Неразгаданные тайны наших предков. Письмо к подруге посреди ночи.



Кто населял нашу Землю в далёком прошлом? А, может быть, и в не так уж далёком? Как они жили и познавали мир? «Кто?», а главное, «Как?» строил великолепные здания, дошедшие до наших дней? Почему мы не можем вспомнить своего прошлого? Интуиция - лишь она одна из способностей осталась нам в наследство, но и её мы не умеем слушать, а услышав, не верим.
***

Милая моя подруга! Привет! Сегодня ночью не спалось. Я то в полудрёме бродила по квартире, то снова ложилась в надежде уснуть. Внезапно перед взором потекла череда каких-то картинок, похожих на странные видения. Возможно, я просто насмотрелась разного видео и начиталась статей об устройстве древнейших миров на нашей планете, а возможно, это как раз и послужило чем-то вроде толчка, заданного внутреннего вопроса, на который и пришёл ответ. Некоторое время, пребывая в смятении, я не знала, что теперь с этими ответами делать, но вовремя вспомнила, что у меня есть ты! Как хорошо, что у меня ты есть! 

                                                                                               ***

Виделось, что по всей нашей планете была расселена одна единая раса белых людей. Они селились в больших городах, которые, словно, сливаясь в один огромный город, просторно расположился по всей земле. Здания были величественными и отдалённо стоящими друг от друга. В основном строения располагались на холмах, по склонам которых густо росли деревья, а в низовьях тихо протекали небольшие реки. Но это не были леса и чащи, это было похоже на большие и свободно растущие насаждения, где люди могли прогуливаться, словно по улицам. Никаких деревень или сёл не было, деревья не рубили совсем и ничего из древесины не строили.



Дороги так же были широкими и большими, они не были устланы ни брусчаткой, ни каким-либо покрытием, а были естественными, очень просторными, но короткими, ведущими лишь от строения к строению. Никаких автомобилей в том мире не было, все люди ходили пешими, возможно, на чём-то летали, я не видела, но точно не на тех «виманах» и «вайтманах», которые теперь во множестве статей описаны в интернете. 

Всё видение началось с огромного здания с большими фронтальными колоннами, увенчанными красивой лепниной. Это было что-то вроде «торгового центра», откуда выходило множество женщин с корзинами и холщёвыми котомками в руках, мужчин же было совсем немного и они находились там по каким-то другим поводам. Все женщины были одеты в длинные серо-белые одеяния с неброскими разноцветными вышивками, все были светлорусы, почти блондины. Мужчины были в подпоясанных светлых рубахах, свободных штанах и коротких бежевых сапожках. Всё это очень походило на то, как в наши дни бывает нарисовано на картинках, что в детских книжках со сказками или древними мифами и легендами. 



У всех женщины были длинные волосы, а мужчины имели волосы слегка вьющиеся и средней длины. Но при этом, все люди были связаны между собой единым мышлением, которое, как продолжение обычных волос, невидимо поднималось вверх и там, высоко в небе незримо сплеталось, как сплетаются кроны больших деревьев в густом лесу. Это являлось одним целостным мышлением, посредством которого каждый мог сразу знать обо всём, но в то же время, каждый оставался личностью с чётким осознанием тесной взаимосвязи, словно в едином организме.


Люди находились везде, но они не были собраны в какие-либо скопления или толпы, разве что в этих торговых точках. Торговых – не совсем точное название, потому, что никаких денежных пониманий не было, и каждый сам осознавал, сколько и чего он мог там взять для себя, каждый осознавал своё положение, хотя, по большей части, все там были равны, и, всё-таки, некоторое разделение существовало. Просто каждый заходил, выбирал «товар» и уносил с собой. Все были довольны таким положением вещей, и ни у кого не возникало и мысли, что он не может взять того, что берёт другой. Даже не знаю с чем сравнить. Это похоже на то, как мы выбирали бы фрукты из большой вазы, предложенной нам на столе: я смогу взять папайю, но беру яблоко и лимон, а другой берёт только виноград, хотя и папайю то же взять возможно, но ему виноград не то, что бы положен, а наиболее уместен.

Далее я записала увиденное в настоящей временной форме, поскольку погрузилась во всё это так близко и подробно, что трудно уже употребить глагол «было».
Мужчины все заняты созиданием, они творят в полном понимании этого слова, каждый по одному или вдвоём, или небольшими группами, но не более пяти или семи, создают новые мысли, чертят планы и обсуждают их. Большая часть этих мужчин – архитекторы. И при этом вся планета одномоментно знает об этом сотворённым новом, и каждый может тут же осуществить и использовать эти созданные кем-то планы. И ни для кого нет разницы то, кто всё это придумал, даже сам этот творец не ставит целью, быть признанным в собственном авторстве. Кто-то занимается лесными насаждениями, кто-то следит за реками, кто-то за зданиями, каждый свободно и по доброй воле реализует какое-либо дело.
Дети гуляют повсюду сами по себе, могут даже не вернуться домой на ночь, а уснуть где-нибудь под кусточком или деревом, и мать совершенно спокойна, она знает в любую секунду, где её ребёнок находится и что делает. Взрослые, вроде, разговаривают между собой, а вот дети, как будто молчат и только, исследуя всё вокруг, познают мир самостоятельно, как могут, при этом каждый по-разному. И они, дети, связанные с матерью на уровни земли, словно не в состоянии, в силу своего маленького роста, дотянуться невидимыми «волосами» до того единого, «информационного поля», что бы узнать то, что знают взрослые. Похоже, что именно такое положение вещей позволяет им в будущем, когда они вырастут привнести в это «поле» новые и независимые впечатления, эмоции, познания, обогатив и развив при этом весь «общий разум». Таким образом, над детьми ничто не давлеет, и делает их совершенно свободными. Хотя, матери, всё-таки, следят за ними. Женщины входят в просторные дома, которые все каменные и большие, деревянных нет совсем, и там, в прохладном полусумраке больших комнат они, отдалённым взмахом руки «включают» «компьютер», похожий на большое блюдо, висящее в воздухе. Переключая жестом, словно новости с канала на канал, женщины тут же видят и своего играющего у реки ребёнка, и мужа, и любое другое событие, хотя и так они знают всё, но на экране получают натуральные картинки. Рассматривая комнаты их жилищ, я обнаружила, что в них нет ни одной лишней детали постройки, ни одного предмета интерьера, несущего чисто декоративную функцию, а всё было необходимо и сообразно потребностям, как бы ни были они красивы или даже роскошны.


Никаких ни заводов, ни фабрик там не было, всё бралось, словно ниоткуда, опять могу сравнить с процессом вязания – был клубок ниток и спицы, а получился шарф. Если подумать, то откуда шарфу взяться, ведь имелись только нитки в клубке, совсем не похоже на шарф? А, между тем, связать ты могла бы не только шарф, а и кофту, и шапку, а нитки-то одни и те же в клубке. Как то так всё было, что имелось несколько изначальных природных материалов, из них делали «нитки» так же, как потом из ниток шарф.


Но что-то произошло потом такое, что от людей оторвалось или, вернее, отторглось это «поле», словно отрезанное в один момент, оно отделилось от человечества и зависло над планетой капсулированной субстанцией. И все люди мгновенно стали как «дурачки», даже не поняв и не осознав этот разрыв, все разом перестали помнить то, как было раньше. Тут же по привычке, поднимая волосы к верху, соорудили себе на голове высоченные причесоны, и теперь как болванчики сидят и чешут блох длинными палочками. И те архитектурные сооружения, что всё ещё открывались взорам, самодовольные люди прекратили использовать по назначению, а стали полагать, что всё это для пустой красоты и лишь тупо созерцать их, так, как смотрели бы куры на красивую и удобную корзину для гнезда, но неслись бы прямо в землю, закапывая лапами в пыль свои снесённые яйца. Довольно скоро над планетой сформировалась новая субстанция из мыслей и действий людей, которая в свою очередь напрочь перекрыла ту, что осталась выше. Корявая и нелепая она так же объединила человечество в своей единой, хотя и искажённой форме, но даже и этого люди не осознают, а продолжают проживать биожизнь, навязанную чужими мыслями, следуя извращённой схеме поведения. Лишь только в младенчестве мы, придя из высоких миров, несём с собой на Землю частицу истинности бытия, и которая так же отсекается довольно скоро.
Уж прости, моя верная подруга, за вульгаризмы и прочие сравнения, я знаю, что ты поймёшь меня! Но все, слова и фразы, что я здесь написала даже и близко нельзя отнести к тому, что я увидела там! У современного человека с его оскудевшим мышлением нет таких слов, что бы описать это сколь-нибудь приближённо к нашему пониманию. Мы все тупы! И до сих пор «чешем блох» в своей голове, разве что гребень имеем сенсорный и один престижнее другого.




Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия
Ключевые слова: мир наших предков, как жили в древние времена, тайны наших предков,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 42
Опубликовано: 07.07.2016 в 22:49
© Copyright: Таисия Сатина
Просмотреть профиль автора






1