - последовало незамедлительное подтверждение того, чего он опасался.
- Если мы единый производственный коллектив, то мы и есть должны одинаково, а это значит, что мы должны сидеть за одним с иностранными рабочими столом, - более того замысел, Зинаиды Алексеевны, исполнение которого она желала возложить на Георгия, был не просто неисполним, он угрожал самому существованию международного контракта.
- Почему только вы, тогда и я, и мои помощники, и наши, местные монтажники, работающие на площадке тоже должны сидеть с ними за одним столом, - Георгий попытался разъяснить женщине и её спутнику, имевшему не менее революционные намерения, что их мечтания нереалистичны.
- Они нас не интересуют, они сами по себе, мы сами по себе, - Зинаида Алексеевна, глазом не моргнув, провела между бастующими и названными Георгием лицами глубокую межу.
- Понятно, получается, что я вас также не интересую, - сделал смелое предположение Георгий.
- Мы наёмные работники, а Вы паразитируете на наших умениях и способностях, между нами не может быть ничего общего, - отредактировала свою мысль Зинаида Алексеевна, сделав её доступной для осмысления.
- Завтра мы работаем согласно нашего первоначального договора последний день, для того, чтобы заключить с нами новое соглашение Вам придётся принять наши условия, в противном случае в понедельник мы на работу не выйдем, - предложение сдаться и подчиниться воле большинства прозвучало решительно, тон его, как и полагается при таких разговорах, был угрожающим, карательные меры к Георгию, в случае его несогласия с предложенной схемой раздела ВВП предприятия "Эрлов", в нём были обозначены, всё указывало на проработанность и на подготовленность восстания.

Неожиданно предъявление претензий закончилось, добивавшиеся их исполнения мужчина и женщина, как по команде повернулись и уже было собрались уйти, намерение подтверждали легко-читаемые движения тел: первый шаг в сторону от работодателя, уклон туловища к выбранному направлению движения, спины людей, на которых в складках укрывающих организмы одежд читалось: "НЕТ, МЫ НЕ СОГЛАСНЫ!"

Георгий встряхнул головой, чтобы избавить себя от неприятного видения: "Вот оно первое чувство, теперь я знаю тебя, - мужчина дал наконец-то название происходящим в нём переживаниям, - ты - это растерянность, которая лишила меня рассудительности и способности принимать решения."

- С обедами согласен, я договорюсь по этому вопросу, но только не за одним столом, не могу нарушать условия контракта, - начал мужчина улаживать классический конфликт интересов труда и капитала, хотя таковым он себя не считал. Парламентёры медленно развернулись и заняли свои прежние позиции, их лица излучали: "Готов, спекулянт!"
- Неправда! Они сказали нам, что хотят во время обеденного перерыва общаться с нами и вместе с нами кушать, - Зинаида Алексеевна приступила к обличению действительного лица Георгия, он и не предполагал, что оно было настолько неприглядным: "Как такое могло случиться - за его спиной зрел заговор, а ни он, и ни его помощники - Вера, Александр и Никита не знали об этом. А может они всё же знали?" - догадка привела Георгия в полное смятение.

- Сложности перевода! Вы скорее всего не поняли этих людей, свой стол они не собираются делить с вами, - пытаясь выиграть время для рождения правильной мысли, мужчина сказал первое, что ему пришло в голову.
- Мы всё правильно поняли, Георгий Андреевич, о действующих в европейских странах тарифах на услуги переводчиков они нам тоже рассказали, так что мы знаем насколько Вы нас ограбили! - Зинаида Алексеевна использовала для своих обвинений сокрушающие, беспощадные факты дезинформации воспаленной, человеческой зависти.
- Что ещё они Вам рассказали? - потребовал Георгий полного отчёта об оказанной на забастовщиков подрывной пропаганде.
- Достаточно много интересного, чтобы прервать с Вашим предприятием всякие отношения и заключить с ними прямые договора, - свидетельство Михаила Олеговича повергло в прах представления Георгия о порядочности и благоразумии отдельных людей.
- Или Вы немедленно принимаете наши условия, или в понедельник мы на работу не выходим, - выколачивала капитуляцию директора Зинаида Алексеевна.
- Предлагаю вам успокоиться, - Георгий сделал шаг назад от атакующих его людей.
- Нет! Мы не согласны! - сообщила свои откровения раскрепостившаяся женщина.
- В понедельник можете на работу не выходить, договора с вами я продлевать не буду, - непроизвольно вырвались категоричные слова у Георгия - правильная мысль родилась!

* * *

Строительная площадка, облюбованная протестующими для выражения своего недовольства в качестве сцены для спектакля под названием "Бунт интеллигенции", позволила им проявить свои лучшие качества, они есть в каждом человеке, но не у каждого хватает решимости совершить душевный подвиг и сделать тот единственный шаг или шажок, который мгновенно переносит действующее лицо из одного состояния в другое, из одной жизни в другую.

Сделать выбор в маленькой, сжатой со всех сторон стенами комнатушке сложно, а вот в просторном помещении, на миру, на публике - это другое! Взять нужное для себя, и даже больше, потребовать от судьбы предпочитаемое из предоставляемого ею - это смелый поступок, и он в любом случае заслуживает аплодисментов зрителей, а также и самой судьбы героя, которая преклоняясь перед его проявленной волей, уступает ему и предоставляет то, что он желает, меняя для этого саму себя, чтобы тот получил то, что он хочет.

"Молодцы, ничего не скажешь - молодцы! Обставили меня, обыграли, но как коварно, как дерзко, никакой пощады, никакого милосердия, раздавить на глазах у всех, повергнуть и победить, утопить побеждённого в презрении и насмешках! Я восхищён!" - думал Георгий, глядя на приближающихся к нему троих театралов, по всей видимости его поклонников: "Я был великолепен, я сорвал овации," - сказал себе мужчина.

- Георгий Андреевич, ты как, в порядке? - выразил беспокойство состоянием директора Александр.
- Честно говоря, не очень в порядке, - признался Георгий в своей растерянности.
- Что делать будешь? - появление закономерного вопроса не удивило Георгия, не оскорбило его своей прямотой, напротив привело в чувство и успокоило.
- Поеду, - сказал задумчиво Георгий.
- Куда? - естественно отреагировал Александр.
- Не знаю, - также естественно и непринуждённо ответил мужчина: "...yes, yes, yes, yes," - донеслось из глубины ангара, Георгий посмотрел в сторону происхождения звуков и обнаружил там блеск больших карих глаз на выкате, исходившая из них насмешка отражалась от сетчатки органов зрения, как от рефлекторов двух мощных прожекторов, и неслась ослепляющими лучами через пространство: "Знаю!" - громкий голос возвестил о принятом решении человека, поставленного сложившимися обстоятельствами в затруднительное положение, пучки издевательского излучения погасли.

* * *

- Бунтовщики Ваши, Георгий Андреевич, уже были, требовали от меня прямых с ними договоров, - сообщил весть сухощавый, добродушного вида мужчина с чёрными глазами.
- Требовали? - удивился услышанному Георгий.
- Именно так - требовали, - подтвердил уважаемый не только в предприятии, но и за его пределами руководитель производственной организации.
- Единого стола тоже требовали? - вопрос имел особенную важность для Георгия.
- Тоже. И повышение оплаты труда, и суточных, - улыбаясь перечислил весь список требований директор.
- Прошу Вас не думайте об этом, проблема моя, и решать её буду я, - пообещал Георгий избавление от беспокойства задач его предприятия.
- Может стать общей, - тихим, вкрадчивым голосом, можно сказать по-отечески, дал добрый совет собеседник Георгия.
- Знаю. В понедельник ни этой проблемы, ни этих людей здесь не будет, - уверенно сказал Георгий.
- Найдёте замену? - дал ещё один совет в виде вопроса опытный специалист-производственник.
- Найду, - окончательно успокоил его Георгий.
- Случай не представлялся поблагодарить за "Белую лошадь", очень она мне помогла в нашем общем деле, - своевременно выраженная признательность восстановила бодрость духа Георгия, несколько растраченную на ненужные переживания, его уверенность в правоте своих поступков окрепла.
- Я рад, что презент нашёл своё место, - Георгий испытал приятные чувства, осознание того, что его расчёт был верным, добавили ещё одну порцию уважения, в имевшуюся и в нём копилку честолюбия.
- Нашёл, и усвоился хорошо, - поделился подробностями располагающий к себе человек.
- До свидания, до понедельника, Константин Валерьевич, - с хорошими чувствами распрощался Георгий с директором.
- Успехов Вам, Георгий Андреевич, до свидания, - не скрывал своих благих пожеланий и директор.

* * *

Друзья ожидали Георгия у входа в административное здание, в тени сине-зелёного крылечка, с левой и с правой стороны к нему примыкали вытянутые клумбы, яркое солнце мая насыщало энергией своих лучей воздушное пространство, оно пропускало их сквозь себя к изголодавшейся земле, она вбирала в себя силу света и возвращала её в виде зелёной травы, алых тюльпанов, бело-жёлтых нарциссов.

- Красотища! - воскликнула Вера, глядя на один из разбитых под открытым небом цветников.
- Тысячу бы лет прожил в этом состоянии и не устал, - подтвердил в себе чувства женщины, стоявший рядом с ней Александр.
- Я с вами! - присоединился к общему настроению Никита, наблюдавший за идиллической картиной.
- Меня берёте с собой? - поинтересовался, вышедший из полутьмы строения Георгий.
- Георгий Андреевич, мы всегда будем вместе! - заверила его Вера. Все засмеялись.
- Ну как? - спросил Никита.
- Никак! - ответил Георгий, его взгляд замер над поверхностью цветущей клумбы, она была живой.
- Значит всё хорошо, - Вера безошибочно определила настроение директора.
- В Москву еду, - сказал бодро Георгий.
- Когда? - проявил живой интерес Александр.
- Сейчас, - прекратил спекуляции разума Георгий.
- На автобусе? - новое направление умозрительных построений Никиты потребовало ещё одного усилия голосовых связок Георгия.
- Нет, на такси, поеду прямо отсюда, прямо от этого крыльца, - Георгий выразил своё намерение настолько ясно, что в него никто не поверил, оно было воспринято как шутка, и это вызвало неудержимый хохот, его звук заглушил шум приближавшегося автомобиля.
- Такси кто вызывал, вы? - развязный голос с хрипотцой прервал всеобщее веселье, трое посмотрели на одного, он улыбнулся им.
- Я, - вид растерявшихся друзей, вызвал у Георгия чувство неловкости, ему стало неудобно за своё поведение, за то, что он не предупредил их сразу же о своих планах, мужчина как смог постарался исправить допущенный просчёт, - пока у директора был, его секретарша Вера вызвала мне такси, - объяснил он появление жёлтой "Волги" с чёрными квадратиками на её боках, они напоминали поля шахматной доски.
- Георгий Андреевич, надо же что-то Вам в дорогу собрать, покушать, может ещё что-то, - забеспокоилась Вера.
- Ну, ты даёшь, старик, сколько лет с тобой, но так тебя и не изучил, - выразил недоумение Никита.
- Не ты один, - реплика крупного, бородатого мужчины увеличила количество недопонимающих поступки Георгия ещё на одного человека.
- К понедельнику должен вернуться, Александр за старшего, если что-то не так, и я не вернусь к сроку, то здесь написаны телефоны людей, которых временно можно использовать для нашей работы, с ними я уже поговорил, - Георгий передал исписанный адресами и телефонами лист бумаги Александру.
- А с этими договариваться не будем? - на всякий случай уточнил Александр.
- Нет, - коротко обозначил своё отношение к вопросу и к этим Георгий.
- Понятно, - так же коротко выразил свою преданность общему делу Александр.
- Непонятно, как мы упустили такое, - Георгий поражался собственной добродетели, недопустимой в коммерческих делах, бизнес - есть бизнес, в нём всё покупается, всё продаётся, в том числе и совесть.
- А чего тут непонятного, все всё знали, да замечать не хотели, удобно так было жить - вдруг пронесёт, видишь не пронесло, - откровенность Никиты заслуживала похвал и уважения.
- Да, Никита, ты прав, как тут было не заметить плетения их козней, их шушуканья! Забудем, короче, эту ерунду. Скоро у нас всё будет хорошо! Поехал я. Пока! - Георгий согласился с правдой друга и сделал смелое пророчество о том, что всё проходит.
- Давай, Гера, пока, будь здоров! - Никита от всего сердца пожелал другу хорошего самочувствия.
- Георгий Андреевич, до свидания, - Александр выразил желание скорейшей встречи с Георгием.
- Счастливого пути, Георгий Андреевич, - Вера от всей души пожелала Георгию удовольствия от жизни.

Жёлтый флаг.

Где можно взять то, что ищешь, то, что хочешь - конечно же там, где всё - это находится: ягоды, грибы в лесу, люди - специалисты в городе, чем больше лес, тем больше ягод, чем больше город, тем больше специалистов, туда - в большой город и направился Георгий решать свой вопрос, он не сомневался в том, что найдёт там тех, кого потребовали найти обстоятельства.

Не так давно Георгий повышал свою квалификацию в одном из столичных университетов, там он завёл знакомства, полезные связи, производственный спор предоставил возможность воспользоваться ими.

Перед тем, как отправится в свой вояж за головами мужчина сделал звонок человеку, способному оказать содействие в сложившейся ситуации, на последовавшее предложение приехать в Москву и всё решить на месте, он ответил решительным согласием, и уже через час с небольшим после обозначенного события, сидел на мягком сиденье в просторном, легковом автомобиле ГАЗ -24, вёзшем его с равномерной скоростью в сто километров в час в сторону большого города.

Водитель такси напомнил Георгию англичанина, он также много говорил, чтобы сделать свою речь более убедительной он пользовался теми же приёмами: потряхиваниями головы, подёргиваниями рук, норовившими дотронуться до слушателя - это пугало, так как их попытки достичь своей цели совершались прямо во время движения, что было далеко небезопасно, предпринятая небольшая хитрость по пересадке с переднего сиденья на задний диван автомобиля, только усугубила положение дел в области безопасности дорожного движения: мало того, что шофёр не прекратил вытягивать правую руку в сторону пассажира, так он, для того, чтобы увидеть его, ещё стал поворачивать голову назад, и тем самым полностью отвлекал своё внимание от дороги.

Устав от напряжения, вызываемого безрассудными действиями таксиста, Георгий очень вежливо попросил не тревожить его разговорами, на удивление просьба была не просто услышана, она была воспринята водителем с пониманием, более тот не беспокоил мужчину до самой Москвы.

Неприятные волнения, вызванные вынужденным обращением к благоразумию, быстро улеглись, этому способствовало и то, что имелся дополнительный аргумент для прекращения чрезмерно активной деятельности манипулятора-говоруна - дело в том, что он почти все свои фразы заканчивал словами: слышишь да, да слышишь, да ведь да, да согласен, согласен да. Такой прессинг на сознание был невыносим с этической точки зрения, особенно после случившегося на строительной площадке, и воспринимался как издевательство судьбы, поэтому Георгий проявил жёсткую инициативу и положил конец беззастенчивому использованию несчастного человека-шофёра для игр злого рока.

Постепенно дорога и возникшее в салоне автомобиля молчание сделали своё дело - Георгия охватила дремота, глаза сами собой закрылись, тело стало воздушным, потоки времени подхватили его, закружили в своих воронках, перекидывая из одной в другую, пока не выбросили на берег одной из них.

* * *

- Что это? - режущие воздух взгляд и голос, далеко немолодой женщины интеллигентного вида, пытались найти ответ на поставленный вопрос о заключенной в стеклянном сосуде цилиндрической формы массе.
- Брусника, баночка брусники залитой сахарным сиропом, мама делала, я собирал её сам, - прорекламировал продукт из красных ягодок с горчинкой Георгий.
- А это что? - перебирала невысокая, жилистая старушка завёрнутые в белые тряпочки куски сала.
- Это сало, шпиг солёный, а это кусочек копчёного, смотрите с мясными прожилками, очень вкусное, папа делал, совсем свежее, вам точно понравится, - перечислил достоинства изделия Георгий.
- А это ещё что? - добралась до самого крупного пищевого объекта женщина.
- Гусь-гуменник, мама его вчера вечером зажарила, смотрите какой румяный, я его сам подстрелил, - признался в своём увлечении Георгий.
- Есть тут кто поблизости! - всепроникающий низкий голос открыл сразу несколько дверей близлежащих к кабинету аудиторий.
- Да я уже здесь, - с готовностью откликнулась на призыв, невесть откуда появившаяся в дверном проёме, женщина средних лет, одетая в длинное вязаное платье чёрного цвета.
- Устрой его в общежитие, в новое, поняла в новое, учиться к нам приехал человек издалека, условия ему создать надо, - дала наказ руководитель курсов повышения квалификации.
- Спасибо большое, до свидания, - ни глаза Георгия, ни его лицо не смогли скрыть радость, возникшую в нём после сказанного.
- Маме и папе привет передавайте, скажите им, что обязательно всё попробую, надеюсь у нас Вам понравится, до свидания, - пожилая женщина оценила чувства Георгия и улыбнулась ему.

* * *

Широкие коридоры, широкие лестничные марши, большой лифт, большое кафе на первом этаже общежития, его просторный холл, в котором, как в гостинице имелась стойка, за которой располагался то ли дежурный, то ли администратор благоустроенного комплекса для совместного проживания людей, чистота, за которой следили горничные, всё это вызывало у Георгия массу вопросов, главным из которых был: "Мне надо будет за это платить или нет?" - тревожная мысль не покидала его в течение всего времени пока он поднимался на лифте на нужный ему этаж и до самых дверей его комнаты, возле которой он в нерешительности постоял некоторое время прежде чем вставить ключ в замочную скважину.

Когда он зашёл внутрь помещения, то понял, что поступил так напрасно, так как это была не просто комната - это была настоящая двухкомнатная квартира с отдельным санузлом да ещё и с ванной комнатой: "Всё ясно! Надо бежать отсюда, говорил же маме, что не надо было гуся с салом брать, да ещё и бруснику. Теперь вот как от этого всего отказаться? Человека хорошего обижу! Ну кто за меня заплатит такие деньги за квартиру с полным обслуживанием в центре столицы! Нет, бухгалтерия моего института платить за эту роскошь не будет, сомнений в этом никаких нет! "Что же делать? Что же делать?" - пульсировал мозг.

* * *

Предыстория появления Георгия в общежитии одного из столичных университетов была короткой: за неделю до свершившегося события, в результате которого мужчина пришёл в крайне сильное волнение, в его жизни имел место ещё один примечательный факт, в преддверии которого он оказался сначала в кабинете ректора института: "Пришло время обновить знания и повысить свой профессиональный уровень, проректор по учебной части ждёт Вас," - прозвучала лаконичная речь, - "Уже ждёт?" - поразился будущий слушатель курсов повышения квалификации и покинул объёмное, сиротливое помещение с находящимся в нём облысевшим человеком в круглых очках.

- Так быстро! - разнеслось восклицание секретарши по пространству приёмной, как только Георгий переступил порог, отделяющий руководителя учебного заведения от подчинённых ему людей.
- Краткость - сестра таланта, - определил действия начальства Георгий.
- Этого хватает! - тут же согласилась с ним женщина. Георгий посмотрел на неё, черты смешливого лица кого-то напомнили ему: "Это же та противная старшеклассница из команды волейболисток, которая доставала меня в восьмом классе, я ещё поклялся тогда, что отомщу ей, когда вырасту! Ну вот случай представился - можно мстить," - мужчина улыбнулся своей давней обидчице.
- Знаешь о чём я тогда в школе мечтал? - сказал Георгий.
- О чём? - хихикнула женщина.
- Поколотить тебя! - признался в своих фантазиях Георгий.
- А я и сейчас об этом мечтаю! - не стала прятать правду своих намерений его юношеская притеснительница.
- О чём? - растерялся мужчина, его сердце ёкнуло: опять она меня обдурачила, зачем же я взял на себя такие необычные обязательства? - поинтересовался он у своего разума.
- О том, чтобы ты решился и поколотил меня, - школьная знакомая предельно ясно обозначила то, что спустя годы взаимное желание двоих людей не утратило своей силы. Только интригующие слова были сказаны, как скрипнула дверь и на, разделяющем два пространства, пороге появился человек в тёмно-сером костюме в полоску.
- Вас ждут, - напоминание было произнесено сухим голосом.
- Ручку хотел попросить, оставил свою на кафедре, - Георгий, привёл в оправдание своей нерасторопности, классический школьно-студенческий предлог.
- Да, конечно, возьмите, занесёте потом, - уже вкладывала в руку Георгия своей рукой шариковую ручку секретарша.

* * *

Распоряжение об отправке Георгия в институт повышения квалификации научно-педагогических работников в городе Минске уже было готово. Согласно плана обучения, а также договора с образовательным учреждением, мужчине надлежало приступить к улучшению своего профессионального уровня через неделю, оставалось только оформить служебное задание, получить приказ о направлении в командировку, само командировочное удостоверение, получить суточные, собраться в дорогу и отправиться навстречу новым знаниям. Мужчина внимательно прочитал назначенное ему предписание отправляться в длинную дорогу за мастерством ментора, опытом художника и умением ремесленника.

- Почему Минск? - это был тот случай, когда Георгий по необъяснимой для себя причине не желал двигаться в предложенном ему направлении.
- У нас с ними договор, - объяснил связь одного с другим проректор.
- Я хочу учиться в Москве, - сообщил о своём намерении Георгий.
- Почему в Москве? - попросил аргументировать заявленную позицию руководитель по учебной работе.
- Москва - столица нашей Родины, - указал на очевидное Георгий.
- Ничем помочь не могу, у нас по Вашему профилю со столичными вузами нет договоров, - проректор предпринял попытку погасить порыв Георгия.
- Я в Минск не поеду, поеду в Москву, - объявил о своём решении мужчина.
- Подойдите к ректору, может он окажет содействие в Вашем желании, - возникло, обусловленное логикой разговора, предложение.

Георгий хорошо осознавал риск, которому подвергал себя, делая такое смелое заявление, оно вело к нарушению трудового соглашения, следствием чего могла стать потеря престижной на тот момент работы, но ему так сильно хотелось попасть в Москву, что он не задумываясь предпринял попытку осуществить свою мечту: о ней он с грустью поведал секретарю ректора, та выслушала его со всем вниманием.

- Подожди! - прозвучал растроганный голос, порыв душевных чувств направил школьную знакомую к кабинету ректора, она вошла в него, через несколько минут женщина вышла обратно.

- Иди к проректору, переделывайте служебное задание и командировочные документы, будешь учиться в Москве, - в ногах Георгия возникли быстрые пружины, через минуту он уже находился у руководителя по учебной работе.

- По проживанию будете договариваться непосредственно в институте, если мест в общежитии не будет, то имейте в виду, что бухгалтерия сможет оплатить Вам расходы по найму жилья только в пределах установленных норм, - давал напутствия заместитель ректора, - Москва - город дорогой, не забывайте об этом. Желаю с пользой провести там время.
- Спасибо! - Георгий не мог поверить своему счастью - тому, что оно пришло к нему и оставалось с ним. Он спрашивал его: "Это ты?" - а оно смеялось ему в ответ: "Я, это я! Наслаждайся жизнью!"

* * *

Георгий сосчитал все, какие у него были деньги, затем разложил их на несколько кучек, после этого одну из них он положил в потайной карман брюк, другую во внутренний карман пиджака, третью он спрятал в одной из сумок своего багажа. Свою предусмотрительность он объяснил себе так: "Тот, кто опасается, но не боится, с тем ничего не случится, воришкам теперь будет сложно обобрать меня до нитки. Ай да я, ай да молодец - здорово всё придумал!"

- Мама, зачем ты этого гуся кладёшь? Папа, ну что я с этим салом буду делать! Ещё и бруснику положили, ну родители, ну даёте, - наблюдая за тем, что упаковывается в его сумки, Георгий вдруг осознал: продукты укладывались туда не просто так, они предназначались не ему.
- Бери, бери, угостишь там кого надо, смотришь и место в общежитии получишь, - приговаривала мама.
- Нет, я не буду это брать, засмеют меня, скажут деревенщина приехал и всё такое, нет, нет! Выкладывайте! Не буду, не буду брать! - мужчина не скрывал своего испуга перед воображаемыми картинами подношений сала, гуся и брусники.

Георгий стал убеждать родителей в том, что времена теперь другие, что кругом имеются столовые, кафе и рестораны, больше нет необходимости возить с собой еду, а уж тем более дарить её кому-то, но ему тут же напомнили о том, что гусь уже однажды помог и тоже в Москве, и сало, и брусника тоже помогли его беременной братом мамы бабушке тогда попасть на приём в Кремль к могущественному человеку и спасти всю семью. Выслушав её, Георгий подумал: "Один раз помогло, поможет и в другой раз. Не буду отказывать родным, сделаю как они просят."

Одна из семейных былей связывала счастливое избавление от обрушившегося на бабушку Георгия несчастья именно с жареным гусём.

* * *

- Ой какой румяный! - причитал упитанный мужчина в военной форме.
- Румяный, румяный, кушайте на здоровье, - говорила ему бабушка Георгия, она с надеждой смотрела на человека, имевшего возможность поспособствовать ей попасть на приём ни к кому-нибудь, а прямо к самому главному начальнику.
- Ну ладно уж, помогу тебе, завтра приходи, - по какой-то причине мужчина вдруг сжалился над попавшей в беду женщиной.

Георгий любил слушать эту историю, каждый раз, когда он просил бабушку рассказать о том как ей удалось попасть в Кремль, она тут же откладывала свои дела, которыми её в полной мере загружали повседневные хлопоты и заботы домашней жизни, находила место поудобней, располагалась там, при этом многократно вытирала свои руки о непременный атрибут своей одежды - цветастый фартук, этот ритуал она выполняла всегда, казалось, что человек переносился в Москву и готовился к встрече с очень важной личностью.

- Как только я ему рассказала о нашем несчастье, о том, что напрасно нас репрессировали, он как вскочит, как затопочет ногами, как закричит: "Да сколько можно! Одно и тоже! Всех посажу!" - я так и упала, думала, что больше и не поднимусь, а Данька-то во мне как зашевелится, всё, думала сейчас рожать буду, а он ко мне бежит, я голову руками зажала, думала бить будет, а он всё кричит и кричит, ногами топочет, понять ничего не понять, и вот он подбегает ко мне, и начинает меня бережно так поднимать, а потом усаживать на стул, я оглянулась, а в комнате уже много людей, это он оказывается на них кричал. Как только усадил меня, поставил передо мной графин с водой, взял стакан и налил туда воды до краёв: "На-ко матушка попей, успокойся, всё хорошо у тебя будет, кого ждёшь скажи," - спрашивает меня. Я ему говорю: "Кого Бог пошлёт тому и рада буду," - а он улыбается: "Говоришь - кого Бог пошлёт," - тут уж я перепугалась совсем, забыла ведь о том, что Он запрещён тогда был, и вдруг слышу: "Поезжай-ка ты матушка домой, не бойся ничего, всё вернут тебе, а приговор отменят, пока едешь и муж твой дома будет! Скажу тебе, что и я устал от этого безобразия!"

Приехала я обратно, подхожу к дому нашему, ноги трясутся, руки трясутся, стою перед ним, а тут смотрю кто-то в окошке мелькнул, а потом мать твоя на крыльце появилась и бежит ко мне плачет, и кричит на ходу: "Вернули нам, всё вернули!" Всё-то конечно не вернули, растащили много из отобранного, но и на том спасибо что сделали, а через месяц и дед твой возвратился из поселения на лесоповале, оформить-то его туда быстро оформили, а вот обратно возвернуть время видишь потребовалось, когда он пришёл, я как раз Даньку рожала, так что счастливо всё закончилось. Спасибо, что на свете добрые люди имеются! - этими словами заканчивались все версии рассказа пожилой женщины о чудесном спасении её семьи.

* * *

В одной из комнат были слышны голоса, Георгий стоял в прихожей и думал: "Наверное, богатые люди тут живут, поговорю с ними, интересно всё же, кто такие, откуда приехали - за спрос не бьют, а там уж и решу, что делать, мужчина постучал в дверь, она тотчас распахнулась.

Внутри находились двое мужчин, по возрасту одному было около сорока лет, а другому чуть более, тот, который постарше стоял у окна, его выделяли высокий рост, длинные, седые волосы, в лице мужчины присутствовала благородная рассеянность, он походил на профессора, второй обитатель комнаты напротив имел низкий рост, и напоминал Ленина своей внешностью, в том числе своей живостью, блеском глаз, манерой разговора, картавостью, только у него отсутствовали усы и бородка.

Приветливый двойник Ленина предложил Георгию войти в комнату, мужчины познакомились, завязался разговор.

- На учёбу, или по делам? - спросил невысокий мужчина.
- Повышение квалификации, - назвал причину своего появления в жизни людей Георгий.
- А я уж тут второй месяц с докторской бьюсь, бьюсь и никак её не добьюсь, - прояснил своё нахождение в помещении лысый человек с дефектом речи.
- Всё получится! Не расстраивайся, - поддержал его товарищ по комнате, не стремившийся к получению учёной степени, но выглядевший как учёный.
- Ничего не получится, устал! Очень вредный мне достался научный руководитель, бабуся лет под сто, всё ей не так, всё ей не нравится, - пожаловался на жизненные трудности докторант.
- Как много у вас здесь красивых картин! На Арбате купили? - сменил Георгий предмет разговора.
- Нет, это я рисую, успокаивает, - сказал будущий профессор.
- Очень красивые, особенно та, на которой море с луной, дорожка от её света искрится на воде так, будто бы по-настоящему там и море, и луна, и свет, и переливчатая тишина с благостным настроением, - мужчина-докторант не проронил ни слова, пока Георгий говорил о его художественном произведении, после того, как мнение было высказано, понравившаяся нежданному критику картина, была тщательно протёрта рукавом рубашки автора и передана в руки ценителя творчества мариниста.
- Это Вам, - протянул он картину, написанную на куске толстого картона.
- Спасибо! Замечательная картина, - подарок тронул чувства Георгия, ему захотелось чтобы добрый, лысый мужчина как можно скорее защитил свою докторскую диссертацию.
- Я ещё Вам нарисую, - с энтузиазмом сказал докторант.
- Может быть одну подарить Вашему научному руководителю, - сделал осторожное предложение Георгий.
- Думаете - это будет прилично? - спросил новый знакомый.
- Я предполагаю, что Ваш подарок доставит настоящую радость любому человеку, тем более женщине, - попытался спрогнозировать последствия такого поступка Георгий.
- Она не женщина, она научный руководитель, - сообщил о несовместимости одного с другим соискатель учёной степени.
- Прежде всего она - женщина, чувство прекрасного в неё заложено природой, что бы ни говорили по этому поводу, - Георгий не мог согласиться с тем, что профессия может лишить человека его пола.
- Я нарисую, но только не сегодня, мне надо подумать над темой и найти для картины хорошую основу, - попытался спрятаться от прямого вызова судьбы докторант.
- Рисуй прямо сейчас, представь, что это твоя любимая женщина, проникнись чувством, не откладывай переживания на завтра, - сказал ободряющие слова сосед по комнате.
- Да, думаете? А почему нет? Может она и есть в данный момент жизни моя самая любимая женщина! И в самом деле, не так уж она и плоха, мне кажется, что я уже начал испытывать к ней чувство, - докторант вдруг поверил коллегам, а затем поверил в себя, а после этого он увидел в женщине женщину, что привело его в возбуждение, требующее излияния творческой энергии на холсте.

Информация, полученная из последующего разговора, избавила Георгия от финансовых тревог. Как объяснили его соседи, стоимость проживания в общежитии вписывалась в нормы командировочных расходов, узнав об этом, мужчина с облегчением вздохнул и, поблагодарив судьбу за знакомство с хорошими людьми, занял своё место в благоустроенном помещении, неизбежное повышение квалификации человека началось. Через три дня после его начала произошло событие, которое планировали, но не ожидали.

- Меня похвалили! Мне сказали, что ничего переделывать не надо! Оказалось, что я был прав, я - умный, вы понимаете это! - ворвался в помещение перевозбуждённый докторант.
- Поздравляю, вот, значит, чего не хватало в твоей работе! - искренне порадовался за коллегу высокий человек с длинными, седыми волосами.
- Чего? - встрепенулся докторант.
- Солёного воздуха и шума морского прибоя, - поэтично выразился его товарищ.

* * *

Процесс обновления знаний имеет в себе секрет, это как установление в проигрыватель пластинки с мелодиями: их число ограничено, как бы не были они хороши собой и приятны для слуха, всё равно наступает момент икс, и они утрачивают своё очарование, интерес к ним пропадает, появляется раздражение, требующее новизны переживаний, новой жизни.

"Системная пирамида для системы! В ней потребители странным образом не способны самостоятельно заменить вставленную в них системой образования пластину с записанными на ней знаниями на новую пластину, или хотя бы записать на старом носителе информации новые, изменённые знания об окружающем мире - этого не происходит, требуется полная замена уже существующего, как например, старого телевизора на новый, хотя старый вполне ещё себе был пригодным. Гениально, супергениально! Кто до такого додумался! То, что знания - удел избранных, говорят многие, но не многие говорят о том, что овладеть ими дано не многим, хотя даны они всем. Знания - единственный продукт человека, который в момент его получения не приобретает цену, а теряет её, - размышлял Георгий в день вручения свидетельства об улучшении своего профессионального уровня. Позади остались несколько месяцев, потраченных на то, чтобы, изменить в себе системную программу, заменить старую пластинку с мелодиями на новую, - сила не в знании, сила в умении использовать знание для собственной выгоды!"

Знакомства, как и знания обретаются, путь к ним имеет цену, путь от них также имеет цену, а вот владение и тем, и другим имеет смысл для человека только тогда, когда напрямую связано с помыслами личности, в противном случае наличие сведений не только не полезно, но даже вредно для их носителей.

Каким-то образом разум Георгия классифицировал людей, с которыми его связали общие интересы нахождения в учреждении по перевалке из одних голов в другие представлений о мире, определённых избранными представителями системы в качестве правильных. Систематизация в большей степени опиралась на чувства: мужчина выбрал для общения только тех, с кем ему было комфортно, так как считал, что такое переживание правдиво, оно возникает как результат взаимной симпатии, кроме того необходимые траты энергии на соблюдение безопасности в межличностных отношениях значительно уменьшались при таких предпочтениях.

Наивность Георгия была простительна в силу незначительности жизненного опыта, он ещё не знал, что и с врагами бывает комфортно, виной этому скорей всего является как раз чувство симпатии, которое оказывается можно испытывать и к недругам, мужчина также ещё не был знаком в достаточной мере с проверенным временем принципом: нужно дружить с теми, с кем выгодно, а не с теми с кем хочется. Мужчина всё ещё верил в то, что цинизм - это плохо, а искренность и открытость - это хорошо. На самом деле так, конечно же, всё и есть, но только вот в делах, имеющих отношение к деньгам такая жизненная позиция не всегда полезна, более того, она зачастую вредна, но об этом Георгий пока ещё не знал.

Москва, Ленинград, Рязань, Ижевск, Краснодар, - изумление Георгия имело крайнюю степень: неужели у него теперь так много друзей! Его теория избрания - "свой - чужой" на удивление определила без малого всех, кто совершенствовал вместе с ним специальные навыки, как "свои", мужчина поразился своему счастью и тому, что в одно и тоже время в одном месте собралось так много замечательных и безупречных людей, к которым Георгий относил и самого себя: "Много - не мало! Пригодится когда-нибудь," - сказал он самому себе, сидя за прощальным столом в кафе благоустроенного общежития квартирного типа, по случаю окончания процедуры обновления знаний.

* * *

- Вот и пригодилось! - громко сказал Георгий, глядя на ночную дорогу.
- Что? Не понял, что Вы говорите - пригодилось? - тут же отозвался на человеческую речь таксист.
- Всё в порядке. Это я о своём, - успокоил его Георгий: "Движение в пространстве невозможно без движения во времени, или возможно? Движение в пространстве имеет направление, интересно у движения во времени есть направление? Я всё же думаю, что это кривая. У меня большая проблема, но я спокоен, мне каким-то образом известно, что она будет решена, значит так и будет, потому что она уже решена, информация об этом получена моим разумом из будущего, которое одновременно и прошлое, вывод - жизнь человека - это движение в пространстве и времени по замкнутой кривой, - в который раз Георгий доказывал самому себе своё предположение, что судьба человека имеет форму кольца, при желании личность может менять её и менять кольцо своей жизни, - кольца жизни! Они даны изначально, можно выбрать любое, жизнь прекрасна!" - Георгий улыбнулся.

* * *

Направления движений рационального человека криволинейные, направления движений иррационального человека прямолинейные, цели одинаково успешно достигаются, что одним типом людей, что другим, существующая между ними разница определяется не только и не столько, терпением или его отсутствием, а в большей мере знанием: первые не знают, но идут к цели, вторые знают и поэтому идут к ней, под знанием понимается ведущая к заветным ожиданиям дорога, таким образом вторые идут только потому, что знают, а не потому, что непременно хотят достичь цель, но нельзя не отметить и особенность первых - при любом развитии событий они будут идти, то ли из-за безысходности - идти-то всё равно надо, то ли по причине внутреннего упорства, этим они восхищают и подают пример стойкости, вторые же поражают мистическим знанием.

Одни, если не доходят до цели, говорят: "Я так и знал, что это было невозможно," - другие же говорят так: "Я ни о чём не сожалею, было интересно." Если цель достигнута, то первые говорят: "Было трудно, я потратил на это много времени, теперь у меня всё есть, но надо идти дальше," - вторые радуются успеху и пользуются его плодами до тех пор, пока они не кончатся, затем, благодаря своим способностям они вновь добиваются успеха, после чего вновь останавливают своё продвижение вперёд, оно им и не нужно: кто знает, где будущее, а где прошлое? Где причина, а где следствие?

Наступает день, когда первые обретают не только достаток и удовлетворённость от проделанного жизненного пути, но и знания, благодаря которым они могли бы ещё приумножить своё богатство, но исключительно из-за своего рационального склада именно в этот момент они говорят себе: "Хватит! Мои силы на исходе. Пришло время насладиться жизнью!" - так они и поступают.

Вторые же со временем утрачивают способность находить дороги к успеху, они растрачивают дарованные судьбой богатства, силы заканчиваются, новых подарков течение жизни не преподносит, их путь - это полёт искры - неожиданно вспыхнула, неожиданно погасла, после этого она ещё будет некоторое время кружить над землёй в виде кусочка чёрной сажи, а потом потухший огонёк ляжет на неё и успокоится навсегда.

И первые, и вторые нужны друг другу: настойчивость и неутомимость первых порождает созидательную деятельность, информированность и тонкое понимание жизни вторых, освещает это поступательное движение.

В Георгии присутствовали оба начала: рациональное помогало ему ставить долгосрочные цели, и просчитывать пути и способы их достижения, иррациональное давало подсказки, пользуясь которыми, мужчина значительно сокращал время на осуществление задуманного по причине того, что он двигался к решению задачи по наикратчайшей дороге.

- Подъезжаем! Москва, - раздался голос водителя такси.

* * *

Женщина, к которой направлялся Георгий за помощью, посчитала случившийся конфликт с переводчиками мелкой неприятностью и пообещала мужчине, что уже утром следующего дня, выпавшее на его долю испытание, превратится в радостные переживания, её сочувствие успокоило предпринимателя, наполнило его верой в то, что с ним не может случиться ничего плохого.

На курсах повышения квалификации Георгий сделал вклады в знакомства, прошло совсем немного времени, и он осознал, что значит правильно инвестировать свой капитал, который на тот момент состоял из его имени, внешности, коммуникативных способностей и.., и всё, больше в нём не было ничего! Первые дивиденды, которые принесли его капиталовложения оказались настолько существенными, что в корне поменяли отношение мужчины к своему достоянию, полученному от природы и родителей.

* * *

Было раннее утро, когда автомобиль с "шашечками" остановился возле одного из многочисленных подъездов двенадцатиэтажного дома, облицованного серым, силикатным кирпичом. На первом этаже, в ближайшем к входу в здание окне горел свет: "Не спят," - подумал Георгий и вышел из такси, предварительно рассчитавшись с водителем и высказав слова благодарности за его труд. Знакомая Георгия ждала его - лишь только он подошёл к двери квартиры, она тут же открылась.

- Мои ещё спят, - встретила она шёпотом гостя.
- Привет, Лиза, - сказал Георгий.
- Привет, Георгий, с приездом, проходи на кухню, - тихо сказала Лиза и улыбнулась мужчине, попавшему в жизненную переделку.
- Как дела? - поинтересовался Георгий.
- Всё хорошо, Петя в своей школе сидит безвылазно, время не замечает, приходится иногда забирать его оттуда как ребёнка, стоило ему ради работы простым учителем доктором наук становиться! Как бы ни было, а ему нравится историю именно детям преподавать, он ещё говорит, что этому предмету обучать должны как раз только доктора наук. Полина шестой класс заканчивает без троек, мне наша общая знакомая предложила подработку в университете, я отказываться не стала, так что теперь на двух стульях пытаюсь усидеть. Всё у нас хорошо, одним словом, - поделилась женщина новостями из своей жизни.
- Это которая с филфака? Что она могла тебе предложить? - вспомнил преподавателя русского языка для иностранцев Георгий.
- Приехало много граждан из США, из стран Европы, все хотят понимать русский язык, - подтвердила его мысли Лиза.
- Ясно, теперь их тут много, интересуются всем, - с каждым днём приезжих из зарубежных государств становилось в городах Российской Федерации больше и больше, они желали общаться с населением исчезающего государства, они стремились работать, учиться и учить в стране, которая ещё недавно была закрыта от всего мира "железным занавесом".
- Судя, по твоему рассказу у тебя тоже есть такие, - замечание Лизы подтверждало тенденцию времени.
- Такие или нет, но есть немного, которым дома не сидится, - революционная идея, авторство которой установить было невозможно, стремительно распространялась по всей территории союза социалистических республик: "Так надо! Не нашего ума дело! Придёт время - сообщат!" - вспомнил советы бабушки Георгий, желания размышлять на тему того почему менялось общественное устройство в его государстве у мужчины не было.
- По своему опыту не вижу в этом никакой страшной проблемы, более того считаю, что ты счастливый человек, и тебе повезло, что всё так вышло, этот конфликт ещё тебе и пользу принесёт, вот увидишь так и будет, - дала обозначение случившемуся и сделала на основе этого предположение Лиза.
- Очень интересно, очень интересно, как из ничего можно извлечь выгоду, - пытался разобраться Георгий в тайне, заключённой в словах Лизы. Есть правила, а есть исключения из правил, бизнесмен понимал, что стоимость одной и той же работы может быть разной.
- У меня есть студентки, которым нужна практика, а у тебя иностранцы, на которых можно практиковаться, вот и весь фокус! - раскрыла секрет женщина.
- Ты хочешь сказать? - Георгий внимательно посмотрел на Лизу, ему захотелось прочесть на её лице ответ на свой вопрос.
- Да именно это и хочу сказать! Я к тебе их на стажировку отправлю до второй декады июня, потом у них курсовые экзамены, поэтому, вернёшь мне девочек в целости и сохранности к тому времени, а за этот месяц мы подберём для работы хороших, проверенных специалистов. Видишь, все твои проблемы решены! Доволен? - источающая приятную энергию женщина средних лет ожидала реакции Георгия на свои слова.
- Доволен! Как не доволен, не то слово, очень даже себе доволен, просто счастлив, Лиза! Выручила меня, в долгу теперь перед тобой, - мужчина как всегда выразил свои чувства без прикрас, но искренне.
- Ты это, брось, никакого долга нет, чем смогла, тем помогла, что смогу ещё сделать сделаю, знаю, что и ты так же поступил бы, - женщина указала мужчине на нелепость его выводов о том, что якобы после одолжения возникает долг, который платежом красен.
- Слушай, жили столько лет и не знали о существовании друг друга, а как встретились, так будто тысячу лет были знакомы, - Георгия поражала лёгкость, с которой он общался с женщиной. История их знакомства была короткой, общие интересы в деле обновления теоретических и практических знаний привели людей в один и тот же институт повышения квалификации, где они встречались, общались по необходимой для учебного процесса причине, его окончание прекратило ход развития самого явления, но не ход развития человеческих взаимоотношений.
- Так и есть! - согласилась женщина с определением возраста их знакомства.
- Что? - недопонял Георгий то, насколько серьёзно было утверждение его знакомой.
- Тысячу лет знакомы, - настаивала она на дате их встречи.
- Да, ты чего? Думаешь такое возможно? - Георгий отнёсся к мнению женщины со всей серьёзностью.
- Сам же видишь! Возможно! И уже случилось - мы встретились, - Лиза рассмеялась, от её веселья Георгий испытал кратковременное недомогание, ему почудилось, что он уже когда-то слышал этот смех.
- Но тысячу лет не живут люди, - Георгий привёл в качестве аргумента, способного разрушить теорию Лизы о чрезмерном долголетии, научный факт.
- Живут и дольше, - невозмутимо настаивала на своём женщина.
- Тогда мы с тобой необычные люди, у нас есть тайная миссия, - решил пошутить Георгий.
- Провести стажировку по синхронному переводу для моих третьекурсниц, - тут же раскрыла тайну их земного назначения Лиза.
- Точно, давай обсудим условия. Что от меня требуется? - включился в игру Георгий.
- Обеспечить их проживанием, трёхразовым питанием и практической деятельностью, связанной с их будущей специальностью, - перечисленные условия вернули Георгия в реальность.
- Сколько за работу платить? Не знаю столичных тарифов, - предприниматель задал трогательный вопрос, ответ на который обычно ждут с замиранием сердца.
- Во-первых, они договорные, как и везде, а во-вторых к тебе студенты не на работу едут, а на стажировку, то есть приобретать опыт, соответственно, нужно будет заключить с ними подобающие соглашения. Без оплаты, понятно, нельзя использовать, пусть даже ученический, но труд, суммы денег за работу практикантов должно быть достаточно, чтобы покрыть расходы на их проживание, питание, проезд от Москвы до места прохождения практики и обратно. Как считаешь - справедливые условия или нет? - Георгий оценил рассудительность докладчицы по достоинству, её расчётливость и конкретность убедили его ещё раз в том, что в делах должно быть, как можно меньше лирики, что же касалось самого мужчины, то в нём её было предостаточно.
- Лиза, какой разговор, меня всё полностью устраивает, не переживай за своих подопечных, поселю в хорошей гостинице, с питанием тоже всё решу, ещё и суточные раз в неделю буду им выдавать, так что проживут у меня месяц как принцессы. Спасибо тебе! - поблагодарил Георгий женщину за её помощь.
- Да пожалуйста, заходите ещё, Георгий Андреевич! - сказала Лиза о том, что ей доставляет удовольствие делать добрые дела.

* * *

- О-о-о, Георгий Андреевич, рад, очень рад видеть Вас! - муж Лизы вошёл в кухню, у него возникло искреннее чувство радости от того, что он вновь видел известного ему человека.
- Пётр Аркадьевич, доброе утро, я тоже рад встрече, - Георгий также не стал стесняться душевного ликования.
- Человек с дороги, корми его и пусть отдыхает, мне уже пора на работу, увидимся вечером, - дала рациональный совет женщина.
- Лиза, мне разве ничего не нужно делать? - попытался получить своё задание Георгий.
- Ничего! Петя тебя покормит после этого иди ложись спать, - исключила его из процесса общественно полезной деятельности Лиза.
- И всё? - поразился Георгий.
- Билеты на поезд надо купить. У тебя деньги есть? - содержательный вопрос Георгия породил возникновение не менее замечательного обращения Лизы.
- Есть, - признался Георгий в их наличии.
- Дай Пете, он сходит купит на тебя билет и шесть билетов на студенток-практиканток на завтра, на вечерний поезд. Всё пока, - с чувством выполненного долга Лиза покинула кухню.

* * *

Так-так-так-так, так-так-так-так - стучали колёса железнодорожных вагонов пассажирского поезда, он вёз Георгия и его чувство победителя строго по рельсам к назначенной ему судьбой станции. Триумф, ожидавший его там, был предрешён пятнадцать лет назад, тогда, когда девочка из десятого класса толкнула мальчика из восьмого класса, а тот после этого поклялся толкнуть ее, когда вырастет, прошло полтора десятка лет - люди встретились: мальчик стал мужчиной, а девочка женщиной, но опять не он, а она совершила толчок, в результате которого Георгий оказался в Москве, там он познакомился с Лизой, та в свою очередь свела его с шестью особами женского пола, представлявшими собой материализованный вывод времени, для разрушения коварных планов заговорщиков.

Поезд начал постепенно замедлять скорость движения, Георгий посмотрел в окно купе, навстречу составу в затягивающих пространство сумерках плыли силуэты деревьев, домов, огни фонарей, висящих на столбах уличного освещения. Прекращение хода сцепленных железнодорожных вагонов сопровождалось несколькими судорожными содроганиями и пронзительным металлическим визгом, происходящим от скольжения колёсных пар о рельсы, кручение, которых по причине торможения, остановилось. На пассажирской платформе, примыкавшей к небольшому, одноэтажному, деревянному зданию вокзала, выкрашенного в бледно-коричневый цвет, находился только один человек в форменной фуражке, правой рукой, выставленной в сторону и вверх, он держал свёрнутый на древке, жёлтый, сигнальный флаг.

Увеличение в размерах фигуры дежурного по полустанку, его смещение относительно окна, из которого за ним велось наблюдение, озадачило Георгия, но ненадолго, лёгкое покачивание вагона выдало секрет - локомотив на удивление тихо стронул с места цепь из несамоходных рельсовых транспортных средств и плавно, увеличивая скорость потянул их за собой.

Георгий проводил взглядом стоящего на месте человека в фуражке с жёлтым флажком, тот был похож на достопримечательность и поэтому удерживал на себе внимание до тех пор, пока не исчез из поля зрения. Поезд стремительно набирал скорость, как будто желал быстрее покинуть пространство, в котором вместо жизни были только её декорации.

Несколько невысоких, вытянутых, деревянных домов, стоявших неподалёку от станционного строения, на мгновение появились на прозрачном экране, отдельного помещения купейного вагона, а затем исчезли с него, но не с зеркала сознания, которое ещё долго сохраняло в себе почерневшие бока бараков со зловеще поблескивающими пятнами окошек.

Спустя короткое время поезд уже двигался между очертаниями высоких, многочисленных деревьев, контуры которых с каждой минутой всё более и более утрачивали свою резкость. На землю опускалась ночь. "Почему люди здесь живут? Разве можно тут ощутить себя человеком? Школы нет, магазина нет, поликлиники нет, здесь ничего нет для нормального развития личности! Почему они не уезжают отсюда? Если бы меня каким-то образом обстоятельства поместили в такое место, то я немедленно предпринял бы меры для побега из него," - так думал мужчина, которого привела в уныние картина застоя на полустанке жизни.

* * *

Тот, кто выигрывает, у того победа, а тот, кто проигрывает у того беда, участники игры ничем не отличаются друг от друга, их обоих связывает беда, ни от одного она не уходит, всё меняется, когда игроки договариваются о полном прекращении состязания, тогда наступает истинный мир и беда уходит от обоих.

До тех пор, пока живы заблуждения соперников в том, что в игре может быть победитель, жива и сама игра, как только приходит понимание того, что лишения, безвозвратные потери ожидают все противоборствующие стороны, начинаются переговоры.

Предложение Георгия о мире не было услышано бастующими переводчиками, предприниматель при сложившихся обстоятельствах принял логичное решение, его подсказали ему люди, которые предупредили о том, что их трудовые контракты, заключённые на месяц, закончились.

"Меня с ними больше ничего не связывает, они не хотят работать, пусть так и будет, но есть другие, которые хотят трудиться, пусть так и будет," - оправдывал свои тайные для противника действия Георгий, сидя в полном одиночестве в четырёхместном отделении, спального, купейного вагона, скорого пассажирского поезда, в его составе, имелся спальный, плацкартный вагон, в одном из отделений которого спали шесть юных специалисток, направлявшихся на стажировку в частную фирму "Эрлов".

* * *

- Слабым быть легко и удобно, а ты попробуй быть сильным! После этого может быть в желании осуждать сильных не будет столько презрения к ним, - сказал Пётр.
- Как может в желании порицания быть презрение? Как можно соединить пренебрежительное отношение к сильным с внутренним стремлением выражать неодобрение к силе, - спросил Георгий.
- Это очень важное замечание! Осуждение конструктивно, а презрение деструктивно, как только оно возникает, появляется новая сила, она ведёт к хаосу и разрушению, - Пётр объяснил, что переживания человека могут содержать в себе не одно, а сразу несколько чувств, то, которое заполнит собой большую их часть, и будет определять поведение личности.
- Теперь понял - оно сильнее самых сильных, - Георгий уловил смысл, который Пётр вкладывал в свои рассуждения о силе: есть сильные - их немного, есть те, которые только говорят о силе - их большинство.
- Да так и есть, лозунг: кто был ничем тот станет всем, - не пустые слова, - дал короткое пояснение своей мысли Пётр.
- Получается, что возможности для человека есть там, где к нему есть уважение, - вывод Георгия был не нов, но легко забываем, по причине этого, своего загадочного свойства, умозаключение требовало к себе не только особого внимания, но и каждодневного доказывания.
- Деятельное уважение! Не просто дать человеку свободу выбора, а ещё и научить его выбирать - вот миссия сильных, - сделал Пётр небольшую правку, в целом же согласившись с высказыванием Георгия.
- Припоминаю что-то связанное с нашими дворянами в девятнадцатом столетии, как они дали свободу крестьянам, а те не знали, что с ней делать, - Георгий вспомнил исторические факты, когда некоторые помещики, не дожидаясь официальной отмены крепостного права, давали закреплённым за ними земледельцам волю.
- Сказали "А" надо было и "Б" говорить, на это у интеллигенции никогда сил не хватало, её представителям всегда известно, как поступать не надо: что бы не было сделано, или что бы не намечалось сделать, всё подвергается ею жесточайшей критике, всё беспощадно высмеивается, а вот, каким образом нужно действовать, на это ответа от неё либо не дождёшься, либо их будет превеликое множество, - Пётр говорил так не потому, что не относил себя к интеллигенции, а как раз наоборот - он был её частью, ему было очень хорошо известно то, что при всей своей образованности ответ на вопрос: "Что делать?" - ему не был известен.
- Пётр Аркадьевич, скажи мне тогда, как человечеству в таком случае удаётся двигаться вперёд? - прямодушие Георгия вызвало встречный вопрос.
- Кто прав - вседозволяющая молодость или ничего не прощающая старость? - поинтересовался мнением собеседника Пётр.
- Хочешь сказать, что роду людскому ничто не угрожает? Ответ на твой вопрос - и те, и другие правы, - загадка для Георгия была слишком проста: судить ни тех, ни этих никто не может - значит все правы.
- Ответ верный. Пока так будет, будет прогресс, - Пётр обрадовался, что Георгий разделял его взгляд на нерушимость системного устройства.
- Почему ты думаешь, что так устроен мир? - Георгию захотелось выяснить источник знаний Петра.
- Потому что старость немощна, ей приходится оставлять свои обязательства молодым, поэтому историю свою надо изучать, помнить о том, что кто этого не делает, тот только увеличивает обязательства перед своими потомками, - указал Пётр на общеизвестную систему знаний.
- Что же это за обязательства такие, что старости их простить нельзя? - Георгий с недоверием отнёсся к словам Петра, он считал, что единственным долгом человека является его жизнь - это его задание.
- Обязательства всякие: и денежные долги, и моральные, и клятвы, и соглашения - за всё придётся платить, - Пётр перечислил, определённые системой, обязанности для человека.
- В ответе значит дети за отцов, - обозначил утверждение Георгий.
- Ещё как в ответе! - горячо выразил своё чувство Пётр.
- Почему большинство инертно? - спросил Георгий.
- Человека заточают в тюрьму бездеятельности его собственные мысли и мысли окружающих его людей, - сказал Пётр.
- С этим я согласен, - Георгию понравилось высказывание Петра: "Стражником воли человека является общественное сознание. Рабство без оков и цепей. Горстка гениальных выдумщиков может управлять всем человечеством!" - подумал он.

Так-так-так-так, так-так-так-так стучали колёса пассажирского поезда, Георгий сидел у окна купе вагона второго класса и с напряжением всматривался в находящуюся за ним черноту ночи, она была слишком густой и не позволяла органам зрения пробить её толщу, как не ощупывали её глаза человека, они не смогли найти в ней ни малейшего промежутка, ведущего к свету.

Тонкая стенка с запирающейся, раздвижной дверью отделяла купе от общего прохода, идущего вдоль всего вагона. Периодически за ней раздавались тукающие шаги людей. В изолированном перегородкой пространстве с четырьмя спальными местами кроме Георгия никого не было, ни одного попутчика, на протяжении всего путешествия к пункту назначения, в нём так и не появилось.

* * *

Два дня проведённых у друзей в Москве подарили Георгию три замечательных личных открытия: первое - это то, что нет безвыходных ситуаций, пока не утрачена способность ставить перед собой цели и добиваться их; второе указывало на известное, но до встречи с Лизой и её мужем неосознанное в достаточной мере правило - кто ищет, тот находит, кто просит - тот получает; третье, что понял человек было то, что применение теории в практике без цели, разрушает веру в неё.

Все новые истины были приобретены Георгием на кухне гостеприимных москвичей за чашкой чая, в ходе многочасовых полемических бесед. Высказанные во время них утверждения и суждения тут же были проверены на практике: приехавший за помощью предприниматель, нашёл её и получил искомое содействие в необходимом для успеха объёме, цена, оказанной ему услуги, равнялась пожертвованному им на общение времени.

"Завтра будет тяжёлый день, полагаю, что разгром войска забастовщиков будет ошеломительным и сокрушительным. Ключи к моему успеху лежат в соседнем вагоне, и безмятежно спят, не подозревая, какие им приготовлены в спектакле роли. Интересно будет посмотреть на перформанс и на реакцию Михаила Олеговича и Зинаиды Алексеевны," - вёл внутренний монолог мужчина, колёса стучали: так-так-так-так, так-так-так-так, веки Георгия налились свинцовой тяжестью, она была приятной, человек уснул, его глаза закрылись.

* * *

Утренний дождик смочил землю, покрытую свежевытканным зелёным ковром из трав и цветов; деревья, набухшие водой, разрывающей на их ветках почки и выпускающей из них прозрачные, нежно-зелёные пластинки, предназначенные для воздушного питания и газообмена растений; дорогу, укрытую асфальтом, потемневшим от упавшей на него с небес влаги, и заставившей исчезнуть с него серую пыль.

Запахи, в которых преобладали чистота и свежесть, наполнили пространство лечебной горечью берёз, пахучей липкостью тополей, кружащими голову ароматами разнотравья. Звонкие переливы птичьих голосов будили жизнь, заставляли её циркулировать в артериях, капиллярах, венах с такой силой, что забывались тревоги, появлялись надежды, возникало желание быть счастливым. Прохлада начала дня бодрила, звала в путь.

* * *

Шесть человек стояли так, что их тела, ограничили на земле круг, вертикально расположенные на ободе замкнутого пространства люди напоминали собой свечи, Георгию даже показалось, что они зажжены, их энергии свивались в сноп обозлённости и досады. Бунт недобрых чувств накрыл мужчину тотчас, как только он открыл двери здания гостиницы и очутился на улице.

Оппоненты Георгия обманули его: несмотря на свои обещания не выходить в понедельник на работу, они всё же собрались в месте, где источник заработка, ежедневно, в одно и то же время, начинал своё биение.

Георгий посмотрел в сторону кружка нахохлившихся людей, кивнул им головой в знак приветствия и проследовал к ожидавшему пассажиров автобусу, за ним робко двигались шесть молодых особ женского пола, обутых в импортные, фирменные кроссовки и одетых в модные джинсы-бананы и куртки-варёнки.

- У вас это что - спецодежда? - спросила Вера, погрузившихся в салон автомобиля практиканток, в тоне её голоса прозвучали нотки ревности, женщина непроизвольно прижалась к сидевшему рядом с ней Александру, тот улыбнулся ей и погладил её руку.
- Удобно, - объяснила выбор одежды одна из девушек.
- А почему все одинаковые, как русские матрёшки, отличаетесь только размером, - не удержался от некорректного сравнения Никита.
- Ты присмотрись, может и заметишь различие, - откликнулась на его замечание девушка с озорными глазами.
- Ему нельзя, у него есть девушка, - выдала секрет молодого, неженатого мужчины Вера, все засмеялись, Георгий подумал: "Контакт есть," - и с облегчением глубоко вздохнул.
- Она здесь? - спросила та же самая девушка.

Пространство автомобиля наполнилось гулом молодости, её восторгами, фантазиями и решительностью, отвергающей сомнения и влекущей к неизведанным испытаниям.

Как раз в этот момент в автобус начали входить один за одним иностранные специалисты. Лишь только они пересекали дверной проём, с их лиц стремительно слетали самодовольные маски самоуверенных всезнаек: обманутые роком ожидания, обнажали чувства недоброжелателей, их физиономии приобрели растерянный вид. Происходящее стало смешить Георгия, стараясь соблюдать приличия, он сдерживал себя и не давал волю эмоциям, но его старания были безуспешны. В носу как будто крутилось небольшое пёрышко, результатом воображаемых манипуляций стало то, что мужчина всё же не сдержался и несколько раз улыбнулся, царившее в салоне транспортного средства оживление укрыло проявление его неполитичности.

Георгий посмотрел в окно, невдалеке стояла группа людей, их ложные надежды на то, что на их нанимателя будет оказано давление со стороны тех, кого они обслуживали, не сбылись. Шесть пар глаз с ужасом вглядывались в стёкла больших окон автобуса, пытаясь отыскать за ними поддержку соучастников бунта, но его провокаторы отводили свои взгляды в стороны, делая вид, что не замечают мольбы преданных ими забастовщиков, те, в итоге осознав то, что их бросили, молча разошлись по разным направлениям.

- Шестиспицевое колесо предательства развалилось, - сказал Георгий, глядя вслед разбежавшимся по сторонам людям.
- Думаешь? - спросил Александр.
- Предполагаю, - Георгий сделал глубокозначительную паузу и продолжил, - если не изменишь своего прошлого, не изменишь настоящего и не сможешь открыть дорогу в будущее, - выстроил логическую цепь из возникших умозаключений Георгий.
- Как изменить прошлое? - поинтересовалась Вера.
- Нужно изменить своё отношение к нему, - сказал Георгий.

Длинный, блестящий рычаг из нержавеющей стали пришёл в движение, дверь автобуса закрыла вход в него, водитель посмотрел на Георгия, тот кивнул ему головой, мотор увеличил обороты, между ним и колёсами возникло сцепление, транспортное средство стронулось с места и покатилось в сторону пункта своего назначения.

* * *

- Системная фигура интеллигенции имеет форму шара, в её сферу проникнуть простому человеку сложно, она закрыта от большинства людей, она сама в себе, те, кто внутри её не хотят, а если бы захотели, то не смогли бы поделиться с окружающими своими знаниями о мире так, как к примеру, это делают политики - открыто, с улыбкой, в их речах много несоответствий, но они их нисколько не смущают, именно они и делают обращения к народу привлекательными и как не странно понятными: "Что они говорят! Нелепица какая-то! Красиво врут! Понятно, хотят, чтобы я проголосовал за них, любят меня, ладно уж пусть так и будет," - говорит сам себе обыватель и отдаёт за несущих полную ахинею свой голос.

Интеллигенция не может так вести диалог с обществом, ей требуется посредник - это произведения литературы, искусства, архитектуры, достижения науки. Она даже не может объяснить простым людям, что ею было изображено на бессмертных холстах, листах бумаги, что она изваяла из мрамора, гранита, бетона, какие тайны природы она открыла, у неё не хватает ни сил, ни умения разъяснить смысл своих же созданий, постигших её откровений, она живёт в себе, подмечая лишь то, как много несогласия среди людей, и видимо под влиянием этого создаёт, творит, делает пророчества, - речь Георгия была монотонной, его голос источал грусть.

- Дай совет, что делать, у тебя на все случаи жизни есть решения, - сказал Никита.
- Не я их даю, а они мне даны, а я только пересказываю, - посоветовал Георгий искать ответы в себе.
- Хотя бы один дай, - упрашивал Никита.
- Он один на все случаи - дверь не только закрывает, но и открывает! - сообщил Георгий общеизвестную истину.
- Что - это значит? - улыбнулся Никита.
- А, то и значит, что не надо лезть в комнату через форточку в окне, когда дверь имеется, - направил Георгий мысль друга на то, что позволяет проникнуть в суть вещей без особого труда.
- Это ты про то, как мы с тобой двери обходили? - друзья рассмеялись, воспоминания о своих похождениях во времена учёбы в институте развеселили их.
- Чтобы понять то, над чем ты сейчас потешаешься, нужен был эксперимент, как видишь, он принёс результаты: влезает глупость, а вылезает ум!

Прошлое - это всегда опыт, тот кто умеет им пользоваться идёт вперёд, тот кто умеет делать выводы из ошибок прошлого обретает богатство, тот кто не боится использовать в настоящем почерпнутые в прошлом опыт и богатства для новых экспериментов, тот получает шанс обрести новый опыт и новые богатства.

Случившееся в среде работников умственного труда неприятное для всех происшествие уже было в прошлом, и оно требовало анализа, Георгию и его друзьям хотелось выговориться, салон автобуса в который раз за последнее время превратился в лабораторию, где четыре человека добросовестно попытались исследовать эпизод в явлении под названием - жизнь и чувства человека.

* * *

- Почему потребители связывают имя Энштейна только с теорией относительности, Менделеева с периодической таблицей, Эдисона с электрической лампочкой? - спросил друзей Георгий.
- Почему? - удивился Никита.
- Потому, что какой бы не была сила интеллекта у человека, её хватает только на исполнение одной песни, одной мелодии, да и то заранее установленной в нём волей системы, - подчеркнул Георгий важное обстоятельство, при котором делаются не только открытия, но и проживаются миллионы подчинённых ему жизней.
- Мы живём по воле системы? - вступил в разговор Александр.
- Мало того, каждый ещё и выполняет в ней возложенное на него задание, - сказал Георгий.
- Опять двадцать пять, выходит нет свободы выбора совсем? - разочарование Никиты указывало на его отношение к независимости.
- Есть, но только во имя системы, - успокоил его Георгий.
- Какой? - попросил назвать её имя Александр.
- Той, в которой человек состоит от зарождения, - терпеливо объяснял причину появления человека в системе Георгий.
- Общество что ли? - сказал Никита снисходительным тоном.
- Природа, - открыл глаза товарищам Георгий.
- Живём значит во имя эволюции, - сделал вывод Александр.
- Скучно как-то, опять стало, что за жизнь! - сокрушался Никита.
- В ней есть право, в сравнении с которым обязанности не так уж и тяжелы, - Георгий указал на возможности, которые предоставляет человеку пользование феноменом.
- Какое право может облегчить жизнь человека? - Александра заинтересовало средство для послабления требований к поведению человека.
- Право на счастье, - сообщённая Георгием информация создала паузу в разговоре и в чувствах. Люди не могли определиться в своём отношении к сказанному: то ли воспринимать новость как секрет, то ли как шутку.
- На небесах? - определился в своих предпочтениях Никита.
- В системе, - опустил его на землю Георгий.
- То есть? - не понял Александр то, о чём говорил его товарищ.
- В игре, - постарался удовлетворить запрос сознания Георгий.
- Её смысл? - несмотря на то, что Александр сообразил о какой игре шла речь, её назначение так и осталось для него неясным.
- Любовь, - назвал Георгий цель времяпровождения человека за развлечением под названием - жизнь.
- То есть? - Александр снова не понял то, о чём говорил его товарищ.
- Найти любовь. Она нужна душе также как телу нужна пища, вода, удовлетворение потребности в сексе, воздухе. Как тело умирает или прекращает дублировать свои качества в других телах, если оно не получает то, что ему надо, так и душа может умереть без любви, - сказал Георгий.
- Код водомерки! - мечтательно улыбнулся Никита.
- Код кузнечика, мне понравился больше, - шутливо выразила Вера своё отношение к обсуждаемой теме.
- Вот ты оказывается какая - ради потомства готова съесть отца своих детей! - посмеялся вместе с женщиной Александр.
- Если быть точным, то поглотить его энергию, - не удержался Георгий от того, чтобы не дать более аккуратное описание заданного природой действия.
- Мужчины не лучше, сначала пользуются женщинами, питаются их энергией, а потом, когда она заканчивается, оставляют их, да ещё и вместе с детьми, - Вера попыталась оправдать эгоистические поступки людей их природными инстинктами.
- Мужская сущность имеет отличие от женской, первая живёт в теле самца, вторая в теле самки, - Георгий с готовностью согласился с Верой, сделав лишь небольшое уточнение о том, что у каждой сути имеется свой дом.
- Среднее между ними может быть? - поинтересовался мнением товарища Александр.
- Нет! - категорично высказал свою точку зрения на вопрос Георгий.
- А как же гермафродиты, когда в человеке уживается и женское, и мужское начала? - вспомнил Никита о популярной в последнее время в обществе идее.
- Это всего лишь так говорят, на самом деле в женском теле живёт женщина, а в мужском - мужчина.

Рассуждения на тему что в мужской или женский организм по ошибке залетела не та суть нужны для извинения проделок человека, - Георгий полагал, что объяснения учёных объясняют только то, что нужно людям в определённый момент их развития, делается это всегда так, чтобы у большинства был утрачен интерес к проблеме.

- Получается, что менять свой пол - это трюк для настроения? - сделал вывод Никита.
- Просто женщина играет роль мужчины, и наоборот - мужчина исполняет роль женщины. Если это им нравится, то кто может им запретить это делать? - задал провокационный вопрос Георгий, - на протяжении тысячелетий на него так и не найден однозначный ответ, который устраивал бы всех.
- Пытаются, - сказал Александр.
- Успешны эти попытки? - спросил Георгий.
- История говорит, что нет, - сообщил о результатах принудительного формирования убеждений Александр.
- Но зачем стараться делать то, что не может изменить сути? - Никита сказал о главном, о том, что в некоторых случаях человек сознательно вводит себя в заблуждение, но для чего это он делает - загадка.
- Зачем наши переводчики пытались сломать систему и построить новую в соответствии с собственным замыслом? - вопрос Георгия помог друзьям частично понять, казалось бы, безрассудный поступок их коллег.
- Они верили, что у них это может получится, - вывод напрашивался сам, Александр озвучил его.
- Вот и другие верят в свои намерения, - параллель между общим и частным была по воле случая проведена крайне удачно, Георгий подумал: "Насколько быстро сложное может стать простым, стоит только оглянуться и внимательно посмотреть на собственное прошлое!"
- До поры, до времени, - скептически отнёсся к умозаключению Александр.
- Нет! Всегда верят, до самого конца верят в своё желание. Если оно не сбывается, они винят в этом кого угодно, но только не себя, разубеждать их в этом бесполезно, а поэтому и не надо, - развил свою мысль Георгий.
- Но всё же ради чего они это делают? - Вера хотела знать мотивы странных поступков.
- Для настроения, люди хотят хорошего настроения, они хотят получить его бесплатно, они никому не хотят платить за него, они просто хотят его иметь, как, например, некоторые хотят передвигаться не по дороге, а по бездорожью, им не нужны мосты через реки, им нужен свой путь, поэтому они с лёгким сердцем топят в потоках воды свои дорогие машины, а потом всю жизнь вспоминают эти случаи, испытывая радость и гордость за себя, за собственную смелость, - Георгий поведал тайну жизни о том, что порой цена её ста лет не может сравнится с ценностью одной минуты, или даже одного мгновения сказки существования человека.
- Цена дорогая платится за такое настроение, - подметил Александр.
- Кому? - спросил Георгий. Друзья задумались.
- Если при пересечении реки они теряют свою собственность, значит за настроение производится оплата, - толковое разъяснение Александра ничего не растолковывало.
- Кому? - вновь спросил Георгий.
- Реке! - догадался Никита.
- Тогда не кому, а чему, - указал на неодушевлённость предмета Александр.
- Может река живая, - сказала Вера.
- Это сложный вопрос, - согласился с женщиной Георгий.
- Я понял! Такие люди другим людям за своё настроение не платят, они создают его сами, - сделал открытие Никита.
- Это так существенно? - проявил себя Александр.
- Мне кажется я тоже поняла! Это существенно - не платить за счастье, - сказала Вера.
- Счастье - это не вещь, это любовь к самому себе, - вывел формулу радости Никита.
- И к реке, - добавил Георгий.

* * *

- Не надо казаться тем, кем ты не являешься, но так как зачастую непонятно кем же ты являешься, то кажись себе тем, кем тебе нравиться быть, вот и весь принцип, - Георгий раскритиковал популярный совет, даваемый человеку, по поводу и без повода, родителями, учителями, психологами, друзьями и просто незнакомыми людьми.
- Гера, ты сам себе противоречишь! Говоришь, что не надо казаться, а потом говоришь, что можно - это делать, - Никита напомнил Георгию о его теории: если ты кузнечик, то будь им, если ты водомерка, то будь ею, у каждого своих код счастья - если кузнечик исполнит песню водомерки, он не перестанет быть им.
- Ты сам подумай, Никита, кто имеет право запретить человеку быть счастливым? Выходит, что психологи призывая людей быть самими собой, ограничивают их в экспериментах со своей личностью, а с другой-то стороны никто же не знает, что значит быть самим собой, поэтому я считаю, что всё-таки можно позволить человеку немного попритворяться: маленькие дети играют в мам и пап, но не являются ими, а потом ими становятся, может и со взрослыми всё так же обстоит, в любом случае, если это доставляет человеку радость, то пусть он немного позабавляется, а те перед кем он разыгрывает представление пусть будут поснисходительней к его фантазиям.

Приведу конкретный пример - мы все учителя, а придумали заниматься бизнесом, и что же нас за это нужно укорять, попрекать, что не своим делом занялись, не в те ряды вступили? На самом деле никто из нас не отступал от своих принципов! Что важнее - внешняя оболочка или то, что находится под ней? Кузнечик, отбивающий ритмы водомерки на первый взгляд обречён на одиночество, но сбой в его системе в таком случае был бы связан с желанием, а его природа непонятна, как непонятна история возникновения желания человекообразной обезьяны стать существом разумным, деятельным, или желание прародителей дельфинов и китов жить в воде, - рассуждал Георгий.

- Вступили в ряды спекулянтов, комбинаторов и махинаторов! - рассмеялся Никита над приведённым примером.
- Мне нравится изображать из себя предпринимательницу, - Вера сообщила о своей симпатии с чувством достоинства, она не видела ничего смешного в своём новом увлечении.
- А мне нравится одна предпринимательница, - отношением Александра к роли, которую примерила на себя Вера, как раз доказывало правоту предположения Георгия о власти желаний отдельного человека над волей общества.
- А мне просто весело, школу я тоже, конечно, люблю, но время ещё есть. Согласен с Герой, позабавляюсь немного, а там посмотрим, что будет, - Никита решил довериться времени и чувствам.
- Ты просто гений, Никита, - сказала Вера.

* * *

На площадке железной лестницы, соединяющей пол ангара и дверь на его стене, стоял лысый, смуглый мужчина с блестящими, карими глазами на выкате и активно махал Георгию левой рукой, одновременно с этим он производил правой рукой круговые движения около одноимённого уха, при этом человек не переставая тряс головой, улыбался во всё лицо и произносил очередями звуки похожие на английские: "Call, phone, yes, yes, yes, yes."

"Интриган! - думал Георгий, глядя на извороты, привлекавшей его внимание фигуры - хитрец и подстрекатель, когда ты успокоишься!" Мужчина медленно двинулся в сторону прикреплённой к стене конструкции из стальных полос, прутьев, металлических уголков, она напоминала собой трап, ведущий на борт корабля, восхождение по нему сопровождалось глухим сотрясением воздуха, возникающий от этого шум проникал через ушные раковины в мозг и наполнял его раскатистым бум-бум-бум, от этого исчезали все мысли кроме одной - идти, не останавливаясь дальше и дальше, добраться до самого верха.

- They′re not professional specialists, they′re students. George, you′re not a gentleman, it′s dishonestly it′ll be your responsibility in case something will be wrong done - Георгий, ты не джентльмен, это бесчестно, они студенты, не профессионалы, ты будешь отвечать, если что-то будет сделано неправильно, - представитель зарубежной фирмы с трудом скрывал своё огорчение из-за того, что был сорван план мести предпринимателю, раскрывшему обман с липовыми сотрудниками.
- Sure, I know, it′s only work and nothing more, I do my work, you do your work - Конечно, я знаю это! Это только работа и больше ничего, я делаю свою, а ты свою, - дипломатично выразился Георгий.

* * *

Прошёл месяц. Перед отъездом практиканток в Москву три дня шёл дождь, его стараниями было охлаждено летнее тепло, воздух был очищен от волнующих кровь запахов, в пространстве на некоторое время возник вакуум пустоты. Такие моменты хороши для освобождения от излишних чувств, переживаний, эмоций. Уезжающие и провожающие их люди собрались у плацкартного вагона пассажирского поезда, подготовленная природой обстановка, как нельзя лучше подходила для спокойного расставания.

Шестерых девушек провожало двадцать человек - это были те, с кем они работали, общались, сотрудничали тридцать дней: шестнадцать иностранцев и четверо друзей, организовавших бизнес на взаимопонимании.

- George, you′re not a gentleman, it′s dishonestly, girls were good interpreters, their work satisfied us absolutely - Георгий, ты не джентльмен, это просто нечестно! Девушки были прекрасными переводчицами, их работа полностью удовлетворяла нас, - представитель фирмы с трудом скрывал своё сожаление, вызванное разлучением с очаровательными специалистками в области технического перевода.
- Sure, I know, but rules are rules, contract is contract, you′re needed professional interpreters, tomorrow they′ll be here - я знаю, конечно же я знаю то, о чём ты говоришь, но правила - есть правила, условия контракта надо выполнять, ты сам говорил, что вам нужны профессиональные переводчики - завтра они будут здесь, - сообщил Георгий поразительную новость.

Часть 3.

Если знаешь где неправда, то знаешь где правда. Эта история не о деньгах, эта история о богатстве, эта история о пути к богатству!

Кольца жизни.

- Если во сне видишь свое будущее, и если оно не устраивает, то надо менять его, то есть делать так, чтобы сцена в сновидении была изменена, либо её нужно оттуда вовсе убрать, - сказал Георгий.
- А приметы что-то значат? - спросил Никита.
- Если - это признаки, по которым узнаётся явление, чьё присутствие или скорое наступление важно для того, кто их заметил, то на них необходимо обращать внимание и поступать с ними следует точно также, как и с непонравившимися грёзами, - порядок действий счастливца, получившего предвестие, не сложен для запоминания, но исполнение предписанного затруднительно для избранника откровений жизни, по причине того, что изменение судьбы производится при помощи слов, но никому не известно, как они влияют на желания человека, и каким образом они приводят в действие механизм их исполнения.

Говоря об этом, Георгий думал о том, что в неприятном сне очень часто бывает сложно произнести даже одно или два слова: "нет", "не хочу", чтобы прекратить кошмар. В его минуты, спящий только мычит и бьётся на постели в бессилии перед постигшим его потусторонним роком, он так и просыпается немым, с накрепко сжатыми губами. Напротив, в приятном сне, легко говорятся слова: "да", "хочу", видение позволяет испытать счастье, для этого нужно только сказать: "да, хочу!"

- Почему снятся сны и откуда они приходят? - задумался Александр.
- Ты их зовёшь, они и приходят, это записи на кольцах твоих жизней, - Георгий нисколько не сомневался в том, что во сне суть человека покидает его тело, в нём остаются только системные процессы, основой которых являются, запрограммированные в хромосомах, многочисленные химические реакции. Варианты цепей этих ежесекундных превращений в составном физическом теле одних веществ в другие замкнуты в кольца, их можно назвать кольцами жизни, так как она по ним движется циклами. Замкнутость системы определяется законом сохранения энергии - начало в конце, конец в начале.

Когда тело человека отдыхает, душа украдкой изучает эти варианты, и порой приходит в ужас от узнанного, а порой в восторг.

- А если не звал, да приходят, что тогда делать? - осмысленный вопрос Александра указывал на то, что его разум принялся разрешать некую задачу.
- Тому, кого не звал, дверь не открывай! Можешь не открывать её и тем, кого позвал - это твоя свобода, но тех, кого не звал, к себе не впускай! - сказал Георгий.
- Мы Веру не звали, а ты её впустил, - Александр переживал неясное для себя чувство, неожиданное сравнение, пришедшее ему на ум, удивило не только Георгия и Никиту, но и его самого.
- Вот и посмотрим, что будет, - улыбнулся Георгий.

* * *

Запахи перемен, которые окружали говорящих людей были новы для обоняния, организмы воспринимали их как чужеродные, требовалось время для того, чтобы приспособиться к ним, вдыхание и выдыхание воздуха последней декады августа сопровождалось осмыслением того, что в одном из времён года наступил перелом - лето одномоментно закончилось, наступала осень, её массами из пространства быстро вытеснялись тепло, зелёные краски, звуки азарта жизни. Тревожное состояние: "Что будет?" - будоражило волю и призывало её найти ответ на вечный вопрос.

Друзья находились в лесу, наполненном белыми грибами, розовыми волнушками, серыми путниками, поспевшими красными ягодами брусники, переспевшей черникой, зрелой голубикой, костяникой, морошкой, наливающейся краснотой клюквой. Цветы растений превратились в плоды, скрытые в земле грибницы обозначили себя плодовыми телами, урожай ждал своих почитателей.

* * *

За несколько дней до поездки на природу в столице страны произошли события, положившие начало наступлению новой эпохи в истории России. Все в те дни говорили о свободе, о победе, о том, что скоро у каждого будет своего автомобиля, свой дом, свой бизнес. Люди были счастливы. Советский Союз стремительно разваливался, наступало время перемен и передела завоеваний трудового народа великой пролетарской империи.

Впервые в своей жизни Георгий испытал неопределённость. Уходящая общественная система билась в агонии, новая ещё не была построена, место в старом социальном устройстве было уже утрачено, а с новой моделью системной пирамиды контакты ещё не были установлены.

Мужчина неожиданно вспомнил весеннюю поездку в Москву и коммерческое предложение руководителя производственного, отраслевого объединения, с которым его связал заказ на переводы иноземного в исконно внутреннее, родное. В голову пришла мысль-сожаление: "Зря четыре вагона хмели-сунели не взял, не умею я ещё слушать своё сердце!" Последовавшая за ней сверкнувшая идея-догадка взорвала размышления и превратила их в пепел, в сознании наступил покой.

- Поехали в лес! - задорно предложил друзьям приключение Георгий.
- Зачем в лес? - простодушно спросил Александр.
- За грибами, за ягодами, - в тон ему, бесхитростно ответил Георгий.
- Поехали, - простосердечно согласились его друзья.

Кураж охватил Георгия, он понял, что такой момент бывает только раз в жизни - система исчезла, а люди нет, они были как муравьи, чей дом разрушили лесные свиньи, только для того, чтобы погреться на его развалинах и заодно при помощи запрограммированных насекомых избавиться от донимавших шкуру паразитов. По привычке выполнялись трудовые, общественные, семейные обязанности, при этом каждый бессмысленно прожитый личностью день уменьшал для него значимость последующего дня и постепенно превращал её в животное, нацеленное только на добычу пропитания для себя и своего потомства.

"В лес, только в лес, на природу!" - в тот момент сердце Георгия радостно забилось от предвкушения скорой встречи с гармоничным устройством. Ждать её пришлось недолго, следующим днём недели было воскресенье.

* * *

Раннее утро четверо друзей встретили в автобусе, механизм переваливаясь из стороны в сторону неторопливо вёз их по просёлочной дороге, укрытой плавающими пластами плотного тумана. На едва различимом пути автомобиль оказался после того, как, съехав с шоссе, он вынужден был совершить остановку на разветвлении, намятых колёсами машин рыже-коричневых полос, они парами резали пространство на части, в какой-то из них находился грибной лес, понять, в какой же именно он был, мешал непрозрачный воздух серо-белого цвета, колеи тонули в нём уже в пятидесяти метрах от развилка.

Между участниками путешествия возник жаркий спор о том в каком направлении необходимо двигаться, чтобы оказаться в нужном месте. Соображения Георгия на этот счёт погребли под собой мнения его товарищей, в результате точка зрения победителя определила курс движения, после чего более часа многоместное транспортное средство, поскрипывая своими составными частями из металла, полимеров и стекла, пробиралось сквозь гнетущую тишину и прохладу взвешенных в воздухе микроскопических частиц воды.

Цель, к которой стремились люди, никак не проявляла себя, в салоне автобуса росло эмоциональное напряжение, причиной его была неуверенность.

- Я же говорил, нужно было ехать вправо, - не сдержал своё раздражение Никита.
- Да, что-то долго едем, - вступил с ним в союз нервно возбуждённых людей Александр.
- Надоело уже сквозь этот туман тащиться, - поддержала запаниковавших мужчин Вера.
- Мне кажется всё же, что нужно было ехать прямо, - Александр, воодушевлённый укреплением рядов недовольных выбором Георгия, на всякий случай напомнил всем, что в дискуссии о путях движения у него было своё, отличное от других, мнение.

Сделал он это осознанно, имея тайную надежду на то, что вскоре друг, имевший безупречную репутацию человека способного безошибочно находить выход из затруднительных положений, окажется в недвусмысленной ситуации, которая дискредитирует его славу и тогда наступит час Александра. Мужчина улыбнулся, представляя, как Вера нежно обнимает его и говорит: "Методы Георгия мне всегда казались авантюристичными, а вот ты, Саша, у меня рассудительный, умный, с тобой не заблудишься!"

- Скорей бы это всё закончилось, мне почему-то стало страшно, не люблю неясность, - мысль Веры имела чёткость и адрес, она была пронзительна и требовала ответных чувств.
- Может повернём пока не поздно, - предложил Александр.
- Куда заехали непонятно, - ворчала Вера.

Реакция женщины озадачила Георгия, никогда прежде, за время их знакомства, она не роптала ни на обстоятельства жизни, ни на условия работы, ни на его зачастую абсурдные распоряжения: "Вера изменилась, сильно изменилась за последние несколько недель, - подумал мужчина, - сразу после того, как она привезла из Москвы сменщиков английских монтажников с ней что-то произошло. Надо понаблюдать за её отношениями с новыми подопечными," - вывод напрашивался сам собой, удивительно было то, что Александр не замечал перемен, происходивших в его подруге.

- Гера, даже на отдыхе мы должны тебя слушать, - укоризненно покивал головой Никита.
- Надо поворачивать! - Александр попытался взять инициативу в свои руки.

Недоверие к Георгию создало в салоне автобуса колкую атмосферу, состоящую из шипов досады на человека, допустившего ошибку - то, что так всё и было, никто уже не сомневался. Виновник переживаний хранил молчание и никак не реагировал на высказывания друзей, кроме того, он, сохраняя невозмутимый вид смотрел в окно на дорогу, а не на своих товарищей, тем самым, как казалось его компаньонам, выказывал своё презрение к возникшей панике, что было для всех обидно.

На самом деле Георгий испытывал душевное волнение, но не из-за того, что он мог ошибиться в выборе дороги - такой промах легко исправляется, а из-за того, что он почувствовал насколько легко способен первый же перекрёсток сомнений развести его с друзьями по сторонам.

В момент, когда человеческое терпение достигло своей кульминации, фон картины водяных паров начал медленно меняться, Георгий подумал: "Почему рок требует достижения предела физических и психических возможностей попавшего в беду и потери его веры в себя, в свои силы и в силу, оберегающую его от несчастий, прежде чем он даёт ему шанс на спасение?"

Сначала в клубах и пластах тумана возникли тёмные пятна, они то появлялись, то исчезали, потом пятна начали приобретать форму и очертания, затем они слились в одно большое интенсивно чернеющее пятно - его нижняя граница была ровной, а верхняя напоминала частокол - это был лес, перед его опушкой мгла расступилась: чистый, прозрачный воздух обступил автобус с пассажирами, он оказался за границей, отделявшей ясное от неясного.

- Ура! Выбрались! - звонким голосом возвестила Вера об избавлении от страхов и сомнений.
- Ну наконец-то! Я чуть с ума не сошёл! Это серое безмолвие не для моих нервов, - Никита пришёл в восторг, когда увидел стену леса, покрытую прозрачными капельками росы.
- Хорошо, что не повернули, - смиренно признал неверность своей недавней инициативы Александр.
- Я знала, что Георгий Андреевич не даст нам погибнуть в тумане, - радостным голосом Вера выразила своё восхищение упрямством мужчины, которое позволило достичь общей цели.
- Недавно ты думала по-другому, - обратил внимание на непостоянство женщины Никита.
- Ерунда, это женское, я испугалась, если честно - не люблю неопределённость, - кокетливо оправдала своё поведение Вера.

* * *

- Нашла! Нашла! Идите сюда, - в звуках зова слышалась беззаботность, сердца мужчин, занятых рассуждениями о сложном - о желании управлять событиями, о возможности менять судьбу, наполнились чистотой чувства, донесённого до них счастливым голосом женщины, мысли замерли, ноги людей пришли в движение.
- Я здесь, я здесь! Идите сюда! - указывали путь волны восторга.

Три человека ускорили шаг, они шли молча, их глаза искали женщину на ковре из короткого белого мха, разостланном между чешуйчатых, коричневых стволов высоких сосен, их вершины, покрытые пучками длинных, зелёных иголок источали целебный запах хвои, он наполнял собой пространство бора, проникал в кожу, в лёгкие и кружил голову.

- Э-эй, а-у-у, где-е вы, идите сюда, я вам что-то покажу, - манящая мелодия наполнила организмы энергией, они не разбирая дороги устремились ей на встречу.

Узорчатые переплетения серебристого мха, и вкрапления на нём из кустиков брусники с гроздьями красных ягод, из грибов с белыми ножками и тёмно-коричневыми шляпками создавали восхитительное полотно жизни, а фигуры перемещающихся по нему людей, делали его осмысленным и целесообразным.

* * *

- Посмотрите какой он хорошенький, - умиление сидевшей на земле женщины предназначалось кряжистому белому грибу средних размеров, его толстая, упругая нижняя часть удерживала на себе очаровательную полусферу шоколадного цвета, её вид пробуждал эстетический интерес и робость перед совершенством красоты.
- Мне жалко это чудо выдёргивать из земли, или его нужно срезать, я не знаю точно, как они собираются, - рассказала о своих сомнениях Вера.
- Сорви другой, оглянись, их тут много, - дал бездушный совет Никита.
- Рекомендуется выкручивать ножку, чтобы вред грибнице был минимальным, - сказал Георгий.
- В чём разница между выдёргивать и выкручивать? - попыталась понять Вера.
- Когда ножку гриба дёргаешь, она тянет за собой корешки или мицелий по-другому, он, между прочим, растёт не один год, когда её крутишь, нити грибницы деликатно отсоединяются от ножки и остаются целыми - в этом разница, - начал делиться с женщиной своими знаниями Александр.
- Когда срезаешь гриб, в земле остаётся часть его тела с корешками, поэтому считается, что само растение при этом не повреждается, от него берутся только его дары, они предназначены всем тем, кто в них нуждается, - внутреннее побуждение Никиты к обучению страждущего, заставило его незамедлительно принять участие в процессе просвещения Веры.
- Этот я выкручу - мне он нужен весь, а другие буду срезать, правильно? - усвоившая урок Вера, сделала необходимые для себя выводы.
- Это твой выбор, - одобрил намерения женщины Георгий.
- У-у, крепыш, теперь ты мой, - Вера извлекла понравившийся ей гриб из земли, встала на ноги, и удерживая свою добычу в полусогнутой руке перед глазами, посмотрела на неё с нескрываемым удовлетворением.

* * *

- Так все-таки кто от кого бежит: жизнь от тела или тело от жизни? - вопрос Александра, наблюдавшего за действиями Веры, насторожил Георгия.
- А почему бежит? - спросил мужчина.
- Мне иногда кажется, что они мучают друг друга, - сказал Александр.
- Ты думаешь, жизнь мучает тело, а тело жизнь? - мысль друга не могла появиться просто так, Георгия заинтересовал её источник.
- Надо признать, что на долю любого человека выпадает много страданий, но и сами люди не совершенны, поэтому на свете творится столько безобразий, что порой удивляешься как Природа терпит это, - Александр стремительно погружал себя в бездну извечного вопроса - "Зачем всё это?"
- Получается, что ты обозначаешь жизнью то, что принято называть душой, - Георгий предложил Александру самому решить, что важнее - явление или слово, обозначающее это явление.
- Может быть, честно говоря, я так глубоко не вникал в это, но то, что одно вечно недовольно другим и наоборот, и от этого происходят взаимные терзания известно всем, - Александр посчитал, что сущность важнее понятия.
- Разумеется! А друг без друга они не могут, одно всегда стремится к другому, вопрос только зачем, - сказал Георгий.
- Ругаются, дают клятвы, что расстанутся навсегда, и все же остаются вместе, - сказал Александр.
- Как мужчина и женщина, до самого конца, - сказала Вера. Мужчины замолчали и посмотрели на женщину.
- Главное не бояться, главное научиться не обращать внимание на страх, если он всё-таки появляется, главное понять, что зло бессильно перед верой в истину, главное не испугаться и не покориться ему в момент, когда оно, не сумев сломить человека, посланными ему невзгодами, начинает проявлять себя настолько агрессивно, что стоимостью противостояния ему может стать потеря телом жизни, но и это будет означать только то, что зло проиграло, потому что вместе с жизнью уйдёт и непокорённая душа человека, - по всей видимости к друзьям пришло время осознания общеизвестной истины, она была озвучена Георгием, оставалось только помнить о том, что с этого момента за выбор придётся платить, так как не платит только тот, кто не знает.

Невдалеке от людей раздалось хлопанье крыльев, вскоре песня кукушки разнеслась по лесу: ку-ку, ку-ку, ку-ку. Друзья замолчали, каждый в тот момент подумал о чём-то своём сокровенном, кукушка, не переставая произносила свои магические звуки: ку-ку, ку-ку, ку-ку.

- Мы все доживём до ста лет! - крикнула во весь голос Вера, её поступок нисколько не смутил птицу, она продолжала раздаривать года жизни, слушавшим её, трём мужчинам и одной женщине: ку-ку, ку-ку, ку-ку, ку-ку.

* * *

Наполненные разноцветными грибами корзины; пластмассовые ведёрки и стеклянные банки заполненные спелыми фиолетовыми, пепельно-голубыми, сине-чёрными, ярко-красными, бледно-жёлтыми ягодами; разложенные на квадратном куске непромокаемой, полупрозрачной, полиэтиленовой плёнки кучки отсортированных по размерам, безупречных белых царь-грибов, сияющих кофейными, оливковыми оттенками лоснящихся маслят, желтовато-коричневых моховиков, красноголовых подосиновиков, ярко-жёлтых лисичек, белоснежных груздей, розово-красных, мохнатых волнушек, сине-зелёных, оранжевых, аппетитных рыжиков создавали живописный натюрморт, оторвать взгляд от которого не было ни сил, ни желания, от всего этого великолепия исходил неповторимый грибной аромат.

- Не зря день прошёл, - сказал Александр.
- Он ещё не прошёл, - подметил Никита.
- Он никогда не пройдёт, - замечание Георгия имело глубокий философский смысл.
- Какой запах, какой аромат! Я надышаться не могу, - переполнявшие Веру чувства выплескивались наружу в виде слов восторга жизнью.
- Как хорошо, что мы сюда приехали! - заразился Александр радостью Веры.
- Нас привезли, - глубокомысленность Никиты не осталась незамеченной.
- Автобус, - назвал Георгий то, без чего не было бы грибной вылазки в лес.
- Он пленил нас, чтобы доставлять к удовольствиям, - образно выразился Никита.
- Вот какой он у нас замечательный! - похвалила механизм Вера.
- Замечательный у нас Глеб, - Александр обратил общее внимание на водителя автобуса, стоявшего рядом со своим железным другом. Все стали улыбаться Глебу, выказывая ему благодарность, она была искренней.
- Глеб ты нас всех пленил, - крикнула счастливым голосом Вера.
- Не я, природа, - скромно отреагировал на похвалу Глеб.
- Она может пленить? - спросил Александр.
- Конечно может, вы же счастливые сейчас, - источник веселья был очевиден, на него бесхитростно указал Глеб.
- Сейчас да, - задумчиво сказал Георгий.
- Гера ты думаешь момент имеет значение? - Никита уловил нотку грусти в словах друга, она заинтриговала его.
- Да имеет. Об этом не надо забывать! Событий в жизни любого человека мало, поэтому надо к ним бережно относиться. Ради определённых мгновений и даже ради одного мгновения очень часто проживается не то что какая-то часть жизни, а она вся целиком - полностью вся жизнь посвящается одному мгновению.

Мой дедушка любой свой разговор с кем бы то ни было заканчивал рассказом о том, как он после войны мосты восстанавливал, причём о самой войне он не любил рассказывать, а вот о мостах он мог говорить часами, для него они были событиями. Я уверен, что если бы ему дали прожить ещё одну жизнь, то он непременно посвятил бы её мостам, - Георгий улыбнулся, ему были приятны воспоминания о дедушке.

- Для чего люди это делают? - на самом деле ответить на вопрос Александра было не так-то просто, но Георгий не растерялся.
- Например, как сегодня, для пленения наших сердец природой, - сравнение мужчины объяснило многое - возможно этот день кто-то вспомнит в последнюю минуту своей жизни и умрёт счастливым.
- Всех? - у дотошного Никиты разъяснение товарища спровоцировало появление уточняющего вопроса.
- Думаю, что всех, - Георгий не сомневался во всевластии природы, но на всякий случай он не стал брать на себя ответственность за чувства товарищей.
- Признавайтесь у кого холодное сердце, кто здесь оказался случайно, - потребовал правды Никита.
- Я хотела этих переживаний, я счастлива, - Вера обняла правой рукой Александра, левой Никиту, сентиментальность картины взволновала Георгия, он подошёл к друзьям и обнял правой рукой Никиту, а тот обнял друга левой рукой.
- Давайте я вас сфотографирую, - предложил Глеб.
- Фотоаппарат на сиденье, в автобусе, - радостно крикнул ему Никита. Порыв мужчины задержать состояние счастья четверых друзей для того, чтобы увековечить его образ на фотоплёнке, был естественной реакцией на, заполнившие лесную поляну, положительные эмоции. Глеб, не теряя ни секунды, бросился в салон автобуса, отыскал там фотокамеру и вскоре занялся реализацией своего замысла.
- Готово! Ещё раз, готово, ещё разик, - Глеб, довольный своей инициативой, делал снимок за снимком, - давайте ещё раз, - мужчине хотелось наверняка запечатлеть единение четырёх сердец.
- Всё, ура, теперь мгновение счастья будет с нами вечно, - ликовала Вера.

* * *

- Есть люди, которые не любят природу, - вспомнил Никита о том, насколько могут быть разными представители человеческого общества.
- Есть, но нет ни одного, кто бы мог устоять перед её очарованием, - сказал Георгий. Непревзойдённое совершенство, данной человеку, системы: вызывает, воздействует, пробуждает, побуждает, дарит - это её свойства, она взаимодействует с любым, и никуда от этого не деться.
- За это такие злыдни и не любят её, - высказал своё мнение Никита.
- Может быть, - допустил его правоту Георгий.
- Нам до них нет дела, - сказал Александр.
- Как это нет, они же вредят природе! - возмутилась Вера.
- Она сама может себя защитить, - говоря это, Александр желал подчеркнуть величие природы и указать на мизерность в ней человека.
- Каким образом? - заинтересовалась оборонными возможностями природы Вера.
- Изгнанием, - закончил Георгий разговор о взаимоотношениях, созданных жизнью систем.

* * *

Вечерняя прохлада напомнила грибникам о наступившей смене времён года и о грядущей ночи, которую им предстояло провести в лесу. Четверо друзей и водитель автобуса Глеб совместными усилиями подготовили место для ночлега и развели костёр.

- Тепла уже не будет, - сказал Александр.
- Почему? Будет же ещё "бабье лето", - возразил ему Никита.
- Почему говорят - бабье? Как насмехаются над женщинами, - выразила своё недовольство фразеологизмом Вера.
- Недолгость женского счастья, - дал пояснение сказанному Никита.
- Ты, конечно, у нас великий знаток в этом вопросе, - усмехнулся Александр.
- Оно красивое, но недолгое, - продолжил определять смысл идиомы Никита.
- Хорошо, пусть так, но зачем же об этом говорить таким образом - зачем увязывать непродолжительность красоты осени с женским счастьем? Что вы мужчины за народ-то такой? - Вера не на шутку расстроилась.
- Там речь не о женщинах, - попытался успокоить её Александр.
- А о ком? - отнеслась с большим недоверием к словам мужчины Вера.
- О бабах! - подлил масла мнительности в огонь сомнений Никита.
- Это что не одно и то же? - нелегко было справиться с подозрительностью женщины, ищущей скрытый смысл в устойчивом обороте речи.
- Нет, не одно и тоже, - обозначил своё отношение к женщинам и бабам Александр.
- В чём же разница по-твоему, скажи, - молила Вера о правде.
- Ты не баба! Этого достаточно? - действительность оказалась неумолимой, обстоятельство, на которое указал Александр окончательно подтвердило женские догадки.
- Достаточно! Мне всё стало ясно! Ещё немного с вами пообщаюсь и стану ею, так моё счастье и пролетит, как десять золотых сентябрьских дней, - вывод женщины без преувеличения обескуражил мужчин.
- Вера, ты чего на нас шумишь, может такое название женщина придумала, а не мужчина, - версия Никиты не только не помогла успокоить страсти, а напротив усугубила и без того неустойчивое положение оправдывающихся мужчин.
- Тем более, это ещё хуже, это значит, что какая-то смелая женщина втайне от мужчин зашифровала правду в двух словах о том, что для нас здесь нет никакой надежды - короткое "бабье" лето и всё - до свидания девушка, до свидания женщина, здравствуй, баба! - жестикулируя руками, округляя глаза до степени их выкатывания из орбит, оживляя мимические мышцы лица соответственно настроению, Вера прицельно, фраза за фразой обстреливала, осмелившихся с ней спорить, недотёп-мужчин.
- Твои рассуждения граничат с абсурдом! - только и нашёл, что сказать Никита.
- Ещё бы! За границей так не говорят. Посмотрите, как красиво это звучит по-английски: "Indian summer", как видите, никаких там баб нет, - приведённый Верой пример, был призван показать гуманное отношение к золотой поре осени, но на самом деле ни Вера, ни её слушатели не знали, почему в Северной Америке лето назвали индейским, тем не менее женщина интуитивно выбрала понравившееся ей словосочетание для обозначения короткой, женской любви. Возможно в чём-то она и была права, ведь одна из гипотез связывает происхождение идиомы Indian summer с привычкой индейцев забирать назад подаренные ими же вещи.
- По-немецки этот период осени вообще обозначают словом "Altweibersommer", что буквально можно перевести, как лето старой бабы, - попытался Александр отстоять интересы родного языка.
- Ну и прекрасно, одни других стоят! В Германию не поеду! Александр я больше не могу так, нам необходимо срочно уехать в Англию, - странное предложение Веры встревожило мужчину.
- Вера, ты серьёзно? - проявил озабоченность Александр. Намерение его подруги вызвало в нём вихрь переживаний.
- Да серьёзно, надо срочно ехать, и пока на законодательном уровне не запретят называть золотую осень бабьим летом, я сюда не вернусь, - Вера чётко обозначила свою гражданскую позицию, тем самым оградила себя от нелепых на её взгляд вопросов мужчин.
- Веруня, не расстраивайся ты так, - Александр понял, что Веру необходимо утешать, и тут же предпринял первые действия в этом направлении.
- Женщины - нормальные люди, они имеют право на счастье, как и мужчины - от самого рождения до самой смерти, а не на какой-то период длинной в "бабье лето"! - чувства выражались настолько эмоционально, что казалось - ещё чуть-чуть и пространство наполнится безудержными рыданиями.

Умозаключения Веры были безупречны, каких-либо оснований возражать женщине у мужчин не было, им оставалось только выразить ей необходимое в таких случаях сочувствие и молча разбрестись по сторонам на поиски дров для костра.

* * *

Когда через полчаса их тени, одна за другой, сначала обнаружили себя в тёмном пространстве, а затем их фигуры робко одна за другой выскользнули оттуда с охапками сухих палок и веток, хранительница очага уже вскипятила воду в походном чайнике: из его изогнутого носика выходил пар и причудливыми спиралями поднимался вверх. Прокопчённый, пятилитровый металлический сосуд стоял вместе с четырьмя большими, железными кружками рядом с импровизированным столом, сооружённым из нескольких чурбачков, и покрытым белым куском материи, на нём были симметрично расставлены четыре глубоких железных миски, рядом с ними лежали четыре деревянных расписанных под хохлому ложки. Огурцы, помидоры, зелёный и очищенный, порезанный на части репчатый лук сгрудились в центре, обозначенного оригинальной скатертью, места для еды.

- Вы где бродили? Ничего поручить вам нельзя, садитесь за стол, или ложитесь, не знаю, как и сказать. Глеб вас не дождался, уже поел и пошёл спать в автобус, - интонация, с которой Вера встретила добытчиков топлива приятно удивила мужчин, они тут же осмелели и стали себя вести привычно-расковано.
- Где можно руки помыть, госпожа? - выказал Никита уважение к Вере.
- Не паясничай, а то снова в лес уйдёшь, - восприняла женщина поступок мужчины как неприличную выходку.
- Как вкусно пахнет! Что это? - спросил Александр.
- Суп из тушёнки с грибами, - Вера небрежно всплеснула рукой в сторону костра, рядом с ним находился пенёк, а на нём стоял котелок, от которого исходили тревожащие желудок пряные и лесные приятные запахи.
- Приём пищи - это одно из самых загадочных явлений в природе, - предложил тему для разговора Георгий.
- Что в нём загадочного? - поддержал её Александр.
- Начнём с того, что люди едят по нескольким основным причинам: голод, требуют обстоятельства, про запас, как животные, от скуки, ради развлечения, - перечислил Георгий поводы, пробуждающие в организме сложные физиологические процессы.
- По какой причине вы лопаете сейчас? - Вера посмотрела на мужчин как на подопытных кроликов. Все они были в её власти! Предательское слюноотделение превращало их в рабов женщины.
- По причине нежной любви к творениям прелестных рук, - влюблённый Александр не мог ответить иначе.
- Я от голода, меня в это не вплетайте, - Никита решительно отмежевался от лирики.
- Вкусно, всё очень вкусно, Вера спасибо, - Георгий сказал то, что нравится любой женщине.
- Пожалуйста, кушайте на здоровье, - незамедлительно последовали приятные слова удовлетворённой хозяйки очага.

* * *

- Гера, ты про загадку начал разговор, не забыл? - Никита напомнил Георгию о затронутой им теме поглощения еды биологическим организмом.
- Тайна в том, что пока есть аппетит, есть и воля к жизни, - сказанное вовремя и к месту рождает озарение.
- Ага! Значит человеку для жизни всё-таки нужна воля! - личное открытие обрадовало Александра тем, что способность осуществлять желания и ставить перед собой цели важна для жизни человека, но мужчина не обратил внимание на последовательность понятий во фразе Георгия.
- Аппетит! Слушай внимательно, - сказал Никита.
- А кто его создаёт? Женщина! Без нас, вы мальчики, никуда! - Вера засмеялась так громко, что по лесу понеслись перекаты эха, с деревьев слетело несколько птиц, беспорядочное хлопанье крыльев пернатых существ, создало звуки хаоса, по испещрённому яркими точками чёрному небосклону пронёсся метеорит, оставляя за собой огненную параболу.

* * *

- Если перескочить с одного кольца жизни на другое, то можно стереть своё прошлое, - сказал Георгий, глядя на затухающий след сгоревшего в атмосфере Земли тела.
- Это невозможно! - не поверил ему Никита.
- Возможно, только есть опасность того, что носители информации о прошлом человека могут исчезнуть, - сказал Георгий.
- Как понять - могут исчезнуть? - спросил Никита.
- Умрут люди, что-то знающие о тебе, - дал короткое разъяснение явлению Александр.
- Ужас! - выдавил из себя Никита, подавить возникший страх у него не было сил.
- Вот именно! Думай о своих поступках, о своих желаниях, чтобы другим не навредить, - Александр с лёгкостью вошёл в роль воспитателя. Осознав правоту совета друга, Никита ещё больше напугался.
- Они что, сами возьмут и помрут, вот так просто? - все мысли Никиты сосредоточились на неизбежном будущем, в котором неизвестна только минута.
- Как мухи осенние попадают - раз и все лежат крылышками кверху, - рассмеялся Александр.
- Невероятно! - широко раскрыв глаза, произнёс Никита.
- Хватит пугать человека! Не бойся, Никита, ничего с тобой не будет, - бросилась на защиту растерявшегося мужчины Вера.
- С ним-то точно ничего не случится, а вот с теми, кто ему будет мешать жить могут произойти жуткие вещи, - Александру хотелось таким образом пошутить, но на самом деле его слова, сказанные ночью у потрескивающего костра, привнесли, в окружающую людей атмосферу, элементы мистики, от этого в человеческих телах возникла дрожь: по телу пробежали мурашки - плоть безропотно признала свою слабость перед правящей миром силой духа, по небу пробежал один, затем другой всполох.

* * *

- Рожь поспела, - сказал шепотом Никита.
- Почему ты так думаешь, - спросила в тон ему Вера.
- Приметы такие - вспышки на небе без грома указывают на время сбора урожая, - рассказал Александр о связи небесного физического явления с земными делами.
- А почему может произойти что-то плохое с теми, кто встанет на пути у Никиты, - тихим голосом Вера попыталась выведать тайну друга.
- Судя по рассказу Георгия, человек становится избранным, если обретает способность менять свою судьбу, необъяснимые силы всегда будут его охранять и защищать. Никита - как раз один из них, - разъяснение Александра чрезвычайно понравилось женщине и было воспринято ею со всей серьёзностью, несмотря на то, что она отсутствовала в интонации мужчины.
- Невероятно! - воскликнула Вера и посмотрела на Никиту, на её лице выступила печать суеверного восхищения.
- Ничего необычного в этом явлении нет, оно замечено давно, объяснить только его не могут, - Георгий постарался успокоить возникшее бурление страстей, он обратил внимание на то, что нечего бояться того, что есть - у него имелось мнение: если есть лес, то есть в нём и деревья, никто же их не боится!
- Ни разу не слышал об этом, - категорично заявил Никита.
- Много ты раз слышал и сам знаешь много таких случаев, - поддержал Александр сказанное Георгием, в доказательство этому он был готов привести массу известных исторических фактов.
- Например? - попросил Никита проиллюстрировать слова: он никак не мог установить связь между ними и явлениями.
- Да очень просто, помнишь, когда учились в институте, мы ездили на практику в деревню после четвёртого курса? Помнишь, что там случилось? Тебя едва спасли тогда. Если бы мы с Элей не отправились в тот вечер на твои поиски, то неизвестно чем бы всё закончилось, - неприятное происшествие было связано с тем, что житель посёлка приревновавший Никиту к местной учительнице, ударил его палкой по голове, да так сильно, что чуть не убил своего соперника.
- Точно! Еле жив тогда остался, - улыбнулся Никита.
- Ты чего веселишься, смешно тебе? - спросил строго Георгий. Разговор затронул потайные стороны жизни, шутки с ними были нежелательны.
- Он Элю вспомнил, любишь Элю, Никита? По лицу видно, что любишь, наверное, хорошая девушка, хорошая, признавайся, смотри, точно влюблён по уши, а нам ничего не говорил - партизан, теперь-то ты попался, бабник, - потешался Александр над Никитой.
- Он, что тебе, о всех своих девушках должен рассказывать? - заступилась Вера за Никиту.
- Нет, конечно, это его дело, просто мы друзья, поэтому мне интересно чем живёт мой приятель, - сказал в своё оправдание Александр.
- Правда, Никита, ты нам раньше ничего не говорил про Элю, расскажи о ней. Хорошая она девушка? - глаза Веры заблестели, женщине хотелось поскорей узнать ещё одну тайну мужчины.
- Да, хорошая! Давно не видел её, вот бы съездить в ту деревню, повидаться с ней, - мечтательно тянул слова Никита.
- А как же та девушка из другого города, вы ведь с ней давно встречаетесь? Ты разве не любишь её? - по мнению Веры, мужчина имеет право только на любовь к одной женщине, если такая у него есть, то ни вспоминать, ни думать, ни мечтать о другой женщине мужчина не вправе.
- Я не знаю, что это такое, мне нравится с ней встречаться, но постоянно с ней жить, мне кажется, я бы не смог, - говоря друзьям правду о своей личной жизни, Никита одновременно попробовал разобраться с тем, что говорило ему его сердце.
- Может и знаешь, - сказал Георгий.
- Что? - недопонял Никита смысла в сказанном.
- Что такое любовь, - Александр помог мозгам Никиты и осторожно улыбнулся, боясь спугнуть расцветающее чувство.
- Да, нет не знаю, меня просто потянуло туда, в ту деревню, весело там было, - Никита упрямо не замечал то, на что обратили внимание его друзья. Желание! Оно возникает только тогда, когда есть потребность.
- Значит - это любовь! Для неё нет ни преград, ни расстояний. Посмотри, как ты сказал -"потянуло," а что это значит? - Вера указала Никите путь к счастью.
- Ничего не значит, - из последних сил упрямился своей удаче человек.
- Неправильно! Это говорит о том, что та деревенская девушка любит тебя и ждёт, а ты не сопротивляешься этому, потому что и ты её любишь, поэтому и тянет тебя к ней, - Вера с удивительной лёгкостью расшифровала код счастья Никиты. Слушая женщину, Георгий подумал, что ему с другом потребовались часы наблюдений за кузнечиками и водомерками, прежде чем они путём длительных рассуждений пришли к замечательному открытию о предназначении мелодий насекомых: зов любви - это ритм.

* * *

- Теперь-то ты можешь туда без опаски ехать, больше там нет твоего конкурента, да и другие, какие там есть, деревенские забияки будут тебя в любом состоянии обходить стороной, ты для них стал обладателем сверхъестественной силы, - высказывание Георгия сильно удивило и Никиту, и Александра.
- Что там случилось такого, что Никиту наделили такими качествами, - спросил Александр.
- Мужчина, который напал на нашего друга, через три месяца погиб в уличной драке, он был убит ударом палки по голове, его нанесли по тому же месту на ней, по которому деревенский житель когда-то стукнул знакомого вам студента-донжуана, более того, поговаривают, что и сделали это той же самой палкой, от которой, досталось Никите, - сообщённая Георгием информация об одном из эпизодов жизни Никиты, потрясла не только Веру, но и Александра.
- Вот видишь, Никита, если - это твоя девушка, то уж твоя, никто к ней не подойдёт, а кто подойдёт тот умрёт, - выдохнул Александр, обрисовывая своё понимание случившегося.
- Может и так, - серьёзно сказал Георгий.
- Сглазил, что-ли его? Пожелал ему зла? - спросил Александр.
- Я даже на него заявления в милицию не написал, никакого зла или обиды на него у меня не было и нет, обычное ведь дело - из-за девушки поругались, с кем не бывает, ты, Саня, тоже себя не больно сдерживаешь в этих вопросах.

Если бы Гера этот случай не вспомнил, то мне бы и в голову не пришло увязывать его гибель с тем, что произошло со мной. Я всегда считал произошедшее трагическим совпадением и не более того, но сейчас мне и правда, что-то не по себе стало, - Никита говорил искренне, его чувства также не скрывали себя.

- Та девушка вышла замуж? - спросила Вера.
- Нет, - коротко сказал Георгий, удовлетворённый приведённым доказательством того, как из судьбы человека исчезают тревожащие его носители информации.
- Что-то здесь явно не так! Нельзя это объяснить простым совпадением, - Александр признался в том, что он увидел в происшествии присутствие мистического.
- После того, как Никита чудом выжил, его суть перескочила в другое кольцо жизни, теперь у него, как у личности, другая судьба, в ней не будет тех, кто может причинить ему зло, а те, кто были, сами исчезли, таким образом его прошлое изменилось, - предложенное Георгием понимание случившегося с Никитой вызвало протест разума.
- У меня на этот счёт крепкие мозги, но откровенно говоря, сейчас в них идёт процесс кипения, их вот-вот замкнёт. Делаем допущения: первое - кольца жизни существуют, второе - человек может менять свою судьбу, вместе с ней меняется и кольцо его жизни, третье - если кольцо меняется, то и его герои или персонажи меняются тоже, четвёртое - если так происходит, то меняется прошлое человека, но - это абсурд, каждый помнит своё прошлое, о нём напоминают родители, родственники, друзья, знающие человека люди, о любом можно составить подробную документальную историю, одним словом - оно неизменно! - Александр был категоричен в своём суждении.
- Ты так думаешь? Вспомни несколько любых событий, свершившихся в твоей жизни год назад, пять лет назад, десять лет назад, не важно, любые события, в которых было несколько участников, опиши их, потом попроси сделать тоже тех, кто был во время них рядом с тобой, когда ты обнаружишь в их изложениях совершившегося явные несоответствия твоему представлению о случившемся, знай, что в твоём прошлом произошли изменения, если же этого нет, то кольцо твоей жизни не менялось, проведи такой простой эксперимент, а потом мы поговорим возможно то, о чём я говорю или нет, - предложение Георгия было справедливым, проще всего сказать: нет такого не может быть, потому что не может быть никогда и ни при каких обстоятельствах.

* * *

- Уже нашёл несколько! - сообщил о своём открытии Александр.
- Несоответствия! Какие они, расскажи, - проявил живой интерес Никита.
- Я не могу вспомнить как моя дочь сказала первое слово, какое оно было тоже не помню, я почти что забыл, как выглядит моя бывшая жена. Невероятно! Мне казалось, что я не забуду ни её, ни дочь никогда. Прошло немного времени, и я с трудом вспоминаю, как они выглядят. Меня это пугает, - дрожащий голос Александра указывал на то, что он испытывал горькие переживания.
- Ничего страшного, если ты захочешь, то вернёшься в старое кольцо жизни и вспомнишь всё: и первое слово дочки, и её первую улыбку, и то как выглядит, вернее выглядела твоя бывшая жена, но тогда ты вернёшься в свою старую судьбу, а сейчас тебе этого не надо, - Георгий улыбнулся другу.
- Саша неужели ты так быстро меня забудешь? - жалостливый голос Веры рассмешил всех кроме Александра.
- Нет, что ты, тебя нет, ты полностью во мне, и так будет всегда, - очень серьёзно и с большой ответственностью Александр начал произносить клятвы о своей самозабвенной любви к женщине, однако вскоре в речи мужчины случилась короткая заминка: "Вера, а почему я тебя должен забывать?" - спросил он.
- Ну мало-ли по какой причине наши кольца жизни поменяются. Мне интересно насколько долго я буду что-то значить для тебя, - жестокую женскую рациональность может вынести не каждое сердце, Вера понимала это, но слова вызрели, и они были сказаны.
- Ты слышала, теперь твоя очередь, - глухой голос Александра выдавал его волнение.
- Если вдруг мы расстанемся, я буду помнить тебя всегда, я не забуду какой ты хороший, и как ты выглядишь, я тоже никогда не забуду, - Вера выговаривала слова так изящно, как будто её выступление было отрепетировано, а его текст заранее подготовлен.
- Что здесь происходит! Вы что ребята прощаетесь? - Никита вопросительно посмотрел сначала на Веру потом на Александра.
- Никита, твоя история поучительна, никогда не знаешь, что может произойти завтра, - голос Веры дрогнул, в нём прозвучала тревога, было непонятно о чём сигнализировало чувство женщины.

* * *

- Что касается произошедшего с Никитой - главное понять разницу между реальным событием и проекциями двух сознаний на этом событии! Два соперника спроектировали его: один представлял сцену расправы, другой ожидал нападения и поэтому представлял, как всё это произойдёт, двое мужчин как бы договорились между собой о том, как всё случится, так всё и вышло, их проект возник в пространстве и времени. Прошло время, и Никита убрал его из своей памяти, и правильно сделал, кому охота тысячи раз испытывать удар палкой по голове и после этого умирать в страданиях? Кстати уж с этим-то вы спорить не будете: у большинства людей жизнь решительно меняется после тяжёлых, а порой даже страшных испытаний, выпавших на их долю.
Например, ты, Александр, видишь в истории Никиты реального человека, а на самом деле он нереален - его образ в ней всего лишь иллюзия, там только его тень, на самом деле его там нет, он случайность в судьбе нашего героя, фантом, теперь он исчез навсегда.

Учёные говорят, что прошлого нет, будущее ещё не наступило, есть только настоящее. Мне нравится эта формула, и я ею пользуюсь тогда, когда меня тревожит прошлое или пугает будущее, и когда мне не хватает воли что-то изменить в своей судьбе, тогда она помогает мне выходить из затруднительных ситуаций текущего времени, оправдывает мой цинизм, если его требует ситуация, позволяет мне совершать безрассудные поступки, опять же ради ситуации, оправдывая это тем, что будущего нет и оно может не наступить, и поэтому жить нужно сегодня, потому что самообман в том, что завтра не будет никогда, позволяет мне испытывать кураж, наслаждения и обзывать всё перечисленное настоящим счастьем, хотя это неправда - если счастье приходит, то оно остаётся с человеком навсегда.

Эта формула хороша для потребителя, она помогает ему выживать в конкурентной борьбе за место под солнцем, потому что человек в большинстве случаев руководствуется только сиюминутными потребностями.

Настоящее - это результат прошлого, будущее - это результат настоящего и прошлого, прошлое - это результат настоящего и будущего, вот и получается кольцо жизни или судьба, она как видно из этой формулы неизменна.

* * *

- Получается, Никита, что девушку ты зарезервировал, она теперь в твоём кольце, её судьба уже долгое время полностью в твоих руках! Знаешь, что ты можешь быть привлечён к ответственности за то, что не ухаживаешь за данным тебе цветком? - строго спросила Вера.
- Кем? - перепугался Никита.
- Им! - поднял глаза к небу Александр.
- Саша, зачем ты так сделал? Я из-за тебя вспомнила двух сестёр, события в их историях очень похожи на то, что произошло с Никитой. Теперь я не смогу заснуть, мне и так было страшно, а стало ещё страшнее, - чем-то встревоженная Вера осудила действия Александра.
- Расскажи об этом, Вера, - попросил Никита.
- Не буду, я боюсь, - сказала скороговоркой женщина и пристально посмотрела в тёмное пространство, укрывающее в себе живое и неживое.

Луна ещё не поднялась достаточно высоко, чтобы её бледный свет мог проникать в поглотившую лес тьму, её диск повис в ветвях деревьев, казалось, что он запутался там.

- Расскажи, мы все бояться будем, вместе легче страх переживать, - в качестве аргумента, поощряющего смелость Веры, было избрано местоимение - мы.
- В смысле переживать? Тебе доставляет удовольствие испытывать страх? - женщина предложила Александру не только отвечать за свои чувства самостоятельно, без участия других, но и переживать их в одиночку.
- Нет, что ты! Всё не так! Это значит - он умрёт, а мы его переживём, - мужчина понял это и пошёл на хитрость - он занялся живоописанием картины преодоления коллективного страха, его тактика оказалась удачной.
- Хорошо, слушайте и потом не говорите, что я вас не предупреждала, - возбудилась Вера.
- О чём? - поинтересовался Никита.
- О том, чего вы потом будете бояться в женщинах, - зловещим голосом прошептала обаятельная рассказчица.
- Рассказывай, нам это нужно обязательно знать, - начал проявлять нетерпение Александр.

* * *

По освещаемой костром площадке земли скользнула тень, открытые части кожи рук людей, их лица ощутили лёгкое дуновение ветра, невдалеке, в темном пространстве раздался странный звук, как будто кто-то резко выдохнул воздух, затем треснула веточка и всё затихло.

- Что это? - прошептал Никита, глядя на Георгия.
- Не знаю, - честно сказал мужчина.
- Начинается, я вам говорила, что будет страшно, - лицо Веры отражало будоражащий её душу страх, он не искажал его черты, а делал их привлекательность ещё более чарующей и влекущей к себе.
- Быстрее рассказывай, - Никита, как мотылёк готов был лететь на свет манящего огня, нисколько не задумываясь об опасности его энергии.
- Я не виновата, вы меня уговорили, слушайте: жили-были две сестры, одной было девятнадцать лет и у неё уже был парень, другой только исполнилось восемнадцать и у неё ещё не было парня. Та сестра, что была постарше жалела свою младшую сестру из-за того, что та не могла найти себе друга для здоровья, - начала Вера свой рассказ.
- Для чего? Для здоровья? - спросил Никита.
- Ну да, для здоровья, для чего ещё нужен мужчина девушке в этом возрасте, - поразилась наивности вопроса Вера.
- Я не понимаю. Для чего? - заинтересовался многозначительными подробностями взаимоотношений полов Никита.
- Тебе же говорят, маменькин сынок: для здоровья! - по-мужски сконцентрировал мысль Александр, как, если бы он сказал: птицы для неба, рыба для воды, люди для прогресса.
- Пьют молоко для здоровья, - почему-то вспомнил именно мамины наставления Никита, чем только порадовал друга.
- Всё правильно, мужчина тоже нужен женщине для здоровья, - доверительным голосом сказал Александр.
- Ужас! - выразил своё отвращение Никита.
- Природа! - развёл руками в стороны Александр, как бы показывая: что поделаешь! Естество - есть естество, оно требует своего.
- Мне рассказывать, или вас слушать? - Вера с нескрываемым любопытством наблюдала за мужчинами, было видно, что их диалог заинтересовал её.
- Молчим, молчим, просвещал юнца, - вскинув руки вверх, Александр остановил намерение Веры изучать мужскую суть.
- Я не юнец, и меня для здоровья никто не использовал! - твёрдым голосом принялся Никита отстаивать свой статус и честь.
- Откуда ты знаешь? - едкая усмешка Александра задела чувства Никиты.
- Оттуда, что эти взаимоотношения возможны только, когда есть взаимное уважение, симпатия и доверие друг к другу, - дал он трогательное определение чистоте и нравственности. После такого высказывания брутальная невежественность отступила, но ненамного.
- Для здоровья и ради симпатии - это одно и тоже. Если тебе нравится персик, то он полезен и для твоего здоровья и для твоих эмоций, но если тебе не нравится варёный лук, то он противен и для твоего здоровья, и для твоего воображения, - сравнение Александра вызвало сильный гастрономический эффект.
- Меня сейчас вырвет, я не люблю варёный лук! - просто сказал Никита, его лицо побледнело.
- Вот видишь, значит я попал в точку, - беспощадность увлёкшегося физиологической темой Александра могла завести далеко, в полёт его мысли требовалось срочно вмешаться.
- Не попал ты никуда! Никита прав - это не одно и тоже, но теперь, и он знает, что не всегда мужчина и женщина встречаются ради серьёзных отношений, - Вера выразила Никите своим взглядом уважение и поддержку.
- Хорошо, если им обоим это известно, - указал Александр на нюанс, позволяющий отличить одно от другого.
- Да - это важно, но на самом деле, в таких вопросах очень много лжи. Много есть тех, кто любит персики, но немного тех, кто любит ухаживать за персиковыми деревьями. Саша, ничего, что я использовала твоё сравнение? - сознание Александра определило в словах Веры эпохальную веху в истории их отношений, но её назначение не поддалось осмыслению.
- Мне приятно, что ты мною пользуешься, - сказал мужчина дежурные слова, испытывая при этом неясное чувство тревоги.
- Для здоровья? - Никита ловко воспользовался данными ему Александром знаниями о тонком различии серьёзного и несерьёзного.
- Ну, ты и зловредина, Никита, - улыбнулся другу, попавший на собственную удочку насмешек Александр.
- Просвещаю старца, - от души рассмеялся Никита.

* * *

- Успокойтесь! Не мешайте Вере, - усмотрел несоответствие возникшего в результате дружеской перепалки настроения тому, о чём повествовала Вера.
- Спасибо! - женщина кивнула головой Георгию и продолжила свой рассказ, - однажды друг старшей сестры пришёл к ней на свидание со своим товарищем, тот понравился её младшей сестре, а та понравилась ему, с того дня они стали проводить время вчетвером, и так продолжалось несколько лет, пока девушки учились в институте. Два-три раза в неделю молодые люди встречались, всех всё устраивало, ни у кого, ни перед кем не было обязательств.

Когда сёстры после окончания учёбы устроились на работу в одно успешное предприятие, там на младшую сестру обратил внимание один перспективный инженер, у него был друг чиновник, тому понравилась старшая сестра, они стали встречаться вчетвером. Со своими старыми приятелями девушки расстались полюбовно, никто ни на кого не обиделся, они сохранили дружеские отношения.

Прошло некоторое время. Младшая сестра вышла замуж за инженера, а старшая за его товарища-чиновника.

Прошло ещё немного времени и последовало два печальных события: сначала умер бывший приятель старшей сестры - он отравился грибами, а затем умер приятель младшей сестры - его зарезал родной дядя.

Если бы несчастный случай произошёл только с кем-то одним из бывших парней сестёр, то он бы остался незамеченным: "Что поделаешь, такова жизнь," - сказали бы люди, но безвременная гибель двоих молодых людей вскоре после замужества их бывших подруг показалась обывателям странной, и даже мистической, они увязали случившееся с колдовством.

Молва о необычных способностях сестёр избавляться от неудобного для себя прошлого столь радикальным способом, конечно же была основана на страхах и суеверных фантазиях, но люди тем не менее распускали слухи о двух роковых женщин, водящих дружбу со сверхъестественными силами, с большим энтузиазмом, более того они считали своим долгом говорить об этом, а не молчать.

- Можно я угадаю что было дальше: это сделало жизнь сестёр невыносимой. Правильно? - Александр попробовал представить то, как могла сложиться жизнь женщин после столь драматических событий.
- Напротив! Младшая сестра, сделала головокружительную карьеру - сначала в компании, где она работала, освободилось кресло заместителя директора, ей предложили его занять, затем, по каким-то причинам в той организации уволился руководитель, его место отдали той женщине, теперь она занимается акционированием предприятия и готовит его к приватизации, поговаривают, что скоро она завладеет им, так как ей уже принадлежат в нём практически все доли, - говоря об успехе женщины, Вера думала о чём-то своём, известном только ей одной.
- Стоп, стоп! Это я точно угадаю: все говорят, что акции ей отдали. Точно? - понял свою ошибку предсказателя Александр, и сориентировавшись по новым данным, сообщённым Верой, сделал новый прогноз.
- Точно, на этот раз ты угадал - так все и говорят, и на это есть основания: у женщины просто не было и не могло быть средств на выкуп бизнеса, причём, что самое странное причин избавляться от долей в успешном деле ни у кого не было, - подтвердила Вера мысли Александра.
- Причина была, у меня есть ещё одно предположение - все основные учредители были мужчинами. Так? - продолжил развивать свою идею Александр.
- Ещё как, так! Именно мужчины! - с готовностью подтвердила Вера слова Александра.
- Они хоть живы? - прозвучал вопрос, наводящий на леденящие сердце размышления.
- Этого я не знаю, но то, что большинство из них уволилось из предприятия - это факт, - Вера не сомневалась, что причиной этого была магия.
- Мужики не дураки, догадались всё отдать, и смыться, значит должны быть живы, - хмыкнул Александр.
- А что по-твоему не отдали те, которые погибли? - спросил Никита.
- Чувства, - Александр уверенно назвал причину, столь значительно сокращавшую время пребывания людей на земле.
- Думаешь они были? - Никита был поражён! Его несколько минут назад так старательно убеждали в том, что чувства не нужны, когда дело касается только удовлетворения физиологической потребности. И вот оказывается они, по мнению Александра, всё-таки присутствовали в трагическом квадрате из двух женщин и двух мужчин.
- Были! - невозмутимо сказал Александр, не обращая внимания на то, что его уличили в легкомысленном отношении к сказанным словам.
- Не понимаю! Ты говорил, что здоровье и чувства вещи несовместимые, - противоречивые заявления друга привели Никиту в замешательство.
- Рассказ Веры полностью подтверждает мою гипотезу, - Александр не обратил внимания на то, что Никита укорял его в непоследовательности. Для мужчины было важно другое: его жуткая догадка подтверждалась примерами.
- А как сложилась судьба старшей сестры? - прервал непрекращающуюся полемику друзей Георгий.
- Что касается старшей сестры, то её муж-чиновник за какой-то год сделал необычайно быстрый взлёт по карьерной лестнице и оказался в столице, где получил ответственный пост, машину с водителем и большую квартиру, - перечислила Вера достижения подозрительной, на её взгляд, женщины.
- Потрясающая история! - восторженно воскликнул Георгий.
- Согласитесь, в ней есть что-то, что напоминает деревенскую эпопею Никиты, - Вера увидела сходство в том, что в обеих историях состояние женского благополучия оберегало себя настолько, что любой намёк на угрозу его разрушения воспринимался настолько серьёзно, что носитель этого намёка тут же устранялся вместе с ним навсегда неведомой силой.
- Александр сказал о невозвращённых чувствах. Тот, кто их не возвращает - погибает. Любимых нужно отпускать, когда те просят об этом. Если так не поступить, то сначала в сознании стирается память о том, к кому остыло чувство, затем из прошлого человека извлекаются все события, связанные с тем, кто мешает новому счастью, - умозаключение Георгия было схоже с мыслью Александра о роковой роли чувств в жизни людей.

Отблески холодной луны в круглых глазах большеголового пёстрого существа сидящего на веточке сосны, стоящей неподалёку от костра, то появлялись, то исчезали, сердца людей учащённо забились, бесшумный взмах мягких крыльев уронил тело совы вниз, оно тут же было подхвачено ещё одним махом двух бархатистых вееров из пушистых перьев, чтобы постепенно снижаясь, беззвучно полететь к земле.

Неясыть стремительно увеличивалась в размерах, стал различим кроваво-жёлтый цвет её глаз, они были неподвижны и смотрели вперёд, через мгновение человеческие организмы ощутили, как размашистые, округлые контуры ночной птицы вошли в их энергетическое пространство, соединились с ним и какое-то время несли его на себе.

- А-а-хх! - вскрикнула женщина, - что это было?
- Сова, - прошептал Александр.
- Вы знаете, что спаривание у сов длиться всего несколько секунд? - тихим голосом поделился Никита своими знаниями с друзьями.
- А жизнь, которую они продлевают - миллионы лет, - сказал Георгий.

Стресс.

Наступил ноябрь. Температура воздуха стала понижаться до пятнадцати градусов мороза. Земля под его натиском затвердела и стала похожа на панцирь. Он укрывал под собой тепло жизни от сильного холода. Его способность умерщвлять не убивая служила надёжной защитой живому. Оно сохраняло себя до лучших времён. Сбросившие листву деревья оголились и открыли для обозрения изгибы стволов, кривизну ветвей, веток и веточек. У них были морщинистые и гладкие поверхности. Многолетние растения погрузились в долгий сон. Сок жизни вышел из них через корни в землю.

Небольшие снежинки тихо кружились над перроном, к которому медленно подползал пассажирский поезд. Несколько резких гудков пронзили умиротворённое пространство серого дня и тут же утонули в нём, не оставив у людей, встречающих размеренно урчащий локомотив, тянущий за собой подвижной состав, ни малейшего воспоминания.

- Георгий Андреевич, рад тебя видеть, - сказал улыбаясь, вышедший из вагона Александр.
- Взаимно, Александр Егорович, и я рад встрече, - увидев друга, Георгий также искренне обрадовался.
- Прохладно тут у вас, скоро зима, - заметил Александр после рукопожатия и выполнения ритуала объятия встретившихся людей с обоюдным похлопыванием ладонью по спине.
- У нас, как и везде - осень! До зимы по календарю три недели, да ты как бы здесь у нас и не чужой, сам знаешь, - Георгий добродушно посмеялся над высказыванием Александра, успевшего за несколько недель отвыкнуть от родных мест.
- Это точно, - вдохнул глубоко воздух Александр.
- Пойдём подвезу, я сегодня на отцовской машине, - с гордостью сказал Георгий.
- Дождался, доверили тебе руль! Куда поедем? - Александр заметил чувства Георгия и выразил им своим взглядом деликатную поддержку: доброе человеческое отношение просто так не даётся, значит оно было по праву заслужено у отца.
- На стройку, - обозначил направление движения Георгий.
- Все ломают, а мы строим! Не соответствуем времени, - иронично сказал Александр.
- Соответствуем, просто мы одни из первых, - Георгий оценил шутку друга и рассмеялся, заметив при этом, что время не остановить, а оно требует прогресса.

* * *

Несколько недель Александр стажировался в одной производственной, немецкой фирме в Москве, она недавно там открылась, её профиль был - деревообработка. Мужчина узнал о возможности бесплатно попрактиковаться в немецком языке с его носителями из объявления в газете. Он посоветовался с Георгием по этому вопросу, тот поддержал затею друга. Александр клятвенно пообещал, что не бросит Георгия после обучения и продолжит вместе с ним работать и дальше.

- Просто не охота терять навыки, ты меня понимаешь, - объяснил он своё решение отправиться на стажировку в иностранное предприятие.
- Я всё понимаю, поезжай, работы сейчас не так много, я подменю тебя, - пожелал Георгий удачной поездки Александру.

Через две недели после того как тот уехал случилось одно событие, оно сделало Георгия заложником обещания, данного им женщине, которую он уважал, ценил и которой желал счастья.

* * *

Уже не в первый раз во время обеда в ресторане Вера уединялась за отдельным столиком с коренастым, рыжеволосым англичанином. Женщина объясняла это производственной необходимостью - якобы им не хватало времени на обсуждение технических вопросов по монтажу оборудования, и поэтому они использовали для этого и каждую минуту обеденного перерыва.

Всё это выглядело странно и вызывало массу вопросов. Ларри - так звали специалиста, появился на строительной площадке несколько месяцев назад. Это был сорокалетний мужчина среднего роста с голубыми глазами, с улыбчивым, приятным веснушчатым лицом, не способным скрыть эмоции, и чувства своего хозяина. То, что его влюблённый взгляд неотступно следовал за всеми перемещениями Веры было сразу замечено, но должного значения этому не придавалось: ну и что, - думали все, - любить не вредно, и никому это не запрещено, - все знали об отношениях женщины с Александром и поэтому к душевному состоянию англичанина относились с сочувствием и не более того.

Георгия, тем не менее, происходящее задевало и беспокоило: "Хорошо, что этот Ларри скоро уезжает," - думал он, сидя в ресторане и наблюдая за парой, уединившейся в очередной раз за отдельным столиком. Мужчина и женщина что-то увлечённо обсуждали. Тема их разговора явно не имела никакого отношения к производству, слова: my house, my parents, my dog, my love, Глазго, Эдинбург не имели ничего общего со строительной площадкой.

- Гера, у меня такое впечатление, что Вера крутит роман с Ларри, - поделился Никита своим умозаключением с Георгием.
- У меня тоже. Слишком в его речи много местоимения "my", - что касалось Георгия, то схожие чувства уже давно волновали его, слова друга только усилили нежелательные подозрения - как не гнал их от себя мужчина, они вновь и вновь приходили к нему.
- Что делать будем? - в вопросе Никиты прозвучала серьёзная озабоченность.
- Как думаешь давно у неё с ним? - Георгий попытался понять, почему людьми замечается только само событие, а не его предистория.
- Как он летом приехал, так сразу и появились между ними эти масляные взгляды, через чур вежливые охи, ахи, случайные потрагивания, дотрагивания, все это заметили, гриб тот белый, помнишь - она в лесу кряхтела над ним, точно для него старалась, теперь я понял, - глядя на Веру и англичанина Никита стал вспоминать то, на что в своё время никто не обращал внимания.
- Александр как-то на это реагирует? - у Георгия ещё была слабая надежда на то, что его другу все же что-то известно об открытых проявлениях симпатии Веры к другому мужчине, и что тот как взрослый человек каким-то образом утряс этот вопрос своей личной жизни без особых эксцессов и без лишней шумихи.
- Никак, он единственный ничего не замечает, - разрушил призрачные иллюзии Никита.
- Да, надо что-то делать, правда, я не знаю, что, - в намерении Георгия была печаль.
- Ты как хочешь, но как только Саня вернётся, я ему всё расскажу! - мужчина едва сдерживал свои отрицательные чувства. Георгий запереживал, что как бы Никита не сказал раньше времени чего лишнего героям двух романов.
- Погоди, чтобы не навредить им обоим. И Вера, и Александр - наши друзья! - призвал к благоразумию Георгий.
- Тогда надо с Верой поговорить, если у неё что-то серьёзное с этим англичанином, то пусть сама скажет об этом Сане, - сделал вполне обоснованное предложение Никита.
- Я поговорю сегодня с ней, - пообещал Георгий.
- Может морду набить этому Ларри? - прозвучал ещё один вариант разрешения сложившейся ситуации: по мнению Никиты этот способ устранения проблемы был абсолютно логичным и справедливым при сложившихся обстоятельствах.
- Да ты что, Никита, торопишься! Надо всё узнать сначала. Если он ей мозги пудрит, добивается там чего-то, тогда и Саню ждать не будем - набьём ему морду, а вот если он ей нравится, тогда вмешиваться у нас прав нет, - аргументированно изложил свою позицию Георгий.
- Хорошо, но Сане я всё равно расскажу всё что думаю по этому вопросу, - проявил принципиальность Никита.

* * *

Георгий приехал к Вере поздно вечером, был уже одиннадцатый час. О своих намерениях он её не предупреждал. Его поступок был спонтанным. Когда женщина открыла ему дверь, её лицо выразило смешанные чувства недоумения, испуга и мольбы о прощении. Объяснение третьему проявлению внутренних переживаний выглядывало из-за плеча Веры огненной шевелюрой и простодушием растопыренных белых ушей, покрытых рыжеватыми пятнышками - это был Ларри.

- Георгий Андреевич! Добрый вечер! Что-то случилось? Заходите, пожалуйста, - сказала Вера сильно волнуясь.
- Добрый вечер! Мне кажется, что пришло время обсудить один вопрос, - вздохнул Георгий и вошёл в прихожую.
- Да, да я понимаю, может быть пройдём на кухню, - сразу же догадалась женщина о теме предстоящего разговора.
- Да, пожалуй, там будет лучше, - одобрил её предложение Георгий.
- Вы присаживайтесь, - указала Вера на один из двух стоящих рядом с кухонным столом табуретов.
- Нет, спасибо, думаю, что мы недолго проговорим, - вежливо уклонился от рекомендации мужчина, представивший, что несколько секунд назад на одном из предложенных мест сидел человек, с которым Вера встречалась тайно от Александра.
- Чаю может быть? - Георгий посмотрел на содержимое чашек, стоявших на столе: в них, был недопитый напиток, рядом с ними на блюдцах лежали недоеденные куски торта и маленькие блестящие ложечки - мужчина испытал лёгкий приступ тошноты, ему незамедлительно захотелось уйти из квартиры Веры. Усилием воли неожиданно пришедшее желание было подавлено.
- Вера, что происходит? Что у вас с Ларри? - спросил тихим, ровным голосом Георгий.
- Мы уезжаем пятнадцатого в Англию, я выхожу за него замуж, - спокойно сообщила Вера о своих намерениях. Самообладание вернулось к ней.
- Понятно! Александр знает это? - спросил Георгий, никоим образом, не выражая своего отношения к сказанному.
- Нет, - голос Веры дрогнул.
- Что ты думаешь об этом? - поинтересовался мнением женщины Георгий.
- Не говорите ему о нас с Ларри! - вдруг страстно воскликнула Вера.
- Так нельзя поступать с человеком, который верил и до сих пор верит тебе, - не удержался от оценочного суждения Георгий. Имел ли он на него право или нет - ему было не ясно, но так как слова сами собой уже вырвались из него, то ему хотелось узнать, что об этом думала Вера.
- Я знаю, - прозвучала короткая фраза.
- Тебе надо, хотя бы для начала поговорить с Александром, - Георгий принял с уважением выбор Веры.
- Я знаю, но мне нужно время, я не могу так сразу ему сказать, - женщина хорошо осознавала насколько сложна ситуация, в которой она оказалась по своей воле.
- Почему? - понимал замысловатость любовного треугольника и Георгий, и тем не менее он не удержался от банального вопроса.
- Я люблю Сашу, - ответ Веры сильно удивил мужчину.
- А уезжаешь с Ларри! - раздался возглас Георгия, поражённого отсутствием логики в словах и действиях женщины.
- Да! А что мне делать? Мне уже двадцать шесть, это много для женщины, ещё несколько лет и я никому не буду нужна! Это банально, да? Удивлены Георгий Андреевич? Но что поделаешь, я такая же, как и все, я хочу простого женского счастья: мужа без проблем - без вопросов о завтрашнем дне и о том, что делать, и кто виноват, хочу свой дом, хочу семью, хочу детей, хочу счастья для моих детей, хочу, чтобы меня любили и делали мне подарки, хочу всем этим жить, хочу определённости и постоянства. Поэтому я уезжаю с Ларри.
Я не хочу вздрагивать ежедневно, ежечасно и ежеминутно от осознания того, что мне неизвестно, что будет завтра, мне не нравится движение в тумане, оно держит меня в напряжении, ворует у меня мою жизнь! Я не хочу ею ни с кем делиться! Я не хочу обещаний, я хочу счастья сегодня, сейчас, поэтому я уезжаю с Ларри, - Вера разрыдалась, по-детски прижала руки со сжатыми кулачками к груди, и шагнув навстречу Георгию уткнулась в него, мужчина проникся её чувствами, с осторожностью обнял левой рукой голову расстроенной девушки, а правой рукой стал её гладить по спине, приговаривая: "Ничего, всё будет хорошо, не плачь Вера, всё будет у тебя хорошо, ты будешь счастливой, у тебя будет двое детей - мальчик и девочка, ты будешь жить как и и мечтала в своём доме в Италии, со своим горячо любящим тебя мужем."
- Поч-ч-чему в Италии? - прорвались сквозь безутешные рыдания звуки речи.
- Ну ты же хотела жить у тёплого моря в Италии, - сказал Георгий.
- Да, хотела, Вы помните мою мечту? - Вера отделила голову от груди Георгия и посмотрела ему в глаза: на влажном от слёз, покрасневшем от душевных страданий, удивительно прекрасном женском лице появилась улыбка.
- Конечно, помню! Главное, Вера, чтобы ты не забывала свою мечту, - Георгий представил, как в тихий, южный вечер, вибрирующий звуками цикад, наполненный щекочущими запахами солей и благоухающими ароматами роз, малиновый диск катится по линии горизонта, стремительно погружаясь в синие воды спокойного моря.

* * *
- Расскажи лучше, как съездил в столицу, - Георгию не терпелось узнать от Александра о происходящих в Москве событиях.
- Столицу чего? - ответ на запрос последовал в виде вопроса, который и содержал в себе исчерпывающий ответ - если нет государства, то нет и главного города - все сами по себе.
- Да, теперь непонятно чего, - согласился с другом Георгий. Страна, в которой он родился и вырос исчезала, государство, управлявшее системой - от каждого - по способностям, каждому - по труду уже исчезло, сама система социализма уничтожилась.
- Привёз тебе, Георгий, подарок. На, держи, монетка в пять рублей - юбилейная, скоро реликвией станет, - Александр подал Георгию большую серебристую монету, тот взял её и внимательно осмотрел обе стороны металлического денежного знака.
- Спасибо! Это что здесь такое? - на одной из сторон пятирублёвки было изображено здание, оно стояло за узорчатыми столбами открытых ворот, его вид заинтересовал Георгия.
- Здание Госбанка СССР в Москве, - произнёс торжественно слова Александр.
- Понятно, - разгадал Георгий намерение Александра подчеркнуть то, насколько непредсказуем и изменчив ход исторических событий.
- В двадцать первом году в НЭП он был создан, а в девяносто первом, опять же при новой экономической политике он умрёт. Символично, как видишь! - восторженно излагал мысль Александр.
- Что символизирует? - Георгий лукавил, задавая вопрос, на самом деле он прекрасно понимал о каком знаке вёл речь Александр.
- Среднюю продолжительность жизни, - друзья рассмеялись, перемены их нисколько не огорчали, они их радовали.
- Как прошла стажировка, - поинтересовался Георгий.
- Просто супер! Теперь я спец по деревообработке, - Александр был в восторге от своей поездки.
- Ну и хорошо! Может пригодится когда-нибудь, - порадовался за него Георгий.
- Может быть, - Александр прищурил глаза и улыбнулся, представляя, что когда-то его профессиональные навыки пригодятся.
- Ты с Верой давно не общался? - пользуясь благодушным настроением друга, Георгий осторожно перевёл разговор на личную тему.
- Вчера звонил ей, но это ничего не значит, я её не видел целый месяц, соскучился сильно. Как она? - лицо Александра разрумянилось и приобрело мечтательно-счастливое выражение.
- Скоро встретитесь, поговорите, - Георгий почувствовал себя неловко, ему очень сильно хотел рассказать Александру о намерениях Веры, но данное ей обещание не позволяло ему это сделать.

* * *

- По большому счёту - всегда виноват тот, кто проигрывает, - сказал Георгий, выходя из небесного цвета, старенького, отцовского жигулёнка первой модели. Слова предназначались Александру.
- Добро часто проигрывает, - обратил тот внимание своего друга на великую несправедливость.
- Это так, но правило - есть правило! В таких случаях добро виновато в этом. Оно должно выигрывать. Оно должно быть сильным. На него надеются - оно обязано быть сильным, - утверждал Георгий, поднимаясь по лестнице, ведущей к кабинету директора стройки.

* * *
- Нет больше объединения, развалилось оно, и председателя больше нет, все полномочия по стройке теперь нам переданы, - сообщил новость Константин Валерьевич. Сидящих в его кабинете Георгия и Александра, она не удивила. Всё к этому и шло, и по-другому быть не могло, классика - верхи не могли, низы не хотели.
- Нет объединения - нет и председателя, - сконцентрировал мысль Александр.
- Новое создадите, - сказал Георгий.
- Не мы, - улыбка тонких губ, на испещрённом морщинами лице, сказала о признании конца одного и начала другого.
- Перед тем как раздеться, нужно одеться, - сказал, улыбнувшись Александр.
- Да, а как ещё можно узнать то, что не знаешь, нужно пробовать! - Георгий был только за то, чтобы продолжать путь!

"Люди - удивительные создания, - задумался Георгий, - семьдесят лет мои соотечественники, и какое-то время я вместе с ними, строили социализм, результатом этого стало то, что миллионы человек надели на себя одежды октябрят, пионеров, комсомольцев и коммунистов, это считалось единственно правильным нарядом, но вот наступил день, когда прозвучали слова самых умных, самых знающих о том, что всё было неправильно и миллионы граждан тотчас скинули с себя уже давно опостылевшее им облачение. Новый король крикнул: "Люди, вы голые! Вот вам новые одежды! Носите!" - народ недолго думая начал примерять новую униформу теперь уже капитализма.

Гениально! Просто сверх-супер-гениально! Система забавляется, народ радуется забавам и безудержно развлекается. Правда вчерашнего дня становится ложью, когда наступает кризис потребления," - раздумья Георгия были прерваны напутственными словами директора.

- Пробуйте, молодёжь, пробуйте, ваше время наступило, - старый руководитель сказал это с такой грустью, что Георгию стало стыдно за свою энергию, силу и за то, что у него всё впереди. Но как он мог помочь тому, у которого всё уже было позади?
- Поработаем ещё вместе, Константин Валерьевич! - сказал он ободряющие слова.
- Месяц точно поработаем! - рассмеялся Константин Валерьевич.

* * *

Был полдень, когда друзья вышли из кабинета директора стройки, об этом сказали не только висевшие над головой секретаря большие, белые, круглые часы, с неостанавливающей свой ход чёрной секундной стрелкой, но и молодые мужские организмы.

- Трапезничать? - обозначил потребность Александр.
- Поехали! Сейчас все в кафе, - согласился Георгий с насущной необходимостью, сообщив при этом Александру и местонахождение Веры.
- Наконец-то увижу свою ненаглядную! - выразил чувство нетерпения Александр.

Веры в ресторане не оказалось, Ларри среди его соотечественников там тоже не было, но зато там был Никита, он радостно замахал рукой едва увидел, вошедших в обеденный зал Георгия с Александром.

- Студент вернулся! - крикнул Никита во весь голос. Иностранные посетители предприятия общественного питания, мотивированные неподдельной эмоцией мужчины, проявили столь же неподдельный интерес к зашедшим внутрь помещения, на лицах некоторых из них отразилась тревога.

Крепким объятиям Александра и Никиты предшествовал, произведённый, со всех, имевшихся у обоих мужчин, сил, удар ладони об ладонь. Глухой хлопок плоти о плоть потряс замкнутое пространство, а затем срезонировал от стен, потолка, пола, стойки бара, столиков и от других находившихся в нём предметов интерьера, и тем самым многократно увеличил силу произведённого звука, и создал в комнате давление воздуха, которое незамедлительно почувствовали барабанные перепонки, занимавшихся приёмом пищи людей. Несколько человек от этого даже вздрогнули. За экстравагантным рукопожатием, встретившихся после месячной разлуки друзей, последовало несколько взаимных, сокрушительных ударов по спинам, вышеназванные действия сопровождались весёлым оранием, порождённая радостью встречи совокупность шумов лишила обедавших англичан способности к мышлению амплитудой, скоростью и силой своих волн, и подчинила их сознание своей положительной энергии. Люди начали улыбаться.

- Рассказывай, беглец, как съездил, что видел, что слышал, - требовал подробного отчёта о поездке в столицу Никита.
- Теперь я специалист по дровам, обучили меня как деревья пилить, как из них доски и фанеру делать, - сообщил Александр об обретённых, во время своего пребывания в Москве, способностях.
- А дрова тут при чём? - выразил удивление Никита.
- Да это я так, для общего сравнения - всё это горит и даёт тепло, - сказал Александр.
- Горит вообще всё на свете, - заметил Никита.
- А в темноте? - сострил Александр.
- Там тоже, но эффект другой, - с улыбкой ответил Никита, оценив по достоинству шутку товарища.
- Какой? - заинтригованно продолжил беседу Александр.
- На свете видно кто поджигает, получается, что в процессе есть причина и следствие, - высказал свою точку зрения Никита.
- Точно! А в темноте имеем только результат, - услышанное восхитило Александра, и он развил мысль друга далее.
- Который не всегда приятен, - вступил в разговор Георгий.
- Я не вижу Веру, где она? - переключился на сердечную тему Александр. Его глаза не переставая исследовали пространство обеденного зала.
- Они на объекте с Ларри остались, - погрустневшим голосом назвал местонахождение женщины Никита.
- С каким Ларри, кто это? - встрепенулся Александр.
- С тобой Вера говорила? - посмотрел с недоумением на друга Никита.
- О чём? - возникли недобрые подозрения у Александра.
- Гера, в чём дело? Мы же договаривались! - в голосе Никиты появилось раздражение.
- Что происходит? - Александр напрягся, его лицо покраснело, он уже понял, что вскоре услышит что-то крайне неприятное для себя.
- Саня, ты только сильно не волнуйся - рогатый ты, вот что происходит! Вера с Ларри спуталась, вот и вся история, - Никита был предельно лаконичен.
- Всё не так просто, - вмешался в разговор Георгий.
- Куда уж проще, зацепил её иностранец: наобещал ей дом, машину, деньги, сытую жизнь - она купилась, - не скрывал своего негативного отношения к происходящему Никита.
- Всё не так, Никита, говорю же, там всё намного сложнее, у Веры есть право выбора, она его сделала, но побоялась сказать об этом Александру, - вёл Георгий сложный для восприятия Александром диалог.
- Я хочу её видеть, поехали на стройку, - звали к действиям чувства, оскорблённого новостью мужчины.
- Саша, давай договоримся - что случилось, то случилось, у каждого своя жизнь, то, что сделано, то сделано, и это не ты сделал, пусть каждый отвечает сам за себя, никто не вправе никого судить. Поговори с Верой, но не спеши с выводами, выслушай её, она на самом деле не предавала тебя, ты поймёшь это, потом поймёшь, если любишь её, то пожелай ей счастья и отпусти, - перед неизбежной встречей Александра с Верой прозвучала просьба о сдержанности в словах и поступках.
- Георгий, я хочу её срочно увидеть! - еле слышно сказал Александр.
- Поехали, - с тревогой глядя на друга, Георгий встал из-за стола.

* * *

Мужчины вышли из здания ресторана на улицу. В стоявшем рядом с ним автобусе сидели люди. Это были иностранные специалисты и переводчики - они строили новый завод в новой стране. За рулём транспортного средства находился Глеб, он ждал распоряжений. Георгий махнул ему рукой, разрешив движение, водитель закрыл дверь, завёл мотор и повёз сборщиков импортной производственной конструкции на стройку.

* * *

В большой комнате, предназначенной для отдыха монтажников, в её дальнем от входа углу, рядом с длинным столом, уставленным помеченными фирменными наклейками, керамическими кружками разных размеров, высокими, коричневыми банками, наполненными растворимым кофе, разноцветными бумажными коробками, забитыми пакетиками с чаем, стояли Вера и Ларри, они смотрели на кофе-машину, из которой доносились булькающие звуки, указывающие на бурление кипящей воды. Произошёл щелчок, Вера нажала на кнопку аппарата, из пластмассового носика прибора вырвался пар, затем полилась горячая вода, она, расплёскивая себя по сторонам, устремилась в сосуд для питья.

- Чаёк попиваете! Или кофеёк, голубчики? - сдавленный гневом, коварно обманутого человека, голос известил о том, что вот-вот что-то произойдёт.

Единственно, что успел сделать Георгий в противовес высокому, крупному мужчине с окладистой, купеческой бородой, модной во времена конца девятнадцатого и начала двадцатого столетий в Российской империи, так это побежать за ним.

Мужчине удалось настичь большое тело друга, и в момент, когда его правая, верхняя, волосатая конечность, прямолинейно рассекая воздух, летела в сторону веснушчатого лица, он сумел поставить на её пути свою руку, она погасила силу удара, но полностью остановить движение чувства обманутого человека не смогла, поэтому похитителю сердца девушки Александра пришлось испытать незначительную физическую боль от прикосновений к его лицу сначала предплечья Георгия, отлетевшего от гневного кулака, а потом и от сжатых в единое целое пяти пальцев бескомпромиссной, в вопросах любви, личности. Её удар пришёлся по касательной и не причинил чрезмерного вреда портрету англичанина.

Общение людей, влюблённых в Веру было недолгим. Георгий с Никитой, обняв с двух сторон своего друга, удерживали того на одном месте до тех пор, пока Ларри не вывели из комнаты его соплеменники.

- Ты как? - тряся туловище Александра, и отвлекая на это обстоятельство его внимание, задал нелепый вопрос Георгий.
- Я в порядке, - проревел крупный, бородатый мужчина.
- Можешь контролировать себя? - спокойным тоном, на всякий случай поинтересовался Георгий.
- Вполне! - проводил Александр ненавидящим взглядом, уводимого с места драматических событий, соперника.
- Отлично! Вера вы поговорите, или как? - обратился Георгий к напуганной женщине. Она кивнула головой.
- Ну тогда мы вас оставим, - двое мужчин разжали, удерживающие третьего мужчину объятия - тот не сделал ни единого движения. Георгий и Никита удалились со сцены, где двоим в отсутствие зрителей предстояло доиграть до конца свои роли в пьесе на тему любви. Авторами спектакля были Вера и Александр. Сердца людей должны были смиренно принять назначенное им и не противиться ему.

* * *

Дверь открылась. Александр с высокоподнятой головой вышел из комнаты, и не говоря ни слова прошествовал мимо Георгия и Никиты, ожидавших его в узком коридоре служебного помещения. Его лицо несло на себе печать достоинства, оно было серьёзно и не предполагало никаких вербальных вольностей. Поступь мужчины была ровной и твёрдой, шаг широким и ритмичным, взгляд осмысленным - человек знал куда и зачем шёл, его друзья едва поспевали за ним. Остановившись около легковушки Георгия, он громко сказал: "В ресторан!"

- Ты знал? - прозвучал укор Александра.
- Знал, - не стал отрицать то, что было очевидно Георгий.
- И не сказал! - добыл неопровержимое доказательство непорядочности мужчина.
- Не сказал, - тихо заявил о своём молчании Георгий.
- Почему? - прозвучало требование объяснить своё поведение.
- Она попросила, - привёл, в какой-то степени оправдывающий его поступок, веский аргумент Георгий.
- Почему она уезжает? - вёл допрос Александр.
- Не знаю, - сказал Георгий.
- Знаешь! Но не говоришь! Чем он меня лучше? - пытал человека Александр. С ним его свела судьба, так же случай свёл мужчину и с Верой, он ли искал подсознательно встречи с этими людьми, или они желали воспользоваться им для своих целей, или так было угодно всеобщему плану, ему было неясно, но одно он понимал точно - две самых близких для него души обманули его. Испытывающая сильные страдания личность хотела знать правду!
- Он не лучше тебя! Его уровень жизни лучше! - дал невероятно простое объяснение случившемуся Георгий.
- Я тоже стану богатым! - выдохнул Александр с широко-раскрытыми глазами.
- Станешь! А Вере это нужно сегодня! - поддержал друга в его устремлении Георгий, при этом он предложил ему проявить уважение и к женским желаниям сегодняшнего дня
- Вторая! Понимаешь вторая! И снова англичанин! Понимаешь! - заговорил Александр об обстоятельствах и причинах своих несчастий, которые не иначе как роковыми назвать было нельзя.
- Понимаю, - вымолвил Георгий и тем самым дал знак о том, что и ему показалось странным то, как складывалась личная жизнь Александра.
- То-то и оно! - сокрушённо кивнул головой мужчина.
- Домой? - спросил Георгий.
- Нет! В церковь! - Александр показал на видневшиеся вдали купола православного храма.
- Тебя не пустят, - резонно сделал замечание Георгий.
- Но я хочу туда! - не менее разумно рассудил Александр.
- Поехали, - согласился Георгий. С внутренним устремлением не поспоришь!

* * *

Когда они подъехали к церкви, к ней как раз подходил священник в длинной, чёрной рясе, чёрной шапке и резиновых чёрных сапогах. Он остановился, когда увидел, что двое вышедших из машины мужчин направились к нему.

Александр сказал служителю культа, что ему нужно исповедоваться в церкви и попросить там для себя прощения. Священник сказал мужчине, что это невозможно, так как тот пьян, и предложил ему прийти в храм через две недели после строгого поста, воздержания в приеме спиртных напитков и курении, также он пояснил, что всё это время необходимо молиться и просить прощения у Господа.

Александр закричал: "Ты что не понимаешь! Мне сейчас плохо, мне сейчас нужна помощь, а не через две недели!" Священнослужитель в ответ на это, в течении несколько секунд пристально смотрел на пьяного просителя, а затем сказал: "Пошли ко мне домой." Слова успокоили возбуждённого мужчину, он, кивнув головой, направился сначала к машине, достал оттуда бутылку с прозрачным напитком и потом уже двинулся вслед за человеком в чёрных одеждах. Георгий молча последовал за другом.

Когда мужчины поднялись по скрипучей лестнице старинного деревенского дома на его высокое крыльцо, то оказались перед низкой дверью, обитой войлоком, на ней была кованая железная ручка в виде большого кольца. Для того, чтобы её затвор открылся, нужно было повернуть кольцо вправо. Священник снял перед входом в дом сапоги, и оказался в носках ручной вязки серого цвета, он нагнул голову, чтобы не ушибить её об косяк и зашёл внутрь бревенчатого строения, следовавшие за ним люди также сняли обувь, и также наклонились прежде чем переступить через порог и проникнуть в помещение.

Войдя в дом, священник перекрестился, глядя на него, тоже самое сделали и Георгий с Александром.

- Проходите, не стойте у дверей, - сказал хозяин дома.
- Выпьешь со мной? - сказал Александр и поставил на стол бутылку водки.

Священник, не переставая наблюдать за находившемся в необычном состоянии мужчиной, перекрестился и сказал несколько раз подряд: "Господи, прости меня! Господи, прости меня! Господи, прости меня грешного!" После произнесённых слов он подошёл к деревянной полке кустарного производства, закреплённой коваными штырями к потемневшей от времени бревенчатой стене, взял с неё два гранёных двухсотпятидесятиграммовых стакана и поставил их на стол, посреди которого находилась литровая, стеклянная банка наполненная алюминиевыми ложками, вилками и самодельными ножами разных форм и размеров, затем он оторвал большую головку репчатого лука со связки ей подобных жёлто-красных травянистых растений, подвешенной на длинном, толстом гвозде, вбитом прямо в бревно рядом с предметом нехитрой крестьянской мебели, и не снимая с нее кожуры разрезал пополам: одну половину придвинул к себе, другую пододвинул Александру, тот, храня молчание, снял с горлышка принесённой им бутылки, плотно обтягивающую его жёлтую пробку из тонкого металла и стал разливать её содержимое в приготовленную посуду, его действия сопровождал булькающий шум, скоро прозрачные сосуды были наполнены до краёв текучим веществом, над ними образовались колеблющиеся выпуклые поверхности. Сладковатый запах спирта распространился по дому.

Люди осторожно взялись за стаканы, которые по форме стали схожи с многогранными призмами, затем они бережно подняли и поднесли их к губам, те медленно коснулись краёв стеклянной утвари и поверхности, пропускающей сквозь себя свет, жидкости, она начала медленно перетекать внутрь человеческих организмов, за этим процессом неотрывно следили глаза пьющих, после того, как исчезла опасность нечаянного разлива водки, их головы резко запрокинулись, веки опустились, кадыки пришли в движение, большими глотками содержимое многоугольных ёмкостей было извлечено из них.

Два резких выдоха и два глухих звука, возникших в результате резкого соприкосновения пустой посуды с поверхностью стола, знаменовали то, что водка была выпита до дна. Мужчины поднесли половинки луковицы к ноздрям и резко втянули её запах в себя, потом медленно выпустили воздух через рот, после этого они начали есть белую, слоистую массу травянистого растения, раздались звуки хруста и сопения. Пережёвывание пищи производилось тщательно, жующие о чём-то думали и смотрели прямо перед собой на уложенные одно на другое не менее столетия назад тёмно коричневые брёвна, их обвивали глубокие трещины, время и руки человека отполировали поверхности стволов некогда деревьев, они были гладкими и блестели.

Через несколько минут после того, как мышцы рта и горла прекратили всякие движения, Александр оторвал прикованный к стене дома взгляд и направил его на священника, тот по-прежнему хранил молчание и продолжал смотреть прямо перед собой.

- Поедем мы, - сказал Александр и встал из-за стола. Георгий, сидевший напротив его и священника, тоже встал.
- Поезжайте, молиться буду за вас, - пообещал тихим голосом человек в чёрных одеждах.
- Спасибо, - поблагодарил его Георгий.
- Поможет? - спросил Александр.
- Уже помогло, и ещё поможет, езжайте с миром, - убеждённо, спокойным тоном произнёс священник.
- Спасибо, - еле слышно выразил чувство Александр.
- Спасибо не мне, приходи через две недели, поблагодаришь того, кто спас тебя, - предложил священник Александру встретиться.
- Приду. Чем дольше подготовка к встрече, тем лучше результат! Правильно? - истолковал по-своему слова священника Александр.
- Нет! Результат от этого не зависит. Не мерой, а верой! Если она есть, то и ты есть, - сказал священник.
- Вера ушла от меня, - рассказал о своём горе Александр.
- Не она, а ты от неё, - поправил его священник.

* * *

- Почему рано или поздно наступает момент, когда человек остаётся один на один с собой и, когда никто, кроме него самого не может помочь ему? Самое страшное то, что человек в большинстве случаев не знает как помочь самому себе, я например, хочу изменить свою жизнь, но не знаю как это сделать, - сказал Александр, как только сел на заднее сиденье голубой "копейки".
- Ты её сейчас изменил, - сказал Георгий и посмотрел на друга, тот спал.

* * *

Через три дня Вера уехала с Ларри в Англию. Произошло это так, как если бы из своего дома, из своей семьи сбежал ребёнок - это опечалило всех знающих его, а самому сбежавшему доставило удовлетворение.

- Если хочешь знать, что ждет тебя впереди, оглянись назад! - сказал Георгий, он сидел за старинным, круглым столом из красного дерева в гостиной комнате квартиры Александра. На столе стояли чайные приборы, они были наполнены тёмно-коричневым, тонизирующим напитком.

Мама Александра, довольная тем, что к её сыну пришёл гость, предлагала то одно кушанье, то другое, получала вежливые отказы, уходила на кухню, спустя некоторое время она вновь появлялась в гостиной и снова предлагала свою помощь, и опять получала вежливые отказы её чада и его приятеля. Женщина старалась не мешать беседе друзей, но ей так сильно хотелось хоть чуть-чуть поприсутствовать при их общении, что через каждые пятнадцать, двадцать минут она появлялась в занятом ими пространстве квартиры, чтобы заботливо поменять чашки с остывшей возбуждающей жидкостью на приборы, наполненные свежей, горячей заваркой из чайного листа.

На одной из стен комнаты висел рисованный портрет мужчины с окладистой бородой, он был одет в мундир времён царской России - это был прадед Александра. Глядя на изображение, Георгий подумал: "Как всё-таки Александр похож на своего праотца!"

* * *

- Что я там увижу? Обман! Предательство! Бессмысленные старания! Наивные надежды! Причины моих разочарований! - боль находившаяся внутри Александра уродовала слова, искажала понятия, наполняла темным смыслом то, что совсем недавно радовало и делало счастливым.
- Не только! Я не призываю искать тебя причины породившие события, которые сделали тебя несчастным! Мы не дети, которым указывают на их вину, когда те горько плача указывают на ушибленное место!

Я говорю о другом! О начале! Оно рядом с концом! Зная начало, знаешь конец! - Георгий пытался объяснить другу очевидное. Обмануть себя невозможно! У каждого своего предназначение, о котором каждый знает с момента рождения. Предающий его - страдает! Тот, кто верен ему - счастлив!

- Что это значит? - спросил уже все понявший Александр.
- Ты сам знаешь! Нужно принять то самое главное, для чего ты здесь! - говоря это мужчина, добивался возникновения паузы. Она возникла. Она имела смысл, поэтому в ней не было пустоты.

- Откуда мне известно для чего я родился на свет! - взволновал установившуюся тишину голос Александра.
- Только тебе это известно! Никто об этом не знает! Это твоя тайна, твоя миссия! Ты должен ее исполнить! Будешь стараться, выполнишь свое предназначение! Будешь нарушать клятву, будешь страдать! Найди свою дорогу! - Георгий в тот момент излагал свою мысль настолько искренне, что обоим мужчинам на мгновение показалось, что она материализовалась, и ее можно было потрогать!

- Как понять, где моя дорога! - Александр догадался, о чем так долго ему говорил друг.
- Я тоже пока ищу ее! Но я знаю, как она выглядит! Как только окажусь на ней, сразу же ее узнаю!
О ее существовании узнал, когда учился в школе, в девятом классе. Тогда у меня разыгралась драма, я влюбился в одноклассницу. Любовь была безответной, но я тогда не знал, что можно любить только тех, кто любит тебя! - рассказ товарища заинтересовал Александра.
- Почему нельзя любить тех, кто тебе нравится, не требуя, к примеру, взамен ответной любви! - не согласился с утверждение Георгия его друг.
- Вопрос неправильно ставишь! Во всем есть смысл, для всего, кроме одного есть мера! Для любви также есть измерение! Она как раз не бесконечна, и может быть растрачена полностью! Можно остаться без нее. Вот видишь бутылка стоит на столе. В ней вода. Если ты воду из нее выпьешь, то она в тебя перетечет и останется в тебе, не исчезнет значит, выполнит свое предназначение. Ее сила перейдет к тебе, и даст тебе энергию, ты сможешь вновь и вновь наполнять бутылку водой. А если ты воду на землю прольешь, то она из чистой в грязную превратится и исчезнет для тебя понапрасну.

Вода - это любовь, а бутылка - это ты! Если ты даешь любовь тому, кто любит тебя, то она сохраняется, никуда не исчезает, потому что твоя бутылка наполняется любовью того, кто любит тебя! Но это наполнение возможно только тогда, когда ты готов принять любовь. Если твое сердце открыто для нее, то сосуд наполнится, если закрыто, то она прольется как вода на землю и смешается с грязью. Несмотря на то что ты поделился своей любовью с нелюбящим тебя человеком, это тебя не обогатило, это тебя опустошило.
А когда любовь взаимная, ее количество не убывает ни там, ни тут. Вот и получается любишь того, кто не любит тебя, причиняешь и ему и себе один только вред!

Чтобы распознать любит тебя человек, которого полюбил ты, нужно воспользоваться помощью имеющегося в тебе неиссякаемого источника, спасительной силы, название которой - любовь! Но это другая любовь! Слово одно, а значения разные! Во всех языках так! Эта любовь помогает совершать правильные поступки. Оглянись назад и ты увидишь ее, ты родился с ней! - выдохнул на последнем слове Георгий, довольный тем что справился со сложной задачей прояснения причины бережного отношения к запасам любви в кладовых души.

- Как ты освободил себя от влечения к той девушке? - задал новый вопрос Александр.
- Правильно говоришь! Влечение, тяга, желание обладать объектом переживаний, вот чем была наполнена та бутылка. В ней всего лишь содержатся человеческие потребности, которые удовлетворяются за счет чужой энергии!

В тот год, летом я поехал к бабушке. Она жила недалеко от моря. Мне нравилось гостить у нее. Как раз в то время там отдыхал мой дальний родственник из Воркуты. Он был моим ровесником. Звали его Владик. Мы каждый день ходили с ним на море купаться. Мои любовные страдания были замечены им. По причине юного возраста, я еще не научился скрывать свои чувства.

Когда Владик выслушал мою грустную историю, он спросил: "Гера, а ты себя любишь?"

Вопрос застал меня врасплох! Я никогда не думал об этом до этого. Мне было непонятно то о чём спрашивал Владик. Я попросил его объяснить мне, что означали его слова. Мой новый друг удивился тому, что его вопрос озадачил меня.

- Я имел в виду желаешь ли ты себе счастья? - сказал Владик.
- Конечно желаю! Что за вопрос! - ответил я ему.
- Тогда ради чего ты страдаешь? На мой взгляд ты ведешь себя так, как если бы сунул руку в огонь и держал ее там! Огонь красивый, он греет, он полезный, его можно любить, но если войти в него, можно сгореть! Процесс горения будет мучительным. Я вижу, что, именно, это сейчас с тобой и происходит!

Каждый человек неповторим, он рожден для какой-то цели. Для ее достижения тебе дан ты! Получается нужно любить себя таким какой ты есть, нужно заботиться о себе и оберегать от того, что может причинить тебе страдание!

Тебе всего лишь нужно сделать шаг назад, чтобы вынуть руку из огня! Твои страдания тут же прекратятся! - высказал свое мнение Владик.

Оно произвело на меня сильное впечатление! Настолько сильное, что в момент, когда Владик произносил последнее слово в своей речи, я уже сделал шаг назад, а через мгновение от моей безысходной любви не осталось и следа, а еще через мгновение мы бежали наперегонки по песчаному берегу в сторону моря. Мы подбежали к нему одновременно и сразу же бросились во вспененную голубую массу живой воды, непрерывно изгибающую свою поверхность то вверх, то вниз бесконечным числом волн. Брызги разлетелись по сторонам! Капли соленой влаги попали на лицо, мои губы, глаза, нос почувствовали это! До слуха донеслись слова: "Попробуй догони!" Веселье охватило меня.

После того, как мы вдоволь наплававшись вернулись на берег и бросили свои просолённые тела на песок, рядом с лежащими на нём нашими вещами - сильно захотелось есть!

Мы достали из сумки красные, мясистые помидоры, вареную картошку, белый хлеб и бутылку домашнего красного виноградного вина, горлышко которой было заткнуто скрученным куском газеты. Все это заботливо собрала нам наша бабушка, знающая, что мы обязательно проголодаемся. Мы были счастливы! Я любил себя! Я желал, чтобы невзгоды обходили меня стороной! Я знал для чего я появился на свет!

- Интересная история! Вывод прост и очевиден: есть нужно тогда, когда есть аппетит, а не тогда, когда есть еда! - резюме Александра понравилось Георгию, в знак согласия с услышанным он кивнул другу головой. Тут же новая мысль попросила озвучить себя.
- Что значит предать свое прошлое? Это значит подумать о нем плохо! Нужно знать, что прошлое - это трамплин в успешное будущее! Если проявлять недовольство о своем прошлом, то это значит ломать трамплин в счастливое будущее! - сказал Георгий.
- Грешен, грешен, страдаю этим! - воскликнул Александр, обнаружив в чертах своего характера то, о чём говорил его друг.
- Так уж люди устроены, сам знаешь - нет тех, кто без греха: кому-то плохо от плохой жизни, а кому-то от хорошей, - теме предосудительных поступков, совершаемых любым человеком в течение жизни посвящено не мало книг, в том числе, и самая главная из них, этой теме уделяется внимание практически в любом художественном фильме, многие полотна живописцев известных и неизвестных бескомпромиссно указывают на него - на то, что осуждается. О нём, о грехе известно так много! И люди тем не менее совершают и совершают предосудительные поступки. Именно об этом и сказал Георгий в своей фразе.
- Понимаю о чём ты говоришь, но забыть Веру пока не могу, - твёрдым голосом выговорил слово за словом Александр.
- Ничего! Время лечит, без женщин жить можно, с ними сложно! - сказал Георгий
- Это точно! Страшно не то, что так всё вышло, страшно, что я мог бы жить не своей жизнью, - умозаключение Александра удивительным образом совпадало с мыслью Георгия.
- Вот именно! Ты не итальянец, - Георгий с большим удовольствием произнёс предложение, определяющее роль Александра в пьесе под названием: "Вера и её устремления".
- Причём здесь это? - неожиданная ассоциация показалась странной Александру.
- Вера мечтает об Италии! - торжественно сообщил об одном из желаний женщины Георгий.
- Всё понял! Как это до меня сразу не дошло? Просто у меня в голове быстро заканчивается кислород - вот причина моей недальнозоркости! - оправдывал Александр своё нежелание видеть очевидное.
- Саша, может окно открыть, - раздался с кухни голос мамы Александра. Друзья добродушно рассмеялись. Георгию показалось, что лицо с окладистой бородой ожило на портрете и улыбнулось царившему в комнате веселью.

- Кем был твой прадед, - спросил Георгий, глядя на старинное изображение.
- Главным егерем в нашей губернии, - сказал с гордостью за предка Александр.
- А давай мы через недельку на охоту съездим, - предложил Георгий.
- Давай! Посмотрим, что мне родственник по генам передал, - согласился Александр.
- Вот это дело! Это действительно интересно! - обрадовался Георгий тому, что так скоро представилась возможность отвлечься от воспоминаний, связанных с Верой: "Когда прошлое мешает настоящему, на него не надо обращать внимание, нужно в настоящем сделать прошлое, которое изменит будущее, иными словами, все старые связи нужно забыть и даже ликвидировать, и завести новые связи, новые знакомства, заняться новым делом, где нет старых связей и знакомых - успех гарантирован!" - подумал мужчина.

Пуля.

Только через две недели обстоятельства позволили выехать друзьям на охоту. Наступил конец ноября, земля уже была покрыта снегом, до наступления календарной зимы оставались не то что считанные дни, а считанные часы. Как бы там ни было, но она уже пришла в сердца людей, и предварительно выморозив и вычистив их чувства, и укрыв их своей белизной, шепнула: "Скоро Новый Год!" - волны восторга омыли человеческие сердца, ожидание чуда возникло в них, и заставило все горести уходящего года уйти.

- Если подумать, то смысла в жизни нет вовсе! Есть смысл в выборе жизни! И не более того! - начал разговор Георгий.
- Тогда и прошлое, и будущее всегда имеют значение для настоящего, - нанизал на нить обмена суждениями своё мнение Александр.
- Получается - прошлое никогда не заканчивается, а будущее уже всегда наступило! - поделился своим пониманием вопроса Никита.
- Так и есть! Будущее рождается в прошлом, поэтому прошлое не может быть мёртвым! Через будущее можно войти в прошлое, минуя настоящее, и наоборот, - прикрепил Георгий своё изречение к цепи догадок, идей, соображений.
- Но какое значение может иметь для настоящего то, что уже ушло, и то, что ещё не пришло? - задался вопросом Александр. Вне всякого сомнения, делал он это в тысячный, а может в двухтысячный раз, и вне всякого сомнения он ни разу не смог получить или найти нужный для себя ответ.
- Для выбора! Предназначение настоящего в том, что оно позволяет уйти и от прошлого, и от будущего. Для этого нужно поменять жизнь. Это возможно только в настоящем. В новой жизни все будет также, как и в старой, будет и прошлое, и будущее, но они будут другими. Чтобы понять это, нужно смотреть на свою жизнь по-разному - разными глазами, разным умом, - прикрепил Георгий ещё одно кольцо мысли к ряду тревожащих умы людей дум.
- С разным хотением её, - укоротил высказывание Александр.
- Как думаешь, Гера, хотение - это важно? - обратился Никита к товарищу.
- Очень важно! Это известная истина - тот, кто хочет многое, не хочет ничего, тот кто хочет всё, получает всё! - назвал Георгий залог успеха.
- На всё хотенье сил не хватит, - возразил ему Александр.
- Физические силы человека ограничены, но возможности его желаний - нет! Желания - это показатель действительной мощи человека - сколько он хочет, столько он может! - выразил мысль другими словами Георгий.
- По-твоему выходит - полистал страницы в книге жизни и выбрал там её приятный для себя вариант, и живёшь себе поживаешь, надоела такая жизнь, опять открыл книгу жизни, опять полистал её страницы, нашёл, что нравится и живёшь уже новой жизнью, - иронично покритиковал друга Александр.
- Всё просто - эффект кольца: брошенное вперед, прилетит сзади! - сказал Георгий.

* * *

Привычные звуки равномерного урчания мотора автобуса, провёзшего, сидящих в его салоне троих друзей, сквозь весну, лето, осень, и везущего в зиму, приятно тревожили сознание Георгия: "Всё идёт по кругу, жизнь не останавливается и никогда не остановится!" - доставляющая удовольствие энергия разлилась по каждой клеточке организма мужчины - он испытал состояние счастья.

Георгий посмотрел на друзей. Александр находился справа от него, на двухместном сиденье у окна, там, где мужчина совсем недавно любил сидеть с Верой - что касается Никиты, то и он не изменил своим привычкам и как всегда занял пятиместный, задний диван автобуса - на нём он имел привычку лежать.

Рассуждения о смысле жизни направило взгляды мужчин за окна движущегося автомобиля, за ними покачивался белый, умиротворяющий пейзаж, пришедшей зимы, его чистый покров удерживал на себе взоры, приготовившихся к испытаниям охотников: одетые в тёплые куртки и штаны камуфляжного цвета, они представляли, что их ждёт впереди.

- Не унывать! Нас трое - это большая сила, жить можно, - сказал Георгий.
- Можно жить, только продлить ее нельзя, - напомнил Никита об утрате Александром того без чего невозможно продолжение жизни.
- Для этого и живем, покажите ей, что вы достойны продления, - сказал Георгий.
- Так все-таки жизнь - это женщина! - рассмеялся Никита.
- Половина, - сказал Георгий.
- Выхода нет, Саня, опять тебе свою половинку нужно отыскивать, - ободряюще-созидательные слова Никиты не смогли утолить грусти Александра.
- Половинок много не бывает, только две части могут идеально соединиться в одно целое, - начал он отстаивать право на свою печаль.
- Ничего идеального в мире нет, так что и дубликату счастья, если он вдруг повстречается, можно порадоваться, - убеждал его Никита в том, что в жизни надо пользоваться тем, что она даёт, и быть ей благодарным за это.
- Я заметил, что ты особенно не унываешь: подарил тебе отец какую-никакую, новую квартиру - ты радуешься, приезжает к тебе девушка из другого города раз в месяц - ты радуешься, вспомнил об Эле - опять радуешься! - Александр говорил без раздражения, его нисколько не возмущала способность Никиты приспосабливаться к обстоятельствам и получать от жизни удовольствие в любой ситуации, элементы лёгкой зависти в интонациях его речи, конечно, были, но она больше стимулировала к изменениям в себе, чем злила.
- Уж такой я! Ем что есть, тем и доволен, и не стыжусь этого, - добродушно посмеялся Никита над претензиями Александра.
- В мире всё идеально! - высказал своё понимание мироустройства Георгий.
- Гера, хочешь сказать, что надо обязательно искать свою идеальную половинку? - недоумевая над услышанным, притихшим голосом спросил Никита.
- Искать никого не надо, она сама появится: как приходит дождик, ветер, к ждущим их земле, деревьям, ниоткуда и просто так, так и женщина появляется в жизни мужчины в один прекрасный день ниоткуда и просто так, - рассказал о секрете вечной жизни Георгий.
- Саня, ты дерево, ты дуб, жди и получишь то, что желаешь, - обрадовался простоте получения доступа к продолжению рода Никита.
- Надо себя вырастить - это единственное условие. Зрелым должно быть дерево, понятным: если - это дуб, то и вид у него должен быть как у дуба, - сказал Георгий.
- Код водомерки, - Никита вспомнил теорию доступа клопа к счастью - для того, чтобы получить его, насекомому нужно быть клопом, а не кузнечиком и наоборот, каждый получает в соответствии с тем, кто он есть на самом деле, свою жизнь менять можно, а себя нет, себя можно лишь улучшить или ухудшить, но стать кем-то другим нельзя, так что нужно всегда оставаться самим собой и радоваться своей уникальности, помня о том, что на свете обязательно есть ее половинка, которой нужно только послать сигнал о желании встречи с ней.
- Я дуб! Это ты, Никита, точно подметил, - сделал непростой вывод Александр, безудержный смех охватил друзей.

* * *

Стемнело быстро. Пришло время коротких дней и длинных ночей. Глеб включил дальний свет, он создал в тёмном пространстве туннель видимости, его конец, не переставая бежал, от стремящегося к нему автобуса с людьми, которые мучали друг друга вопросами, мыслями, умозаключениями, старательно пытаясь разобраться в своих и чужих переживаниях, пытаясь как можно быстрее познать то, что им и так было бы открыто в назначенный час.

Способности и возможности человека - это сокровища, которые либо даются, либо приобретаются, даёт их природа, не прося взамен ничего, приобретает их тот, кому это нужно и небесплатно, а ценой своего времени или чужого, иногда его хватает на обретение драгоценного состояния, иногда нет, в большинстве случаев и данные, и приобретённые богатства тратятся бездарно и бездумно, и когда приходит понимание народной мудрости - что имеем не жалеем, потерявши плачем, возникает неприятное, сосущее чувство под ложечкой.

- Чувство вины? Что это? - спросил Александр.
- Я скажу, что это, - сказал Никита.
- Очень интересно! - выразил свое отношение к затронутой теме Георгий.
- У Сани девушку увели? Увели! А кто виноват? Саня виноват! - начал развивать свою мысль Никита.
- Почему ты так считаешь? - удивился Георгий. Тот, о ком шла речь ничего не сказал, а только вздохнул.
- Я так не считаю. Так считает Александр, - мужчина посмотрел на друга, тот покачал ему головой, выражая этим свое согласие с утверждением Никиты.
- Так, все ясно! Ну и что ты будешь делать с этим? - обратился Георгий к Александру.
- Он сделает выводы, - засмеялся Никита, - и будет страдать дальше, - рассеянный взгляд Александра и его очередной вздох указывали на то, что человек действительно испытывал чувство вины за то, что Вера бросила его.
- Поздравляю! Тот, кто имеет искреннее чувство, тот имеет возможность наслаждаться им, - Георгий не вкладывал никакого двойного смысла в слова, он только сказал о том, что жизнь и переживание - не одно и тоже.
- Ты думаешь, что мне доставляют удовольствие мои страдания? - Александр постарался выразить недоумение и досаду, но убедительности в его стараниях не было.
- Скорее ты вынужден жить с тем, что тебе навязано, и ты как можешь приспосабливаешься к этому - инстинкт самосохранения. Лучше сказать, себе: "Я виноват!" - и с этим жить, чем сойти с ума от горя и отказаться от счастья быть и надеяться, - сказал Георгий.
- Мне не хочется думать о том, что произошло, но я думаю и ничего с этим поделать не могу, - рассказал о своем состоянии Александр.
- Этого хотят те, кто желает, чтобы ты считал себя виноватым, - указал Георгий на то, что воля Александра была подавлена внешней отрицательной силой, цель которой - душа человека.
- Кто хочет это, и для чего? - спросил Никита.
- В какой-то мере хотят этого все, кто знаком и даже не знаком с Александром, - сказал Георгий.
- Что им надо от него? - Никита проявлял нетерпение, стремясь как можно быстрее узнать то, почему так много желающих обвинять человека, а не поддерживать его в трудную минуту. Александр также проявил неподдельную заинтересованность к мысли Георгия.
- Подчинения! Жертвы! - назвал причину Георгий.
- Всё понятно - управлять теми, кто испытывает чувство вины легко, - вспомнил об известном правиле Никита.
- Именно! Но только теми, кто испытывает такое чувство, соответственно делаем вывод - это состояние внушаемое и является разновидностью страха. Спрашивается тогда - зачем оно нужно? Да, ни зачем оно не нужно человеку! Оно искусственное, в природе нет его. Где вы видели кошку, стащившую мясо у хозяина, с переживаниями чувства вины? Обществу нужно, чтобы человек ощущал себя неполноценным, - Никита прервал размышления Георгия.
- И женщинам! - прокричал Никита и затем рассмеялся, за ним это сделали и его друзья.
- Между прочим, человек может обойтись без общества, а вот оно без него нет, - система строится вокруг личности, она ей нужна. Своим высказыванием Георгий опровергал общеизвестную догму, говорящую о том, что человек не может быть свободным от общества.
- Значит и без женщины может, а она без него нет, - уверенно заявил Никита.
- Если это так, тогда у Александра совсем нет причин для переживаний, - предложил новое понимание проблемы Георгий.
- Саня, готовься к новым переживаниям, - дал бодрое напутствие Никита.
- И к новому чувству вины, - шутливым тоном продолжил мысль Георгий.
- Если оно есть, значит человек кому-то нужен, - тихим голосом произнёс фразу Александр.
- Хорошее чувство! - воскликнул Никита.
- Всё хорошо в меру, - сказал Георгий.

* * *

К дому егеря автобус подъехал в полночь. В свете, стоящего рядом с жилищем, уличного фонаря засверкали злобные оскалы двух цепных псов, оглушительно гремящих, продетыми друг в друга кольцами своих оков - те связывали тела собак с их конурами. За всеми окнами рубленного пятистенка, опушённого, выкрашенной в жёлтый цвет фигурной доской-вагонкой, царила тьма.

Георгий терпеливо ждал. Грозный лай сторожевых домашних животных, шум, производимый ими, всё это должно было разбудить хозяев и вызвать их на улицу, чтобы встретить прибывших гостей. Минуты шли одна за другой, но на крыльцо дома так никто и не вышел. Собакам надоело источать из себя злобу - гавканье, рычание, устрашающие броски в сторону автобуса прекратились, на смену им пришли: повиливание хвостами, любопытство, смеющихся глас пушистых барбосов, быстрое прерывистое дыхание полуоткрытых пастей и стекающая с повисших, красно-розовых языков слюна.

- Неужели так крепко спят? - задался вопросом Георгий.
- Деревня! Ложаться рано, девятый сон уж видят, - усилил его подозрения Никита.
- Точно мы для них сон! Даже собаки это поняли, - с зевотой растягивая слова, высказал своё мнение Александр.
- Пойду постучусь в дом, - принял решение Георгий.
- Смотри, чтобы псы тебя не сожрали, - дал добрый совет Никита.
- Не сожрут, - с этими словами Георгий вышел из автобуса, открыл калитку невысокого забора, сколоченного из заострённого штакетника, зашёл на территорию частного домовладения и по мосткам, сколоченным из толстых необрезных досок направился к дверям внушительной по размерам пристройки дома.

Одна из собак молча, вытянув шею и хвост, бросилась, гремя металлической цепью в сторону идущего человека, вторая псина, в противоположность первой, села на свой зад, приподняла голову с полураскрытой пастью и с природным, естественным интересом стала наблюдать за происходящим. Георгий, не обращая никакого внимания на клацанье рядом со своим телом зубов дозорного животного, спокойно прошествовал к крыльцу.

Не решившаяся на укус мужчины собака посмотрела исподлобья на своего скалящегося, быстро дышащего собрата и оскалилась ему в ответ, после этого у неё сначала свернулся в кольцо хвост, а затем поднялась одна из её задних лап для того, чтобы почесать низ живота.

Георгий взялся за ручку дощатой, жёлтой двери и потянул её на себя, она открылась, мужчина вошёл внутрь, раздались брякающе-звенящие звуки, их можно было смело связать с падением пустого, железного ведра и его последующими, неуправляемыми перескоками по ступенькам крыльца.

За окнами дома возник первый признак жизни - жёлтый свет, вторым признаком того, что в помещении кто-то есть - был характерный скрип двери, третий признак её существования настроил Александра, Никиту, да и Глеба в том числе, на скорый отдых, которого ждали тела людей после двухсотпятидесятикилометрового пути - это были человеческие голоса.

Тукающий шаг Георгия, идущего по деревянным мосткам, вызвал благодушные улыбки на лицах, ожидавших его мужчин - они представили тёплый дом, горячую еду, постели, застеленные чистым бельём - людей тут же потянуло в сон, их веки отяжелели, они непроизвольно начали зевать.

- Его нет! - прозвучали первые слова, после того, как Георгий уселся на своё место в салоне автобуса.
- Кого нет? - нарушил, возникшее после короткого сообщения, тягостное молчание Никита.
- Егеря, он в лесу, будет только утром, - проговорил текст неприятного для путников известия Георгий, при этом он старался не смотреть никому из них в глаза, его слушатели, напротив, искали встреч с его взглядом.
- Что делать будем? - сам собой появился вопрос у Александра.
- Поехали, - определился с предпочтениями Георгий - для мужчины было невыносимо стоять на месте.
- Куда? - после всего случившегося Александру хотелось узнать об очередном намерении друга как можно больше.
- В лес, - обозначил цель Георгий.
- Егеря искать? - предположил то ли в шутку, то ли всерьёз Никита. Истинность его чувств в тот напряжённый момент никого не заинтересовала, поэтому его слова были просто приняты его компаньонами во внимание.
- Переночуем там, - объяснил Георгий необходимость поездки в лес.
- А тут почему нельзя? - пожелал выяснить причину невозможности ночлега в тёплом доме Александр.
- Жена одна дома, поэтому нельзя, что люди подумают - это деревня! - указал Георгий на культурный аспект уклада деревенской жизни.
- А нас вообще-то ждали здесь? - подозрительность Александра была естественна и поэтому не оскорбляла.
- Да, сегодня, - спокойно поделился подробностями договорённостей с местным охотником Георгий.
- Сегодня уже сегодня! - справедливо заметил Никита.
- Это так, только ждали не сегодня рано, а сегодня поздно, - вздохнул Георгий и подумал про себя: "Слова, слова - одно может определить судьбу!"
- Мы что будем спать на снегу? - возмутился Никита.
- Зачем на снегу? Будем спать в автобусе! Я считаю - нам сильно повезло, что представилась такая прекрасная возможность попрощаться с нашим железным другом, который возил нас восемь месяцев и помог реализовать мечту - при его участии мы заработали наш первый капитал.

"Представьте, как здорово! Этой ночью мы будем спать в нашем дорогом и любимом автобусе и таким образом соединимся с ним в единое целое и выразим ему тем самым свою благодарность, а заодно пожелаем машине не скучать без нас и не ломаться," - выступил Георгий со спонтанной речью, которая тут же увлекла его самого искренностью чувства, вышедшего прямо из сердца.

- Гера, у тебя с головой всё в порядке? Ты говоришь про автобус так, будто бы он живой, - не скрывал Никита своего удивления, неуместными на его взгляд восторгами и сравнениями. Мужчина полагал, что в той ситуации, в которой они находились, следовало бы вести себя по-другому.
- У меня всё в порядке с головой, и говорю я серьёзно и осознанно! В автобусе накопилась наша энергия. Через несколько дней контракт будет исполнен, и мы уйдём, из служившего нам верой и правдой механизма, раз и навсегда, а наша энергия останется в нём на долгое время. Это не шутка, когда часть тебя остаётся в вещи, которую ты любил! - Георгий говорил так эмоционально, что мысль, которую он излагал оказалась заразительной.
- Классно! Мне нравится! Поехали! - воскликнул Александр. Несвойственные для рационального ума историка чувства удивили его друзей.
- После услышанного, я только за! - рассмеялся Никита смехом, выражающим солидарность странным переживаниям друзей.
- Поехали, Глеб, прямо, там будет то, что нам надо: красивый лес, уединение и время для откровенных чувств! - с воодушевлением обратился к водителю автобуса Георгий.

* * *

- Хорошему нужно учиться у хорошего, разве можно научиться хорошему у плохого? - сказал Георгий, глядя на, с большим трудом, разведённый в ночном, промозглом лесу, костёр: его медленное горение, шипение сырых дров, слабое тепло, которое они нехотя отдавали, напомнили ему о нескольких последних месяцах, прожитых вместе с друзьями, в заботах и хлопотах.

Внезапная перемена погоды принесла оттепель, лежащий на ветвях деревьев снег стал таять, в лесу началась капель. Сотни и даже, пожалуй, тысячи брызгающих, тяжёлых шлепков, глухих ударов раздавались повсюду - это частицы снега и жидкости, срываясь с боковых отростков многолетних растений, и набирая в своём полёте к земле скорость, и за счёт этого, концентрируя в своей незначительной массе значительную силу, расшибались о твёрдое и пробивали мягкое, насыщая пространство сыростью, делая в снежном покрове многочисленные дырки.

То немногое сухое, что было найдено для костра, быстро пропитывалось влагой и не желало гореть. Увесистые капли вонзались в огонь, в нём возникало шипение, он уменьшался в размерах и готов был сдаться под натиском непогоды и умереть. Уставшие бороться за его существование люди, обречённо наблюдали за хилыми языками пламени, едва дотягивающимися до дна походного чайника. Вера в то, что когда-нибудь в нём закипит вода и у них появится возможность выпить горячего чая, чахла и хирела.

Силуэт автобуса, стоявшего неподалёку от нежизнеспособного очага всё более, и более сливался со сгустившейся тьмой, не было видно ни одной звёздочки на небе, низкая, сплошная облачность затянула его. Слова, сказанные Георгием, вызвали у Александра ожидаемые ассоциации.

- Что они там ищут? Каких встреч они там ждут? - воскликнул Александр.
- Ищут мужчин. Ждут встреч с мужчинами, - ответил на его вопросы Георгий.
- Разве у нас их нет? - разъяснение Георгия поразило Александра.
- Есть. Полно! Но там другие, - Георгий говорил о свободе выбора, а как можно выбрать, не сравнивая!
- Лучше? - само собой, предположение Александра было порождено пораженческим настроением, возникшим у него после ухода Веры к англичанину.
- Нет, конечно, но там есть то, о чём говорила Вера - иллюзия, что они лучше. Женщины любят красивые песни, им нравится, когда их поют, а не говорят о них.

Ты понимаешь, что случилось? У того парня есть хорошо-оплачиваемая работа, счёт в банке, и еще у него есть дом! Его самодовольный вид кричит о том, что у него всё это есть, то есть у него есть то, что необходимо иметь мужчине для создания семьи! Он послал сигнал и вот самка ответила на его призыв! - последние слова были невыносимы для Александра, он прервал речь Георгия.

- А как же любовь? - эмоционально выразил своё несогласие со сказанным Александр.
- Саша, я уже в который раз говорю: у людей, как и у клопов, у кузнечиков есть код счастья - у каждого человека свой шифр, они сообщают о нём пространству, в итоге каждый получает то, что ищет.

Конечно, люди не насекомые! Но ведь даже те понимают, что уютный дом - есть приятно, его наличие располагает к разным действиям, позволяющим без сомнений заниматься воспроизводством, как например это делают водомерки только после того, как у них появится надежное и удобное место для брачных отношений. На первом месте для самки - потомство, - с упорством отстаивал свою точку зрения Георгий.

- Вера не самка и не клоп! - сделал решительное заявление Александр.
- Не клоп - это точно, но насчет самки не соглашусь, для этого внесу только небольшое уточнение: она - женщина! - сказал Георгий.
- Вот! Вот именно, красивая женщина! - мечтательно произнес Александр.
- Которой не повезло! - продолжил Георгий.
- В каком смысле? - неожиданное заявление друга привело Александра в замешательство.
- Она кузнечиха, ей придется съесть спевшего свою песню кузнечика, рыжий сам нарвался! - засмеялся Никита, а за ним Георгий и Александр, представившие, что ждет избранника Веры.
- Итак! Что сильнее - дружба или любовь? - задал вопрос Георгий.
- Любовь! - сказал Александр.
- А что из них важнее? - задал новый вопрос Георгий.
- Любовь! - сказал Никита.
- Фу! Всё! Не хочу больше думать ни о чем таком, что связано с этим чувством - все равно ничего не понимаю! - сделал неутешительный для себя вывод Георгий.

Как всегда, это бывает - дискуссия на тему, тревожащую без исключения каждого человека на Земле была прервана в самый неподходящий момент: неожиданно палка, с закреплённым на ней чайником, стала стремительно крениться в сторону, за этим последовало падение закопчённого металлического сосуда, наполненного водой, на едва теплящийся огонь. Костёр погас.

- Я ничего не вижу! - сообщил о потере визуального контакта с окружающим миром Никита.
- Я тоже! - возглас Александра указал на то, что Никита на этот раз не шутил.
- Есть у кого-нибудь фонарик? - задал правильный вопрос Георгий.
- Нет, у меня нет, - сознался Никита.
- У меня тоже, - признание Александра повергло в уныние без исключения всех погрузившихся во тьму людей.
- Где Глеб? - руководил действиями по спасению коллектива охотников Георгий.
- Он спит в автобусе, - назвал местонахождение водителя Никита.
- Пойдём тоже спать, хватайтесь за мою руку, - голос Георгия звучал решительно и призывал к действиям.
- Что это? - прошептал Никита.
- Я сказал за руку, а не за ухо, - Георгий убрал со своей головы чью-то руку.
- И не за глаза! - воскликнул Александр, испугавшись за сохранность органов зрения.
- Саня, где твои рога? Они точно выведут нас из тьмы! - Никита был рад тому, что снова слышит друга, по этому случаю он сказал ему первое, что пришло в голову.
- В лесу бегают, - огрызнулся Александр. Его реакция была простительной, мужчина прекрасно понял на что намекал Никита.
- Он их завтра подстрелит, - пообещал настоящие трофейные рога Георгий.

* * *

- Как мы найдём автобус? - притворно запаниковал Никита.
- Ничего страшного, нас по-прежнему много, нас трое, и нам море по колено! - сказал Георгий после того, как чья-то рука сначала ухватилась, а затем с силой сжала складки одежды на его спине.
- Где третий? Я только за одного держусь, - раздался в темноте голос Александра.
- А за тебя кто-то держится? - спросил его Георгий.
- Нет, - сказал мужчина.
- Значит все на месте. Пошли, - скомандовал Георгий.
- Куда? - встревожился Александр.
- В море жизни, нам же оно по колено, будем искать там для тебя новую Веру, - хмыкнул Никита.
- Тут рядом река. Слышите журчит? - обратил внимание на невидимую, но слышимую преграду Георгий.
- Я не знал, - откликнулся на сказанное Александр.
- Что? - Георгию стало любопытно о чём говорил Александр, и что тому было до недавнего времени неизвестно.
- Что так быстро проходит боль утраты, временами я полностью забываю Веру, как, например, сейчас я о ней даже не думаю, - слова лились из темноты, их звуки сообщали людям информацию о том, что Александром была преодолена ещё одна преграда в его жизни.
- Только говоришь без умолку! Саня, ты поосторожней с этим, а то сотрешь Веру из своего прошлого, ничего от неё не останется, - Никита и Георгий рассмеялись.
- Мы многого не знаем, - прервал их смех серьёзный голос Александра.
- Да, ты точно подметил - многого не знаем, - согласился с другом Никита.
- Главное не стоять на месте, главное искать, - сказал Георгий, топчущийся на одном месте, в глубоких размышлениях по поводу выбора верного направления движения в беспросветной темноте. Ответственность перед людьми, ухватившимися за него, не давала ему права на ошибку.
- И находить! - выкрикнул Никита, от этого Георгий заволновался, потому что он воспринял громко сказанное, как требование к нему действовать только правильно и привести доверившихся ему товарищей к автобусу, потерявшемуся во мраке ночи.
- Найти мало, недавно нашёл, да потом быстро потерял, - парадокс Александра возбудил в головах его друзей мыслительные процессы.
- Значит делай вывод: когда вновь найдешь свое счастье не теряй его, - мнение Георгия вызвало закономерное восклицание.
- Сказать легко! - Александр и сам знал, что полученное богатство надо не только оберегать, но и непрестанно преумножать.
- Но что делать? Делать что-то надо, на месте стоять нельзя, если наша машина неожиданно исчезла в этом лесу, а мы будем только руками размахивать, да причитать: "Ой беда, беда, ой нам не выбраться отсюда никогда", от этого мы не сдвинемся с места, а машина не найдётся, - сказал Георгий.
- Можно дождаться рассвета, и она сама обнаружится, - предложил решение проблемы Александр.
- Можно не дожить до рассвета, - допустил предположение Георгий.
- Идём! - прозвучало тут же в кромешной тьме.
- Сашенька! Это я, Вера. Не бросай меня. Я тебя сейчас съем! - сначала в чёрном, газообразном теле возник высокий голосок, постепенно переходящий в низкий, за ним последовал короткий толчок в бок Александра, он передался Георгию, испуганные происходящим люди не удержались на месте и упали на землю.
- Нет в тебе никакого милосердия, Никита! - расхохотался Александр. Георгий несмотря на то, что на него свалились двое человек, чей общий вес приближался к двумстам килограммам, с трудом, но всё же смог также издать звуки веселья.
- Вы чего? Случилось что? - от шума проснулся Глеб, его испуганный голос ещё сильнее рассмешил упавших на землю друзей, в тёмном пространстве возник скелет механической конструкции на больших колёсах, его обозначила энергия небольшой лампочки, которая зажглась по воле встревоженного человека.
- Прощаемся с автобусом и с Верой, - крикнул Никита.
- Понятно, - сообразил Глеб, что приятели просто-навсего дурачились и выключил в салоне автомобиля свет.
- Глеб, Глеб, включи свет! - закричали наперебой друзья.

* * *

Егерь Юра громко смеялся, когда слушал историю о ночном приключении мужчин, они также не сдерживали своих эмоций: приступы смеха душили то одного, то другого, то одновременно всех сидящих за длинным столом, сколоченным из струганных досок и укрытым блестящей, цветастой клеёнкой.

- Я же тебе, Андреевич, говорил, что к вечеру вас буду ждать! Не слушаешь ничего, внимания нет у вас, у городских, с ума там посходили от работы и от проблем! Сейчас поешьте, в баньку сходите, снова поешьте, чайку попейте и спать ложитесь. Завтра раненько с утра в лес потихоньку и пойдём, а там лосики уже ждут нас, всё будет хорошо! - Юра обстоятельно излагал своё понимание случившегося с людьми.
- У тебя, что они привязаны? - спросил Александр.
- Почему привязаны? Нет что ты, это же звери! Вытропил я их, то есть по следу их прошёл, нашёл место, где они остановились, вы ешьте, не думайте об этом, отдыхайте, всё будет хорошо, - было видно, что егерь быстро устал от бестолкового разговора, в котором одна сторона не знала о чём спрашивала, а другая не знала, как объяснить то, что понять могут только ноги, руки, уши и глаза.
- Во сколько завтра встаём? - поинтересовался Никита.
- Разбужу я вас! Что вы всё вопросами-то себя мучаете, говорю же - всё будет хорошо! Отдыхайте, ни о чём не переживайте, - Юра заулыбался - взрослые мужчины вели себя как маленькие дети-почемучки.

* * *

Сноп ослепительно-яркого огня на мгновение повис в воздухе - это горение нескольких грамм серо-зелёных крупиц взрывчатого вещества в сжатом пространстве гильзы патрона двенадцатого калибра, подожжённого капсюлем, после удара по нему бойка, приведённого в действие курком двуствольного ружья, на который нажал указательный палец правой руки Александра, вырвалось из цилиндрического, воронёного дула наружу.

Вспышка сопровождалось сильным звуком, резкие колебательные движения частиц воздуха оказали воздействие на барабанную перепонку правого уха Георгия, и оно на некоторое время утратило способность слышать, ввиду того, что выстрел был произведён не более чем в полуметре от него. В воздухе запахло порохом.

- Тетерев, - сказал Александр, глядя в сторону, улетающей прочь от людей с оружием, красивой птицы с красными бровями.
- Не на того зверя охотишься! - только и придумал, что вымолвить Георгий, обескураженный действиями Александра.
- Самострел? - не поверил егерь в то, что на лосиной охоте кто-то мог позариться на лесную курочку.
- Нет - тетерев, мне показалось, что его никто не заметил и поэтому выстрелил, думал, что в лесу охотятся на все, что попадается на пути, - простодушно оправдывал свои действия Александр.
- Нет, в лесу охотятся только на того зверя или птицу, на которого или на которую готовилась охота, сегодня мы ищем лося, только о нем и думай, - сказал Георгий.
- Молодец, Саня, ты настоящий охотник, хочешь всё, что тебя манит, - усмехнулся Никита.
- Тихо! Звери тут недалеко лежат. Всяко не спугнул ты их своим выстрелом, - слова возымели действие, Юра дождался того, что участники событий не только замолчали, но и замерли в тех позах, в которых до них дошло содержание сказанного, после этого он вытянул шею и стал вслушиваться в окружавшие людей звуки, которых было много: одни были самостоятельными - их ничто не могло поколебать, другие звуки были малопривередливыми, они, сталкиваясь с подобными себе по характеру, переплетались с ними и от этого получался либо гул, либо звон, источники третьих были настолько слабы и непостоянны, что звуки порождаемые ими то появлялись в пространстве, то внезапно исчезали, именно в сторону таких звуков егерь и направлял поочерёдно левое и правое ухо.

- Если дано, то так и будет, - Александр преобразился, его голос, его фраза, его вид говорили о молниеносно свершившихся в нём изменениях. То, что долгое время не поддавалось пониманию вдруг стало ясным.
- Тихо! - прервал слова и мысли егерь.

* * *

Оттепель помогала людям двигаться бесшумно, размягший из-за плюсовой температуры снег не издавал ни скрипа, ни хруста: в момент, когда обутые в резиновые сапоги ноги наступали на него, он скрадывал звуки шагов охотников. На фоне непрекращающейся капели, шорохи, производимые одеждой следопытов при ходьбе, терялись в мелодии падения с ветвей деревьев частиц воды и оттаявшего снега.

Мужчины пересекли открытое пространство болота и остановились перед окаймлявшим его густым, лесным массивом. Высокие, разлапистые ели, и росший под ними подъельник создавали настоящую стену из колючей, зелёной хвои, источавшей приятный, очищающий аромат. Преодолеть, без преувеличения, непроходимую чащу незаметно не представлялось возможным - именно в её глубине и находились лоси.

- Здесь! - Юра шёпотом раскрыл тайну местонахождения сохатых, его лицо приняло сосредоточенный вид.
- Ничего не видно, - напряжённым шёпотом произнёс слова Александр. Егерь не обратил на них никакого внимания.

- Мы с Никитой пойдём влево, Георгий, ты с Александром пройдёте метров пятьдесят вправо, увидите там будет просвет, встаньте напротив него и ждите. Мы лосей толкнём, они должны побежать в вашу сторону, там уж не зевайте, другого шанса не будет. Всё! Тихо! Мы пошли, - произнеся последнее слово, Юра повернулся влево, тоже самое, как по команде сделал и Никита, мужчины шаг в шаг двинулись по кривой линии границы видимого и невидимого, вскоре, за одной из её извилин, их фигуры скрылись.

* * *

Всё произошло настолько быстро и неожиданно, что не позволило чувствам людей проявить себя в должной мере, вместо них сработали навыки, рефлексы, инстинкты - воспитанное и природное перемешалось, стремительность событий потребовала сделать незамедлительный выбор в системе "хищник и жертва".

Лишь только Георгий и Александр встали на свой номер, раздались громкие звуки сдвоенных выстрелов, через каких-то несколько секунд после этого силуэт первого лося промелькнул в просвете леса буквально в двух десятках метров от охотников, за ним на открытом пространстве появился второй сохатый, увидев подстерегающих его звероловов, он приостановился, как бы подставляя стрелкам свой огромный чёрно-серый бок, и давая им возможность добыть себя, но растерявшиеся промысловики не воспользовались предоставленным шансом и упустили очередной трофей, и только когда шум и треск возвестил о приближении к просеке третьего животного, два человека сумели совладать со своими эмоциями, с имевшимся у них оружием и смогли двумя дуплетами выпустить четыре пули из стволов двенадцатого калибра.

* * *

- Как у вас? - спросил подошедший к охотникам Юра. Линии его лица были расслаблены, казалось, что человека устраивал любой ответ.
- Мы не смотрели, тебя ждём, - сказал Георгий.
- Правильно, - похвалил действия стрелков егерь.
- У вас как? - интонация азарта разрывала слова, Александру не терпелось узнать о результатах выстрелов, но опытный охотник Юра не торопился рассказывать о том, что недавно произошло в ста с небольшим метрах слева от мужчин.
- Вы потихоньку подойдите к следам, только осторожно, смотрите чтобы подранок не бросился на вас. Если он ушёл, то там уж по следам определите какое ранение, решение сами примете, что дальше делать. Удачи! Пошёл я к Никите, - дав указания, егерь сразу развернулся и короткими шагами, переваливаясь с боку на бок двинулся вдоль кромки леса, по вытоптанной охотниками в снегу тропинке.
- А где он? - крикнул ему вслед ничего не понявший Александр.
- У лося, добыли ведь мы, - на ходу прокричал Юра, слегка повернув голову в сторону озадаченных людей.
- С полем! Чего молчишь, не говоришь, - выкрикнул поздравления Георгий.
- Да я уж, чего там, попали одним словом, повезло нам, - егерь остановился, немного помедлив, он всё же повернулся к своим товарищам лицом, его глубокие морщины были искажены улыбкой, мужчина попытался убрать её жестом руки: он снял шапку и провёл широкой ладонью с растопыренными пальцами по взмокшим волосам головы сверху вниз ко лбу, от него к глазам, губам и подбородку, на котором его кисть на мгновение замерла и напряглась в сдавливающем импульсе, как будто пытаясь что-то там ухватить, затем она быстро соскользнула с выступающей части передней челюсти и сначала стремительно сжалась в кулак и тут же в быстром движении к земле разжалась, как будто пытаясь выбросить из себя то, что мгновение назад было захвачено ею на том месте человеческого организма, где его внутренние переживания проявляют себя внешне.
- Молодец, молодцы! С полем! Никита везунчик! - заорал на весь лес, громовым голосом Александр.
- Ладно! Вы за своим идите, время не тратьте, - умиротворённо сказал Юра, его старания убрать проявления предательских эмоции радости со своего лица не увенчались успехом: тонкие синеватые губы кривила улыбка, маленькие, глубокие синие глаза слезились и часто моргали, морщины на щеках никак не хотели распрямляться и сохраняли формы полумесяцев.

* * *

Красное на белом рядом со следами сохатого сначала пробудило у охотников любопытство, затем оно перетекло в понимание связи между пятнами крови на снегу и выстрелами, вызванными их руками, после этого возникло осознание того, что необходимо доделать то, что начато.

Глаза пронзили пространство, ища там упущенную цель, человеческие организмы наполнились животной энергией, люди больше не принадлежали себе, началась погоня.

Непрекращающееся падение капель крови с тела, ушедшего в гущу леса, раненого лося, создало на снежном покрове вереницу отметин рокового повреждения, она была похожа на цепь из разорванных между собой круглых звеньев алого цвета.

Бегущие охотники следовали принципу - если знаешь начало, то узнаешь и конец. Вскоре они настигли зверя и произвели по нему сквозь ветви кустов и деревьев четыре выстрела, пули в своих полётах задели древесные поверхности и рикошетами ушли в стороны от преследуемого серого силуэта.

Люди вновь нагнали лося и снова стреляли по нему, но опять ни одна из выпущенных ими пуль не смогла поразить мишень их устремлений.

- У меня больше нет пуль, - сказал Александр, глядя вслед уходящему лосю.
- У меня есть одна, держи, - протянул Георгий патрон Александру.
- Странная пуля, - выразил своё отношение к боевому снаряду Александр.
- Бронзовая, точёная, ветки и стволы небольших деревьев не меняют направление её полёта, - отрекомендовал пулю Георгий.
- Может сам? - предложил Александр другу воспользоваться единственной, оставшейся у них пулей.
- Нет! Это судя по всему твой трофей, - неторопливая, короткая речь, содержащая в себе паузы, указывала на чрезвычайно важное значение, которое Георгий усмотрел в знаке, поданном лесом - у людей имелся только один шанс получить то, ради чего они оказались в нём, кому из двоих охотников дано воспользоваться правом на успех было определено изначально целью промыслового путешествия, и об этом догадался мужчина.
- Думаешь? - Александра начало охватывать излишнее волнение, которое было неуместно при сложившихся обстоятельствах.
- Думают слова, они уже сказаны, - Георгий привлёк внимание Александра к очевидной истине - слова - это замысел - человек его исполнитель.
- Мало-ли что сказано, - для прекращения внутренних колебаний Александра и остановки в нём маятника неуверенности требовалось восприятие реальности.
- Ничего просто так не говорится, - успокоил чувства охотника Георгий. Маятник сомнений остановился. Александр вставил патрон с пулей в ствол своего ружья.

* * *

В очередной раз охотники увидели сохатого в тот момент, когда выскочили из лесной чащи на широкую просеку, прорубленную для высоковольтной линии. Лось неторопливо бежал вдоль открытого пространства. До него было не более двухсот метров. Мужчины растерялись, когда поняли, что зверь больше не обращает на них внимание и не пытается скрыться от преследователей среди зарослей деревьев и кустов. Первое, что пришло людям в голову - это побежать быстро, быстро и догнать животное. Они так и поступили.

Большие уши лося несколько раз резко качнулись вперёд, назад, его длинные ноги ускорили темп передвижения, дистанция между ним и охотниками начала увеличиваться.

- Стой! - крикнул тяжело дышавший Георгий и тут же остановился.
- Думаешь не догоним? - на ходу, захлёбываясь воздухом, прокричал Александр дрожащим голосом.

Прежде чем прекратить движение человек пробежал ещё с десяток шагов, после этого он резко вогнул позвоночник спины внутрь, поднял голову к небу и сделал несколько быстрых глубоких вдохов и выдохов, затем, выгибая спину наружу и медленно опуская туловище к земле, выдохнул весь воздух из лёгких. Упёршись ладонями рук в колени, направив взгляд на кончики своих сапог мужчина затих.

- Смотри! - шёпотом сказал Георгий.

Лось сначала сбавил скорость своего бега, потом перешёл на шаг и вскоре, вовсе перестав перемещаться, застыл на месте. Зверь слегка повернул голову влево, его уши не переставая стригли воздух, большой, чёрный, левый глаз осматривал пространство, раскидистые коричневые рога слегка покачивались из стороны в сторону. Александр приподнял туловище, дыхание человека снова стало слышимым.

- Почему он встал? - спросил ничего непонимающий мужчина.
- Тебя ждёт! - прошептал Георгий.
- Ага! Ещё что? - усмехнулся Александр.
- Тихо! - прервал его речь Георгий. В это время лось сдвинулся с места, повернул свой левый бок к людям, а затем медленным шагом пересёк открытое пространство и вошёл в плотную стену леса.
- Всё ушёл, - прокомментировал действия сохатого Александр.
- Пошли, - тихим голосом скомандовал Георгий, и стараясь как можно меньше шуметь двинулся по центру просеки вперёд, Александр дождался, когда его друг пройдёт мимо, затем окончательно разогнулся и последовал за ним.

Безмолвно, соблюдая меры предосторожности, исключающие соприкосновение подошв сапог с лежащими на земле ветками, было преодолено не менее ста метров, прежде чем Георгий, перекинув через голову ремень бесполезного, незаряженного ружья, повесил его наискось на спине, после этого он опустился сначала на четвереньки, а затем лёг на снег и пополз по нему, всё так же вперёд по просеке. Александр безропотно повторял движения напарника.

- Лось рядом, лежи здесь! Я обойду его лесом, он выскочит, дальше знаешь, что делать, - Георгий едва слышным голосом дал указания Александру, и затем, извивая своё тело из стороны в сторону, начал удалятся от товарища.
- Что делать? - послышалось позади. Мужчина повернул голову, напряжённый взгляд Александра и спрашивал, и просил, и смиренно соглашался, и проявлял готовность подчиниться воле судьбы, чтобы исполнить её. Не произнеся ни звука, Георгий продолжил своё движение к линии, где открытое пространство граничило с пространством, заросшим деревьями и кустами, он добрался до неё через несколько секунд, а ещё через несколько скрылся в растительной гуще.

* * *

Раздался глухой выстрел, эха от него не было, Георгий даже подумал, что и самого выстрела не было, что он ему почудился из-за перенапряжения. Охотник не меньше минуты вслушивался в окружающие его звуки, пытаясь представлять их производителей - ничто из возникавших в сознании образов не напоминало увенчанное рогами пятисоткилограммовое существо.

Мужчина решил продолжить своё передвижение по таёжному массиву, он сделал между деревьями несколько шагов и вдруг понял, что это был Александр, это был его выстрел, последняя пуля была использована.

Георгий осмотрел пространство, заросшее многолетними хвойными и лиственными растениями, нашёл в нём просвет и устремился к нему, более не скрывая своего присутствия в лесу, но лишь только он достиг его края, как тут же непроизвольно упал на снег, подчиняясь направленному на него взгляду, в котором застыл вопрос: "Что делать?"- посреди просеки неподвижно лежал человек, его тело, казалось было вбито в землю, покрытую посеревшими кристаллами замерзшей воды - свою белизну они утратили по причине оттепели.

* * *

Медленно, медленно голова с широко раскрытыми, немигающими глазами начала своё движение вправо, за ним неотступно следовали органы зрения Георгия, постепенно, в многочисленных переплетениях молодого чернолесья, большое, тёмно-серое пятно обозначило себя. Изумлённый взор узнал в его очертаниях лося! Зверь забежал в чащобу порослей осины и остановился там. Охотников от него отделяло не больше ста метров.

- Он не видит нас, - шепнул Александр.
- Странно! Как будто нас нет, - поразился Георгий безразличному отношению зверя к присутствию вблизи него людей.
- Я стрелял по нему, - вновь прошептал Александр.
- Попал? - спросил Георгий тихим голосом, его незначительная сила тем не менее не смогла скрыть волнение, которое испытывал мужчина.
- Не знаю, он быстро перескочил просеку, сразу вбежал в осинник и там встал, - Александр, смотря в глаза Георгия перечислил действия зверя после выстрела в хронологической последовательности.
- Поползли к нему, - спонтанное решение, как показывает практика - в большинстве случаев единственно верное! Георгий знал это и поэтому больше не желал обсуждать никаких других вариантов действий в сложившейся ситуации.
- Патронов больше нет, - попробовал возразить предложенному плану Александр.
- Если нет, то нечего о них и думать, - аргументированно подавил зарождение сомнения Георгий.

* * *

Лежащие на снегу люди внимательно изучали сохатого, стоящего в нескольких метрах от них, распластанные человеческие фигуры отражались в чёрном, выпуклом глазе животного, оно было огромно, его формы были окаменелыми, большие уши оцепеневшего зверя были скованы неподвижностью.

Кр-кр-кр-кр, кр-кр-кр-кр раздалось над головами охотников, они посмотрели на небо: два лилово-чёрных ворона медленно кружились в воздушном пространстве, в серой пелене, покрывавшей его купол, образовались дыры, за ними виделся ясный, нежно-голубой цвет иного пространства, из которого пробивались ярко-жёлтые лучи полуденного солнца. Георгий отвёл взгляд от небесного свода и посмотрел на лося.

- Он мёртвый, - прозвучали слова.

В этот момент массивная туша добытого охотниками трофея стала крениться, подминать под себя ветки, тонкие, зеленоватые стволы молодых деревьев, за этим последовал шум, треск и глухой звук тяжёлого удара. На мгновение в лесу воцарилась тишина, её нарушили звуки витающих над ним чёрных птиц: кр-кр-кр-кр, кр-кр-кр-кр.

* * *

- Дождался! Вот тебе и рога, получил, что заслужил, - сказал Георгий, глядя на два костных выроста исходящих из головы лося. Они напоминали руки с полураскрытыми кистями - от их средних, широких частей похожих на ладони отходили отростки, напоминавшие пальцы, концы которых были остры, как нестриженые долгое время ногти.

Уже более часа охотники были заняты подготовкой к переноске, заполученного промыслом, лесного зверя: они освежевали его, разделили на части и настроили себя на последний этап охоты - доставить то, что добыто домой и съесть.

- В каком смысле? - с подозрением посмотрел Александр на товарища.
- В прямом - это означает, что твои старания удостоены трофея! - прояснил свою мысль Георгий.
- Отлично! Дам за него Никите подержаться, он мечтал выйти из потёмок при помощи них, - засмеялся Александр, вспомнив недавно проведённую ночь в лесу.
- Кому-то и рога помогают встать на путь истины, - поддержал смех друга Георгий, буквально поняв сказанное Александром.

Неестественно жёлтый для красного мяса цвет привлёк внимание Георгия, он нагнулся, чтобы лучше рассмотреть, что бы это могло быть в куске приготовленной к загрузке в вещевой мешок лосятины. Это была бронзовая пуля. Мужчина извлёк её из мышечной ткани.

- На возьми, - протянул Георгий точёный кусочек бронзы Александру.
- Что это? - вздрогнул мужчина.
- Твоя пуля, - вид и название предмета, лежащего на ладони Георгия поразили сознание Александра - конкретное назначение небольшой вещицы напугало его.
- Это твоя, - серьёзный, глуховатый голос Александра сообщил о его внутренних переживаниях.
- Я её дал тебе, после этого она стала твоей, держи не спорь и помни о том, что практически в каждом есть чья-то пуля, - Георгий ощущал силу пули, она была тяжёлой, в ней была энергия другого человека, ей нужно было вернуться к тому, от кого она ушла. Мужчина взял руку Александра и вложил в неё пулю.
- В тебе тоже есть? - Александр сжал пальцы своей конечности, образовался кулак, на его лице отразилась алым светом вернувшаяся к нему сила.
- Надеюсь, что есть! Надеюсь, что я не исключение, и кто-то испытывает во мне нужду и потребность, - мечтательно, с лёгкой улыбкой произнёс фразу Георгий.
- Теперь я понял, что пули Веры во мне нет, - твёрдым, ровным тоном заявил Александр о своём открытии.
- Возможно её нет, но уж точно есть другая, - убедительно сказал Георгий. Слова заверили Александра в том, что и его суть уже поражена чьей-то пулей и теперь только ждёт приближения того к чьим ногам ей положено упасть.

* * *

Как раз в тот момент, когда мужчины закончили разделывать тушу к ним подошли Никита и Юра. Люди не стали тратить время на обсуждение достоинств добытого трофея, они сразу же озаботились земными делами, требующими от них до темноты вынести мясо лося к дороге, туда, где их на автобусе дожидался Глеб.

Первым с поклажей ушёл Юра, за ним двинулся Георгий. В его глубокий, походный рюкзак на шнуровке, взятый с собой осмысленно для переноски добычи, влезла значительная часть задней ноги лося. Когда Никита и Александр подняли загруженный вещевой мешок над землёй, возгласы: "О-го-го, тяжесть какая! Тяжело! Тебе не донести!" - один за другим вырвались из уст людей, впечатлённых весом ноши.

- Донесу! Аккуратно заводите мне на плечи лямки рюкзака так, чтобы нога ровно мне на спину легла, - невозмутимо руководил процессом своего нагруживания Георгий.
- Не мы это сказали, а ты сам, - предупредительно произнёс мудрые слова Александр.
- Гера, правда, что своя ноша не тянет? - проявил закономерное любопытство Никита, после того, как тяжёлый заплечный мешок повис на теле его друга.
- О! Мужики! Тянет, ещё как тянет, но я дойду! - сказал Георгий, оценив силу давления, возложенного на себя бремени, после этого он сдвинулся с места, его руки непроизвольно приподнялись, в них появилась напряжённая пружинистость, мужчина медленно пошёл, то одна, то другая из его верхних конечностей подпрыгивала, балансируя телом человека, и не давая ему упасть.

* * *

До выхода из леса оставалось метров двести, когда Георгий, не заметив спрятавшийся во мхе пенёк, споткнулся. Он упал лицом вниз, заплечный мешок с ногой лося вдавил его тело в ковёр, сотканный из влажного бело-зелёного болотного растения, оно тут же стало щекотать нос и губы, человек непроизвольно улыбнулся.

Георгий попытался встать на ноги, но возложенный на плечи груз не позволил сделать это. "Скоро подойдут Александр с Никитой, дождусь их, не буду рвать жилы," - рассудил мужчина и посмотрел на то, что происходило перед его глазами: там была небольшая ямка-вмятина, её создала голова охотника после падения, она была чем-то похожа на чайное блюдце, которое медленно заполнялось водой, её выдавливало из мха беспомощное тело Георгия.

"Это блюдце утопит меня!  Подумать только! Все будут говорить, что я утонул в небольшой болотной луже!" - Георгий представил, как обыватели сначала скажут эти слова, потом задумаются, представляя, как можно умудриться утонуть в луже! Зрелище покажется им забавным, и они, не в силах сдержать себя, рассмеются над картиной его глупой погибели!

Воображение Георгия продолжало рисовать другие картины, где обсуждалась его смерть, которую не то что геройской назвать было нельзя, а даже более того - можно было бы сказать, что он помер как полный дурак. Последний образ настолько возмутил мужчину, что он глядя на идеально круглую, красную ягодку клюквы в ямке с водой, вдруг услышал, как что-то сначала треснуло в верхнем отделе позвоночника затем в его среднем и наконец треснуло и громко хрястнуло в его нижнем отделе, после этого его правая нога оказалась под левой накрест, его лицо и грудь стали обращены к бледно-голубому небу, по которому быстро двигался поток серо-белых облаков: "До чего же красив день! До чего же хороша жизнь!" - воскликнул спасший себя человек.

Георгий сделал несколько полных глотков воздуха, мозг, получивший его в избытке, опьянел. Мужчина не делал попыток подняться - это было трудно сделать, так как заплечный мешок прикрепил к себе тело Георгия как панцирь тело жука или черепахи. Своей тяжестью он позволял перевернутому только шевелить конечностями и не более того.

Позади Георгия послышалась какофония из хлюпающих звуков, с каждой секундой чавканье болотной жижи становилось громче и громче - к попавшему в беду приближалось спасение.

- Гера, ты чего тут лежишь? Упал что ли? - услышал он голос Никиты.
- Упал, - подтвердил мужчина предположение товарища.
- Наверное слишком большую ношу взял на себя, равновесие потерял - сказал с ироническим сочувствием Никита. Ответить на дружескую насмешку Георгий не успел.
- Хватайся, Георгий! - в поле зрения беспомощного человека появились руки Александра и Никиты, Георгий сжал протянутые ему ладони, в ответ те сделали тоже, за этим последовал резкий рывок, который поставили мужчину на ноги. Друзья посмотрели друг на друга и расхохотались, отзвуки громкого смеха ударились о сковавшую лес хрупкую тишину и разбили её, она рассыпалась звонкими, хрустальными переливами по окружающему людей пространству.

- Люди — это механизм, человек — это деталь! Одно без другого не может быть, - сказал Георгий со счастливой улыбкой.
- Хорошо, когда есть друзья! - назвал всё своими именами Никита.
- Друг это тот, кто готов идти твоей дорогой! - определение Георгия вызвало лаконичный, философский отклик.
- Не только! - задумчиво сказал Александр.
- Как понять? - попросил растолковать мысль Георгий.
- Готовности мало, - объяснил своё замечание Александр.
- Теперь ясно. Идите, я за вами, - Георгий решительно проявил чувство, вызванное ёмким утверждением Александра.
- Хочешь быть нашим другом? - спросил Никита с улыбкой.
- Очень хочу! - рассмеялся Георгий.

Какофония из хлюпающих звуков разнеслась по лесу, сообщая всем, находящимся в нём, что идут трое.

* * *

- Папа, ты о чем задумался? Рассказывай дальше! - прозвучал голос Алины.
- Да, да, на чем я остановился? - Георгий медленно проводил образы счастливых дней.
- Песня, для наших гостей из Англии! - сделала ударение на первое слово Алина.
- Вся жизнь может вместится в секунду! Вся жизнь может быть посвящена только одной секунде! - продолжил Георгий своё повествование.

* * *

Содержание.

Эрлов. Кольца жизни. Книга третья.

Часть 1.
Сны.
Купаж.
Камень.

Часть 2.

Измена.
Жёлтый флаг.

Часть 3.

Кольца жизни.
Стресс.
Пуля.



Рубрика произведения: Проза -> Приключения
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 165
Опубликовано: 11.07.2016 в 18:44
© Copyright: Анатолий Томин
Просмотреть профиль автора






Intro ru. Ford barclays premier league апл intro http://www.incar-intro.ru. Intro ru. Ford barclays premier league апл intro http://www.incar-intro.ru.
1