ДОКУМЕНТ «NORTHZIG/C». © Виолетта Баша, «Литературная Россия», «Подмосковье»



Документ «Northzig/C»
© Виолетта Баша, «Литературная Россия», «Подмосковье»

В план ядерного удара НАТО по «восточному блоку» входили бомбардировки и по своих городам…


Бремен, бременские музыканты…Гамбург, гамбурский порт,
традиционные сосиски под классическое пиво в компании удалых моряков…Геттинген, университет с тенью немецкой классиче-ской философии на улочках, сумрачный немецкий гений…карти-нки немецкой жизни. Не много ли на «г»? Гейне, Гете,Гегель, Ге-рмания…еще - Геринг, Гимлер, Гитлер. И все-таки, Гретхен, прелестная белокурая Гретхен, твоя малышка, которая так мирно спит в колясочке на солнечной улочке Ганновера, не дол-жна стать ядерной пылью! Потому что были же они, были - Гейне и Гете и Гегель…

Среди добытых нашей нелегальной разведкой материалов с высшим грифом секретности «Космик», был ЕКОП 1д - единый комплексный оперативный план ядерного нападения на СССР, разработанный в декабре 1960 года в Пентагоне и взятый на во-оружение НАТО. В нем предусматривались «селективные воен-ные удары по театру военных действий», то есть по территории ФРГ! С неизбежной гибелью мирного населения своих стран смирились натовские генералы! В документе «Northzig/C 75/145/68» такие города как Гамбург, Бремен, Ганновер, Геттин-ген значились в планах как цели для собственной ядерной бомбежки…

В чем-то судьба нелегала похожа на судьбу актера - вынужденные многие годы подряд играть не свою роль в драме под названием чужая жизнь, они твердо знают - на этой сцене плохая игра карается смертью. После долгих лет напряжения, когда спектакль окончен, если повезет, они возвращают-ся на Родину. Она не встречает их цветами и овациями, хотя они заслужи-ли их как никто другой. Всегда на передовой, они всегда в тени…Супруги Федоровы, Галина Ивановна и Михаил Владимирович, прослужили во внеш-ней разведке более 40 лет, половину этого срока - в нелегальных условиях, со-здав резидентуру связи в Западной Европе… Через их руки проходили секретнейшие документы НАТО. План ЕКОП-1д - в том числе…
С приходом в Белый дом Дуайта Эйзенхауэра «холодная война» резко обост-рилась. В Вашингтоне была принята стратегия «балансирования на грани вой-ны». Западная Европа могла превратиться в военный плацдарм. Обрисовав эту картину, представитель Центра поставил им задачу - получение секретной инфо-рмации о военных планах НАТО. Федоровым была назначена одна из стран Западной Европы, в которой нужно было создать региональный узел нелегаль-ной связи с Москвой, а в случае наступления часа «икс» (военный конфликт НАТО с СССР) их радиоточка должна перейти на боевой режим работы…
Их нарекли Сепом и Жанной…
Шло «глубокое оседание». Они нашли квартиру, работу. Появлялись зна-комые… Наступавший 1955-й год с бокалами шампанского в руках они слу-шали, разъединив наушники, новогоднее поздравление Н. С. Хрущева из Мо-сквы, когда раздался телефонный звонок: «друг» Моррис приглашал встретить Новый год. Эта встреча привела к знакомству с Жаном Бланкофом - владельцем солидного магазина. В конце концов Бланкоф принял Жанну на работу, чего ей как реэмигрантке было трудно добиться. После скоропостижной смерти Жана Бланкофа , внеся деньги, они стали совладельцами его фирмы…
Вскоре они почувствовали дыхание контрразведки. Это был Морис Добривое. Они замечали его повышенное любопытство. Однажды поздно вечером, когда они расшифровывали радиограмму, без предупреждения, что не принято на За-паде даже между близкими друзьями, он явился к ним полученную из Центра. На его настойчивый звонок реакцией стали отработанные действия быстрого свертывания оперативной техники. «Проезжал мимо» ,- объяснил Морис. После короткого разговора он удалился. Позднее выяснилось, что действительно глав-ным действующим лицом по их «просвечиванию» спецслужба избрала Мориса Применяя несложные приемы, Сеп и Жанна выявили слежку. Оперативные дела откладывались в сторону. Потом появился и сам «заказчик» в лице служащего военного комиссариата. Тема беседы - возможность возникновения военных действий в Европе. Биография. Работа. Взгляды. Призыв в армию? Они пришли к выводу, что проведено плановое «мероприятие» службы безопасности. Их разработка вступила в решающую фазу. Центр сообщал, что ими занялась кон-трразведка НАТО… С учетом интенсивности работы спецслужб, Центр ставил вопрос об их возвращении на Родину. Однако, приказа не было. Окончательное решение оставалось за ними. Они доложили Центру, что легализация прошла успешно, проявленное со стороны спецслужб внимание - профилактическое, и запросили согласия на продолжение пребывания…После долгого молчания Центр наконец дал «зеленый свет»…Более трех лет спецслужбы держали Жанну и Сепа «под колпаком»…

Через их руки проходила информация относительно различных сторон деяте-
льности НАТО, его военной организации, штаб-квартира которой размещалась в городке Монсе близ юго-западной границы с Францией. В разгар «холодной войны» вероятность ядерного конфликта была реальна. Верхушка НАТО (А.
Хойзингер, Х. Шпайдель, Х.Треттнер) разрабатывала секретные планы военной акции в отношении ГДР и Чехословакии с применением атомного оружия. Про-должением этого стала серия военных маневров НАТО 1959 -1961 годов в ходе которых инсценировались ядерные удары «в восточном направлении». Наибо-льшую ценность представляли материалы с высшим грифом секретности «Кос-мик», прежде всего ЕКОП 1д - единый комплексный оперативный план ядерно-го нападения на СССР. Первый план был разработан в декабре 1960 года в Пен-тагоне и взят на вооружение НАТО. Вскоре благодаря Сепу , Жанне и их агенту Бригу этот план ядерного устрашения читали наши руководители. В последст-вии этот план модифицировался, дойдя до нынешнего варианта ЕКОП-5д, оставаясь по сути таким же наступательным, агрессивным и жестоким. Каков его сценарий? Если в Европе разразится ядерный конфликт, то, вероятнее всего он должен был начаться в ФРГ, где были сконцентрированы основные силы ев-ропейского театра НАТО, отряды передового базирования, хранилища ядерных и химических боеголовок. Силам сдерживания предписывалось в документе «вступить в бой с противником на политической границе ФРГ и вести боевые действия с тем, чтобы остановить противника как можно дальше на востоке, снизив его боевую способность до такого уровня, чтобы он не мог возобновить свою атаку…»
Какие же способы «сдерживания» предусматривались НАТО? Так называе-мые «селективные военные удары по театру военных действий», то есть по тер-ритории ФРГ! Рекомендовались 4 варианта удара: «тотальный», «выборочный», «ограниченный» и «региональный». «Легкий» удар превратит строения в обло-мки, «средний» оставит от них песок, «тяжелый» - это города, стертые в пыль. Но ведь Западная Германия - это не пустыня Сахара! Она очень плотно насе-лена. Кроме того, это еще и центр мировой европейской культуры. Но, видимо, США, роль которого в НАТО в тот период, да и сейчас, доминировала, не осо-бенно беспокоила Старушка Европа. Понимали ли натовские генералы, что собираются предпринять? Безусловно! И смирились с неизбежной гибелью мир-ного населения своих стран! В документе «Northzig/C 75/145/68» такие города как Гамбург, Бремен, Ганновер, Геттинген и десяток других городов поменьше значились в планах как цели для собственной ядерной бомбежки в случае возни-кновения ядерного конфликта в Европе. Они оказались в «уязвимой» зоне и должны были исчезнуть даже не узнав, что на них обрушилось натовское ору-жие «устрашения» без одобрения каким-либо правительством или парламен-том по единоличному решению…американского генерала! Пиком «холодной войны» был Карибский кризис. В ответ на угрозы Белого дома, правительство Кубы летом 1962 года обратилось к СССР с просьбой об оказании военной помощи.3 сентября появи- лось советско-кубинское коммюнике.12 сентября мир облетело заявление ТАСС о провокационных действиях США против Кубы. Мир оказался на грани войны. 27-28 октября обмен посланиями между Н.С. Хрущевым и Дж. Ф. Кеннеди положил конец Карибскому кризису. В Европе была настоящая паника, жители скупали продукты…Еще долгие годы там активно работали Сеп и Жанна…

Они вернулись 30 лет назад. Их срок рассекречивания - 50 лет. Должно уйти не одно поколение. «Нас уже не будет. А вы, может быть, что-то тогда о нас узнаете» , - говорит Галина Ивановна. До сих пор иногда они забывают русские слова - результат «глубокого оседания». Работали в 20 странах. Но была одна - « страна пребывания». Она не стала второй Родиной. Родина одна…

Я думаю о судьбе этой пары. В них есть что-то европейское . Пожалуй, вот что - хозяева изысканно предупредительны. Интеллигенты. Спокойны. Мы, всю жизнь прожившие на Родине, как-то импульсивнее, что ли.Преж-де, чем ответить, Михаил Владимирович советуется с Галиной Иванов-ной. И все же прожив всю почти всю жизнь вдали от Родины, они более, чем кто либо - русские люди, пожертвовавшие ради нее многим. В частнос-ти, у них нет детей.
Европейского вида квартира в престижном районе Москвы. На стене - по-ртрет Дзержинского. Говорим о России. Там, на Западе, «рынок» совсем другой - всегда можно открыть свой мелкий бизнес. Впрочем, резких оценок они не дают. Это - тоже дань профессии…
Слушаю их и вижу, как летят атомные бомбы на мирные города. Летели бы… если бы не усилия таких людей, как мои собеседники.
Слушаю их и думаю, каково это - жить в постоянном напряжении, пос-тоянно собранными, постоянно готовыми к принятию решений и нешта-тным ситуациям? Думаю, я так бы не смогла. А впрочем, мы многое мо-жем, если известна цель. И сейчас, в наше время предательств и беспре-дела, мысль о их непростой судьбе дает мне силы не терять ориентиры…

Виолетта Баша
P. S. Ряд имен и названий, упоминаемых в статье , изменены.




Рубрика произведения: Разное -> Политика
Ключевые слова: Виолетта Баша, Документ «Northzig/C», из истории разведки, история разведки, «Литературная Россия», «Подмосковье»,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 73
Опубликовано: 08.07.2016 в 09:27
© Copyright: Виолетта Баша
Просмотреть профиль автора






1