Гениальная РМ-История Часть 1



Радомир J ЭНКИ

RadomirJ ENKI

Гениальная РМ – история


(Это только рабочий вариант книги, так как текст еще требует серьезной коррекции. Хотя в общем и целом, можно сказать, что она уже готова, осталось только где-то расставить знаки препинания, где-то более правильно слова, а где-то сделать формулировки более точными. Сейчас я над этим работаю, а пока предлагаю всем желающим ознакомится с этим документом, принимая во внимание выше сказанное.)

Алля Нина – ана Создатель Фархат – ата
Алля аят 37 40 6 8 10
Алля ЛЯЗЗАТ Селенной
Алля уйгур аят Алля

1
В начале было слово и слово было у Бога

Сказал Бог Да будет свет и стал свет

Главную тему книги обозначили, поэтому в качестве предисловия, этого пожалуй будет достаточно, а сейчас перейдем к изложению Нашей истории

2
Это скорее похоже на эпиграф, чем на предисловие

1
Какая разница, у Нас вместо эпиграфа, Формула Жизни стоит. Так, где они? А вот они, Мои дорогие, все на месте, уже ждут

2
Ты это про что?

1
Да про буквы конечно. Русского алфавита. Аз, Буки, Веди и все остальные. Первооснова Великого и Могучего. Мы же с русскими сейчас работаем, поэтому сейчас запустим их на международную орбиту, используя их же собственные буквы. Ведь в начале было слово. Звук. И сейчас, в самом начале Новой Эры Земли, Мы сделаем тоже самое. Возьмем буквы русского алфавита, создадим из них сверхэпохальное произведение, а потом с его помощью пустим импульс Наших энергий по всей Земле. Мы же Создатели. Все гениальное просто, ничего сложного. Все абсолютно реально, особенно если за дело берутся истинные мастера и гении. Так, где молодой?

2
Да вот же он, набирает на ноутбуке.

1
Значит, все на месте. Все. Значит, сейчас уже начинаем

2
Русские, так русские. Мне, вообще, все равно, лишь бы было весело. Они то сами знают, какое счастье им привалило.

1
Будет так весело, что Ты забудешь обо всем на свете. Вообще-то, должны быть в курсе, Мы раньше их об этом уже предупреждали. Через Даниила Андреева, через Эдгара Кейси, через некоторых других. А тех кто не в теме, Мы быстро просветим и поставим в известность. Мы же Создатели

2
Ну, тогда с Богом, Алля ЛЯЗЗАТ Селенной

ДЕТСТВО

1 А
Сразу назовем имя героя нашего рассказа. Сейчас его зовут Радомир, а родился он в городе Омске, в самой обычной русской семье. Представьте себе тихую, размеренную жизнь, провинциального советского города 70-80-х годов двадцатого столетия. Именно, в таком месте прошло его детство.

2 Б
В возрасте пяти лет, в его жизни произошло одно очень необычное событие, которое оставило очень яркий след в его памяти. Однажды, во время ночного сна, его кто-то поднял, в какой-то верхний инофизический слой, где в этот момент происходило торжественное событие, которое можно было бы, назвать праздничным ритуальным богослужением в Небесном Храме. Там было так хорошо, легко и приятно, что он запомнил это ощущение на всю свою жизнь.

1 В
Через два года, в возрасте семи лет, Радомир пошел учиться в среднюю образовательную школу, которая находилась буквально через дорогу, от его двора. Первую его учительницу звали Мария Ивановна Сидорова. В начальных классах школы, он учился очень хорошо, только на четыре и пять.

2 Г
В этом возрасте, с Радомиром стали происходить довольно необычные явления. По ночам, ему стали снится очень странные яркие сны, а днем, наяву, ему начали являться разнообразные видения и некоторые из них он хорошо запомнил. Одно из них чем-то напоминает изображение третичной структуры молекулы белка, а еще одно видение было образом Белого Храма, который покоится где-то на верху, среди белых облаков.

1 Д
Когда Радомиру исполнилось девять лет, он записался в детскую библиотеку, которую он стал регулярно потом посещать. Дома у него, тоже, была хорошая библиотека и многие из этих книг, он прочитал еще в детстве и юности. Сначала это были сказки и рассказы для детей, а потом, когда он стал чуть постарше, он начал читать фантастику и приключенческую литературу. Чтение книг было его страстью.

2 Е
Но справедливости ради, нужно сказать, что активные занятия спортом, Радомир любил больше, чем чтение, поэтому все свободное от школьных занятий время, он проводил во дворе, играя с приятелями в футбол или хоккей. Кроме этого, в начале второго или третьего класса, он начал ходить в секцию классической (греко-римской) борьбы. Через два года, когда он перестал заниматься борьбой, каждое утро он стал совершать утренние пробежки и так он бегал потом, примерно три года.

1 Ё
В тринадцатилетнем возрасте, в жизни Радомира случилось еще одно очень важное трансфизическое событие. Понимание того, что с ним тогда произошло, пришло к нему многими годами позже, когда он купил и прочитал “Розу Мира” Даниила Леонидовича Андреева. Это событие Андреев в своей книге называет, первой стадией метаисторического и трансфизического озарения.

“Первая стадия,- пишет Даниил Андреев,- заключается в мгновенном внутреннем акте, совершающемся без участия воли субъекта и, казалось бы, без видимой предварительной подготовки, хотя, конечно, в действительности такая подготовка, только протекающая за порогом сознания, должна иметь место.

Содержанием этого акта является молниеносное, но охватывающее огромные полосы исторического времени переживание нерасчленимой ни на какие понятия и невыразимой ни в каких словах сути больших исторических феноменов. Формой же такого акта оказывается сверх меры насыщенная динамически кипящими образами минута или час, когда личность ощущает себя как тот, кто после долгого пребывания в тихой и темной комнате был бы вдруг поставлен под открытое небо в разгар бури – вызывающей ужас своей грандиозностью и мощью, почти ослепляющей и в то же время переполняющей чувством захватывающего блаженства. О такой полноте жизни, о самой возможности такой полноты, личность раньше не имела никакого представления. Синтетически охватываются единовременно целые эпохи, целый - если можно так выразиться - метаисторический космос этих эпох с великими, борющимися в нем началами. Ошибочно было бы предполагать, что эти образы имеют непременно зрительную форму. Нет, зрительный элемент включается в них, как, может быть, и звуковой, но сами они так же относятся к этим элементам, как, например, океан относится к водороду, входящему в состав его воды. Дать представление об этом переживании крайне трудно за отсутствием сколько-нибудь точных аналогий с чем-либо другим, более известным.

Переживание это оказывает потрясающее действие на весь
душевный состав. Содержание его столь превосходит все, что
находилось раньше в круге сознания личности, что оно будет
много лет питать собою душевный мир пережившего. Оно станет его драгоценнейшим внутренним достоянием.

Такова первая стадия метаисторического познания. Мне
кажется допустимым назвать ее метаисторическим озарением′.

Результат озарения продолжает храниться в душевной
глубине, храниться не как воспоминание, а как нечто живое и
живущее. Оттуда постепенно, годами, поднимаются в круг сознания отдельные образы, идеи, целые концепции, но еще больше остается их в глубине, и переживший знает, что никакая концепция никогда не сможет охватить и исчерпать этого приоткрывшегося ему космоса метаистории. Эти-то образы и идеи становятся объектом второй стадии процесса.

Вторая стадия не обладает тем моментальным характером, как
первая: она представляет собою некоторую цепь состояний - цепь,
пронизывающую недели и месяцы и проявляющуюся почти ежедневно. Это есть внутреннее созерцание, напряженное вживание, сосредоточенное вглядывание - иногда радостное, иногда мучительное - в исторические образы, но не замкнутые в самих себе, а воспринимаемые в их слитности со второй,
метаисторической реальностью, за ними стоящей. Выражение
"вглядываться" я употребляю здесь условно, а под словом
"образы" разумею опять-таки не зрительные представления только, но представления синтетические, включающие зрительный элемент лишь постольку, поскольку созерцаемое может вообще иметь зрительно представимый облик. При этом крайне важно то, что содержанием подобного созерцания бывают в значительной мере и явления иномерных слоев материальности; ясно, что воспринимать их могут не физические органы зрения и слуха, но некоторые другие, имеющиеся в составе нашего существа, но обычно отделенные как бы глухою стеной от зоны дневного сознания. И если первая стадия процесса отличалась пассивным состоянием личности, ставшей как бы невольным зрителем ошеломляющего зрелища, то на второй стадии возможно, в известной мере, направляющее действие личной воли, - иногда, например, в выборе того или иного объекта созерцания. Но чаще, и как раз в наиболее плодотворные часы, образы всплывают непроизвольно, излучая, сказал бы я, такую завораживающую силу и приоткрывая такой многопланный смысл, что часы созерцания превращаются в ослабленные подобия минут озарения. При известной творческой предрасположенности субъекта образы эти могут в иных случаях становиться источником или стержнем, осью художественных произведений; и сколь мрачны и суровы ни были бы некоторые из них, но величие этих образов таково, что трудно найти равное тому наслаждение, которое вызывается их созерцанием.

Именно метаисторическим созерцанием можно, мне кажется,
назвать эту вторую стадию процесса.

Картина, создающаяся таким образом, подобна полотну, на
котором ясны отдельные фигуры и, быть может, их общая
композиция, но другие фигуры туманны, а некоторые промежутки между ними ничем не заполнены; иные же участки фона или отдельные аксессуары отсутствуют вовсе. Возникает потребность уяснения неотчетливых связей, наполнения скитающихся пустот. Процесс вступает в третью стадию, наиболее свободную от воздействия внеличных и внерассудочных начал. Ясно поэтому, что именно на третьей стадии совершаются наибольшие ошибки, неправильные привнесения, слишком субъективные истолкования. Главная помеха заключается в неизбежно искажающем вмешательстве рассудка: вполне отделаться от этого, по-видимому, почти невозможно. Возможно другое: уловив внутреннюю природу метаисторической логики, удаются иной раз перестроить в ее направлении даже работу рассудка.

Эту третью стадию процесса естественно назвать
метаисторическим осмыслением.

Таким образом, метаисторическое озарение, метаисторическое
созерцание и метаисторическое осмысление можно фиксировать как три стадии того пути познания о котором идет речь.

Оговорю возможность еще одного рода состояния представляющих разновидность состояний первой стадии. Это - озарение особого типа, связанное с переживанием метаисторических начал демонической природы; некоторые из них обладают огромною мощью и обширною сферой действия. Это состояние, которое было б правильно назвать инфрафизическим прорывом психики, крайне мучительно и по большей части насыщено чувством своеобразного ужаса. Но, как и в остальных случаях, за этим состоянием тоже следуют стадии созерцания и осмысления.”

2 Ж
В возрасте тринадцати лет, у Радомира произошло, именно, такое метафизическое прозрение, то есть “инфрафизический прорыв психики” в демонические миры планетарного космоса. Ничего более ужасного в своей жизни, ни до, ни после, он не испытывал. Это событие, тоже, случилось у него во время ночного сна. Через несколько дней, немного успокоившись он решил, что это, наверное, был очень странный сон, а странен он был тем, что увиденное им, было даже еще более реалистичным, чем привычная ему повседневная реальность трехмерного физического мира, потому что материальность приоткрывшихся ему миров, была очень плотной, тяжелой и даже можно сказать сочной. В первом слое, перед его взором открылась картина темно-пурпуровых полей, бегущий по ним свет, хребты (это был Друккарг), а затем последовал слой, еще более кошмарный, чем предыдущий. В этом слое, Радомир увидел огромные бордовые расходящиеся круги, которые сопровождались страшным ревом (этот слой называется Дигм, обиталище Гагтунгра, противобога Шаданакара).

1 З
Когда Радомир стал подростком, то с ним стало происходить еще одно странное мистическое явление. Изредка в его голове, как будь то, что-то переключалось и он вдруг входил в какое-то особое состояние сознания. В такие моменты, в его голове неведомо откуда начинал звучать очень странный, похожий на полушепот-полупесню, женский летучий голос. Случалось это с ним, как правило на улице или во дворе, длилось минуту – две и прекращалось так же неожиданно, как и начиналось. Слов было почти не разобрать, так как лексика их была очень необычна. Потом, когда он стал немного постарше, то эти состояния у него прекратились совсем.

2 И
В восьмидесятых годах, ушел в мир иной дедушка Радомира по материнской линии, а потом, через несколько лет и бабушка. Радомир присутствовал на этих похоронах и эти события очень сильно повлияли на его сознание. Поэтому он стал потом часто задумываться о смысле человеческой жизни и о том, что происходит с человеком после его ухода из этого мира. Когда у него это началось, Радомир находился в том возрасте, когда подростки начинают быстро расти, развиваться и меняться внешне. Под влиянием этих настроений, он стал часто подходить к зеркалу и внимательно на себя смотреть. Замечая изменения, происходившие в своем внешнем облике, он думал: “Совсем еще недавно, я был другой, но это был я и сейчас тоже я, хоть и изменившийся.” “Кто я?”- прозвучало в нем однажды очень отчетливо. Потом он стал часто подходить к зеркалу, именно, с этим вопросом.

1 Й
О религии и философии, в свои детские и юношеские годы, он ничего не слышал. В советские годы, в обществе главенствовали поддерживаемые государством, плоские идеи “научного” материализма, поэтому школьных учителей заставляли читать ученикам атеистические лекции, а признаться в том, что ты веришь в Бога, для любого школьника означало бы, что он подвергнет себя насмешкам и унижениям внутри школьного коллектива. В классе Радомира, тоже, читались такие лекции, поэтому до поры до времени, он тоже думал, что религия это какой-то анахронизм старых времен.

ЮНОСТЬ

1987 год

1 А
Летом этого года, в августе месяце, Радомир поехал отдыхать в Адлер. Все дни отдыха на море, купался и загорал он, на пляже “Огонек”, который находился по соседству с гостиницей “Жемчужная”.

2 Б
В последний день отдыха, на море был шторм. В этот день, Радомир тоже купался в море, которое не смотря на большие волны, было удивительно мягким и ласковым.

1 В
Купаясь он почувствовал, что море - это живой организм. День был не очень солнечный и наверное поэтому, на пляже было мало людей. Хотя волны были достаточно большими, но входить и выходить из моря было удивительно легко и приятно. Помимо этого, в самой атмосфере пляжа присутствовало, что-то особенное и словами совершенно не выразимое. Море, как будь-то прощалось с ним, желая ему счастливого пути. Этот день, он часто потом вспоминал, в течении всей своей жизни.

2 Г
Восьмидесятые годы, являются во многом десятилетием знаковым и переломным. В 1985 году, первым секретарем ЦК КПСС стал М.С.Горбачев. С его приходом, в обществе и в общественном сознании советских людей, стали происходить значительные перемены. Началась Перестройка. Никто, в том числе и сам Горбачев, не понимал, что это такое и к чему она может привести страну. По радио стали звучать фамилии уволенных чиновников, а в газетах стали появляться разоблачительные статьи о преступлениях Сталина и других советских государственных деятелей. На телевиденье, тоже, начались перемены, например, появились новые смелые передачи: “До и после полуночи”, “Взгляд”.

1 Д
В результате этой информационной компании, количество негативной информации постепенно переросло в новое качество и в сознании советских людей начала складываться не очень радужная картина прошлого и настоящего советского общества. Мозги многих людей просто бурлили, а некоторые, даже, не могли понять, что же собственно, вообще, происходит. Копившиеся многими десятилетиями у людей обида, злоба и негодование за то, что приходится жить среди ужасной лжи, выплеснулись теперь наружу, сотрясая идеологические основы советского государства. Поэтому многим советским людям захотелось разом обрушить ненавистный ими режим и раз и навсегда освободится от власти коммунистов. Ощутив свежий ветер перемен, они почувствовали больше свободы, начали проявлять больше самостоятельности и инициативы: появились первые кооперативы, первый легальный частный капитал и первые легальные советские миллионеры. Горбачев в определенный момент понял, что он уже теряет контроль над ситуацией и попытался сделать шаг назад, но остановить эту лавину было уже невозможно - процесс начался. Не станем подробно раскрывать здесь тему социальных потрясений второй половины восьмидесятых, а вернемся к повествованию Нашей истории.

2 Е
В жизни Радомира, 1987 - 1990 года, можно, наверное, назвать самыми счастливыми годами его жизни. Лето 1987 года, было очень жарким. Спасаясь от жары, он провел его на своей даче, купаясь целыми днями, в ближайших водоемах.

1 Ё
За это лето, Радомир значительно прибавил в росте и весе. В эти годы, с ним стало происходить еще одно очень необычное явление. Почти каждый вечер, когда он ложился спать и уже почти засыпал, верхняя часть его тела и его колени стали совершали очень резкий рывок друг к другу, так как это делает человек, когда хочет сгруппироваться и прижать колени к своей груди (рывок был очень сильный). Продолжалось это, лет, наверное, десять. Постепенно он к этому привык и потом уже не обращал на это никакого внимания. После этого рывка, Радомир обычно всегда засыпал.

1988 год

1 А
В мае, в школе где учился Радомир, отзвенел последний звонок и он вместе со всеми своими сверстниками, ушел отдыхать на каникулы. Летом 1988 года, тоже, была жара, дача и купание в водоемах. Пару недель, этим летом Радомиру снова удалось отдохнуть в Адлере.

2 Б
Осенью 1988 года, Радомир перешел в 9 класс. В школе легче всего ему давались геометрия и физика, а самым любимым его предметом была физкультура. В дни когда этот предмет стоял в расписании уроков, у Радомира всегда было приподнятое настроение.

1 В
Став немного постарше, из детской библиотеки он перешел в юношескую и записался еще в три: во взрослую областную и еще две библиотеки городского значения. В каждую из них он ходил примерно раз в месяц и набирал полную сумку книг. По прежнему любимыми его книгами были произведения Джека Лондона, Фенимора Купера, Жуля Верна, Александра Дюма и других авторов, которые писали в жанре приключений и фантастики. Эти книги будили его бурную юношескую фантазию и в минуты мечтаний и самопогружений, они были его любимыми тайными пристанищами и источниками энергии для его новых мыслей и чувств. Имея чувствительную натуру, читая эти произведения, он полностью погружался в мир их героев. Срок возврата книг, Радомир обычно всегда превышал, за что часто получал выговоры от библиотекарей.

2 Г
Однажды, в журнале “Спортивная жизнь России”, Радщомимр нашел комплекс йоги и стал каждое утро его практиковать. Каждый день, он вставал в шесть часов утра и занимался. Кроме этого, он купил в спортивном магазине перекладину, затем установил ее в дверном проеме одной из комнат своей квартиры и стал каждый день на ней подтягиваться или просто висеть. Упражнениями на перекладине, он занимался без всякой системы и методики, а просто улучив любую свободную минуту или проходя мимо, всякий раз он на ней подтягивался. В результате таких занятий, ему удалось очень хорошо натренировать мышцы своей спины, рук и груди, а так же подрасти на несколько сантиметров.

1989 год

1 А
Лето 1989 года, тоже, прошло у него на даче, а осенью он перешел в последний класс школы. Причем не в десятый, а сразу в одиннадцатый, так как в этом году произошла реформа образования и из десятилетки сделали одиннадцатилетку.

1990 год первое полугодие

1 А
Примерно в декабре 1989 года или в январе 1990-го, Радомир очень резко вдруг осознал, что от того, что произойдет в эти ближайшие полгода, будет зависеть вся его дальнейшая судьба.

2 Б
Разговоры о его поступлении в высшее учебное заведение, в его семье велись уже давно. Но как это обычно бывает, разговоры разговорами, а когда приходит время действовать, то начинаешь мыслить совершенно по-другому.

1 В
Так произошло и с Радомиром. Сначала у него были планы поступления в медицинский вуз, потому что врачом, он хотел стать с самого детства.

2 Г
Для поступления в медицинский, требуются хорошие знания предметов химии и биологии. Поэтому Радомир пошел на подготовительные курсы, в педагогический университет, который находился неподалеку от его дома. За время проведения курсов, он передумал поступать в медицинский и решил поступить в педагогический, на специальность химия-биология.

1 Д
На подготовительных курсах, желающие поступить в ВУЗ молодые люди, еще раз проходили весь школьный курс предметов химии и биологии. Вечером они приходили в аудиторию и садились за парты, потом приходил преподаватель и очень быстро продиктовывал им запланированный материал. Однажды Радомир задумался и проанализировал эту ситуацию:

-“Подготовительные курсы никаких знаний мне не дают,- подумал он,- так как на них я едва успеваю записывать продиктованный материал. По сути дела, это пустая трата времени, потому что всю эту информацию, совершенно бесплатно можно взять из учебников. А какие конкретно вопросы, мне будут задавать на экзаменах? Так вот они, все есть в специальных брошюрах. Отлично, значит нужно будет исключить все лишнее и сконцентрироваться, только на этом.”

2 Е
Потом Радомир проанализировал свойства своей памяти и сделал вывод о том, что лучше всего у него развита память зрительная. Затем он где-то достал, еще несколько учебников по химии и биологии, и завел себе несколько тетрадей, где очень кратко и емко стал записывать ответы на вопросы из брошюры, концентрируя в них только самое главное. Что бы сэкономить время, в некоторые места он вклеивал в тетради, вырезанные из учебников фрагменты параграфов. Таким образом, у него получились две тетради, в которых в строгой очередности шли все программные вопросы с ответами на них. С этого момента, на всех уроках, не обращая больше ни на что другое свое внимание, Радомир стал штудировать только эту информацию, постепенно доводя свои знания до совершенства. В этом учебном году, ученикам разрешили самим выбирать предметы своих выпускных экзаменов, поэтому Радомир, естественно, выбрал химию и биологию и сдал их потом на пять.

1 Ё
А после выпускных экзаменов, был выпускной вечер.

2 Ж
Обычный выпускной, средне - образовательной советской школы. Сначала для выпускников в школьной столовой был праздничный ужин, а потом, в спортивном зале всю ночь была дискотека.



МОЛОДОСТЬ




1990 год второе полугодие



1 А
Вступительные экзамены в университет, проходили в июле месяце и Радомир сдал их без особых проблем. Проходной балл по сумме двух экзаменов, был девять баллов. По химии он получил четверку, а по биологии пять. По русскому языку, нужно было написать сочинение, на зачет или не зачет. Радомир написал на зачет.


2 Б
Первый семестр, Радомир учился очень хорошо и ответственно. Сдав в конце семестра, все экзамены на отлично, он ушел потом на каникулы.




1991 год



1 А
Каникулы начались в январе месяце. Это было начало 1991 года. В стране, в это время был экономический кризис советского образца и поэтому многих товаров народного потребления, в магазинах просто не было. На каникулах Радомир начал почти каждый вечер тусоватся в различных молодежных компаниях, а его подростковые размышления о смысле человеческой жизни, трансформировались теперь у него, в новую жизненную концепцию. “Мне не нужно терять, ни одной минуты, своей единственной драгоценной жизни,- думал он,- вот, например, день сегодняшний пройдет и больше никогда не повторится, значит, пока это возможно, нужно брать от жизни все по максимуму”.



2 Б
Каждый свободный вечер, его манили огни вечернего города и он с удовольствием поддавался этому соблазну. Новые эмоции и ощущения, как девятибалльные волны штормового океана буквально захлестывали его.




1 В
Похождения Радомира, естественно, негативно отразились на его учебе, поэтому начиная со второго семестра, он практически перестал нормально учится и с пятерок скатился на четверки.



2 Г
Прошло полгода. Летом Радомир сдал экзамены второго семестра и потом ушел на каникулы. В середине августа месяца, с ним произошло одно очень интересное событие, которое кардинально переменило его настроения и его жизнь. Однажды, когда он находился дома и лежал в зале на диване, его вдруг посетило состояние чрезвычайно высокой степени ясности сознания. Такое случалось с ним и раньше, но в этот раз, это состояние было очень сильным и каким-то особенным. Все его внимание, помимо его воли, в один момент, совершенно для него неожиданно вдруг сконцентрировалось и он начал совершенно отчетливо наблюдать в своей душе страшную, всеиссушающую пустоту и в ту же самую минуту, он почувствовал, что как будь-то кто-то посторонний, каким-то образом проник в его голову и вложил в нее следующие мысли: “Чувственные удовольствия,- стало звучать в его голове,- к которым я со всей страстностью своей натуры, последние полгода так стремился, не более чем страшный обман, мираж”. Очень удивленный происходящим и полностью находясь в мире неожиданно посетивших его новых мыслей и ощущений, он приподнялся и сел на диван. В ту же самую минуту, в его голове появилась вторая мысль: “Нужно делать, что-то созидательное, нужно чего-то добиваться, стремится к чему-то настоящему, что бы потом поучать удовольствие от результатов своего труда”. Эти мысли тогда не просто в нем прозвучали, они пришли к нему как некое осознание определенного жизненного этапа и буквально выжглись в его сознании.


1 Д
Сейчас Радомир находился в очень хорошей физической форме, потому что своими регулярными занятиями на турнике, ему удалось весьма значительно укрепить свою мускулатуру, поэтому он сразу подумал: “Мне нужно серьезно заняться спортом, давно же хотел”. И поэтому, потом он пошел заниматься в спортивную секцию, которая располагалась в одном из спорткомплексов города.






1992 год


1 А
В спортивной секции, Радомир занимался до апреля или мая 1992 года. Примерно в это же самое время, почти случайно, однажды, он оказался на курсах магии, проводил которые один молодой человек, по фамилии Тигин.


2 Б
Радомир заинтересовался и стал ходить на эти курсы, скорее из любопытства. Сразу же на первой лекции, Тигин начал спокойно и очень убедительно рассказывать о том, что происходит с человеком после его смерти, как от безжизненного уже физического тела, начинают отделяться его тонкие тела. Радомир никогда прежде, ничего подобного не слышал и поэтому для него, эта информация стала настоящим открытием. “Значит, Я буду жить вечно,- сразу подумал он,- значит, все люди живут вечно и все мои родственники тоже, значит все мы когда-нибудь, где-нибудь встретимся, только уже наших вечноживуших телах”.


1 В
Эта мысль произвела настоящий переворот в его сознании. Главный вопрос всей его жизни, вот так, вдруг неожиданно, наконец-то, для него решился. “Я живу вечно,”- стало звучать сейчас не только в его голове, но и во всем его теле. Его всего захватило никогда прежде не испытываемое им чувство неописуемого счастья, радости, восторга и душевной тишины. Он продолжал жить, точно так же, как жил и до этого, только сейчас вся внешняя сторона его жизни, совершенно перестала его занимать. Курсы продлились десять дней и именно на них, Радомир в первый раз услышал о “Розе Мира”. Это красивое название, почему то сразу отложилось в его памяти.



2 Г
На этих же курсах, с Радомиром произошло еще одно необычное событие. На шестой или седьмой день лекций, Тигин объявил, что два дня подряд, он будет проводить оздоровительные сеансы и все желающие могут обратиться к нему за помощью. Как утверждал маг, он разработал собственную оздоровительную методику, как-то связанную с энергией света и его цветовой гаммой. Свои сеансы он планировал проводить уже не во дворце культуры, в котором проходили курсы, а в городском Загсе. Видимо, кто-то из абитуриентов работал в этом учреждении и смог договорится о свободном кабинете в его помещении. В назначенное время, в Загсе собралось несколько человек и Радомир, тоже, пришел и занял свою очередь. Когда он зашел в кабинет, то маг предложил ему сесть на стул, а сам встал позади него. Радомир сел на стул и по просьбе Тигина закрыл глаза. Сеанс продлился не долго, всего лишь несколько минут, после чего Радомир поднялся со стула и полез в карман за деньгами. В этот момент, маг повел себя как-то немного странно, он очень робко встал как вкопанный немного неподалеку от Радомира и направил свой взгляд куда-то в сторону, в одну точку, так как будь то только что, он увидел что-то очень страшное. По крайней мере, Радомиру так показалось. Когда он достал деньги, то рассчитался за сеанс и потом вышел из кабинета.





1 Д
В конце 1991 года СССР не стало, перестройка закончилась и для всех граждан бывшего Советского Союза началась новая жизнь. Семья Радомира не стала исключением из правил, поэтому ему, тоже, пришлось приспосабливаться к новым экономическим условиям, то есть, привыкать к взрослой жизни и учится самому зарабатывать на хлеб насущный. Сначала он совершил несколько торговых сделок в своем городе, а в августе съездил в Алма-Ату, закупил партию китайских товаров и вернувшись потом в Омск, начал заниматься их реализацией.


2 Е
В первые летние месяцы, Радомир жил относительно свободной и беззаботной жизнью, поэтому ему ничего не мешало, буквально растворится в переживании, которое захватило его в мае. Начав самостоятельно торговать, он столкнулся с целым комплексом, сопряженных с этим видом деятельности проблем, суетная энергетика которых, постепенно и совершенно для него незаметно, начала вытеснять это чудесное состояние, поэтому примерно к концу сентября, оно полностью у него прошло. Затем в октябре, у Радомира началась учеба в вузе, но торговлю он не бросил. Он по-прежнему, сдавал товар в магазины, получал потом за него деньги и снова ехал за товаром.



1993 год




1 А
Наступил 1993 год. Радомир так и продолжал учится в вузе и параллельно заниматься коммерцией.


2 Б
Жизнь человека состоит из очень многих компонентов, иногда, очень противоречивых, так получилось и у Радомира. Сохранить навсегда, необыкновенно счастливый эмоциональный настрой весны и лета 1992 года, он не смог, бытовая сторона жизни поглотила это состояние. Практической магией после курсов, конечно, он не занялся. Походив потом, еще на какие-то курсы, он окончательно убедился в том, что утилитарность магии слишком для него ничтожна и совершенно его не интересует. Приняв и осознав идею о продолжении жизни после смерти физического тела, он стал задумываться над таким вопросом: “Если бессмертие существует, значит должны быть какие-то практические способы его достижения. Что же нужно делать, как организовать свою жизнь, что бы быть уже точно уверенным в том, что ты его достигнешь?” Поэтому он стал ходить в читальный зал библиотеки и читать различные журналы. В то время, его почему то привлекал буддизм, но кроме этого, несколько раз на абонементе, он брал книги по греческой и индийской философии. Когда он читал статьи о буддизме, то он стал ощущать, что в эту самую минуту, в его душу тонкой нитью начинают струиться духовные потоки этой религии (это были тонкие эмоции, мысли и даже зрительные образы далеких буддийских монастырей). Это религиозное чувство, а точнее, целая палитра связанных с буддизмом религиозных чувств, была слабее, чем переживание 1992 года и имело свою специфическую окраску, но природа их была очень похожа. Так Радомир понял, что он находится на верном пути. Когда же он садился читать статьи или книги по греческой или индийской философии, то происходило все то же самое, только сейчас, духовные потоки и сопровождающие их чувства, мысли и образы принадлежали уже к этим культурам. О буддизме Радомир прочитал несколько статей в журналах и после этого стал серьезно подумывать о том, что бы всерьез заняться этой духовной практикой.



1 В
Процесс его духовных и интеллектуальных поисков, был естественно непрерывен, очень растянут во времени и проходил в несколько этапов. Утратив счастливое душевное состояние 1992 года, Радомир сделал для себя такой вывод: “Духовные практики, наверное, должны вводить человека в такое или какое-то подобное этому, состояние сознания и душевного покоя. Таким образом, душа должна просветляться и избавляться от всякой мути. Где то здесь и следует искать пути обретения бессмертия. Как же мне вернуть это состояние? Вновь обрести его в миру, наверное, я уже не смогу, потому что здесь на этом пути существует слишком много серьезных помех - суета и бытовые проблемы - из-за них я его и потерял. Остается только самый надежный и верный вариант – монашество. Это будет уже сто процентная гарантия, достижения поставленной цели”.



2 Г
Радомир не ставил перед собой цели досконально изучить все учение буддизма или индуизма и стать в этой области эрудированным теоретиком. На пути своих духовных изысканий, он шел только своим собственным путем, руководствуясь только своей интуицией и своими ощущениями. Он не заваливал себя книгами и не уделял чтению, слишком много времени. Ему достаточно было, только начать читать статью или книгу и он был уже весь, в мире своих новых переживаний. Собственно говоря, прочитал он не так уж и много, всего несколько книг и статей. Как только он получал нужную ему информацию и приходил к определенным выводам, то чтение он сразу прекращал. Таким образом, после знакомства с теорией сразу нескольких философских и религиозных учений, к лету 1993 года, у него созрел следующий вопрос: “За каждым из этих учений, что-то есть, какая-то своя правда и истина, что-то настоящее. Я это чувствую. Но тогда почему же, они друг от друга так отличаются и на одни и те же вопросы смотрят совершенно по-разному, где же тогда истина, кто же тогда прав?”




1 Д
Летом 1993 года, однажды, Радомир подошел к одному книжному развалу и среди прочих книг увидел “Розу Мира”. Он взял эту книгу в свои руки, посмотрел ее оглавления и увидел, что в ней есть главы о интересующих его вопросах - о разноматериальной структуре человека и о мирах Возмездия. “Вот это именно то, что мне надо,- подумал он,- потом нужно будет обязательно купить”. Затем он часто проходил мимо этого прилавка, иногда подходил, поглядывал на “Розу Мира” и присмотрел себе еще “Интегральную йогу” Шри Ауробиндо Гхоша, потому что в этой книге, тоже, была информация о тонкой структуре человеческого существа.



2 Е
Через какое-то время, Радомир купил себе обе эти книги и стал их читать. “Розу Мира” он начал читать с главы о иноматериальных мирах. В первый раз, он прочитал из нее только несколько первых глав, информацию о тонкой структуре человека, а так же главы о некоторых слоях планетарного инфракосмоса. Больше его, пока, еще ничего не интересовало, поэтому дальше он читать не стал. Прочитав в “Розе Мира” о том, что Иисус Христос является Планетарным Логосом и выражает в Шаданакаре одну из ипостасей Святой Троицы – Бога - Сына – Радомир подумал: “Значит в христианстве, что-то есть“.


1 Ё
Из “Розы Мира”, он так же с удивлением узнал, что тот “страшный сон”, который случился с ним в тринадцать лет, был ничто иное, как первая стадия инфрафизического прозрения, в демонические слои Шаданакара. В то же самое время, параллельно он читал еще “Интегральную йогу” и тоже искал в этой книге информацию о разноматериальной человеческой природе.



2 Ж
Начиная с осени 1992 года, во внутреннем мире Радомира стало происходить одно необычное явление, о котором Нам необходимо будет здесь написать. Но прежде, Нам нужно сказать о том, что кроме поисков путей обретения бессмертия, самой главной целью всех его устремлений, всегда было стремление к обретению свободы. Дело в том, что с самого раннего детства, его интересовал сам человек, интересовал как объект, как явление, как своеобразное чудо света. В детстве у него была книга, которая называлась “Резервы человеческого организма”, в которой рассказывалось о различных интересных случаях, связанных с необычными возможностями человека. Когда Радомир ее прочитал, то эта книга произвела на него очень сильное впечатление и ему, тоже, захотелось обладать некоторыми необычными способностями, которые были в ней описаны.


1 З
Будучи ребенком, он никогда не мечтал быть пожарником, космонавтом или милиционером, потому что он очень рано понял, что счастье и истинную свободу, нужно искать только внутри самого себя и необычные способности человеческого организма, которые были описаны в этой книге, как ему в то время показалось, могли ему в этом помочь. Таковы были его детские размышления.



2 И
Какой умный мальчик, прямо феномен какой-то, откуда только такие берутся. Ладно. А сейчас вернемся к повествованию Нашей истории и расскажем о том, что с ним в то время происходило. Осенью 1992 года, сразу после того, как у него прошло состояние радости, счастья и душевной тишины, и он спустился с небес на грешную землю, он стал совершенно отчетливо ощущать внутри себя энерго-эмоциональный центр, который жил своей собственной жизнью и в минуты своей активности поражал его своей мощью. В такие мгновения, Радомир чувствовал, что в его душе есть два полюса: первый, это его Я, то есть, он сам и второй, это этот энергичный комок желаний, который совершенно не давал ему покоя и постоянно тянул его, то в ту, то в другую сторону. Когда Радомир прочитал “Интегральную йогу” Шри Ауробиндо Гхоша, то он нашел его название – виталический центр. “Вот его название,- подумал Радомир,- этот центр нужно как-то обуздать, усмирить, а еще лучше, научиться его контролировать. Вот тогда Я стану, наконец, свободным и смогу вернуть себе состояние счастья и гармонии, весны и лета 1992 года. Именно из-за игры этого центра, Я его и потерял. В этом состоянии ко мне не подступится ни одна болезнь, ни одна негативная мысль или желание. Тогда физически Я буду всегда здоров и за свою посмертную судьбу, тоже, буду спокоен, потому что в этом состоянии грешить не возможно. Это и есть ключ к исполнению главных моих желаний”.


1 Й
К таким умозаключениям, Радомир пришел уже осенью 1993 года, а “Роза Мира” и “Интегральная йога”, окончательно утвердили его в желании полностью посвятить свою жизнь духовному деланию.



2 К
С этого момента, это желание стало усиливаться в нем день ото дня, а в его внутреннем мире стало происходить еще одно очень необычное явление. Во время ночного сна или даже днем, в его голове стал очень часто появляться один и тот же образ, где он стоял на краю пропасти и вот-вот должен или даже обязан был в нее прыгнуть. В течении двух – трех месяцев осени 1993 года, все эти мысли и переживания постепенно трансформировались в его душе в переживание особого рода, сейчас везде и всюду, он видел только Бога. Занятия в университете, казались ему теперь совершенно не нужными и не интересными, когда он сидел на парах, то ему хотелось побыстрей вырваться из аудитории университета на свободу, а когда, например, преподаватель по органической химии рисовала на доске, какую-нибудь сложную молекулярную структуру и потом говорила: “Ребята, посмотрите, какая красота”. То он думал: “А как же должна быть велика и красива инстанция, которая создала это химическое соединение. Почему люди этого не понимают, а видят, только эти атомы? Это же всего лишь миражи, завладевшие их сознанием.”


1 Л
Это состояние описано у некоторых индийских мистиков и философов и называется оно “То – То”; на чтобы он не посмотрел, постоянно происходило одно и тоже.


2 М
На переменах, по коридорам университета, он ходил как зачарованный и уже очень скоро, совершенно не мог находится в его стенах. Так он пришел к идее взять академический отпуск. Но так как уходить в академ, в самом конце семестра было не логично, то Радомир решил сдать сессию и только уже потом, прыгнуть в пропасть.



1994 год



1 А
Наступил 1994 год. После того, как Радомир сдал сессию, в третьей декаде января 1994 года, он подал в деканат заявление с просьбой предоставить ему академический отпуск. Что будет с ним дальше, он даже себе не представлял и не планировал, зато сейчас он мог свободно заниматься предпринимательской деятельностью и делать дальнейшие шаги, на пути своих духовных изысканий.


2 Б
В начале 1994 года (скорее всего в феврале), Радомир посмотрел по телевизору один кинофильм, американского или итальянского производства. Время действия этого фильма происходило в первом веке нашей эры. По его сюжету, один древнеримский чиновник, получил задание направиться в Иудею и узнать, что такое христианство. Он выполнил это задание и потом на обратном пути в Рим, был убит римскими легионерами. Так древнеримские чиновники во время не узнали, какая всесокрушающая сила была заключена в христианском учении. Еще во время просмотра фильма, на Радомира снова, как будь-то, что-то снизошло и как только фильм закончился, он сразу пошел в соседнюю комнату, взял в свои руки Новый Завет и стал читать. На этот раз, его душа открылась эманациям христианского трансмифа.


1 В
Это переживание имело специфический характер и по своей интенсивности было чрезвычайно сильным. Сейчас в душе Радомира жила только любовь к Иисусу Христу и снова все случилось, совершенно для него неожиданно. Потом, в течении нескольких дней, он читал Новый Завет и чувствовал как его душа и сознание, переполняются новыми религиозными переживаниями, чувствами, мыслями и даже целыми концепциями, которые были связанны с христианством. То есть, так начался у него период восприятия и осознания христианского учения.


2 Г
Читая Новый Завет, Радомир нашел в нем много параллелей с некоторыми положениями “Розы Мира”. А затем, он стал читать христианскую литературу и снова это было всего лишь несколько источников: cначала Новый Завет, потом житие святого Серафима Саровского, затем книга протестантских христианских рассказов и несколько статей в журналах. Однажды, сидя все в том же читальном зале библиотеки, в журнале “Наука и религия”, он прочитал статью о Православных старцах и их практике умной молитвы. “В Православии, тоже, оказывается, есть эффективные духовные техники,- подумал он,- это как раз, то, что мне нужно. Не надо ехать за тридевять земель, искать таинственные эзотерические школы и неведомых наставников. Можно просто уйти в Православный монастырь и дело будет сделано”. Потом, в какой-то статье он нашел выражение “живой мертвец”, которое было сказано о православных монахах. “Это должно быть то самое состояние свободы, к которому я и стремлюсь, когда виталический центр находится под контролем,”- подумал он. Поэтому после этого, он сразу взял это выражение и этот образ, себе на заметку, как идеал, к которому ему нужно стремится.


1 Д
Так Радомир постепенно пришел к идее, уйти в Православный монастырь. Но осуществить эту свою мечту, он не спешил, так как посчитал, что было бы очень не хорошо, если бы он, молодой, сильный и здоровый парень, в такое трудное время бросил бы своих родителей и убежал в монастырь спасать свою душу. “Заработаю денег,- решил он,- куплю им квартиру, которую они смогут потом сдавать. Хоть так исполню перед ними свой сыновий долг. Тогда, наверное, можно будет подумать и о монастыре. В миру для меня все слишком мелкое. Мне нужна свобода”.


2 Е
Поездить по монастырям и найти духовного учителя, Радомир, тоже, пока не стремился. В то время, он ощущал огромные духовные силы в самом себе и был полностью в себе уверен: “Стоит только мне серьезно заняться практикой молитвы,- рассуждал он,- так все мирское и не нужное, тут же уйдет. Это должно быть примерно так же, как в одиннадцатом классе я готовился к экзаменам, ни что не должно мне мешать и отвлекать, только полная самоотдача и максимальная сконцентрированность на поставленной цели. Монастырь. Там тоже есть своя мирская жизнь. Только одиночество, только затвор и молитва. Вот чего хочет моя душа. Первое время, наверное, придется побыть послушником или кем там положено, а потом, только затвор или уйду в лес и буду жить один, как Серафим Саровский.”


1 Ё
“Занимаясь торговлей,- думал он,- на хорошую квартиру, я смогу заработать примерно за год. Куплю родителям квартиру и тогда, можно будет спокойно уходить в монастырь”.


2 Ж
Может показаться странным, но в церковь Радомир, тоже, часто не ходил. Как многие читатели, наверное, уже поняли, он человек особенного религиозного склада и по своему очень страстной, эмоциональной натуры, поэтому полутона на пути его духовного становления, особенно в годы его молодости, совершенно для него не подходили. В то время, он твердо и четко поставил перед собой цель – что бы уйти в монастырь, мне нужно купить родителям квартиру и поэтому потом, не тратя времени ни на что другое, он стал планомерно и целенаправленно этого добиваться.


1 З
Каждый день он торговал на рынке, а когда кончался товар, то ехал за новой партией товара. Так прошли зима и весна 1994 года. В повседневной своей жизни, Радомир был самым обычным, нормальным парнем. Он общался с друзьями, ходил на студенческие вечеринки, мог выпить на них крепкие спиртные напитки, но своими переживаниями и планами на будущее, ни с кем из своих друзей никогда не делился.


2 И
Переживания христианского трансмифа, продлились у Радомира только два месяца, поэтому к лету 1994 года, он опять вернулся в обычную, “приземленную” эмоциональную сферу. В это время ему приходилось очень много работать, поэтому он жил только мечтой, как можно скорее купить родителям квартиру и сразу после этого уйти в монастырь.




1 Й
Один раз, когда он находился дома, он совершенно случайно взял с книжной полки томик Антона Павловича Чехова, открыл его и начал читать. С первых же прочтенных им строк, на него повеяло чем-то очень родным, теплым и давно знакомым, что можно было бы назвать, как эмоции воспоминаний о родном, отчем доме. Не отрываясь, Радомир стал читать один рассказ за другим, получая от этого процесса грандиозное наслаждение. “Вот, есть же люди, которые думают о том же, о чем и я,“- подумал он. Забыв про все свои дела, все три тома Чехова, он прочитал, как на одном дыхании.


2 К
До этого момента, русскую классическую литературу, он ни когда не читал, поэтому это событие стало еще одной, весьма значительной вехой на его пути. Именно после знакомства с творчеством Чехова, он открыл для себя этот пласт мировой культуры. Прочитав всего Чехова, Радомир решил почитать произведения других русских писателей. Потом это были “Война и мир”, “Смерть Ивана Ильича”, “Воскресение” и другие творения Льва Николаевича Толстого, а так же “Герой нашего времени” Михаила Юрьевича Лермонтова.


1 Л
Осенью 1994 года, Радомир решил что-нибудь прочитать о истории Русской Православной Церкви. Поэтому сначала он посмотрел одну книгу из домашней библиотеки, в которой была интересующая его информация, а потом подумал: “У меня же есть “Роза Мира”, там тоже, что-то было про историю”. После чего, он сразу взял “Розу Мира” и стал читать главы, о метаистории Российской Метакультуры.



1995 год


1 А
Наступил 1995 год. Радомир к этому времени, уже восстановился в вузе и одновременно, еще успевал заниматься коммерцией. В начале 1995 года, он прочитал “Бедные люди” и “Братьев Карамазовых” Федора Михайловича Достоевского. Учеба по-прежнему его не увлекала, поэтому руководствуясь теми же мотивами, что и раньше, в марте 1995 года, он опять ушел в академический отпуск.



2 Б
На этот раз, возвращаться потом в университет, он уже не собирался. Весной и летом 1995 года, он активно торговал и пополнял семейный бюджет. Один раз этим летом, он посмотрел по телевизору документальный фильм о варанах острова Комодо. Через несколько дней, сидя на рынке, Радомир почему-то вдруг задумался: “На какое животное я могу быть похож? На днях вот видел фильм о варанах. Очень необычное, можно даже сказать мистическое животное. Смотришь на него и не знаешь, что в следующую секунду, можно от него ожидать. Завораживающее зрелище. Я, наверное, на него больше всего похож”.


1 В
Его друзья, в этом году заканчивали учебу в вузе, поэтому летом все они успешно сдали выпускные экзамены, получили дипломы и потом всем курсом весело отметили это событие. Праздничный выпускной вечер проходил в 4-ой школе. На вечере было веселое застолье, различные конкурсы и все что сопутствует таким мероприятиям. Вечеринка продлилась вплоть до самой глубокой ночи, а когда она закончилась, то кто-то из бывших студентов поехал домой, а кто-то пошел в общежитие. Радомир и некоторые его друзья, пошли в общежитие, где праздник продолжился до самого утра.


2 Г
В августе были еще встречи, общение, вечеринки, а потом друзья Радомира начали разъезжаться и распределятся по местам своей будущей работы и учебы.


1 Д
Дома, в минуты отдыха, иногда, Радомир прослушивал записи различных музыкальных исполнителей. В то время, среди многих прочих кассет, у него были кассеты с записями группы “КИНО”. Весной и летом 1995 года, после второго подхода к “Розе Мира”, он начал более внимательно прислушиваться к песням Виктора Цоя. Песня “Апрель”, “Легенда”, выражение сквозящего восприятия физического слоя в других песнях “Кино”. Наконец, сам дух этих песен. Радомир сопоставлял всю эту информацию с “Розой Мира” и приходил к мысли, что Виктор Цой, тоже, имеет какое-то отношение к будущей религии итога. Все это происходило, пока, только изредка, можно даже сказать вскользь, так как главным для него, все еще оставалась идея о тихой, затворнической жизни в монастыре.



2 Е
Тем же летом, Радомир в первый раз съездил за товаром в Москву: Ярославский вокзал, площадь трех вокзалов, Красная Площадь, вечерняя Москва, Кремль, Лужники, Черкизовский рынок и возвращение домой.


1 Ё
Две - три последние зимы, даже, в очень сильные морозы, ему часто приходилось стоять на рынке и торговать мелочевкой, поэтому кисти его рук часто были без варежек. В 1995 году, он заметил, что в холодное время года, его руки и ноги стали быстро замерзать и неметь, а левая его рука (особенно ее большой палец) стала неметь, даже летом. Двадцатого сентября 1995 года, с этими жалобами он обратился в поликлинику, к врачу – невропатологу. Тот сделал в его медицинской карточке соответствующую запись и потом направил его к хирургу, который тоже его осмотрел и предложил ему лечь в больницу на обследование и лечение. В ответ на это предложение, Радомир пообещал подумать.


2 Ж
В первых числах октября, Радомир получил повестку в военкомат. Служба в рядах вооруженных сил, в его планы ни как не входила, потому что теперь, кроме стремления быстрее уйти в монастырь, прибавились еще проблемы со здоровьем. “Как же я буду служить, - подумал он,- особенно в зимнее время, я же все время мерзну”. Не тратя времени даром, он быстро направился в поликлинику, взял у того же хирурга направление в больницу и шестого октября, лег в отделение хирургии с диагнозом синдром Рейно. Это не очень распространенное заболевание и даже не все врачи о нем знают. Он пролежал в больнице две недели и потом по этому заболеванию, получил освобождение от службы в армии.



1 З
В ноябре Радомир в очередной раз начал читать “Розу Мира” и когда дошел до описания черепа Сталина, то решил пощупать свою голову. Когда он это сделал, то обнаружил, что череп у него, точно такой же уникальный, как и у Сталина - конический, - не закругляющийся плавной линией назад, а вздымающийся вверх и вверх до самой маковки, заостряясь, наконец, он увенчивается тою выпуклостью, которая говорит о высокой мистической одаренности (эта выпуклость немного похожа на гребень). Он совершенно не удивился и не придал этому особого значения: ”Ну, пусть будет,- подумал он,- конический, так конический, в монастыре высокие мистические способности, как раз могут мне пригодится. В тринадцать лет, у меня же было инфрафизическое озарение. Получается, что все одно к одному”.


2 И
Получив освобождение от службы в армии, Радомир вздохнул наконец свободно, потому что сейчас дальнейшую свою жизнь, он мог планировать, уже не оглядываясь на эту повинность. В их семейной кассе, уже была накоплена определенная сумма и через какое-то время, уже можно было бы присматривать квартиру. Поэтому он решил сделать первый шаг к своей мечте – узнать, что ему нужно делать, для того что бы уйти в монастырь.


1 Й
Один из бывших однокурсников Радомира - Фирсов Александр – на третьем курсе университета, бросил учебу и стал православным священником, а сейчас он проживал в одном районном центре Омской области и служил там, в только что отстроенном храме. Поэтому Радомир решил съездить к Александру, рассказать ему о своих планах и спросить у него совета, как у человека, который знает многие практические стороны вопроса.


2 К
Одним морозным декабрьским утром, Радомир взял “Розу Мира”, немного денег и отправился в дорогу. Раньше он никогда близко не общался с воцерковленными, православными людьми, поэтому он не знал, как они могут отнестись, например, к той же “Розе Мира”. На городском автовокзале, он сразу нашел таксиста, который набирал людей для поездки в этот районный центр. После нескольких часов пути, такси привезло Радомира на автовокзал этого маленького городка. Здесь он вышел из автомобиля и дальше пошел пешком. Довольно быстро, он нашел дом отца Александра.


1 Л
Радомир рассказал своему бывшему однокурснику о своем желании уйти в монастырь и о том, как он пришел к вере. Оба они, были еще очень молодыми людьми и общались между собой почти без дистанции. Пишем - “почти”,- потому что, отец Александр, был уже рукоположенным священником, он твердо стоял на позициях Русской Православной Церкви и стал уже привыкать к своему социальному положению в обществе. Александр тоже рассказал Радомиру о своем пути к вере и о том, как он стал священником. Он посоветовал Радомиру не торопится, хорошо все обдумать, для начала походить в церковь, поездить по монастырям, воцерковится и только уже потом принимать решение. В процессе разговора, отец Александр еще рассказал о том, что РПЦ ведет самую настоящую войну с различными враждебными силами, назвал Л.Н.Толстого еретиком, поэтому Радомиру стало понятно, что рассказывать ему о “Розе Мира” не стоит. Переночевав в доме отца Александра, на следующее утро Радомир уехал домой.


1996 год


1 А
Эта встреча многое для Радомира прояснила. После “Розы Мира”, многие рассуждения и взгляды своего бывшего однокурсника, показались ему, скажем прямо, немного однобокими, примитивными и средневековыми. “Какие оказывается страсти, кипят в религиозной среде,- подумал он,- если я попробую влиться в систему Православной Церкви, то мне, тоже, тогда придется принимать все эти условности на веру, но сейчас, после того, как я прочел “Розу Мира”, то оказывается, что я знаю гораздо больше, чем положено знать воцерковленному человеку. В учении “Розы Мира” заключена истина, я это знаю и чувствую. Получается, что мне тогда придется врать и притворятся, а я этого не хочу и не могу“.


2 Б
Но своих попыток уйти в монастырь, он не оставил. “Одна встреча еще ничего не решает,- заключил он,- я хочу стать монахом-затворником, а не священником. Если я буду находится в полном одиночестве, то никто не будет мне мешать, оставаться самим собой. Все эти страсти и борьба с еретиками, мне совершенно не интересны”. Поэтому через несколько дней, Радомир направился в одну церковь, для того, что бы записаться в ее церковную библиотеку и взять в ней несколько книг.



1 В
В церковь, он почему-то пошел пешком, хотя путь до нее был не близкий. Когда он вышел на большую, прямую дорогу, которая вела прямо к церкви, то увидел прямо над собором, большой красный диск Солнца. “Боже, Отец Небесный, я иду к Тебе,- думал он шагая по дороге и смотря прямо на Солнце, - все, что я есть - все это Твое. Все это создал Ты. Все, что бы Ты мне не послал, все приму с благодарностью. Главное - Я Есмь”.


2 Г
В церковной библиотеке, Радомир выбрал несколько книг и еще одну дал ему исполнявший обязанности библиотекаря, церковный истопник. Придя домой, первой Радомир начал читать книгу истопника. Содержанием этой книги был в основном, махровый антисемитский бред утверждавший, что все зло в мире происходит от евреев. Читать эту книгу, Радомир не стал, так как от нее так и веяло ужасным смрадом злости и ненависти.


1 Д
Через какое-то время, он отнес все книги назад в церковь и ничего там больше не взял. Книга истопника очень сильно охладила его пыл и он вдруг почувствовал и понял, что с идеей о православном монастыре, видимо, ему придется распрощаться.



2 Е
Это было уже начало 1996-го года. В январе, феврале и марте этого года, Радомир еще раз перечитал “Братьев Карамазовых”, а так же продолжил читать “Розу Мира” и слушать песни Виктора Цоя. После того, как он понял, что после стольких лет раздумий и мечтаний о монастыре, в православной среде ему будет очень тесно, внутри него все как будь-то кипело, потому что в тот момент он абсолютно не знал, к чему приложить свои молодые силы. В тоже самое время, когда он слушал сейчас песни группы “Кино”, то снова, как будь-то кто-то с верху, начал буквально вжигать все эти песни и их смелую, революционную розамировскую энергетику в его сознание. Прочитав в “Розе Мира”, главы о вестниках, сейчас он все больше и больше убеждался в том, что Виктор Цой, тоже, является вестником. ““Место для шага вперед”, “Кукушка”, в этих песнях Виктор Цой явно выразил свое стремление стать пророком, а такое стремление характерно как раз, именно, для вестников,- думал Радомир,- может быть он и был тем самым пророком Розы Мира, о котором писал Андреев. Художественная одаренность его на лицо и родился он в 1962 году, то есть, именно, в то самое десятилетие, которое Андреев обозначил для ее начала. Если, Цой и был тем самым человеком, то почему же он так рано и так странно ушел?”


1 Ё
Читая в начале этого года, первую главу, первой книги “Розы Мира”, он обратил свое внимание на следующие слова: “Сможет ли религия – не старинные ее формы, а та религия итога, которой ныне чреват мир, предотвратить наиболее грозные из нависших над человечеством опасностей: всемирные войны и всемирную тиранию? – Предотвратить ближайшую мировую войну она, вероятно не в состоянии: если третья мировая вспыхнет, то произойдет это бедствие, вероятно, раньше, чем даже успеет возникнуть Лига. Но предотвращение всех войн, опасность которых будет возникать после того, как сформируется ядро грядущей интеррелигии, так же как и предотвращение всемирной тирании – ее ближайшая цель.”


2 Ж
Это был второй раз, когда он читал эту главу и сейчас он делал это не спеша и очень внимательно. “Странно, - подумал Радомир,- почему Андреев с такой определенностью пишет о третьей мировой. Складывается впечатление, что она действительно когда-нибудь случится.” Он вернулся к началу главы и опять перечитал второй ее абзац: “Книга "Роза Мира" заканчивается несколько лет спустя, когда опасность третьей мировой войны не поднимается уже, подобно мглистым тучам, из-за горизонта, но простерлась над нашими головами, закрыв зенит и быстро спускаясь от него вниз, по всем сторонам небосклона.

А может быть, обойдется? - Такая надежда теплится в душе
каждого, и без подобной надежды нельзя было бы жить. Одни
пытаются подкрепить ее логическими доводами и активными
действиями. Некоторые ухитряются убедить самих себя в том,
будто опасность преувеличивается. Третьи стараются не думать о
ней совсем, погружаясь в заботы своего маленького мирка и раз
навсегда решив про себя: будь, что будет. Есть и такие, в чьей
душе надежда тлеет угасающей искрой, и кто живет, движется,
работает лишь по инерции.”


“Да, очень странно,- подумал Радомир,- просто так, он не стал бы этого писать”.


1 З
За товаром, Радомир сейчас ездил в самые различные города. Когда он возвращался один раз поездом, в свой родной город, то в голову ему пришла такая мысль: “Если, я не ухожу в монастырь, то ради чего же мне тогда жить, какая жизнь меня ждет, обычные провинциальные будни, формула товар-деньги-товар? - все это совершенно мне чуждо. Если бы появилась Роза Мира,.. если бы,.. но где она?- Андреев написал, что она появиться в шестидесятые, а сейчас уже 1996 год и ничего подобного, пока не происходит, даже, наоборот, на слуху Блаватская, Рерих, а про Андреева полный молчок, как будь-то все сговорились. Недавно по телевизору показали каких-то москвичей. Они что-то говорили о Розе Мира, мол, не дай Бог, появятся желающие сделать из этого секту. Все очень быстро промелькнуло. Значит, есть люди, которые разделяют идеи Андреева, но где же их искать, в Москве? Да, пожалуй. Скоро 30 марта, годовщина смерти Андреева, он похоронен на Новодевичьем кладбище. Наверняка, в этот день кто-нибудь придет к нему на могилу и там я смогу встретиться с этими людьми. Если бы мне найти, хотя бы одного такого же как я, то мы бы с ним горы смогли свернуть. Но что же можно сделать? Можно написать статью со всеми моими мыслями, о творчестве Цоя, о сбывшихся пророчествах Андреева, о переносе санкции Гагтунгра на Стэбинга, о “Великом Инквизиторе” Достоевского. Я езжу по многим городам и весям, можно купить несколько десятков экземпляров “Розы Мира”, в каждую книгу вклеить мою статью, с моими координатами, а потом развести эти книги по разным библиотекам страны, просто подарить. Библиотеки от такого подарка, не откажутся. Потом, кто-нибудь обязательно прочитает и откликнется. Это крайний вариант, потому что сначала нужно съездить 30 марта на могилу к Андрееву”. Наметив таким образом, план своих дальнейших действий, потом он уснул.


2 И
Как словом, так и делом. 30 марта 1996 года, прямо с утра Радомир был около могилы Даниила Леонидовича Андреева. Новодевичье кладбище располагается совсем недалеко от станции метро “Спортивная” и Радомиру она была хорошо знакома, потому что когда ему нужно было доехать до стадиона Лужники, где в те годы располагался большой товарно – вещевой рынок, то он ехал, именно, до этой станции. На улице еще лежал снег и было достаточно холодно. Сначала Радомир постоял у могилы властителя его дум, а потом решил походить по кладбищу. Часа через два, появился еще один почитатель творчества Андреева. Это тоже был молодой парень, довольно крепкого телосложения, с русыми волосами и в длинном сером плаще. Торжественно, как солдат роты караула, с букетом цветов в руках, он прошагал по дороге ведущей к могиле Даниила Леонидовича, после чего, около нее остановился и положил на нее цветы. Радомир увидев его, тоже, направился к могиле. В этот момент появился еще один человек. Это был мужчина, чуть старше среднего возраста, не высокого роста, с усами и бородой. Он тоже подошел к могиле и потом все трое молча постояли около нее несколько минут. Первым, заговорил бородач. Он спросил у обоих парней, откуда они приехали. Радомир ответил, что он приехал из Омска, а парень в плаще сказал, что он из Тюмени. Вел себя он довольно странно, отвернув свою голову в сторону, всем своим видом он показывал, что к общению совсем не расположен. Радомир разговорился с невысоким бородачем и тот сказал, что он живет в Москве, а сегодня на Новодевичье его попросил зайти его шеф. Еще, Радомир от него узнал, что его начальник знаком с вдовой Даниила Андреева, Аллой Александровной Андреевой и что в Москве есть фонд имени Андреева, который даже издает свой журнал. “Сегодня ко мне должен придти мой начальник, ты тоже можешь подъехать, у меня и познакомитесь”,- сказал бородач и потом он дал Радомиру свой адрес, после чего они распрощались. Испытывая приятное чувство, от того, что ему удалось кое-что узнать, Радомир потом пошел на стадион Лужники.


1 Й
В тот же день, в назначенное время, он приехал на квартиру к своему утреннему собеседнику. Назовем его Виктор. Через какое-то время, в квартиру Виктора пришел его начальник – мужчина среднего возраста, высокого роста и крепкого телосложения. Назовем его Александром. Он пришел не один, а в сопровождении молодой, симпатичной женщины. Виктор познакомил Радомира с Александром и его спутницей, после чего они стали общаться. Сначала они поговорили о “Розе Мира”, а потом перешли на другие темы. Из этого разговора Радомир понял, что его собеседники занимаются бизнесом. В конце разговора, Александр дал Радомиру номера своих телефонов и координаты фонда имени Д.Андреева. Затем Радомир попрощался и отправился дальше по своим делам.



2 К
На следующий день, Радомир поехал в офис фонда имени Даниила Андреева: станция метро “Китай – город”, центр Москвы, поворот в переулок, здание в котором расположен офис, дверь на первом этаже, коридор, поворот на право, небольшая комната. Когда он вошел в эту комнату, то в ней находилось несколько женщин. Радомир поздоровался и после этого спросил у присутствующих, чем занимается фонд Андреева. Ему ответили, что они издают журнал “Урания” и книги Даниила Андреева. По тону разговора, Радомир сразу понял, что таким визитерам здесь не очень то и рады. Потом он сказал, что хотел бы помочь в распространении идей “Розы Мира”, но договорить ему не дали. “Это “Роза Мира” мало известна?”- грубо прервала его одна из женщин и тут же побежала в другую комнату. Как потом узнал Радомир, это была главный редактор журнала “Урания” - Татьяна Антонян. “А в вашем журнале статьи о “Розе Мира” выходили?”- спросил Радомир у другой женщины. “Да, было две статьи”,- ответили ему. Затем сотрудники фонда-журнала, бесплатно дали ему журналы с этими статьями, после чего он ушел.



1 Л
Когда на следующий день, Радомир уезжал из Москвы, то на перроне Казанского вокзала к нему подошел какой-то мутный тип, внимательно посмотрел в его глаза и вручил ему в руки небольшую брошюру. Авторами этой брошюры, как было в ней написано, были какие-то “богомудрые старцы”. Когда Радомир начал ее читать, то увидел, что по содержанию она была очень похожа на книгу церковного истопника. Григорий Распутин назывался в ней богомудрым старцем, а Сталин - положительным и прозорливым государственным деятелем. Когда Радомир приехал потом домой, то он ее выкинул.


2 М
Результаты этой поездки, дали Радомиру новый импульс для его размышлений. “Как же тогда должна появиться Роза Мира? - задавал он сам себе вопрос,- когда читаешь “Розу Мира”, то создается впечатление, что все дело уже в шляпе, а что же получается на самом деле? За целых пять лет, всего лишь две статьи и это в журнале фонда имени Андреева. Все же подтверждается, пророчества Андреева сбываются, концепция работает и что бы в этом убедиться, не обязательно быть духовидцем и странствовать по инфрамирам. Разве нельзя об этом, хотя бы написать статью. Плюс еще, негативно – отчужденное отношение сотрудников фонда – журнала к таким, как я посетителям. Наверное, все-таки, придется самому писать статью, покупать “Розу Мира” и потом развозить ее по всей стране. На квартиру деньги уже накопили. Куплю квартиру и займусь делами по “Розе Мира”. Хватит только зарабатывать деньги, нужно, что-то и для души сделать”.



1 Н
К апрелю 1996 года, в бюджете семьи Радомира действительно уже появилась определенная сумма денег, на которую уже можно было купить квартиру, поэтому он стал присматривать подходящий вариант (ему нужна была квартира, расположенная недалеко от рынка). Теперь день Радомира строился так. Утром и днем он работал, а в свободное от работы время, обдумывал свои идеи, слушал песни “Кино” и иногда просматривал объявления о продаже квартир.


2 О
С этого места, про “Кино” поподробней. Началось это у Радомира, примерно в феврале 1996 года, примерно как в той фразе - “как будь-то про меня поют”. А сейчас, он был уже в полном недоумении. Дело в том, что когда он слушал сейчас песню Виктора Цоя “Подросток” и второй куплет песни “Последний герой”, то находил в них странные аналогии с некоторыми фактами из своей биографии и со своим настоящим, то есть, на период весны 1996 года, физическим и эмоциональным состоянием. Эти песни нужно воспринимать в оригинальной форме подачи информации, то есть в аудио – версии, потому что только так можно уловить тонкие моменты, которые невозможно передать словами, так как они лежат за гранью понимания холодного рассудка. Творчество Виктора Цоя, с одной стороны лежит на поверхности и в тоже время, оно глубоко трансцендентно.




Подросток


Ты смотришь назад, но что ты сможешь вернуть назад?
Друзья один за одним превратились в машины.
И ты уже знаешь, что это - судьба поколений.
И если ты можешь бежать, то это твой плюс.


Ты мог быть героем, но не было повода быть.
Ты мог бы предать, но некого было предать.
Подросток, прочитавший вагон романтических книг.
Ты б мог умереть, если б знал за что умирать.


Попробуй спасись от дождя, если он внутри.
Попробуй сдержать желание выйти вон.
Ты педагогическая неудача и ты просто
Во время не остановлен.
Теперь ты хочешь проснутся, но это не сон.




1 П
Мы стараемся показать путь Радомира, максимально достоверно и именно в той динамике, которая действительно имела место, поэтому здесь будут важны самые малейшие детали, особенно те, которые касаются его мыслей, чувств и его религиозных переживаний. В январе, феврале, марте, апреле и мае 1996 года, у него было такое эмоциональное состояние, которое гениально отражено в песне “Подросток”. Веселые студенческие годы уже остались у него где-то позади и ни с кем из своих прежних друзей, после августа 1995 года, он ни разу ни виделся, потому что для них это был первый год после окончания университета и кто-то из них уехал из города, а кто-то очень много работал. Окунаясь в различные религиозные, экстатические переживания, потом он их постепенно утрачивал и после этого постоянно о них думал и помнил, но как вернуть их назад, он не знал. И в то же самое время, Энроф постоянно давил на него своими приземленными заботами, делами и эмоциями, которые он просто презирал и ненавидел. Поэтому “желание выйти вон”, то есть страстное желание убежать, во что бы то ни стало скрыться от окружающей его серой повседневности и тесно связанный с этим стремлением ливень самых разнообразных чувств и эмоций, стали главными стимулами, которые создавали у него намерение уйти из мира людей, в одинокую монастырскую келью, для того, что бы наконец-то вернуть себе те состояния душевного покоя, гармонии и счастья, которые он испытал во время своих религиозно-духовных переживаний. Небольшие элементы такого состояния появились у него еще осенью 1992 года. Потом это состояние перемежалось, перетекало, иногда очень резко прерывалось новыми религиозными прозрениями и переживаниями, а когда они его покидали, то оно вновь к нему возвращалось и из года в год, только усиливалось. А теперь, после его последней поездки в Москву, оно достигло своего апогея. Состояние описываемое у некоторых мистиков, как “не то, - не то”. Но самую большую струю масла в этот огонь, в этом году ему стали подливали мысли, что путь в Православный монастырь, ему теперь закрыт и он как бы оказался в ситуации, когда он познал и понял, какое счастье и блаженство дают религиозные переживания, а система которая должна была ему помочь вновь их обрести, полна случайных людей, которые по сути дела ей вредят и в компании с которыми, ему будет совершенно не комфортно. Хотя на самом деле, причина была совсем не в людях. Дело в том, что когда он начал делать попытки войти в систему Православной Церкви, то его как будь то что-то направило в другую сторону, дало ему понять, что нет, тебе сюда не нужно. А так как весной этого года, своим сознанием, он еще ни за что не зацепился, то теперь он пребывал в таком взвинченном состоянии, которое отражено в песне “Подросток”.




2 Р


Ты хотел быть один – это быстро прошло.
Ты хотел быть один, но не смог быть один.
Твоя ноша легка, но немеет рука.
И ты встречаешь рассвет за игрой в дурака.
Доброе утро, последний герой!
Доброе утро, тебе и таким, как ты!
Доброе утро, последний герой!
Здравствуй, последний герой!



Левая его рука, в то время у него все еще немного немела и уйти в монастырь, у него не получилось. То есть, веские причины удивляться таким необычным совпадениям с текстами песен Виктора Цоя, весной 1996 года у него появились. Поэтому, невольно он стал задумываться, сравнивать и сопоставлять.


“Желание выйти вон и быть одному,- думал он в то время,- прочитанный в юности “вагон романтических книг”, немеющая рука, попытки уйти в монастырь и разочарование в Православии. Все это было и есть, сейчас, весной 1996 года, в моей жизни. Что же, все это может означать?”


1 С
Скоро Радомир нашел подходящую квартиру в нужном ему районе. Это была не дорогая двухкомнатная квартира, в старом кирпичном доме. Договорившись о цене и оставив задаток, потом он снова поехал в Москву. В этот раз, в столице он купил сто экземпляров “Розы Мира” и третий том сочинений Даниила Андреева, в который вошли драматическая поэма “Железная мистерия”, а так же стихотворения и поэмы разных лет. Просматривая потом в поезде “Железную мистерию”, кое-что в ее содержании, показалось ему очень странным.


2 Т
Будем соблюдать очередность событий, полистал в поезде “Железную мистерию” и очень удивился. Затем приехал в Омск и сразу стал с самого начала, очень внимательно читать поэму Андреева. Через несколько дней, после его возвращения из Москвы, в первой декаде июня 1996 года, его семья купила квартиру, за которую он оставлял задаток. После этого, Радомир сразу в ней поселился и стал в ней жить. В это время, он уже был примерно на середине “Железной мистерии”. Одним из действующих героев этого произведения, является пророк Розы Мира, которого Андреев сначала называет Неизвестным, а потом Экклезиастом, то есть человеком, которому дано право проповедовать сверхэпохальные истины. Когда Радомир еще в поезде просматривал “Железную мистерию”, то именно многие связанные с этим персонажем моменты поэмы, показались ему очень странными. Сейчас он читал поэму, в спокойной обстановке и невольно сравнивал свою биографию и эти эпизоды. Итак, обратимся к этим отрывкам. В “Железной мистерии” часто говорится о женских голосах, которые должен был слышать в юности будущий пророк:


== Голос неизвестного юноши, который еще недавно был мальчиком ==

Это – тупик мой. Вся пройдена
Топь Афродиты Народной;
Плотностью чувств безысходно
Жизнь моя отягощена.
Только сладчайший Голос со дна
Слышится – темный, прохладный...
Иль богоборческих царств глубина
Хлябью манит многоводной?

////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

== Неизвестный юноша ==

Кто это? кто это? Что нам пророчат
Смутные песни вещих подруг?

////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

== Неизвестный ==

О, узнаю: это – она,
Недостижима – и вечно темна:
Мне сквозь Народную Душу звучал
Голос ее...
Звезды ее
Мчались, гудя, по окрайнам вселенной
В гулкую пустоту...
Ради чего же сошла она в тленную,
В душную крепость ту?

== Прозревающий ==

То – не она, ослепленный обманом!
В сумрачных песнях
Хищных кудесниц
Эхо ее отдается всегда,
Царство ж ее – за последним туманом,
Глубже черного лада.

== Неизвестный ==

Да, я предвидел... Неясным чутьем
Горько расслаивал эти напевы.
Космос и хаос,
Если казалось,
Будто струит их в мечтанье моем
Высь Приснодевы...

== Прозревающий ==

Если миры Приснодевы заронят
В душу сиянье – двоя этот блик,
Тихо возникнет на призрачном троне
Женственный, вероломный двойник.
В этом – закон твоей узкой тропы,
Скользкой тропы...
Страшной тропы...



////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////


== Даймон ==

Не с той ли, быть может, громады могучей
Когда-то услышал ты пенье?

== Неизвестный ==

Но голос тот был и пьянящ и летуч,
И смутен, как нежная тень...

== Даймон ==

Что же пела она?

== Неизвестный ==

Не знаю... Слова напрасно ловлю,
До сознанья лишь стих долетел:
"Нищ твой удел –
Стать на краю,
Робко взирающим в пропасть мою:
Не на краю –
Лишь в глубине
Горшей из бездн
причащаются мне".


Пауза.

Помню образ: "Здесь, за Ахероном,
Охраняя тайный мой приют,
Кружат луны в траурных коронах
И поют, волшебные, поют..."


Пауза.

Я думал: то Велга, свое колдовство
Сплетая над городом, пела...
Но нет: необъятная, как божество
Звала за последний предел.


////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////


== Даймон ==

Но разве не видишь местами
От крепости отсвет другой?

== Неизвестный, поднимаясь ==

Да, странное, зыбкое пламя
Оранжево-рыжей дугой.
Здесь я не думал встретить другую, –
О, ее тоже, как встарь, узнаю, –
Боже, но те ли
слова ее рдели
Пурпуром страстным
в юность мою?


//////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////


== Неизвестный ==

Так вот мне откуда звучал этот голос,
Маня в неисхоженные пустыри...

== Даймон ==

Великой Блудницей когда-то приснилась
Она мудрецам христианской зари.

== Женственный голос, замирая с беспредельной тоской ==

Вечно грущу...
Мир мой пряду...
Темных героев на Дно мое жду...

== Даймон ==

Вечно томит она, вечно неверная,
Похотью духа язвит наши сны...
Хочешь ли странное имя? –
Фокерма,
Женственная ипостась сатаны.


Тишина.

== Неизвестный ==

Испепелилось во мне до конца
Все от выдумщика и самозванца.






1 У
В этих отрывках говориться сразу о нескольких инстанциях - о ваятельнице плоти – Лилит, о карросе Дингре и о Фокерме. Когда Радомир прочел эти строки, то, конечно, сразу припомнил женские летучие голоса, которые он слышал в своей юности.


Но голос тот был и пьянящ и летуч,
И смутен, как нежная тень...


Эти строки, наиболее точно подходят для их описания, но это была всего лишь одна небольшая грань его соприкосновения с иноматериальными инстанциями женственной природы. Если в общем и целом говорить о этих переживаниях, то они, тоже, были очень обширны, многогранны и можно даже сказать почти постоянны. Расслоить, отделить их одно от другого довольно сложно, потому что эти энергетики туго переплетены между собой и способны очень сильно влиять на виталический и сексуальный центр любого человека. В юности и молодости, Радомир особенно сильно чувствовал их мощное влияние, поэтому он хотел научится их контролировать или хотя бы сдерживать их силу. Кроме Лилит, Дингы и Фокермы, здесь нужно еще назвать демониц больших городов, так как сладковато-томительная энергетика четырех этих иерархий, “пурпуром страстным рдеет” в юность и молодость любого молодого человека.


2 Ф
Были у Радомира, переживания инспирируемые и светлыми женственными иерархиями. Например, несколько очень сильных случились в 1987 году. Длились они, всего лишь несколько минут.



1 Х


== Прозревающий ==

Ну что ж, забудь:
Они в грядущем, за гранью горя,
Поймутся сами когда-нибудь.
Тебя, мой мальчик, препоручаю
Тому, чей голос ты слышал сам,
Кого, восемнадцать весен чуя,
Ты стал доверчивей к небесам.


Здесь, обращаясь к Неизвестному, Прозревающий говорит ему о его Даймоне. Прочитав этот отрывок, Радомир сразу вспомнил событие августа 1991 года, когда он почувствовал, как кто-то могущественный проник в его голову, вложил в нее определенные мысли и тем самым изменил его жизнь. В то время, ему было как раз восемнадцать лет.


/////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////


== Неизвестный ==

Ты открываешь мне, как всегда,
Тишь и радость во мне самом,
Глубь, где кану я без следа,
Больше горечью не томим.


Этим словами Неизвестный обращается к своему Даймону.

//////////////////////////////////////////////////////////////////////////////


== Даймон ==(о Неизвестном)

В бурную душу младшего брата
Я низводил поток благостынь
С фирнов Олимпа, Кремля, Монсальвата.


Когда Радомир прочел эти строки, то ему припомнились все его религиозные переживания. Особенно те, что случились у него весной и летом 1992 года и те, которые он испытал в последующие годы, когда он читал разнообразную религиозную и философскую литературу.


2 Ц
Например, инспирации Монсальвата, то есть тонко-струящуюся энергетику Северо – Западной метакультуры, Радомир прочувствовал, когда после Нового Завета читал сборник протестантских религиозных рассказов.


1 Ч
Но самым главным был этот отрывок:



== Неизвестный == (о Друккарге)

Кажется мне, что я видел когда-то
Родину черного корабля:
Траурных лун, не знавших заката,
Свет
на пурпуровые поля;
Медных морей глухое рыданье,
Мертвых хребтов
мерную дрожь;
Геометрически-голые зданья,
Точно высокоумный чертеж...



“ Неизвестный видел когда-то, свет на пурпуровые поля, мертвых хребтов мерную дрожь,” – сразу подумал Радомир и тут же вспомнил инфрафизический прорыв психики, который случился у него в тринадцать лет. “Той ночью, я же видел тоже самое, именно, этот пейзаж,- снова подумал он,- я, тоже, видел когда-то, “свет на пурпуровые поля, мертвых хребтов мерную дрожь”. Это что получается, это я и есть Неизвестный, это я и есть пророк Розы Мира?”




2 Ш
Он снова начал прокручивать в своей голове все факты: озарение тринадцатилетнего возраста, звучащий в его юные годы женский летучий полушепот – полупесню, свои религиозные переживания, свой необычный конусообразный череп, песни Виктора Цоя “Подросток” и “Последний герой”, свою немеющую левую руку и свое страстное стремление к уединенной жизни в монастырском скиту, которое он так и не смог реализовать.




1 Щ
Но кроме этих эпизодов, в “Железной мистерии” была еще информация, которая касалась уже не только одного Радомира. Дело в том, что в “Железной мистерии” Даниил Андреев описал историю и метаисторию России, с самого начала 20-го столетия и вплоть до появления Розы Мира. Поэтому вместе с отрывками, которые указывали на него, как на пророка Розы Мира, Радомир прочитал в этой поэме пророчество Андреева, которое касалось новейших политических процессов, а именно, развала Союза Советских Социалистических Республик, после чего по сценарию поэмы, должна была случится третья мировая ядерная война.




2 Ъ
Теперь представьте себе на секунду, что должен был подумать и почувствовать Радомир, когда в произведении написанном в пятидесятые годы двадцатого столетия, вместе с отрывками из своей биографии, он прочитал о таком страшном пророчестве.


1 Ы
Эмоции опять его переполняли. Все оставленные Виктором Цоем и Даниилом Андреевым указатели, были направлены, именно, на него. “Но как же так,- думал он,- Андреев про этого человека такого понаписал: тройной дар, гений, праведник и пророк, гений слова, прежде никогда такого не рождалось, великая душа. От таких ожиданий и требований, любой, даже, самый одаренный человек будет ошарашен. Но если допустить, что я и есть, тот самый Неизвестный, то это означает, что Даниил Андреев, еще в пятидесятых, то есть в то самое время, когда он писал “Железную мистерию” и когда мои родители были еще детьми, уже видел всю мою жизнь и в этой поэме отразил основные ее моменты. Ну с Андреевым, как-то более менее все понятно. Он был духовидец и миссионер. Он совершал инофизические странствия и общался с человеко-духами из Небесной России, поэтому он мог видеть будущее. Да, наверняка, его и видел. В “Розе Мира” он же описал всю будущую историю человечества, вплоть до второго пришествия Христа и даже дальше. Но, как объяснить песни “Подросток” и “Последний герой”, почему в их текстах, так точно отражены некоторые факты из моей жизни и какова роль Виктора Цоя, во всей этой игре? Он был следующим после Андреева вестником, в этом я совершенно уверен”.


2 Ь
Пребывая в совершенном недоумении и с мыслями о том, что происходит, что-то непонятное, он во второй раз начал читать поэму и нашел в ней следующее:



== Прозревающий, входя вместе с Неизвестным ==

Я привожу к вам проверенного
Годиной невзгод и гроз.
Верьте владельцу ускоренного
Жребия среди вас!
Вот он.

== Ректор ==

Этот?.. Но среди наших детей
Бегал он, равный с равными,
Шустрый вожатый игр и затей
С братьями единокровными!..

== Прозревающий ==

Он – ваш; он – узник; но нет другого,
Кто б дар тройной через жизнь
нес,
Тая в волшебных ларцах слова
Итог всемирный
своих грез.

== Ректор ==

Таких речей о тройном даре
Мы не воспримем...

== Прозревающий ==

Ну что ж, забудь:
Они в грядущем, за гранью горя,
Поймутся сами когда-нибудь.
Тебя, мой мальчик, препоручаю
Тому, чей голос ты слышал сам,
Кого, восемнадцать весен чуя,
Ты стал доверчивей к небесам.


Прозревающий удаляется.

////////////////////////////////////////////////////////////////////////


== Посвящающий – к Посвящаемому ==

Но знай: радушьем этот век
Нас не встречает у порога:
К кострам сирот, бродяг, калек
Сперва скользнет твоя дорога.
Казнен изгнаньем, как Адам,
Клеймен судом, как лютый Каин,
Пойдешь по мертвым городам
Скорбеть у выжженных окраин.
Сольются искры душ кругом
В безбрежном зареве страданий;
Им будет чужд и дик псалом
Твоих безумных упований.
Ты, как юродивый, молясь
Бросаться станешь в пыль дороги,
Чтоб хоть земля отозвалась
На миф о демонах и Боге!

== Неизвестный, теперь – Экклезиаст* ==

Ведь наград не ищу я
По излучинам ночи:
Знаю, действую, чаю –
И не властен иначе.

–--------------------------------------------------------------------
* Экклезиаст (греч.) – буквально – проповедник. Здесь – человек,
удостоенный дара вестничества, то есть провозглашения и утверждения
эпохальных или сверхэпохальных духовных истин.
–--------------------------------------------------------------------

== Посвящающий ==

Отрада будет: взор детей.
Он мглистой ночью городскою
Из нор, трущоб, из пропастей
Ответит блеском и тоскою;
Обступят трепетным кольцом
Любви, мечты, надежд, единства,
Раскрыв пред истинным гонцом
Горячих душ гостеприимство.
В дыму окрайн, в чаду квартир
Они твой жгучий зов припомнят,
В широкий, Бога ждущий мир
Они уйдут из затхлых комнат,
Они враждующий прибой
Утишут мудростью, венчая –
Верховным куполом – устой
Всечеловеческого рая.

== Экклезиаст ==

Только этого, Отче,
Я ищу и взыскую:
Быть в содружестве зодчих,
Строить в высь голубую.

== Голос Посвящающего, удаляясь ==

Тогда наступит твой зенит.
Тогда тебя Синклитом встретим
И Яросвет благословит
Тебя венцом:
вторым
и третьим.

== Даймон ==

Во всякий час: среди ли темных вьюг,
В разгаре ль битв, на царственном закате ль
Всегда с тобой мы, наш любимый друг,
Вершин и бездн России созерцатель.



1 Э
“Так... значит тройной дар у Неизвестного - Экклезиаста, будет раскрываться не одновременно, а по очереди, - подумал Радомир,- до войны, это будет только одна его одаренность, а “вторым и третьим венцом”, Яросвет должен будет его благословить, уже “за гранью горя”, то есть, только после третьей войны. В принципе своя логика в этом есть, потому что работа над раскрытием каждого дарования, это очень долгий и трудоемкий процесс и у каждого вестника, он происходил в течении всей его жизни. Три дара: дар художественной одаренности, дар религиозного вестничества и дар праведности. Если все таки, мне поверить Андрееву и Цою и предположить, что Неизвестный - Экклезиаст, это я, то какой же из трех этих талантов, у меня сейчас развит? Видимо, дар праведности. Вполне возможно, что все так и есть. Неужели действительно это я. Нет, нужно остановиться и все переосмыслить. Пусть все уляжется. Слишком все круто. Кому сейчас, мне об этом рассказать? Кто все это поймет и во все это поверит? Что сейчас делать то, к войне готовится? Как к такой войне можно подготовиться? Да и Цой еще каждый день из магнитофона поет: “Ты хотел быть один, это быстро прошло, ты хотел быть один, но не смог быть один, твоя ноша легка, но немеет рука”. Как все это понимать? - то, что моя левая рука начала неметь, я заметил только летом 1995 года и в монастырь я передумал уходить, тоже, совсем недавно. Само название песни - “Последний герой”. Тоже, нетрудно догадаться, что это может означать. Человек стоящий у истоков Розы Мира, то есть, тот самый Неизвестный-Экклезиаст, будет создателем, пророком последней религии первого эона, то есть Последним героем. До него такими людьми были Заратустра, Гаутама Будда, Авраам, Моисей, Иисус Христос и Мохаммед. Тоже, все абсолютно в тему. Цой ушел шесть лет тому назад и свои песни он писал в восьмидесятых годах, то есть, в то время, когда я еще учился в школе. Нужно посмотреть у Андреева, какими качествами должен обладать праведник. Где-то в “Розе Мира”, про это было”.


2 Ю
Определение праведности, Радомир нашел в первой главе, первой книги “Розы Мира”


"...Следует уточнить, что понимается здесь под праведностью. Праведность не есть непременно плод монашеской аскезы. Праведность есть высшая ступень нравственного развития человека; тот, кто её превысил, – уже не праведник, а святой. Формы же праведности разнообразны; они зависят от времени, места и человеческого характера. Можно сказать обобщённо: праведность – в негативном аспекте – есть такое состояние человека, устойчивое и оканчивающееся только с его смертью, при котором его воля освобождена от импульсов себялюбия, разум – от захваченности материальными интересами, а сердце – от кипения случайных, мутных, принижающих душу эмоций. В позитивном же аспекте – праведность есть проницание деятельной любовью к Богу, людям и миру всей внешней и внутренней деятельности человека".


Почитав, этот отрывок, Радомир снова задумался: “Да, многое, ко мне подходит,- подумал он,- особенно то, что касается полного отсутствия у меня эгоцентричных устремлений. Нужно будет купить все альбомы Цоя и послушать все его песни”.




1 Я
Сразу после этого, Радомир пошел на рынок и купил кассету, с самым первым альбомом Виктора Цоя – “45”. В то время, у него было несколько кассет с записями песен из пяти альбомов группы “Кино”: “Группа крови”, “Черный альбом”, “Ночь”, “Неизвестные песни” и “Последний герой”. Эти кассеты, как это часто бывает, образовались у него как-то сами собой, еще в 1995 году и потом он постоянно их слушал, на своем магнитофоне.



2 А
Когда-то, еще в самом начале девяностых, у него были кассеты с альбомами “Это не любовь” и “Звезда по имени Солнце”, но потом они куда-то затерялись. Ни каких музыкальных альбомов и записей, Радомир никогда специально не собирал, поэтому остальных, менее известных альбомов группы “Кино” – “45”, “46” и “Начальник Камчатки” – полностью, целиком, он никогда до этого не слышал.


1 Б
Несколько раз на улице и по телевизору, из этих альбомов он слышал только песни “Восьмиклассница” и “Алюминиевые огурцы”. С рынка Радомир сразу направился домой. Когда он прослушал на магнитофоне альбом “45”, то эти песни очень удивили его своей кристальной чистотой и очень ярко выраженным в них наивно-юношески-праведным отношением к жизни. “Всю юность и молодость,- подумал он,- у меня были, именно, такие же мысли, настроения и ситуации. “Время есть, а денег нет”, “Просто хочешь ты знать”, “Бездельник”, “Мои друзья” - в этих песнях живет сама свобода, молодость и романтика. В них выражено мировоззрение и психология молодого праведника, и то самое, присущее Розе Мира восприятие вещей: “восприятие сквозящее, различающее через слой физической действительности другие, иноматериальные или духовные слои”. Поэтому им суждено стать лучшими классическими образцами искусства новой просветленной эпохи. Песню “Солнечные дни” Виктор написал не только о теплых, солнечных днях Энрофа, а еще и о тех светлых инфрафизических слоях Шаданакара, в которых он проходил подготовку к этому воплощению. Почему же он погиб, может быть, все-таки это он был пророком? Есть еще какие-то его альбомы, которые я еще не слышал. На днях нужно будет обязательно купить. Самым главным положением “Розы Мира”, является идея о Вечной Женственности. Неужели о той же самой ипостаси Творца, в своих песнях о “Маме” (“Мама, мы все сошли с ума” и “Я бездельник, о, Мама, Мама”), говорит нам Виктор Цой. Неужели он и об этом тоже знал. Но откуда? Не мог же он всю свою жизнь сидеть, тайком читать самиздатовскую “Розу Мира” и потом сочинять эти песни? Нужно писать статью. Материал о Цое будет самым востребованным, потому что он очень известный человек, рок-звезда. Такую статью вполне можно будет разместить потом, в каком-нибудь многотиражном издании”.



2 В
На следующий день, все свободное от работы время, Радомир находился дома и слушал первый альбом Виктора Цоя. “Какие великолепные песни,- думал он,- так, что у меня есть про Цоя? Песню “Легенда”, Виктор написал о своем воплощении в человечестве титанов и их бунте против Провиденциальных сил. Видимо, у него была открыта его древняя память. Причем самое удивительное то, что текст этой песни почти полностью совпадает с отрывком из “Розы Мира” о титанах и их бунте. Как этого до сих пор, никто другой не заметил? Это же должно быть совершенно очевидно любому человеку, который умеет читать и воспринимать информацию. “Розу Мира” Андреев писал в пятидесятые, а эту песню Цой написал в восьмидесятые. Вот где настоящее чудо, которое необходимо понять и осознать каждому человеку. Ведь сразу после ухода Даниила Андреева, в России родился еще один гениальный вестник, который когда то имел воплощение в человечестве титанов и который оставил нам такое удивительное произведение о их богоборческом подвиге. Еще кроме этого, творчество Цоя так же величественно и монументально, как творчество двух других титанов - Лермонтова и Льва Толстого. Это еще одно доказательство безусловной ценности Андреевской концепции. А песня “Апрель”, это еще более удивительный шедевр, в котором сошлись искусство, религия и глубокие знания о истории и будущем Шаданакара, которые Виктор получил от Самого Создателя, потому что такая информация есть только у Всевышнего. По сути дела, это такой “Апокалипсис” от Виктора Цоя, так как информация, которую он передал нам в этой песне, полностью совпадает с пророчествами Даниила Андреева и Иоанна Богослова. То есть, он точно так же, как и два этих духовидца, прозревал своим духовным взором будущее Земли и отразил потом увиденное в этой песне. И вот что он нам в ней говорит. За морозами придет “Апрель”, то есть, за эрой войн и бездуховности, придет эпоха Розы Мира. Потом “Апрель” умрет, то есть, к власти на планете, на время придет антихрист. А затем снова придет “Апрель” и на этот раз уже НАВСЕГДА, то есть, в Шаданакаре состоится второе пришествие Иисуса Христа, после чего наступит второй эон, о котором в пророчествах говорят, как о тысячелетнем царстве праведных. То есть, информация из трех главных источников о будущем человечества Земли - “Розы Мира” Даниила Андреева, песен Виктора Цоя и “Апокалипсиса” Иоанна Богослова - абсолютно совпадает. Значит, у нас все будет очень хорошо. Значит, планета Земля и весь Шаданакар вступит во второй эон и значит, все мы будем спасены. Это самая точная и верная информация, потому что она давалась этим духовидцам Самим Создателем, поэтому Виктора Цоя, Даниила Андреева и Иоанна Богослова можно назвать самыми одаренными и продвинутыми провидцами за всю историю Земли. То есть, в России сейчас происходит что-то совершенно грандиозное. Песня “Война” написана о борьбе светлых и темных иерархий. Это тоже совершенно очевидно. Сквозящее восприятие исторического слоя, Виктор Цой выразил в целом ряде своих песен, таких, например, как “Сказка”, “Печаль”, “Спокойная ночь”, “Танец”. А о своем страстном стремлении стать пророком, которое было характерно для некоторых вестников, он нам поведал в песнях “Кукушка” и “Место для шага вперед”. Может быть, даже, из-за этого он и погиб. Третий куплет из песни “Звезда по имени Солнце”, он написал о восхищении Экклезиаста (пророка Розы Мира) в Небесную Россию, во время воплощения в ней Звенты-Свентаны. Песню “Мы ждем перемен”, он написал не о горбачевской перестройке, а о переменах связанных с появлением новой интеррелигии. “Темные улицы тянут меня к себе, я люблю этот город, как женщину Икс” – эти строки из песни “Жизнь в стеклах витрин”, он написал о демонице большого города. Получается уже, не так уж и мало. Этот материал о Цое, наверняка должны будут взять во многих изданиях. А самое главное, что из этой информации, нам следует сделать один очень важный вывод: жизнь и творчество Виктора Цоя, полностью находятся в лоне огромного культурно-исторического процесса, из которого и должна будет появиться Роза Мира”.



1 Г
На следующий день, а точнее, во второй его половине, приблизительно в районе шестнадцати чалов, Радомир купил на рынке кассету с альбомом “46” и потом направился домой, то есть в квартиру, которую недавно приобрела его семья.


2 Д
И вот, он пришел в эту квартиру и включил кассету. На улице в это время шел летний дождь, вещей в квартире было очень мало, а мебели не было, вообще, то есть квартира была пуста.


1 Е
Мы подошли к самому важному моменту всего Нашего рассказа, поэтому просим особого внимания Наших уважаемых читателей.


2 Ё
Это ключ к разгадке тайны Виктора Цоя.


1 Ж
Ключ к тайне Даниила Андреева.


2 З
Ключ к правильному пониманию понятия вестник и многим другим очень важным понятиям, моментам и вопросам. Итак, находясь в пустой квартире, вместе со всеми своими мыслями и догадками, Радомир начал слушать альбом “46”. И вот, постепенно очередь дошла до песни “Дождь для нас”.



1 И
С первых же ее аккордов, буквально весь, он обратился в слух.



В моем доме не видно стены.
В моем небе не видно луны.
Я слеп, но я вижу Тебя.
Я глух, но я слышу Тебя.
Я не сплю, но я вижу сны.
Здесь нет моей вины.
Я нем, но Ты слышишь меня.
И этим мы сильны.


И снова приходит ночь.
Я пьян, но я слышу дождь.
Дождь для нас.
Квартира пуста, но Мы здесь.
Здесь мало, что есть, но Мы есть.
Дождь для нас.


Ты видишь мою звезду.
Ты веришь, что я пойду.
Я слеп, я не вижу звезд.
Я пьян, но я помню свой пост.
Ты смотришь на Млечный Путь.
Я – ночь, а ты утра суть.
Я – сон, я – миф, а ты нет.
Я слеп, но я вижу свет.


И снова приходит ночь.
Я пьян, но я слышу дождь.
Дождь для нас.
Квартира пуста, но Мы здесь.
Здесь мало, что есть, но Мы есть.
Дождь для нас.




2 Й
Каждое слово этой песни, звучало для Радомира, как откровение и тут же с невероятной силой отпечатывалось в его сознании. Особенно первый ее куплет.

Я слеп, но я вижу Тебя.
Я глух, но я слышу Тебя.
Я не сплю, но я вижу сны.
Здесь нет моей вины.
Я нем, но Ты слышишь меня.
И этим мы сильны.


Когда Радомир слушал эту песню, Виктор Цой словно читал его самые важные, самые главные и самые потайные мысли и сразу же на них отвечал. Целая палитра самых разных чувств и эмоций захватила Радомира.



1 К
Новые мысли, как молнии стали появляться, в его голове: “Он видел и слышал меня. Значит Цой, еще в восьмидесятых, видел все, что будет происходить со мной, сейчас, в девяностых когда его самого, здесь уже не будет. “Я не сплю, но я вижу сны” – это означает, что он обладал настолько развитыми духовидческими способностями, что в состоянии дневного сознания мог видеть эти “сны”, то есть информационные клеше из будущего. Он не только видел и слышал меня, он даже знал мои мысли. Знал о том, что со мной сейчас произойдет, что я “услышу”, пойму, расшифрую его песни, а потом захочу написать о нем и о “Розе Мира” статью, и буду думать, что материал о его жизни и творчестве пойдет в первую очередь и в этот самый момент, ко мне попадет эта песня и даст мне нужную информацию. Для этого он ее и сочинил. Значит, все таки, пророк я, а не Цой. Но каким образом все это может так совпасть: мои мысли, дождь, пустая квартира, эта песня. Что вообще происходит? Значит, Сам Бог меня ведет и создает мне такие ситуации. Но все равно, как-то все слишком необычно. Чересчур круто”.


Ты слышишь меня.
И этим Мы сильны.


И снова приходит ночь.
Я пьян, но я слышу дождь.
Дождь для нас.
Квартира пуста, но Мы здесь.
Здесь мало, что есть, но Мы есть.
Дождь для нас.



2 Л
“В этой песне, он поет “Мы”, обо мне и о себе, причем, именно, про эту самую конкретную, реальную ситуацию,- думал Радомир,- про этот день, про эту пустую квартиру, про этот дождь, про это время, как будь то сейчас, мы находимся здесь вместе с ним. Это просто невероятно”. Он снова и снова, прокручивал на магнитофоне песню “Дождь для нас”. “Значит я пророк,… я пророк,.. Значит, Виктор все видел,.. Андреев, тоже все видел. Значит, они оба прозревали будущее. Значит, все специально так устроено и зашифровано. Значит, Цой уже в двадцатилетнем возрасте, уже обладал такими невероятными мистическими способностями. Он видел меня, саму Звенту-Свентану, у него была открыта его древняя память. Значит, с самого начала он знал обо мне, о вестниках, о Андрееве, о “Железной мистерии”, о третьей мировой и о Розе Мира. Знал, что проживет здесь совсем не долго и потом всю свою короткую жизнь, никому ничего не говорил, а только мужественно и стойко выполнял свою миссию. Совершенно невероятно... и одновременно ужасно. Как только психологически, он все это выдержал? Значит, когда он в своих песнях поет “мы” или “наши”, то он имеет в виду себя и меня, а если к кому-то в них обращается, то это, тоже, значит ко мне. Значит, многие свои песни, он посвятил лично мне”.



1 М
Таким образом, песня “Дождь для нас” стала для Радомира переломной. Она многое расставила по своим местам и многое ему объяснила. А самое главное, она уже точно указывала на него, как на пророка Розы Мира, дала ему ключ к песням Виктора Цоя и подтвердила, подвела черту под информацией из “Железной мистерии” о третьей мировой.


2 Н
Сразу после этой песни, Радомир стал слушать песни Виктора Цоя совершенно иначе. Здесь сразу нужно сказать, что у Виктора Цоя много песен, например, есть ироничные, но те его песни, где его интонации предельно серьезны, нужно воспринимать и трактовать именно так, как об этом говорится в Нашей книге, то есть, он создавал их на основе своих видений и адресовал лично пророку Розы Мира. Впрочем у Виктора Цоя есть песни, которые он сочинил как бы в качестве своих писем Радомиру, для того что бы просто поделится с ним своими мыслями и чувствами. Например, песни из альбома “46”: “Каждую ночь” и “Хочу быть с тобой”.


Каждую ночь


Третий день с неба течет вода,
Очень много течет воды.
Говорят, так должно быть здесь,
Говорят, это так всегда.
Знаешь, каждую ночь
Я вижу во сне море.
Знаешь, каждую ночь
Я слышу во сне песню.
Знаешь, каждую ночь
Я вижу во сне берег.
Знаешь, каждую ночь...


Мы приходим домой к себе,
Люди ходят из дома в дом,
Мы сидим у окна вдвоем,
Хочешь, я расскажу тебе


Знаешь, каждую ночь
Я вижу во сне море.
Знаешь, каждую ночь
Я слышу во сне песню.
Знаешь, каждую ночь
Я вижу во сне берег.
Знаешь, каждую ночь...


Хочу быть с тобой


Мы не видели солнца уже несколько дней,Наши ноги утратили крепость на этом пути,Мне хотелось войти в дом, но здесь нет дверей,Руки ищут опору, и не могут найти.
Я хочу войти в дом...
Я сточил не один медиатор о терку струны,
Видел много озер, но я не видел морей,
Акробаты под куполом цирка не слышат прибой,
Ты за этой стеной, но я не вижу дверей.
Я хочу быть с тобой...
Я родился на стыке созвездий, но жить не могу,
Ветер двадцать метров в секунду ночью и днем,
Раньше я читал книги, а теперь я их жгу,
Я хотел идти дальше, но я сбит с ног дождем.

Я хочу быть с тобой


1 О
Когда Радомир слушал эти песни, то от переполнявших его эмоций, он не мог усидеть на месте и постоянно ходил по комнате. “Неужели, все это обращено ко мне, - думал он,- Виктор, оказывается был ужасно одинок и раним, ему было плохо в Энрофе. Именно об этом, говорит он мне в этих песнях. Причем в них, он обращается ко мне, как к своему самому лучшему другу. Странно, вот только еще совсем недавно, я воспринимал его как недосягаемую супер – звезду, а сейчас все так резко поменялось. Может быть, мы были с ним близко знакомы в наших прошлых жизнях, а может быть, мы вместе проходили подготовку к нашему последнему воплощению, сейчас, на Земле”. Через пару дней, Радомир купил альбомы “Начальник Камчатки” и “Это не любовь”.


Я собираю чемодан: мне нельзя отступать.
( Я заметил свой сок)
Разминаю папиросу, смотрю в потолок.
(Я заметил свой сок)
Разминаю папиросу, смотрю в потолок.
Мама, я узнал свое утро.
Мама, я узнал свое утро.
(Я заметил свой сок)


Я выхожу на порог, я слышу стук копыт.
(Растопите снег, растопите снег!)
Он убьет меня, он мой враг на век.
(Растопите снег, растопите снег!)
Мама, я узнал свое утро.
Мама, я узнал свое утро.
(Растопите снег, растопите снег!)


Я не могу больше жить без нее.
(Помогите мне!)
Я не могу больше жить без тепла.
(Помогите мне!)
Мама, я узнал свое утро.
Мама, я узнал свое утро.
(Помогите мне!)


- “Эта песня, “Растопите снег”, тоже обращена к Приснодеве – Матери Вселенной”, - сразу подумал Радомир, когда услышал ее на магнитофоне.


Оглянись!
Это драка без права на отдых.
Лишний день.
Днем больше, днем меньше.
Ночь – окурок с оплавленным фильтром,
Брошенный тем,
Кто хочет умереть молодым.


Верь мне, и я сделаю все, что ты хочешь.
Верь мне: я знаю, нам надо быть вместе.
Верь мне, и я буду с тобой в этой драке.
Дай мне, все что ты можешь мне дать.


Спи.
Я знаю как ставить часы
Завтра звонок
Поднимет нас как рваные флаги.
Говорят, что сон –
Это старая память.
А потом нам говорят,
Что мы должны спать спокойно.


Верь мне, и я сделаю все, что ты хочешь.
Верь мне: я знаю, нам надо быть вместе.
Верь мне, и я буду с тобой в этой драке.
Дай мне, все что ты можешь мне дать.


2 П
Это песня “Верь мне”, из альбома “Это не любовь”. “Он знал даже о моем желании стать “живым мертвецом”,- подумал Радомир, после того как прослушал эту песню,- об этом я не говорил ни одному человеку. “Ночь – окурок с оплавленным фильтром, брошенный тем, кто хочет умереть молодым”. Ну да, вообще то, я не курю, попробовал в одиннадцать лет и сразу бросил, не понравилось мне это сомнительное удовольствие, но на вечеринках, после хорошего застолья, иногда, я любил выкурить пару сигарет и происходило это, как правило, всегда в районе полуночи. “Оглянись, это драка без права на отдых”. Это он уже про мою работу, жесткая конкуренция и без выходных и проходных.


Верь мне, и я сделаю все, что ты хочешь.
Верь мне: я знаю, нам надо быть вместе.
Верь мне, и я буду с тобой в этой драке.
Дай мне, все что ты можешь мне дать.


А в припеве значит, снова информация, которая мне сейчас необходима. Вот он поет, что будет со мной, во время моей общественной деятельности, то есть, после того, как я обнародую всю эту информацию. Ну да, сейчас, судя по всему, весть о третьей мировой, я должен буду донести до остальных людей. И конечно, далеко не каждому мое появление и такое известие понравятся. Сейчас я это уже понял. Остается только решить небольшой технический вопрос – как мне все это сделать. Ладно, в этой ситуации мне ни чего больше не остается, как беззаговорочно верить Андрееву и Цою”.



1 Р
Это было уже в третьей декаде июня. В один из этих дней, когда Радомир стоял однажды у окна и смотрел на дом, который находился напротив окон его новой квартиры, он вдруг вспомнил, что когда он слушал песни Цоя в 92 - 95 годах, то перед его внутренним взором, иногда, появлялся силуэт, какой-то жилой многоэтажки. А сейчас он с удивлением отметил, что этот дом стоит прямо перед его глазами, во дворе дома, где его семья совсем недавно купила квартиру.



2 С
В июле Радомир продолжал слушать записи “Кино”, читать “Железную мистерию” и размышлять о внезапно открывшихся ему тайнах. В третий раз перечитывая “Железную мистерию”, он обратил свое внимание на следующие строки:


== Голос неизвестного мальчика, затерянного в толпе ==

Не слишком ли рано пришел я? Ни в ком
Не вижу союзника думам,
Не слышит никто, что звенит родником
Под этим свирепым самумом.
К товарищам выйду ль – их день закружил,
К отцу ль – он усталый, он резкий...
Но понял бы Лермонтов, если бы жил,
Ласкал бы в слезах Достоевский...



1 Т
“Мистический мой путь, - подумал Радомир,- так же как и у Достоевского, связан с демоническими мирами, а эмоциональная моя сфера, видимо, точно такая же, как у Лермонтова. Тоже все совпадает. Первым у меня раскрылся дар праведности. Даже возможно, что праведником я являюсь, с самого детства, с самого своего рождения. Вторым по очереди, наверное, у меня раскроется дар религиозного вестничества, то есть, дар пророка, а художественная одаренность будет по счету третьей. Такое постепенное развитие и раскрытие моих одаренностей, видимо будет для меня наиболее оптимальным, гармоничным и естественным. Выглядит все логично, только что мне со всем этим делать, где и с какой стороны видно, что я праведник? Как мне доказать это другим людям? Ладно, посмотрим. Буду ждать продолжения. Если действительно, я пророк, то наверное, что ни будь должно еще произойти”.


2 У
За июлем последовал август, а потом сентябрь. В начале этого месяца, Радомир в очередной раз поехал в Москву. Во время этой поездки, он купил в “Урании” или типографии, которая печатала книги Андреева, первый том его сочинений.


1 Ф
Вернувшись в Омск, Радомир начал с большим интересом читать первый том, в который вошли стихотворения разных лет. Цикл стихотворений “Материалы к поэме “Дуггур””, начинается со стихотворения “С жестокостью зрелых лет”.



1. С ЖЕСТОКОСТЬЮ ЗРЕЛЫХ ЛЕТ

Не можем прозревать зенит мы
Очами юности, когда
Порыв ещё не отлит в ритмы
Холодным мужеством труда.

Теперь, в расчисленное слово
Заковывая давний бред,
Касаюсь смутных форм былого
Резцом упругим зрелых лет.

И легкой дрожью сердце бьётся,
Заглядывая сквозь стихи
В провал бездонного колодца –
В соблазн, кощунство, ложь, грехи.

Но не хочу фатой молчанья
Укрыть лукавую судьбу,
Стяжать пустые величанья
За верность Отчему гербу.

Да, путь был узок, скользок, страшен,
И не моя заслуга в том,
Что мне уйти из тёмных башен
Она дала святым мостом.

Быть может, ты, в грядущем веке
Над той же бездною скользя,
Поймёшь, взглянув на эти вехи,
Куда влечёт твоя стезя.


2 Х
Следующим стихотворением, которое привлекло внимание Радомира было “Первая вестница”.

Когда, в борьбе изнемогая,
Взметает дух всю мощь на плоть,
Миг раздвоенья ждёт <i>другая</i> –

Вползти, ужалить, побороть.
Она следит за каждым шагом;
Она скользит сквозь каждый сон;
То вспыхивает буйным флагом,
То облечёт себя в виссон,
То девушкою у колодца
Прикинется на беглый миг,
То сказкой лунной обернётся,
Одна – во всём, всему – двойник.
В раденьях, незнакомых прежде,
Испепеляющих дотла,
Она в монашеской одежде
Хлыстовской бледностью светла.
В ночь игр, упорства и азарта
Едва удержишь лёгкий крик,
Когда внезапно ляжет карта
Спокойно-бледной дамой пик.
Фонарь у мокрых скамей сквера
Её усмешки знает власть,
И то, что смысл, надежда, вера –
В одном коротком слове: пасть.
И будешь, медленно сгорая,
Молить, чтоб уличная мгла –
Слепая, мутная, сырая,
Угль истязанья залила.
1 Ц
   “Вот это стихотворение  лучше, точнее других передает, как в психике человека проявляются демонические инспирации женственной природы,-  подумал  Радомир,-  у меня, например, это всегда происходит, именно так”.  И потом, он продолжил читать дальше.  Через несколько стихотворений было это: 
  <b>2. РОМАНТИЧЕСКИЙ ЗАПЕВ</b>
<i>Без герба, без знамени, без свиты,</i>
<i>Без заклятых знаков на броне</i>
<i>Через топь Народной Афродиты</i>
<i>Я летел на ржущем скакуне.</i>
Я летел – и только факел смольный
Как ножом выкраивал из тьмы
Клочья, пряди, – хлопья жизни дольной,
Но ещё разумные, как мы.
Ты ль меня с подземной цитадели
Кружевницей Ночи позвала,
Завихряла тонкие метели,
В дни дождей двоила зеркала?
Разве голос твой тысячешумный
Мог бы звать виолой снеговой,
Как напев погибели безумной.
  Разве – твой?
Что ты знаешь о подземных перлах,
Чьей игре смеется госпожа, –
Ты, соблазн у первого из первых
  Рубежа?
О богах мятежного надира,
О заветах чёрной чистоты
Что, каросса, мутный сколок мира,
  Знаешь ты?!
Дальше, ниже!.. Где, за Ахероном,
Охраняя девственный приют,
Кружат луны в траурных коронах
И поют, 
2 Ч
   Сначала Радомир не придал ему особого значения, он прочел еще несколько  стихотворений и потом,   вечером  того же  дня  спокойно   лег спать.  В  ту же ночь ему приснилось, как он,  точно так же, как описано в первых четырех  строках этого стихотворения,  летит над темным инфра - Омском, прямо над инфра – рекой Иртыш,  в районе   железно - дорожного моста. Весь окружающий ландшафт был очень мрачен и темен,  а где то внизу, похожим на неоновое свечение выделялись силуэты зданий, моста и берегов реки. Проснувшись утром,  он  сразу  вспомнил все эти стихотворения и свой ночной сон.

Быть может, Ты, в грядущем веке
Над той же бездною скользя,
Поймёшь, взглянув на эти вехи,
Куда влечёт твоя стезя.
- “Эти строки Андреев мог адресовать только пророку Розы Мира,- подумал Радомир,- только я прочитал эти стихотворения и мне сразу приснился точно такой же необычный сон, какой описан у него в стихотворении “Романтический запев”. Это еще один знак для меня. Значит, действительно я пророк”.
1 Ш
Затем он продолжил читать стихи Андреева. Во второй половине первого тома, он прочитал стихотворение “Когда-то раньше, в расцвете сил…”.

Когда-то раньше, в расцвете сил,
Десятилетий я в дар просил,
Чтоб изваять мне из косных руд
Во имя Божье мой лучший труд.
С недугом бился я на краю
И вот умерил мольбу свою:
Продлить мне силы хоть на года
Во имя избранного труда!
Но рос недуг мой, я гас и чах,
И стал молиться о мелочах:
Закончить эту иль ту главу,
Пока не брошен я в пасть ко льву.
Но оказалось: до стран теней
Мне остаётся десяток дней:
Лишь на три четверти кончен труд,
И мирно главы в столе уснут.
Хранить их будет, всегда верна,
Моя подруга, моя жена.
Но как бессилен в наш грозный век
Один заброшенный человек!
Ты просьб не выполнил. Не ропщу:
Умеет Тёмный вращать пращу
И – камень в сердце. Но хоть потом
Направь хранителей в горький дом:
К листам неконченых, бедных книг
Там враг исконный уже приник:
Спаси их, Господи! Спрячь, храни,
Дай им увидеть другие дни.
<i>Мольба вторая – на случай тот,</i>
<i>Коль предназначен мне свет высот:</i>
<i>Позволь подать мне хоть знак во мгле</i>
<i>Моей возлюбленной на земле.</i>
Молитва третья: коль суждено
Мне воплощенье ещё одно,
Дай мне родиться в такой стране,
В такое время, когда волне
Богосотворчеств и прав души
Не смеет Тёмный сказать: Глуши!
Дай нам обоим, жене и мне,
Земли коснуться в такой стране,
Где строют храмы, и весь народ
К Тебе восходит из рода в род.
2 Щ
   “Так,- подумал Радомир,- значит Даниил Андреев, должен подать какой-то знак Алле Александровне.  После того,  что  со мной  произошло, я думаю, что это вполне реально. Стихотворения “С жестокостью зрелых лет”, “Романтический запев”, потом мой ночной полет над инфра – Омском.  Все  это знаки для  меня и   все  это  реально  было.  Может быть знак Андреевой будет во время или перед нашей с ней встречей.  Это было бы здорово. Для нее это было бы лучшим доказательством моих полномочий.  Да и для меня, тоже, стало бы последней точкой. Нужно   писать статью,  потом   ехать  вместе  с ней в Москву и под этим предлогом просить о встрече с Андреевой”.
1 Ъ
   До середины сентября, первый том был прочитан,  после  чего   Радомир  начал обдумывать  содержание своей статьи.  Мысли и идеи у него были,  поэтому  сейчас  ему  нужно  было  найти  форму,  которая  связала  бы  их  в  единую,  стройную  концепцию.   Каждый вечер, после того как все его родственники уходили на свою старую квартиру,  Радомир  оставался в квартире один:   осень, тишина, ни звонков, ни шагов. Чем-то  эта  атмосфера  напоминала затишье перед бурей.  
2 Ы

В новой его квартире, телевизора, пока, еще не было, поэтому этой осенью, он стал часто ходить на свою старую квартиру и смотреть на видео фильм “Игла” режиссера Рашида Нугманова. Во время просмотра этого фильма, однажды Радомир задумался: “Бошетунмай.. что может означать это слово? “Но голос тот был и пьянящ и летуч и смутен, как нежная тень”. Да, точно. Это очень похоже на тот самый полушепот-полупесню женских инфрафизических голосов, который я слышал в юные свои годы. А фраза - “стой! – опасная зона!- работа мозга!” – это видимо про то, что во время третьей стадии метаисторического познания, когда происходит осмысление пережитого метаисторического и инфрафизического опыта, нужно быть очень осторожным так как, именно на этой стадии происходит большинство ошибок”.



1 Ь
Этой осенью, в жизни Радомира, произошло еще два мистических события, которые, тоже, он расценил как знаки, которые указывали на него как на пророка. Случились они на новой его квартире. Однажды, когда днем или вечером, он просто лежал на кровати, то в пустом пространстве комнаты, он вдруг увидел свисающие от куда-то сверху инфрафизические покрывала, которые по внешнему виду немного напоминали большие морские водоросли. Это видение продлилось всего лишь несколько секунд и потом исчезло. Это событие было связано с тем, что в это время, он только что закончил читать первый том Андреева, в котором много стихотворений было посвящено описанию подобной инфрафизики, то есть, оно, тоже, было одним из звеньев цепи. Второе событие, произошло через несколько дней после первого, в октябре месяце. Однажды, во время ночного сна, он совершил трансфизическое странствие в первый из миров Возмездия – Скривнус. От этого путешествия, в его памяти остались только два четких образа: первый – это стена котлована, вся изрытая несколькими рядами пещер, и второй – площадка, вся до отказа заполненная копошащимися на ней фигурами тех, кто когда-то был людьми. Он в тот момент находился прямо над ними, на определенной высоте.
2 Э
Второго ноября 1996 года, по телеканалу ОРТ, был эфир передачи “Под знаком Пи”, которая была посвящена Даниилу Андрееву. Радомир посмотрел эту передачу и даже записал ее на видеокассету. В передаче, чередуя эпизодами, показали интервью нескольких человек, в том числе и Аллы Александровны Андреевой, в котором она, как то очень пространно высказывалась о “Розе Мира”, а другой участник передачи, православный священник по фамилии Дронов сказал, что “Роза Мира” – “ это сказка, тепло написанное сочинение”.
1 Ю

   “”Роза  Мира”  -  сказка?-  подумал  Радомир,-  а  я  кто же  тогда  -  сказочный  герой?  Нет  ребята,  я  вполне  реальный  человек,  из  плоти и крови.  Как  Андреев  написал, так все и  произошло.  Я  реально  здесь  родился,  а сейчас,  я  здесь  живу,  я  дышу,  я  мыслю,  я  чувствую.  И  я  все  вижу,  что  теперь  происходит.  Так что  напрасно  вы так  господин  Дронов,  откуда  вы только такой  наглости то  набрались,  откуда право за собой  почувствовали  такие слова  говорить.  Ведь   Создатель   специально   послал меня  в  Энроф,  что бы  я создал  Розу  Мира  и  других  дел  у меня  сейчас  здесь  просто   нет,  для  чего-то другого,   мне  не  зачем  жить.   А  вы  со своей  колокольни,  видимо,  уже  все  решили  за меня,  за  Бога  и за все человечество.  Судя  по этой  передаче и по тому,   с  чем я  столкнулся в  редакции  “Урании”,   Андреева не верит в “Розу Мира”.   Что ж  отлично, значит  все складывается  самым  наилучшим  для  меня  образом.  Если ей будет знак, то она  будет просто  обязана напечатать мою статью,  хотя бы той же в “Урании”.  Если это произойдет с ее подачи, то,  наверняка,  это   вызовет большой резонанс.   Напишу статью,  встречусь с  Андреевой,  опубликуюсь  и  потом залягу  на дно.  Как-то  нужно  будет  сделать так, что бы правду обо мне, пока знало как можно меньше  людей.  В песне “Звезда” Цой  поет, что до того  как “придет ночь, а за ней гроза”, то есть до ядерной войны, за Розу Мира будут “голосовать тысячи рук”. Как же  все  это будет?   Ведь   мой материал  рассчитан,  пока,   только на тех,  кто  прочитал  “Розу Мира”. ”
2 Я
   Через несколько дней Радомир  собрался с мыслями, взял общую тетрадь, сел за стол и стал писать. Находясь под  впечатлением от  того,  что   его мысли,  наконец-то,  стали ложится на бумагу,  в состоянии творческого воодушевления,  без сна и отдыха,  он просидел за работой  ровно двадцать  четыре   часа.  Свою  статью он назвал строкой из песни Виктора Цоя - “Он придет и приведет за собой весну”. Основная идея статьи заключалась в том, что бы перечислить все  факты подтверждающие истинность Андреевской концепции и потом  в самом   конце  написать о его пророчестве  третьей мировой войны.  Это   по мнению Радомира,   должно было  заставить читателя задуматься над   этой информацией.
 1 А
   Связать все его мысли  во едино,  в одну   концепцию,  ему помог “Великий Инквизитор” Федора Михайловича Достоевского  (эта идея пришла к Радомиру, уже в процессе работы над статьей).  До нового года,  ему  нужно было  по своим  делам  съездить в Москву, поэтому в начале декабря  он купил  железнодорожные билеты на середину месяца.  За  пару  дней   до поездки,  работа над статьей была закончена  и   сейчас  оставалось  только   переписать ее из черновиков на чистовик.  Радомир принялся переписывать.  Статья получилась довольно большой, поэтому эта работа тоже  потребовала определенных усилий и времени. 
2 Б
   В Москве,  у  Радомира  жил один бывший его  однокурсник,   который учился сейчас в Московской аспирантуре. Звали его Александр.  Приехав в столицу, Александр  довольно быстро освоился.  Он сразу получил комнату в общежитии, стал старшим на этаже и помощником депутата Государственной Думы.  Так  как  Радомир  планировал  быть  в  Москве  несколько дней,  то он  заранее  созвонился  с Александром и договорился с ним,  что  в этот раз,  он  остановится  у  него.   Поэтому  приехав  в  Москву,  Радомир   сначала  поехал  в общежитие,  оставил там свои вещи,  а потом  отправился в офис “Урании”.  
1 В
   Опять станция метро “Китай-город”, знакомые улицы, переулки  и   здание, в котором расположен офис “Урании”. Оказавшись в помещении редакции,  Радомир  озвучил, какому-то ее сотруднику  свою просьбу встретится с Андреевой.   Ему ответили, что  для этого,  ему нужно   будет немного подождать,  так  как  договорится  о встрече  с  Аллой  Александровной,   может только  Татьяна  Антонян,  а она  должна  будет   подойти   в  офис,  только  часа через полтора.   После  чего,  Радомир  оставил свою сумку в редакции и пошел бродить по Москве. Через несколько кварталов, он зашел в большой магазин,   купил видеокассету с фильмом о Викторе Цое и  после  этого   вернулся в “Уранию”.   Татьяна Антонян  в  это  время   была  уже   в офисе.  По просьбе Радомира,  она   позвонила Алле Александровне и сказала ей, что пришел молодой человек, который написал по “Розе Мира” статью и хочет с ней встретиться, для того что бы лично зачитать ей  этот материал…
2 Г
   Нет, было немного по другому.  Пока, Радомир  ходил по Москве,  то  Татьяна Антонян  пришла в “Уранию”  и  когда ей рассказали о Радомире,  то она позвонила Андреевой и рассказала ей  о том,  что к ним  пришел  один молодой человек,  который  хочет с ней  встретится для того,  что бы  зачитать ей  свою  статью.  Алла Александровна встречаться с Радомиром  не захотела и сказала Антонян, что бы он оставил свою статью в редакции, для того, что бы потом кто-нибудь из  сотрудников  редакции,  ей  эту статью   довез и прочитал. 
1 Д
   Может быть было и так,   но вот то,   о чем  Я сейчас расскажу,  было  уже  совершенно   точно.  Когда Радомир  снова пришел в “Уранию” и услышал про отказ Андреевой с ним встретится, то  он попросил сотрудников редакции о личном телефонном разговоре с Аллой Александровной.  Когда   ему набрали Андрееву,  то  он  постарался  уговорить ее с ним встретиться,  но  Алла  Александровна оказалась  непреклонна,  поэтому  он  оставил  свою  статью в  редакции и после  этого,   поехал  в  общежитие.  
2 Е
   Приехав   в общежитие,  он  стал  обдумывать  то,  что   произошло  с   ним  в  “Урании”. “Такого я никак не ожидал,- думал он,-  что же делать?”  Тогда, он вспомнил первый куплет из песни “Мама, мы все тяжело больны”.  
 
 
 Зерна упали в землю, зерна просят дождя.
  Им нужен дождь.
  Разрежь мою грудь, посмотри мне внутрь,
  Ты увидишь, там все горит огнем.
  Через день будет поздно, через час будет поздно,
  Через миг будет уже не встать.
  Если к дверям не подходят ключи, вышиби двери плечом.
1 Ё
   “Может быть, эти строки  Виктор  Цой  написал,  как раз про эту ситуацию,- подумал он,- значит нужно   пойти на станцию метро и позвонить в “Уранию” ”. Не медля ни минуты, он обулся и пошел на станцию метро.  Здесь он нашел телефон-автомат и набрал номер редакции. Когда трубку подняли, то он  попросил к телефону Татьяну Антонян. Когда он   услышал  в  телефонной  трубке  ее  голос, он опять ей представился и  сказал,  что, наверное, он  и есть  тот самый человек, про которого писал Даниил Андреев.
- Какой человек?- засмеялась  Антонян.
-  Ну, про которого, Андреев написал в “Розе Мира”,- ответил он ей.  В трубке повисла небольшая пауза.   “Пожалуйста, - продолжил Радомир,- мне необходимо встретится с Андреевой”.
-  Да, да, да,- начала говорить ему  Антонян.
-  Прочитайте мою статью Андреевой сегодня,   это продолжение “Розы Мира”, завтра я приеду к вам в офис и мы поедем к Андреевой,- быстро выдал он.
- Да, да , да,- говорила Антонян.  
- До свидания,- сказал ей Радомир. После  чего,   он положил трубку и с облегчением выдохнул воздух из легких. Ничего не подозревая  и   думая, что Антонян  приняла его слова вполне серьезно,  он отправился в общежитие.
2 Ж
   В первой половине следующего дня, он опять  приехал в “Уранию”. Татьяна Антонян в это время, как раз была в офисе.  Когда она его увидела, то  на ее лице  появилось недовольное выражение.  
- Здравствуйте, - тихо сказал Радомир,- вы прочитали мою статью Алле Александровне?  
- Нет, вам же сказали, звоните позже,- сказала Антонян и потом  сразу же  убежала в соседнюю комнату.  
1 З
   От горечи и обиды,   у  него  сразу  перехватило дыхание и стало тяжело дышать.  Он вышел из офиса на улицу и побрел по тротуару,  а  мысли  вихрем  сразу   стали носится в его голове: “Почему она так   сделала, я же открыл ей такую тайну?” 
2 И
   Когда на следующий день, он  уезжал из Москвы, то дышать  по-прежнему  ему  было   тяжело, а в  его  груди  было такое ощущение, что в ее середину, ему как будь-то бы  воткнули деревянный кол. Поэтому  в Омск   он потом  вернулся с   этой сильнейшей психосоматической травмой. Когда  сразу  после приезда,  он взглянул в свои черновики, то  увидел, что  ему   нужно  опять  садиться за письменный стол и основательно  все  переделывать. Но так как,  в  этот  момент,  все его мысли были только о том, как Алла Александровна Андреева воспримет  его статью,  то  такого желания у него совершенно не было.  
1 Й
   С этим периодом его жизни, связанны сразу три песни Виктора Цоя: “Последний герой”, “Попробуй спеть вместе со мной” и “Мы хотим танцевать”. 
Ночь коротка, цель далека, 
Ночью так часто хочется пить, 
Ты выходишь на кухню, 
Но вода здесь горька, 
Ты не можешь здесь спать, 
Ты не хочешь здесь жить. 
 Доброе утро, последний герой! 
 Доброе утро тебе и таким, как ты, 
 Доброе утро, последний герой. 
 Здравствуй, последний герой! 
Ты хотел быть один, это быстро прошло, 
Ты хотел быть один, но не смог быть один, 
Твоя ноша легка, но немеет рука, 
И ты встречаешь рассвет за игрой в дурака. 
  Доброе утро, последний герой! 
  Доброе утро тебе и таким, как ты, 
  Доброе утро, последний герой. 
  Здравствуй, последний герой! 
Утром ты стремишься скорее уйти, 
Телефонный звонок, как команда "Вперед!" 
Ты уходишь туда, куда не хочешь идти, 
Ты уходишь туда, но тебя там никто не ждет! 
  Доброе утро, последний герой! 
  Доброе утро тебе и таким, как ты, 
  Доброе утро, последний герой. 
  Здравствуй, последний герой!
2 К
   В песне “Последний герой”, Виктор Цой отразил следующую  ситуацию.  В  конце концов,  Радомиру   все таки  удалось  сделать   над собой волевое усилие и  он  снова принялся за работу над  статьей.  Так как утром и днем он  был  занят   на рынке,  то   этой  работе  он  стал  посвящать  все  остальное  свое   время.  Каждый  день  он   просыпался  ровно в шесть часов утра и  сразу  садился   за письменный стол.  Примерно в восемь часов,  ему звонил  его отец и говорил, что сейчас он уже выходит из  их  старой  квартиры  и через несколько минут   будет уже у него.  Сразу  после  этого звонка  Радомир быстро завтракал,  потом   приходил его отец  и  они  вместе   вывозили  товар  на  рынок   (куда, естественно, он   идти не хотел). Вечером Радомир снова садился за письменный стол и работал до двух часов ночи.  Из-за психосоматического удара,  который  он получил  в  Москве,   ткани внутри его  груди и неба  воспалились и как бы чуть-чуть потрескались, из за чего  во рту  у него  появилось  постоянное  ощущение жажды и сухости, поэтому  во время  работы  над  статьей,   ему часто приходилось ходить на кухню, для того что бы   выпить  воды и смочить свое горло.  То что, песня “Последний герой”, написана  как раз,  про эту самую ситуацию, Радомир  понял на второй – третий день работы.  Информация, которая  была ему  в  то время   необходима, содержится в припеве песни:  
 
 
  Доброе утро, последний герой! 
  Доброе утро тебе и таким, как ты, 
  Доброе утро, последний герой. 
  Здравствуй, последний герой!
1 Л
   Когда Радомир это понял, то  моральный дух его, снова  возродился,  укрепился  и  возрос.  Причем,  в  совершенно  неимоверной  степени.   Это его состояние уже   отражено  в песнях “Попробуй спеть вместе со мной” и “Мы хотим танцевать”,  так как  они  включились,  именно,  на этом  этапе  работы  и  абсолютно  точно, как  цифровые  кинокамеры  зафиксировали  эту  ситуацию.  Честно говоря, даже, после песни “Дождь для нас”, такой информационной поддержки, он ни как не ожидал.   
2 М
   Сейчас   объясним,   какую  информацию  Виктор  Цой  зашифровал  в  песнях  “Попробуй спеть вместе со мной” и “Мы хотим танцевать”.  Квартира, которую   купила семья Радомира, раньше принадлежала одинокой пожилой женщине.  Все лето, Радомир был увлечен только своими  размышлениями о внезапно открывшихся ему горизонтах и тайнах, своими торговыми делами и общением с друзьями, поэтому  техническое состояние недавно купленной квартиры, его совершенно не интересовало. 
1 Н
   Сделать ремонт в этой  квартире, его семья изначально, даже не планировала,  так  как  они были счастливы тем, что, наконец-то, им удалось  осуществить свою давнюю мечту  -  приобрести квартиру расположенную не далеко от места их работы. Это было и хорошим вложением денег, и сразу решало  массу проблем. К тому же это был 1996 год, поэтому хороших стройматериалов   в Омске, в то время, пока еще не было.  Когда наступила зима, то оказалось, что форточки на  старых  деревянных окнах не закрываются, но  привести их в порядок   было уже весьма затруднительно,  потому что они  уже  успели  намерзнуть.  К  тому  же,  в  то время  Радомир   был так  поглощен  работой над  своей статьей,  что  совершенно  не  хотел  переключать  свое внимание  на какую-то другую  работу.   Особенно холодно было на кухне и в зале.  В спальне, где Радомир  спал и работал над статьей, было немного теплее. Последние десять дней, перед новым 1997 годом, были особенно  холодными   (ночью  температура за окном опускалась до минус сорока градусов). В квартире Радомира, в эти дни,  тоже,  стало очень холодно, так как местная ТЭЦ   в  это время  переживала кризис и поэтому  тепла почти не давала.   Радомир сидел за столом в зимнем китайском  пуховике, зимних кроссовках, зимних синтепоновых штанах от лыжного костюма (производства СССР),  теплой  шапке и писал. Пальцы его, естественно… 
На улице снег утратил свою белизну, 
В стеклянности талой воды мы видим луну. 
Мы идем, мы сильны и бодры... 
Замерзшие пальцы ломают спички, 
От которых зажгутся костры. 
  Попробуй спеть вместе со мной, 
  Вставай рядом со мной...
  Попробуй спеть вместе со мной, 
  Вставай рядом со мной...
 
Это наш день, мы узнали его по расположению звезд, 
Знаки огня и воды, взгляды богов. 
И вот мы делаем шаг на недостроенный мост, 
Мы поверили звездам, 
И каждый кричит: "Я готов!" 
  Попробуй спеть вместе со мной, 
  Вставай рядом со мной...
  Попробуй спеть вместе со мной, 
  Вставай рядом со мной...
Те, кто слаб, живут из запоя в запой, 
Кричат: "Нам не дали петь!", 
Кричат: "Попробуй тут спой!" 
Мы идем, мы сильны и бодры... 
Замерзшие пальцы ломают спички, 
От которых зажгутся костры. 
  Попробуй спеть вместе со мной, 
  Вставай рядом со мной...
  Попробуй спеть вместе со мной, 
  Вставай рядом со мной...
2 О
   Песня “Попробуй спеть вместе со мной”, написана про ситуацию последних десяти дней 1996 года. Во  время  работы  над  статьей,  пальцы у Радомира  замерзали и  немели, но все-таки, они “ломали спички, от которых зажгутся костры”.  То  есть,  в  этой  песне,  точно  так  же как и в  песне  “Последний  герой”,   в  куплете  Виктор  Цой  сначала   описывает  ситуацию,  а  потом   в   припеве  дает  Радомиру  необходимую  информацию.  
  Попробуй спеть вместе со мной, 
  Вставай рядом со мной...
  Попробуй спеть вместе со мной, 
  Вставай рядом со мной...
  Впрочем,  нужная  для  Радомира  информация,  содержится  уже в самой  фразе  о том,  что его  замершие  пальцы   ломают  спички от которых  зажгутся  костры, то есть,  первичные  ячейки  Розы  Мира.  
1 П
  Мы хотим танцевать
Наше сердце работает, как новый мотор, 
Мы в четырнадцать лет знаем все, что нам надо знать, 
И мы будем делать все, что мы захотим, 
Пока вы не угробили весь этот мир.
В нас еще до рождения наделали дыр, 
И где тот портной, что сможет их залатать? 
Что с того, что мы немного того, 
Что с того, что мы хотим танцевать? 
Наше сердце работает, как новый мотор, 
Почему и чего мы еще должны ждать, 
И мы будем делать все, что мы захотим, 
А сейчас, сейчас мы хотим танцевать. 
  Мы хотим танцевать...
  Мы хотим танцевать...
  Мы хотим танцевать...
  Мы хотим танцевать...
   Песня “Мы хотим танцевать”, тоже,   написана про   ситуацию,   тех  же самых  дней.  Дело в  том,  что  днем  Радомиру   приходилось стоять на рынке, а  когда он возвращался  потом   в свою холодную квартиру, то  почти сразу же   садился за письменный стол.  От холода и постоянной эмоциональной и физической нагрузки, своего тела практически, он   уже не чувствовал. Немного согреться в эти дни, ему удавалось только тогда, когда он принимал теплую ванну или  забирался под теплое зимнее одеяло.  Поэтому  для того, что бы  немного разогнать кровь по своему организму,  во время работы над статьей, он начал делать небольшие танцевальные перерывы,  то есть,   он включал магнитофон с песнями Виктора Цоя, вставал из-за стола и танцевал. Песня “Мы хотим танцевать”  написана  как раз, именно,   про это.
2 Р
   Объясним  более  подробно.  После  декабрьской  поездки в Москву, он был очень зол на Аллу Андрееву и Татьяну Антонян, но в первую очередь  злился он на самого себя: “Нужно было заранее  созвонится с “Уранией” и договорится о встрече с Андреевой,- думал он,-  был  несказанно рад тому,  что  удалось  кое-что  написать,  а потом  так  быстро все произошло.  Мы хотим танцевать, мы  хотим  танцевать,  значит  Виктор  сейчас  со мной.  Никак не могу к этому привыкнуть. Это просто в голове не укладывается.  Значит, все равно придет момент, когда мы  с ним придем  заявить о своих правах и будем  делать все, что захотим, пока, “они” не угробили весь этот мир. Первая стадия инфрафизического познания произошла у меня в тринадцать  лет, поэтому в  четырнадцать, мы уже знаем все, что нам надо знать.  Вот какую информацию, Цой  вложил   и передал мне  в этой песне”.  
1 С

Слово “они”, обращено в данном случае, ко всему внешнему миру, если хотите всему человечеству. В тот момент, Радомир был немного на взводе, поэтому можно простить ему, эту небольшую эмоциональную возбужденность.


2 Т
То есть, песня “Мы хотим танцевать”, тоже, с зеркальной точностью, идеально отражает ситуацию, мысли и эмоциональный настрой Радомира в эти дни и в ней конечно, тоже, Виктор Цой поместил информацию, которая была ему в то время совершенно необходима.


1 У
“После того, как статью прочитают Алле Андреевой,- думал Радомир,- встречаться со мной, она тем более, уже не захочет. Нужно было не отдавать статью, а только договорится о встрече. Например, через месяц. Мне нужен знак, о котором пишет Даниил Андреев. Без него опубликовать статью в другом издании, наверное, будет совершенно не реально. Есть правда небольшая надежда на отрывок о Викторе Цое. Как все это противоречиво и абсолютно между собой не совпадает. С одной стороны, вот эта реальная жизненная ситуация, а с другой, сразу в трех своих песнях, Виктор сейчас мне говорит, что все будет хорошо. Только эти песни и дают мне силы для работы”.





2 Ф
Тридцать первого декабря, Радомир получил еще один совершенно неожиданный подарок. В этот день, он купил на рынке новогодний номер газеты “Оракул”, пришел потом домой и сразу начал его читать. В этой газете была напечатана статья-прогноз на 1997 год, составителя структурных гороскопов Григория Кваши, которая называлась “Третья революция”. Так как газеты этой, сейчас у нас нет, приводим цитаты из этой статьи дословно, по памяти. “В 1997 году, должна, наконец, состоятся третья революция, на этот раз идеологическая… На наших глазах будет создано универсальное учение, идеология всемирного масштаба… В одно целое в ней сольются, высокое искусство, наука, широчайшие обобщения и глубочайшие прозрения… Но все что будет сделано в этом учении, будет относится к старому миру, а не к новому…В один год, будет перекачена энергия накопленная народом за тысячу лет… У лидеров новой идеологии, будет техническое или естественно - научное образование… Все мы в одночасье перенесемся на главную сцену всемирной истории… Нам все станет понятно, туман рассеется и откроются перспективы. Вообще, нужно сказать, что предсказания и прогнозы, это составная часть новой идеологии.”



1 Х
“Это же написано, про мою статью,- подумал Радомир, - наука и искусство, глубокие прозрения и широкие обобщения. Все это, как в одном бутерброде, есть в моей работе. Энергия накопленная народом за тысячу лет. Как можно это объяснить? Тысячу лет назад, Россия приняла от Византии миссию создания идеального народоустройсва. Вот почему, именно, такая цифра. Так это, что же получается, это я сам того даже не подозревая, создал новую идеологию? Ну, если я пророк, то наверное, так и должно быть. “Замерзшие пальцы ломают спички, от которых зажгутся костры”, то есть очаги новой идеологии. Ну да, ведь демиург Яросвет должен создать новую форму народоустройства или если по-другому, своего рода новую, более совершенную модель государства, а для этого как раз нужна, именно, новая идеология, новое учение. И большая роль в этом новом учении, будет отведена старым религиозным и философским учениям, а также творениям вестников. Вот почему многие компоненты этих новых революционных знаний будут относится к старому миру. Мне нужно будет только правильно их скомбинировать, истолковать, обработать и затем подать, а это я умею. “Предсказания и прогнозы, это составная часть новой идеологии, туман рассеется и откроются перспективы.” Это, тоже, все у меня есть, это можно сказать, сейчас, самое главное. Кваша даже образование мое угадал. Вот чудеса.”



2 Ц
В колонке главного редактора газеты, Юрия Яковлевича Гусинского, Радомира ждал еще один сюрприз.


1 Ч
В этой колонке Юрий Яковлевич написал, что в этом году к ним в редакцию заходили два “пророка”: первый - был турок по национальности, и второй “великий пророк”, был родом из Казани.


2 Ш
“Во времена появления великих пророков,- писал дальше Гусинский,- тоже хочется предсказывать и пророчествовать, только решил рискнуть, как мои мысли прервал телефонный звонок. Мне позвонил ясновидящий из Донецка (или Днепропетровска) Владимир Далекин и сказал: “Умоляю вас, только, никому не говорите об этом. Вы получите драгоценные знания, которыми поделитесь потом с людьми.”


1 Щ
“Так,- подумал Радомир,- вот это уже теплее. Значит, чудеса продолжаются”. Он посмотрел тираж газеты. “Полмиллиона экземпляров,- подумал он,- ну что ж, для начала вполне подойдет. Вот значит, куда мне надо. Значит, когда я в Омске, еще только писал “Он придет и приведет за собой весну”, Григорий Кваша в Москве, тоже, писал свою статью обо мне и моей работе и в тоже самое время, ясновидящий Владимир Далекин позвонил Юрию Гусинскому и предупредил его о том, что скоро он получит “драгоценные знания, которыми поделится потом с людьми”. Что может быть драгоценней тех знаний, которые изложены в моей статье? Конечно, Далекин говорил Гусинскому об этом. Интересно, как все это будет? Значит, по редакциям ходит много разных чудаков, которые думают, что они пророки… нормально, ладно, посмотрим, что будет дальше.”



1997 год


1 А
Наступил 1997 год. В январе, делая лишь небольшие танцевальные перерывы, Радомир продолжил работать над своей статьей. Воспаление в его груди постепенно у него прошло, а на улице и в его квартире стало немного теплее. “Что должно предшествовать третьей мировой,- подумал однажды он,- в “Железной мистерии” ядерную войну начинает Маршал блокированный в Речном форте, а в песне “Звезда”, которую Виктор Цой написал о том, что случится перед этой войной говорится, что после того, как я опубликуюсь, то за Розу Мира будут голосовать тысячи рук. А потом “придет ночь, а за ней гроза”. То есть, такой образ, как “Гроза”, в этой песне символизирует ядерную войну, о которой пишет Андреев в “Железной мистерии”, а “ночь”,… возможно мировой войне будет предшествовать военный переворот или какой-то военный конфликт с применением обычного оружия. Значит, нужно отразить это в статье”.



2 Б
В середине января, с несколькими отксерокопированными рукописными копиями своей статьи, Радомир снова поехал в Москву. Когда он пришел в этот раз в “Уранию”, то ему вручили официальное письмо, в котором Алла Александровна Андреева полностью раскритиковала его статью и во встрече ему было отказано категорически. Главного редактора газеты “Оракул”, Юрия Яковлевича Гусинского на месте не оказалось, потому что в это время, он лежал в больнице с инфарктом. Радомир оставил его секретарше один экземпляр своей статьи и пошел дальше по редакциям. Одну копию, он занес в редакцию журнала “Наука и религия” и еще одну в редакцию газеты “Третий глаз”, где ему пообещали напечатать материал о Викторе Цое отдельной статьей. После того, как он разнес копии своей статьи по нескольким редакциям, он уехал обратно в Омск.


1 В
Вернувшись домой, Радомир отдал одну рукописную копию статьи на кафедру одного института, для того, что бы ее набрали на компьютере. Не смотря на все полученные им знаки, в реальной жизни ничего конструктивного, пока, не происходило. Алла Андреева во встрече ему отказала и с Юрием Гусинским, он не встретился. Из-за накопленного эмоционального и физического напряжения, у него началась депрессия. Еще раз просматривая “Розу Мира”, Радомир наткнулся на такие строки: “Слишком долго ждало человечество, что новый голос раздастся с церковных кафедр и амвонов. Все существующие вероисповедания оказались способными лишь к сохранению древнего содержания и древних форм. Голос звучит откуда не ждали: из глубины повседневности, из безвестных квартир в гуще больших городов, из тюремных камер, из одиноких полночных комнат, из лесной глуши.”



2 Г
“Так,- подумал Радомир,- сначала Даниил Андреев, писал свои стихи в своей московской квартире, потом “Розу Мира” и “Железную мистерию” во Владимирской тюрьме, а я сейчас пишу эту статью, именно, в одиночной полночной комнате. А потом, как поет Виктор Цой в песне “Нам с тобой”, нам с ним встанет лес глухой стеной, потому что нам с ним, из заплеванных колодцев не пить. Это, видимо, произойдет сразу после начала войны, потому что условия будут соответствующие. Это не случайные совпадения. Значит, Андреев из своих пятидесятых, видел и мое полночное сидение за письменным столом, и будущее затворничество в глухом лесу. Снова информация от Цоя и от Андреева абсолютно совпадает, и снова Андреев в этих предложениях, так ее зашифровал, что бы понял ее потом только я один”.



1 Д
Ровно через месяц, в середине февраля, Радомир снова поехал в Москву. Редакция газеты “Оракул”, располагалась на втором этаже здания кого-то института. Радомир поднялся на этот этаж и потом зашел в приемную. Главный редактор газеты, Юрий Яковлевич Гусинский, в этот раз был на своем рабочем месте. Через его секретаршу, Радомир ему передал, что месяц назад он оставлял здесь свою рукопись. После чего, Юрий Яковлевич сразу пригласил его в свой кабинет. Радомир вошел, потом подошел к его столу, пожал Юрию Яковлевичу руку и после этого, они оба присели. Радомир представился Юрию Яковлевичу Андреем и еще раз, вкратце объяснил, что приезжал месяц назад и оставлял в редакции свою статью. “Вы читали “Розу Мира”?”- спросил Радомир у Юрия Гусинского. Тот в ответ утвердительно кивнул головой. Потом Юрий Яковлевич начал очень быстро читать статью и к удивлению Радомира прочитал ее всю целиком, до самой последней страницы (в других редакциях, на это потребовалось бы как минимум месяц).


2 Е
Пока Гусинский читал статью, он несколько раз одобрительно кивал головой и один раз спросил у Радомира:




- А какое у вас образование?


- Неоконченное высшее,- ответил Радомир.


- А откуда вы родом?


- Из Омска,- сказал Радомир.


- А я из Петропавловска,- сказал Гусинский.


Когда Юрий Яковлевич закончил читать, то он отложил статью в сторону и закурил.


- У меня к вам предложение,- сказал Гусинский,- я сейчас ухожу из “Оракула” и открываю свою газету. Все самые лучшие авторы, уходят со мной, а эти, - он кивнул головой в левую сторону,- еще молодые и глупые. “Оракул” я раскручивал и эту газету тоже раскручу. Что я могу вам точно пообещать, это то, что материал о Викторе Цое, мне подходит и я могу напечатать его в этой газете. У меня внук, тоже, Цоя на магнитофоне постоянно слушает и у Андрея вон, вся стена (или дверь) его фотографиями увешана. А всю вашу статью… осенью мы планируем выпускать серию брошюр. Вашу работу, тоже, можно будет выпустить отдельной брошюрой. Вы станете известным человеком.


- Мне не нужна известность, - ответил Радомир.


- Ну, как это не нужна? – тихо сказал Гусинский,- ну что, вы согласны?


1 Ё
Пока Гусинский читал статью, у Радомира была слабая надежда на то, что он узнает в ней те самые “драгоценные знания” новой идеологии, о которых предупреждал его Владимир Далекин и писал Григорий Кваша. Радомир показал Гусинскому статью Кваши и спросил у него: “А вы помните, что написано в этой статье?” Гусинский снова кивнул головой, после чего повисла неловкая пауза. Радомир понял, что ни каких ассоциаций со словами Далекина и прогнозом Кваши, его статья у Гусинского не вызвала и обсуждать эту тему, он не намерен. После “Железной мистерии”, песен Виктора Цоя и статей в “Оракуле”, после всех полученных им знаков, Радомир был полностью настроен на немедленном продолжении подобных чудес и на пути продвижения своей статьи к читателю. Уезжая в Москву в декабре, январе и теперь в феврале, психологически, он был готов к любому варианту развития дальнейших событий. Услышав теперь от Гусинского, что тот уходит из “Оракула” и будет издавать свою собственную, неизвестную еще читателю газету, Радомир был немного разочарован, но делать было не чего, нужно было соглашаться на любые предложения.


2 Ж
“Осенью, наверное, это будет слишком поздно, - сказал он Гусинскому,- а материал о Викторе Цое, мне уже пообещали напечатать в газете “Третий глаз”, но если вы хотите его взять, то конечно, я согласен”.


- “В “Третьем глазе”?..- переспросил Гусинский,- жаль, тогда я не смогу его напечатать.”


1 З
“Он так ничего и не понял,- подумал Радомир,- что же делать?- может быть это натолкнет его на какие-то мысли, он же читал “Розу Мира”.”



- “Юрий Яковлевич, а вы помните какой череп был у Сталина?- сказал Радомир,- у меня череп точно такой же”. Гусинский на эту фразу, ничего не ответил. “Продолжать, наверное, не стоит”,- подумал Радомир. Потом он попросил у Юрия Гусинского номер телефона Григория Кваши. Гусинский без лишних слов написал номер на листке бумаги, затем они попрощались и после этого Радомир вышел из кабинета. Дойдя до ближайшей станции метро, он позвонил Григорию Кваше с таксофона, представился, объяснил откуда у него номер телефона и сказал, что хотел бы с ним встретится и обсудить один вопрос. Кваша продиктовал Радомиру свой адрес и сказал, что в ближайшее время будет дома. После чего Радомир сразу поехал к Григорию Кваше на метро. “Если он сделал такой прогноз, то он должен быть заинтересован в том, что бы его предсказания сбылись,- рассуждал Радомир,- с Гусинским почему то ничего не получилось, а я после новогоднего “Оракула”, только на него и рассчитывал - странно”.



2 И
Как оказалось, Григорий Кваша проживал в старой и очень небольшой однокомнатной квартире. Григорий пригласил Радомира на кухню и налил ему чай. Радомир в двух словах объяснил, что он написал статью, которая по его мнению, является центральным произведением предсказанного Квашой нового учения, в котором гармонично сольются многие области человеческих знаний. Кваша отнесся к этим словам очень спокойно. Без особого энтузиазма, он немного полистал работу Радомира и сказал, что “Розу Мира” читал, но уже мало из нее что помнит. Радомир понял, что и здесь разговора тоже не получится. Потом Кваша предложил Радомиру купить одну из своих книг, на что тот ответил вежливым отказом. Затем, Радомир попрощался и поехал дальше по редакциям.


1 Й
Находясь в Москве, Радомир обычно просыпался в пять часов утра. Сначала он ехал в Лужники, затем на Черкизовский рынок, а уже потом, с сумкой набитой копиями статьи, бегал по редакциям.




2 К
Во время этой поездки, он снова обошел редакции, в которых он был в прошлый раз и попутно еще разнес копии своей статьи, в некоторые другие столичные издания. В редакции журнала “Наука и религия”, он поменял рукописный вариант своей статьи, на напечатанный на принтере. Когда Радомир приходил в эту редакцию, то он обычно всегда общался с одним из ее сотрудников, которого звали Сергей Макин. В этот раз, Сергей пообещал Радомимру, что его статья возможно когда-нибудь будет опубликована. В редакции газеты “Третий глаз” ему ответили, что печатать отрывок о Цое они передумали. “Наши читатели, это домохозяйки, - сказал главред газеты,- для них это будет слишком заумно.”


1 Л
С таким не очень веселым результатом, Радомир вернулся в Омск.


Здесь не понятно, где лицо, а где рыло,
И не понятно, где пряник, где плеть.
Здесь в сено не втыкаются вилы,
А рыба проходит сквозь сеть.

И не ясно, где море, где суша, 
Где золото, а где медь. 
Что построить, и что разрушить, 
И кому, и зачем здесь петь? 
  Нам с тобой: голубых небес навес. 
  Нам с тобой: станет лес глухой стеной. 
  Нам с тобой: из заплеванных колодцев не пить. 
  План такой - нам с тобой... 
Здесь камни похожи на мыло, 
А сталь похожа на жесть, 
И слабость, как сила, 
И правда, как лесть. 
И не ясно, где мешок, а где шило, 
И не ясно, где обида, а где месть. 
И мне не нравится то, что здесь было, 
И мне не нравится то, что здесь есть. 
  Нам с тобой: голубых небес навес. 
  Нам с тобой: станет лес глухой стеной. 
  Нам с тобой: из заплеванных колодцев не пить. 
  План такой - нам с тобой... 
  
  Чёрная ночь да в реке вода - нам с тобой.
  И беда станет не беда. Уезжай...
  Так, была не была, прости и прощай.
  План такой - нам с тобой...
2 М
   В песне “Нам с тобой”, Виктор Цой описал  его  состояние,  началось  которое  в январе - феврале 1997 года и  продлилось  вплоть до осени 1998 года. Но самая тяжелая ее фаза, пришлась на конец зимы и весну 1997 года. “Что им еще нужно,-  рассуждал Радомир,- я же   собрал  им  все  самые  главные  факты,  которые  доказывают,  что  концепция  “Розы  Мира”  работает,  что она  совершенно  верна,  а  значит  все о  чем  писал  Даниил  Андреев,  действительно  существует.  Вот,  например, что  он   написал  про  Достоевского:  он   “проводит нас, как Вергилий проводил Данте, по самым темным, сокровенно греховным, самым неозаренным кручам, не оставляя ни одного уголка – неосвещенным, ни одного беса – притаившимся и спрятавшемся. В этом и состояла главная особенность его миссии: в просветлении духовным анализом самых темных и жутких слоев психики”. “В его творениях заключены не прямые, не открытые образы иноматериальных реальностей, как у Данте, но их функции в слое человеческой психики, человеческих деяний и судеб. Человек, сохранивший о подобных спусках воспоминание более отчетливое, мог бы различить функции таких слоев нисходящего ряда в психике и деяниях многих героев Достоевского”.  
  Вот   Андреев  это  написал,  а  я  как  человек,  который  был  в  демонических  слоях  и который  сохранил   информацию об  этом в своей  памяти,   нашел в произведениях Достоевского несколько  таких  художественных образов   и привел их потом  в своей статье.  И  не просто  привел,  а  создал  сложнейшую  концепцию.  После того, как в начале 1995 года, прочитал “Униженных и оскорбленных” и “Великого Инквизитора”, то эти образы, как будь-то “застряли” во мне, постоянно о себе потом  напоминали и через два года сподобили меня к созданию этой концепции.  Видимо, так   у меня происходит вторая и третья стадия инфрафизического познания.  
 
 Андреев так же  упоминал, что Гагтунгр перенес свою санкцию на уицраора США – Стэбинга.  Пожалуйста, при помощи того же Достоевского и его Великого Инквизитора, я  это  им   наглядно доказал,  а перед  этим,   с тех же позиций   проанализировал  развал царской России и создание СССР.  Сколько людей погибло тогда в этой заварухе? – миллионы. Кто-нибудь, когда-нибудь делал анализ этих процессов?  Ведь погибла целая великая империя, которая создавалась русскими  на протяжении столетий.  Такого,  я   еще  нигде   не встречал.  А   я назвал  самые глубокие  причины  этих  событий.  Ну  а  если  абстрагироваться  от  конкретики  и  в  общем и целом посмотреть,   на  то,  что я сейчас  сделал,   ТО   Я  СОЗДАЛ  КОНЦЕПЦИЮ,  В КОТОРОЙ  ПОКАЗАЛ  ПРАКТИЧЕСКИ, НА  ВПОЛНЕ  РЕАЛЬНЫХ  ПРИМЕРАХ,  КАК  СВЯЗАН  МИКРОКОСМ  ЧЕЛОВЕКА С  МАКРОКОСМОМ  ШАДАНАКАРА.  Об  этом все только  говорят,  а  реальные  знания  об  этом,   есть только в  “Розе  Мира”  и  в своей  статье,   я   совершенно  реально  их  сейчас   применил.  С  одной  стороны,  Даниил  Андреев  в  этой  области  уже  очень много сделал.  Он  дал  нам  описание  инфрафизики  Шаданакара и  подсказал,  что  некоторые  основные  слои  этой  брамфатуры,   имеют  свои  функции  в  человеческом  существе и  почти   во  всех  сферах  человеческой  жизни.   А  с  другой  стороны,   это очень  сложная  работа,  потому что  здесь  все  сплавлено  в  одну  очень  сложную  живую   систему:  произведения  вестников,  инфрафизические  слои,  тонкая  структура  человеческого  существа,   человеческая  психика,  исторические  события.  В ОБЩЕМ,  ЭТО  СОВЕРШЕННО  НОВЫЙ  УРОВЕНЬ  ЗНАНИЙ  О ТОМ,  КАК  УСТРОЕНА  ВСЕЛЕННАЯ.  И  что бы  во всем  этом  разобраться,  то есть идти  вперед  по   направлению,  которое нам  указал  Андреев,   а тем  более  создавать  такие  концепции,   нужно  иметь  инфрафизическое  чутье и  еще  очень  много,   очень  специфических  качеств и способностей.  То есть,  если  говорить  без  ложной  скромности,  нужно  быть  гением.  И  я  эту  работу  сделал,  потому  что у меня  такие способности  есть.  Хотите  увидеть  доказательства,  тогда  посмотрите  на мой  череп.   Как  здесь  только  наука то   развивалась?  Что,   такими  же  темпами и таким  же  способом?  Тогда просто  чудо,  что  люди  сейчас  живут  в  благоустроенных  домах, а не в  пещерах.   Это же  что-то, с  чем-то.  Как   все  это  назвать?  Сидят  на  этой  теме,  получают  за  это  деньги,  а  сами.   Чем там интересно профессиональные философы, историки, политологи и прочие умники занимаются?   В то время когда народ вымирает и вся страна, в очередной раз  в пропасть  катится, они   штаны на своих кафедрах протирают, да  водку  по вечерам  глушат.   Кто  после войны, будет   опять   у них  виноват? Вот же они новые  интегральные   знания, которые  принесут  счастье  всему  человечеству.  Все уже готово, нужно только не поленится,  просто  протянуть  руку   и   их  взять.  А  они  вместо  этого,   только   изучают  биографии известных  людей:   что  они  ели,   во  что  одевались  и  сколько  женщин у  них  было.  То  есть,  плавают  на  уровне  примитивных  дворовых  сплетен.   А материал о Викторе Цое?  Для того что бы понять, что после Даниила Андреева приходил еще один вестник,  им что   не достаточно доказательств, до них не доходит, что все это может означать? Ведь  этих  вестников,  сюда в  Энроф  посылает  Бог.  А  это  уже  очень  серьезно,  потому  что с  каждого  человека,  который  живет сейчас  в   реальности  исторического слоя,  потом  за  это  будет   спрос.  И  это не  шутки,  потому что  все  это  обязательно   произойдет, точно так  же  как в  моей  жизни  произошли  ситуации,  которые  были зафиксированы  в  песнях  Виктора  Цоя.   То  есть,   это  тоже  будет  очень  реально.  Приходишь, смотришь в глаза – вроде нормальный, вменяемый человек.   Спрашиваешь его: “Вы читали “Розу Мира”?”  Он отвечает: “Читал”.  Отдаешь статью, приходишь  потом  через месяц и  видишь, что в его голове,  вообще,   ничего не отложилось. Что  вообще происходит?  С Антонян и Андреевой все понятно.   У них есть свой журнал и  оформленные  права на наследие Андреева. Они все это издают и  не хотят  никого  и ничего   больше  знать.  Гусинский тоже моих ожиданий не оправдал. Он очень внимательно мою статью прочитал и многое из нее, что понял.   Он,  вообще,  очень  умный и проницательный  человек.   Ему этот Далекин звонил и прогноз Кваши, тоже,   именно  он печатал.  Он что думал, что все это шутка  была? Нет, вот так, прямо посреди рабочего дня,  в его рабочий  кабинет  зашел   совершенно обычный на вид  молодой   человек   и принес ему эти знания.  А   он этого даже  не понял.  И  самое  главное,  что все  эти  люди  живут в  Москве, то  есть,  это  им  всем  в первую  очередь,   нужно  было  обратить  свое  внимание  на  “Розу  Мира”   и   на  пророчество  Андреева  о  третьей  мировой.   Это они  должны   делать  эту  работу,  а  не  молодой   парень из  провинции,  который  бегает  в  данное время   по Москве и  пытается  что-то  донести,  до  их  суетного  столичного сознания.   Что дальше с человечеством то будет, та самая пресловутая “цепь дилемм”, о которой писал Андреев?  Какие   предсказания  он сделал,   так все  потом и   произошло.   Стэбинг (США)   рвется   теперь   к мировому владычеству. Если победит  американизированный космополитизм, то антихрист придет потом  очень быстро.  Хотя,  как  написано  в  “Железной  мистерии”,   в  ходе  третьей  мировой   американский и английский уицраоры,   должны  будут  погибнуть.   Если я  -  человек,  об этом знаю,  то   Гагтунгр,  наверняка,  тоже   уже  в курсе. Не зря же  почву теперь  себе   готовит.  Нового уицраора  уже  себе присмотрел,   на этот раз китайского  и  после войны  на него  перенесет   свою санкцию. 
  Это если рассуждать, исходя из той информации, что Андреев оставил в “Розе Мира”. Но с другой стороны, есть другой, мой индивидуальный уровень информации  – это “Железная мистерия” и песни Виктора Цоя.   И  вот  здесь,   все   выглядит  уже   немного по-другому.  И получается, что  у  Андреева  и Цоя, уже без всякой скидки на “цепь дилемм”,  была  совершенно точная  информация  о том,  что  произойдет   со мной и  всем  человечеством.  Это,  например,  наглядно  доказывает  тот отрывок из “Розы Мира”, что “человечество долго ждало, что новый голос зазвучит с церковных кафедр и амвонов”,  и   особенно   то,   как  меня  сейчас  ведут  с  помощью  песен  Виктора  Цоя  и  других  знаков.  А  ведь  все  это  было  приготовлено  заранее.   Тогда, зачем Андреев в “Розе Мира” тумана   напустил  и   написал о многовариантности, что это, просто такая военная хитрость, своего рода отвлекающий маневр?  Вполне возможно, что  все так  оно и есть. Следовательно, Цой и Андреев совершенно сознательно  так зашифровывали  информацию, что бы понял ее потом,  только я один. Когда же,  это  у меня   началось?  А  началось это после сентября  1995 года,  когда я получил повестку из военкомата. Это было как нажатие на спусковой крючок, потому что  до этого  момента,   все было   в подвешенном состоянии.  Потом начались мои  попытки войти в  систему  Православной  церкви,  а после   была  Москва, Новодевичье кладбище, “Урания”, “Железная мистерия”  и дальше пошло-поехало.  Теперь  у меня состояние депрессии, которое Виктор Цой  отразил  в  песне “Нам с тобой”.


Здесь не понятно, где лицо, а где рыло,
И не понятно, где пряник, где плеть.
Здесь в сено не втыкаются вилы,
А рыба проходит сквозь сеть.

И не ясно, где море, где суша, 
Где золото, а где медь. 
Что построить, и что разрушить, 
И кому, и зачем здесь петь?
  
  И как всегда в припеве песни,  снова   для меня  информация. 
  Нам с тобой: голубых небес навес. 
  Нам с тобой: станет лес глухой стеной. 
  Нам с тобой: из заплеванных колодцев не пить. 
  План такой - нам с тобой...
  Мол,  не волнуйся, все нормально, все идет строго по плану,  во время войны нам с тобой, встанет лес глухой стеной. 
  Уже больше года, Создатель ведет меня с помощью песен Виктора Цоя  и произведений Даниила Андреева,-  далее  рассуждал Радомир,-  первой песней была песня “Подросток”   и  второй куплет из песни  “Последний герой”.  А  началось  это  весной 1996 года.   Потом, в июне   я прочел  драматическую  поэму  “Железная  мистерия”  и получил   из  этого произведения   целый блок  ценнейшей   информации  о  том,  что  я  пророк  Розы  Мира и что  третья  мировая  обязательно  когда-нибудь  случится.   И тут же, буквально через  пару  недель  последовала песня “Дождь для нас”,  которая  подтвердила  информацию о третьей  мировой, уже  точно  указала на меня  как на пророка,   а так же  дала  мне  ключ  к песням  Виктора  Цоя.   Затем,   была песня “Верь мне”.  Потом осенью 1996 года,  был   первый том Андреева, материалы к поэме “Дуггур”, мистические события и знаки.  В  то время у меня было состояние, которое отражено в песне “Игра”.  Да, видимо,  эта песня   была  написана  Виктором,  как раз  про  этот период:   октябрь, ноябрь и первая половина декабря  1996 года.
  Игра
  Уже поздно, все спят, и тебе пора спать, 
Завтра в восемь утра начнется игра, 
Завтра солнце встанет в восемь утра. 
Крепкий утренний чай, крепкий утренний лед. 
Два из правил игры, а нарушишь - пропал, 
Завтра утром ты будешь жалеть, что не спал. 
  Но сейчас деревья стучат ветвями в стекла, 
  Ты можешь лечь и уснуть, и убить эту ночь. 
  Деревья, как звери, царапают темные стекла, 
  Пока еще не поздно лечь и уснуть в эту ночь. 
Ни звонков, ни шагов, ни звона ключей, 
Еле слышно часы у кровати стучат, 
В этом доме все давно уже спят. 
Только капля за каплей из крана вода, 
Только капля за каплей из времени дни, 
Ты пойдешь рубить лес, но увидишь лишь пни. 
  Но сейчас деревья стучат ветвями в стекла, 
  Ты можешь лечь и уснуть, и убить эту ночь. 
  Деревья, как звери, царапают темные стекла, 
  Пока еще не поздно лечь и уснуть в эту ночь. 
  В  то время  я  еще  не предполагал, что со статьей “Он придет и приведет за собой весну”,  я уже иду “рубить лес”.  Думал, что  случится это  немного попозже, но все получилось так, как сказано в этой песне  -   “я пошел рубить лес, а увидел лишь пни”. Потом  в  декабре 96-го и начале января 97-го года,  у  меня  были ситуации и состояния, которые описаны в  песнях “Последний герой”, “Попробуй спеть вместе со мной” и “Мы хотим танцевать”, а  теперь  вот  пришла очередь песни “Нам с тобой”.  Уже не так уж и много песен осталось.  Какая же  должна быть следующей?  Наверное, песня “Дальше действовать будем мы”.
Мы хотим видеть дальше, чем окна дома напротив, 
Мы хотим жить, мы живучи, как кошки. 
И вот мы пришли заявить о своих правах: "Да!" 
Слышишь шелест плащей - это мы... 
  Дальше действовать будем мы! 
  Дальше действовать будем мы! 
Мы родились в тесных квартирах новых районов, 
Мы потеряли невинность в боях за любовь. 
Нам уже стали тесны одежды, 
Сшитые вами для нас одежды, 
И вот мы пришли сказать вам о том, что дальше... 
  Дальше действовать будем мы! 
  Дальше действовать будем мы! 
  А потом, наверное,  должны произойти события, о которых  говорится в песне “Звезда”.
Волчий вой да лай собак,
Крепко до боли сжатый кулак,
Птицей стучится в жилах кровь,
Вера да надежда, любовь.
За голосуют тысячи рук,
И высок наш флаг.
Синее небо да солнца круг,
Все на месте, да что-то не так.
  В небе над нами горит звезда,
  Некому кроме нее нам помочь,
  В темную, темную, темную
  Ночь.
Ночь пришла, за ней гроза,
Грустный дождь, да ветер шутник.
Руки в карманы, вниз глаза
Да за зубы язык.
Ох, заедает меня тоска,
Верная подруга моя.
Пей да гуляй, пой да танцуй,
Я с тобой пока.
  В небе над нами горит звезда,
  Некому кроме нее нам помочь,
  В темную, темную, темную
  Ночь.
  То есть, до третьей мировой, я  все-таки  должен буду успеть донести до людей эту информацию, ну и одновременно совершить идеологическую революцию, о которой написал Григорий Кваша. Видимо,  в песне “Спокойная ночь”,  говорится  о тех же самых событиях. 
Крыши домов дрожат под тяжестью дней, 
Небесный пастух пасет облака, 
Город стреляет в ночь дробью огней, 
Но ночь сильней, ее власть велика. 
  Тем, кто ложится спать - спокойного сна. 
  Спокойная ночь... 
  Тем, кто ложится спать - спокойного сна. 
  Спокойная ночь...
  
Я ждал это время, и вот это время пришло, 
Те, кто молчал, перестали молчать. 
Те, кому нечего ждать, садятся в седло, 
Их не догнать, уже не догнать. 
  Тем, кто ложится спать - спокойного сна. 
  Спокойная ночь... 
  Тем, кто ложится спать - спокойного сна. 
  Спокойная ночь...
Соседи приходят, им слышится стук копыт, 
Мешают уснуть, тревожат их сон. 
Те, кому нечего ждать, отправляются в путь 
Те, кто спасен, те, кто спасен. 
  Тем, кто ложится спать - спокойного сна. 
  Спокойная ночь... 
  Тем, кто ложится спать - спокойного сна. 
  Спокойная ночь...
  
 То есть,  песня  “Спокойная  ночь”,  это  очередная  песня-пророчество  от   Виктора  Цоя,  где  он   прямым  текстом  говорит  о том,  что  после  того,  как я  начну  свою  общественную  деятельность,  людям  обязательно  нужно  будет   уезжать из  больших  городов.  Тот,  кто   успеет  вовремя   это сделать,  тот  будет спасен.  Ну  а после  того,  как  случится  ядерная  война,   мне “встанет лес глухой стеной”.”
  
1 Н
   В результате таких рассуждений,  по периодичности с которой в его жизни следовали знаки и происходили  ситуации,  которые  были описаны в песнях Виктора Цоя, Радомир  предположил, что события отраженные  в песнях “Дальше действовать будем мы”, “Звезда” и “Спокойная ночь”,  тоже,   должны будут   произойти,   уже очень скоро. 
2 О
- “Что мне делать сейчас?- подумал потом  Радомир,- Андреева встречаться не захотела  и  Гусинский, тоже не проникся. Ему   нужен интересный  материал для его новой газеты, поэтому он и обратил свое внимание на материал   о Цое.   Нужно   будет ему позвонить и сказать, что в “Третьем глазе”,  меня печатать не будут.  Пусть забирает этот отрывок себе. Совершить идеологическую революцию  одной только   “Он придет и приведет за собой весну”,  конечно,  совершенно  не реально.  Да я с самого начала, на это  вовсе  и не рассчитывал. Надежда была только на знак, о котором я прочитал в стихотворении Андреева.  А что   если  написать, что-то вроде своей автобиографии  и  описать  в ней   все моменты моей жизни, связанные с “Железной мистерией” и песнями Цоя?”
1 П
   Радомир  начал вспоминать и прокручивать в своей  голове   всю свою  жизнь: свое  детство, юность, свои религиозные переживания и мистические события,  свой уникальный конический череп и эпизоды связанные с песнями Цоя  и   “Железной мистерией”. “Что вообще происходит?-  спрашивал он  самого себя,- ведь  все  это  совершенно реально существует и  происходит  в  моей  жизни.  Все  крутится  вокруг  меня.   Знаки из совершенно независимых друг от друга источников указывают на одно и то же.  Эти события не могли быть просто случайностями. Если я изложу их на бумаге, то мне  тогда  придется забыть про   конспирацию и псевдонимы. Видимо,  придется так и сделать. Если у  меня  уже   была ситуация, которая отражена   в песне  “Последний герой”, значит Виктор сказал мне: “Доброе утро, последний герой, доброе утро, тебе и таким как ты”.  То есть, “доброе утро”, не только мне одному, но и еще многим другим,  похожим  на  меня   людям.   Так же   уже   произошла   ситуация из  песни   “Попробуй спеть вместе со мной”,  когда   мои “замерзшие пальцы ломали спички от которых зажгутся костры”. Значит,   Виктор мне  сказал:   “вставай рядом со мной”.  Значит,   нужно   писать  свою  автобиографию.  Может быть,  кто-то  прочитает эту работу  и потом  поможет мне  встретится с Андреевой, хотя бы тот же Гусинский. Даже, если он напечатает статью о Цое или еще несколько изданий опубликуют “Он придет и приведет за собой весну”, то ничего значительного не произойдет.  Эти публикации вполне могут остаться совершенно не замеченными. Что бы  за Розу Мира голосовало тысячи рук должно случится, что-то совершенно фантастическое.” 
2 Р
   Поэтому   Радомир  снова сел за письменный стол и начал   писать свою автобиографию. Эту работу он назвал  “Теперь я вижу Солнце – это мое!”. Через несколько дней, он позвонил Юрию Гусинскому и сказал, что в газете “Третий глаз” его материал о Викторе Цое печатать не будут,  на что  Юрий Яковлевич  ему   ответил: “Хорошо, с редактором этой газеты я знаком, тогда я возьму  у него  вашу статью.”
1 С
   Однажды, в середине марта,  во второй половине дня, Радомир шел на рынок и  увидел  парня, который  стоял прямо на тротуаре и торговал аудио кассетами.  У   Радомира  уже были записи всех  альбомов Виктора Цоя,  но  он почему то остановился у этого  прилавка и стал искать глазами кассеты с записями его песен. В  этом  месте  никто никогда не  торговал,  наверное,  поэтому  Радомир и  обратил  свое  внимание на  этот прилавок.   Он  сразу   нашел одну кассету  со  сборником  песен группы “Кино”.  Среди  уже  знакомых  Радомиру  песен  была  одна,  которую  он  еще ни разу  не  слышал.  Называлась она “Сосны на морском берегу”. “Из-за одной песни покупать кассету, наверное, не стоит”, - подумал он. После  чего,   он положил кассету и пошел дальше. Сделав буквально несколько шагов, он вдруг подумал: “А что если в этой песне, есть информация, которая мне сейчас  необходима, этой песни почему то нет ни в одном альбоме.” Радомир  вернулся к прилавку и купил эту кассету.  Когда  он  пришел   потом  домой,  то  он  сразу   прослушал неизвестную песню на магнитофоне. 
  Сосны на морском берегу
Я устал от чужих городов, 
Я устал колоть этот лёд. 
Я хотел бы уснуть, 
Но нет времени спать. 
И опять за окнами ночь, 
И опять где-то ждут меня, 
И опять я готов идти. 
Опять...
  Но я верю, что ты 
  Снова скажешь эти несколько слов, 
  И тогда я готов 
  Оставить след на этом снегу. 
  И я знаю, что мне 
  Недолго осталось ждать. 
  Чтобы снова увидеть 
  Сосны на морском берегу. 
Переулки молчат, 
Под ногами - усталый асфальт, 
Но под крышами город 
Продолжает жить, 
И пускай фонари 
Светят ярче далёких звёзд - 
Фонари все погаснут, а звёзды 
Будут светить. 
  И я верю, что ты 
  Снова скажешь эти несколько слов, 
  И тогда я готов 
  Оставить след на этом снегу. 
  И я знаю, что мне 
  Недолго осталось ждать. 
  Чтобы снова увидеть 
  Сосны на морском берегу.
  
  И я верю, что ты 
  Снова скажешь эти несколько слов, 
  И тогда я готов 
  Оставить след на этом снегу. 
  И я знаю, что мне 
  Недолго осталось ждать. 
  Чтобы снова увидеть 
  Сосны на морском берегу.
  
2 Т
   “Сосны на морском берегу - это  образ  тишины и покоя,  которые  встречают  человека  в  посмертии,  в  светлых  слоях,-  подумал  Радомир,-  значит Виктор писал эту песню   в то время,   когда он уже  точно  знал, что  скоро  он   погибнет.  Он верил, что я снова “скажу эти несколько слов”, то есть,   снова со своими статьями поеду в Москву.  Поэтому,   он  тоже   был  готов  дать  еще один концерт  и  оставить еще один след  на  этом снегу,  то есть, в  памяти и сознании  людей.  Моя автобиография   почти уже  готова,  осталось только сделать несколько копий.  Сделаю и поеду. Что же это такое, получить вот  такое  письмо от Виктора, именно сейчас,  в середине  марта  1997  года,  после нескольких моих поездок в Москву, с моей первой статей?  Следовательно, он знал, когда и при каких условиях эта песня  ко мне  “совершенно случайно”  попадет,  для  чего  он  ее специально  написал,  а потом она почему то  не вошла ни в один из его альбомов. Как же  это  возможно,  что бы  события  происходили,  именно,  таким  образом? Ведь  прошло  уже нескольких лет  с тех  пор,  как  он  ушел”
1 У
   В конце марта, Радомир  снова  поехал в Москву.  Одну копию своей автобиографии, он занес в “Уранию” и попросил зачитать ее Алле Александровне Андреевой. Юрий Яковлевич Гусинский, к тому времени уже ушел из “Оракула” и  организовывал работу  своей новой газеты. Офис для редакции  своей   газеты, он арендовал в том же здании, где располагалась редакция “Оракула”, только уже в другом его крыле. Что бы попасть в него, нужно   было пройти через проходную, для чего нужно было звонить в  редакцию  и  потом ждать  человека из редакции. Радомир  так и сделал. “Сейчас, выйдет Андрей, он проведет вас через проходную”,- сказал ему по телефону Гусинский. Через какое-то время, в вестибюль института  вышел молодой, крепкий парень и провел Радомира  на охраняемую территорию института. Юрий Яковлевич Гусинский, как  всегда был в хорошем расположении духа и встретил Радомира  очень приветливо. Он  начал, что-то рассказывать ему  о своих грандиозных планах, а Радомир  сидел  молча и ждал  удобного момента, для начала откровенного разговора.  
2 Ф
   Но этот момент, все никак не наступал.   Гусинский, что-то  рассказал про финскую печать газеты, а  потом  начал рассказывать про своих авторов. “Вот эта, например, занимается экзарцизмом, - сказал он,-  ерунда, конечно, полная, но ничего – квартиру купила.” 
1 Х
   Юрий Яковлевич  своим рассказом, хотел продемонстрировать Радомиру, что их сотрудничество будет выгодно им обоим. Гусинский  умел обращаться с людьми и в бытность его главным редактором “Оракула”, в этой газете печаталось много интересных статей и хороших авторов.  
2 Ц
   Так и не совпав в эмоциональном настрое с Гусинским,  в конце беседы Радомир  подумал: “Ладно, оставлю ему “Теперь я вижу Солнце – это мое”,  когда прочитает, тогда и поговорим.”  Он передал  Гусинскому эту работу, после  чего с  ним попрощался  и  пошел дальше. В редакции журнала “Наука и религия”, опять   ничего определенного ему не сказали. Оставлять свою автобиографию  в этом издании, Радомир  не стал.   
1 Ч
   Во время этой поездки,  он  нашел  один  эзотерический  центр,  который  занимался  издательской деятельностью. Располагался он   в полуподвальном помещении одного из московских домов. Самостоятельно оплатив  тираж,   здесь  можно было напечатать  свою работу в виде брошюры.  Женщина, которая, возглавляла этот центр, спокойно прочитала “Теперь я вижу Солнце – это мое!”  и  потом   сказала  Радомиру, что  напечатать  такое,  они не могут.  
2 Ш
   Таков был конечный результат этой мартовской поездки. В апреле Радомир  еще немного подкорректировал свои работы  и  выделил материал   о Викторе Цое в отдельную статью.  
1 Щ
   Еще он написал письмо Алле Александровне Андреевой, в котором  еще раз просил ее о встрече и потом снова  поехал в Москву.  Юрий Яковлевич Гусинский, в этот раз  встретил его   уже  более сдержанно и даже чуть-чуть настороженно. Поздоровавшись с ним,  Радомир  присел на стул.
- Вы читали  мою вторую статью?- спросил  Радомир у Гусинского.
- Нет,- ответил Гусинский. 
   Радомир  наклонился  и  открыл   свою сумку для того, что бы достать свежую копию  своей статьи о  Викторе  Цое, а Гусинский  в это время,  видимо,  внимательно рассмотрел его череп. 
- Действительно конический,- произнес Гусинский.
  Радомир   поднял свою голову.
- Вы читали мою статью,- утвердительно сказал он. 
  Гусинский  утвердительно кивнул головой. 
- Я написал Алле Александровне Андреевой письмо, хотите его прочитать?- спросил Радомир  у Гусинского. 
- Давайте,- сказал Юрий  Яковлевич.   Радомир  достал  из  сумки  письмо и  передал  его  Гусинскому   (потом Радомир   надеялся попросить Юрия Яковлевича, помочь ему встретится с Андреевой).  Пока Гусинский читал, Радомир  спокойно сидел и на него смотрел. Интуитивно он почувствовал, что Гусинский немного не доволен и  конструктивного   разговора у них не получится. Гусинский прочитал письмо, потом  передал   его  Радомиру  и ни чего  ему  не сказал. Радомир  взял письмо,  тут  же  передал Гусинскому новый вариант статьи о Викторе Цое,  затем  встал   со   стула,   попрощался  и   вышел   из   кабинета. 
2 Ъ
   От  Гусинского,   Радомир  поехал в “Уранию”. Когда он подошел к зданию,  в котором находился их офис, то остановился и посмотрел в их окно.  Несколько секунд  ему  хватило,  чтобы  почувствовать,  что  заходить  туда,  ему   не нужно.  Поэтому   он развернулся  и  пошел обратно к станции метро.  
1 Ы
   В тот же раз, он зашел в МГУ, на кафедру русской философии и оставил у заведующего кафедры статью “Он придет и приведет за собой весну”.  Завкафедры  ему  пообещал   передать   эту статью, в какой-то журнал и дал ему номер их телефона.  Радомир   звонил потом несколько раз  на  этот  номер,   но  статья  или  потерялась у них в редакции, или, даже,  до них  не дошла.
2 Ь
   После этого,  Радомир   поехал  поездом   в город  Санкт-Петербург.   Приехав в  этот  город,  в справочном бюро   он узнал, где захоронен Виктор Цой,  после  чего   сразу  же   поехал на его могилу. На кладбище  он пробыл примерно час или полтора.  В атмосфере кладбище,  у него   сложилось  четкое ощущение, что Виктора здесь нет, но бывшая физическая  оболочка его, находится здесь, на уровне двух  метров под землей. Потом он  поехал в знаменитую котельную, в которой Виктор когда-то работал кочегаром. Общеизвестно свойство кино и телевидения увеличивать размеры снимаемых объектов.  Когда же встречаешься с ними в реальной жизни, то они не кажутся уже такими большими,  какими казались на экране. Это правило подтвердилось, когда Радомир,  в первый раз попал на Красную площадь.  Двор “Камчатки”, тоже, оказался чуть поменьше, чем он производил   впечатление с телеэкрана. 
1 Э
   Радоимр постучал в котельную.  Через несколько секунд  дверь ему открыл высокий, молодой парень.  Назовем его Евгений.  Он   сразу  пригласил Радомира пройти в котельную,  которая  тоже оказалась очень маленькой.  Евгений и  Радомир  прошли в бытовку, где  стоял стул, стол и диван, на котором сидела молодая девушка – подруга Евгения. Радомир  присел на стул и стал общаться с Евгением и его девушкой. Евгений рассказал, что он  является музыкантом группы “Аукцион” и  еще   работает здесь кочегаром.   Радомир  в свою очередь сказал, что он приехал из Омска   специально, для того, что бы побывать на могиле у Виктора Цоя.
2 Ю
   “В котельную часто приходят Цоевские фанаты, - сказал Евгений,- мы всех пускаем и все им показываем.”
  Долго засиживаться в котельной и стеснять молодую пару, Радомир не стал. Когда он собрался уходить, Евгений предложил ему сделать запись в гостевом журнале котельной.
- “Пиши, что хочешь,- сказал Евгений,- смотри, здесь все пишут, все что им в голову придет.” 
- “Что же написать?- подумал Радомир,- сейчас весна, апрель, я сижу в культовой  Камчатке,.. придумал,  это и напишу. Плюс еще, песни с такими же названиями есть у Виктора”  И он написал всего три слова  - Весна, Апрель, Камчатка - и ниже строчкой подписался  -  Последний герой.
   Потом  он   оставил Евгению одну копию “Теперь я вижу Солнце – это мое!”,  после  чего   попрощался и вышел из котельной во двор. 
1 Я
   В Санкт – Петербурге, Радомир  пробыл всего три дня.  На второй день,  он опять  поехал на кладбище и опять   пробыл около могилы Виктора Цоя,  примерно  полтора часа.  На третий день, прямым поездом, он уехал в Омск.
2 А
   Наступил май 1997 года.  После того, как прошло немного времени,  песни Виктора Цоя   снова погнали Радомира   в дорогу. “Нужно   сделать еще одну попытку поговорить с Гусинским”,- решил Радомир. Поэтому  он  еще раз  напечатал на принтере копии  своих статей  и  в июне  снова поехал в Москву.  
1 Б
   Поезд, Москва, вокзал, метро, здание института. Когда  Радомир позвонил Гусинскому из вестибюля института и попросил  его принять, то услышал в трубке: “Зачем?”
- Я привез вам новый вариант статьи,- ответил Радомир. 
- Хорошо, подождите, сейчас к вам выйдут,- сказал Гусинский.
 
  2 В
   В предыдущий раз,  через  проходную  Радомира  проводила  невысокая миловидная женщина средних лет.  Через  какое-то   время, в вестибюль института вышла та же самая женщина и помогла ему пройти через  проходную  (в этот раз, ему   пришлось  ждать эту  женщину   гораздо дольше).  Гусинский назвал газету “Незримая сила” и уже успел выпустить один или даже два ее номера.  Статью Радомира,  он разбил на части и публиковал их сейчас   по очереди в каждом номере. Когда Радомир  зашел в офис редакции,  то его пригласили присесть за стол к какой-то женщине.  Она  показала ему  отпечатанный в редакции отрывок из его статьи, который  был  уже  подготовлен для следующего номера газеты.  Радомир   прочитал этот  отрывок и  в знак одобрения кивнул годовой.  Потом он спросил эту женщину: “А Юрий Яковлевич, что занят?”  “Да, занят,- ответила женщина,- вот первый номер нашей газеты, можете взять его себе.”  Женщина подала Радомиру  газету, он взял ее в свои руки, немного  полистал,  увидел в ней  напечатанную  первую часть  своей статьи,   после  этого   убрал эту  газету в свою сумку.  Потом  он  встал со стула,   попрощался  и  вышел  из  офиса. 
 
1 Г
   “Рассчитывать на дальнейшее сотрудничество с Гусинским, после его “зачем”, мне  видимо уже не придется,- подумал Радомир,- может быть съездить еще раз в “Уранию” и попросить  их, что бы они организовали мою встречу с Аллой Александровной.  В  данный  момент,   это  единственный  шанс,  хотя   и весьма призрачный”.   Поэтому  потом  Радомир  поехал  в  “Уранию”   и переговорил  с одной  сотрудницей  этого  журнала.  Она  еще  раз  ему  сказала,  что  встречаться   Алла  Александровна  с  ним  не  хочет,   а  заставить  ее,   они   не могут.  
2 Д
   После  этого,   он  уехал   домой. В июле, Радомир  стал  в очередной  раз  просматривать   “Розу Мира”. В главе о вестниках,  его  внимание  привлекло определение понятия вестничество. “Вестник – это тот, кто будучи вдохновляем даймоном, дает людям почувствовать сквозь образы искусства, в широком смысле этого слова высшую правду и свет, льющиеся из миров иных. 
 Вестничество и пророчество, понятия <b><i>близкие</i></b>, но не совпадающие. Вестник действует только через<i> <b>искусство</b></i>; пророк может осуществлять свою миссию и другими путями – через устное проповедничество, через религиозную философию, даже через образ всей своей жизни».




1 Е
Как ни странно это может показаться, раньше это определение он не замечал. “Роза Мира”, это книга, в которой сконцентрировано огромное количество идей, поэтому читать и с каждым разом открывать ее для себя, находить в ней что-то новое, можно всю свою жизнь. “Вот эти строки как раз и объясняют то, что сейчас со мной происходит,- подумал Радомир,- вестник – это то же самое, что и пророк, только он действует, только через искусство. Андреев и Цой были вестниками и все полученные ими знания, они отражали только в своих произведениях, а я пророк, поэтому сама моя жизнь, является учением. Все правильно.”



2 Ё
В свое время, Радомир читал «Бхагават-Гиту», с комментариями основателя общества сознания Кришны, гуру Свами Прапхупады и запомнил одну его мысль. Разделение человеческого общества на касты, по мнению Свами Прабхупады, имеет глубокий смысл и когда-то было получено индийскими мудрецами, как божественное откровение. Ошибка Индии состоит лишь в том, что в индусы закрепили его династионно.


- “Этот Прапхупада прав,- думал сейчас Радомир,- любое человеческое общество может нормально жить и развиваться, только в том случае, если в нем полноценно представлены все четыре касты и все они добросовестно выполняют возложенные на них функции. Все беды России происходят из-за того, что у нее нет достойных представителей самого высшего сословия – касты брахманов, то есть представителей интеллектуальной и духовной элиты, способных сформировать систему нравственных, интеллектуальных и духовных ценностей, и повести потом за собой все общество. Те же, кто в данное время себя таковыми считает, совершенно необходимым требованиям не соответствуют. Они совершенно не способны взять на себя ответственность за судьбу своего народа, потому что за годы советской власти, интеллигенция превратилась в России в прослойку. Все что они могут, это вести пустую болтовню и пресмыкаться перед кшатриями и вайшьями, то есть перед властьимеющими администраторами и богатыми предпринимателями. Россия сейчас - страна богоизбранная, поэтому в качестве элиты, сейчас, ей нужны люди совершенно выдающиеся. В Москве таковых я не встретил. Великая Российская Империя погибла по сценарию описанному Достоевским в “Бесах” и “Великом Инквизиторе”. Русская интеллигенция конца 19-го - начала 20-го веков, не только это не предотвратила, даже, наоборот, она сама была в авангарде революции. И вот опять история повторяется. Происходит все тоже самое, снова пришли вестники, снова создали гениальные, бесценные произведения, а никому до этого и дела нет. К кому вот мне идти, почему кроме “Урании” ничего больше нет? “Роза Мира” издана многотысячными тиражами, у Виктора Цоя, вообще, миллионы поклонников. Вся эта информация на виду, но почему-то никто ее не воспринимает. Судя по песне “Нам с тобой”, война будет такая, как ее описал Андреев, то есть, в ядерных взрывах погибнут сотни миллионов человек. Мне сейчас, в первую очередь нужно будет спасти детей и тех, кто будет мне нужен после войны, то есть тех, кто способен воспринять эти знания.”


1 Ж
В результате таких размышлений, к концу августа и началу сентября 1997 года, у Радомира созрела идея еще одной большой статьи.


- “К кому мне с ней идти? – спрашивал он сам себя,- видимо, только к Гусинскому. Звонок Далекина и статья Кваши, указывают только на него. Вообще, нелепая ситуация. Это же он опубликовал в “Оракуле” прогноз Кваши о появления в России нового учения и буквально через месяц, я к нему пришел и принес свою работу, с этими самыми знаниями. Вот, все у меня здесь на своих местах, и прозрения, и обобщения, и искусство, и наука, и предсказания. Все собрано, сконцентрировано, обработано и подано в виде настоящего учения. Если не моя статья, если не “Роза Мира”, то что тогда, вообще, может стать новой идеологией? Ведь на самом деле, все очень серьезно и если ему что-то непонятно, то я же все могу объяснить, показать и рассказать. Что я и хотел сделать. Это же уникальный шанс для любого журналиста, пообщаться с настоящим пророком и узнать такую информацию, как говорится из первых рук. Ведь у меня есть очень много информации, которая в мои статьи не вошла. Это же сразу станет историческим событием. А он, даже, разговаривать со мной на эту тему не захотел. Как то немного с высока и поверхностно ко всему этому отнесся. Ему видимо все равно, опубликовал статью и ладно. Мог бы дать мне шанс. Ведь я же почувствовал, что моя история его заинтересовала. Если боится публиковать мои статьи, то и не надо, пусть только поможет мне встретиться с Андреевой. Его это совсем не затруднит, потому что возможности у него есть.”.




2 З
В сентябре Радомир приступил к работе над третьей своей статьей. Ее он адресовал лично Юрию Яковлевичу Гусинскому.


Где Вы теперь и с кем,
Кто хочет быть судьей,
Кто помнит все имена?
Нам не хватает тем,

Не нарушай покой, 
Эта ночь слишком темна. 
  Где твой мундир, генерал, 
  Твои ордена, спина, как струна? 
  Ты уже слышал отбой.
  Просто дождь бил по крыше твоей, генерал. 
Все находят время, чтобы уйти, 
Никто не уйдет навсегда.
Парламентеры один за другим,
И каждый знает горечь плода. 
  Где твой мундир, генерал, 
  Твои ордена, спина, как струна? 
  Ты уже слышал отбой.
  Просто дождь бил по крыше твоей, генерал. 
Хочется спать, но вот стоит чай
И горит свет ста свечей. 
Может быть завтра с утра будет солнце 
И тот ключ в связке ключей? 
  Где твой мундир, генерал, 
  Твои ордена, спина, как струна? 
  Ты уже слышал отбой .
  Просто дождь бил по крыше твоей, генерал.




Кроме описания некоторых внешних деталей, а так же мыслей и эмоционального состояния Радомира, Виктору Цою в каждой своей песне удалось совершенно точно передать неуловимую атмосферу, которая витала в воздухе во время ситуаций зафиксированных в его творениях. Это относится ко всем его песням без исключения (и конечно к песне “Генерал”), поэтому Радомиру удавалось практически сразу их безошибочно угадывать, но это происходило только тогда, когда он уже оказывался в очередной ситуации. Песню “Генерал”, Виктор Цой написал про ситуацию осени 1997 года, то есть, про ситуацию и время, когда Радомир писал третью свою работу. И в этот раз, тоже, он это понял только тогда, когда начал писать, а до этого момента смысл этой песни был ему совершенно не понятен. Общая ситуация в то время, по-прежнему, все еще висела в воздухе, то есть с утра у него не было Солнца и того ключа в связке ключей. Состояние депрессии его еще преследовало и это хорошо выражено в этой песне. И хотя местная ТЭЦ, уже начала лучше работать и город уже начал постепенно выходить из энергетического кризиса, перебои с электроэнергией, иногда, все еще случались, поэтому в такие моменты, он зажигал свечи и писал при их мерцающем свете. Когда работа была уже готова, то в самом ее конце, Радомир написал Гусинскому свою просьбу о том, что бы он помог ему встретится с Андреевой.


1 И
Какой-то особенно важной информации для Радомира, в этой песне уже нет, потому что в то время, это было уже ни к чему. Эта песня только зафиксировала его состояние и ситуацию, в которой он оказался осенью 1997 года. Хотя сам факт существования этой песни, давал потом ему дополнительную информацию, для размышлений и анализа общей ситуации.


2 Й
В ноябре Радомир снова отправился в Москву. Юрия Яковлевича Гусинского на месте в этот раз не оказалось и Радомир передал ему свою новую работу через ту женщину, которая два предыдущих раза, выходила к нему в вестибюль института и проводила его через проходную. Кажется во время той же самой поездки, несколько экземпляров своей первой статьи, он отправил в редакции различных столичных изданий по почте. Вернувшись потом в Омск, звонить Гусинскому он не спешил.




ЗРЕЛЫЕ ГОДЫ


1998 год



1 А
Выждав весь декабрь, второго января 1998 года, Радомир позвонил Григорию Кваше для того, что бы уточнить у него какой-то вопрос и от него узнал, что тридцать первого декабря 1997 года, Юрий Яковлевич Гусинский скончался от инфаркта.


2 Б
Через несколько дней, когда эта новость уже осела в его сознании, Радомир подумал: “Ну вот и последняя моя ниточка оборвалась. Прошел, пролетел 1997 год, а идеологической революции в нем так и не состоялось. Что сделал, что кроме рекламы и статей своих экстрасенсов и колдунов опубликовал за последний год своей жизни Гусинский, какими драгоценными знаниями поделился с людьми? Только моей статьей о Цое. Выходит, что все произошло так, как и говорил ему этот ясновидяший Владимир Далекин, а он не поверил ни мне, ни ему и целый год все пыжился и сопротивлялся. Но при всем при этом, он единственный, кто хотя бы в самом начале принял меня в Москве по-человечески и он первый, кто опубликовал мою статью, в многотиражном московском издании. Больше для меня, никто ничего полезного не сделал. Бегают, суетятся. Как дети, в самом деле. “Кричат “Ура” и бегут вперед, а над этим все Новый День встает”. Все, как по Цою. Тот кто поможет мне сейчас распространить мои знания и спасти людей, тот заслужит перед Богом больше, чем иной праведник или святой, даже, если он будет законченным материалистом и прожженным прагматиком. Пока Гусинский единственный, кто что-то сделал, хотя, конечно, он преследовал свои интересы.”


1 В
В конце зимы или уже весной 1998 года, Радомир поехал в Москву и забрал в редакции “Незримой силы”, экземпляры всех своих статей.


2 Г
Во время этой или следующей своей поездки, на всякий случай, он зашел в редакцию журнала “Наука и религия” и совершенно случайно спросил у Сергея Макина о Алле Александровне Андреевой.


- “Я с ней не знаком”,- ответил Макин.


- “А может быть вы знаете кого-то, кто с ней знаком?- сказал Радомир,- я очень хочу с ней встретиться”.


- “У меня есть один знакомый,- ответил Макин,- он сейчас пенсионер. Он знаком с Андреевой. Вы напишите ему записку со своей просьбой, а я ему передам.”



1 Д
Знакомого Макина звали Виталий Леонидович Правдивцев. Радомир написал ему записку и оставил ее у Макина. Потом он позвонил Сергею Макину из Омска:


- “Правдивцев согласен вам помочь,- сказал по телефону Макин,- он разрешил дать вам номер его телефона.” И Сергей продиктовал Радомиру номер телефона Правдивцева.


2 Е
Потом Радомир позвонил Виталию Леонидовичу и они договорились о том, что Правдивцев организует его встречу с Андреевой.


- “Я могу специально приехать”,- сказал Радомир во время этого разговора.


- “Нет, не надо,- ответил Виталий Леонидович,- когда вам будет удобно, тогда и приезжайте.”


1 Ё
Следующая поездка Радомира в Москву, состоялась в июне 1998 года. Как они и договаривались с Правдивцевым, Радомир предварительно позвонил ему из Омска и сказал, когда он будет в Москве. Потом они созвонились, уже в Москве и договорились о встрече на одной из станций метро.



2 Ж
Восемнадцатого июня 1998 года, Радомир и Виталий Леонидович в утренние часы встретились в метро, затем вышли из подземки в город и пошли по московским улицам. Когда они шли по какой-то большой площади, Радомир почему-то подумал:


- “Никакого знака Андреевой не будет”.



1 З
Правдивцев договорился с Андреевой о том, что он придет к ней в гости, ровно в двенадцать часов дня. До полудня оставалось еще немного времени, поэтому Радомир и Виталий Леонидович, еще не много прогулялись и побеседовали.



2 И
Ровно в двенадцать часов, они вошли в подъезд дома, в котором жила Андреева, поднялись на ее этаж и позвонили в дверь ее квартиры. Алла Александровна встретила их очень радушно и попросила пройти в одну из комнат своей квартиры.


1 Й
Радомир и Виталий Леонидович прошли в комнату, присели и стали общаться с Аллой Александровной. Сначала разговаривали Алла Александровна и Виталий Леонидович, а Радомир в основном молчал. Потом Алла Александровна у него спросила:


- А откуда вы приехали?


- Из Омска,- ответил он.


- А чем вы занимаетесь?- спросила Андреева.


- Коммерческой деятельностью,.. торговлей,- сказал Радомир.



2 К
После этого, Алла Александровна, еще немного поговорила с Виталием Леонидовичем и потом он сказал Радомиру:


- Вы хотели, что-то спросить у Аллы Александровны.


- Я хотел узнать, может быть есть, что-то еще у Даниила Леонидовича, что не вошло в собрание его сочинений?- спросил Радомир у Аллы Александровны.


- Нет,- ответила она.



1 Л
Сразу после этого, Радомир почувствовал, что настал момент, что бы выяснить главный для него вопрос.


- Алла Александровна, - не спеша начал Радомир ,- в “Железной мистерии” есть один персонаж, которого Даниил Леонидович назвал Неизвестным. Так вот, многие эпизоды его жизни, сходны с моей биографией.


- И с моей тоже,- сказала Алла Александровна.


- И с моей,- сказал Виталий Леонидович.


Радомир немного помолчал и потом сказал:


- В одном стихотворении, Даниил Леонидович пишет, что пошлет вам какой-то знак, я думал, может быть..,- начал говорить Радомир, но Андреева его прервала.


- Даниил посылал мне много знаков,- спокойно и невозмутимо сказала Алла Александровна.




2 М
После этого, Андреева еще немного поговорила с Правдивцевым, а в конце беседы Радомир стал извинятся перед Аллой Александровной за свои необычные вопросы. “Ну что вы,- подбодрила его Алла Александровна,- все хорошо”. Потом Радомир и Виталий Правдивцев простились с Аллой Александровной и вышли из ее квартиры.


1 Н
Выйдя из подъезда, Радомир и Виталий Леонидович дошли до ближайшей станции метро. Здесь Радомир поблагодарил Правдивцева за помощь в организации встречи, обменялся с ним координатами и после этого они распрощались.




2 О
Вернувшись в свой родной город, Радомир начал анализировать сложившуюся ситуацию.


- Все, что я мог – я сделал,- рассуждал он, - пробежал со своей статьей по всей Москве, издал материал о Цое в многотиражной московской газете и даже встретился с Андреевой. Никакого знака ей не было. Ну что ж, значит не в знаке дело. Значит, все должно сложится, как то по-другому. В конце концов, только за счет какого-то знака, людей к Розе Мира не привлечешь. Что мне сейчас делать? В Москве, мне явно делать уже больше не чего, потому что почти никто на мою статью не отреагировал. Значит, нужно просто жить дальше. Если действительно, я пророк, то что-то должно еще произойти.



1 П
С этого момента, Мы можем ускорится и перейти на более краткую форму изложения Нашей истории, поскольку очень много лет потом, Радомир жил самой обычной жизнью и ничего необычного с ним не происходило.



1999 год


1 А
Наступил 1999 год. Жизнь шла своим чередом. В последние месяцы 1998 года, у Радомира появилось больше свободного времени, поэтому чтобы чем-то его занять и расширить круг своего общения, в январе 1999 года, он восстановился в университете, на заочное отделение.


2 Б
Все месяцы, которые прошли после его встречи с Аллой Александровной Андреевой, он все время думал о случившемся с ним, в 1996 и 1997 годах. С одной стороны, эти события дали ему определенную информацию, внушили мысль, что все должно произойти очень быстро и последовательно, а с другой, ничего особенно конструктивного, после этого, так и не последовало.



“Так все-таки пророк я или нет?- постоянно думал он,- песни Виктора Цоя, “Железная мистерия” Андреева, остальные знаки, все это было подготовлено заранее и потом совершенно неожиданно появилось в моей жизни. Что могли означать события?”





2000 год



1 А
В общем и целом, 2000-ый год, прошел у Радомира примерно также, как и предыдущий: он ездил за товаром, торговал, учился в университете и ждал.


2 Б
В этом году, Радомир пошел тренироваться в секцию самбо и прозанимался этим видом спорта несколько месяцев.



2001 год


1 А
Весной 2001 года, Радомир успешно закончил учебу в университете и получил диплом о высшем образовании.


Потом прошло еще три года.


2002 год


2003 год



2004 год


1 А
Наступил 2004 год. В это время, он немного неважно себя чувствовал, поэтому решил заняться лечебным голоданием. Сначала он изучил теорию голодания, а потом перешел к практике. Через какое-то время, он познакомился с одним человеком, который хорошо разбирался в различных оздоровительных методиках. Звали этого человека Владимир Петров.



2 Б
В первых числах марта его продуло, поэтому потом несколько дней он провалялся дома, с каким-то не совсем обычным воспалением. После того, как это воспаление у него прошло, во время Великого Поста, он ушел на десятидневное голодание.



1 В
Во время голодания, Радомир звонил, иногда, Владимиру и с ним советовался. На девятый день, он сделал выход из голодания и стал восстанавливаться.



2 Г
Сразу как только он восстановился, он купил трехкомнатную квартиру в доме по улице Масленникова, сделал в ней небольшой косметический ремонт и стал в ней жить.


1 Д
Весной Радомир сделал, еще несколько коротких голоданий и после этого голодать прекратил. Про “Розу Мира” и то, что произошло с ним в 1996 – 1997 годах, он вспоминал уже только изредка.



- Буду жить, как самый обычный человек,- подумал однажды он,- но что же все таки могло случиться? Может быть там наверху, начальство про меня забыло или у Них изменились планы? Ведь событий, о которых сказано в песнях “Дальше действовать будем мы”, “Спокойная ночь”, “Вера-Надежда-Любовь” и “Нам с тобой”, пока, еще не случилось. Почему же со мной, все это произошло?



2 Е
В июле, Радомир один раз приехал в гости к Владимиру и тот ему рассказал, что недавно он совершил паломническую поездку в Туркестан (это место находится в Казахстане).


- “У нас есть место, где находятся эти люди, если хочешь, съездим”, - предложил Владимир. Радомир раньше уже слышал о мусульманском святом Ходжи Ахмед Ясави, мавзолей которого находится в Туркестане, поэтому не задумываясь сразу согласился. Через несколько дней, в третьей декаде июля, Радомир заехал к Владимиру на своем автомобиле. Вместе с ними поехала жена Владимира Саида и их дочь Алия. В такой компании, на автомобиле Радомира, они направились в район Московки-2. Когда они доехали до места, то они зашли потом в самый обычный дом, где в это время находилось несколько человек. Радомиру сначала предложили сесть в кресло. После того, как он сел, одна женщина присела рядом с ним и стала ему рассказывать об истории появления их религиозно-духовного течения. Звали эту женщину Жанара.



Это Кадыр-Али,- сказала Жанара, указав на большую фотографию, которая висела на стене, - в советское время, он был председателем колхоза, а когда СССР не стало, он стал заниматься бизнесом. В феврале 1997 года, он поехал в Туркестан. Когда они приехали к мавзолею Арыстан-Баба и всей группой сидели в комнате, то одна молодая женщина встала и сказала (дословно): “Мне почему то очень хочется говорить, можно я вам что-то скажу”. И когда ей разрешили, то она сказала: “Здесь среди нас находится человек, который должен будет привозить сюда людей, у него на руке есть особая печать”. И указала потом на Кадыр-Али. С тех пор, он стал возить людей в Туркестан, сначала сам, а сейчас нас уже много, мы называемся “Ак жол””( что означает “Cветлый путь).



2 Ж
Потом подошел Владимир и сказал: “Когда тебе будут давать бота, то сначала назовут твое имя, тогда ты встань и сложи перед собой ладони, так как это делают мусульмане.” После чего одна из женщин встала, положила свою правую руку себе на грудь и стала громким голосом выкрикивать фразы на казахском языке. Как потом узнал Радомир, звали эту женщину Гульнара-тате. Радомир сделал все так, как ему сказали, он встал и по мусульмански сложил ладони своих рук, прямо перед собой. Когда Гульнара-тате закончила давать бота, Радомир сделал мусульманский жест омовения ладонями. Пока Гульнара-тате давала бота, Саида записывала содержание бота на листке бумаги и когда Радомир вышел потом в другую комнату, она начала переводить ему на русский язык его бота. В бота говорилось о некоторых фактах из его биографии, а так же, что в следующие полгода, у него будет испытание.


- А еще Арыстан-Баб, зовет тебя приехать в Туркестан, - закончила переводить Саида.



1 З
Потом Радомир поехал домой, а Владимир вместе со своей семьей, остался в этом доме. Увиденное и услышанное в орде (так называется это место), Радомира немного заинтересовало и заинтриговало, но слишком большое значение этому, он пока еще не придал. Однако, сам для себя, он отметил:


- Это произошло с Кадыр-Али, в феврале 1997 года, то есть, сразу же после того, как у меня случились ситуации описанные в песнях “Последний герой”, “Попробуй спеть вместе со мной” и “Мы хотим танцевать”. Доброе утро, Последний герой. Доброе утро тебе и таким как ты… Таким как ты… Вполне возможно, что в этом “Ак жоле”, что-то есть. Только все это, как-то очень необычно выглядит.


2 И
Спустя две или три недели после посещения орды, с Радомиром произошло настоящее чудо. Он вдруг стал гораздо лучше себя чувствовать и можно сказать полностью восстановил свое здоровье. И это чудо, как он совершенно отчетливо понял, было прямым следствием, всего лишь одной его поездки в орду. Тем не менее, еще раз съездить в орду или как ему сказали в бота, поехать в Туркестан он не стремился, потому что Ак-жол в то время, был еще чрезвычайно для него необычен.



1 Й
Как то в первых числах октября, в десять часов вечера он практически уже лег спать, но из-за неприятных ощущений в груди, все никак не мог уснуть. Вдруг в противоположном верхнем углу своей комнаты, он увидел призрачный образ, той самой загадочной структуры, которую когда-то он видел в детстве и которая была похожа на третичную структуру белка. Видение продлилось всего лишь несколько секунд и затем исчезло.



2 К
Когда вечером следующего дня, он шел по улице, то его продул холодный осенний ветер. Сразу же, в тот же самый вечер, он почти ничего не почувствовал, а только на следующий день, он смог уловить в своей груди какие-то неприятные ощущения.


1 Л
В поликлинику, в ближайшие дни он не обратился, так как никаких серьезных симптомов болезни у него не наблюдалось, а ощущалось только небольшое жжение посередине его грудной клетки. Когда прошло еще несколько дней, то по-прежнему, температуры или кашля у него не было, тем не менее, каждый день теперь он стал ощущать, как непонятное воспаление постепенно захватывает все новые и новые участки внутри его организма. Теперь, по прошествии времени, уже можно сказать, что это воспаление, первый приступ которого случился весной этого года, было последствием психосоматической травмы, которую он получил в Москве, в декабре 1996 года. Через какое-то время он понял, что ему нужно обратиться за помощью к врачу. Поэтому потом, он сходил в свою поликлинику к врачу-терапевту и она прописала ему курс антибиотиков. Десять дней он добросовестно принимал эти уколы, но воспаление почему то у него не прошло. До этого случая, антибиотиками он ни разу не лечился и поэтому он не пошел потом еще раз в поликлинику, для того, что бы потребовать у врача, выписать ему более эффективные препараты.




2 М
Это было уже в конце октября или начале ноября. Весь ноябрь, он находился потом дома и пробовал лечится средствами народной медицины, но лучше ему не стало, поэтому в середине декабря, он решил обратиться за помощью к народным целителям.



1 Н
На следующий день после того, как он принял такое решение, сначала он поехал к одной бабушке-целительнице, которая принимала в районе Амурского поселка. Когда он зашел в частный дом, в котором принимала эта целительница, то увидел, что в доме было много людей. Все они стояли в очереди - кто-то на оздоровительный сеанс, а кто-то на диагностику. Он посмотрел на эту очередь и потом вышел из этого дома.


2 О
После этого, он поехал к другой целительнице, которая принимала в одной городской гостинице. Звали эту целительницу Солодовникова Любовь Васильевна. Она его приняла, осмотрела и пролечила. Лежа на кушетке, он почувствовал, как от рук целительницы идет энергия, от которой ему становится немного легче. После сеанса Любовь Васильевна посоветовала ему купить антибиотик, который называется Ципролет.


1 П
В течении десяти дней, он лечился у Любовь Васильевны и каждый день регулярно принимал Ципролет. Через несколько дней лечения, воспаление начало постепенно у него проходить и на десятый оно прошло окончательно. Но теперь он чувствовал, что внутри его груди произошли какие-то серьезные изменения, отчего многие ткани его организма стали непривычно жесткими.









Рубрика произведения: Разное -> Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 93
Опубликовано: 08.07.2016 в 08:39
© Copyright: Радомир Энки
Просмотреть профиль автора






1